3. Этническая картина мира: Что представляет собой этнической картины мира, присущая тому или

Этническая картина мира

3. Этническая картина мира: Что представляет собой этнической картины мира, присущая тому или

Что такое этническая картина мира? Это первый вопрос, накоторый должна ответить историческая этнология. В предшествующих главах мыговорили, что этническая традиция, в том числе, и этническая картина мира какее составная часть, имеют определенные неизменные элементы.

Именно к ним мыотнесли понятие, ранее предложенное Эдвардом Шилзом в несколько другом значении— “центральная зона культуры”. Мы говорили также, что составляющими“центральной зоны культуры” являются не верования и ценности, аадаптационно-деятельностные модели.

Эти модели, в свою очередь, могутрассматриваться как установки, если понимать термин “установка” не в упрощенномзначении (как намерение или побуждение к действию), а в качестве определенногомодуса личности, который охватывает всю сферу психического и влияет навосприятие человеком окружающего его мира. В настоящей главе мы рассмотрим этотвопрос подробнее.

Позволим себе начать с некоторой аллегории.

Каждый человек чувствует опасность, исходящую извне. Мир,который “во зле лежит”, пробуждает ощущение тревоги. Чтобыдействовать в нем, человек должен прежде всего определить конкретные источникивнешней опасности.

Скажем, лес опасен не вообще как бесформенный зеленый массивбеспорядочно растущих деревьев, кустов и травы, а потому что в нем живут хищныезвери, ядовитые насекомые, потому что в нем можно заблудиться. Если предпринятьмеры предосторожности, то по лесу можно ходить и собирать грибы.

Для этогонужно знать: 1) что в лесу является источником опасности? 2) чего нельзяделать, чтобы не вызвать эту опасность на себя? 3) что надо сделать, чтобы еепреодолеть? Сказанное относится и к миру в целом. Если окружающую действительностьне рационализировать, то в ней невозможно осмысленно действовать.

Посредствомэтой рационализации человек добивается того, что ощущение тревожноститрансформируется в определенные образы, которые концентрируют в себевраждебность. Одновременно вырабатываются представления об образе действия человекав мире, который бы был направлен на избежание и преодоление опасности.

Мир большой, а человек маленький. Чтобы человек мог сделатьшаг вперед, он должен быть уверен в себе.

Чтобы зайти далеко в незнакомый лес,человек должен либо иметь компас, по которому он сможет ориентироваться, либопомнить народные приметы, либо обладать необыкновенной интуицией, либо бытьуверенным, что на его ауканье кто-нибудь откликнется.

Таким образом, чтобыприступить к действию, человек должен иметь хотя бы смутное представление отом, при каких обстоятельствах это действие осуществимо, кто он такой, чтоможет его совершить, какими качествами он должен для этого обладать (какиекачества себе приписывать), в каких отношениях он должен находиться с другимилюдьми, нуждается ли он в их помощи, или он способен помочь себе сам, могут лиоказать ему помощь другие, каким образом возможно совместное действие и какимикачествами должен обладать коллектив людей (состоящий из все тех же беспомощныхи малосильных индивидов), чтобы решиться на действие?

Ответы, которые этническая культура дает на эти вопросы —это та призма, сквозь которую человек смотрит на мир, в котором должендействовать, основные парадигмы, определяющие возможность и условия действиячеловека в мире, вокруг которых выстраивается в его сознании вся структура бытия.В этом, прежде всего, и состоит защитная функция этнической культуры,являющаяся наиболее значимой из всех ее функций.

Благодаря ей человек получает такой образ окружающего, вкотором все элементы мироздания структурированы и соотнесены с самим человеком,так, что каждое человеческое действие является компонентом общей структуры.Этнос адаптируется к реальному миру тем, что всему в мире дает как бы своеназвание, определяет его место в мироздание.

Так формируется образ мира или то, что мы будем называтьэтнической картиной мира, поскольку образ мира является основополагающейкомпонентой культуры этноса и, следовательно, индивидуален для каждой культуры.

При этом необходимо заметить, что повышенное чувствовнешней опасности, высокая мера конфликтности по отношению к миру — все это недеструктивно для этнической культуры.

Вредит скорее их недостаток, когдакультура лишается внутренней напряженности, а следовательно, и мобильности.

Процветание этноса зависит не от меры конфликтности, а от того, сколь хорошофункционируют психологические защитные механизмы этноса, сколь они развиты,адекватны, гибки.

Так, в критическойситуации этнос с хорошо налаженным механизмом психологической защиты можетбессознательно воспроизвести целый комплекс реакций, эмоций, поступков, которыев прошлом, в похожей ситуации, дали возможность пережить ее с наименьшимипотерями. Это особенно бросается в глаза у народов с трудной историческойсудьбой, но в целом относится ко всем.

Защитные механизмы этноса можно разделить на специфические инеспецифические.

Специфические защитные механизмы направлены на преодоление конкретнойугрозы извне. Для этого угроза должнабыть маркирована и вписана в иерархию бытия. Точно так же вписывается виерархию бытия и получает свое название и способ защиты — ритуальное илиреальное действие.

Модель работы специфических защитных механизмов можнопроиллюстрировать на примере “Казачьей колыбельной песни” Лермонтова.

По камням струитсяТерек,
Плещет мутный вал;

(общаятревожность)

Злой чечен ползет наберег,Точит свой кинжал

(опасность называется,

конкретизируется)

Но отец твой старыйвоин;

Закален в бою:
(указывается средство защиты от опасности)

Спи, малютка, будьспокоен,

Баюшки-баю.
(опасность психологически снимается)

Сам узнаешь, будетвремя,

Бранное житье;

Смело вденешь ногу в стремяИ возьмешь ружье.

 (стереотип закрепляется,
задается алгоритм собственного действия)

Маркируется ли таким образом реальная угроза или мифическая,адекватны ли защитные действия, способны ли они в действительности устранитьугрозу, — в некотором смысле неважно. Во всяком случае, менее важно, чем фактее маркировки сам по себе — локализация ее в определенных точках и сознаниетого, что какие-то действия способны угрозу предотвратить.

В качестве неспецифических защитных механизмов можнорассматривать саму “этническую картину мира”.

Что представляет собой этнической картины мира, присущаятому или иному народу? Прежде всего очевидно, что — это некоторое связноепредставление о бытии, присущее членам данного этноса. Это представлениевыражается через философию, литературу, мифологию (в том числе и современную),идеологию и т.п.

Оно обнаруживает себя через поступки людей, а также через ихобъяснения своих поступков. Оно, собственно, и служит базой для объяснениялюдьми своих действий и своих намерений. Но при этом важно подчеркнуть, что картина мира осознается членами этноса лишьчастично и фрагментарно.

Фактом сознания является не ее содержание, а ееналичие и целостность. В этом смысле она является неким фантомом. Человекускорее кажется, что он имеет некоторую упорядоченную систему представлений, темболее представлений общих с его социокультурным окружением, чем он имеет ее вдействительности.

Имеет он нечто совсем иное: ощущение наличия такой целостной,упорядоченной и гармоничной системой. Это закономерно. Ведь основная функцияэтнической культуры — это функция психологической защиты.

В действительности жеразрозненные элементы картины мира присутствуют в сознании человека в качествефрагментов, не вполне стыкующихся между собой. Это становится ясно при попыткеоблечь картину мира в слова.

Однако это не означает, что опираясь на осознаваемые фрагменты,картину мира нельзя реконструировать как логическую целостность, мифологемуреальности, стройную и взаимосвязанную.

Но при попытке такой реконструкцииокажется, что исходные пункты этой мифологемы, на которых, собственно, идержится весь каркас реконструкции, абсолютнонеобъяснимы изнутри ее самой и в них содержатся значительные внутренние противоречия.

Более того, несмотря на то что присутствующая в данной картине мира внутренняялогика может восприниматься членами этноса как нормативная, на деле онаоказывается таковой лишь отчасти.

В один и тот же период различные группывнутри этноса могут иметь разные картины мира, у которых имеется общий каркас,но различаются сами здания (схемы), и логика поведения, исходящая из одногоисточника, на практике проявляется совершенно различным, порой дажепротивоположным образом.

Кроме того, этническая картина мира сильно меняется с течениемвремени, причем люди не всегда осознают культурные разрывы, которые могут бытьочевидны для исследователя.

Неизменными оказываются лишь логическинеобъяснимые, принятые в этнической картине мира за аксиому, блоки, которыевнешне могут выражаться в самой разнообразной форме.

На их основе этносвыстраивает новые и новые картины мира — такие, которые обладают наибольшимиадаптивными свойствами в данный период его существования.

На проблему можно посмотреть и с другой стороны.

Почемупродукт психологической рационализации, каковым является этническая картинамира, при попытке ее воссоздать в эксплицитной форме, будет допускать натяжки,а порой и существенные искажения реальности, незаметные ему самому? Ответ втом, что эти искажения являются следствием действия защитных механизмов егопсихики, которые репрессируют информацию, способную вызвать деструкциюэтнического сознания. Причем репрессии подвергается та информация, котораяпротиворечит этническимконстантам, то есть не конкретной,принятой в тот или иной исторический момент членами данного этноса (или некойгруппой внутри этноса) традиции, а тем внелогическим понятиям, которые служаткаркасом и подоплекой этнической традиции в любой ее модификации, противоречит не конкретным формамвыражения этих понятий, а их глубинному содержанию, бессознательным образам,которые лежат в основании рационализации опыта, полученного из внешнего мира,превращения этого опыта в своеобразный элемент культуры — этническую картинумира. Таким образом, защитный барьерстоит между внешней реальностью и структурообразующими моментами этническогобессознательного, этническими константами.

Функция этого барьера двойная.

С одной стороны, он вытесняетиз сознания и препятствует проникновению в бессознательные слои психики всехтех представлений, которые способны нанести ущерб целостности этническихконстант.

В частности, цензуре подлежит и информация о чужом опыте, опринципиально иных картинах мира: они предстают перед носителем традиционного сознаниякак неконкурентоспособные.

С другой стороны, защитный барьер контролируют импульсы бессознательного, направленные на внешний мир.Благодаря действию защитных механизмов этнические константы никогда необнаруживают своего содержания непосредственно, и член этноса сам не видит техмоментов, которые являются для него центральными, и поэтому не в состоянииподвергнуть их критике.

В его сознании они всегда всплывают лишь в видепредставлений по поводу каких-то определенных проблем или объектов, то есть вформе максимально конкретизированной.

Проходячерез защитный барьер этнические константы как бы дробятся: в зону сознания онивступают не как правило, общее для множества самых различных явлений, а какпредставление о наиболее удобном способе действия в данном случае.

Болеетого, формы конкретных проявлений этнических констант могут быть столь пестры,разнообразны, что увидеть за ними общую закономерность порой действительнотрудно. Многообразие форм проявления этнических констант обеспечивает ихмаксимальную неуязвимость.

В случае  очевидного противоречия этнических константреальности под угрозу ставятся не сами этнические константы, а конкретные формыих выражения. Так, некая поведенческая норма может быть откинута индивидомили обществом как несостоятельная, но бессознательная подоплека этой нормыостается незадетой и найдет свое отражение в других формах. В период смены модификаций традиционногосознания этноса этнические константы просто меняют свою одежду.

Что представляют собой этнические константы?

Они являются теми механизмами (о которых мы говорили вначале этой главы), снимающиепсихологическую угрозу со стороны окружающего мира и обеспечивающие члену этносавозможность действовать. И именно их мы будем рассматривать в качестве“центральной зоны” культуры.

Происхождение “центральной зоны” адаптивное:она представляет первичный слой психологической адаптации человека — тот слой,о котором мы говорили, когда рассматривали этническую культуру, как защитныймеханизм.

Этнические константы не могут не включать следующие  бессознательные образы:

  • локализацию источника зла ;
  • локализация источника добра;
  • представление о способе действия, при котором добро побеждает зло.

Это первичная схема. “Источник добра” сам включает в себянесколько парадигм, в частности “образ себя” и “образ покровителя”.”Образ себя” — это субъект действия, а “образ покровителя”можно определить как атрибут действия, то есть как то, что помогает совершатьсядействию.

Обе эти парадигмы могут совмещаться за счет того, что атрибуты,делающие действие возможным, приписываются непосредственно самому себе.Поскольку этническое сознание по своей сути коллективно, то “образсебя” — это “мы – образ”, образ коллектива, способного ксовместному действию.

м “образа себя” является то, чтоименно член данного этноса принимает за свой базовый коллектив, что для негоявляется коллективом.

“Образ себя”, то есть представление о субъектедействия, и “образ покровителя”, то есть представление об условиидействия, определяют характер действия человека и тип взаимосвязи между членамиколлектива.

“Источник зла” может быть назван “образомврага”, хотя такое тождество само по себе не подразумевает персонификацию”источника зла”, а лишь его концентрацию на каком либо объекте;”источник зла” — это то, что мешает действию, и то, против чегонаправлено действие.

Таким образом, он также влияет на характер действия.

Этническими константами являются не наполнение этихобразов, а общие приписываемые им характеристики и их диспозиция  — расположение друг по отношению к другу ихарактер их взаимодействия.

Конкретное содержание этих парадигм может меняться— и тогда возникают новые модификации этнической традиции.

Но оно в любомслучае будет таким, что общие характеристики этих образов, их диспозиция ипредставление о модусе действия останутся неизменными.

На основании этнических констант формируются адаптационно-деятельностныемодели культуры. Вокруг этих констант кристаллизуется этническая традиция вразличных ее модификациях.

Здесь необходимо разграничить два понимания культуры: культуры как способа кристаллизацииэтнических констант и культуры какценностной конфигурации.

Ценностная ориентация является в известном смысле материалом,на основании которого кристаллизуется та или иная этническая культура.

Этнические константы не содержат в себе представления о направленности действияи его моральной оценки. Направленность же действия задается ценностнойориентацией.

Этнические константы иценностная конфигурация соотносятся как способ действия и цель действия.

Таким образом, этническуюкартину мира можно рассматривать как производную от этнических констант, содной стороны, и ценностей ориентации, с другой. Этнические константынеизменны на протяжении всей жизни этноса, а ценностная ориентация можетменяться, она является результатом свободного выбора людей.

Каждый этнос в какой-то мере адаптирует более широкуюкультурную традицию, но сами по себе этническиеконстанты нейтральны по отношению к той или иной ценностной ориентации.Какую систему ценностей принимать — волен выбирать человек.

Этническая культурадетерминирована потребностью человека в психологической адаптации,  так же как деятельность по жизнеобеспечениюэтноса детерминирована его потребностью в физиологической адаптации кокружающей среде.

Например, зрение также и физиологически, и психологически жесткодетерминировано и существуют вполне определенные законы зрительного восприятия,но куда человеку смотреть — это его выбор.

В отличии от ценностных доминант, представляющих собойидеальный план культуры, этнические константы являются проявлением адаптивно-защитногоплана культуры. Причем культура имеет в себе несколько уровней адаптации. Вышемы уже упоминали о них, а теперь представим их иерархию в систематическойформе.

1. Первичная адаптация, где в качестве защитногомеханизма выступает сама этническая культура — то есть, такое первичноеструктурирование мира, которое дает человеку принципиальную возможностьдействовать.

Результат первичной адаптации — формирование  “центральной зоны” этническойкультуры, содержанием которой являются этнические константы.

Защитный фильтрсрабатывает, когда поток информации идет извне внутрь, то есть из сознания вбессознательное.

Таким образом, формируется пласт этнического бессознательного.Этот процесс является составной частью этногенеза.                  

2. Адаптация “центральной зоны” к конкретнымусловиям существования этноса, то есть процесс кристаллизации вокруг”центральной зоны” инвариантов этнической картины мира. Защитныйфильтр срабатывает, когда поток информации идет изнутри наружу, то есть избессознательного в сознание.

3. Искажение восприятия членами этноса реальности, тоесть невосприимчивость их к информации, противоречащей содержанию их этническихконстант. Защитный фильтр срабатывает, когда поток информации идет извневнутрь.

4. Дробление импульсов этнического бессознательного:общие требования бессознательного осознаются только в качестве конкретныхмотивов отдельных поступков. Защитный фильтр срабатывает, когда информация идетизнутри наружу.

С этим уровнем психологической адаптации связано действиеспецифических защитных механизмов культуры, а также и явление, которое мы будемрассматривать ниже — распределение этнической культуры и процесссамоструктурирования этноса.

Весь комплекс культурных представлений, который связан сэтнической картиной мира мы будем называть традиционным сознанием этноса.

Причем последние в контексте историческойэтнологии мы будем рассматриваем, прежде всего, с точки зрения его формальных черт, а несодержания, и поэтому определение “традиционный” мы будем в равноймере относить и к крестьянской общине, и к некоторым индустриальным обществам(что очевидно и из предшествующих глав).                                         

Основные характеристики традиционного сознания таковы:

1) имплицитное наличие в нем целостной картины мира, втом смысле, как мы ее определили выше;
2) его “правильная” передача из поколения в поколение, в процессе нормальной, выработанной даннымэтносом, социализации;
3) корреляция традиционного сознания с поведенческими стереотипами, присущимичленам данного этноса, детерминирование им всего целостного и многосложногоздания народной жизни: общественных институтов, системы межличностных имежгрупповых, в том числе межпрофессиональных и межклассовых отношений, обрядови ритуалов, идеологии, искусства и фольклора, автостереотипов (то есть,“образов себя”), обусловливающих “внутреннюю политику “этноса(правила внутриэтнического поведения и пределы его вариативности); гетеростереотипов(то есть, “образов  соседей”), системымежэтнических (межкультурных) отношений, то есть парадигм “внешней политикиэтноса” (правил поведения с “чужими”), механизмов интериоризации”чужих” и т. д.;
4) соответствие традиционного сознания этноса социальным условиям его жизни,стадии его общественного развития, структуре жизнеобеспечения (материальнойбазе), а также соотношение этнической картины мира с нормами и ценностями,доминирующими у других народов, что может выражаться либо как эксплицитноевключение себя в некоторое сверхэтническое культурное единство, либо какобособление, противопоставление себя другим. Таким образом, традиционное сознание адаптировано кисторическим реалиям внешнего мира.

Когда мы говорим о традиционном сознании этноса, то слово”сознание”  употребляемусловно, поскольку то, что мы под ним подразумевается, включает в себя исознание, и бессознательное. В качестве синонимичного может использоватьсятермин “менталитет”. Однако термин “традиционное сознание” представляется нампредпочтительным, поскольку отражает связь понятий “этническая картина мира” и“традиция”.

Основные понятия, введенные в настоящей главе:

  • Этническиеконстантыбессознательные комплексы, складывающиеся в процессе адаптации человеческого коллектива (этноса) к окружающей природно-социальной среде и выполняющие в этнической культуре роль основных механизмов, ответственных за психологическую адаптацию этноса к окружающей среде. Они сами по себе не имеют содержательного наполнения, а включают в себя лишь “формальные” характеристики, то есть представляют собой определенную и постоянную на протяжении всей жизни этноса форму упорядочивания опыта, которая в соответствии со сменой культурно-ценностных доминант народа в течение его истории получает различное наполнение. Этнические константы представляют собой систему в рамках которой строго определено их соотношение между собой. Все бессознательные образы, включенные в систему этнических констант тем или иным образом, определяют характер действия человека в мире. Последний специфичен для каждой этнической культуры. Система этнических констант и является той призмой, сквозь которую человек смотрит на мир. На ее основании формируются адаптационно-деятельностные модели человеческого поведения.
  • Этническаякартинамира — сформировавшиеся на основании этнических констант, с одной стороны, и ценностных доминант, с другой, представления человека о мире — отчасти осознаваемые, отчасти, бессознательные. В целом этническая картина мира есть проявление защитной функции культуры в ее психологическом аспекте. Она сама может рассматриваться как неспецифический защитный механизм. Этническая картина мира не является неизменной. Она различна в различные периоды жизни этноса и для различных групп внутри этноса. Это связано с различиями в культурно-ценностных доминантах.
  • Традиционноесознание(менталитет)система мировоззрения, основанная на этнической картине мира, передающаяся в процессе социализации и включающая в себя представления о приоритетах, нормах и моделях поведения в конкретных обстоятельствах. Через описания этих представлений, в свою очередь, может быть описана культурная традиция, присущая этносу или какой-либо его части в данный период времени.

Опытисторико-этнологического анализа

Проиллюстрируем приведенный выше теоретический материална примере этнического сознания западных финнов конца XIX — начала ХХ века. Вовторой и пятой главе мы уже касались темы этнической картины мира финнов и далиее описание, относящееся в основном к ХVIII — первой половине XIX века.

К концуже XIX века в нем произошли кардинальные перемены. В чем они выразились и какимобразом метаморфоза традиционного сознания финнов оказалась возможной? Мы говорилио финне как о “маге”, одиночке, стремящимся словом, пением подчинить себеприроду.

За короткое время характер финна, по внешней видимости совершенноменяется.

Источник: http://svlourie.narod.ru/hist-ethnology/9.htm

Современная этническая картина мира

3. Этническая картина мира: Что представляет собой этнической картины мира, присущая тому или

На́ция (от лат. natio — племя, народ) — социально-экономическая, культурно-политическая и духовная общность индустриальной эпохи. Существует два основных подхода к пониманию нации: как политической общности граждан определенного государства и как этнической общности с единым языком и самосознанием.

Под народом понимают, в частности, этнос, то есть определённую группу людей, отличающуюся общностью ряда признаков — языка, культуры, территории, религии, исторического прошлого и т. д.

Хотя одним из важнейших признаков этноса является общий язык, это отнюдь не единственное условие — существуют разные этносы, говорящие на одном и том же языке.

Например, шотландцы, ирландцы и валлийцы практически полностью переняли английский язык, но англичанами себя не считают.

Слово “народ” также используется в значении нация.

Понятие “народ” также употребляется для обозначения всего населения какой-либо страны, вне зависимости от его этнической принадлежности.

Понятие “этническая картина мира” было введено американским социальным антропологом Робертом Редфилдом (1897-1958), который полагал, что любому народу как коллективной личности присуще собственное видение мира.

Этническая картина мира на протяжении всей истории человечества отличалась пестротой и разнообразием. Процесс роста численности народонаселения был сложным и противоречивым: периоды “демографических взрывов” сменялись периодами сокращения общей численности населения.

И те и другие были вызваны соответствующими биологическими, социальными и историческими причинами.

За девятнадцать веков нашей эры общая численность населения мира увеличилась в 10 раз, и этот процесс развивался неровно. Были периоды, когда численность населения не возрастала или даже снижалась из-за многочисленных войн, нашествий, эпидемий. Так, например, в XIV веке от эпидемии чумы только в Европе погибло более четверти всех жителей.

Поэтому за первую тысячу лет нашей эры население мира увеличилось всего в 1,5 раза. На рубеже I и II тысячелетий основная часть населения планеты по-прежнему была сосредоточена в Южной Азии (79 млн человек) и в Китае (66 млн). На долю этих регионов приходилось 55% человечества.

В Европе наиболее заселенными странами были Франция, Италия и Испания.

К середине II тысячелетия население земного шара возросло в 1,6 раза. Особенно быстро этот процесс развивался в Европе и по России (рост более чем в 2 раза). Китай в этот период стал самой населенной страной земного шара (110 млн).

Резко возросло население Японии (с 4,5 млн в 1000 г. до 17 млн в 1500 г.). Самыми населенными странами Европы оставались Франция (15 млн) и Италия (10 млн), а место Испании заняла Германия (9 млн).

Численность населения африканского континента в это время почти не росла.

Во второй половине XVIII века начинается резкое ускорение роста населения планеты. В это время произошел первый демографический взрыв. Если с 1500 по 1750 г.

население увеличилось примерно на 300 млн человек, то с 1750 по 1900 г. – на 910 млн.

Особенно резкое увеличение темпов прироста было характерно для второй половины XIX века, что объясняется начавшимся снижением смертности, особенно детской, и увеличением средней продолжительности жизни.

За четыре столетия (с 1500 по 1900 г.) существенно увеличилась и география населения.

В результате Великих географических открытий (Великие географические открытия – период в истории человечества, начавшийся в XV веке и продолжавшийся до XVII века, в ходе которого европейцы открывали новые земли и морские маршруты в Африку, Америку, Азию и Океанию) сложились значительные миграционные движения, особенно в страны Америки и Австралию, население которых возросло соответственно в 10,4 и 19 раз. Население России и Европы в эти века росло намного быстрее, чем население Азии и Африки. Так, в России численность увеличилась в 8,1 раза, в Европе – в 4,1 раза, тогда как население Азии за это же время выросло в 3,4 раза, а Африки – только в 2,4 раза. В результате к началу XX века самой населенной страной оставался Китай (475 млн человек), за которым следовали страны Южной Азии (290 млн). Третье место занимала Россия (130 млн человек), вслед за которой располагались США (76 млн), Япония (45 млн), Германия (43 млн), Франция (41 млн), Индонезия (38 млн), Великобритания (37 млн). Остальные страны по численности населения значительно отставали от них.

Динамика численности населения на протяжении всего XX столетия отличалась большой интенсивностью. Население Земли выросло более чем на 3 млрд человек, или практически в 3 раза. При этом быстрее всего росло население Латинской Америки (в 6,1 раза) и Африки (в 4,7 раза), медленнее всего – население Европы (в 1,7 раза) и СССР (в 2,1 раза). Причины этого дисбаланса:

– миграционные потоки (они значительно ускоряли рост населения в Северной и Латинской Америке, Австралии и Новой Зеландии),

– последствия двух мировых войн;

– очень быстрые темпы естественного прироста населения в развивающихся странах после Второй мировой войны. В военные годы лишь в странах Америки и Австралии численность населения росла ускоряющимися темпами.

Особенно это появилось в Латинской Америке, где среднегодовой прирост достиг 2,5% за счет иммигрантов, переезжавших туда в первые послевоенные годы из разоренных стран Западной Европы. Довоенный уровень численности населения в странах Европы был достигнут в 1947 г., а в Советском Союзе – в 1955 г.

глобальный демографический взрыв 50-60-х годов в 70- годы сменился снижением прироста населения в начале 80-х годов.

Темпы прироста населения Земли на протяжении всего XX столетия были как никогда ранее интенсивными. Так, численность населения мира в 1 млрд была достигнута примерно в 1820 г.; 2 млрд – в 1927 г. (через 107 лет); 3 млрд – в 1959 г. (через 32 года); 4 млрд – в 1974 г.

(через 14 лет); 5 млрд – в 1987 г. (через 13 лет); 6 млрд – в 1999 г. (через 12 лет).

В конце XX столетия две страны имеют население более 1 млрд человек: Китай – 1,2 млрд и Индия – 1 млрд, а семь стран имеют численность более 100 млн человек (США, Индонезия, Россия, Бразилия, Япония, Нигерия, Пакистан).

Всего в мире в настоящее время насчитывается 225 государств, имеющих постоянное население и являющихся суверенными. Однако все их население распределено очень неоднородно. В отмеченных выше государствах проживает более 60% населения мира.

В то же время в 62 крупных и средних государствах (с населением свыше 10 млн человек в каждом) сосредоточено почти 95% всего населения Земли. И наконец, в мире насчитывается 38 карликовых стран (с числом жителей менее 100 тыс.

человек), в которых живет в совокупности около 1 млн человек.

Чтобы лучше осознать многоплановые этнические процессы, идущие в мире, нужно использовать научную классификацию народов мира.

Однако сложность, многовариантность, историческая изменчивость этнической картины мира обусловливают различные виды классификаций, которые, взятые по отдельности, не дают исчерпывающей этнологической характеристики отдельного народа.

Рассмотренные же в своем единстве, различные приемы классификации позволяют систематизировать этносы по широкому кругу признаков.

Исходя из критериев совокупных антропологических признаков, совместного проживания на одной или нескольких территориях, типа этнической общности, общих особенностей быта и культуры, общей исторической судьбы, языкового родства, можно разделить все народы по следующим основаниям: географическому, антропологическому, языковому и хозяйственно-культурному.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/19_240733_sovremennaya-etnicheskaya-kartina-mira.html

6.2. Этническая картина мира и ее изменение

3. Этническая картина мира: Что представляет собой этнической картины мира, присущая тому или

Этническаякартина мира– сформировавшиеся на основанииэтнических констант, с одной стороны,и ценностных доминант, с другой,представления человека о мире – отчастиосознаваемые, отчасти бессознательные(Стефаненко Т.Г., 2000).

В целом этническаякартина мира есть проявление защитнойфункции культуры в ее психологическомаспекте. Она сама может рассматриватьсякак неспецифический защитный механизм.Этническая картина мира не являетсянеизменной. Она различна в различныепериоды жизни этноса и для различныхгрупп внутри этноса.

Это связано сразличиями в культурно-ценностныхдоминантах. На основе этнической картинымира формируется менталитет того илииного этноса.

Традиционноесознание (менталитет)– система мировоззрения, основаннаяна этнической картине мира, передающаясяв процессе социализации и включающаяв себя представления о приоритетах,нормах и моделях поведения в конкретныхобстоятельствах. Через описания этихпредставлений, в свою очередь, можетбыть описана культурная традиция,присущая этносу или какой-либо его частив данный период времени.

Изменениеэтнической картины мира(и сопряженного с нею традиционногосознания этноса) происходит или еслиимеющаяся картина мира утрачивает своиадаптивные свойства, или если обществоменяет свои ценностные доминанты.

Последний случай мы также можемрассматривать как адаптивный процесс,поскольку с точки зрения системыэтнических констант как основногомеханизма адаптации этнической системык окружающему миру, ценностные доминантыпредставляются внешним объектом, ккоторым система должна адаптироватьсяили адаптировать их к себе так же, какобъекты природного и социополитическогоокружения.

Приизменении этнической картины мирапроисходит новый трансфер этническихконстант на реальные объекты икристаллизация нового традиционногосознания этноса вокруг новых значимыхобъектов.

Однако неизменными остаютсяобщие характеристики этническихконстант, модус их взаимосвязи и балансмежду «источниками добра» и «источникамизла», а также основные парадигмы «образысебя», включающие представления околлективе, способном совершать действия,и о принципе действия людей в мире.

Механизмтакой трансформации может быть различным.Однако в каждом случае он связан спрохождением периода смуты. Кроме того,он всегда связан с деятельностьюносителей личностного сознания. Вышемы говорили об их консервативнойдеятельности в обществе, ниже будемговорить о креативной.

Г.Д.Гачев (1988) дает характеристику различныммоделям изменения традиционногосознания, сопровождающейся как сменойэтнической картины мира, так и формированиемновых социальных институций.

1.Эволюционное изменение традиционногосознания. В результате постепеннойсмены ценностной ориентации или изменениявнешних и внутренних культурно-политическихи социальных условий существованияэтноса объект трансфера корректируется.Проекция «центральной зоны» этническойкультуры как бы скользит по реальности.

Замещение содержания объектов трансфераможет не осознаваться традиционнымсоциумом.

Внешнему же наблюдателюпроцесс замещения представляется какакцентуация тех или иных фрагментовстарой традиции (смыслов или связей),принятие культурной или идеологическойинновации, отмирание ряда черт, ранееприсущих традиционному сознанию.

Процессзамещения является почти в чистом видерезультатом деятельности носителейличностного сознания, находящихсявнутри традиционного социума. Выступаяв обществе в роли советчиков, ониспособствуют постепенной переориентациивсех его членов.

Однако непрерывностьтакой перестройки традиции толькокажущаяся.

Несмотря на то, что измененияв традиции накапливаются постепенно,закрепление новых трансферов (аследовательно, и кристаллизация новойэтнической традиции) происходит врезультате более или менее явнойобщественной смуты, в течение которой«отреагируется» напряжение, вызванноенесовершенством старой культурно-адаптационноймодели, разрыв старых связей трансфера.Тогда носители личностного сознаниясообщают обществу новую, видоизмененнуюмодель. Таким образом, новые «названия»даются системе в моменты кризисасамоидентификации.

2.Смена внутренних альтернатив втрадиционном сознании.

Поскольку врамках единой этнической культуры можетформироваться несколько типовтрадиционного сознания на базе различныхценностных ориентаций, то в самом этносенеизбежно будет происходить борьбамежду его различными внутреннимиальтернативами.

Она ведется обычно науровне носителей личностного сознания,и лишь время от времени к ней могутподключаться широкие слои народа, апобеда той или иной из внутреннихальтернатив вызывает массовый переходлюдских ресурсов с одной альтернативына другую.

Такая победа может определятьсякак культурно-политическими обстоятельствами(создающими для представителей однойиз альтернатив условия более выгодные,чем для другой, число приверженцевкоторой при этом резко сокращается),так и усилением среди членов этносатяги к определенной ценностной ориентации.

Переходот одной альтернативы к другой, так жекак и при эволюционном пути, связан сопределенным состоянием общества,временной потерей адекватнойсамоидентификации. Но механизм изменениятрадиции в каждом из двух этих случаевразличен.

Приизменении культурно-историческихусловий жизни этноса происходит как быподкрепление одной из альтернативныхтрадиций и блокирование других, так чтопоследние теряют свои адаптивныесвойства (например, в них размывается«образ защитника»).

Вслучае усиления тяги этноса к новымценностным доминантам внутриэтническаягруппа – носитель угасающей альтернативы– существует в почти неизменном виде до очередного периода смуты, послекоторого она не может вернуться висходное состояние по причине того, чтоколичество носителей личностногосознания внутри данной альтернативыоказывается ниже критической точки.Выход из смуты возможен в рамках другойальтернативы, в которой, напротив,происходит концентрация носителейличностного сознания (в чем и состоитвыбор этносом той или иной альтернативы).

3.Изменение традиционного сознания,вызванное катастрофами, происходит врезультате катастрофы, когда прежняяэтническая картина мира начинает резкопротиворечить реальности, а альтернативныхтрадиций, обладающих большими адаптивнымисвойствами, у этноса нет.

В условияхвременного дефицита этнос должен создатьабсолютно новую культурную традицию,поскольку состояние смуты, хотя и можетпродолжаться и годами, и десятилетиями,тем не менее грозит распадом этническойкультуры.

Тогда и происходит спонтанноепереструктурирование этноса, котороеможно назвать одним из самых удивительныхявлений в жизни этноса, и оно тем болееудивительно, что встречается довольночасто.

Этнос, не способный к спонтанномупереструктурированию, погибает врезультате исторических катаклизмов.Наоборот, мобильность механизмапереструктурирования обеспечиваетживучесть этноса.

Источник: https://studfile.net/preview/6208597/page:51/

Medic-studio
Добавить комментарий