31.Уровни непонимания: В психологии выделяется четыре уровня непонимания. Фонетическое

Зрелость личности и уровни (не)понимания

31.Уровни непонимания: В психологии выделяется четыре уровня непонимания. Фонетическое

Если у вас сохранились хотя бы смутные воспоминания об уроках геометрии, то проще всего проиллюстрировать эту тему, используя пример пространств с различным числом измерений.

Помните эти мелкие «парадоксы» при переходе из двухмерного в трехмерное пространство? Параллельные прямые, которые на плоскости никогда не пересекаются, в объемном пространстве вполне могут оказаться перпендикулярными друг другу, а в более многомерном пространстве могут хоть в узел завязаться, оставаясь все такими же прямыми и параллельными в одной из своих проекций на плоскость.

Отсюда и возникает кажущееся противоречие: на простом (плоском) уровне восприятия ответ всегда прост и очевиден, но как только мы начинаем углубляться в понимание природы вещей, ответы становятся все более парадоксальными. Но, как и в геометрии, никакого противоречия на самом деле нет, вопрос только в том, понимают ли собеседники, о каком числе измерений в данный момент идет речь.

Теперь о том же самом подробнее и в психологическом контексте.

Есть такое мнение, хорошо согласующееся с практикой, что разные люди рождаются с разными начальными уровнями зрелости. В индийской традиции это отражено в кастовом строе, который предполагает, что каждый человек принадлежит к тому социальному слою, в котором он родился. На западе и во многих других культурах аналогичным образом происходит деление на аристократию и простых смертных.

Очевидно, что дело тут не в генетике и даже не в воспитании.

В семье необразованных бедняков вполне может родиться царь по духу, а сколько в человеческой истории было дегенератов королевских кровей и напоминать не нужно.

Возможно, и есть какая-то корреляция между происхождением и начальным уровнем зрелости сознания, но зависимость это точно не прямая. То есть, все, о чем мы можем говорить, это сам факт некоего врожденного различия.

Также можно предположить, что в течение жизни происходит какое-то продвижение по шкале зрелости. Но темп этого развития достаточно низок, поскольку основной движущей силой здесь являются острые столкновения с жизнью, заставляющие человека переосмыслять самые глубокие свои установки и воззрения. Но никто не стремится к подобным столкновениям по доброй воле.

Более того, для нас совершенно естественно избегать подобных столкновений, а уклад нашей современной жизни с ее комфортом и безопасностью, позволяет решать эту задачу без особых затруднений. В результате поводов для развития остается не так уж и много, и во многих случаях — если не в большинстве — люди так и остаются на своей начальной ступеньке зрелости.

Зрелость личности

Одномерное (зачаточное) сознание. Самая простая и инфантильная форма сознания. Человеку этого типа свойственны однозначные и потому крайне примитивные суждения о жизни. Восприятие грубое, эмоциональные реакции полярные (черно-белые), эстетическое чувство отсутствует.

В определенном смысле эти люди счастливы, поскольку у них не так много поводов и возможностей создать какой-либо внутренний конфликт. В их жизни все просто и понятно — надо работать, надо развлекаться, надо рожать детей, надо умирать. Не в чем сомневаться, не о чем спорить — они полностью убеждены в собственной жизненной позиции и не собираются ее менять.

Находясь на этом уровне зрелости, человек довольствуется самыми простыми радостями жизни и не ждет каких-либо великих свершений. Это классический тип простого и по-земному мудрого деревенского жителя, у которого полно забот по хозяйству, и никаких личностных амбиций.

Он просто живет день за днем, точно так же, как жили его родители и деды. Ничего другого ему и не нужно. Но это не та простота и естественность, к которой приходит адепт дзэна на самом пике прозрения.

Простота одноклеточного сознания все-таки ближе к примитивности, к неспособности вместить что-либо большее, воплощение невежества.

У этих людей никогда не возникают вопросы о природе бытия. У них вообще очень мало вопросов, потому что ответы для них всегда очевидны.

По этой же причине у них нет ни единого повода обращаться за помощью к психологам или даже к духовникам — жизнь сама расставляет все по местам.

А там, где нет вопросов, не нужны и никакие ответы, поэтому проблема объяснения и понимания на этом уровне полностью отсутствует.

В геометрической метафоре одномерное пространство подразумевает, что ни о каких параллельных прямых тут речи быть не может. Прямая здесь только одна, поэтому нет никаких вопросов, сомнений и проблем. Скорее всего, это самый затяжной этап, поскольку без конфликта нет развития.

Двухмерное (невротическое) сознание. Уровень сознания обычного среднестатистического гражданина. Эти люди целиком и полностью живут в мире догм и стереотипов. Конформисты — мнение большинства для них закон. Вкусы и эстетические предпочтения усредненно обычные, соответствующие конъюнктуре.

Параллельные прямые добра и зла на этом уровне никогда не пересекаются. Отсюда и огромное количество внутренних противоречий и конфликтов — душевный хаос никак не вписывается в прокрустово ложе примитивных и однобоких воззрений.

Условно говоря, это душевное состояние человека дофрейдовской эпохи, когда у среднего обывателя не было ни малейшего представления о наличии у себя неосознаваемых психических процессов. И главное их страдание вызвано несоответствием «плоских» сознательных представлений «объемным» процессам и мотивам, присущим бессознательному.

Классический пример из психоаналитической традиции — это случай молодой женщины, у которой начался психоз из-за конфликта между сознательной позицией и чувствами, возникшими на более глубоком уровне.

Требование любить и заботиться о своем отце столкнулось с чувством облегчения, которое возникло в момент его смерти после продолжительной и утомительной для всех болезни.

Противоречие между тем, что она должна была чувствовать, и тем, что она почувствовала в действительности, привело ее в психушку.

Соответственно, работа по развитию сознания на этом уровне происходит в направлении открытия для человека нового измерения — сферы его бессознательных чувств и мотивов. Это и есть постепенный переход от плоского восприятия жизни и внутреннего пространства к объемному.

Можете представить себе тот квантовый скачок в сознании, когда привычный уютный двухмерный мирок оказывается лишь пунктирной проекцией темного и пугающего трехмерного пространства. Весь мир в этот момент переворачивается вверх дном.

То, что еще вчера было простым, понятным и однозначным, больше таковым не является. За каждым поверхностным мотивом, всегда находится что-то более глубокое и часто весьма неприглядное. Знакомые ориентиры утрачиваются, а новые еще не сформированы.

Хаос, шок и трепет.

Трехмерное (выздоравливающее) сознание. Параллельные прямые привычных ценностей на этом уровне часто оказываются перпендикулярными друг другу. Такое положение дел требует куда большей гибкости ума и оперативной памяти, способной вместить в себя объемное восприятие внутренней реальности.

На этом этапе развития человек хоть и с неохотой, но все-таки признает, что центр тяжести психического аппарата находится не там, где всегда предполагалось. Бессознательные ранее чувства и реакции теперь становятся все более очевидными, но примирения с ними не наступает. Эгоистичное сознание все еще изо всех сил тянет одеяло на себя и пытается остаться у власти.

С одной стороны, человек теперь признает, что его мотивы далеко не так чисты, как это декларируется на уровне личностного сознания, с другой — сохраняется пока старая тенденция борьбы с собой. Основной внутренний конфликт остается незатронутым, и со стороны Эго долгое время не прекращаются еще попытки подчинить себе бессознательное с его звериными инстинктами.

Однако уже на этом этапе потихоньку начинается процесс индивидуации — высвобождение и отделение от толпы. Человек все глубже понимает свою природу, и это наконец-то дает ему возможность и основания прислушаться к своему собственному мнению и начать формировать свой собственный вкус в жизни.

Его взгляды долгое время еще остаются в рамках общепринятых стандартов, но все чаще у него возникает ощущение, что эти стандарты для него тесноваты.

А обострившийся ум и более тонкое восприятие теперь постоянно наталкиваются на смутную пока догадку, что помимо трех уже известных измерений, вероятно, есть еще и четвертое — Бог, Самость, Судьба, Природа… что-то такое, что до сих пор оставалось за сценой, но фактически режиссировало все происходящее вокруг.

Многомерное (здоровое) сознание. Этап состоявшегося примирения с собой и последующего самоотречения.

Личное Я на этом уровне продолжает свое обычное функционирование, с той лишь разницей, что оно больше не озабочено собственной драмой. Некоторые внутренние конфликты все еще остаются, но в них больше нет прежнего ожесточения.

Упираясь в границы познания, ум перегорает и вывешивает белый флаг — теперь уже больше не важно, параллельны прямые или нет.

Взгляды на жизнь становятся все более неопределенными, вера в непогрешимость вселенской механики постепенно превращается в глубокую убежденность, а значит остается все меньше поводов для беспокойства и душевного смятения. Все идет своим чередом и именно так, как и должно идти, даже если сохранившиеся в памяти стереотипы кричат, что это дорога в ад.

Человек приходит к пугающему, но вместе с тем и освобождающему выводу, что, по большому счету, нет никакой возможности точно разобраться в собственных мотивах — они просто есть. И точно так же невозможно разобраться в том, как устроена жизнь, — она тоже просто есть. Единственный незыблемый факт — это факт самого бытия. Все остальное — только домыслы и концепции.

Мир все еще воспринимается дуалистично, но границы правильного и неправильного, доброго и злого все больше размываются. Очевидным становится, что единственный объективный ориентир в оценке окружающей действительности — это свое собственное субъективное ощущение. Объективное и субъективное меняются местами — теперь уже нет ничего более объективного, чем субъективное.

Результатом череды этих трансформаций становится одиночество без капли сожаления и свобода без капли страха. Процесс индивидуации можно считать завершенным — человек окончательно утверждается в том, чтобы быть собой, со всеми своими странностями и получать от этого максимум удовольствия.

Остается, однако, последняя ложка дегтя: смутное ощущение, что быть собой на личностном уровне — это еще не значит быть собой в абсолютном смысле.

Примирение со своими демонами и осознание полной своей подчиненности божественной воле, поднимает последний вопрос — кто есть Я, кто есть Бог, где граница между первым и вторым, и не получится ли в итоге так, что никакой границы нет, а первое тождественно второму?

Безмерное (пробужденное) сознание. Эту песню мы петь не будем, потому что слова ее нам не известны… но пару слов все-таки скажем.

Если бы рыба спросила, как быть рыбой, мы бы без тени сомнения поняли всю анекдотичность этого вопроса. Но когда человек спрашивает, как быть человеком, мы погружаемся в философские раздумья и ощущаем интеллектуальную неполноценность в своей неспособности дать исчерпывающий академический ответ.

Следуя нашей пространственной метафоре, можно попробовать представить себе восприятие мира с бесконечным числом измерений. Задача кажется неразрешимо сложной, но это и есть та самая интеллектуальная западня с вопросом о том, как быть человеком. Есть ли у человека хоть малейшая возможность им не быть? Что такое может предпринять человек, чтобы перестать быть человеком?

То же самое и с нашим сознанием: может ли оно быть чем-то иным, кроме самого себя? И если в конечной или изначальной своей форме оно безмерно и безгранично, то могло ли оно хоть на мгновение перестать быть таковым? Очевидно, что не могло, а это значит, что наше привычное повседневное сознание — это и есть Оно.

Фокус только в том, что на долгие годы наше внимание прилипло к экрану с картинками, и искреннее сопереживание главному герою затмило собой восприятие более широкой реальности. Мы видим фильм, но больше не видим экрана, на котором его показывают.

Как хорошая книга заставляет нас забыть о делах, сне и чувстве голода, так и история про самих себя, которую мы наблюдаем десятилетиями, заставляет нас забыть о своей настоящей природе. Но никто и никогда не переставал быть собой.

Бог, играющий в шахматы, остается Богом… даже если с треском проигрывает партию.

Уровни непонимания

Теперь возьмем какой-нибудь простой насущный вопрос и посмотрим, как можно на него ответить на разных уровнях понимания.

Допустим, сложилась какая-то спорная ситуация, где требуется совершить какой-то выбор, и этот выбор не кажется легким. самой ситуации нас не волнует.

Это может быть проблема на работе, конфликт в отношениях, выбор своего пути в жизни и все, что угодно еще — ответ в любом случае будет тот же самый.

На самом первом уровне ответ на вопрос «Что делать и как жить дальше?» будет примерно таким: «Поступай, как проще и удобнее, избегай ответственности — будь поближе к кухне, подальше от начальства». Это вполне здравая и мудрая позиция, и, скорее всего, в вашем окружении достаточно людей, которые ее придерживаются и не собираются ее менять.

На втором уровне уже требуется некоторое самосознание, и ответ на тот же вопрос звучит так: «Живи по совести, будь разумным человеком, принимай решения и бери на себя ответственность — твоя жизнь в твоих руках и только тебе решать, как ты ее проживешь!» И снова совершенно здравая и обоснованная позиция. Таких вот «сознательных» невротиков людей в нашем окружении еще больше, потому что именно они составляют костяк нашего общества. Именно на этом уровне формируются и укрепляются основные социальные стереотипы, с которыми приходится сталкиваться и бороться на следующем этапе.

На третьем уровне ответ выглядит так: «Жизнь одна, поэтому быть счастливым важнее, чем быть хорошим, — перестань оглядываться на других, будь честен с собой, поступай, как считаешь нужным, и неси полную ответственность за свой выбор».

Глубокое осознание такого взгляда на жизнь встречается реже, поскольку требует определенного мужества и внутренней стойкости. Но если человек укореняется в этой позиции, для него открываются многие двери, которые ранее были закрыты.

Социальный успех, здоровые отношения, внутреннее равновесие и все прочие земные радости становятся доступны только с этого уровня зрелости.

На четвертом уровне ответ опять трансформируется: «Вопроса о том, как поступить, на самом деле нет — есть только пауза между возникновением ситуации выбора и тем моментом, когда выбор будет сделан за пределами сознания.

Заполнять эту паузу беспокойством, сомнениями и размышлениями нет никакого смысла — в нужный момент решение придет само по себе в готовом виде, а нам остается только нести ответственность за сделанный выбор».

Такой ответ переварить гораздо сложнее, поскольку ценой, которую здесь придется заплатить, становится собственная личность — тот самый главный персонаж, сопереживание которому заставило нас покинуть рай и спуститься на грешную землю.

Привычные ориентиры на этом этапе утрачиваются, и жизнь превращается в ту саму реку, по которой проплывают то друзья, то враги, то приятные события, то неприятные. Цена высока, но состояние счастливого благополучия того стоит.

На последнем уровне ответ так же прост, как и на первом: «Смотри кино, жуй попкорн».

На этом этапе уже нет ни вопроса, ни ответа, ни вопрошающего, ни отвечающего, есть только тотальное функционирование вселенной, в котором мы одновременно являемся и режиссером за кулисами, и актером на сцене, и зрителем в зале. Бесконечное сновидение, в котором мы с огромным удовольствием снимся самим себе.

Вот и получается: вопрос один — ответы разные. Хуже того, ответы противоречат друг другу и, кажется, создают еще большую путаницу. Но в действительности никакого противоречия между ними нет, и ответ каждый раз дается тот же самый — отличается только интерпретация или уровень упрощения.

Всякий раз, на любом уровне понимания мы говорим об одном и том же — о доверии себе и своим суждениям, безо всякой оглядки на то, какими глубокими могут быть наши заблуждения в данный момент.

Но даже и эта рекомендация, в сущности, абсурдна, поскольку это очередной совет рыбе оставаться рыбой. Ничем и никем другим, кроме самих себя мы быть не можем. Свобода и мужество быть собой — это не героическое свершение, а самая банальная вещь на свете.

Ложный драматизм борьбы за самого себя — лишь попытка убежать от нелестной правды о себе и своих настоящих приоритетах.

Мы сколько угодно можем дурачить себя, что нам не хватает смелости жить по-своему, но правда в том, что никак иначе, кроме как «по-своему» мы жить не можем — нам просто не хватает духу признать, что всю свою жизнь мгновение за мгновением мы прожили именно так, как того и хотели.

p. s.

Очевидное проявление этой проблемы с разными уровнями объяснения — это статьи на этом сайте и та путаница, которая возникает, когда в тексте проблема рассматривается с одного уровня понимания, а читатель пытается ее осмыслить с какого-то другого.

Человеку, комфортно обитающему на уровне «плоского» невротического сознания, будет совершенно не понятно, о чем говорится в статье, если проблема там рассматривается «в объеме».

Для него текст покажется полнейшей галиматьей.

Точно так же и наоборот — зрелому человеку некоторые другие статьи покажутся слишком грубым упрощением, потому что изначально они были нацелены на другого читателя.

Поэтому, читая статьи и слушая семинары, держите в голове эту общую схему и старайтесь отслеживать, на каком уровне и для кого в данном случае идет повествование.

Понравилась публикация?

Источник: https://satway.ru/articles/levels-of-understanding/

Фонетический уровень непонимания

31.Уровни непонимания: В психологии выделяется четыре уровня непонимания. Фонетическое

⇐ Предыдущая1234567Следующая ⇒

Первый уровень непонимания – фонетический. Действительно, если с нами

говорят на непонятном языке, на иностранном, например, мы можем быть спокойны –

внушение нам не угрожает. Мы ничего не понимаем, так как слушающий в таком случае

располагает не тем набором фонем, чем говорящий и произносимое сливается для него

в трудно различимый или вовсе неразличимый поток. Фонетическое непонимание имеет

диапазон от незначительною (например, в произношении некоторых слов) до полного и

может иметь различные источники. Неполное понимание будет не только тогда, когда

говорят непонятно, но и когда говорят быстро, невнятно, с акцентом, котла

используются незнакомые или несоответствующие контексту жесты или жестикуляция

слишком активная и быстрая.

Интересный пример «включении» фонетическою уровня непонимания описан в истории антифашистской пропаганды.

Антифашистская передача «Человек из народа», транслировавшаяся из Советского Союза на Германию на немецком языке в годы второй мировой войны, выходила в эфир в минуты пауз между передачами гитлеровскич радиостанций и на их волне.

Высказывания «человека из парода», ограниченные во времени, состояли всего из нескольких фраз, например: «Все ложь! Вспомните, что Гитлер обещал всем победоносно завершить войну еще в 1941 году».

Опасность вклинивания восточной информации заставила фашистских дикторов говорить скороговоркой и сокращать паузы, и тут-то и срабатывал фонетический барьер. В результате стали поступать многочисленные жалобы немцев на непонимание дикторского текста и невозможность различить, где кончается одна передача и начинается другая.

Когда врачи не хотят, чтобы больной понял их, то он, конечно, ничего не поймет:

срабатывает фонетический барьер, который врачи используют сознательно. Тот же

самый фонетический барьер, конечно, и не подозревая о его существовании, но уже

новыми значениями, благодаря чему непосвященный человек не в состоянии что-либо понять. К примеру, в так называемом блатном жаргоне «капуста», «хвост», «перо» не имеют ничего общею с тем значением, которое они имеют в обыденном языке.

Следует, однако, уточнить, что далеко не всегда при использовании жаргона или подобного ему языка специально преследуется цель «быть непонятным». Существует, скажем, научный жаргон, профессиональный, студенческий.

Так, далеко не все родители студентов знают; что их дети могу г называть родной дом «стойлом», а общежитие «резиденцией». И если их сын сообщает, что «у нашею ректора, наверное, крыша поехала: он решил, что на­до стоять буквой зю не месяц, а два», то сомнительно, что они поймут, о чем идет речь.

Мало того, они могут решить, что это их не касается. Между тем речь идет о том, что сыну предстоит поехать на картошку на целых два месяца и он по этому поводу высказывает свое мнение о начальстве.

Кроме того, возможен «жаргон» внутри каких-то компаний, обязанный своим возникновением обычно общим для всех воспоминаниям, событиям. Но каково бы ни было происхождение «непонятного» языка, его пользователи всегда образуют некую группу «знающих язык».

Часто именно семантический уровень непонимания возникает в общении детей и взрослых, хотя они говорят на одном языке, но у детей наблюдается, как правило, урезанные семантические поля слов, и поэтому нет полного взаимопонимания.

Действие семантическою уровня непонимании приводит к очень резкому снижению эффективности общения.

Это связано не только с тем, что какие-то наши переживания и слова «не дойдут» до партнера, семантический барьер может не просто задержать непонятное, но и перестроить его: на место одною смысла слова, непонятного по причине семантических различий, подставляется другой смысл, вместо одной эмоции видится другая, в результате воз­никает другое понимание, причем часто неожиданное. Иначе говоря, эффект общения есть, а эффективность низкая.

Очень ярко эти неожиданные эффекты проявились, например, в первых опытах демонстрации кино, когда оно только начинало свою историю. Не будучи знакомы с «языком кино», люди просто вообще ничего не понимали и, видя, например, крупным планом лицо артиста, принимали его за отрубленную голову, путались и уходили. Такая

понимая его действие, используют маленькие дети, когда изобретают свои тайные языки, в которых, например, в словах перед каждым слогом ставится другой слог – помеха, затрудняющая понимание речи.

Например, если один малыш говорит другому: «КиМИкиША, киПОЙкиДЁМ киЛОкиВИТЬ киРАкиКОВ киНА киРЕЧкиКУ», то даже бдительные родители могут сразу и не спохватиться, поскольку непонятная речь блокирует понимание.

Фонетический барьер, как и все остальные, работает автоматически. Однако нельзя представить себе дело таким образом, что сначала определяется язык сообщение как чужой, затем сообщение квалифицируется как опасное и как следствие этою возникает непонимание.

Так можно объяснить происхождение этого барьера, но не его действие, которое значительно проще: мы не понимаем фонетически непривычную речь. Между тем это именно защита, так как ее можно «убрать», если нам очень важно получить сообщение, то мы понимаем любую, даже совершенно бессвязную речь.

Но в

обычных условиях барьер – на месте, и поэтому контрсуггестия, защита от

воздействия, включаются автоматически – мы не понимаем.

⇐ Предыдущая1234567Следующая ⇒

Дата добавления: 2016-11-02; просмотров: 848 | Нарушение авторских прав

Рекомендуемый контект:

Похожая информация:

Поиск на сайте:

Источник: https://lektsii.org/8-73046.html

Занимательная психология

31.Уровни непонимания: В психологии выделяется четыре уровня непонимания. Фонетическое
sh: 1: –format=html: not found

По-видимому, люди начали задумываться над существованием некоего духовного идеала, направляющего их поведение, в далекие доисторические времена.

Люди того периода уже обладали основными качествами: они ходили на двух ногах, были всеядны, умели приспосабливаться к обстоятельствам, владели ремеслами, вели общественный образ жизни, были умными и осмотрительными, добросовестными и словоохотливыми. К этому можно добавить, что они были еще и любознательными.

Именно в силу этих качеств у первобытного человека возникало все больше и больше вопросов о мире, в котором он жил. Он пытался понять причины смены дня и ночи, времен года, появления снега и огня, туч, приносящих дождь, молнии и грома.

Он также искал ответы на вопросы, касающиеся его самого: о переживаниях, которые ему приходится испытывать, о видениях, посещающих его во сне, о том, что с ним будет после смерти. Несомненно, во всем этом следует искать корни религиозных правил и ритуалов, которые он создавал, чтобы защитить себя от неизвестного.

Здесь же нужно искать корни философии — «матери всех наук», которая гораздо позднее породит физику, химию, биологию, астрономию… и, наконец, психологию.

Наши далекие предки вначале пытались объяснить духовную деятельность тем, что в теле человека заключено другое существо, занятое расшифровкой того, что видят его глаза, слышат уши и ощущает кожа.

Эту «душу», или «тень», наделяли способностью выходить на волю, пока человек спит, и жить собственной жизнью в его снах. Во сне охотник убивал желанную добычу, воин становился храбрым, влюбленный овладевал предметом своего вожделения и т. п. Полагали, что в момент смерти душа покидает тело навсегда, вылетая через рот.

Древние цивилизации придумали себе божества; им казалось, что Солнце, Луна и звезды наделены таинственной силой, которая дает им возможность перемещаться, а поэтому их следует считать бессмертными созданиями и люди должны их почитать.

Те мысли или поступки человека, которые древние не могли понять, они приписывали действию таинственных и могущественных сил, обитающих — в зависимости от данной культуры — на Олимпе, на небе или в аду.

Таким образом, жизнь и смерть, любовь и ненависть, отвага и трусость, словом, все чувства, испытываемые смертными, зависят от настроения богов и от соперничества между ними.

Первые греческие философы, пытавшиеся в VI в. до н. э. понять природу человека, сознавали, что представление о мире, признающее власть божества, чтобы объяснить поведение людей, основано на мифах. Не более приемлемой они считали и примитивную идею о существе, заключенном в человеке и ответственном за его поведение.

Однако они были убеждены, что в каждом человеке есть нечто, позволяющее ему думать, принимать решения, волноваться, владеть собой. Этот «дух» был, по их мнению, чем-то нематериальным, похожим на пламя или на дуновение. Так, согласно представлению Платона, дух, или «душа», обитает в теле человека и направляет его на протяжении всей жизни, а после смерти покидает тело и вступает в «мир идей».

Аристотель выдвинул концепцию души как функции тела, а не какого-то внешнего по отношению к нему феномена. Согласно теории Аристотеля, душа, или «психе», — это двигатель, позволяющий живому существу реализовать себя.

Центр «психе» находится в сердце, куда поступают впечатления, передаваемые от органов чувств.

Эти впечатления образуют источник идей, которые, накапливаясь в течение всей жизни и сочетаясь между собой в результате рассудочного мышления, подчиняют себе поведение.

Философы средневековья, не располагая новыми данными, не смогли продвинуть вперед изучение психики. Лишь в XVII в. благодаря теориям Декарта закладывается фундамент создания современной психологии, в основе которой лежит представление о соотношении между нервной системой и поведением. Однако Декарт все еще полагал, что за действия человека ответственна душа.

Разделение между естественными науками и философией произошло в основном в XVII в. Эмпирическое направление привело к созданию научного метода, позволившего изучать факты путем наблюдений и экспериментов, исходя из гипотез, которые подлежат проверке.

Психологии понадобилось еще целое столетие для того, чтобы определиться в качестве самостоятельной науки и отделиться от своей старшей сестры — философии. Начиная с XVIII в.

, первые эмпирики старались объяснить психические феномены по-новому, пытаясь заменить изучение «души» изучением сознания и процессов мышления.

Они стремились понять, каким образом человеческий организм реагирует на информацию, получаемую от органов чувств, оставляя религии и рационалистической философии область духовного и изучение связей между мышлением и душой.

Научная психология родилась, однако, лишь в конце XIX в. благодаря применению научного метода в психологических лабораториях. В этом научном поиске участвовали две школы, занимавшие в то

Источник: http://booksonline.com.ua/view.php?book=170218&page=31

Барьеры понимания

31.Уровни непонимания: В психологии выделяется четыре уровня непонимания. Фонетическое

В психологии выделяется четыре уровня непонимания.

Фонетическое непонимание появляется в результате использо­вания непонятного языка, невыразительной речи, речи-скорого­ворки или речи с большим количеством звуков-паразитов (гм-м, э-э…). Неполное понимание возникает из-за невнятной речи, пло­хой дикции и речи с дефектами.

Поэтому, чтобы быть правильно понятым, надо учиться говорить внятно, разборчиво, достаточно громко и избегать скороговорки. Например, быстрая или медлен­ная речь людьми воспринимается по-разному: это зависит от воз­раста, образования, индивидуальных особенностей.

Так, пожи­лые люди поймут хуже быструю речь, а молодые — медленную.

Семантические барьеры понимания связаны с многозначно­стью слов любого языка, когда участники общения используют различные значения слов, имеющие иной смысл.

Использование жаргона, «тайного языка» также приводит к воз­никновению семантического барьера. Кроме этого существует мно­жество специальных профессиональных терминов, которых непро­фессионал не поймет.

Стилистический барьер понимания возникает при несоот­ветствии стиля речи говорящего и ситуации общения или стиля речи и состояния того, кто в данный момент слушает.

В этом пла­не поучительна история с иностранцем, который выучил несколь­ко фраз и применил их, но был избит и изгнан.

Произошло это потому, что он перепутал слова, которые выражают соболезнова­ния, со словами, которыми желают счастья на свадьбе.

Логический барьер понимания возникает в тех случаях, когда логика рассуждения говорящего либо слишком сложна для пони­мания слушающего, либо кажется ему неверной, либо противо­речит присущей ему манере доказательств.

Каждый человек живет и действует по своей логике, поэтому при отсутствии представле­ния о логике партнера по общению «срабатывает» барьер непони­мания. Ведь не секрет, что существует «детская», «женская», «муж­ская» логика, влияющая на процесс общения.

Преодолеть логи­ческие барьеры непонимания можно при помощи правильных аргументов.

Барьеры социально-культурного различия основаны на социальных, политических, религиозных и профессиональных различиях, кото­рые приводят к отличиям в интерпретации тех или иных понятий, употребляемых в процессе общения. Так, например, известная по­говорка «сытый голодного не разумеет» характеризует социальное различие.

Иногда препятствием в общении может быть профессия, пол и возраст партнера. Психологи доказали, что барьер общения тем меньше, чем выше авторитетность говорящего в глазах слуша­ющего. Иначе говоря, чем выше авторитет, чем легче происходит усвоение предлагаемого сообщения.

Пословица «яйца курицу не учат» показывает отношение к партнеру, не имеющему авторитета у собе­седника, т. е. он не авторитет, его можно не слушать.

Барьер отношения связан с неприязненным отношением к парт­неру, с недоверием к говорящему, которые «переносятся» на по­лучаемую информацию.

Невербальные средства общения дополняют речевое общение. Психологами установлено, что от 60 до 80 % информации чело­век получает за счет невербальных (неречевых) средств общения. Выделяются следующие виды невербальных средств общения:

1. Кинесика изучает внешние проявления человека, включаю­щие в себя: мимику (движение мышц лица), пантомимику (дви­жение тела — осанка, походка, позы), жесты и взгляд.

2. Экстралингвистика исследует речевые паузы, кашель, плач, смех, а паралингвистика — громкость, тембр, ритм, высоту звука.

3. Такесика изучает прикосновения в процессе общения (руко­пожатие, поцелуй, дотрагивание и пр.).

4. Проксемика исследует расположение людей в пространстве при общении (расстояние до собеседника, персональное простран­ство и т.п.).

Количество и качество невербальных сигналов зависит от воз­раста человека, например, у детей невербальные сигналы чита­ются легче, чем у взрослых.

Кроме того, на них влияет пол, тип темперамента, социальный статус, национальность.

Так, по дан­ным английского психолога, на протяжении часового разговора финн прибегает к жестикуляции один раз, итальянец — 80, фран­цуз — 120, мексиканец — 180 раз.

От принадлежности человека к той или иной культуре зависит значение одного и того же жеста.

Например, «большой палец пра­вой руки, опущенный вниз» у англичан означает неодобрение, у римлян — наказание, а у русских такой жест отсутствует.

Покачи­вание головой из стороны в сторону у русских означает «нет», у болгар — «да». Для правильной трактовки невербального общения специали­сты рекомендуют руководствоваться следующими правилами:

• «читать» следует не отдельные жесты (они, как и некоторые слова, могут иметь несколько значений), а их совокупность;

• жесты следует трактовать в контексте их проявлений («руки скрещены на груди» — при общении этот жест выражает недове­рие, закрытость; при холодной морозной погоде человек со скре­щенными руками попросту замерз);

• необходимо учитывать национальные особенности;

• при «прочтении» жестов не следует приписывать свой опыт и свое состояние другому человеку;

• необходимо помнить о формально-ролевом общении (см. разд. 2.2), т.е. если человек играет роль высокомерного, то и жесты будет использовать соответствующие;

• нужно учитывать факторы здоровья: к примеру, у близоруких людей зрачки всегда расширены, у дальнозорких — сужены.

Мимика тесно связана с эмоциями и позволяет человеку догадаться о переживаемых собеседником чувствах радос­ти, печали, напряжения или покоя.

Мимика помогает человеку передавать настроение, отношение к тому, о чем он говорит; ра­дость, гнев, печаль — самые распространенные эмоциональные состояния лица. При выражении радости мускулы лица приходят в движение, и все черты лица кажутся приподнятыми кверху.

Носогубные складки резко изменяют форму, дугообразно расходясь от крыльев носа сначала кверху, а потом вниз. Уголки губ оттягивают­ся назад и кверху, щеки также поднимаются вверх, образуя под глазами, у наружных углов мелкие морщины. Брови принимают изогнутый вид.

Чувство гнева выражается в мимике нахмуриванием лба, брови сдвигаются. В межбровном пространстве появляются вер­тикальные складки, губы при этом плотно сжаты.

Выражение лица играет важную роль в общении, обеспечивая эмоциональный контакт между собеседниками.

Немецкий писатель, литературный, театральный критик Георг Кристоф Лихтенберг (1742—1799) отмечал, что самая замечательная для нас поверхность на земле, — это человеческое лицо.

Выражение лица очень сильно зависит от движения губ. Плотно сжатые губы выдают внутреннее напряжение, расслабленные «говорят» о мягкости и открытости.

Улыбкаявляется универсальным средством невербального об­щения. Первоначально улыбка была символом угрозы, но в наше время означает потребность в одобрении, доброжелательность. Некоторые психологи придерживаются мнения, что человек улыба­ется не только потому, что рад чему-либо, но и потому, что улыбка помогает чувствовать уверенность и быть счастливее.

Возможно, эта точка зрения спорная, но все же при встрече улыбка снимает насто­роженность первых минут, способствует спокойному, уверенному общению и создает положительный настрой. Улыбка украшает че­ловека, выражает радость встречи, говорит о расположении и дру­желюбии партнера по общению. Психологи рекомендуют слова при­ветствия и благодарности сопровождать улыбкой.

Люди улыбаются по-разному; существуют дружелюбная, иро­ничная, заискивающая, презрительная, насмешливая и другие виды улыбок. При общении с собеседником всегда надо помнить, что улыбка должна выражать дружеское расположение.

Улыбка, при которой немного обнажается верхний ряд зубов, выражает большее дружеское расположение, чем обычная улыбка. Однако такую открытую улыбку специалисты не рекомендуют использо­вать при первой встрече, так как она может породить недоверие.

Широкая улыбка, когда рот приоткрыт и обнажены оба ряда зу­бов, не используется при знакомстве, она характерна при шутках между друзьями.

Американцы любят повторять: «улыбайтесь». Однако следуя этому принципу, помните, что улыбка должна соответствовать ситуации и не должна вызывать раздражение собеседника.

Взгляд— это первый шаг на пути к собеседнику. Взгляд очень красноречив и выражает самые различные чувства и состояния. Он может быть жестким, колючим, добрым, радостным, откры­тым, враждебным, ласковым, вопрошающим, блуждающим, зас­тывшим и т.д.

Взгляд выражает отношение к собеседнику, люди смотрят друг на друга от 30 до 60 % времени беседы. Зрительный контакт помо­гает регулировать разговор. Когда человек говорит, он обычно реже смотрит на собеседника, чем когда он его слушает.

Если говорящий переводит взгляд с партнера на что-то другое и обратно, это озна­чает, что он еще не закончил говорить. Если мысль говорящего закончена, то он, как правило, смотрит в глаза собеседника, как бы сообщая: «Я все сказал, слово за вами».

Взгляд в сторону или искоса воспринимается как выражение подозрения и сомнения.

Больше всего нас раздражают люди, которые во время разго­вора опускают веки. Таким способом человек пытается убрать вас из поля своего зрения, потому что вы ему надоели, стали неинте­ресными, или он выражает чувство превосходства над вами (в сочетании с откинутой назад головой).

Зрительный контакт зависит от дистанции между собеседни­ками. Мы больше смотрим на говорящего, когда он находится на некотором расстоянии, и избегаем зрительных контактов, когда он находится вблизи. Чем ближе находится собеседник, тем меньше нужно смотреть ему прямо в глаза, чтобы не вызвать у него неприятного чувства.

Статистики подсчитали, что в произведениях Л.Н.Толстого (1828— 1910) описано восемьдесят пять оттенков выражения глаз и девяносто семь оттенков улыбки.

Мимические выражения лица можно сознательно контроли­ровать для того, чтобы «скрыть» информацию о психологическом состоянии. Поэтому в общении важно знать, какую информацию можно получить, если наблюдать за телом человека, за его дви­жениями.

Жесты.В беседе мы часто сопровождаем слова действиями, в которых главную роль играют руки, причем даже простое рукопо­жатие несет информацию о собеседнике.

Например, рука для ру­копожатия, поданная ладонью вниз, как правило, означает пре­восходство партнера, рука, поданная ладонью вверх, — согласие на подчинение, а рука поданная вертикально, — партнерское ру­копожатие.

Каждый жест человека подобен слову в языке, он не­разрывно связан с ходом мысли и с движением чувств человека.

Для определения понимания информации в психологии ис­пользуют механизм обратной связи,который проявляется в том, что в процессе обмена информацией она помимо своего первона­чального содержания несет сведения о том, как собеседники вос­принимают и оценивают поведение друг друга. Обратная связь подразумевает наблюдение за партнером по общению и оценку его реакций, а также последующее изменение в соответствии с этим собственного поведения.

В общении специалиста любого профиля с клиентом или кол­легой обратная связь является важным и необходимым условием установления доверительных отно­шений. Благодаря обратной связи мы можем понять, как встречено то, о чем мы говорим, — с одоб­рением или враждебно, открыт со­беседник или замкнут. «Бессловес­ная» обратная связь помогает дос­тичь нужного нам результата.

В общении чаще всего встреча­ются следующие виды жестов:

жесты оценки, при которых человек оценивает информацию: почесывание подбородка, вытяги­вание указательного пальца вдоль щеки, вставание и прохаживание;

жесты самоконтроля: руки сведены за спину, при этом одна сжимает другую или когда человек, сидящий на стуле, вцепился руками в подлокотники;

жесты доминирования: жесты, связанные с выставлением боль­ших пальцев напоказ, а также резкие взмахи сверху вниз;

жесты расположения: прикладывание руки к груди, означающее честность, и прерывистое прикосновение к собеседнику.

Поза— это положение человеческого тела; от умения правильно держаться и двигаться в значительной степени зависит ваш внешний вид. Наша манера стоять, ходить и сидеть яв­ляется дополнительным источником инфор­мации. Очень информативны плечевой пояс и верхняя часть тела человека.

Например, высоко поднятые плечи со слегка сутулой спиной и втянутым подбородком свидетель­ствуют о беспомощности, боязливости и не­уверенности, а плечи, спадающие вперед, указывают на чувство подавленности.

Свобод­но опущенные плечи «говорят» о внутрен­ней свободе, уверенности, а отжимание плеч назад указывает на активность, решительность (но нередко — на переоценку собствен­ных возможностей).

Человеческое тело способно принимать около тысячи различ­ных положений, из которых в силу культурной традиции каждого народа одни позы являются запретными, а другие — норматив­ными. Позы свидетельствуют об уровне культуры общества. Так, сидеть, развалившись на стуле или положив ноги на стол, в при­сутствии партнера в нашем обществе не принято.

Нужно учиться сидеть красиво, удобно и естественно, при этом не следует «плю­хаться» на стул — нужно садиться спокойно и красиво. Не следует также разглаживать юбку после того, как усядетесь.

Когда собе­седник сидит, слегка наклонившись вперед, то он выражает вни­мание и сосредоточенность; если же он откинулся назад и поло­жил ногу на ногу, то его вид «говорит» о незаинтересованности, «выключении» из разговора.

В ходе общения можно наблюдать наиболее «читаемые» позы:

открытую, характеризующую искренность и правдивость: открытые ладони рук, развернутых навстречу собеседнику; руки и ноги не скрещены; расстегнутый пиджак;

закрытую, или защитную, означающую реакцию на возмож­ные угрозы или конфликтные ситуации: скрещенные руки; по­садка на стуле верхом, при этом спинка стула является щитом, защитой; а также когда человек сидит на стуле, закинув ногу на ногу или скрестив их;

поза готовности, характеризующая желание активных дей­ствий, энтузиазм в достижении цели: руки лежат на бедрах; туловище наклонено вперед, руки опираются на колени, а ноги опи­раются о пол так, что одна нога выступает чуть-чуть вперед, ос­тавляя другую позади.

Важное значение для общения имеет голос,который является выразителем наших чувств. Тихим голосом разговаривают люди робкие и неуверенные в себе; очень громкая, «взвинченная» речь может восприниматься как резкость и агрессия.

В обычной обста­новке нужно говорить с нормальной громкостью, чтобы вас все хорошо слышали.

Каждому человеку необходимо работать над по­становкой голоса, особенно это относится к тем, кто постоянно вступает в общение, чья профессия связана со звучащим словом.

Существенное значение имеет гибкость, пластичность голоса, умение легко изменять его в зависимости от содержания речи. Кроме того, очень важен тон речи, т.е. окраска голоса человека, с помощью которой он передает свои чувства и мысли.

Ведь тон может изменить содержание речи, придать ей противоположный смысл. Хорошо поставленному голосу свойственно богатство тембральной окраски. Тембр — это окраска звука, яркость, теплота, мягкость и индивидуальность.

Не случайно есть голоса, которые привлекают нас и надолго запоминаются.

Одним из важнейших средств может стать умелое использова­ние пауз, которые помогают доносить и воспринимать смысл высказывания. Длительность пауз различна и зависит от причи­ны, которой она вызвана. Голос и жест в сочетании с мимикой помогают человеку создать свой образ.

Проксемиказанимается нормами пространственной и времен­ной организации общения. Выделяют четыре пространственные зоны, или дистанции в общении:

1) интимная (от 0 до 45 см). Из всех дистанций в общении является самой важной и охраняемой человеком; проникнуть в эту зону позволяется самым близким людям;

2) личная (от 45 см до 120 см). Это расстояние используется в повседневном общении среди знакомых людей;

3) социальная (от 120 см до 400 см). Это дистанция официаль­ных встреч с посторонними людьми, людьми, которых мы не очень хорошо знаем (новичок в группе, новый сотрудник в коллективе);

4) общественная, или публичная (от 400 см до 750 см). При общении с большим количеством людей, например лектору, удоб­нее передавать информацию, а слушателям — воспринимать.

Интересно, что определяющим фактором расстояния между общающимися являются социально-возрастные различия. Иссле­дователи отмечают, что чем больше разница в возрасте у общаю­щихся людей, тем больше расстояние между ними. То же проис­ходит при общении людей с разным социальным статусом.

Исследования также показали, что между ростом собеседника и дистанцией общения существует связь: чем выше мужчина, тем более он старается приблизиться к собеседнику, и наоборот. У женщин прослеживается противоположная зависимость, поэтому специалисты рекомендуют учитывать в общении данную законо­мерность.

Задавались ли вы вопросом: почему в местах общественного скопления (кинозал, транспорт, эскалатор и т. п.) чаще всего возникают конфликтные ситуации? Это может быть объяснено втор­жением людей в интимные зоны друг друга.

В книге «Психология общения» Е.И.Рогов* (* Рогов Е.И. Психология общения. — М., 2001. — С. 111.) приводит правила, которые А.Б.

Добрович сформулировал как неписаные правила поведения современного человека в условиях скученности людей, например, в автобусе или лифте.

1. Ни с кем не разрешается разговаривать, даже со знакомыми.

2. Не рекомендуется смотреть в упор на других.

3. Лицо должно быть совершенно бесстрастным — никакого проявления эмоций не разрешается.

4. Если у вас в руках книга или газета, вы должны быть полно­стью погружены в чтение.

5. Чем теснее в транспорте, тем сдержаннее должны быть ваши движения.

6. В лифте следует смотреть только на указатель этажей над го­ловой.

Жан де Лабрюйер (1645—1696), французский писатель, мас­тер афоризмов, говорил, что в любом самом мелком, самом не­значительном, самом неприметном нашем поступке уже сказыва­ется весь наш характер: дурак и входит, и выходит, и садится, и встает с места, и молчит, и двигается иначе, нежели умный чело­век.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/14_59237_bareri-ponimaniya.html

Medic-studio
Добавить комментарий