11.3.4. Спонгиоформные энцефалопатии: Этиология. Предполагается, что спонгиоформные энцефалопатии (син.:

Энцефалопатия, трансмиссивная спонгиоформная энцефалопатия (прионная болезнь)

11.3.4. Спонгиоформные энцефалопатии:  Этиология. Предполагается, что спонгиоформные энцефалопатии (син.:

Трансмиссивные спонгиоформные энцефалопатии (прионные болезни) – особая группа инфекционных болезней человека и животных известны как медленные инфекции (в понятие медленные инфекции также входят и вирусные инфекции, а именно подострый склерозирующий панэнцефалит, вилюйский энцефалит и др.

), так как для них характерны длительный инкубационный период (месяцы и годы), медленное прогрессирование с необратимыми поражениями ЦНС и обязательной гибелью больного. В настоящее время их также называют конформационными болезнями.

Гистологически в тканях мозга выявляют амилоидные скопления, генерализованную гипертрофию астроцитов и выраженную губчатую дегенерацию.

Краткие исторические сведения

В марте 1954 г.

исландский исследователь Бьёрн Сигурдсон прочитал в Лондонском университете цикл лекций под общим названием “Наблюдения за тремя медленными инфекциями овец”, в которых сформулировал главные особенности подобного рода инфекций: длительный инкубационный период (в течение месяцев и лет), медленно прогрессирующий характер течения, необычность поражения органов и тканей и неизбежный летальный исход.

Через 3 года в Новой Гвинее группа американских исследователей под руководством К. Гайдушека обнаружила новую инфекцию среди племён языковой группы форе, практиковавших ритуальные каннибальские обряды, известную сегодня под названием “куру”. В 1960 г. Б.

Сигурдсон обнаружил, что болезнь висна – одна из типичных медленных вирусных инфекций – вызывает вирус, весьма сходный по многим характеристикам с группой хорошо известных онкорнавирусов.

Вместе с тем в литературе постепенно накапливались данные об особой группе медленных инфекций человека и животных, патоморфология которых весьма существенно отличалась выраженным своеобразием, проявляющимся только в поражении ЦНС, где на фоне первично-дегенеративных процессов развивается характерная картина формирования губкообразного состояния серого и/или белого вещеcтва головного, а иногда и спинного мозга, что может сопровождаться образованием амилоидных бляшек и выраженным глиозом. Американский биохимик С. Прузинер (1982) установил этиологию подобных заболеваний, и они получили название прионных, или трансмиссивных, спонгиоформных энцефалопатии.

Этиология

Возбудитель прионных заболеваний – мутированная (инфекционная) форма низкомолекулярного белка, названного “прионный протеин” (РrР), “прион” (от англ. proteinaceous infectious particle – белковоподобная инфекционная частица).

Нормальная спиралевидная форма прионного протеина РrРс обнаружена в организме всех млекопитающих, в том числе и человека. Её кодирует ген, высокие уровни устойчивой экспрессии которого обнаруживают в нейронах (в 50 раз выше, чем в глии).

РrРс участвует в передаче нервных импульсов в синаптических образованиях, играя определяющую роль в регуляции суточных (циркадианных) циклов активности и покоя в клетках, органах и тканях.

Мутация гена, кодирующего РrРс, программирует выработку его другой, мутированной плоской формы – PrPSc с изменёнными аминокислотами.

Конверсия РrРс в PrPSc представляет собой посттрансляционный процесс, включающий глубокое конформационное изменение, являющееся фундаментальным событием, лежащим в основе размножения инфекционных прионов.

Эта форма обнаружена в организме людей и животных, больных прионными заболеваниями – трансмиссивными спонгиоформными (губкообразными) энцефалопатиями.

PrPSc отличает высокая устойчивость к нагреванию, автоклавированию, высушиванию, ультрафиолетовому облучению, у-излучению, химическим дезинфектантам и переваривающему воздействию протеазы К. Известные антимикробные средства не влияют на инфекционность прионов.

Наибольшую концентрацию прионных белков обнаруживают в нейронах, но они могут содержаться и в других органах – лёгких, почках, поджелудочной железе, а также в лейкоцитах и тромбоцитах.

Таким образом, прионы, по-существу, представляют собой новый и принципиально отличный от ранее известных (бактерий, вирусов и т.д.) класс инфекционных агентов.

Выяснение молекулярно-биологических механизмов образования инфекционного приона с новыми свойствами путём конформационной конверсии клеточного, физиологичного белка привело к обобщённому пониманию природы некой группы болезней, основу которой составили патологические состояния с объединяющим признаком – диспротеинозы с нарушением третичной структуры белков, причастных к этим заболеваниям. Эту новую нозологическую категорию назвали конформационными болезнями.

Эпидемиология

Резервуар и источник инфекционной формы прионов – овцы и козы, у которых спонтанно может развиваться заболевание, известное под названием “скрэпи”.

Группа прионных заболеваний животных включает, кроме того, трансмиссивные спонгиоформные энцефалопатии норок, оленей и лосей, крупного рогатого скота, кошек и собак, антилоп, тигров, гепардов. Ещё в 1936 г. экспериментально доказана возможность передачи скрэпи здоровым животным, в 1966 г.

– передача куру от людей к шимпанзе. С 1986 г. в Великобритании зарегистрировали эпизоотию спонгиоформной энцефалопатии крупного рогатого скота (“коровье бешенство”), на пике которой (1992) регистрировали около 1000 случаев заболеваний коров в неделю.

Заболевание отличали развитие прогрессирующей неврологической симптоматики и летальный исход. Источником инфекционного прионного белка оказалась мясокостная мука, приготовленная из субпродуктов и голов овец и применяемая для кормления животных.

Механизм передачи – преимущественно фекально-оральный. Известны случаи заражения человека при хирургических операциях, трансплантациях органов, прозекторских манипуляциях, а также при введении лекарственных препаратов, приготовленных из сырья животного происхождения.

Специалисты Великобритании считают доказанным пищевой и контактный путь передачи атипичных случаев губкообразной энцефалопатии, зарегистрированных среди коров, кошек, собак и других животных, а также среди людей молодого возраста.

При болезни Кройтцфельда-Якоба наиболее опасны плохо проваренное мясо, сырые морепродукты (устрицы, моллюски), свиной, говяжий и бараний мозг, глазные яблоки овец.

Естественная восприимчивость людей неизвестна. Предполагается наличие генетической предрасположенности к развитию заболевания. Постинфекционный иммунитет не изучен, поскольку заболевание, как правило, заканчивается летально.

Основные эпидемиологические признаки. В мире известно шесть прионных болезней животных и четыре – человека. Если во второй половине 90-х годов эпизоотическая ситуация стала стабилизироваться за счёт последовательного снижения заболеваемости в Великобритании (от 37 тыс. случаев в 1992 г. до менее 5 тыс. в 1997 г.

), то в 2000 г. вновь произошло обострение ситуации за счёт возросшего неблагополучия в других западноевропейских странах, прежде всего во Франции.

Случаи “коровьего бешенства” помимо Великобритании зарегистрированы в Ирландии, Нидерландах, Франции, Португалии, Швейцарии, Германии, Италии, Омане, Канаде, Дании и на Фолклендских островах. Все эти случаи были связаны с импортом заражённых животных или заражённой мясокостной муки.

Распространённость куру ограничена горным регионом в восточной части Новой Гвинеи. Болезнь поражает преимущественно женщин и детей старше 4 лет, что связано с их значительно более частым вовлечением в акты ритуального каннибализма.

Прионные болезни человека могут проявляться как спорадические (составляют подавляющее большинство), наследственные (семейные) и инфекционные.

Основные эпидемиологические особенности болезни Кройтцфельда-Якоба включают убиквитарный характер распространения (в ряде европейских стран, в Австралии, странах Северной и Южной Америки и др.

), примерно равномерную поражённость лиц обоего пола (хотя заболевания мужчин встречают несколько чаще), преимущественную заболеваемость взрослых, главным образом лиц пожилого возраста (среди заболевших лица в возрасте 30-70 лет составляют около 90%).

У людей заболевания встречаются редко: с частотой 1 на миллион в общей популяции в год, однако в некоторых регионах (Словакия, Чили, Израиль) заболеваемость значительно выше (в эндемичных областях до 30 на 1 млн человек).

Болезнь Кройтцфельда-Якоба считается инфекционной и передаётся от человека к человеку или обезьянам пищевым или контактным путём. По некоторым данным, максимум инфекционности достигается уже к 40-му дню после заражения, т.е. задолго до появления первых клинических признаков заболевания.

Главной особенностью современной эпидемиологии болезни Кройтцфельда-Якоба явилось увеличение числа внутрибольничных заражений.

Ятрогенная болезн Кройтцфельда-Якоба зарегистрирована при применении препаратов инфицированного гормона роста человека, гонадотропина, твёрдой мозговой оболочки, трансплантата роговицы, нестерильных хирургических инструментов, вживлении нестерильных электроэнцефалографических электродов.

В марте 1996 г. Великобритания сообщила ВОЗ об обнаружении на её территории 10 случаев смерти от нового варианта БКЯ, а в апреле того же года об одном таком случае сообщила Франция. В марте 1997 г.

в Великобритании было выявлено ещё 5 случаев нового варианта болезни Кройтцфельда-Якоба. К 1998 г. стало известно уже о 24 случаях этого заболевания.

Основными эпидемиологическими особенностями нового варианта болезни Кройтцфельда-Якоба считают поражение лиц более молодого возраста (в среднем 26,3 года), чем при классической болезни Кройтцфельда-Якоба, и более длительное течение заболевания (в среднем 14,1 мес).

По трём генетическим маркёрам прионы, полученные от погибших в результате ГЭК животных, оказались сходными с прионами, выделенными от больных новым вариантом болезни Кройтцфельда-Якоба людей.

Патогенез

Предполагают, что ведущая роль в патогенезе спонгиоформных энцефалопатии принадлежит изменениям собственных белков организма человека и животных, в результате которых прионные белки РrР из нормальных и жизненно необходимых РrРс превращаются в изменённые PrPSc. Репликация прионов представляет собой чрезвычайно сложный и малоизученный процесс.

Источник: https://www.eurolab.ua/encyclopedia/323/2260/

Спонгиоформные энцефалопатии

11.3.4. Спонгиоформные энцефалопатии:  Этиология. Предполагается, что спонгиоформные энцефалопатии (син.:

Этиологическим фактором спонгиоформных энцефалопатий являются прионы, которые были открыты в 1982 году С.Прюзинером.

Эти заболевания диагностируются, главным образом, микроскопически.

Для них характерны следующие морфологические признаки: спонгиозные (губчатые) изменения мозговой ткани, прогрессирующая гибель нервных клеток, выражающаяся в уменьшении их количества в тех или иных отделах ЦНС, и пролиферация клеток макроглии. Указанные морфологические изменения не сопровождаются сколь либо заметными воспалительными изменениями.

Спонгиозные изменения представляют собой гидропическую дистрофию, т.е. характеризуются появлением вакуолей в различных структурах нервной ткани: в цитоплазме и отростках нейронов, астроцитов, в толще миелиновых оболочек и по ходу аксонов белого вещества.

Гибель нейронов происходит в зонах спонгиоформных изменений и зависит от клинико-морфологического вида болезни.

В настоящее время известно шесть прионовых заболеваний, сопровождающихся описанными морфологическими изменениями: куру, болезнь Крейтцфельдта-Якоба, синдром Герстмана-Штрауслера-Шейнкера, фатальная семейная бессонница, хроническая прогрессирующая энцефалопатия детского возраста, амиотрофический лейкоспонгиоз.

Подострая спонгиоформная энцефалопатия (болезнь Крейцфельда-Якоба) является из них наиболее часто встречающейся нозологической формой. Спорадические случаи БКЯ отмечаются на территории Белоруссии.

Большинство больных умирает в течение 3-15 месяцев после появления первых симптомов болезни.

В клинической картине преобладает быстро прогрессирующая деменция, которая дополняется грубыми очаговыми поражениями головного мозга, включая подкорковые образования и мозжечок.

Морфологическая диагностика болезни Крейтцфельда-Якоба (БКЯ) осуществляется только на микроскопическом уровне. При исследовании головного мозга невооруженным глазом заметных изменений не определяется.

В некоторых случаях при относительно длительном течении болезни выявляется диффузный атрофический процесс в виде истончения извилин больших полушарий, расширения и углубления борозд, признаки заместительной наружно-внутренней гидроцефалии.

Микроскопически для БКЯ характерна триада признаков: спонгиоз серого вещества, уменьшение количества нейронов, пролиферация астроцитарной глии.

Процесс, начинаясь в коре больших полушарий, имеет нисходящий характер. В зависимости от стадии и характера течения болезни один из трех признаков может быть ведущим.

Так, при быстром течении болезни, в ее дебюте преобладает спонгиоз коры, вследствие чего она принимает губчатый вид. При подостром течении преобладает выпадение нейронов. При более длительном течении может преобладать астроглиоз.

Демиелинизация белого вещества головного мозга зависит от длительности заболевания и коррелирует с выраженностью патологического процесса в сером веществе.

Спонгиозные изменения обнаруживаются преимущественно в нейропиле серого вещества (нейропиль – это переплетение отростков нейронов и клеток макроглии). Очаги спонгиозных изменений могут чередоваться с совершенно не измененными участками коры больших полушарий.

Спонгиоформные изменения обнаруживаются в коре больших полушарий, а также в области подкорковых ядер, что обуславливает разнообразие клинических проявлений. Практически во всех случаях БКЯ спонгиофорные изменения встречаются в мозжечке.

Следует отметить, что спонгиоформные изменения серого вещества четко контурируются с практически не измененным белым веществом.

Вторым диагностическим признаком БКЯ является выпадение нейронов коры, которое является морфологической основой основного клинического признака болезни – прогрессирующей деменции. Степень гибели нейронов коррелирует с выраженностью спонгиоформных изменений и длительностью болезни.

Третий морфологический признак БКЯ представлен астроглиозом в виде пролиферации астроцитов преимущественно в белом веществе больших полушарий. В коре этот морфологический признак выражен значительно слабее.

Для, так называемой, новой формы БКЯ, возникающей вследствие употребления в пищу мяса коров, больных спонгиоформной энцефалопатией, кроме триады типичных морфологических признаков, характерно появление амилоидных бляшек представляющих собой скопления прион-протеина.

При окраске гематоксилин-эозином такие бляшки видны как округлые, эозинофильные структуры. Наиболее часто бляшки располагаются на различных уровнях коры больших полушарий, а также в области молекулярного слоя коры мозжечка.

При проведении аутопсии умерших от болезни Крейтцфельдта-Якоба и проведении дальнейших морфологических исследований необходимо соблюдать особую осторожность.

Основные метаболические, сосудистые заболевания ЦНС, опухоли и врожденные нарушения развития головного и спинного мозга рассматриваются в других темах лекционного материала.

ПАТОЛОГИЧЕСКАЯ АНАТОМИЯ ИШЕМИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНИ СЕРДЦА

профессор Е.Д.Черствый, доцент Д.Г.Григорьев

Ишемическая болезнь сердца (ИБС) – заболевание, обусловленное относительной или абсолютной недостаточностью коронарного кровоснабжения.

К ней относят случаи нарушения коронарного кровообращения в результате изменений функционального состояния венечных артерий (спазма), атеросклеротической окклюзии их и нарушений реологических свойств крови (тромбоз, тромбоэмболия).

В большинстве случаев ИБС является сердечной формой атеросклероза и/или гипертонической болезни.

В то же время ишемические состояния миокарда, вызванные поражением коронарных артерий другого происхождения (ревматизм, васкулиты, системная красная волчанка, септический эндокардит, кардиомиопатии) или гемодинамическими нарушениями (стеноз устья аорты, недостаточность аортального клапана и др.) не относят к ИБС, а рассматривают как осложнения соответствующих заболеваний.

Классификация ИБС:

1. Стенокардия.

1.1. Стабильная стенокардия.

1.2. Нестабильная стенокардия.

1.3. Спонтанная стенокардия. Стенокардия Принцметала.

2. Внезапная коронарная смерть.

3. Инфаркт миокарда.

3.1. Крупноочаговый инфаркт миокарда.

3.2. Мелкоочаговый инфаркт миокарда.

4. Постинфарктный кардиосклероз.

5. Атеросклеротический кардиосклероз.

Все формы ИБС можно разделить на острые (внезапная коронарная смерть, инфаркт миокарда) и хронические (стенокардия, кардиосклероз).

Однако следует заметить, что в большинстве случаев ИБС имеет длительное волнообразное течение с эпизодами обострения в виде острой (абсолютной) коронарной недостаточности, возникающей на фоне хронической (относительной) недостаточности коронарного кровообращения. Т.о.

, фактически речь идет о формах-стадиях, сменяющих и дополняющих друг друга (например: стенокардия – инфаркт миокарда – стенокардия и постинфарктный кардиосклероз).

Стенокардия – форма ИБС, характеризующаяся приступами загрудинных болей. Выделяют три вида этой патологии, различающихся по условиям возникновения, продолжительности приступов и прогнозу: стабильная, нестабильная и спонтанная стенокардии.

Стабильная стенокардия (син.: устойчивая, типичная, стенокардия напряжения) – самая распространенная форма, развивающаяся при функциональных нагрузках на сердце (физическая активность, эмоциональное возбуждение).

В основе ее лежит снижение коронарной перфузии миокарда до критического уровня из-за стенозирующего атеросклероза. В момент приступа развивается спазм коронарных артерий и, как следствие, обратимая ишемическая дистрофия миокарда (см. раздел ВКС) преимущественно в субэндокардиальной зоне левого желудочка.

Приступы этой стенокардии, как правило, исчезают в состоянии покоя или после приема нитроглицерина.

Спонтанная стенокардия (син.: особая стенокардия, стенокардия покоя, стенокардия Принцметала) – проявляется в виде сердечных приступов в состоянии покоя, отдыха, сна.

Приступы обусловлены спазмом коронарных артерий с развитием обратимой ишемической дистрофии миокарда преимущественно в субэндокардиальной зоне левого желудочка.

Отмечается стенозирующий коронарный атеросклероз, но у 15% больных венечные артерии не изменены. Приступы этой стенокардии часто хорошо снимаются нитроглицерином.

Нестабильная стенокардия (син.: неустойчивая, быстро нарастающая стенокардия) – характеризуется приступами, частота и продолжительность которых прогрессивно нарастает.

У большинства больных причиной развития этой стенокардии является разрушение и изъязвление атеросклеротической бляшки коронарной артерии с пристеночным тромбозом, возможной тромбоэмболией и/или вазоспазмом.

Вследствие этого может развиваться необратимая ишемическая дистрофия миокарда левого желудочка, приводящая к внезапной коронарной смерти или переходящая в инфаркт миокарда.

Поэтому нестабильную форму называют еще предынфарктной стенокардией или острой коронарной недостаточностью (ОКН).

Внезапная коронарная смерть (ВКС, син.: первичная остановка сердца) – смерть, наступившая мгновенно или в пределах 6 часов от начала сердечного приступа. Вместе с тем, время наступления смерти при ВКС может быть более продолжительным – до 24 часов.

С патоморфологической точки зрения этому диагнозу соответствуют все случаи смерти больных с ОКН до развития ишемических некрозов миокарда. При этом клинически отмечаются характерные изменения ЭКГ (т.н.

«ишемическая стадия инфаркта миокарда»), но отсутствует ферментемия (повышение активности трансаминаз, лактатдегидрогиназы и др. – маркеров некроза кардиомиоцитов).

Структурной основой развития острой сократительной недостаточности миокарда при ВКС является ишемическая дистрофия миокарда (ИДМ), которая развивается в результате непосредственного повреждающего действия ишемии на мышечные волокна при нарушениях коронарного кровообращения. В результате этого возникают острые общие нарушения кровообращения с полиорганной патологией, характер которых зависит от непосредственных причин смерти.

Основными патологическими процессами, развивающимися в коронарных артериях при ВКС, являются длительный спазм, плазматическое пропитывание стенки артерий, атеросклероз и тромбоз. Плазматическое пропитывание и признаки спазма определяются как в экстра-, так и интрамуральных артериях.

При наличии атеросклеротических изменений могут возникать кровоизлияния в толщу фиброзной бляшки, атероматозные изменения и надрывы ее “покрышки” с последующим развитием тромбоза. Тромбоз имеет вторичный характер, развиваясь вследствие повреждения эндотелия при спазме артерий и обострении атеросклеротического процесса.

Значение тромбоза очень велико, поскольку именно он обусловливает необратимость патологического процесса.

При смерти от ВКС макроскопически со стороны миокарда определяется только пестрота отдельных его участков, связанная с очаговыми расстройствами кровообращения, усиливающимися посмертными гипостазами. Данные изменения могут наблюдаться на фоне кардиосклероза.

Макроскопическая диагностика ИДМ возможна с помощью солей тетразолия и теллурита калия, т.к. в зоне ишемии активность окислительно-восстановительных ферментов резко снижена и зерна формазана, восстановленного теллура не выпадают.

При этом участок ИДМ выглядит светлым на темном фоне неизмененного миокарда.

Для микроскопической диагностики ИДМ используются несколько методик. Среди них наиболее информативными являются поляризационная микроскопия, окраски по методам Ли (ГОФП) и MSB (ОКГ). Эти методы позволяют визуализировать сократительный аппарат кардиомиоцитов, определить различные их изменения, в том числе и самые ранние.

ИДМ представляет собой преднекротические изменения миофибрилл кардиомиоцитов (контрактурные повреждения, глыбчатый распад и миоцитолизис), возникающие в миокарде непосредственно после начала развития ишемии.

Контрактурный тип повреждения миофибрилл кардиомиоцитов – стойкое патологическое тотальное или очаговое пересокращение миофибрилл с временной или окончательной потерей способности к сокращению мышечных волокон. Этот преднекротический патологический процесс возникает в результате воздействия различных повреждающих факторов, включая ишемию.

При поляризационной микроскопии отмечается уменьшение высоты изотропных и увеличение высоты анизотропных дисков (Рис.1). От физиологического сокращения контрактуры отличаются по устойчивости к действию фиксирующих растворов и выраженной анизотропии А-дисков миофибрилл, не свойственной нормальному сокращению.

Этот тип повреждения в большинстве случаев обратим.

Глыбчатый распад миофибрилл кардиомиоцитов – патологическое мозаичное пересокращение групп саркомеров и лизис несократившихся участков миофибрилл.

Этот необратимый патологический процесс возникает преимущественно в результате ишемии и во всех случаях завершается коагуляционным некрозом.

В поляризованном свете кардиомиоциты с глыбчатым распадом миофибрилл определяются по исчезновению регулярной поперечной исчерченности, вместо которой видны множественные глыбки ярко светящейся анизотропной субстанции, чередующейся с изотропными очажками (Рис. 2).

Внутриклеточный миоцитолизис – очаговый лизис миофибрилл с появлением в кардиомиоцитах зон исчезновения анизотропии (Рис. 3). Этот особый тип повреждения кардиомиоцитов развивается, по-видимому, в результате нарушения внутриклеточного дыхания с накоплением кислых продуктов и активацией гидролитических ферментов. Процесс обратим, если повреждающее воздействие было кратковременным.

При ИДМ встречаются все вышеперечисленные виды преднекротических изменений кардиомиоцитов, но характерным является глыбчатый распад миофибрилл. Отмечается следующая динамика патоморфологических изменений миокарда при ОКН.

В течение первых 2-4 часов развития ОКН в зоне ишемии миокарда определяются множественные мелкие очаги повреждения мышечных волокон в виде контрактур, внутриклеточного миоцитолизиса и глыбчатого распада миофибрилл.

В мышечных волокнах зоны ишемии отмечается постепенное исчезновение гликогена, снижение активности окислительно-востановительных ферментов.

Формируется периинфарктная зона, в которой обнаруживаются контрактурные повреждения кардиомиоцитов и глыбчатый распад их миофибрилл.

В период от 2-4 до 8 часов очаги повреждений мышечных волокон постепенно сливаются между собой и в них обнаруживается преимущественно глыбчатый распад миофибрилл. При значительно сниженной активности окислительно-востановительных ферментов в кардиомиоцитах зоны ишемии выявляется резко положительная ШИК-реакция за счет нарастающего плазматического пропитывания мышечных волокон.

В период от 8 до 12 часов после возникновения острого нарушения коронарного кровообращения зона ишемии хорошо определяется при окраске гематоксилином и эозином за счет выраженных гемодинамических расстройств (венозное полнокровие, отек интерстиция, стазы в капиллярах, диапедезные периваскулярные кровоизлияния) с признаками дистрофии и некробиоза мышечных волокон (эозинофилия и комковатость саркоплазмы, пикноз ядер кардиомиоцитов). Отмечается слияние отдельных очагов с контрактурными повреждениями и глыбчатым распадом миофибрилл. Кардиомиоциты резко ШИК-положительны.

Начиная с 12 часа мышечные волокна теряют поперечную исчерченность и в них выявляется кариолизис. При этом отдельные кардиомиоциты слабо окрашиваются эозином и становятся базофильными.

Базофилия саркоплазмы по времени совпадает с пикнозом и кариолизисом ядер. В интерстиции появляются клеточные инфильтраты, состоящие из полиморфноядерных лейкоцитов.

Данные изменения прогрессируют до 24 часов и сопровождаются постепенным слиянием очагов ишемической дистрофии с переходом ее в инфаркт миокарда.

Следует заметить, что представленная гистологическая картина динамики патоморфологических изменений при острых нарушенях коронарного кровообращения может значительно видоизменяться при присоединении тромбоза.

В этих случаях в центральных участках ишемизированной зоны миокарда отмечается цитолиз кардиомиоцитов, определяемый в поляризованном свете в виде “перерастяжения” миофибрилл с расширением изотропных дисков. Это наиболее тяжелый и необратимый альтеративный процесс, быстро приводящий к некрозу миокарда.

В случаях первичной закупорки крупных стволов коронарных артерий при кровоизлиянии в атеросклеротическую бляшку или ее атероматозного изъязвления с тромбозом обширные очаги некроза возникают уже в первые 2-3 часа.

Непосредственными причинами смерти при ВКС могут быть острая сердечная недостаточность, фибрилляция желудочков, кардиогенный шок и асистолия. Характер общих расстройств кровообращения зависит от этих причин.

При острой сердечной недостаточности развивается дилятация полостей сердца и острое общее венозное полнокровие с отеком и геморрагиями легких, дистрофическими и некротическими изменениями эпителия канальцев почек, центролобулярные некрозы и кровоизлияния в печени.

При фибрилляции желудочков сердца определяются субсегментарные контрактуры миофибрилл в 2-5 рядах мышечных волокон, прилежащих к эпикарду и эндокарду, в папиллярных мышцах; острое общее венозное полнокровие.

Кардиогенный шок патоморфологически характеризуется резко выраженной дилятацией полостей сердца; полнокровием и отеком легких; полнокровием центральных отделов долек печени с некрозами и кровоизлияниями; полнокровием и кровоизлияниями в селезенке; шунтированием кровотока в почках; кровоизлияниями в поджелудочной железе; некрозами и кровоизлияниями в слизистой желудка; мелкоочаговыми диапедезными кровоизлияниями в головном мозге.

Асистолия патоморфологически не имеет специфических признаков, отмечаются деструктивные изменения в области проводящей системы сердца: вакуольная дистрофия и некроз волокон, иногда кровоизлияния в пучок Гиса; общее острое венозное полнокровие внутренних органов.

Инфаркт миокарда – ишемический некроз сердечной мышцы, формирующийся на основе предшествующей ИДМ. Как правило, он имеет вид белого инфаркта с геморрагическим венчиком, но если применялась тромболитическая терапия – красного (за счет геморрагического пропитывания).

Инфаркт миокарда (ИМ) классифицируют по следующим признакам:

1) по времени возникновения – первичный (острый) ИМ, развивающийся в течение примерно 8 недель; повторный ИМ, возникающий спустя 8 недель после первичного; рецидивирующий ИМ – в течение 8 недель существования первичного;

2) по локализации в определенном отделе миокарда. При этом чаще поражаются области верхушки, передней и боковой стенки левого желудочка, соответствующие бассейну передней межжелудочковой ветви левой венечной артерии, которая сильнее других поражается атеросклерозом;

3) по распространенности – мелкоочаговый ИМ (субэндокардиальный, субэпикардиальный и интрамуральный – в толще миокарда) и крупноочаговый ИМ (трансмуральный – с поражением всей толщи сердечной мышцы).

В своем развитии ИМ проходит две стадии – некротическую и рубцевания.

В некротической стадии зона поражения миокарда имеет нечеткие границы и может включать островки неизмененного миокарда, возникающие вследствие гетерогенной чувствительности к ишемии кардиомиоцитов.

Область некроза отграничена зоной полнокровия и лейкоцитарной инфильтрации – демаркационное воспаление. Перифокально ИМ в сердечной мышце развиваются вторичные расстройства кровообращения с ИДМ и мелкоочаговыми некрозами.

В стадии рубцевания происходит замещение ИМ соединительной тканью (организация) за счет активации фибробластов из зоны демаркации и участков сохранившегося миокарда внутри области некроза. Этот процесс следует за фагоцитозом детрита макрофагами, которые сменяют полиморфноядерные лейкоциты.

Сначала образуется грануляционная, а затем грубоволокнистая соединительная ткань с регенерационной гипертрофией окружающего миокарда. Весь процесс рубцевания завершается через 7-8 недель от начала развития ИМ.

Однако эти сроки могут изменяться в зависимости от размеров поражения и реактивности организма больного.

Непосредственными причинами смерти и осложнениями при ИМ, как и ВКС могут быть острая сердечная недостаточность, фибрилляция желудочков, кардиогенный шок и асистолия.

Кроме этого, могут наблюдаться миомаляция (расплавление некротизированного миокарда), которая ведет к развитию острой аневризмы сердца (выбухание некротизированной стенки сердца) с последующим разрывом и кровоизлиянием в полость сердечной сорочки (гемоперикард с гемотампонадой).

Опасность представляет также пристеночный тромбоз, являющийся источником артериальной тромбоэмболии по большому кругу кровообращения.

Кардиосклероз при ИБС может быть результатом организации инфаркта (очаговый постинфарктный) и гипоксической активации фибробластов в условиях стеноза коронарных артерий (диффузный атеросклеротический, син.: интерстициальный фиброз миокарда). Оба варианта кардиосклероза могут явиться структурной основой развития хронической сердечной недостаточности.

Наиболее тяжело протекает хроническая аневризма сердца, формирующаяся в исходе трансмурального ИМ с полным замещением всей толщи стенки сердца соединительной тканью, ее истончением и выбуханием. С ней связаны прогрессирующая сердечная недостаточность, пристеночный тромбоз с тромбэмболией, повторные ИМ в перифокальной зоне с разрывом сердца и гемотампонадой полости перикарда.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/5_88398_spongioformnie-entsefalopatii.html

Спонгиоформная энцефалопатия с нейропсихическими проявлениями, PRNP м. :: описание

11.3.4. Спонгиоформные энцефалопатии:  Этиология. Предполагается, что спонгиоформные энцефалопатии (син.:

  1. Оценка результатов
  2. Описание
  3. Список литературы
  4. Подготовка
  5. Показания к применению

 Название: Спонгиоформная энцефалопатия с нейропсихическими проявлениями, PRNP м.

 Дифференциальная диагностика:  С пресенильной деменцией Альцгеймера, болезнью Пика, хореей Гентингтона, гепатоцеребральной дистрофией, миоклонус-эпилепсией, церебральным васкулитом, дисметаболическими и токсическими энцефалопатиями, нейросифилисом, криптококковым менингоэнцефалитом, ВИЧ-энцефалопатией, прогрессирующей мультифокальной энцефалопатией, опухолью мозга, прогрессирующим надъядерным параличом, болезнью диффузных телец Леви и тд; лейкоэнцефалитами, а также с отравлениями ртутью, висмутом, литием.  Результат исследования:  • Мутация не выявлена.  • Мутация выявлена в гетерозиготном состоянии.  • Мутация выявлена в гомозиготном состоянии.

 • Мутация выявлена в компаунд–гетерозиготном состоянии.

 Метод определения Секвенирование. Выдаётся заключение врача-генетика!.  Исследуемый материал Цельная кровь (с ЭДТА).  Исследование мутаций в гене PRNP.  Спонгиоформная энцефалопатия с нейропсихическими проявлениями (OMIM606688) относится к прионовым заболеваниям. Это группа трансмиссивных нейродегенеративных заболеваний животных и людей, включающая болезнь Крейцфельда – Якоба (БКЯ), болезнь Герстманна – Штройслерг – Шейнкера (ГШ), фатальную семейную инсомнию, трансмиссивные спонгиоформные энцефалопатии (ТСЭ), куру у людей, скрапи у овец и тд; Все эти болезни имеют длительные инкубационные периоды, но быстро усиливаются с момента клинического дебюта заболевания.  Трансмиссивные спонгиформные энцефалопатии (ТСЭ) – это уникальные прионовые заболевания, которые могут быть наследственными, спорадическими и инфекционными. Они имеют длительный инкубационный период. Их симптомы становятся очевидны, когда лечение проводить уже поздно и состояние больного стремительно ухудшается. Возбудителем ТСЭ является прион, точнее говоря, его ненормальная разновидность. Нормальные прионы присутствуют во многих частях тела, однако чаще всего в мозге и нервной системе.  В структуре клинической симптоматики преобладают психиатрические расстройства и сенсорные нарушения, характерны глобальные когнитивные нарушения и атаксия.  Прионовый белок может существовать в двух формах. Его нормальная, или клеточная форма, обозначенная как РrРC (Prion Protein of Cell, англ. ), обнаруживается в организме всех млекопитающих, включая и человека. Ген, кодирующий синтез РrРC, расположен в коротком плече 20-й хромосомы у человека. Ген является высококонсервативным и очень высокие уровни его экспрессии обнаруживаются в нейронах, где концентрация информационной РНК (иРНК) для РrРC примерно в 50 раз выше, чем в нейроглии. Более низкие уровни экспрессии гена можно обнаружить и в других тканях. РrРC-ген регулируется в процессе развития и поддерживает устойчивую экспрессию во время всей жизни организма. Нормальный прионовый белок РrРC играет чрезвычайно важную роль в жизнедеятельности организма: участвует в передаче нервных импульсов и, самое главное, играет определяющую роль в поддержании циркадных ритмов, регулируя суточные циклы активности и покоя в клетках, органах и в организме в целом.  В организме людей и животных, страдающих ТСЭ, прионовый белок обнаруживается в другой форме, обозначаемой как РrРSc Подобная аббревиатура обусловлена тем, что природным резервуаром инфекционной формы прионов служат овцы и козы, у которых спонтанно может развиваться уже упомянутое выше заболевание под названием скрапи (scrapie, англ. ).  Мутантные прионы, по всей видимости, обладают нестабильной структурой и поэтому могут подстраиваться и взаимодействовать с PrPSc, что неизбежно ведёт к возникновению заболевания. Заражение происходит так: молекула патогенного приона (РrРSc) попадает в организм. У коровы, человека и некоторых других млекопитающих (мышей, хомяков, овец, шимпанзе) нет ферментов, разлагающих прионы с измененной структурой на составляющие. Поэтому, попав в кровь, патогенный белок рано или поздно оказывается на поверхности нейрона. Там он взаимодействует с расположенными рядом нормальными прионами, и они медленно изменяют свою пространственную структуру, превращаясь в патогенный. Изменившиеся белки сливаются в бляшки, и клетка гибнет.  Конверсия РrРC в РrРSc представляет собой посттрансляционный процесс, включающий глубокое конформационное изменение, которое и является фундаментальным событием, лежащим в основе размножения инфекционных прионов.  Тип наследования.  Аутосомно-доминантный.  Гены, ответственные за развитие заболевания.  Ген PRNP (PRION-RELATED PROTEIN) находится на хромосоме 20 в регионе 20р13.  Мутации в этом гене встречаются также при болезни Крейтцфельдта-Якоба, болезни Герстманна-Штреусслера-Шейнкера и фатальной семейной инсомнии.  Патогенез и клиническая картина.  Прионовый белок может существовать в двух формах. Его нормальная, или клеточная форма, обозначенная как РrРC (Prion Protein of Cell, англ. ), обнаруживается в организме всех млекопитающих, включая и человека. Нормальный прионовый белок РrРC играет чрезвычайно важную роль в жизнедеятельности организма: участвует в передаче нервных импульсов и, самое главное, играет определяющую роль в поддержании циркадных ритмов, регулируя суточные циклы активности и покоя в клетках, органах и в организме в целом. В организме людей и животных, страдающих ТСЭ, прионовый белок обнаруживается в другой форме, обозначаемой как РrРSc Подобная аббревиатура обусловлена тем, что природным резервуаром инфекционной формы прионов служат овцы и козы, у которых спонтанно может развиваться уже упомянутое выше заболевание под названием скрапи (scrapie, англ. ).  Мутантные прионы, по всей видимости, обладают нестабильной структурой и поэтому могут подстраиваться и взаимодействовать с PrPSc, что неизбежно ведет к возникновению заболевания.  Заражение происходит, когда молекула патогенного приона (РrРSc) попадает в организм. У коровы, человека и некоторых других млекопитающих (мышей, хомяков, овец, шимпанзе) нет ферментов, разлагающих прионы с измененной структурой на составляющие. Поэтому, попав в кровь, патогенный белок рано или поздно оказывается на поверхности нейрона. Там он взаимодействует с расположенными рядом нормальными прионами, и они медленно изменяют свою пространственную структуру, превращаясь в патогенный. Изменившиеся белки сливаются в бляшки, и клетка гибнет.  Механизм развития заболевания на сегодняшний день изучен недостаточно. По одной из теорий накопление поврежденного белка ведет к увеличению восприимчивости нервной клетки к оксидативному стрессу и запуску механизма запрограммированной клеточной гибели – апоптоза.  При магнитно-резонансном исследование (МРТ) головного мозга даже на ранних стадиях заболевания наблюдаются губчатые изменения в коре, прогрессирующие с течением болезни. Во всех областях головного и спинного мозга выявляют разрастание глиальных клеток – астроцитов, замещающих нервные клетки (серое вещество) и проводящие пути (белое вещество). Посмертная экспертиза выявляет губковидную энцефалопатию с типичными большими крахмало-подобными включениями в полушариях мозга и мозжечке.  Частота встречаемости: не установлена. Заболевание редкое.

 Перечень исследуемых мутаций может быть предоставлен по запросу.

 • Hall, D. A. , Leehey, M. A. , Filley, C. M. , Steinbart, E. , Montine, T. , Schellenberg, G. D. , Bosque, P. , Nixon, R. , Bird, T. PRNP H187R mutation associated with neuropsychiatric disorders in childhood and dementia Neurology 64: 1304-1306, 2005.
 • OMIM.

 Специальной подготовки к исследованию не требуется. Обязательны к заполнению:  • анкета генетического исследования *;  • направительный бланк.  • информированное согласие.  *Заполнение «анкеты молекулярно-генетического исследования» необходимо для того, чтобы врач-генетик, на основании полученных результатов, во-первых, имел бы возможность выдать пациенту максимально полное заключение и, во-вторых, сформулировать для него конкретные индивидуальные рекомендации.

 ИНВИТРО гарантирует конфиденциальность и неразглашение предоставляемой пациентом информации в соответствии с законодательством Российской Федерации.

 Данную болезнь можно предполагаться во всех случаях деменций, которые прогрессируют быстро в течение месяцев или 1-2 лет и сопровождаются множественными неврологическими симптомами (беспорядочных движений, психических нарушений).  Кого надо обследовать при выявленной мутации:  При выявлении у ребенка – обоих родителей, братьев и сестер.

 Источник: Invitro.

42a96bb5c8a2ac07fc866444b97bf1 Модератор контента: Васин А.С.

Источник: https://kiberis.ru/?p=91534

Medic-studio
Добавить комментарий