18. Специфика асинхронии развития при РДА (А. Оксимец)

Ночные и дневные страхи

18. Специфика асинхронии развития при РДА (А. Оксимец)

⇐ Предыдущая234567891011Следующая ⇒

В основе тех страхов, которые нередко ознаменовывают на­чало шизофренического процесса в раннем детстве, лежат обычно галлюцинаторные явления.

По своему содержанию эти галлю­цинации не бывают, как правило, связаны с каким-либо извне идущим и травмировавшим ребенка раздражителем, не являют­ся следствием пережитого впечатления, проецированного вов­не, благодаря эйдетической способности ребенка (хотя послед­няя у ребенка-шизофреника бывает подчас заметно усилена в сравнении с нормой).

этих обманов чувств часто совсем не связано с образами реального мира. Кроме того, в этих галлюцинациях нередко с несомненностью отражается рас­стройство ассоциативной связи в представлениях, возникающих в сознании больного ребенка. Так, последний видит «голову на тарелке», «черви в глазах у папы» и т. д.

Особенно часто галлюцинаторные явления, сопровождаемые страхом, наблюдаются в сумерках. Гипногогические галлюцина­ции, ведущие к состоянию страха, также встречаются довольно часто. Дети в момент засыпания и пробуждения видят различ­ные образы и сцены, обычно также не связанные с реальностью.

Характерно отношение больного ребенка к переживаемому им явлению.Связь его с последним обычно теснее, чем с окру­жающей его реальностью.

В силу этого дети не только не лю­бят делиться переживанием страха со взрослыми, но обычно от­носятся к нему как к чему-то интимному, «своему», тесно свя­занному с их личностью, и неохотно о нем говорят.

Мало того, в момент наступления обманов чувств они нередко даже уеди­няются от взрослых, переживают их аутистически, вдали от всех и редко ища от них защиты. По широко раскрытым глазам, зас­тывшему взгляду, испуганной мимике лица и вскрикиваниям можно судить о ярком переживании страха, сопровождающем эти состояния.

Нередко ребенок что-то шепчет про себя, кого-то гонит, от кого-то обороняется, кому-то угрожает, кого-то драз­нит, иногда прячется в страхе под кровать или в угол. Эти со­стояния протекают либо сериями, либо единичными эпизодами. Переход от них к реальности обычно затруднен, и ребенок лишь постепенно входит в действительность. Сознание нередко в та­ких случаях частично нарушено.

Кроме особого качества страхов, дающего право говорить о последних как о ранних шизофренических симптомах, немало­важное значение имеет и необычайная интенсивность последних.

Огромная распространенность у детей страха быть одному в ком­нате при наличии неправильного подхода взрослых (запугива­ние) всем хорошо известна.

Но у шизофреника он достигает не­бывалой интенсивности, заставляя 3-летнего ребенка разбить стек­ло с целью выпрыгнуть с 3-го этажа, когда он остался по оплошности взрослых запертым в комнате.

Характерной особенностью страхов у детей-шизофреников является их способность и склонность к генерализации. Ребе­нок, испугавшийся пожара, боится не только толпы, шума, суе­ты, вокзалов, метро, но и собаки, кошки, куриного пера, ваты и т. д. Связь этих страхов с первоначальным раздражителем иног­да невозможно даже обнаружить.

Навязчивость (навязчивые мысли, страхи, действия) чрезвы­чайно часто является одним из первых шизофренических симп­томов.

В самом начале своего возникновения она нередко по­зволяет нам обнаружить ряд понятных связей с каким-либо кон­фликтным переживанием ребенка (страх, что родителей, к которым столь часто в детстве бывает амбивалентное отноше­ние, переедет трамвай; опасение, что его самого, испытываю­щего чувство вины за какой-либо «проступок» или проявившего агрессию против своих близких, переедет поезд, и т. д. и т. п.). Часто на первом этапе своего существования (впрочем, очень коротком) эти навязчивые мысли и опасения даже ярко эффек­тивно насыщены и импонируют как проявление «нервности». Иногда же навязчивые представления ребенка с самого начала поражают своей необычайностью. Так, ребенок 5 лет навязчиво моет руки — «все грязные» (влияние утрированно чистоплотных взрослых, окружающих ребенка, исключено); ребенок 4 лет навяз­чиво боится, что дом плохо построен и обрушится на него и т. д.

Навязчивость как ранний шизофренный симптом обычно по­является в возрасте 4—6 лет. От наблюдающейся у нормальных детей «невротической» навязчивости качество шизофренической навязчивости отличается довольно резко. В первом случае на­вязчивость эпизодична, кратковременна, тесно увязана с конф­ликтом, аффективно насыщена.

Возникает обычно у стеничных детей и обусловлена своего рода задержкой порожденных кон­фликтом агрессивных влечений. Эти агрессивные влечения в силу эластичности детской психики скоро находят естественный выход, и навязчивость исчезает.

Шизофреническая же навязчи­вость, возникающая также чаще всего у детей со «стеническим жалом», в силу ригидности психики шизофреника застревает на­долго и впоследствии, как правило, автоматизируется.

Расстройства мышления в виде нарушения ассоциативного процесса могут наблюдаться в качестве очень раннего шизо­френического симптома. Среди игры ребенка, в процессе фантастических высказываний, в спонтанной речи и беседе можно уловить внезапное расстройство ассоциативных связей, являю­щееся нередко единичным эпизодом на фоне логично протека­ющего мышления ребенка.

Резонерство, как ранний симптом шизофренического процес­са, встречается нередко. Часто ему предшествует застревание ре­бенка на стадии вопросов в пределах 2'/2—3-летнего возраста, когда последняя является нормальным явлением. Качество этих вопросов у шизофреника отличается от качества вопросов нор­мального ребенка.

У последнего они рождены живой аффектив­ной заинтересованностью. Шизофреник же уныло и навязчиво вопрошает: «Что это?», «Зачем?», «Для чего?». Голос его моното­нен, лишен модуляции. Когда-то имевшееся аффективное содер­жание выхолощено.

В ряде случаев он даже не ждет ответов и, стереотипно ставя вопросы, сам себе отвечает: «Это что?» — «Это лошадка», «Это что?» — «Девочка» (возраст 4'/2 года).

Нарушения в области аффективной сферы как ранний ши­зофренный симптом далеко не редки. Помимо описанных со­стояний страха, непосредственно связанных с галлюцинаторными образами, рано обнаруживающаяся аффективная тупость может также свидетельствовать о наличии процесса.

Мы знаем, что в норме ребенок раннего возраста может давать акты жестокости и агрессии (недостаточная дифференцировка аффекта, малое торможение коры, доминирующая роль онтогенетически более ранних механизмов); известно также, что конфликтность ребен­ка может явиться источником агрессии.

У шизофреника же первичная тупость, а не агрессия: он бьет с холодным, бесстрастным лицом; он спокойно наступает в ботинке на лицо ребенка и стоит, не внимая крику потерпевше­го; или спокойно переплетает ниточкой зубы верхней и нижней челюсти другого ребенка, абсолютно не реагируя на плач оби­женного; льет горячий суп на голову другому ребенку, нарочно при этом стараясь попасть ему на лицо. Иногда в самом начале агрессивного акта ребенка-шизофреника еще звучит аффектив­ная насыщенность, еще в какой-то мере эта агрессия питается комплексом, но позднее она, как правило, исчезает. Такие дети нередко совсем не проявляют объективной привязанности, а если даже и проявляют, то она у них ограничивается одним лицом или исключительно узким кругом лиц. Помимо первичной тупо­сти обилие антисоциальных поступков, видимо, обусловливается тем, что у ребенка-шизофреника в силу его малого интереса к окружающей реальности значительное количество энергетичес­кого фонда расходуется свободно, вовне, не переключаясь на путь познавательной деятельности.

Эпизодически возникающее своеобразие поведения может также быть одним из начальных шизофренных симптомов. Так, например, нам приходилось видеть кратковременные (от не­скольких часов до 2—3 дней) двигательные расстройства в виде «застывания» ребенка в одной позе.

В этом состоянии он не мог двинуть ручками и ножками, лежал с напряженными ко­нечностями и открытыми глазами, не произнося ни звука. Эти состояния не связаны ни с каким соматическим заболеванием ребенка, и педиатры оказывались беспомощны поставить диаг­ноз.

Наряду с этим встречались эпизодические и причудливые двигательные проявления, не укладывающиеся в рамки какого бы то ни было двигательного расстройства, — гебефренные эле­менты поведения. Ребенок вдруг начинал ходить на цыпочках или бегать в манерной позе, вытянув вперед изогнутые руки, мелкими шажками или широко расставив ноги.

Эти явления на­ступают внезапно, среди, казалось бы, полного здоровья, отнюдь не в процессе игры или имитации чего-либо, вне какой бы то ни было связи с сомато- и психогенией и остаются обычно не­вскрытыми и необъясненными эпизодами детства в анамнезе позднее заболевающих шизофреников.

Аутистическое поведение ребенка, отразившееся в опи­санных выше фантазиях, очень часто проявляется в отказе от речи или в резком снижении речевой продукции (иногда за ис­ключением разговора лишь с близкими лицами).

При этом со­храняется полная потенциальная возможность речи, ибо при ус­ловии затрагивания аффективно насыщенных островков психики ребенок может дать даже сложную фразу.

Разумеется, в дифференциально-диагностическом плане надо иметь в виду дезинтеграцию речевой функции в моменты психического шока.

Характерным ранним шизофренным симптомом является так­же наличие отдельных инфантильных механизмов в той стадии развития ребенка, которой они не свойственны в норме.

Так, например, ребенок-шизофреник 5 лет сосет палец, в этом же возрасте, засыпая, сосет соску и т. д.

; становится неопрятным, хотя уже овладел навыком опрятности; лепечет, как начинаю­щее говорить дитя, хотя уже хорошо, чисто говорил, и т. д.

6. Искаженное развитие понятийного мышления при детской шизофрении (Л. Щербина).

Основные феномены нарушения мышления при детской шизофрении:

· ориентация на перцептивные свойства предметов (цвет, форма, размер) без связи с социально значимыми их функциями (эксперименты Пиаже на сохранение вещества + эксперименты с замещающими предметами в игре)

· длительное доминирование перцептивных обобщений

· комплексный характер мышления (по Выготскому Л.С.)

· опора на «латентные», «несущественные» признаки при обобщении

· объединение слов на основе сходства звуковых образов

· наличие неологизмов в речи

Нарушения мышления при детской шизофрении являются вторичными.

Частично расстройства компенсируются в аффективно значимой деятельности, а следовательно ведущими являются нарушения мотивационной сферы, которые определяют недоразвитие восприятия и предметного действия.

Овладение предметным миром и социальными отношениями не является ведущей мотивацией. Отсюда нарушения усвоения социального опыта → нарушение активного овладения орудийными функциями предметов.

Искажения интеллектуального развития при детской шизофрении тесно связаны с недоразвитием предметного действия и предметности восприятия, слабостью координации между речью и действием.

Механизм нарушения мышления при детской шизофрении.

В отражении действительности участвуют 3 системы: восприятие, движение, язык. Языковая система надстраивается над движением и восприятием, осуществляет категориальное влияние на них.

Для формирования такого влияния необходимо предречевое обобщение чувственного опыта. В норме оно осуществляется благодаря действию с предметами, выделению инвариантных признаков. Так, выделяется функциональное значение.

Ребенок перестает ориентироваться на перцептивные признаки и ориентируется на функцию, так возникают категории.

При детской шизофрении нет ориентировки на предметные свойства→обобщения на основе внешних свойств. А эффективные обобщения только в сфере абстрактных явлений (там меньше предметно-образная основа).

Откуда берутся латентные признаки? В норме они характерны для детей от 4-5 лет (ориентация на перцептивные признаки) и для детей 5-7 лет (сочетание функциональных и перцептивных признаков, неустойчивость категорий). При искаженном развитии в структуре значений 2 рода элементов:

-) выработанные общественной практикой (усвоение значений взрослых слов)

-)выработанные субъективным опытом (склонность к словотворчеству, неологизмам)

В зависимости от ситуации может доминировать или одна или другая установка. При ориентации на искаженные связи, наполненные субъективными смыслами – трудности в нахождении соответствующих им понятий в языке. Отсюда склонность к многоречивости при объяснении принципов группировки классификации (часто оценивается как резонерство), словотворчество.

18. Специфика асинхронии развития при РДА (А. Оксимец)

⇐ Предыдущая234567891011Следующая ⇒

Дата добавления: 2015-10-12; просмотров: 128. Нарушение авторских прав

Рекомендуемые страницы:

Источник: https://studopedia.info/9-7648.html

Статья

18. Специфика асинхронии развития при РДА (А. Оксимец)

Змитрович Елена Валериевна

учитель начальных классов

МБОУ «СШ № 16»

Особенности психического развития детей

с искаженным психическим развитием ( РДА)

В связи с изменениями, которые происходят в нашем обществе на плечи психологов, педагогов и обычных граждан ложится огромная ответственность, связанная с изменением отношения к «аномальным»,»дефективным» людям, которые находятся рядом с нами. Мы должны помогать им адаптироваться в в обществе.

Но главнейшей проблемой ,стоящей перед нами лежит не только изменение менталитета граждан, но и их просвещение. Так как, не каждый знает причины возникновения аномалий, а также психологические особенности таких людей.

РДА это совокупность нескольких видов проявлений, в число которых входят аутизм, различные аффективные проявления, агрессия

Термин «аутизм» (от греч. – сам) был введен Е.Блейлером для обозначения особого вида мышления, характеризующегося «оторванностью ассоциаций от данного опыта, игнорированием действительных отношений». Определяя аустический тип мышления, Е.Блейлер подчеркивал независимость его от реальной действительности, свободу от логических законов, захваченность собственными переживаниями.

Синдромом раннего детского аутизма был впервые описан в 1943 г. американским клиницистом Л.Каннером в работе «Аутистические нарушения аффективного контакта», написанной на основании обобщения 11 случаев.

Им был сделан вывод о существовании особого клинического синдрома «экстремального одиночества», который он назвал синдромом раннего детского аутизма и который впоследствии стали называть синдромом Каннера по имени ученого, его открывшего.

Г. Аспергер(1944) описал детей несколько иной категории, он назвал ее «аустическая психопатия». Психологическая картина данного нарушения отлична от каннеровской. Первое отличие заключается в том, что признаки аутической психопатии в отличии от РДА.

С.С.Мнухиным сходные состояния были описаны в 1947г.

Аутизм встречается во всех странах мира, в среднем в 4-5 случаях на 10 тыс. детей. Однако эта цифра охватывает только так называемый классический аутизм, или синдром Каннера, и будет значительно выше, если учитывать и другие типы нарушения с аутичноподобными проявлениями. Причем ранний аутизм встречается у мальчиков в 3-4 раза чаще, чем у девочек.

В России наиболее интенсивно вопросы психолого- педагогической помощи детям с РДА начали разрабатываться с конца 70-х г. в дальнейшем результатом исследований явилась оригинальная психологическая классификация.

Патологические механизмы детского аутизма остаются недостаточно ясными. В разное время разработки этого вопроса внимание уделялось весьма различным причинам и механизмам возникновения данного нарушения.

Л.Каннер, выделявший в качестве основного признака аутизма со стремлением к ритуальным формам поведения, нарушениями или отсутствием речи, манерностью движений и неадекватностью реакциями на сенсорные стимулы, считал его самостоятельной аномалией развития конституционального генеза.

В этиологии синдрома Каннера придается роль наследственно- конституциональному и резидуально- органическому факторам, а также неправильному воспитанию (эмоциональная депривация). Значение наследственно- конституционального фактора, по мнению ряда авторов, является ведущим.

Так, по данным Каннера, у 85% родителей изученных им детей с РДА отмечались аустически- шизойдные черты личности. М.Ш.Вроно указывает, что при генеологическом исследовании семей 28 детей с РДА обнаружена значительная семейная отягощенность.

Многие исследователи придают важную роль в происхождении синдрома Каннерарезидуально- органическому фактору, на роль которого косвенно указывает относительная частота у таких больных эпилептиформных судорожных припадков, встречающихся в 1/3 наблюдений.

Указывается на возможную этиологическую роль перенесенных энцефалитов.

По мнению Клевена , синдром Каннера возникает при сочетании наследственного фактора с ранним органическим поражением головного мозга, тогда как изолированный наследственный фактор играет основную роль в происхождении синдрома Аспергера.

В генезе синдрома определенное значение придается также миеросоциально- средовому фактору, связанному с неправильным воспитанием детей родителями, которые часто отличаются аутистическими чертами личности и эмоциональной холодностью.

В этиологии основная роль отводится наследственно- конституциональному фактору.(3,стр.203)

Относительно природы РДА длительное время господствовала гипотеза (1976) о его психогенной природе. Она состояла в том, что такие условия развития ребенка, как подавление его психической активности и аффективной сферы «авторитарной» матерью, приводят к патологическому формированию личности.

Статистически чаще всего РДА описывается при патологии шизофренического круга, реже – при органической патологии мозга( врожденных токсоплазмозе, сифилисе, рубеолярной энцефалопатии, другой резидуальной недостаточности нервной системы, интоксикации свинцом и т.д.(1,стр.340)

Обычно диагностика РДА представляет собой определенные трудности, т.к. этот вид нарушения имеет много общего с другими заболеваниями. РДА следует ограничивать от невропатии, умственной отсталости, нарушений психического развития при поражениях мозга, глухоты, детского церебрального паралича.

У детей с невропатией пониженный физический , моторный и психический тонус. У них наблюдается повышенная чувствительность к оценке их поведения; они боязливы, иногда плохо переносят смену обстановки. Эти симптомы схожи с поведением аутичных детей..Детям с невропатией присущи такие двигательные стереотипы, как тики, которые качественно отличаются от странных движений при РДА.

Детей с РДА следует отличать от умственно отсталых детей.

За умственную отсталость при РДА может приниматься отсутствие реакции на мать, на людей вообще, позже – отсутствие речи, навыков самообслуживания, игры.

Но следует учесть, что у умственно отсталого ребенка имеется зрительный контакт, потребность в еде, тепле. Что касается моторики, то у этих детей наблюдается адинамия или двигательная расторможенность.

РДА следует дифференцировать с психическими нарушениями на почве органических поражений головного мозга.. в последнем случае наблюдается психомоторная возбудимость, неустойчивость внимания, настроения, иногда агрессивность. Эти явления могут присутствовать и у детей с РДА. Но у детей с поражением центральной нервной системы нет самого аутизма.

Иногда необходимо дифференцировать РДА и глухоту. В первые годы жизни ребенок с РДА может производить впечатление глухого, т.к. не отзывается, когда его зовут, и не оборачивается на источник звука. В этих случаях необходимо провести аудиометрию и полагаться на ее результаты.

Но существуют признаки, которые свойственные детям с РДА: в значимой ситуации такие дети могут услышать даже самый тихий шепот, плакать и возбуждаться при громких пугающих звуках. Глухие дети ищут глазами губы собеседника, чтобы понять его. На ранних этапах развития нужно отличать детей с РДА от детей с детским церебральным параличом.

в клинической картине РДА присутствуют двигательные расстройства, а при ДЦП имеют место различные аутистические проявления. Проявления непосредственно аутизма наблюдаются при ДЦП как вторичный признак и как компенсация ухода от обьективных трудностей в свой мир. Характерное ранее формирование речи у детей с РДА несвойственно детям с ДЦП.

Формирование моторной сферы запаздывает и тех и у других. Особенно трудно дифференцировать эти два заболевания, если ДЦП имеет легкую форму.(2, стр.391)

Согласно разрабатываемой концепции, по уровню эмоциональной регуляции аутизм может проявляться в разных формах:

1.как полная отрешенность от происходящего;

2. как активное отвержение;

3. как захваченность аутистическими интересами;

4. как чрезвычайная трудность организации общения и взаимодействия с другими людьми.(1,стр.338)

Существуют несколько классификаций РДА. Одной из них является классификация, составленная О.С.Никольской (1985-1987). Она выделяет:

1 группа. Полностью отрешены от внешнего мира. У детей наблюдается полевое поведение, т.е. происходят движения в поле без активного контакта с окружающими. Ребенок постоянно переходит от одного предмета к другому, но мгновенно теряет к ним интерес.

Ребенок оказывается как бы отгороженным от внешнего мира. Обычно такие дети недостаточно реагируют на голод, холод и не проявляют чувства удовольствия. Лицо ребенка амимично и выражает полный покой. Зрительные и тактильные впечатления имеют для них аффективное значение.

Дети обычно не испытывают потребности в контактах и не осуществляют даже самого элементарного общения. Они не обучаются навыкам поведения в обществе, почти не владеют навыками самообслуживания. У детей этой группы мгновенно включается защитный механизм пресыщения и они уходят в свой мир.

Дети 1 группы имеют наихудший прогноз развития и нуждаются в постоянном уходе.

2 группа. Дети характеризуются аустическим отвержением окружающей среды. Они более активны, могут устанавливать избирательные контакты с окружающими, которые необходимы им для удовлетворения физических потребностей. У детей также появляются переживания удовольствия и страха, крик.

Они не могут адаптироваться к изменившейся обстановке. Любые неприятные для себя раздражения извне ребенок заглушает приятными сенсорными ощущениями.

Обычно он получает их стереотипными способами – самораздрожением (надавливание на глазные яблоки, выкладывание простых орнаментов, шуршанием и разрыванием бумаги, прыжки, застывание в одной позе). При помощи этих аутостимулирующих приемов дети аффективно адаптируются. У детей наблюдаются причудливые гримасы и позы.

Часто у детей наблюдается тесная симбиотическая связь с матерью, которая постоянно должна присутствовать рядом. Прогноз более благоприятный. При соответствующей длительной коррекции детей подготавливают к обучению в школе – в массовой чаще, чем во вспомогательной.

3 группа. Это дети, которые замещают внешнюю среду. Для них характерны более сложные формы аффективной защиты, которые могут проявляться в формировании патологических влечений, фантазиях и агрессиях.

Контакт с окружающим миром ограничен лишь их влечениями, все свое поведение они соотносят только с ним. Их нельзя произвольно сосредоточить.

Они могут владеть формами аффективной речи и свободно выражать собственные побуждения в монологе, но не в диалоге.

4 группа. Характеризуются сверхтормозимостью. Этим детям присущи неврозоподобные расстройства. Они ранимы, пугливы и робки.

Контакты с окружающими ограничены и приводят к патологической зависимости от близких, дети постоянно нуждаются в их одобрении и защите.

Контакты с внешним миром осуществляются через мать, с которой дети находятся в сильной эмоциональной связи. Иногда у детей наблюдается задержка речевого, моторного и интеллектуального развития.

Выделенные 4 группы различаются по типу поведения, степени аффективной дезадаптации. Здесь может наблюдаться как положительная, так и отрицательная динамика.

При положительной динамике ребенок начинает осваивать и в дальнейшем активно использовать аффективные механизмы более высокого уровня. При отрицательной динамике происходит регресс развития, т.е.

переход на более низкий уровень.(2,стр.401)

Таким образом, различают 4 группы детей с РДА, которые представляют собой различные ступени взаимодействия с окружающей средой и людьми.(1,стр.338)

В настоящее время принята МКБ-10 , в которой аутизм рассматривается в группе» общие расстройства психологического развития» (F84).

Особенности психического развития детей с РДА

Внимание. Недостаточность общего, и в том числе психического, тонуса, сочетающаяся с повышенной сенсорной и эмоциональной чувствительностью, обуславливает крайне низкий уровень активного внимания.

С самого раннего возраста отмечается негативная реакция или вообще отсутствие какой- либо реакции при попытках привлечения внимания ребенка к предметам окружающей действительности.

У них наблюдаются грубые нарушения целенаправленности и произвольности внимания, что препятствует нормальному формированию высших психических функций.

однако отдельные яркие зрительные и слуховые впечатления могут буквально завораживать детей, что можно использовать для концентрации внимания ребенка. Характерной чертой является сильнейшая психическая истощаемость. Внимание устойчиво в течение буквально несколько минут, а иногда и секунд.(1,стр345)

Ощущение и восприятие. Для детей с РДА характерно своеобразие в реагировании на сенсорные раздражители. Это выражается в повышенной сенсорной ранимости, как следствие игнорирование воздействий ,значительное расхождение в характере реакций, вызываемых социальными и физическими стимулами. Особенности восприятия наблюдаются у 71% детей.

К первым признакам относятся парадоксальные реакции на сенсорные стимулы, реакции на новизну. В восприятии ребенка отмечается также нарушение ориентировки в пространстве, искажение целостной картины реального предметного мира. Для них важен не предмет в целом,а отдельные его сенсорные качества.

Большое значение имеют тактильные и мышечные ощущения, идущие от собственного тела(1,стр.346)

Память и воображение. С самого раннего возраста у детей с РДА отмечается хорошая механическая память, что создает условия для сохранения следов эмоциональных переживаний. Именно эмоциональная память стереотипизирует восприятие окружающего.

Относительно воображения существуют 2 противоположные точки зрения: согласно одной из них, отстаиваемой Л,Каннером,дети имеют богатое воображение, согласно другой – воображение этих детей если и не снижено, то причудливо, имеет характер патологического фантазирования(1,стр.347)

Речь. Развитие речи происходит по- разному: у одних детей она проявляется раньше, чем у здоровых, а у других- задерживается. Речь не носит для него регулирующей функции. Лепет может появиться к 3-4 мес. как у здоровых. У некоторых она может отсутствовать или быть слабо выражена.

Дети произносят слова как бы в никуда, не обращаясь ни к кому конкретно. Словарный запас обычно не накапливается. Новые слова появляются вместо ранее запомненных. Выявляются нарушения формирования экспрессивной речи и недостаточность коммуникативной функции речи. Одновременно с этим можно отметить достаточно развитую автономную речь.

В речи детей присутствуют явления эхолалии и неологизмы.(2,стр396)

Интеллект У большинства наблюдается отставание в интеллектуальном плане, у некоторых интеллект сохраняется. Считается, что нарушение познавательной деятельности является вторичным результатом поведения этих больных.

У них часто возникает интерес к форме, цвету, но отсутствует интерес к функциональному значению. Запас знаний снижен, мышление шаблонное, стереотипное. У ребенка рано развивается абстрактно-логическая сторона интеллекта и запаздывает конкретно- практическая сторона.

По мнению Лебединского, интеллект страдает больше при выполнении заданий, требующих социальной компетенции.(2,стр.397)

Коррекция должна начинаться с установления с ребенком психологического контакта. Но у аутичных детей наблюдаются нарушения общения, у них не возникает потребность в коммуникации, способы контакта с людьми недоразвиты. В связи с этим формируется барьер общения.

Существуют правила в работе с аутичными детьми:

  • При установлении контакта необходимо исключать давление иди даже прямое обращений к ребенку во избежание неприятных ощущений для него.

  • Первые контакты необходимо устанавливать, когда ребенок испытывает положительные эмоции

  • Необходимо показывать ребенку собственными эмоциями, что с человеком- лучше

  • Усложнять форму контактов можно только в том случае, если у ребенка появляются положительные эмоции при контакте с человеком

  • Эмоциональные контакты должны быть строго дозированными(2,стр406)

Ранний детский аутизм является «психологическим» заболеванием и основной задачей психолога, дефектолога, родителей является ориентировка в особенностях их личности, познавательной сферы, а также умение находить общий язык с такими детьми, постепенно уменьшая патологические проявления данного заболевания .

Список литературы:

  1. Основы специальной психологии: учеб.пособие для студ../ под ред.Л.В.Кузнецовой.-4-е изд., стер.-М.:Академия ,2007.-480с.

  2. Настольная книга педагога- дефектолога/Т.Б.Епифанцева и др.- Изд.9-е-Ростов н/Д:Феникс,2007.-576с.

  3. Детская патопсихология.Хрестоматия/ Сост.Н.Л.Белопольская.3-е изд.-М.,Когнито-центр.,2004-351с.

Источник: https://infourok.ru/statya-osobennosti-psihicheskogo-razvitiya-detey-s-rda-1145422.html

Medic-studio
Добавить комментарий