27. Метод А.Янова.: 1968 год. Первичная терапия (Терапия первичного крика) – метод

Первичная терапия

27. Метод А.Янова.:  1968 год. Первичная терапия (Терапия первичного крика) – метод

Первичная терапия – катарсический телесно-ориентированный метод, получивший свое развитие в 60-х гг. благодаря американскому психологу Артуру Янову.

Метод Янова радикально отличается от классического психоанализа, в данном случае акцент делается на переживаниях пациента и ощущении целостности собственного «Я».

В практиках присутствует больше свободы, психотерапевт лишь направляет человека во время сеанса.

Терапия первичного крика

Второе название метода – терапия первичного крика – наиболее полно характеризует его суть. Янов полагал, что детские травмы, вытесненные во время взросления, могут вызывать различного рода неврозы и психозы.

Эти первичные травмы сохраняются в теле человека в виде мышечного напряжения и впоследствии трансформируются в психологические блоки.

Человек лишается возможности полно проживать эмоции, постоянно пребывает в напряжении, которое в большинстве случаев приводит к болезням.

Как стать «настоящим»?

Первичные травмы не позволяют нам стать «настоящими». По мнению Янова, человек, постоянно испытывающий неудовлетворенность, получивший в детском возрасте множество первичных травм, не может полноценно развиваться.

Чтобы стать «настоящим», ему необходимо освободится от бремени прежних страданий, избавиться от тревоги, депрессии, страхов. И для этого нужно возвратиться в прошлое, заново пережить ситуацию, ставшую причиной первичной травмы, и разрушить её с помощью крика.

«Ненастоящее» заставляет человека курить, употреблять спиртное и наркотики. Такая жизнь вынуждает его воспринимать окружающий мир сквозь призму прошлого, принимать необоснованные, опрометчивые решения. Только так он может справиться с нарастающим внутренним напряжением.

Чаще всего человек оказывается неспособным избавиться от первичных страданий и ранних травм самостоятельно, поэтому должен пройти специальный курс лечения, который получил название – первичная терапия Янова.

Этапы первичной терапии

Курс лечения, как правило, длится около года и состоит из двух этапов.

Этап первый – индивидуальный. Первые три недели терапевт работает с пациентом до трех часов в день. На этот период его поселяют в клинике или гостиничном номере, он отказывается от курения, прекращает употреблять кофе, алкоголь и наркотические вещества.

В это время человеку запрещается посещать церковь, проходить обучение или ходить на работу. У него изымают любые медицинские препараты, обезболивающие или антидепрессанты. Во время ежедневных сеансов пациент ложиться в «позу зародыша» и внимательно слушает терапевта, который направляет его мысли в прошлое.

Постепенно в памяти начинают всплывать травмирующие случаи из детства, человек вспоминает события, которые тревожат его до сих пор. Психотерапевт побуждает пациента заново пережить каждое из них.

Проживая ранние воспоминания и обиды, человек может кричать, ругаться, плакать, угрожать, испытывать сильную боль, пока не достигнет состояния, при котором больше не сможет контролировать ые связки и начнет кричать от страха или ужаса. Этот неконтролируемый крик Янов назвал первичным.

Посредством этого крика человек избавляется от боли и внутренней зажатости, сопровождавшей его всю жизнь, становится восприимчивым и открытым, и тогда терапевт внушает человеку, что его «тяжелая» проблема утратила всякое значение и перестала влиять на его жизнь.

Этап второй – групповой. Спустя три недели человек возвращается к привычной жизни, и последующие 5-9 месяцев 2-3 раза в неделю посещает групповые курсы терапии.

Во время сеанса происходит обсуждение проблем каждого из участников группы, пациенты погружаются в первичную травму и переживают большое количество первичных эмоций. Групповая терапия отличается от индивидуальных занятий, являясь более эффективной, и помогает выявить множество скрытых проблем.

В процессе занятий люди помогают одногруппникам пережить старую боль, направляют и поддерживают друг друга. Глубокое сопереживание эмоциональной драме соседа помогает выявить собственные проблемы.

Как и на первом этапе, у каждого из участников группы происходит конфронтация чувств, вызывающая конвульсивные, самопроизвольные движения тела, посредством которых разряжается внутреннее напряжение, многолетняя неудовлетворенность и страх.

Во время катарсических сеансов терапевт обучает пациентов глубокому брюшному дыханию, которое помогает выявить первичную травму и прожить её более полно и интенсивно. Одновременно, посредством изменения манеры речи, её ускорения или замедления, прорываются защитные механизмы ума, не дающие соприкоснуться с первичными страданиями. Эти приемы помогают осознать свои чувства, выразить их более полно.

Польза первичной терапии Янова

Данный метод лечения психологических травм уже более сорока лет пользуется большой популярностью во всем мире. За эти годы пациентами Артура Янова стали такие известные личности как Стив Джобс, Йоко Оно, Джон Леннон, но в силу своей занятости так и не прошли полный курс лечения.

Однако тысячи людей, решивших пройти его до конца, смогли избавиться от негативного влияния первичных переживаний. Пройденное лечение позволило им с легкостью справляться со многими жизненными трудностями, принимать обоснованные решения, наполнить свою жизнь истинным смыслом.

Терапия первичного крика сделала их «настоящими», какими они видели себя в своих мечтах, каждый из них обрел душевное равновесие, физическое здоровье и уверенность в собственных силах.

Несмотря на длительность, терапия первичного крика – чрезвычайно эффективная телесно-ориентированная практика, которая возрождает человека к новой жизни посредством погружения в прошлое, избавляет от груза проблем, раскрывает эмоции и чувства.

Жанна Шишкова

Источник

Источник: https://meditation-portal.com/pervichnaya-terapiya/

Терапия «первичного крика» Александра Янова

27. Метод А.Янова.:  1968 год. Первичная терапия (Терапия первичного крика) – метод

Янов считал, что дикие и первобытные крики весьма полезны для здоровья – как физического, так и психического.

Американские психотерапевты вновь обратили внимание на “первичную терапию”, разработанную Александром Яновым 35 лет назад. Этот ученый считал, что дикие и первобытные крики весьма полезны для здоровья – как физического, так и психического.

К такому выводу Янов пришел на основе собственного клинического опыта в психиатрической больнице.

Он обратил внимание на то, что некоторые его пациенты, страдавшие психозами и неврозами, спонтанно издавали сильные и нечленораздельные звуки.

После этого у больных наступало огромное облегчение, а также ощутимо менялось в лучшую сторону восприятие мира – оно становилось более уравновешенным и рациональным.

Янов засел за книги по антропологии и обнаружил, что у так называемых первобытных народов длительные и громкие крики являются непременным атрибутом различного рода ритуалов, после чего у людей наступает радостное состояние.

Потом Янов опросил своих друзей из числа футбольных болельщиков.

Они единодушно сказали, что после криков и воплей во время матчей у них не только ослабевают симптомы хронических болезней, но и заметно улучшается психическое состояние – проходит депрессия, улучшается качество сна, меньше тянет к спиртному.

Для своей “первичной терапии” дикого крика Янов разработал оригинальную теорию.

Он пришел к выводу, что психозы и неврозы – это символическое поведение, защищающее от чрезмерной психобиологической боли, связанной с травмами детства.

Первичная боль относится к ранним событиям жизни, которые остались неотреагированными. Из-за этого эмоции и ощущения накапливаются в напряжения. Все это, по мнению Янова, мешает человеку “быть реальной личностью”.

Лечение “первичным криком” позволяет быстро преодолеть защитные реакции  и “свести счеты” с первичной болью, пережив в полном объеме безо всякой словесной проработки и саму боль, и те события, которые были ее причиной. Согласно психотерапии Янова “первичный крик” должен стать непроизвольным и сильным звуком, который моментально выразит реакцию больного на прошлые травмы.

Если этот “крик души” вызовет опытный специалист, то у человека может быть быстро разрушена “поддельная” психологическая система защиты от того, что Фрейд называл “тихим ужасом повседневной жизни”. То есть у личности исчезнет необходимость в алкоголе, курении, наркотиках как способах преодолеть невыносимые внутренние страдания.

Свои взгляды и методы Александр Янов изложил в знаменитой книге “Первичный крик: первичная терапия – средство от неврозов”, вышедшей в 1971 году.

В Америке, Европе и Японии в 70-е годы прошлого века возникло немало психотерапевтических групп, куда обращались тысячи страждущих.

Во многих группах занятия вели не специалисты, что привело к печальным результатам – вместо улучшения состояния некоторые даже ощущали его ухудшение. Проблема заключалась в том, что далеко не всякий громкий крик имеет целительную силу.

Чтобы вызвать поистине первобытное звучание, нужна предварительная проработка с профессионалом и выход на определенный эмоциональный уровень.

Но и после того, как терапия “первичного крика” вышла из моды, к ней обращались многие знаменитости. Так поступила Барбра Стрейзанд, когда впала в глубочайшую депрессию, узнав, что ее единственный и горячо любимый сын оказался гомосексуалистом. Дойдя до грани самоубийства, Стрейзанд обратилась за помощью к самому Янову.

После долгих уговоров ученый провел с ней пятнадцать сеансов “первичной терапии”.

“Я кричала так, что не видела ничего вокруг, – признавалась Стрейзанд журналу “Роллинг стоун” – Я не могла остановиться, потому что мой мозг покидали демоны страха, тоски, отвращения к миру и к самой себе.

Я снова становилась матерью и одновременно чувствовала себя ребенком, для которого мир прекрасен и добр”. После этого Стрейзанд вернулась к концертной деятельности и стала снова успешно сниматься в кино.

Крупнейший психолог современности Станислав Гроф полагает, что терапия “первичного крика” Янова при умелом применении обладает большими целительными свойствами и уделяет ей должное внимание в своей книге “За пределами мозга”.

Гроф считает, что Янов оригинально применил на практике доказанные жизнью открытия Юнга – первобытный слой психики, или коллективное бессознательное, является фундаментом душевного здоровья. И, грамотно активизируя его, можно избавиться от многих психозов и помочь в лечении других болезней.опубликовано econet.ru

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление – мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: https://econet.ru/articles/153501-aleksandr-yanov-terapiya-pervichnogo-krika

Первичная терапия Янова

27. Метод А.Янова.:  1968 год. Первичная терапия (Терапия первичного крика) – метод

Янов (Janov A.

) — американский психолог, на протяжении ряда лет преподавал глубинную психотерапию в психиатрическом госпитале психоаналитической ориентации, являлся сотрудником психиатрического отделения детской клиники в Лос-Анджелесе. В конце 60-х гг. были сформулированы основные положения первичной терапии Янова, которые получили дальнейшее развитие в деятельности Института первичной терапии в Лос-Анджелесе.

В основе первичной терапии Янова лежит положение о том, что травмы, пережитые в детстве и вытесненные в процессе взросления, а также ранние неудовлетворенные потребности ведут к неврозам и психозам. Янов называет эти травмы первичными.

Пережитые в далеком прошлом, неотреагированные, они сохраняются у человека в виде напряжения или трансформируются в механизмы психологической защиты. Первичные травмы и неудовлетворенные потребности препятствуют естественному продвижению через все стадии развития, которые проходит каждый человек, не дают стать «настоящим». Пресекается нормальный доступ человека к его чувствам.

Напряжение, связанное с первичными травмами, может приводить к физиологическим реакциям, таким как головная боль, язвенная болезнь и др.

Первичная терапия Янова  строится на том, что человек должен заново пережить первичную травму, возвратиться в ситуацию, вызвавшую ее, и освободиться от нее при помощи крика. Если это ему удается, считается, что он стал «настоящим».

Цель первичной терапии Янова состоит в том, чтобы избавиться от всего «ненастоящего», что заставляет человека употреблять алкоголь или наркотики, курить или принимать опрометчивые, необоснованные решения только потому, что иначе он не может справиться с постоянно увеличивающимся внутренним напряжением.

«Ненастоящее» вынуждает человека жить в прошлом, не меняться и не менять способ восприятия мира и в 40 лет сохранять образ жизни подростка. Его слова и действия обусловлены его неврозом, так как он не способен освободиться от чувств, возникших в каких-то ситуациях в прошлом. Обучение в первичной терапии.

необходимо для того, чтобы идентифицировать чувства и ощущения, вызванные ранними травмами, выразить их и испытать терапевтические изменения.

Первичная терапия Янова применяется для лечения пациентов разных возрастов, как подростков, так и взрослых.

В задачу психотерапевта входит убедить пациента, что от него самого зависит, сумеет ли он соприкоснуться с теми чувствами, которые возникли вследствие первичных страданий.

Первичная терапия Янова предполагает следование жесткому набору инструкций и отказ от приобретенных в результате сдерживаемого напряжения привычек (от употребления алкоголя, наркотиков, курения).

Первая фаза психотерапии продолжается примерно 3 недели, и в это время нельзя посещать школу или службу. Курс лечения очень интенсивный — с пациентом занимаются ежедневно, иногда до 3 часов в день. По окончании третьей недели больной включается в работу первичной психотерапевтической группы, которая встречается 2-3 раза в неделю на протяжении 8-12 месяцев.

Тщательно спланированный процесс первичной терапии Янова начинается с обсуждения проблем пациента с получившим специальную квалификацию психотерапевтом. Во время психотерапевтических занятий вскрываются ранние воспоминания, обиды и раны.

Психотерапевт побуждает пациента к тому, чтобы заново «физически» пережить их, фиксируя появление напряжения, психологической защиты и пр. Основная задача психотерапии на этом этапе заключается в постепенном ослаблении психологической защиты.

Когда пациент приступает к работе в психотерапевтической группе, обсуждение его проблем продолжается; теперь он вступает в самые разнообразные взаимоотношения с другими членами группы, что может способствовать переживанию большего количества первичных эмоций, чем в индивидуальной психотерапии.

Пациенты вспоминают травмирующие события раннего детства, вплоть до рождения. Задача психотерапевта на этом этапе — направлять пациента в поиске именно тех событий, которые вызвали эти разрушающие его чувства, без выражения которых невозможно исцеление. Конфронтация с чувствами часто приводит к напряжению и конвульсивным движениям.

Групповая психотерапия сочетается с обучением глубокому дыханию, для того чтобы пациент избавился от поверхностного, невротического дыхания и приблизился к переживанию первичного страдания. Психотерапевт работает также над изменением манеры речи больного, которая рассматривается как один из защитных механизмов.

Пациента просят «принимать страдание» в то время, когда он говорит; это означает замедлять быструю речь или представлять себе, что твой голос принадлежит кому-то другому. Цель этих разнообразных приемов одна — дать человеку возможность соприкоснуться с первичными переживаниями и, полнее осознав свои чувства, обрести способность их выразить.

По мнению Янова, пациенты, прошедшие курс первичной терапии Янова, сбрасывают бремя прежних страданий и начинают лучше справляться с жизненными ситуациями. Они не нуждаются в такой степени, как раньше, в признании и принятии другими людьми.

Их действия приобретают смысл и становятся «настоящими», что способствует обретению душевного комфорта и социального статуса.

Освобождение от напряжения, новое самоощущение позволяют пациенту, прошедшему курс первичной терапии Янова, точнее оценивать свое эмоциональное и физическое состояние в любой ситуации.

Быть «настоящим», по мнению Янова, означает быть свободным от тревоги, депрессии, фобий, быть способным жить настоящим, без навязчивого стремления удовлетворять свои потребности.

Первичная терапия Янова была одним из первых методов психотерапии, который радикально отошел от психоанализа, придавая большее значение сосредоточению на чувствах и переживанию целостности своего «Я».

Источник: https://psyera.ru/3364/pervichnaya-terapiya-yanova

Что такое Первичная терапия Янова? Первичная терапия Янова — это… Расписание тренингов. Самопознание.ру

27. Метод А.Янова.:  1968 год. Первичная терапия (Терапия первичного крика) – метод

Артур Янов — психолог из Лос-Анджелеса, являлся сотрудником психиатрического госпиталя (преподавал глубинную психотерапию). Кроме того, работал в психиатрическом отделении детской больницы.

Основные тезисы Первичной терапии А. Янов сформулировал ещё в 60-х годах ХХ века.

Янов убеждён, что травмы, которые человек переносит в юном возрасте, а в более взрослом состоянии пытается забыть, непременно приводят к развитию психозов и неврозов.

Это относится и к ранним потребностям, которые не удалось удовлетворить. Согласно терминологии Янова, всё это — первичные травмы.

Такие травмы, оставаясь “неотреагированными”, никуда не уходят, а сохраняются в подсознании человека в виде напряжения. Вариант — первичные травмы преобразуются в механизмы, запускающие психологическую защиту.

Всё это препятствует нормальному прохождению личности через все этапы развития. Напряжение, вызванное первичными травмами, нередко становится причиной головных болей, сердечнососудистых заболеваний, проблем с желудочно-кишечным трактом.

Суть Первичной терапии Янова заключается в том, что человеку необходимо снова пережить полученную в далёком детстве или юности травму. Вернувшись в ситуацию, вызвавшую первичную травму, человек может освободиться от неё и всех последствий при помощи громкого крика. Янов утверждает, что после этого человек может называться “настоящим”.

Цель Первичной терапии — сбросить “ненастоящее”, вынуждающее заглушать давнюю боль наркотиками или алкоголем.

Человек считает, что только с помощью искусственных стимуляторов он сумеет справиться с растущим напряжением. Первичные травмы “тянут” человека назад, не позволяя ему жить в настоящем и нормально развиваться.

Под влиянием первичных травм даже в 40–50 лет можно сохранять образ жизни и психологию подростка.

Первичная терапия Янова — способ излечения как взрослых пациентов, так и детей. Психотерапевт должен убедить страдающего от первичной травмы человека, что тот в состоянии вернуть чувства, нахлынувшие в результате давней травмы.

Существует чёткий набор строгих инструкций, следуя которым, пациент может погрузиться в давно забытое состояние.

При этом необходимо полностью отказаться от курения, алкоголя, приёма наркотиков — всех тех вредных привычек, которые появились в результате попыток забыть травму.

На первом этапе лечения (около 3 недель) пациент не выходит из дома, ежедневно по несколько часов с ним занимается психотерапевт. Второй этап подразумевает регулярное (2–3 раза в неделю) посещение пациентом занятий первичной психотерапевтической группы. Этот этап может длиться от 8 до 12 месяцев.

Обсуждение первичных проблем человека происходит со специалистом, подготовленным по особой программе. Психотерапевт вскрывает самые ранние обиды пациента, заставляет его вспомнить полученные психологические раны.

Рассказывая подробно о своих переживаниях, пациент заново окунается в первичные ощущения. Напряжение возрастает, образуется “психологическая защита”, которую специалист должен умело ослабить. Обсуждение первичных проблем продолжается в ходе работы в группе.

Общаясь друг с другом, пациенты вспоминают даже самые ранние психологические травмы — иногда доходя в своих воспоминаниях до самого момента рождения.

На этом этапе психотерапевт должен помочь пациенту “выйти” именно на те раны, которые запустили механизм защиты. Дело в том, что вторичное переживание тех самых чувств — непременное условие исцеления. Параллельно специалист обучает членов группы глубокому дыханию — в противовес поверхностному дыханию, являющемуся невротическим.

Используется и ряд других приёмов, направленных на одно — помочь пациенту соприкоснуться вновь с первичными переживаниями, осознать возникшие в тот момент чувства как можно полнее и суметь их выразить.

Согласно убеждениям Янова, курс Первичной терапии помогает человеку избавиться от бремени ранних страданий и намного лучше справляться с реальными жизненными сложностями.

Пациент, прошедший курс, становится уверенным в себе, не так, как раньше, нуждается в обязательном участии других людей, приобретает душевный комфорт.

Он освобождается от напряжения, мешавшего ему полноценно жить, и выходит на новую ступень развития.

Первичная терапия Янова — один из первых в мире психотерапевтических методов, который отошел от традиционного психоанализа. Основной смысл Первичной терапии Янова — научить человека сосредоточиваться на собственных чувствах и уметь осознать целостность своей личности.

Спасибо, за интерес к теме “что такое Первичная терапия Янова”!

Источник: https://samopoznanie.ru/schools/pervichnaya_terapiya_yanova/

Янов. Терапия первичного крика

27. Метод А.Янова.:  1968 год. Первичная терапия (Терапия первичного крика) – метод

Терапия первичного крика А. Янова

Первичная терапия (Терапия первичного крика) – метод телесно-ориентированной психотерапии, в основе которого находится суждение о том, что причиной всех невротических состояний и психологических нервных срывов, которые случаются с человеком, лежат неудовлетворенные потребности и пережитые в раннем детстве психологические травмы, которые были вытеснены человеком в процессе его взросления. Данные травмы называются первичными и остаются в человеке в форме напряжений и зажимов, которые становятся в дальнейшем механизмом психологической защиты. Основной вред для человека, заключающийся детских травмах и неудовлетворенных потребностях, состоит в отсутствии доступа человека к его истинным чувствам и желаниям, препятствии нормальному развитию человека. Впоследствии данные напряжения способны приводить к психосоматическим заболеваниям.

Об авторе.  Автором метода “Первичная терапия” является известный американский психоаналитик Артур Янов, открывший метод в 1968 году. Вплоть до момента создания метода “Первичная терапия” А. Янов занимался психоанализом.

Получил степень магистра психиатрии и социальной работе Калифорнийского университета (Лос-Анджелес) и доктора философии в области психологии. После окончания интернатуры работал в нейропсихиатрическом госпитале, начиная с 1952 года занимался частной практикой.

Написал более 12 популярных книг, две из которых стали бестселлерами.

Основываясь на своем существенном опыте работы с физически и психически больными людьми Янов доказал возможность лечения от алкоголизма, депрессии, нарушения сна, заболевания сердца, лекарственной болезни и прочих заболеваний при помощи первичной терапии. Помимо этого, в Копенгагенском и Калифорнийском университетах была доказана возможность эффективного лечения психосоматических расстройств при помощи первичной терапии.

Происхождение метода.

Многие исследователи истоков появления первичной терапии сходятся во мнении, что данный вид терапии возник вследствие серии случайных наблюдений за пациентами, у которых наблюдалось значительное улучшение состояния после применения терапии. Первичная терапия также носит название “Терапия первичного крика”, связанное с тем, что пациенты в процессе терапии издавали сильные непроизвольные звуки, сливающиеся в рваный крик.

Изначально Артур Янов занимался психоаналитической терапией и планировал посвятить ей всю свою жизнь. Однако, в середине 1960-х годов в процессе одной из психотерапевтических сессий произошел случай, навсегда изменивший мировоззрение психоаналитика и его профессиональную ориентацию.

Во время сессии Янов услышал громкий жуткий крик молодого человека. Он увидел студента 22 лет, который лежал на полу, находясь в сильнейшем гипнотическом состоянии, и представлял себя маленьким ребенком, пьющим молоко из бутылочки и зовущий маму.

После крика у молодого человека начался рвотный процесс, после которого последовало значительное улучшение его самочувствия.

В одной из других психотерапевтических сессий Янов попросил мужчину 29 лет обратиться к своим родителям. К своему удивлению, он также издавал громкий крик и звал маму с папой. По окончании сессии пациент понял причины своей болезни, заключенные в далеком детстве.

Он увидел источник своей проблемы, после чего пациент почувствовал себя здоровым и полным сил. Артур Янов сделал вывод, что крик был вызван ранней травмой, которую клиент не был способен осознать ранее.

Психоаналитик понял, что для того, чтобы определить первичную травму человека, необходимо вызвать регрессию (возврат к детской модели поведения) в психотерапевтической ситуации.

С тех пор Янов начал детальное изучение причин первичной боли, положил начало развитию первичной психотерапии с целью уменьшения влияния страданий на жизнь человека.

Сущность метода. Янов понял, что основной причиной неврозов являются болезненные чувства, заблокированные человеком, и единственным возможным методом лечения неврозов может быть повторное переживание этих негативных эмоций.

Теория первичной терапии предполагает, что во время отсутствия удовлетворения таких потребностей, как голод, тепло, развитие и поддержание возможностей, у человека накапливается обида, которую он вынужден скрывать за большими пластами физического и психического напряжения, он испытывает боль.

С целью избавления от боли люди склонны давать выход своему напряжению, порой не осознавая болезненных чувств от такого выхода эмоций. Данный выход эмоций представляет собой действия саморазрушающего характера.

Такое саморазрушающее поведение, по мнению человека, способно избавить его от боли, однако данное убеждение является ложным – человек только усугубляет существующую проблему.

Согласно теории первичной терапии, для эффективного избавления от боли человек должен пережить первоначальную боль во всей ее полноте, и соотнести существующее переживание с ранними воспоминаниями из детства. В отличии от других методик телесной терапии, первичная терапия ограничивает повторные переживания человеком своего прошлого, в котором зачастую содержатся причины множества эмоциональных расстройств.

Существенной заслугой А.

Янова является разработка специальных методик, способствующих направлению усилий пациентов на воспроизведение наиболее трудных для повторного воспроизведения переживаний, но, в то же время, самых важных для победы над первичной болью.

  Во время проведения терапевтического сеанса пациентов лишают привычных для них способов снятия эмоционального напряжения – книг, телевизора, сигарет, кофе и телефона, и ставят на контроль терапевта.

Курс лечения в терапии первичного крика интенсивный – с пациентом ежедневно работают до 3 часов в день. В конце третьей недели клиент включается в состав первичной терапевтической группы, график встреч группы – 2-3 раза в неделю на протяжении 12 месяцев.

Когда у клиента проявляется скрытое взаимодействие, терапевт просит его вспомнить пережитые в прошлом чувства.

Терапевт внимательно контролирует появление у клиента признаков стресса и возникновения переживаний, при которых просит глубоко дышать, начиная с низа живота, и издавать при этом звуки, помогающие прояснить сущность чувственного переживания.

В момент наиболее сильного переживания клиент может кричать, ругаться и корчиться от боли. Тогда, при достижении точки максимального переживания, терапевт приказывает пациенту вспомнить картины из прошлого – своих родителей, братьев и сестер.

Терапевт просит пациента поговорить с ними, попросить их о помощи, тем самым вернуть былые переживания, которые не получили должной реакции в прошлом и выразились в последующей зажатости клиента. Этими действиями пациент устанавливает взаимосвязь между болью и источником ее происхождения.

Цель первичной терапии состоит в том, чтобы помочь пациенту избавиться от всего “ненастоящего”, от средств подавления боли, заставляющих человека вести саморазрушительный образ жизни: употреблять алкоголь, курить табак, употреблять наркотические средства, принимать глупые и, с точки зрения логики, необоснованные решения лишь потому, что при помощи других средств человек не способен справиться с постоянно проявляющимся внутренним напряжением. Эти невротические реакции толкают человека жить прошлыми воспоминаниями, не стремясь изменить способ восприятия мира и собственное поведение. Все мысли и  действия такого человека диктуются его неврозом, потому что он является заложником чувств, возникших в ситуациях в прошлом. Первичная терапия необходима для того, чтобы определить скрытые чувства и ощущения, вызванные прошлыми травмами, дать им соответствующий выход и ощутить положительные терапевтические изменения.

Групповая психотерапия сочетается с изучением методик глубокого дыхания, для того, чтобы пациенты начинали избавляться от невротического дыхания и приближались к переживанию первичной боли.

Психотерапевт также включает в терапию работу над изменением манеры речи пациента, рассматривающаяся в терапии как один из защитных механизмов.

Цель этих приемов – дать человеку возможность заново пережить первичные переживания и через их осознание обрести способность выражения понятых человеком чувств.

Клиенты, прошедшие курс терапии первичного крика, избавляются от влияния  прежних страданий и начинают лучше решать возникшие на их пути жизненные трудности вне зависимости от желания других людей принять их.

После эффективного прохождения терапии действия пациентов становятся “настоящими”, наполненными смыслом, что способствует обретению душевного равновесия.

Освобождение от напряжения дает возможность клиенту, прошедшему курс первичной терапии, яснее и рациональнее оценивать свое физическое и эмоциональное состояние в конкретной ситуации.

Критика. Уже в самом начале применения первичной психотерапии данная методика была встречена шквалом критики со стороны других психотерапевтов. Многие из них считают (и не безосновательно), что методика не может называться “Терапией первичного крика”, так как, помимо крика, процесс терапии может вызывать плач, рыдания, стон и т.п.

Некоторые личности утверждали, что терапия первичного крика “спекулятивна, оторвана от жизни и социальной реальности, совершенно не научна, основывается исключительно на “бессознательном”, крайне субъективна и совершенно ошибочно объясняет невротические состояния сугубо травмой, причиненной родителями ребенку в детском возрасте”, “… помимо отношения родителей к ребенку неврозы могут возникать под действием иных факторов, таких как: семья, школа, работа, проблемы в финансовой сфере, безработица, неудачный брак или неразделенная любовь, неподобающие жизненные условия и т.п. Приписывать большинство существующих неврозов “исключительному влиянию первых трех лет жизни человека”, как это делает Янов, – значит совершать “катастрофическую” ошибку упрощения и иррационального видения жизненных процессов”.

Однако высшей точкой критики было обвинение А. Янова в плагиате. Причиной данных обвинений явилась сходство методики “Терапии первичного крика” с “катартическим методом” (более известным как “лечение разговором”), разработанной Зигмундом Фрейдом в далеком 1886 году.

Критики отмечали абсолютную идентичность методов за одним исключением – в модели Фрейда в основе лечения был разговор, а у Янова – крик.

В ответ критикам можно сказать одно – быть может, Янов и взял катартический метод в основу своей терапии, однако называть терапию первичного крика откровенным плагиатом неверно, так как Янов привнес в этот метод существенные изменения.

В отличие от Фрейда, заявлявшего, что до “бессознательного” можно достучаться путем анализа сновидений, Янов полагает, что можно непосредственно войти в “бессознательное” при помощи терапии первичного крика. Также, в противовес Фрейду Янов рассматривает “защитные механизмы “я” как неотъемлемую составляющую  самого невроза.

Фрейд использовал психоанализ для постепенного выявления “бессознательного”, до тех пор, пока пациент не начнет испытывать озарение и не осознает причины своих невротических проблем.

Однако, в отличие от катартического метода Фрейда, Янов считает реальным и необходимым непосредственное, быстрое проникновение в “бессознательное”; при этом эффект от лечения появляется как результат крика от накопившихся за долгие годы страданий.

Фрейдовский перенос невротических эмоций на личность терапевта категорически отвергается Яновом с перенесением внимания на анализ отношений родителей и детей. С учетом всего вышесказанного, непризнание метода “Терапии первичного крика” отдельным, заслуживающим внимания методом психотерапии является неверным.

Антон Ясыр

Источник: http://telo.by/anatomy/terapiya_pervichnogo_krika/

Первичная терапия а. янова

27. Метод А.Янова.:  1968 год. Первичная терапия (Терапия первичного крика) – метод

Методы высвобождения негативных эмоций, применяющиеся в группах биоэнергетической психотерапии, во многих отношениях сходны с первичной терапией.Из всех видов телесной психотерапии этот метод (его создатель – психолог Артур Янов из Лос‑Анджелеса) не только самый известный, но и самый спорный (Якубанеце, 2000).

Смысл теории Янова заключается в следующем.

Если не удовлетворять потребности маленького ребенка в том, чтобы его кормили, согревали, держали на руках, развлекали, давали ему возможность развиваться, его обида трансформируется в «первичную боль», которая впоследствии скрывается под броней психического и физического напряжения.

Невроз представляет собой проявление этой первичной боли, человек находит такой выход своему внутреннему напряжению, который позволяет ему не осознавать болезненные переживания. Этот выход обязательно представляет собой какую‑либо форму саморазрушающего поведения, целью которого является уменьшение внутренней тревоги.

Подобные формы поведения постоянно воспроизводятся при бесконечных и тщетных попытках избавиться от нераспознанного источника внутренней боли.

К несчастью, простой разрядки внутренней напряженности недостаточно в случаях, когда необходимо в полной мере пережить исходную боль и связать свой актуальный опыт с самыми ранними воспоминаниями. Все формы телесной психотерапии направлены на осознание клиентом самых глубоких внутренних ощущений и потребностей, но первичная терапия ограничивает повторное переживание событий прошлого лишь наиболее эмоционально нагруженными воспоминаниями, которые относятся к самым ранним этапам жизни.

Наиболее важным нововведением Янова стал разработанный им комплекс терапевтических приемов, цель которых – подтолкнуть клиента к воспроизведению в памяти ранних событий жизни, наиболее трудных для повторного переживания и воспоминания, которые поэтому наиболее важны для избавления от первичной боли.

Первичная терапия посредством вербальной конфронтации и дыхательных упражнений соединяет ассоциативные цепи, уводящие в далекое прошлое, с энергетическими потоками в настоящем.

В отличие от других психотерапевтов, практикующих приемы телесной терапии, Янов не останавливается на простом высвобождении заблокированной энергии, а настаивает на продолжении терапевтического процесса, чтобы боль стала еще сильнее.

Эта боль отражает осознание клиентом того, что в детстве он не получил от родителей достаточно безусловной любви и что, став взрослым, он должен оставить попытки найти любовь, которая компенсировала бы ему эту депривацию.

В течение трех первых недель терапии клиенты лишены привычных средств снижения напряжения – телевизора, книг, сигарет и друзей – и постоянно находятся под наблюдением терапевта. Терапевт следует за клиентом, который понимает цели и содержание терапии.

Когда появляется намек на скрытое взаимодействие, терапевт побуждает клиента вспоминать пережитые ранее чувства, прямо и символически обращаться к соответствующим людям и говорить с ними.

При любом признаке дистресса или тревоги клиента инструктируют дышать глубоко, начинать дыхание с низа живота, останавливаться на этом чувственном переживании и издавать звуки, помогающие его прояснить. Человек может кричать, корчиться, извергать проклятия.

В прямой и иногда жесткой манере Янов просит клиента выразить гнев на близких родственников, например брата или сестру, или попросить помощи у родителей и этим вернуть к жизни ключевые сцены прошлого и связанные с ними неотреа‑гированные переживания.

Воспроизведение травмирующих переживаний помогает человеку установить психическую связь между болью и ее происхождением. Янов никогда не разрешает прибегать к защитной рационализации, интерпретации и уходу, но в то же время обеспечивает физическую безопасность клиента.

После трех вводных недель индивидуальной терапии клиента помещают в группу, которая встречается по меньшей мере раз в неделю.

Общей целью участников группы является помощь друг другу в достижении и преодолении первичной боли и поддержка друг друга в этом процессе.

Подлинная драма глубокой эмоциональной реакции одного участника заставляет остальных сопереживать его усилиям и оказывает на группу эффективное воздействие.

Однако во многих таких группах между участниками фактически нет взаимодействия, поскольку их предостерегают от вмешательства в работу других участников (Verny, 1979).

Группа является просто местом общей встречи, куда клиенты приходят для независимой работы с несколькими терапевтами.

В любой момент два или три участника могут переживать и выражать сильные чувства, в то время как другие молча лежат или рассказывают терапевту о своих реальных жизненных проблемах.

На теоретическом уровне Янова критиковали за то, что его понятия о первичной боли и воспоминаниях не соответствуют данным исследований психологии развития.

У исследователей, которые работают в этой области, имеются значительные разногласия по вопросу о том, способны ли вообще младенцы понимать, что их самые глубокие первичные потребности в любви и внимании со стороны родителей не находят удовлетворения.

Кроме того, трудно поверить, что, даже если все это и осознается ребенком на когнитивном уровне, соответствующие воспоминания в дальнейшем будут доступны взрослому человеку до такой степени, что он в процессе терапевтической регрессии сможет воспроизвести все мельчайшие подробности своих детских переживаний.

Более вероятно, что маленькие дети начинают реагировать на неприятные ситуации автоматически, посредством ухода от них, а также при помощи других механизмов психологической защиты, еще до того, как у них полностью сформируется система памяти.

Переживание первичной боли в значительной степени может быть следствием того, что взрослый, имеющий свои собственные представления о детских переживаниях, идентифицирует себя с ребенком. Представления Янова о механизмах образования первичной боли и о трансформации воспоминаний о ней относятся к числу его наиболее новаторских идей, но в настоящее время нет данных, которые могли бы подтвердить верность этих гипотез.

Подход Янова критикуют и за его одностороннюю направленность на жесткое и грубое выявление отрицательных эмоций и пренебрежение любыми положительными чувствами и целебной силой человеческих взаимоотношений.

Первичная терапия в описании Янова не ориентирована на взаимоотношения – тут терапевт вызывает только болезненные ощущения и воспоминания. Клиенты могут привыкать к первичному стилю преодоления проблемы.

Другими словами, некоторые уязвимые люди становятся зависимыми от первичного окружения при столкновениях с обстоятельствами, вызывающими тревогу.

Критики охарактеризовали конечную цель первичной терапии как создание «самодостаточного автомата», свободного от условностей реальной жизни: родителей, семьи и карьеры.

В терапии Янова трудно найти какое‑либо поощрение для более мягких сторон человека или, в сущности, трудно обнаружить ее «послепервичное» свойство. В мире, свободном от бактерий, нам не потребовались бы методы иммунизации.

Кажется вероятным, что в этом мире человеку необходимо иметь немного «брони» для совладания с трудными жизненными ситуациями и достижения реальных целей.

* * *

В настоящее время к телесно‑ориентированной психотерапии относится еще ряд авторских методов: стержневая (Core) энергетика (Д. Пьерракос); радикс (Ч. Келли); хакоми (Р. Курц); соматический процесс (С. Келеман); организмическая психотерапия (М. Браун); биодинамическая психология (Г.

Бойсен); бодинамика, или психология соматического развития (Л. Мар‑чер); психотоника (Ф. Гласер); процессуальная терапия (А. Мин‑делл). Близки к телесно‑ориентированной психотерапии и ряд других методик: розен‑метод (М. Розен); БЭСТ (Е. Зуев) ин‑сайт‑метод (М. Белокурова) и некоторые другие.

К тому же в настоящее время распространена практика комбинированных методов – таких как метод Дарбонна (1976): соединение рольфин‑га, биоэнергетики и гештальт‑терапии; или метод Рубенфельд (1984): комбинация техник Александера, Фельденкрайза и геш‑тальт‑терапии; метод Майла (1981), объединяющий гипноз и прикладную кинезиологию.

ГЛАВА 4

ТАНЦЕВАЛЬНО‑ДВИГАТЕЛЬНАЯ ТЕРАПИЯ

Танцевальная терапия как отдельное направление психотерапии оформилась примерно в 50‑70‑х годах двадцатого столетия (Рудестам, 1998). С одной стороны, она ведет начало из древних ритуалов и традиций, а с другой – является «совместным продуктом» развития современного танца и психотерапии.

Официальное определение Американской ассоциации танцевально‑двигательной терапии (http://www.adta.org/) гласит: «Танцевально‑двигательная терапия – это вид психотерапии, который использует движение для развития социальной, когнитивной, эмоциональной и физической жизни человека».

Как и все направления телесной терапии, танцевально‑двигательная терапия базируется на понимании того, что тело и психика взаимосвязаны – изменения в телесных и двигательных паттернах вызывают изменения в сфере эмоциональной, мыслительной и поведенческой. Тело и сознание рассматриваются как равноценные силы в интегрированном функционировании.

«Между мышечной последовательностью напряжения и расслабления (включенной во все выразительные движения) и психической установкой столь тесные взаимоотношения, что не только психическая установка связана с мышечным состоянием, но также каждая последовательность напряжения и расслабления вызывает специфическую установку» (Schilder, 1950).

Основной задачей танцевальной терапии является побуждение к спонтанным выразительным движениям, благодаря осуществлению которых развивается подвижность и укрепляются силы не только на физическом, но и на психическом уровне (Осипо‑ва, 2000).

Таким образом, одним из фундаментальных положений танцевальной терапии выступает убеждение, что при изменении манеры и характера движений человека, которые отражают черты его личности, изменяются его чувства как по отношению к себе, так и к собственному телу.

Через двигательное взаимодействие терапевт помогает клиентам развить самоосознание, проработать эмоциональные зажимы, исследовать альтернативные модели поведения, сделать восприятие себя и других более точным, вызвать такие поведенческие изменения, которые приведут к более здоровому функционированию.

Танец позволяет человеку без риска высказать все, что может и не может быть выражено словами; он облегчает доступ к глубоко скрытым фантазиям и позволяет придать им форму, таким образом танец символически выражает человеческие возможности и конфликты.

К танцевальной терапии прежде всего обращаются люди, для которых движение является способом переработки информации (их иногда называют кинестетиками). Чтобы полностью что‑нибудь понять, им необходимо ощутить это в теле и найти выражение этому в движении. Для них движение – это способ самовыражения, самопознания и развития (Бирюкова, 1998).

Это могут быть и люди другого склада (скажем, аудиальный и визуальный типы), которые на определенном этапе своей жизни поняли, что для решения проблемы им надо обратиться к своему телу, научиться понимать его язык и вступать с ним в диалог.

Некоторые терапевты этого направления соединяют терапевтический подход с определенным типом танца (например, фламенко или танец живота), но гораздо чаще в танцевально‑двигательной терапии используется стилистика танца модерн или контемпорари, поскольку именно эти направления связаны с личным, авторским, глубоко индивидуальным высказыванием через движения.

Коренное отличие терапии от школы танца лежит в отсутствии предустановленного результата – образа, стиля, словаря движения. Для танцевальной терапии важнее, что человек чувствует, когда движется. То, как это выглядит, имеет скорее диагностическую ценность.

Второе отличие – наличие терапевта, т. е. человека, имеющего специальное психотерапевтическое образование в сочетании с опытом в танцах. Третье отличие – соотношение вербальной модальности и танца.

Танцевальная терапия всегда связана с установлением и углублением связей в системе «тело – сознание» и поэтому обращается к разным языкам – как к «языку» тела, ощущений, чувств, так и к вербальному и символическому языкам.

В принципе соотношение между двумя этими модальностями может быть различным, но «тера‑певтичность» процесса во многом зависит от создания адекватного контекста, возможности осмысления и интеграции опыта.

Представление о танце как феномене, возникающем на пересечении социокультурных, социально‑психологических и личностных координат, позволяет определить танец, учитывая его разнообразные функции, как (Шкурко, 2003):

1. Форму невербального катарсиса. С этой точки зрения танец выполняет следующие психофизиологические, психологические и психотерапевтические функции:

• функцию катарсического высвобождения сдерживаемых, подавляемых чувств и эмоций, в том числе социально нежелательных;

• функцию моторно‑ритмического выражения, разрядки и перераспределения избыточной энергии;

• функцию активизации, энергизации организма;

• функцию уменьшения тревожности, сопротивления, напряжения, агрессии;

• оздоровительную функцию (функцию психофизической профилактики);

• функцию саморегуляции.

2. Вид невербального общения, наделенный всеми функциями общения:

• функцией познания людьми друг друга;

• функцией организации межличностного взаимодействия;

• функцией формирования и развития отношений.

3. Выполнение танцем функций общения возможно благодаря тому, что он является совокупностью невербальных сигналов и знаков, имеющих пространственно‑временную структуру и несущих информацию о психологических особенностях личности и группы. С этой точки зрения танец выполняет следующие социально‑психологические функции:

• функцию выражения чувств, отношений и взаимоотношений личности;

• функцию создания образа партнера и группы;

• функцию понимания и взаимопонимания, поскольку он стимулирует процессы интерпретации в общении;

• функцию установления и регуляции отношений;

• функцию самопознания и познания других;

• функцию диагностики отношений.

4. Социокультурный феномен, в котором находят свое выражение социальные ценности, общественные установки, отражаются социальные мотивы. Именно с этой точки зрения изучение танца приобретает особое значение для изучения истории развития человечества.

5. Вид пространственно‑временного искусства, художественные образы которого создаются средствами эстетически значимых, ритмически систематизированных движений и поз (Королева, 1977).

6. Символ жизни и всемирного движения.

Выделенные функции танца отражают его сложную природу и вместе с этим подчеркивают его социокультурный, социально‑психологический и психологический статусы, определяющие роль танца в жизни человека и возможности его использования в рамках психотерапии.

Танцевально‑двигательная терапия может быть частью различных психотерапевтических подходов и «работать» на разных уровнях сознания. Кроме того, что танец сам по себе является гармоничной физической практикой, танцтерапия может использовать различные модели терапевтической работы:

1) принципы терапии эмоционального катарсиса (поскольку телесное выражение чувств является самым прямым и естественным способом доступа к значимым областям опыта);

2) модель психоаналитической (глубинной) терапии (т. к. танец позволяет осознать довербальный опыт и ранние стадии развития);

3) подходы сценарной и ролевой терапии (поскольку танец является «высшей и самой совершенной формой игры» и наглядным способом символизации (Хейзинга, 1992);

4) взгляды экзистенциальной терапии (когда темами танца и «партнерами» в нем становятся любовь, одиночество, свобода, ответственность и смерть).

Выделяют три области применения танцевальной терапии (Гиршон, 2000):

– лечение больных (клиническая танцтерапия) – в данном случае танцевальная терапия чаще используется как вспомогательная, наряду с лекарственной, особенно для клиентов с нарушениями речи. Проводится в клиниках, может длиться несколько лет. В таком виде она существует с 40‑х годов прошлого века;

– терапия людей с психологическими проблемами (танцевальная психотерапия) – один из видов психотерапии, ориентированный на решение конкретных запросов клиентов, чаще всего использующий психодинамическую модель сознания (психоанализ) или подход аналитической психологии К. Г. Юнга. Может проходить как в групповой, так и в индивидуальной форме. Также для достижения устойчивого результата тут требуется достаточно большой срок;

– для развития личности и самосовершенствования. Это занятия для людей, которые не страдают от проблем, но хотят чегото большего от своей жизни.

В данном случае танец становится средством познания себя, своих особых индивидуальных качеств, позволяет вывести неосознанный материал на свет осознания, дает возможность расширить представление о самом себе, найти новые пути выражения и взаимодействия с другими людьми.

Танцевально‑двигательная терапия может проводиться в групповой и индивидуальной форме. Существует и семейная танцевальная терапия для работы с семейными проблемами; есть детские группы для дошкольников и школьников, развивающие творческие способности, коммуникативные навыки, помогающие подготовиться и адаптироваться в школе.

Существуют уникальные программы для детей (детско‑родительские группы), корректирующие дисгармоническое развитие (задержка психического развития, минимальная мозговая дисфункция и т. д.).

В группах и индивидуально ведется работа с людьми, страдающими различными психогенно обусловленными функциональными нарушениями и психосоматическими заболеваниями.

Танцевальная терапия используется как способ подготовки супружеских пар к родам и к роли родителей, а также для послеродовой поддержки – специальные группы для малышей от 0 до 3 лет и их мам. Ведется также работа с людьми, страдающими посттравматическими расстройствами, с детьми‑инвалидами, беженцами.

Источник: https://studopedia.su/2_11449_pervichnaya-terapiya-a-yanova.html

Первичная терапия – психология

27. Метод А.Янова.:  1968 год. Первичная терапия (Терапия первичного крика) – метод

Артур Янов — психолог из Лос-Анджелеса, являлся сотрудником психиатрического госпиталя (преподавал глубинную психотерапию). Кроме того, работал в психиатрическом отделении детской больницы.

Основные тезисы Первичной терапии А. Янов сформулировал ещё в 60-х годах ХХ века.

Янов убеждён, что травмы, которые человек переносит в юном возрасте, а в более взрослом состоянии пытается забыть, непременно приводят к развитию психозов и неврозов.

Это относится и к ранним потребностям, которые не удалось удовлетворить. Согласно терминологии Янова, всё это — первичные травмы.

Такие травмы, оставаясь «неотреагированными», никуда не уходят, а сохраняются в подсознании человека в виде напряжения. Вариант — первичные травмы преобразуются в механизмы, запускающие психологическую защиту.

Всё это препятствует нормальному прохождению личности через все этапы развития. Напряжение, вызванное первичными травмами, нередко становится причиной головных болей, сердечнососудистых заболеваний, проблем с желудочно-кишечным трактом.

Суть Первичной терапии Янова заключается в том, что человеку необходимо снова пережить полученную в далёком детстве или юности травму. Вернувшись в ситуацию, вызвавшую первичную травму, человек может освободиться от неё и всех последствий при помощи громкого крика. Янов утверждает, что после этого человек может называться «настоящим».

Цель Первичной терапии — сбросить «ненастоящее», вынуждающее заглушать давнюю боль наркотиками или алкоголем.

Человек считает, что только с помощью искусственных стимуляторов он сумеет справиться с растущим напряжением. Первичные травмы «тянут» человека назад, не позволяя ему жить в настоящем и нормально развиваться.

Под влиянием первичных травм даже в 40–50 лет можно сохранять образ жизни и психологию подростка.

Первичная терапия Янова — способ излечения как взрослых пациентов, так и детей. Психотерапевт должен убедить страдающего от первичной травмы человека, что тот в состоянии вернуть чувства, нахлынувшие в результате давней травмы.

Существует чёткий набор строгих инструкций, следуя которым, пациент может погрузиться в давно забытое состояние.

При этом необходимо полностью отказаться от курения, алкоголя, приёма наркотиков — всех тех вредных привычек, которые появились в результате попыток забыть травму.

На первом этапе лечения (около 3 недель) пациент не выходит из дома, ежедневно по несколько часов с ним занимается психотерапевт. Второй этап подразумевает регулярное (2–3 раза в неделю) посещение пациентом занятий первичной психотерапевтической группы. Этот этап может длиться от 8 до 12 месяцев.

Обсуждение первичных проблем человека происходит со специалистом, подготовленным по особой программе. Психотерапевт вскрывает самые ранние обиды пациента, заставляет его вспомнить полученные психологические раны.

Рассказывая подробно о своих переживаниях, пациент заново окунается в первичные ощущения. Напряжение возрастает, образуется «психологическая защита», которую специалист должен умело ослабить. Обсуждение первичных проблем продолжается в ходе работы в группе.

Общаясь друг с другом, пациенты вспоминают даже самые ранние психологические травмы — иногда доходя в своих воспоминаниях до самого момента рождения.

На этом этапе психотерапевт должен помочь пациенту «выйти» именно на те раны, которые запустили механизм защиты. Дело в том, что вторичное переживание тех самых чувств — непременное условие исцеления. Параллельно специалист обучает членов группы глубокому дыханию — в противовес поверхностному дыханию, являющемуся невротическим.

Используется и ряд других приёмов, направленных на одно — помочь пациенту соприкоснуться вновь с первичными переживаниями, осознать возникшие в тот момент чувства как можно полнее и суметь их выразить.

Согласно убеждениям Янова, курс Первичной терапии помогает человеку избавиться от бремени ранних страданий и намного лучше справляться с реальными жизненными сложностями.

Пациент, прошедший курс, становится уверенным в себе, не так, как раньше, нуждается в обязательном участии других людей, приобретает душевный комфорт.

Он освобождается от напряжения, мешавшего ему полноценно жить, и выходит на новую ступень развития.

Первичная терапия Янова — один из первых в мире психотерапевтических методов, который отошел от традиционного психоанализа. Основной смысл Первичной терапии Янова — научить человека сосредоточиваться на собственных чувствах и уметь осознать целостность своей личности.

Спасибо, за интерес к теме «что такое Первичная терапия Янова»!

Источник:

Тема 5. первичная психотерапия

Артур Янов — выдающийся психолог, создатель первичной терапии — нового направления психотерапевтической практики, ориентированной на лечение не только психологических, но и психосоматических расстройств.

Его стиль мышления можно назвать психобиологическим (и в этом смысле синтетическим), не вписывающимся в традиционные каноны психотерапевтической мысли. Он автор более 12 книг, включая международные бестселлеры — его первую книгу «Первичный крик» (.

) и недавно вышедшую «Биологию любви» (.).

До создания первичной терапии Артур Янов занимался психоанализом. Он получил степени бакалавра и магистра по психиатрии и социальной работе в Калифорнийском университете (Лос-Анджелес) и доктора философии в области психологии.

Закончил интернатуру в психиатрической клинике Беверли Хиллс, работал в нейропсихиатрическом госпитале. В период с 1952 по . занимался частной практикой.

Янов также работал 2 психиатрическом отделении лос-анджелесской детской больницы, где его интересовала проблема психосоматического взаимодействия.

Янов, опираясь на свою обширную практику (а это тысячи пациентов, с которыми он работал в течение более чем трех десятилетий), показал, что физические и психические болезни могут быть связаны с ранней травмой.

Он пришел к выводу, что пациенты могут избавляться от тревоги, депрессии, нарушений сна, алкоголизма, наркомании, лекарственной зависимости, заболеваний сердца и многих других серьезных болезней посредством первичной терапии.

За прошедшие 30 лет первичная терапия утвердила себя как способ лечения психосоматических расстройств и решения сложных психологических проблем. Исследования в Копенгагенском и Калифорнийском университетах подтвердили теорию первичной терапии.

Янов и его жена активно популяризируют первичную терапию, они читали свои лекции едва ли не во всех странах мира. В . Янов вместе с женой создали «Первичный центр» в Калифорнии, который проводит лечебные, обучающие и исследовательские программы. Электронный адрес Центра: primal@primaltherapy.com

С. Гроф (1993) справедливо указывает, что истоки данного вида терапии были строго эмпирическими и что она возникла благодаря нескольким случайным наблюдениям, связанным с сильно выраженным облегчением состояния пациентов, позволившим себе в ходе терапии издавать сильные, непроизвольные и примитивно-нечленораздельные звуки или так называемый «рваный» крик.

В течение 17 лет Янов, как клинический психолог и работник системы патронажа, занимался психоаналитической терапией. Профессиональная ориентация Янова была изменена в один день. Это случилось в середине 1960-х гг. В ходе одной из ночных групповых психотерапевтических сессий Янов услышал «жуткий крик, вырвавшийся у молодого человека…» (Prochaska & Norcross, 1994, p. 239).

Это был 22-летний студент, который корчился на полу в агонии, казалось, находясь в глубокой гипнотической регрессии (чувствовал, что облачен в пеленки и пьет молоко из бутылочки). Его дыхание было очень частым и спазматичным. Вдруг он начал жутко кричать: «Мама, папа!» После этого крика у него началась рвота.

В итоге у пациента наступило значительное улучшение состояния, но никто не знал причины такого улучшения.

В другой психотерапевтической сессии Янов настойчиво просил 30-летнего мужчину обратиться к своим родителям.

После долгого отсутствия каких-либо эффектов пациент вдруг «пошел в работу», обнаружив тот же ряд непроизвольных реакций, которые возникли у первого из описанных пациентов: он начал быстро и глубоко дышать, корчась в конвульсиях, а затем издал ряд леденящих душу криков.

После этого возник инсайт: пациент понял основную проблему своей жизни, увидев ее как цепь закономерных событий, начинающуюся в раннем детстве. В результате он почувствовал себя здоровым человеком.

Янов пришел к выводу, что крик был порожден бессознательной раной (болью), которую пациент не в состоянии осознать и выразить и которая возникла в результате первичной (ранней) травмы.

Для того чтобы выявить первичную травму, необходимо вызвать терапевтически оправданную регрессию, и Янов начал экспериментировать с различными средствами, способствующими регрессу пациентов в психотерапевтической ситуации.

Именно с этого времени Янов занялся исследованием первичной боли и развитием теории и практики первичной психотерапии, которая смогла бы смягчать влияние этой боли на жизнь человека.

В середине 1960-х гг. Артур Янов создал новый вид психотерапии (первичную терапию), вполне вписывающуюся в психодинамическую парадигму, согласно которой в основе неврозов, сексуальных перверсий, различного рода зависимостей и широкого круга психосоматических расстройств лежит неосознаваемая психическая травма, возникающая в детстве.

Однако по теории и технике первичная психотерапия значительно отличается от психоаналитически ориентированной терапии. Прохазка и Норкросс (Prochaska & Norcross, 1994) относят первичную терапию к «психотерапии эмоционального наводнения» (emotionalfloodingtherapies), куда они включили также вегетотерапию В.

Райха, биоэнергетический анализ А. Лоуэна и имплозивную терапию Т. Стампфла. На наш взгляд, такая точка зрения не является бесспорной. Слишком уж различны между собой телесные виды терапии (В. Райх и А. Лоуэн) и имагинальная техника имплозивной терапии Т. Стампфла, чтобы объединять их в один вид психотерапии.

С не меньшим основанием в этот вид психотерапии можно включить и клиент-центрированную терапию К. Роджерса, в рамках которой акцент делается не на стимуляцию вербальной продукции, а на активизацию чувственных переживаний. С. Гроф (1993) вводит первичную терапию в рубрику «Экзистенциальная и гуманистическая психотерапия».

Очевидно, что первичная терапия имеет выраженный катартический эффект и на этом основании может быть причислена к катартическим техникам.

Мы полагаем, что между достаточно эффективной техникой первичной терапии и ее незатейливой, несколько упрощенной теорией существует своеобразный «зазор». Суть в том, что реальный процесс терапии оказывается шире и глубже, чем концептуальные рамки такой терапии. Поэтому определить место этой психотерапии в системе психотерапевтического знания достаточно сложно.

На деле эта терапия занимает особое положение. Терапевтов, прошедших специальное обучение данной технике, очень немного, другими направлениями этот вид терапии игнорируется, студенты, изучающие другие виды психотерапии, даже не рассматривают первичную терапию, наконец, отсутствуют сравнительные исследования эффективности этой терапии.

Можно сказать, что первичная терапия несоотносима с общей психотерапевтической культурой.

Первая книга Янова называлась «Первичный крик. Первичная терапия. Лечение неврозов» (Primalscream, PrimalTherapy.

ThecureforNeurosis;1970) [На русском языке книга издана под названием «Первобытный крик» (М., 1997)].

Этот вид психотерапии не может быть назван «психотерапией первичного крика», так как процесс терапии вызывает не только крик (крик только одна из возможных реакций), но и плач, рыдания, стон и т. п.

Такие реакции, или, выражаясь словами Янова, преднамеренно вызванные «примитивности» (primals) пациентов являются результатом не механических упражнений (типа восклицания: «Мама, мама!»), а глубоко протекающего эмоционального процесса, связанного с воспоминаниями о ранних травмах.

Источник:

Янов. Терапия первичного крика

Терапия первичного крика А. Янова

Источник: https://obu4ayka.ru/bez-rubriki/pervichnaya-terapiya-psihologiya.html

Medic-studio
Добавить комментарий