2.3 КРИТЕРИИ ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРОВОДИМОЙ ТЕРАПИИ: Эффективность оценивали через 3 недели, 3 и 6 месяцев от начала

Критерии эффективности терапии

2.3 КРИТЕРИИ ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРОВОДИМОЙ ТЕРАПИИ: Эффективность оценивали через 3 недели, 3 и 6 месяцев от начала

Гематологический ответ:

полная гематологическая ремиссия (ПГР): лейкоциты в общем анализе крови не более 10,0 х 109/л, тромбоциты – не более 450,0 х 109/л, отсутствие в лейкоцитарной формуле незрелых гранулоцитов и менее 5% базофильных гранулоцитов; селезенка не пальпируется.

Цитогенетический ответ:

· полная цитогенетическая ремиссия – отсутствие Ph-позитивных клеток в крови и костном мозге;

· частичная цитогенетическая ремиссия (ЧЦР) – наличие 1-35% Ph-позитивных клеток;

· большой цитогенетический ответ (БЦО) – достижение полной или частичной цитогенетической ремиссии;

· малый цитогенетический ответ (МЦО) – наличие 36-65% Ph-позитивных клеток;

· минимальный цитогенетический ответ – наличие 66-95% Ph-позитивных клеток.

Молекулярный ответ (оценивают по периферической крови):

· Полный – химерный ген BCR-ABL не определяется;

· Большой – ≤ 0,1% клеток содержат химерный ген BCR-ABL

Контроль эффективности терапии. Целью терапии является полное достижение полной гематологической ремиссии, полной цитогенетической ремиссии, большого молекулярного ответа и полного молекулярного ответа. Контроль эффективности терапии проводят через 3, 6, 12 и 18 месяцев после ее начала.

Исследования подтвердили улучшение исходов у пациентов с ХМЛ, получивших иматиниб, по сравнению с получавшим терапию интерферонами. Несмотря на отличные результаты лечения иматинибом, 18% больных не достигают ПЦО, около 10% больных утрачивают ПЦО и 4-8% не переносят прием этого препарата.

При отсутствии цитогенетического ответа или цитогенетическом рецидиве повышают дозу иматиниба до 600-800 мг/сут. либо переходят на нилотиниб, либо выполняют аллогенную трансплантацию гемопоэтических стволовых клеток.

Таким образом, результат лечения иматинибом нельзя признать оптимальными у 30-35% больных, что диктует необходимость поиска новых подходов к терапии ранней хронической фазы.

Упомянутые подходы включают применение более высоких доз иматиниба, полихимиотерапии, а также использование ингибиторов тирозинкиназы 2-го поколения (дазатиниб, нилотиниб, босудиниб).

Эти препараты являются более мощными ингибиторами тиразинкиназной активности против большинства резистентных к иматинибу опухолей с мутациями в киназном домене BCR-ABL.Эти препараты продемонстрировали высокую эффективность при низкой токсичности у больных ХМЛ после неудачи лечения иматинибом.

Нилотиниб (Тасигна); Новартис, Швейцария) – мощный ингибитор киназы АВL по химической структуре аналогичен иматинибу, но обладает большим средством к BCR-ABL и оказывает более избирательное действие.

Нилотиниб в 30 раз активнее иматиниба ингибирует BCR-ABL дикого типа. Кроме того нилотиниб активен против большинства резистентных к иматинибу мутаций киназного домена BCR-ABL, за исключением Т3151.

Нилотиниб одобрен для лечения ХМЛ в хронической фазе и фазе акселерации у больных, у которых развилась резистентность к иматинибу или его непереносимость.

· Тасигна с более селективным in vitro ингибированием BCR – ABL по сравнению с Гливеком.

· Тасигна достигает более высокой внутриклеточной концентрации, чем Гливек.

· Тасигна активна против 32 из33 мутаций гена BCR – ABL, вызывающих резистентность к препарату Гливек.

· 76 % больных достигают полного гематологического ответа (ПГО)в хронической фазе с резистентностью к Гливеку, у которых на момент включения в исследование не было ПГО

· 56% пациентов достигли большого цитогенетического ответа (БЦО) (< 35% Ph+ клеток)

· Достигнутый цитогенетический ответ сохранялся у 74 %; пациентов в течении 10 месяцев наблюдения

· Низкая частота задержки жидкости

· Ответ на терапию Тасигна достигался даже у самых сложных для лечения пациентов с резистентностью или непереносимостью

Среди гематологических нежелательных явлений ¾ степени тяжести наиболее частыми были тромбоцитопения (35%), нейтропения (21%), анемия (13%), и повышение уровня липазы (18%). Среди негематологических нежелательных явлений наиболее часто отмечались сыпь, зуд, тошнота, усталость, головная боль, запор и диарея.

Как принимать Тасигна:

· препарат Тасигна по 400 мг (2 капсулы по 200 мг) два раза в день (с интервалом примерно 12 часов)

· Препарат Тасигна принимается за 1 час до еды или через 2 час после нее.

· Капсулы следует проглатывать целиком, запивая водой

· Одновременный прием пищи приводит к повышению биодоступности Тасигна.

· Следует избегать одновременного приема Тасигна и грейпфруктового сока и других пищевых продуктов, являющихся ингибиторами CYP3A4 (например, кетоконазола, кларитромицина, ритонавира).

· Терапия может быть времена приостановлена на срок до 2 недель при развитии нейтропинии или тромбоцитопении.

· Если нежелательные явления разрешаются в течении 2 недель, терапия возобновляется в прежней рекомендованной дозе

· При сохранении нежелательных явлений рекомендуется снижение дозы до 400 мг в сутки.

Дазатиниб (Спрайсел; Bristol-Mytrs Squibb США) представляет собой

Ингибитор тирозинкиназы BCR-ABL, который в условиях in vitro в 325 раз более активен против немутантной формы BCR-ABL, чем иматиниб.

Дазатиниб также ингибирует фактор роста тромбоцитов у больных ХМЛ или острым лимфобласчтным лейкозом с Филадельфийской хромосомой (Ph+ OЛЛ) и резистентностью, субоптимальным ответом или непереносимостью предшествующего лечения иматинибом, дазатиниб вызывает высокую частоту гематологических, цитогенетических и молекулярных ответов; частота перекрестной непереносимости имтиниба и дазатиниба низка.

Назначение больным ХМЛ дазатиниба в дозе 100 мг 1 раз в сутки значительно снижало частоту ключевых нежелательных явлений, включая плевральный выпот, при сохранении эффективности. Следует подчеркнуть, что появление выпота не влияет на достижение гематологического и цитогенетических ответов, а также на их длительность, выживаемость без прогрессирования и общую выживаемость.

Просмотров 208 Эта страница нарушает авторские права

Источник: https://allrefrs.ru/3-41864.html

Критерии эффективности лечения

2.3 КРИТЕРИИ ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРОВОДИМОЙ ТЕРАПИИ: Эффективность оценивали через 3 недели, 3 и 6 месяцев от начала

Основным показателем эффективности лечения считается выживаемость больных со злокачественными опухолями. Однако для оценки непосредственного лечебного действия разработаны единые критерии объективного и субъективного эффекта.

Критерием объективного эффекта (ответа на терапию) при лечении солидных опухолей служит уменьшение размеров опухолей и метастазов, при лечении гемобластозов – бластных клеток в крови и костном мозге.

При оценке объективного эффекта учитывается также динамика биохимических и других лабораторных показателей, например, иммунологических маркеров крови.

Объективная оценка противоопухолевого действия позволяет своевременно изменить или прекратить химиотерапию при ее неэффективности.

Критерии эффективности лечения по шкале ВОЗ при солидных опухолях

Традиционно в течение долгого времени для оценки объективного эффекта химиотерапии использовались критерии комитета экспертов ВОЗ. При этом применялась оценка размеров опухоли и метастазов как производное двух наибольших перпендикулярных диаметров.

ЭффектПризнаки
Полный эффектИсчезновение всех очагов поражений на срок не менее 4 недель
Частичный эффектУменьшение всех или отдельных опухолей на ≥50% при отсутствии прогрессирования других очагов
Стабилизация (без изменений)Уменьшение 1,0×109/л нейтрофилов в периферической крови;
  • ≥ 100х109/л тромбоцитов;
  • отсутствие экстрамедуллярных очагов.
  • Указанные показатели сохраняются в стабильном состоянии в течение 1 месяца и более.

    Цитогенетическая ремиссияПолная клинико-гематологическая ремиссия, когда методами стандартной цитогенетики не выявляются исходные аномалии кариотипа (нормальный кариотип при числе проанализированных метафаз не менее 20).
    Молекулярная ремиссияПолная клинико-гематологическая ремиссия, когда отсутствуют исходно определявшиеся методом ПЦР молекулярные маркеры ОМЛ (дважды проведенный анализ).
    РезистентностьКонстатируется при отсутствии полной ремиссии после завершения двух курсов индукционной терапии. Достижение ремиссии после второго курса индукции является крайне неблагоприятным фактором прогноза.
    РецидивУстанавливается при обнаружении в пунктате костного мозга >5% бластных клеток. Обнаружение в пунктате костного мозга >5%, но 5% и продолжает увеличиваться, то диагностируется рецидив. Внекостномозговые бластные поражения (нейролейкемия, вовлечение яичек, увеличение селезенки и т.д.) даже при отсутствии изменений в крови и костном мозге расцениваются как рецидив острого лейкоза.
    Ранний рецидивЕсли диагностируется в течение года от времени констатации полной ремиссии.
    Поздний рецидивЕсли диагностируется через год и более от времени достижения полной ремиссии.
    Цитогенетический рецидивДиагностируется при наличии в аспирате костного мозга клеток с хромосомными аберрациями, которые обнаруживались в начале заболевания, на фоне сохраняющейся клинико-гематологической ремиссии.
    Молекулярный рецидивДиагностируется при появлении исходно определявшихся молекулярных маркеров острого лейкоза в двух последовательных анализах с коротким интервалом времени на фоне сохраняющейся клинико-гематологической ремиссии.

    Критерии эффективности лечения миелодиспластических синдромов

    ЭффектПризнаки
    Полная ремиссия (ПР)Костный мозг: ≤5% бластных клеток с нормальными признаками созревания всех ростков кроветворения. Признаки дисплазии могут сохраняться, что должно быть отмечено при формулировки ответа на лечение. При более 50% эритроидных предшественников процент бластных клеток в костном мозге рассчитывается от числа неэритроидных клеток.
    Кровь:

    • гемоглобин ≥110 г/л (без гемотрансфузий и лечения препаратами, стимулирующими эритропоэз),
    • нейтрофилы ≥1,0х109/л (без лечения миелоидными ростовыми факторами),
    • тромбоциты ≥100х109/л (без лечения препаратами, стимулирующими тромбоцитопоэз). Отсутствие бластных клеток.
    Все перечисленные признаки должны сохраняться не менее 2 месяцев при отсутствии необходимости в продолжении лечения.
    Частичная ремиссия (ЧР)Уменьшение числа бластных клеток в костном мозге на 50% и более при сохранении их числа >5%. Все остальные признаки должны соответствовать ПР. Число миелокариоцитов и морфологические особенности не принимаются во внимание.
    Полная костномозговая ремиссияКостный мозг: ≤5% бластных клеток и уменьшение числа бластных клеток на 50% и более.
    Кровь: Наряду с полной костномозговой ремиссией в случае гематологического улучшения (ГУ) оно должно быть констатировано.
    Следует отметить возможность достижения полной костномозговой ремиссии без ГУ.
    Стабилизация заболеванияОтсутствие ПР и ЧР без признаков прогрессирования миелодиспластического синдрома в течение 2 месяцев и более.
    Неудача леченияЛетальный исход во время терапии или прогрессирования заболевания, сопровождающегося увеличением числа бластных клеток в костном мозге или сменой ФАБ-варианта на более “поздний” (например, РА или РАИБ)
    Прогрессирование или рецидив после ПР и ЧРДостаточно одного из указанных признаков:
    • увеличение числа бластных клеток до исходного уровня, предшествовавшего лечению;
    • снижение числа нейтрофилов или тромбоцитов на 50% и более от максимально достигнутого уровня в процессе терапии;
    • снижение уровня гемоглобина на 15 г/л и более;
    • появление необходимости в гемотрансфузиях при отсутствии кровотечений, гемолиза, инфекций, проведения химиотерапии и т.д.
    ПрогрессированиеДля больных с числом бластных клеток

    Источник: http://www.bionco.ru/tables/criteria-of-efficacy/

    Лабораторные критерии необходимости назначения и лабораторный контроль эффективности антиретровирусной терапии и побочных эффектов

    2.3 КРИТЕРИИ ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРОВОДИМОЙ ТЕРАПИИ: Эффективность оценивали через 3 недели, 3 и 6 месяцев от начала

    Страница 1 2 3 4 5 6 7 8всего страниц: 8

    Лабораторные критерии необходимости назначения антиретровирусной терапии.
    Лабораторный контроль эффективности терапии и побочных эффектов

    Для принятия решения о начале (а впоследствии, возможно, изменении) антиретровирусной терапии кроме клинического состояния пациента должны учитываться уровень вирусной нагрузки в плазме и содержание CD4+-клеток крови.

    Эти лабораторные данные характеризуют вирусологический и иммунологичеекий статус пациента, позволяют оценить риск развития СПИД.

    Для определения прогноза клинического течения ВИЧ-инфекции и контроля эффективности проводимой терапии рекомендуется измерять вирусную нагрузку только методом RТ-РCR с использованием оборудования и стандартных наборов реактивов фирмы “Roche” (Швейцария).

    Обследование более 5000 пациентов показало достоверную зависимость клинического состояния п продолжительности жизни больного от исходного уровня вирусной нагрузки в плазме.

    Эта зависимость наблюдается во всем диапазоне исходных показателей вирусной нагрузки и содержания CD4+-клеток, определяемых до начала лечения.

    Поэтому уровень вирусной нагрузки является критерием дли принятия решения о начале или изменении антиретровирусной терапии [12|.

    Желательно, чтобы количественное измерение РНК ВИЧ в плазме было выполнено при первичной диагностике ВИЧ и, если лечение не проводится, осуществлялось каждые 15-4 мес (табл. 9.11).

    Таблица 9.

    11.

    Показания для исследования вирусной нагрузки [12]

    Клинические показания Информация Использование
    Синдром, сходный с острой инфекцией ВИЧПодтверждение диагноза при отрицательном или сомнительном результате исследования антител к ВИЧДиагностика
    Первоначальная оценка вновь диагностированной инфекции ВИЧИсходный уровень вирусной нагрузкиРешение о начале или отсрочке терапии
    Каждые 3-4 мес у пациентов, не получающих леченияИзменение вирусной нагрузкиРешение о начале терапии
    2-8 нед после начала антиретровирусной терапииНачальная оценка эффективности препаратаРешение о продолжении или изменении терапии
    3-4 мес после начала терапииОценка максимального эффекта терапииРешение о продолжении или изменении терапии
    Каждые 3-4 мес после начала терапииОценка продолжительностн эффекта терапииРешение о продолжении или изменении терапии
    Изменение состояния пациента или достоверное снижение содержания CD4+-клетокСвязь изменения состояния с уровнем вирусной нагрузки в плазмеРешение о продолжении, начале или изменении терапии

    CD4+-клеток должно определяться в момент диагностики инфекции, а затем каждые 3-6 мес. Эти интервалы между исследованиями являются усредненными и изменяются индивидуально в зависимости от результатов предыдущих исследований и наличия клинических проявлений заболевания.

    При назначении исследования необходимо помнить, что вирусную нагрузку нельзя измерять ранее 4 нед после перенесенных острых инфекций (бактериальная пневмония, туберкулез, инфекция вирусом простого герпеса, пневмоцистная пневмония и др.

    ), обострений хронических заболеваний и иммунизации, которые могут вызвать повышение вирусной нагрузки в плазме в течение 2-4 нед.

    Непосредственно перед началом антиретровирусной терапии необходимо дважды (для проверки достоверности результатов исследования) провести определение вирусной нагрузки и содержания CD4+-клеток. Вследствие различий тест-систем разных производителей подтверждающее исследование должно быть проведено в той же лаборатории с использованием тех же реагентов и той же техники.

    Требование двух измерений вирусной нагрузки увеличивает материальные затраты, однако, по мнению Группы экспертов ВОЗ, оно обеспечивает надежные сведения о вирусологическом статусе больного, что важно впоследствии для объективной оценки эффективности терапии.

    Эффективность терапии проверяют через 2-8 нед после начала лечения. Если вирус чувствителен к применяемым препаратам, то в течение уже первого месяца происходит снижение уровня РНК ВИЧ в плазме.

    Исследование на 2-8-й нед позволяет оценить начальную эффективность терапии по величине снижения вирусной нагрузки (≈ 1,0 log).

    К 16-20-й нед вирусная нагрузка должна уменьшиться еще в большей степени и быть ниже 500 копий/мл.

    Быстрота снижения и исчезновения вирусной нагрузки зависит от ее исходного (до начала лечения) уровня и CD4+-клеток, наличия оппортунистических инфекций, а также от интенсивности и точности соблюдения режима предшествующей терапии, что немаловажно для предотвращения формирования резистентных штаммов ВИЧ.

    Практика показывает, что через 18 мес можно достичь полной элиминации ВИЧ из плазмы, однако РНК ВИЧ продолжает определяться (число копий/106 клеток) в мононуклеарах периферической крови (МПК) и клетках (биоптате) лимфоузлов (КЛУ) (табл. 9.12).

    Таблица 9.

    12. Уменьшение содержания ВИЧ у инфицированных лиц в результате антивирусной терапии.
    % снижения от исходного уровня (по Н.

    Fleury, 2000)

    Исследуемый образец Месяцы лечения
    6-й 12-й 18-й
    РНК ВИЧ
    Плазма70,496,3100,0
    МПК59,065,292,0
    КЛУ36,4
    ДНК провируса
    МПК04,515,4
    КЛУ0

    На фоне полного устранения вирусной нагрузки в плазме на 18-й мес противовирусной терапии определяются остатки (8% от исходного уровня) РНК ВИЧ и мононуклеарах периферической крови (МПК) и примерно треть начального количества в клетках лимфоузлов (КЛУ). Противовирусная терапия по изменяет содержание ДНК, провируса в клетках лимфоузлов и только на 15,4% снижает ее уровень в мононуклеарах периферической крови. Это означает, что репликация остановлена, но вирус не уничтожен.

    В процессе лечения исследование вирусной нагрузки необходимо повторять каждые 3-4 мес для оценки эффективности терапии. После 6 мес оптимальной терапии вирусная нагрузка должна отсутствовать, т.е. быть ниже 50 копий/мл. Снижение вирусной нагрузки только до 50-500 копий/мл свидетельствует о том, что антиретровирусная терапия не в полной мере эффективна.

    В том случае, когда вирусная нагрузка через 16-20 нед лечения остается неизменной или недостаточно снижается, необходимо повторить измерение для подтверждения результата, а затем лечащий врач вносит изменения в режим лечения.

    Как правило, для принятия решения о начале лечения исследование содержания CD4+-клeток и уровня вирусной нагрузке в плазме должно быть проведено дважды для гарантии точности и воспроизводимости. Однако пациентам с клиническими признаками ВИЧ антиретровирусную терапию начинают сразу же после первого исследования для того, чтобы как можно раньше приступить к лечению.

    Достоверным изменением вирусной нагрузки считается не менее чем трехкратное (0,5 log) снижение или увеличение уровня. Значительным уменьшением содержания CD4+-клеток является снижение более чем на 30% от исходного абсолютного количества клеток и на 3% от исходного относительного показателя.

    Необходимо быть готовым к получению разнонаправленных изменений содержания CD4+-клеток и вирусной нагрузки, что усложняет принятие решения относительно антиретровирусной терапии. В таких случаях необходимо проанализировать все возможные факторы, влияющие на сам уровень вирусной нагрузки, а также на процесс его измерения.

    При решении вопроса о начале антиретровирусной терапии на более поздних стадиях заболевания необходимо проводить наиболее полное клинико-лабораторное обследование больных ВИЧ-инфекцией.

    Перед началом лечения пациенту необходимо провести следующие лабораторные исследования:

    • клиническое и биохимическое исследование крови;
    • определение абсолютного и относительного содержания CD4+-клеток;
    • исследование уровня вирусной нагрузки.

    Дополнительное обследование должно включать обычные тесты на оппортунистические инфекции (реакция Вассермана, туберкулиновый кожный тест, уровень антител класса IgG к токсоплазмам, гинекологический осмотр с исследованием мазка), если они до этого не были проведены, и другие (рентгенография органов грудной клетки, определение антител к вирусу гепатита С, офтальмологическое исследование).

    Определение антител к вирусу гепатита В позволяет выделить пациентов, нуждающихся в вакцинации против этого заболевания, или подтвердить этиологию нарушения функций печени. Определение антител к ЦМВ может быть показано некоторым пациентам.

    Основными показателями в указанном перечне являются уровень вирусной нагрузки и содержание CD4+-клеток.

    По мнению одних клиницистов, сочетание отсутствия клинических симптомов, количества CD4+-клеток более 500 мкл-1 и вирусной нагрузки в плазме (РНК ВИЧ) менее 20000 копий/мл не является показанием для проведения антиретровирусной терапии, по мнению других,- терапию необходимо проводить и тем самым поддержать еще не подавленную иммунную систему.

    Снижение содержания CD4+-клеток (менее 500 мкл-1) и увеличение вирусной нагрузки в плазме более 20000 копий/мл (методом ПЦР) являются серьезными аргументами и пользу принятия второго решения. Появление клиническом симптоматики ВИЧ-инфекции – однозначное показание к назначению антиретровирусной терапии.

    Необходимо учитывать и тот факт, что при одинаковом снижении количества CD4+-клеток и равной продолжительности заболевания вирусная нагрузка у женщин оказывается примерно на 50% ниже, чем у мужчин.

    Независимо от наличия клинической симптоматики все ВИЧ-инфицированные с содержанием в крови CD4+-клеток менее 200 мкл-1 нуждаются как в противовирусной терапии, так и в профилактике пневмоцистной пневмонии.

    Наблюдения показывают, что у ВИЧ-инфицированных без клинических проявлений и с содержанием в крови CD4+-клеток менее 200 мкл-1 в течение 2 мес развивается симптоматика вторичных инфекций.

    ВИЧ-инфицированным необходимо регулярно проводить определение вирусной нагрузки в плазме с периодичностью 3-4 мес., содержания CD4+-клеток в периферическом крови – каждые 3-6 мес. Внеочередные исследования назначают перед началом терапии и при ее изменении. Через 1-2 мес после начала терапии проводят контрольные исследования.

    Под влиянием лечения снижение вирусной нагрузки в плазме происходит параллельно увеличению содержания CD4+-клеток.

    Высокоактивная антиретровирусная терапия, как правило, приводит к повышению концентрации CD4+-клеток на 100-200 кл/мкл и более.

    Изменения CD4+- и СD8+-клеток периферической крови ВИЧ-инфицированных в динамике инфекционного процесса и в результате антиретровирусной терапии представлены в табл. 9.13.

    Таблица 9.

    13 Изменения CD4+ – и СD8+ -клеток в ответ на активную антиретровирусную терапию [2]

    Вид клеток Характер изменений
    CD4+ клеткиизменения незначительны в ранней стадии ВИЧ-инфекции ухудшение показателен по мере прогрессирования болезни

    тенденция к нормализации под влиянием лечения.

    CD8+ клеткираннее увеличение, затем резкие снижение содержания во время прогрессирования в СПИД
    положительный эффект под влиянием терапии в первые 6 мес лечения

    При проведении антиретровирусной терапии с профилактической целью (например, после случайного ранения врача загрязненным медицинским инструментом) необходимо иметь в виду, что зидовудин обладает способностью увеличивать в 2-3 раза (по сравнению с исходным уровнем) содержание CD4+-клеток. Данные получены при наблюдении за лицами, которые не были инфицированы или у которых инфекция не развилась благодаря превентивным мерам.

    В результате проведения эффективной антивирусной терапии наряду с повышением уровня CD4+-клеток у больных в периферической крови наблюдается повышение функциональной активности нейтрофилов, повышение показателей активности классического пути комплемента при одновременном снижении альтернативного, уменьшение уровня циркулирующих иммунных комплексов.

    Прием антиретровирусных препаратов может сопровождаться рядом побочных эффектов. Развитие некоторых из них может послужить основанием для отмены препарата и назначения другого, менее токсичного. Наиболее грозные побочные эффекты антиретровирусных препаратов могут быть выявлены методами лабораторной диагностики (табл. 9.14).

    Так, например, одним из побочных эффектов антивирусной терапии зидовудином является миопатия, которая сопровождается значительным повышением активности креатинкиназы (КК) в сыворотке крови. Прием зидовудина должен сопровождаться периодическим измерением активности КК в крови с целью контроля за возможным развитием миопатии [12].

    Таблица 9.

    14 Побочные эффекты антиретровирусных препаратов, выявляемые лабораторными методами [10]

    Побочные эффекты ИндинавирНельфинавирСаквинавирАЗТd4ТФ-АЗТddI ddCЗТСНевирапинИфавиренц
    Гепатотоксичность+++++
    Панкреатит++++?
    Анемия, нейтропения++
    Нейтропения++
    Тромбоцитопения+
    Нефролитиаз (иногда с гематурией)++
    Гипергликемия+++
    Гипербилирубинемия без повреждения ткани печени+
    Повышение активности сывороточных трансаминаз+
    Примечание: + – может проявляться, ++ – наиболее значимый для препарата побочный эффект, ? – выявлено при комбинированной терапии и, возможно, связано с другими препаратами
    Страница 1 2 3 4 5 6 7 8всего страниц: 8

    ЛИТЕРАТУРА[показать] .

    1. Федеральный закон РФ “О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека” от 30 марта 1995 года.
    2. Змушко Е. И., Белозеров Е. С. ВИЧ-инфекция / Руководство для врачей. – СПб: Питер, 2000. – 320 с.
    3. Исаков В. А., Аспель Ю. В.

      , Богоявленский Г. В. и др. Опыт применения циклоферона в терапии ВИЧ-инфекцни и СПИДа / Руководство для врачей.- СПб, 1997.- 60 с.

    4. Кожемякин Л. А., Бондаренко И. Г., Тяптин А. А. Синдром приобретенного иммунодефицита / Пособие для врачей.- Л.: Знание, 1990.- 112 с.
    5. Лобзин Ю. В., Казанцев А. П. Руководство по инфекционным болезням. – СПб., 1996.

      – 712 с.

    6. Лысенко А. Я., Турьянов М. X., Лaвдовская М. В., Подольский В.М. ВИЧ-инфекция и СПИД-ассоциированные заболевания / Монография.- М.: ТОО “Рарогъ”, 1996,- 624 с.
    7. Новохатский Л. С., Хлябич Г. Н. Теория и практика лабораторной диагностики синдрома приобретенного иммунодефицита (СПИД). – М.: ВИНИТИ, 1992,- 221 с.
    8. Покровский В. И.

      , Покровский В. В. СПИД: синдром приобретенного иммунодефицита.- М.: Медицина, 1988.- 43 с.

    9. Покровский В. И. ВИЧ-инфекция или СПИД // Терапевт, арх. – 1989. – Т. 61, № 11. – С. 3-6.
    10. Покровский В. В. ВИЧ-инфекция: клиника, диагностика / Под общ. ред. В. В. Покровского.- М.: ГЭОТАР МЕДИЦИНА, 2000.- 496 с.
    11. Рахманова А. Г.

      ВИЧ-инфекция (клиника и лечение).- СПб: “ССЗ”, 2000.- 367 с.

    12. Рекомендации по применению антиретровирусных препаратов у взрослых и подростков, инфицированных вирусом иммунодефицита человека // Consilium Medicum приложение. Январь 2000,- 22 с.
    13. Смольская Т. Т., Ленинская П. П., Шилова Э.А.

      Серологическая диагностика ВИЧ-инфекции / Методическое пособие для врачей.- СПб, 1992.- 80 с.

    14. Смольскал Т. Т. Второе десятилетие жизни в условиях СППДа: уроки и проблемы / Актовая речь.- СПб., 1997.- 56 с.
    15. Хаитов Р.М., Игнатьева Г. А. СПИД.- М., 1992.- 352 с.
    16. Connor S. Research shows how HIV exhausts the body // Brit. Mod. J.- 1995.- Vol.

      310.- P. 6973-7145.

    17. Burcham J., Marmor M., Dubin N. et al. CD4 is the best predictor of development of AIDS in a cohort of HIV-infecteci homosexual men // J. AIDS.- 1991.- jN”9. – P.365.
    18. Furlini G., Vignoli M., Re M. C., Gibellini D., Ramazzotti E., Zauli G.. La Placa M.

      Human immunodeficiency virus type I interaction with the membrane of CD4+ cells induces the synthesis and nuclear translocation of 70K heat shock protein // J.Gen. Virol.- 1994.- Vol.75, pt 1.- P. 193-199.

    19. Gallo R. C. Mechanism of disease induction by HIV // J.AIDS.- 1990.- N3.- P. 380-389.
    20. Gottlieb M. S., Schroff R., Schanker H. et al.

      Pneumocystis carinii pneumonia and mucosal candidiasis in previously homosexual mon // Now England J. Med. – 1981. – Vol. 305. – P. 1425-1430.

    21. Harper M. E., Marselle L. M., Gallo R.C., Wong-Staal F.

      Detection of lymfocytes expressing human T-lymphotropic virus type III in limph nodes and peripheral blood from infected individuals by in situ hybridization // Proc. Natl. Acad. Sci. U. S. A. – 1986. – Vol. 83. – N 2. – P. 772-776.

    22. Hess G. Clinical and diagnostic aspects of HIV-infection.- Mannheim: Boehringer Mannheim GmbH, 1992.- 37 p.
    23. Hu D.J.

      , Dondero T.J., Ryefild M. A. et al. The emerging genetic diversity of HIV // JAMA.- 1996. – N 1.- P. 210-216.

    24. Lambin P., Desjobert H., Debbia M. et al. Serum neopterin and beta-2-microglobulin in anti-HIV positive blood donors // Lancet.- 1986.- Vol.8517. – P. 1216.
    25. Maldonado I. A., Retru A.

      Diagnosis of pediatric HIV disease // The AIDS knowledge base, Fd. Cohen P.T.; Sande M. A. Voiberding. 1994.- P. 8.2.1-8.2.10.

    26. Mc Dougal J.S., Kennedy M.S., Sligh J.M. et al. Binding of the HTLV-III/LAV to T4+ T cells by a complex of the 110K molecule and the T4 molecule // Science.- 1985.- Vol.23.- P. 382-385.
    27. Montagnier L., Gougeon M. L.

      , Olivier R. et al. Factors and mechanisms of AIDS pathogenesis // Science challenging AIDS. Basel: Karger, 1992.- P. 51-70.

    28. Paterlini P., Lallemant-Le C., Lallemant M. et al. Polimerase chain reaction for studies of mother to child transmission of HIV-I in Africa // J.Med. Virol. – 1990.- Vol.30, N 10.- P. 53-57.
    29. Polis M. A., Masur H.

      Predicting the progression to AIDS // Amor. J. Med. – 1990.- Vol.89, N 6.- P. 701-705.

    30. Roddy M.M., Grieco M. H. Elevated soluble IL-2 receptor levels in serum of HIV infected populations // AIDS Res. Hum. Retrovir. – 1988.- Vol.4, N 2. – P. 115-120.
    31. Van dor Groen. G., Van Kerckhoven I. et al. Упрощенный и менее дорогой, в сравнении с традиционным, способ подтверждения инфекции ВИЧ // Бюлл. ВОЗ.- 1991.- Т. 69, №6.- С. 81-86.

    Источник: Медицинская лабораторная диагностика, программы и алгоритмы. Под ред. проф. Карпищенко А.И., СПб, Интермедика, 2001

    Источник: http://bono-esse.ru/blizzard/Lab/MedlabDs/AIDS_7.html

    Medic-studio
    Добавить комментарий