36. Концепція самоефективності А.Бандури.: В последние годы Бандура ввел в свои теоретические построения

Содержание
  1. Альберт Бандура и его теория самоэффективности
  2. Альберт Бандура и его теория социального научения. Применение в образовании
  3. Кто такой Альберт Бандура и его интерес к исследованию процесса обученияльберт Бандура
  4. Теория социального или викарного научения: обучение через наблюдение
  5. От теории к практике
  6. Теория социального или викарного научения Альберта Бандуры. Процессы
  7. 1.Внимание
  8. 2. Сохранение
  9. 3. Воспроизведение
  10. 4. Мотивация
  11. 1. Наблюдательное обучение в образовании
  12. 2. Прогнозирование и обучение в образовании
  13. 3. Мотивация и обучение в образовании
  14. 4. Мышление и регулирование когнитивных процессов в образовании.
  15. Теории личности
  16. 02 Социально-когнитивная теория Альберта Бандуры – Госы на ФЖ НГУ – 10.02.2010
  17. Концепция самоэффективности (А. Бандура)
  18. Читать онлайн Теории личности страница 137. Большая и бесплатная библиотека

Альберт Бандура и его теория самоэффективности

36. Концепція самоефективності А.Бандури.: В последние годы Бандура ввел в свои теоретические построения

Первым ученым, сформулировавшим термин самоэффективности, был Альберт Бандура (1925-1988гг) — американский психолог, автор теории социального научения. В 1949 г. он закончил университет в Британской Колумбии (бакалавр искусств), после этого приехал в США (гражданство в 1956 г.

), проходил обучение по клинической психологии в университете Айовы (магистр философии, 1951; доктор философии, 1952). С 1953 г. работал в Станфордском университете в качестве профессора психологии, с 1973 г. — профессора социальных наук в области психологии.

Здесь он познакомился с трудами Миллера и Долларда, значительное влияние на него оказал Спенс.

   В последние годы Бандура ввел в свои теоретические построения постулат когнитивного механизма самоэффективности для объяснения личностного функционирования и изменения (Bandura, 1977a, 1989b, 1989c).

Концепция самоэффективности относится к умению людей осознавать свои способности выстраивать поведение, соответствующее специфической задаче или ситуации.

С точки зрения Бандуры, самоэффективность, или осознанная способность справиться со специфическими ситуациями, влияет на несколько аспектов психосоциального функционирования.

То, как человек оценивает собственную эффективность, определяет для него расширение или ограничение возможности выбора деятельности, усилия, которые ему придется приложить для преодоления препятствий и фрустраций, настойчивость, с которой он будет решать какую-то задачу. Короче говоря, самооценка эффективности влияет на формы поведения, мотивацию, выстраивание поведения и возникновение эмоций.

По мнению Бандуры, люди, осознающие свою самоэффективность, прилагают больше усилий для выполнения сложных дел, чем люди, испытывающие серьезные сомнения в своих возможностях. В свою очередь, высокая самоэффективность, связанная с ожиданиями успеха, обычно ведет к хорошему результату и таким образом способствует самоуважению.

Напротив, низкая самоэффективность, связанная с ожиданием провала, обычно приводит к неудаче и таким образом снижает самоуважение.

С этой точки зрения, люди, считающие себя неспособными справиться со сложными или опасными ситуациями, вероятно, будут уделять чрезмерное внимание своим личным недостаткам и постоянно изнурять себя самокритикой по поводу собственной некомпетентности.

Бандура говорит, что те, кто считает себя «неспособными добиться успеха, более склонны к мысленному представлению неудачного сценария и сосредоточиваются на том, что все будет плохо. Уверенность в неспособности добиться успеха ослабляет мотивацию и мешает выстраивать поведение» (Bandura, 1989с, р. 729).

Напротив, люди, верящие в свою способность решить проблему, вероятно, будут настойчивы в достижении своих целей, несмотря на препятствия, и не будут склонны предаваться самокритике. Как замечает Бандура, «те, кто обладает сознанием высокой самоэффективности, мысленно представляют себе удачный сценарий, обеспечивающий позитивные ориентиры для выстраивания поведения, и осознанно репетируют успешные решения потенциальных проблем» (Bandura, 1989c, р. 729).

Бандура выдвинул гипотезу, что когнитивная по природе самоэффективность (то есть ожидания в отношении собственной эффективности) влияет на моторное поведение, на то, например, будет ли стрессовая ситуация стимулировать попытки овладения ею, насколько это будут интенсивные попытки и как долго они будут продолжаться. Эта же самоэффективность может влиять и на характеристики среды – на последствия поведения.

Если, например, кто-либо не верит в свою привлекательность для противоположного пола и его самоэффективность в сфере знакомства низка, то он придет на вечеринку в плохом настроении, испортит настроение окружающим своим хмурым видом и его попытка познакомиться с кем-либо почти наверняка провалится.

Негативные последствия попытки знакомства будут в деталях восприняты, что еще более снизит самоэффективность.

Если же самоэффективность высока, то на вечеринку человек отправится в хорошем настроении, ожидая веселого времяпрепровождения, попытка знакомства получит позитивное развитие, что в свою очередь укрепит самоэффективность в сфере знакомств и облегчит последующие знакомства.

В своем концепте ожиданий Бандура различает ожидание эффективности (efficacy expectation) и ожидание результатов (outcome expectation). Ожидание результатов он определяет как оценку человеком того, что определенное поведение приведет к определенным результатам.

Ожидание эффективности означает оценку того, в какой степени он в состоянии вести себя так, как это необходимо, чтобы получить некоторый результат.

Различие состоит в том, что индивид может полагать, что некоторая реакция может привести или наверняка приведет к желательному результату (ожидание результатов), но не верить в то, что он сам в состоянии совершить это поведение.

Влияние самоэффективности на поведение зависит от ее степени, обобщенности и силы.

Это влияние многообразно: самоэффективность воздействует на поиск или избегание ситуаций определенного типа; выбор поведенческих альтернатив; тип, частоту и продолжительность попыток овладения трудной ситуацией; атрибуцию успеха и неуспеха. Хотя, конечно, нельзя преуменьшать и обратного влияния на самоэффективность результатов действий, моделей, которые доступны наблюдению и т.д.

Бандура (Bandura, 1989b, 1989с) предположил, что приобретение самоэффективности может происходить любым из четырех путей (или любой их комбинации): способности выстроить поведение, косвенного опыта, вербального убеждения и состояния физического (эмоционального) возбуждения. Рассмотрим каждый из этих четырех факторов.

1. Способность выстроить поведение. Бандура утверждает, что наиболее важным источником эффективности является прошлый опыт успеха и неудач в попытке достичь желаемых результатов. Попросту говоря, успешный личный опыт порождает высокие ожидания, а предыдущие неудачи порождают низкие ожидания.

Эстрадный артист, которого вдруг обуял страх перед выступлением, может сказать себе, что он уже выступал много раз без каких-либо происшествий и конечно сумеет сделать это опять. С другой стороны, люди, страдающие от неуверенности в своей способности выступать перед аудиторией из-за неудачи в прошлом, могут прийти к заключению, что им это просто не дано.

Конечно, если человеку с низкой самоэффективностью дать какой-то стимул сделать то, чего он боится, самоэффективность будет усиливаться.

2. Косвенный опыт. Хотя и не столь действенный, как фактическое поведение, косвенный опыт также может быть источником высокой самоэффективности.

То есть наблюдение за другими людьми, успешно выстраивающими поведение, может вселить в человека надежду на самоэффективность и уверенность, что с подобной деятельностью вполне можно справиться.

Студенты, которые боятся задавать вопросы в большом классе, могут, например, изменить прогноз эффективности с «я не могу сделать это» на «возможно, я смогу», если они были свидетелями того, как их товарищи задавали вопросы без катастрофических последствий для себя.

В то же время, если человек наблюдает за тем, как другие столь же компетентные люди неоднократно терпят неудачу, несмотря на настойчивые попытки, это, по всей вероятности, ухудшит его прогноз собственной способности выполнить подобные действия.

3. Вербальное убеждение. Эффективность может также быть достигнута или изменена через убеждение человека в том, что он обладает способностями, необходимыми для достижения цели. Возьмем мать, которая уверяет дочь, что она может справиться с трудным предметом в школе.

Вербальная поддержка не просто помогает дочери поверить, что ей по силам «сделать это», но и может способствовать развитию навыков учения и концентрации усилий, ведущих к конечному успеху.

Конечно, такая уверенность может с легкостью исчезнуть, если фактические успехи в освоении трудного предмета не соответствуют ожидаемому результату. Более того, вербальное воздействие на ребенка, который пытается добиться какого-то результата, должно быть в рамках его реальных возможностей и способностей.

Если не следовать этому правилу, то попытка помочь, возможно, напротив, подорвет веру в родителя и оставит ребенка с пониженным прогнозом эффективности. Бандура выдвигает гипотезу о том, что сила вербального убеждения ограничивается осознаваемым статусом и авторитетом убеждающего.

Терапевт может убедить чересчур полного пациента поменьше есть и побольше заниматься физическими упражнениями; но тот же самый терапевт вряд ли сможет убедить клиента в том, что тот способен влезть на Эверест.

4. Эмоциональный подъем. И наконец, так как люди сверяют уровень эффективности с уровнем эмоционального напряжения перед лицом стрессовых или угрожающих ситуаций, любой способ, понижающий возбуждение, повысит прогноз эффективности.

Человек, испытывающий неуверенность при общении с женщинами, может почувствовать, как его сердце начинает ускоренно биться и ладони становятся мокрыми, когда он звонит женщине, назначая ей свидание. Если он относит эти физиологические реакции к тревоге, он может решить, что слишком нервничает, чтобы вынести все это.

Если, однако, он замечает, что вполне спокоен, набирая номер, то может решить, что он более эффективен, чем полагал. Как видно из данного примера, люди с большей вероятностью добиваются успеха, если они не напряжены и эмоционально спокойны.

Подведя итоги вышесказанного, мы можем отметить, что концепция А. Бандуры, названная им самоэффективностью – своего рода научная трактовка здравого смысла, на который опирается сила позитивного мышления. Оптимистическая вера в собственные силы приносит ощутимые плоды.

Люди с высокой самоэффективностью более настойчивы, менее тревожны, менее склонны к депрессиям, добиваются больших успехов в обучении (Gecas, 1989; Maddux, 1991; Scheier & Carver, 1992).

Это подтверждается дополнительными исследованиями «локуса контроля», оптимизма и «приобретенной беспомощности».

Оптимистическая вера в наши собственные возможности приносит дивиденды (Bandura et al., 1999; Maddux, 1998; Scheier & Carver, 1992). Дети и взрослые, обладающие ярко выраженным чувством самоэффективности, более упорны, менее тревожны и реже впадают в депрессию. У них лучше обстоят дела со здоровьем, и они добиваются больших академических успехов.

В повседневной жизни самоэффективность заставляет нас ставить перед собой трудные цели и добиваться их, не пасуя перед трудностями. Результаты более ста исследований свидетельствуют о том, что самоэффективность прогнозирует результативность работника (Stajkovic & Luthans, 1998).

Когда возникают проблемы, развитое чувство собственной эффективности подталкивает работника не к размышлениям об их неадекватности, а к поиску решений. Достижение есть сумма двух слагаемых — стремления к победе и настойчивости. А достижения способствуют росту самоэффективности.

Достижения, являющиеся результатом упорного труда, способствуют росту не только самоуважения, но и самоэффективности.

Даже едва уловимые манипуляции с самоэффективностью способны повлиять на поведение. Об этом свидетельствуют результаты эксперимента Бекка Леви на бессознательное восприятие (Levy, 1996), в ходе которого 90 пожилым испытуемым предъявлялись слова, активизировавшие негативные или позитивные стереотипы старости.

Некоторым испытуемым на 0,066 с предъявляли такие слова, как увядание,забывает или слабоумный.Сознательно испытуемые воспринимали только вспышку или размытое световое пятно. Несмотря на это, предъявление позитивных слов приводило к повышению самоэффективности памяти (т. е.

к уверенности испытуемого в своей памяти). Предъявление же негативных слов возымело противоположное действие.

Похоже, что в Китае, где преобладает позитивный образ старости, а люди, видимо, более уверены в собственной памяти, значительно меньше пожилых людей с ослабленной памятью, чем мы привыкли видеть в странах Запада (Schacter et al., 1991)

Ссылка на источник: http://psyburg.ru/society/6512-samoeffektivnost

Ваша самоэффективность определяется тем, насколько вы чувствуете себя компетентным сделать что-либо. Если вы убеждены, что можете сделать что-то, обязательно ли эта убежденность повлияет на конечный результат? Это зависит от другого фактора — от того, насколько этот результат зависит от вас.

(Например, вы можете считать себя хорошим водителем (высокая самоэффективность), но одновременно чувствовать, что пьяные водители подвергают вас опасности (низкий уровень контроля).

) Вы можете сознавать, что являетесь хорошим студентом или рабочим, но считать свои перспективы туманными, ибо боитесь дискриминации из-за своего возраста, пола или из-за своей внешности.

Источник: https://studopedia.net/4_12439_albert-bandura-i-ego-teoriya-samoeffektivnosti.html

Альберт Бандура и его теория социального научения. Применение в образовании

36. Концепція самоефективності А.Бандури.: В последние годы Бандура ввел в свои теоретические построения

Теория социального научения или социального когнитивизма Альберта Бандуры является одной из самых влиятельных теорий обучения.

В этой статье психолог CogniFit (“КогниФит”)Патрисия Санчес Сейсдедос расскажет вам о том, кто такой Альберт Бандура и какие эксперименты он проводил.

Вы узнаете об основных положениях теории социального или викарного научения, а  также о том, как методы данной теории можно использовать в образовании и воспитании.          

Кто такой Альберт Бандура и его интерес к исследованию процесса обученияльберт Бандура

Психолог Альберт Бандура родился в Канаде 4 декабря 1925 г. Альберт Бандура проводил психологические исследования процесса обучения, отдавая решающую роль когнитивному аспекту.

Другими словами, Альберт Бандура опирался в своих исследованиях на социально-когнитивную теорию, основанную на том, что поведение человека обуславливается взаимодействием между субъектом (толкования) и окружающей средой (наказания и ответная реакция).

На основе этого Альберт Бандура разработал свою знаменитую теорию социального или викарного научения, также называемую теорией социального когнитивизма или концепцией научения через моделирование.

Теория социального или викарного научения: обучение через наблюдение

Согласно Альберту Бандуре,  та картина действительности, на базе которой мы действуем, является результатом нашего опыта, полученного от других людей (викарный опыт).

И таким образом мы обучаемся ежедневно. У каждого из нас есть люди, являющиеся примером для подражания в различных жизненных сферах: наши родители, преподаватели, коллеги по работе, друзья, публичные люди и “звёзды”, которые нас вдохновляют и т.д.

Мы повторяем поведение других людей, практически не отдавая себе в этом отчёт. Тем не менее, это не происходит автоматически. Мы выбираем модель для подражания, внимательно наблюдаем, запоминаем, оцениваем, имеет ли смысл подражать или нет и т.д.

Ваш ребёнок чрезмерно подвижен, не может заниматься и усидеть на одном месте, испытывает трудности с вниманием и концентрацией? Проведите нейропсихологический тест CogniFIt на риск присутствия синдрома дефицита внимания с гиперактивностью или без нёё (СДВГ) прямо сейчас!

В рамках теории викарного обучения эта оценка крайне важна. По сути, это то, что отличает теорию Альберта Бандуры от других теорий обучения, и то, из-за чего вспоследствии его теорию назовут социально-когнитивной.

С помощью нашей памяти мы мысленно воспроизводим картины поведения, которые мы наблюдали у нашего объекта для подражания. Мы также используем внутренний диалог и вспоминаем, что происходило в тот момент.

Затем мы принимаем решение, хотим ли мы повторить увиденную модель поведения или нет, сделаем ли мы это идентично или внесём изменения…Мы даже можем менять эту модель в зависимости от наших целей.

Тут уже вступает в игру мотивация каждого человека и его заинтересованность в данном виде поведения.

От теории к практике

Чтобы эмпирически обосновать свою теорию, Альберт Бандура провёл эксперимент с куклой “Бобо”. Таким образом он попытался применить на практике теорию обучения через наблюдение (иными словами, теорию о влиянии увиденной человеком модели поведения других людей на его собственное поведение) на примере агрессивности.

Целью исследований было выяснить, как влияет на детей наблюдение за сценами насилия (в дальнейшем также было проведён эксперимент для изучения влияния увиденных по телевизору агрессивных действий).

В этом видео вы сможете увидеть как проводился эксперимент. Не забудьте включить субтитры на русском языке.

Как проводился эксперимент?

Как вы можете наблюдать, кукла Бобо напоминает неваляшку, которая автоматически принимает обратно вертикальное положение при ударе или опрокидывании.

В опыте участвовали две эксперименальные группы (ЭГ1 и ЭГ2) и одна контрольная группа (КГ). Каждая экспериментальная группа состояла из 24 детей (мальчиков и девочек поровну). Контрольная группа также состояла из 24 детей, мальчиков и девочек в одинаковом соотношении.

  • ЭГ1: 24 ребёнка обоих полов. Была разделена на 2 группы по 12 человек в каждой.
  • ЭГ1A: Наблюдали за женщиной, которая осуществляла агрессивные действия по отношению к кукле.
  • ЭГ1Б: Наблюдали за мужчиной, который совершал агрессивные действия по отношению к кукле.
  • ЭГ2: Эти дети наблюдали за НЕагрессивными действиями по отношению к кукле.
  • ГК: 24 ребёнка. 12 мальчиков и 12 девочек. Им просто показывали куклу, без предварительного наблюдения за какими-либо действиями других людей по отношению к кукле.

Выводы, которые сделал Альберт Бандура:

  • ЭГ1 (дети, наблюдавшие за агрессивными действиями) действовали по отношению к кукле агрессивнее по сравнению с детьми из других групп.
  • Мальчики были более склонны к повторению физически насильственных действий, чем девочки. При этом значительной разницы между мальчиками и девочками в вербальной агрессии не наблюдалось.
  • Девочки больше повторяли модель поведения женщины,  а мальчики – мужчины (сходство с моделью для подражания).

Однако не всё так просто. Для реализации какого-либо типа поведения недостаточно только наблюдения и модели, которая воспроизводит данный тип поведения.

Более того, чтобы модель поведения была перенята, она должна быть “привлекательной и интересной” для повторяющего её. Здесь также важнейшую роль играет культура. Не каждый человек может стать примером для ребёнка во всех жизненных ситуациях.

Это правда, что ребёнок, наблюдающий за агрессивным поведением, включает его в свой поведенческий репертуар, что, в свою очередь, повышает вероятность агрессивных действий с его стороны. Однако это не определяет поведение ребёнка полностью.

Люди наделены сознанием, способностью принимать решения и делать выбор. Поэтому, приобретя какое-либо знание или навык, ребёнок должен захотеть его использовать в данный момент. Другими словами, в зависимости от своих целей выбрать самую правильную, с его точки зрения, линию поведения.

В данном эксперименте на детей влияло то, что им показывали как обращаться с предметом, с которым у них не было предварительного опыта обращения (кукла была новым, неизвестным им объектом).

В связи с этим в какой-то степени свобода детей была ограничена, поскольку им показывали как себя вести.

Другими словами, поведения ребёнка будет отличаться в зависимости от возможностей выбора, которые у него будут в тот или иной ситуации.

Теория социального или викарного научения Альберта Бандуры. Процессы

Альберт Бандура выделил четыре процесса, которые задействованы в социальном или викарном научении:

1. Внимание

Необходимо, чтобы внимание наблюдающего было сфокусировано на модели, за которой он наблюдает. Любой отвлекающий фактор прервёт задание.

2. Сохранение

Важнейшую роль играет память. Человек должен сохранить в своей памяти новый тип поведения для того, чтобы воспроизвести его в дальнейшем.

3. Воспроизведение

Кроме реализации на практике определённого вида поведения человек должен быть способен воспроизвести это поведение символически.

Другими словами, даже если ребёнок будет много наблюдать за игрой любимого теннисиста, он не сможет так же бить по мячу, как он, поскольку для этого нужны определённые моторные навыки.

Ребёнок может воспроизводить тип движения и действия, однако для корректного вопроизведения нужны повторение и тренировка.

Кроме того, необходимы определённые когнитивные способности, чобы суметь привести в действие все механизмы. Другими словами, ребёнок должен дойти до определённого уровня когнитивного развития.

4. Мотивация

Даже если человек запоминает наблюдаемое им поведение, для того чтобы повторить его, нужно желание это сделать. Мотивы у нас могут быть самые разные, например:

  • Полученное подкрепление/наказание: на основе теории бихевиоризма или поведенческого подхода. Когда мы уже воспроизвели какой-то тип поведение и получили за это что-то хорошее (подкрепление). Это означает, что мы снова будем повторять данный вид поведения, чтобы получить это же подкрепление.
  • Будущие подкрепления/наказания: ожидания того, что мы хотим достичь. Мы представляем последствия.
  • Викарное подкрепление/наказание: то, что получила или достигла модель, за поведением которой мы наблюдали.

1. Наблюдательное обучение в образовании

Дети во всём мире принимают во внимание поведение взрослых, чтобы запомнить и перенять модели и линии поведения…Они учатся, беря за эталон определённых людей. Альберт Бандура говорит:

“К счастью, поведение людей в основном построено на моделировании через наблюдение”.

Это помогает избежать множество проб и ошибок, поскольку у ребёнка есть возможность наблюдать за ситуацией, поведением и последствиями.

Однако дети не обращают внимание и не запоминают все виды поведения модели, это зависит от различных факторов, таких как сложность, настройка когнитивного навыка, значимость и авторитет взрослого-модели для ребёнка, а также функциональной ценности моделируемого поведения.

Таким образом, был сделан вывод о том, что дети, как правило, в большей степени имитируют простые, близкие к их уровню когнитивной компетентности вознаграждаемые типы поведения, демонстрируемые авторитетными для них моделями в момент, когда они активно наблюдают за такой моделью-объектом подражания.

С точки зрения социально-когнитивной теории научения, мы можем применять эти знания на практике в школе различным образом. Желательно, чтобы преподаватель или воспитатель воспринимался детьми как авторитетный человек, постоянно обучающий их новым вербальным, поведенческим и символическим моделям.

Эффективность будет зависеть от согласованности моделей, их соответствия компетентности учеников, аффективной валентности, а также эффективности того, как преподаватель или воспитатель будет представлять эти модели.

С другой стороны, ученики получают возможность наблюдать и запоминать, что говорят и делают не только учителя, но и их одноклассники, тем самым тренируя навыки наблюдательного обучения.

2. Прогнозирование и обучение в образовании

Бандура выделяет прогнозирование как очень важный элемент при обучении детей, поскольку они очень быстро усваивают каковы последствия их поведения, умея различать их в зависимости от ситуации.

Например, иногда родители спрашивают себя, почему с некоторыми учителями дети ведут себя прекрасно, а с другими плохо? Или, например, задают себе вопрос, почему ребёнок игнорирует родителей до тех пор, пока не выведет их из себя?

Это происходит из-за прогнозов, которые делают дети. Например, если каждый раз, когда Иван сидит на месте, учитель “А” это не оценивает (не хвалит его), Иван будет делать то, что ему нравится или интересно в данный момент.

Если же учитель “Б” каждый раз, когда Иван пытается встать, ругает и делает замечание о том, что нужно оставаться на своих местах, то это научит детей не только сидеть на уроке, но и также садиться сразу, как учитель начинает повышать голос.

Поэтому Иван и другие дети запомнят, что на уроке учителя “А” можно себя вести как вздумается, в том время как если учитель “Б” начинает гневаться и повышать голос, то нужно сесть. 

Именно поэтому, согласно теории социального научения, преподаватель не только учит детей как нужно себя вести, но и создаёт ситуации и модели ответного поведения.

С другой стороны, ожидания людей, в данном случае детей, необязательно должны быть связаны с личным опытом. Например, если самый популярный мальчик в классе демонстирует деструктивное или проблемное поведение, многие будут ему подражать, чтобы достичь того же: популярности и внимания.

Эти знания очень полезно применять в школе, главное – делать это правильно. Что действительно эффективно, это поощрение ученика за хорошие поступки для того, чтобы он стал примером для большинства других детей. Это гораздо эффективнее, чем заострять внимание на проступках.

3. Мотивация и обучение в образовании

Альберт Бандура считает, что последствия поведения (такие, как подкрепления и наказания) играют значительную роль соответственно в усилении или ослаблении того или иного типа поведения.

Это главное в мотивации и то, на чём базируется классическое обучение.

Однако разница в модели Бандуры и Скиннера заключается в том, что, согласно теории Альберта Бандуры, последствия создают ожидания, которые, в свою очередь, будут усиливать или ослаблять данный тип поведения в будущем. В отличие от Скиннера, который определяет последствия как некие детерминанты, являющиеся результатом повторения типа поведения.

Поэтому, следуя предположениям Альберта Бандуры, предполагаемые последствия контролирует поведение больше, чем реальные. Это объясняет почему ребёнок так себя ведёт, понимая, что может не достичь желаемого. Почему ребенок целыми днями пытается привлечь всеобщее внимание на уроке, хотя зачастую у него это не получается?Потому что знает, что однажды у него это уже получилось.

Люди анализируют причинно-следственные связи и делают выводы из этой информации.

4. Мышление и регулирование когнитивных процессов в образовании.

Как мы уже выяснили раньше, согласно Альберту Бандуре, в основе поведения лежит мышление. Когда ребёнок учится, важно, чтобы он выстраивал концептуальные символические представления. Иными словами, понимал контекст, поведение и задавался вопросом – почему?

Альберт Бандура считает, что если ребёнок не понимает последствия свого поведения, он не сможет обучиться правильно.

Базируясь на теории социального научения, в школе мы должны объяснять детям, зачем они учатся, чего они достигнут и каковы цели обучения. В противном случае, согласно данной теории, они будут получать знания “на автомате”, не понимая, зачем им это нужно.

Кроме того, постоянное осознанное повторение того или иного вида поведения приведёт к тому, что такое поведение будет естественным для детей, и они смогут лучше сосредоточиться на учёбе.

А вы когда-нибудь слышали об этом психологе? Есть ли у вас идея, как можно использовать в учёбе его теорию? Что вы думаете о теории социального когнитивизма? Вы с ней согласны?

Перевела с испанского Анна Иноземцева

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/59b8f61648c85eb43c0062f6/5aa8f1e98139ba904d4f4627

Теории личности

36. Концепція самоефективності А.Бандури.: В последние годы Бандура ввел в свои теоретические построения

Бандура полагает, что хотя подкрепление часто способствует научению, оно совсем не является обязательным для него. Существует множество других факторов, замечает он, отличных от подкрепляющих последствий, которые могут влиять на то, будет ли человек внимательно наблюдать.

Нам не нужно ждать подкрепления, например, чтобы обратить внимание на пожарную сирену, вспышки молнии, неприятный запах, непривычные стимулы.

Действительно, когда наше внимание к моделируемой деятельности достигается посредством абсолютного влияния физических стимулов, даже дополнительные позитивные мотивы не усиливают научение через наблюдение.

Этот факт доказывается исследованием, показывающим, что дети, наблюдающие модельный процесс по телевидению в затемненной комнате, позже ведут себя сходным образом, независимо от того, было ли им известно заранее, что такая имитация будет поощрена. Говоря короче, прямое подкрепление может помочь моделированию, но не является необходимым для него (Bandura, 1986).

Бандура полагает, что понимание поведения человека только как контролируемого исключительно внешними последствиями будет слишком ограниченным: «Если бы действия определялись только внешними поощрениями и наказаниями, люди вели бы себя подобно флюгеру, постоянно вертясь в разные стороны, чтобы соответствовать прихотям других» (Bandura, 1971, р. 27). Таким образом, хотя теория социально — когнитивного научения действительно признает важную роль внешних подкреплений, она постулирует существование более широкого круга подкрепляющих воздействий. Люди не только подвержены влиянию опыта, приобретенного в результате своих действий, но и регулируют поведение на основе ожидаемых последствий, а также создают их для себя сами. Эти две формы подкреплений — косвенное и самоподкрепление — мы вкратце обсудим далее.

Бандура, анализируя роль подкрепления в научении через наблюдение, показывает его когнитивную ориентацию. В отличие от Скиннера, он утверждает, что внешнее подкрепление редко выступает в роли автоматического определителя поведения. Чаще оно выполняет две другие функции — информативную и побудительную.

Подкрепление, следующее за реакцией, указывает или, по крайней мере, может указать человеку на необходимость сформировать гипотезу о том, что такое правильная реакция. Эта информативная функция, или обратная связь, может работать, когда подкрепление переживается прямо или косвенно.

Возьмем такой пример: если вы являетесь свидетелем того, как кого — то наказывают за определенное деяние, это дает вам столько же информации, как если бы наказывали вас. Подкрепление сообщает нам, какие последствия можно ожидать в результате правильной или неправильной реакции.

Если, например, ученица средней школы, которая хочет стать врачом, узнает, что она может получить отличную подготовку (подкрепление) на вводном курсе по медицине в колледже — это как раз такой случай.

Этот вид информации — обычно называемой побудительной — имеет значение, если нам нужно правильно предвидеть возможные последствия наших действий и соответственно регулировать поведение. Действительно, без способности предвидеть вероятный исход будущих поступков люди действовали бы крайне непроизводительно, если не сказать рискованно.

Косвенное подкрепление

Из предыдущего обсуждения очевидно, что люди могут получить пользу от наблюдения успехов и поражений других так же, как из своего непосредственного опыта.

Действительно, мы, как общественные индивиды, постоянно следим за действиями других людей и за ситуациями, в которых тех поощряют, игнорируют или наказывают. Возьмем, например, школьника, который наблюдает, как делают выговор однокласснику за то, что он мешает учителю.

Данный пример, вероятно, послужит ему предостережением, если, конечно, этот ребенок не посчитает, что в его случае последствия могут быть другими. Или, например, официант, который видит, как его коллеги получают щедрые чаевые за дружелюбную улыбку и веселую болтовню с клиентами.

Это, несомненно, может подвигнуть его на то, чтобы улыбнуться и поболтать с посетителем. Как показывают эти два примера, наблюдаемые или косвенные последствия (наказания и поощрения), подкрепляющие действия других, часто играют значительную роль в регуляции нашего поведения.

Это означает, что пробы и ошибки оперантного обусловливания могут быть получены «из вторых рук». Преимущество этого принципа в том, что он не только позволяет нам экономить энергию, но также дает возможность учиться на ошибках и успехах других.

Косвенное подкрепление осуществляется всякий раз, когда наблюдатель видит действие модели с результатом, который наблюдатель осознает как результат предшествующих действий модели.

Можно говорить о косвенном позитивном подкреплении, когда наблюдатели ведут себя таким же образом, как наблюдаемые ранее модели, получившие подкрепление, в то время как при косвенном наказании наблюдаемые аверсивные последствия снижают тенденцию вести себя подобным образом.

В каждом примере информация, полученная от наблюдаемых последствий, позволяет наблюдателю определить, будет отдельный внешний подкрепляющий стимул являться поощрением или наказанием.

Таким образом, если вы увидите, что кого — то поощряют за какие — то действия, вы, вероятно, придете к заключению, что получите такой же подкрепляющий стимул, если поступите так же. И наоборот, если вы увидите, что кого — то наказывают за что — то, вы, вероятно, придете к заключению, что то же самое случится с вами, если вы поступите сходным образом.

Самоподкрепление

До сих пор мы рассматривали, как люди регулируют свое поведение на основе внешних последствий, которые они либо наблюдают, либо испытывают непосредственно.

С точки зрения социально — когнитивной теории, однако, многие наши поступки регулируются самоналагаемым подкреплением.

Бандура утверждает даже, что в основном поведение человека регулируется посредством подкрепления самого себя (Bandura, 1988).

Самоподкрепление очевидно имеет место всякий раз, когда люди устанавливают для себя планку достижений и поощряют или наказывают себя за ее достижение, превышение или неудачу.

При работе над книгой или статьей для публикации в журнале, например, авторам не требуется, чтобы кто — то стоял сзади и заглядывал через плечо, одобряя каждое предложение, пока не получится удовлетворительная рукопись.

Они заранее знают, что должно получиться в конце работы, и постоянно редактируют себя, часто бывая излишне строгими. Во многих других областях деятельности люди аналогичным образом сами оценивают свое поведение и поощряют или наказывают себя.

Они поздравляют себя со своими мыслями и поступками; они хвалят себя или разочаровываются в своих достоинствах; и они сами выбирают моральные и материальные поощрения и наказания из множества доступных им. Акцент Бандуры на самоподкреплении значительно повышает возможности объяснения поведения человека на основе принципов подкрепления.

Как появляется саморегулирование

Как мы видели, самоподкрепление — процесс, суть которого заключается в том, что люди награждают себя поощрениями, над которыми они имеют контроль, всякий раз, когда достигают установленной ими самими нормы поведения. Так как можно реагировать и негативно, и позитивно, Бандура использует термин саморегулирование для обозначения усиливающего и уменьшающего эффекта самооценки (Bandura, 1989b).

С точки зрения Бандуры, саморегулируемые побуждения усиливают поведение в основном через свою мотивационную функцию.

То есть, в результате самоудовлетворения от достижения определенных целей, у человека появляется мотив прилагать все больше усилий, необходимых для достижения желаемого поведения.

Уровень самопроизвольной мотивации человека обычно варьирует в соответствии с типом и ценностью побуждений и природой норм поведения. По Бандуре, есть три процесса, входящие компонентами в саморегулирование поведения: процесс самонаблюдения, самооценки и самоответа.

Поведение человека меняется по ряду параметров самонаблюдения (например, качество или скорость реакций). Функциональная значимость этих величин зависит от типа рассматриваемой деятельности.

Например, атлетические соревнования оценивают в терминах времени и расстояния. А об артистичности обычно судят, основываясь на эстетической ценности и оригинальности.

Социальное поведение обычно оценивается в таких величинах, как искренность, девиантность, нравственность и другие.

Второй компонент, вовлеченный в поведение саморегулирования, — самооценка. Часто бывает, что поведение рассматривается как достойное одобрения и, следовательно, поощряемое или как неудовлетворительное и наказуемое, в зависимости от того, с позиций каких личностных стандартов оно оценивается.

Вообще поступки, соответствующие внутренним нормам, считаются позитивными, а не соответствующие — негативными. Очень часто оценка поведения по абсолютным показателям является неадекватной.

Время, показанное при заплыве на 100 метров свободным стилем, количество правильных ответов на экзамене по биологии или сумма, пожертвованная благотворительной организации, часто не дают достаточной информации для самооценки при сопоставлении с внутренними нормами.

В этих и многих других примерах адекватность поведения должна быть определена относительно (например, в сравнении с поведением других). Эту мысль можно проиллюстрировать на примере студентки, ответившей правильно на 85 вопросов на экзамене по биологии и желающей быть в числе 5 % лучших учеников в классе.

Ясно, что количество ее правильных ответов не дает возможности ни для позитивной, ни для негативной самооценки, если она не знает, как отвечали ее одноклассники. В других случаях адекватность нашего поведения можно определить в терминах стандартных норм или ценностей эталонной группы.

Поведение человека в прошлом также является стандартом, в соответствии с которым можно оценить адекватность его поведения на сегодняшний день. Здесь ориентир для оценки адекватности или неадекватности дает сравнение со своим собственным поведением.

Бандура предполагает, что прошлое поведение влияет на самооценку в основном посредством его воздействия на постановку целей: «После того, как данный уровень поведения достигнут, он больше не требуется, и человек начинает искать нового самоудовлетворения.

Люди хотят повысить нормы поведения после успеха и понизить их, чтобы приблизиться к более реалистичному уровню, после неоднократных неудач» (Bandura, 1977b, p. 132).

Оценка деятельности — другой ключевой фактор в критическом компоненте саморегулирования поведения. Очевидно, например, что люди прилагают мало усилий или вообще не утруждают себя в деятельности, которая не касается их лично.

А в тех сферах жизни, которые влияют на их благополучие и самоуважение, самооценка производится постоянно. То, каким образом люди воспринимают причины своего поведения, в значительной степени влияет на самооценку.

Большинство людей чувствуют гордость и удовольствие от достижений, которые они относят за счет своих способностей и усилий. И наоборот, они редко бывают удовлетворены, когда относят свой успех за счет внешних факторов, таких как случай или везение.

Это справедливо и для их суждений о неудачах, о поведении, заслуживающем порицания. Люди самокритично реагируют на неприятности, виной которым было их собственное поведение, но не на ошибки, которые, как они считают, происходят из — за оправдывающих их обстоятельств или недостатка возможностей.

Полагают, что достижения, не имеющие отношения к нам самим, обычно не порождают определенных реакций. Например, если человек достигает положения первой трубы в оркестре, он, вероятно, полагает, что это произошло благодаря его опыту и музыкальным способностям.

Однако тот же самый человек будет меньше гордиться своим достижением, если осознает, что этим он обязан отцу — дирижеру, а не собственному дарованию. Если бы он не удостоился подобной чести, то мог бы оправдать свою плохую игру тем, что болел гриппом во время репетиций. Барабанщика же, занимающего позицию стороннего наблюдателя, все это в целом мало волнует.

Бандура утверждает, что широкий спектр поведения человека регулируется с помощью реакций самооценки, выражаемых в форме удовлетворенности собой, гордости своими успехами, неудовлетворенности собой и самокритики (Bandura, 1977b, 1982).

Таким образом, третий и последний компонент, вовлеченный в поведенческое саморегулирование, касается процессов самоответа, в особенности результатов самооценки.

При прочих равных условиях позитивная самооценка поведения приводит к поощряющему типу реагирования, а негативная оценка — к наказывающему. И более того, «реакции самооценки приобретают и сохраняют критерии поощрения и наказания в зависимости от реальных последствий.

Люди обычно удовлетворены собой, если испытывают гордость от своих успехов, но не довольны собой, когда что — то осуждают в себе» (Bandura, 1977b, p. 133).

Бандура полагает, что адекватная теория поведения должна также рассматривать такие сложные вопросы, как: почему люди отказываются поощрять себя, почему они требовательны к себе, когда никто не принуждает их к этому, и почему они наказывают себя. Действительно, это вопросы, требующие разъяснения, и Бандура охотно признает, что они еще не достаточно изучены (Bandura, 1977b, 1986). Далее следуют некоторые гипотетические объяснения, предложенные Бандурой.

Почему мы наказываем себя. С социально — когнитивной точки зрения, люди склонны тревожиться и осуждать себя, когда нарушают свои внутренние нормы поведения. Они неоднократно переживают в ходе социализации такую последовательность событий: проступок — внутренний дискомфорт — наказание — облегчение.

В этом случае действия, не соответствующие внутренним нормам поведения, вызывают тревожные предчувствия и самоосуждение, не проходящие до тех пор, пока не наступит наказание.

Оно, в свою очередь, не только кладет конец страданиям от проступка и его возможных социальных последствий, но также направлено на то, чтобы вернуть одобрение других. Соответственно, самонаказание избавляет от внутреннего дискомфорта и дурных предчувствий, которые могут длиться дольше и переноситься более тяжело, чем само наказание.

Реакции самонаказания сохраняются долго, так как они смягчают душевную боль и ослабляют внешнее наказание. Осуждая себя за недостойные в моральном отношении поступки, люди перестают терзаться из — за прошлого поведения. Самокритика может также уменьшить терзания по поводу неправильного или разочаровывающего поведения.

Другая причина использования самокритики — то, что она часто является эффективным средством уменьшить негативные реакции других. Иначе говоря, когда есть вероятность, что определенные поступки приведут к дисциплинарным мерам, самонаказание может оказаться меньшим из двух зол.

И наконец, вербальное самонаказание может использоваться с целью услышать похвалу от других. Осуждая и принижая себя, индивид может вынудить других людей высказаться по поводу его положительных качеств и способностей и заверить, что ему нужно постараться и все будет хорошо.

Хотя самонаказание может положить конец тревожным мыслям или, по крайней мере, ослабить их, оно также может усилить личный дискомфорт.

Действительно, чрезмерное или длительное самонаказание, основанное на излишне строгих нормах самооценки, может вызвать хроническую депрессию, апатию, ощущение никчемности и отсутствия цели.

В качестве примера можно вспомнить людей, страдающих от значительной недооценки себя вследствие потери ловкости из — за старения или каких — то физических увечий, но продолжающих придерживаться прежних норм поведения.

Они могут принижать себя и свои успехи настолько, что в конце концов становятся апатичными и оставляют деятельность, которая раньше приносила им большое удовлетворение. Поведение, являющееся источником внутреннего дискомфорта, может также способствовать развитию различных форм психопатологии.

Например, люди, постоянно чувствующие собственную неадекватность и испытывающие неудачи, могут стать алкоголиками или пристраститься к наркотикам, таким образом пытаясь совладать с окружением. Другие могут защитить себя от самокритики, уйдя в мир грез, где они получают в несбыточных фантазиях то, что недостижимо в реальности. Бандура (Bandura, 1988) полагает, что неадаптивное поведение — это результат излишне строгих внутренних норм самооценки.

Самоэффективность: путь к совершенному поведению

В последние годы Бандура ввел в свои теоретические построения постулат когнитивного механизма самоэффективности для объяснения личностного функционирования и изменения (Bandura, 1977a, 1989b, 1989c).

Концепция самоэффективности относится к умению людей осознавать свои способности выстраивать поведение, соответствующее специфической задаче или ситуации.

С точки зрения Бандуры, самоэффективность, или осознанная способность справиться со специфическими ситуациями, влияет на несколько аспектов психосоциального функционирования.

То, как человек оценивает собственную эффективность, определяет для него расширение или ограничение возможности выбора деятельности, усилия, которые ему придется приложить для преодоления препятствий и фрустраций, настойчивость, с которой он будет решать какую — то задачу. Короче говоря, самооценка эффективности влияет на формы поведения, мотивацию, выстраивание поведения и возникновение эмоций.

По мнению Бандуры, люди, осознающие свою самоэффективность, прилагают больше усилий для выполнения сложных дел, чем люди, испытывающие серьезные сомнения в своих возможностях. В свою очередь, высокая самоэффективность, связанная с ожиданиями успеха, обычно ведет к хорошему результату и таким образом способствует самоуважению.

Напротив, низкая самоэффективность, связанная с ожиданием провала, обычно приводит к неудаче и таким образом снижает самоуважение.

С этой точки зрения, люди, считающие себя неспособными справиться со сложными или опасными ситуациями, вероятно, будут уделять чрезмерное внимание своим личным недостаткам и постоянно изнурять себя самокритикой по поводу собственной некомпетентности.

Бандура говорит, что те, кто считает себя «неспособными добиться успеха, более склонны к мысленному представлению неудачного сценария и сосредоточиваются на том, что все будет плохо. Уверенность в неспособности добиться успеха ослабляет мотивацию и мешает выстраивать поведение» (Bandura, 1989с, р. 729).

Напротив, люди, верящие в свою способность решить проблему, вероятно, будут настойчивы в достижении своих целей, несмотря на препятствия, и не будут склонны предаваться самокритике. Как замечает Бандура, «те, кто обладает сознанием высокой самоэффективности, мысленно представляют себе удачный сценарий, обеспечивающий позитивные ориентиры для выстраивания поведения, и осознанно репетируют успешные решения потенциальных проблем» (Bandura, 1989c, р. 729).

Бандура (Bandura, 1989b, 1989с) предположил, что приобретение самоэффективности может происходить любым из четырех путей (или любой их комбинации): способности выстроить поведение, косвенного опыта, вербального убеждения и состояния физического (эмоционального) возбуждения. Рассмотрим каждый из этих четырех факторов.

1. Способность выстроить поведение. Бандура утверждает, что наиболее важным источником эффективности является прошлый опыт успеха и неудач в попытке достичь желаемых результатов.

Попросту говоря, успешный личный опыт порождает высокие ожидания, а предыдущие неудачи порождают низкие ожидания.

Эстрадный артист, которого вдруг обуял страх перед выступлением, может сказать себе, что он уже выступал много раз без каких — либо происшествий и конечно сумеет сделать это опять.

С другой стороны, люди, страдающие от неуверенности в своей способности выступать перед аудиторией из — за неудачи в прошлом, могут прийти к заключению, что им это просто не дано. Конечно, если человеку с низкой самоэффективностью дать какой — то стимул сделать то, чего он боится, самоэффективность будет усиливаться.

2. Косвенный опыт. Хотя и не столь действенный, как фактическое поведение, косвенный опыт также может быть источником высокой самоэффективности.

То есть наблюдение за другими людьми, успешно выстраивающими поведение, может вселить в человека надежду на самоэффективность и уверенность, что с подобной деятельностью вполне можно справиться.

Студенты, которые боятся задавать вопросы в большом классе, могут, например, изменить прогноз эффективности с «я не могу сделать это» на «возможно, я смогу», если они были свидетелями того, как их товарищи задавали вопросы без катастрофических последствий для себя.

В то же время, если человек наблюдает за тем, как другие столь же компетентные люди неоднократно терпят неудачу, несмотря на настойчивые попытки, это, по всей вероятности, ухудшит его прогноз собственной способности выполнить подобные действия.

3. Вербальное убеждение. Эффективность может также быть достигнута или изменена через убеждение человека в том, что он обладает способностями, необходимыми для достижения цели. Возьмем мать, которая уверяет дочь, что она может справиться с трудным предметом в школе.

Вербальная поддержка не просто помогает дочери поверить, что ей по силам «сделать это», но и может способствовать развитию навыков учения и концентрации усилий, ведущих к конечному успеху.

Конечно, такая уверенность может с легкостью исчезнуть, если фактические успехи в освоении трудного предмета не соответствуют ожидаемому результату. Более того, вербальное воздействие на ребенка, который пытается добиться какого — то результата, должно быть в рамках его реальных возможностей и способностей.

Если не следовать этому правилу, то попытка помочь, возможно, напротив, подорвет веру в родителя и оставит ребенка с пониженным прогнозом эффективности. Бандура выдвигает гипотезу о том, что сила вербального убеждения ограничивается осознаваемым статусом и авторитетом убеждающего.

Терапевт может убедить чересчур полного пациента поменьше есть и побольше заниматься физическими упражнениями; но тот же самый терапевт вряд ли сможет убедить клиента в том, что тот способен влезть на Эверест.

4. Эмоциональный подъем. И наконец, так как люди сверяют уровень эффективности с уровнем эмоционального напряжения перед лицом стрессовых или угрожающих ситуаций, любой способ, понижающий возбуждение, повысит прогноз эффективности.

Человек, испытывающий неуверенность при общении с женщинами, может почувствовать, как его сердце начинает ускоренно биться и ладони становятся мокрыми, когда он звонит женщине, назначая ей свидание.

Если он относит эти физиологические реакции к тревоге, он может решить, что слишком нервничает, чтобы вынести все это. Если, однако, он замечает, что вполне спокоен, набирая номер, то может решить, что он более эффективен, чем полагал.

Как видно из данного примера, люди с большей вероятностью добиваются успеха, если они не напряжены и эмоционально спокойны.

Источник: https://bookap.info/lichnost/hell_teorii_lichnosti/gl102.shtm

02 Социально-когнитивная теория Альберта Бандуры – Госы на ФЖ НГУ – 10.02.2010

36. Концепція самоефективності А.Бандури.: В последние годы Бандура ввел в свои теоретические построения

Социально-когнитивная теория Альберта Бандуры служит базисоммногих теорий медиавоздействия.

Социально-когнитивная теория описывает психические процессы,отвечающие за научение человека. Это прямое ответвление более широкой иобщепризнанной теории социального обучения. Предложенная в 1960-х годахАльбертом Бандурой теория социального обучения объясняет поведение черезвзаимодействие когнитивных факторов, поведенческих факторов и факторов внешнейсреды (Bandura, 1977, p. vii).

Социально-когнитивная теория объясняет человеческое мышлениеи поведение как процесс тройной взаимообусловленности (Bandura, 1994).

Мышление и действия индивида определяются тремя разнымифакторами, которые взаимодействуют и влияют друг на друга с меняющейсяинтенсивностью, одновременно и в разное время:

2) индивидуальные характеристики, когнитивные ибиологические (например, коэффициент интеллекта, пол, рост, расовая принадлежностьи т.п.);

3) факторы или события окружающей среды.

Среда или окружение оказывают влияние на личность в той жемере, в какой личность влияет на среду и формирует среду, а среда формируетличность. Это непрерывное взаимодействие сил создает некое равновесие междусвободой и детерминизмом в Социально-когнитивной теории.

Человеческое поведение по большей части усваивается преждевсего путем овладения паттернами поведения. Социальное поведение личностиформируется путем наблюдения за поведением других или на основании примера.

Именно в ходе наблюдения личности научается имитировать поведение имоделировать себя по выбранной модели.

Бандура полагает, что такое научениеизбавляет личность от груза ненужных ошибок и временных затрат при выработкеадекватных реакций и стратегий поведения.

Посредством вербальных и образных репрезентаций опытанализируется личностью, моделируется и сохраняется в такой степени, что служиториентиром для будущего поведения. Моделирование опыта влияет на научение гл.обр. через информативную функцию опыта.

В Предполагается, что научениепроисходит, только когда включаются детерминанты регуляции индивидуальногоповедения в форме двух видов подкреплений- “косвенного (внешн.)подкрепления” и “самоподкрепления”.

Косвенное подкреплениепредполагает учет при имитации поведения выбранной модели поведения, наблюдаемыхпоследствий поведения модели и подкреплений извне за награждаемое и эффективноеее поведение – если поведение выбранной модели награждается, а не наказывается,то его целесообразно имитировать.

Самоподкрепление в Социально-когнитивной теории означает,что личность сама награждает себя поощрениями, которые способна контролировать.Оно используется ею всякий раз, когда она достигает установленной ею нормыповедения. Системы самоподкрепления усваиваются, по мнению Бандуры, на основетех же принципов научения, которые отвечают за усвоение др. типов поведения.

Важное место в Социально-когнитивной теории занимают понятия”саморегуляция”, “самоконтроль” и”самоэффективность” личности Обосновывается ведущая роль в научении иорганизации поведения личности ее уникальной способности к саморегуляции.Выделяются три компонента саморегуляции поведения: самонаблюдение, самооценка исамоответственность.

Поведение человека регулируется с помощью самонаблюдения, оцениваетсяпосредством самооценки как достойное одобрения и, следовательно, поощряемоелибо как неудовлетворительное и наказуемое, в зависимости от того, с позицийкаких личностных требований и норм оно оценивается.

Поступки, соответствующиевнутренним нормам личности, рассматриваются как позитивные, а несоответствующие– как негативные. Адекватность или неадекватность поведения определяется вСоциально-когнитивной теории в терминах стандартных норм или ценностейэталонной группы.

Позитивная самооценка поведения приводит к поощряющему типуреагирования, а негативная – к наказывающему. Самооценка приобретает исохраняет выработанные критерии поощрения и наказания в зависимости от реальныхпоследствий.

Поведение, являющееся источником внутреннего дискомфорта,сопровождающееся ощущением собственной неадекватности и приводящее к неудачам,может способствовать развитию различных форм личностной психопатологии,формированию созависимостей (алкоголь, наркотики и др.) в попытках совладать сокружением или уйти в мир грез, где легче получить в несбыточных фантазиях то,что недостижимо в реальности. Бандура полагает, что неадаптивное поведение –это результат излишне строгих внутренних норм самооценки.

Люди, совершающиепротивоправные действия, часто применяют особые когнитивные техники, чтобыоправдать свое поведение.

Различают восемь таких приемов разрешения: моральноеоправдание, сравнение в свою пользу, эвфемистическое переименование,переложение ответственности, диффузия ответственности, искаженное восприятиепоследствий, дегуманизация, приписывание вины другим людям или обстоятельствам

Самоэффективность личности в Социально-когнитивной теорииподразумевает осознанную способность человека справляться со специфическими исложными ситуациями и оказывть влияние на эффективность деятельности ифункционирования личности в целом. Тот, кто осознал свою самоэффективность,прилагает больше усилий к решению сложных задач, чем тот, кто испытываетсомнения в своих возможностях.

Высокая самоэффективность, связанная с ожиданием успеха,обычно приводит к позитивным результатам и, таким образом, способствуетсамоуважению личности И, напротив, низкая самоэффективность, связанная сожиданием неудачи, приводит к неудаче и, таким образом, снижает самоуважение.

Личность, считающая себя неспособной справиться со сложными ситуациями, уделяетчрезмерное внимание своим недостаткам и постоянно занимается самобичеванием поповоду собственной некомпетентности.

И, наоборот, осознающая себясамоэффективной, мысленно представляет себе удачный сценарий, обеспечивающийпозитивные ориентиры для организации своего поведения, и осознанно проигрываетварианты именно успешных действий и решений.

Предполагается, что развитие самоэффективности личностиобеспечивается посредством формирования когнитивных умений строить своеповедение, приобретать косвенный опыт, осуществлять вербальное самовнушение(см. Аутосугестия) и убеждение, пластично входить в состояние физич. или эмоц.подъема, обеспечивающего успех.

Важное место в обеспечении саморегуляции поведения занимаетментальный самоконтроль, определяемый в Социально-когнитивной теории какобоснованное когнитивное средство достижения более желаемых паттерновповедения.

Он не существует исключительно в рамках только внутренних (например,сила воли) или внешних (например, стимул- подкрепление в бихевиоризме) сил, апроявляется в тщательно планируемом взаимодействии личности с окружением.

Социально-когнитивная теория выделяет пять основныхпрограммных ступеней процесса самоконтроля: определение формы поведения, накоторое необходимо воздействовать, сбор основных данных, разработку программы,выполнение программы, оценку и завершение. Программа самоконтроля вСоциально-когнитивной теории включает механизмы самоподкрепления, самонаказаниеи планирование окружения.

«Социально-когнитивнаятеория включает интерактивную причинную модель, в которой явления внешнейсреды, личностные факторы и поведение взаимно обуславливают друг друга»(А.Бандура, 1986).

Эта теория особенно часто упоминается во многихработах, посвященных медиавоздействию.

Она служит теоретическим базисом длямногих других теорий, объясняющих воздействие СМИ, в том числе и тех, которыеотносятся к важной и пристально изучаемой области медианасилия.

По этой причинезнакомство с такой влиятельной теорией, которая называется социально-когнитивной, жизненно необходимо для понимания основных принциповмедиавоздействия.

Социально-когнитивнаятеория служит концептуальной основой для анализа когнитивных способностей (илиментальных функций) человека, обуславливающих определенные модели поведения. Даннаятеория описывает психические процессы, отвечающие за научение человека.

Это прямое ответвление более широкой и общепризнаннойтеории социального обучения.

Предложенная в 1960-х годах Альбертом Бандурой теориясоциального обучения объясняет поведение через взаимодействие когнитивных факторов, поведенческих факторов и факторов внешней среды.

Социально-когнитивная теория объясняет человеческое мышлениеи поведение как процесс тройной взаимообусловленности.*Теперь разжёвываем:* Это означает, что мышление и действия индивида определяютсятремя разными факторами, которые взаимодействуют и влияют друг на друга с меняющейсяинтенсивностью, одновременно

и в разное время:

  1. поведение;
  2. индивидуальные характеристики, когнитивные и биологические (например,коэффициент интеллекта, пол, рост, расовая принадлежность и т.п.);
  3. факторы или события окружающей среды.

Как мы уже отмечали, теория Бандуры – основа дляработ в сферах воздействия медианасилия и порнографии, просоциального или позитивноговоздействия масс-медиа, эффекта культивации, убеждения аудитории и т.д. Таким образом,ученым, занимающимся проблемой воздействия СМИ, не обойтись без теории Бандуры,поскольку она служат общим знаменателем для множества других теорий и концепциймедиавоздействия.

Специфические когнитивныеспособности человека.

Многие животные обладают способностью к научению, но у человекаимеются такие когнитивные способности, которые отличают его от всех остальных живыхсуществ. Социально-когнитивная теория подчеркивает важность этих уникальных, присущихтолько человеку способностей: символизации,саморегуляции, саморефлексии и замещения.

1. Способностьк символизации.

Человеческое общение основано на системе условных знаковс закрепленными за

ними значениями, в совокупности образующими язык.

Эти символыиспользуются на нескольких понятийных уровнях — например, буквы алфавита представляютсобой символы, использующиеся для составления слов, а слова служат символами, представляющимиопределенные предметы, понятия и идеи.

Способность к пониманию и использованию такихсимволов позволяет людям накапливать, обрабатывать и трансформировать воспринятыйопыт в когнитивные модели, которые будут направлять их последующие действия и решения.

2.Способностьк саморегуляции.

Способность к саморегуляции включает понятия мотивации и оценки. Люди обладают способностьюмотивировать самих себя для достижения определенных целей. Они склонны оцениватьсобственные действия и соответствующим образом корректировать свое поведение. Такимобразом, поведение человека характеризуется саморегуляцией и самонаправленностью.

3. Способностьк саморефлексии

Умение контролировать правильность собственного мышления.Бандура определил четыре разных “режима” мысленной проверки правильностисуждений и действий (верификации):

a)      инактивный,

b)      замещающий,

c)      побуждающий,

d)     логический

В инактивномрежиме индивид оценивает согласованность между образом мыслей и результатами своихдействий. Например, девочка думает, что может стать олимпийской чемпионкой по гимнастике,но на первой же тренировке обнаруживается, что она

абсолютно неспортивна. Тренер советует ей забыть о спорте идобиваться успеха в

другом роде деятельности. В этом случае девочка должна пересмотретьсвой образ

мыслей, поскольку он не согласуется с ее действиями. Если же,наоборот, она проявит

незаурядные спортивные данные, тренер может сказать ей, чтопри условии упорных

тренировок девочка имеет шанс выиграть Олимпиаду. В таком случаедействия девочки подтверждают правильность ее мыслей, обеспечивая верификацию.

В замещающемрежиме наблюдение деятельности других людей и ее последствий

служит средством подтверждения правильности собственного мышления.Хорошим

примером может служить воздействие телепередач. Предположим, некая женщина

живет в обществе, в котором женщины полностью подчинены мужчинами считаются

низшими во всех отношениях существами. Эта женщина думает,что подобное положение существует во всем мире. Затем в ее деревню приходит телевидение.Первое, что

она видит, — женщина-телерепортер. Она переключает канал исмотрит, как едва одетая принцесса Ксена расправляется с десятком здоровенных мужчин.Можно себе представить, каково удивление этой женщины! Конечно же, подобный шокможет

привести к тому, что ее понятие о женской неполноценности будетпересмотрено.

Эффективная реклама — самый лучший пример побуждающего режима, особенно если это рекламныйролик, персонажа которого убеждают в преимуществах нового изделия.

Оно немного дороже,но значительно качественнее старого, поэтому герой ролика делает выбор в пользунового изделия.

Несмотря на более высокую цену нового товара, телезрителя убеждаетпример персонажа рекламного ролика, и он может купить рекламируемый товар.

В последнем режиме верификации мышления, относящемся ксаморефлексии, логическом, средствомверификации служат ранее усвоенные правила умозаключения.

Предположим, что телезрителю,которого убедили покупать новый товар, он настолько понравился, что тот решает попробоватьдорогие изделия других марок.

Затем телезрительубеждается, что высокая цена, независимо от марки изделия, означаетболее высокое качество. Этот новый образ мышления — результат логических умозаключений.

4. Заместительнаяспособность.

Это свойство человека, способность к опосредствованномуобучению на опыте других людей, подчеркивает потенциальное социальное воздействиеСМИ — как позитивное, так и негативное.

Что касается позитивного социального воздействия,заместительная способность позволяет индивиду обучаться различным полезным моделямповедения из книг или телепередач, где эти модели представлены.

С другой стороны,из СМИ люди также узнают и обучаются моделям асоциального поведения, о которых онибы не узнали из других источников.

Научение и моделирование путём наблюдения.

В теории социального научения и социально-когнитивнойтеории большое значение придается концепции научения путем наблюдения. Человек наблюдаетза действиями других людей и последствиями этих действий и обучается тем поведенческиммоделям, которые видит. Затем человек может воспроизводить усвоенные таким образоммодели поведения.

Моделирование

Феномен воспроизведения моделей поведения, иначе известныйкак моделирование, включает четыре процесса:

a)      внимание,

b)      запоминание(сохранение),

c)      моторноевоспроизведение

d)     мотивация

Научение намедиаматериалах и моделировании.

Когда положительный персонаж фильма или книги умирает,многие зрители чувствуют, как болезненно сжимается сердце и к горлу подступает комок.А если оказывается, что герой не умер, а просто был без сознания, очень трудно сдержатьслезы радости.

С выходом на экраны кинотеатров в 1970-х годах триллера “Челюсти”зрительный зал буквально взрывался аплодисментами, когда шериф убивал акулу-людоеда.

Тем летом газеты сообщали, что многие люди, отдыхающие на морском побережье, боялиськупаться, опасаясь нападения акул.

Как показывают эти примеры, выражение сильных эмоций илисовершение из ряда вон выходящих поступков персонажами фильмов возбуждающе действуетна психику зрителей.

Зрители вспоминают подобные впечатления и переживания, и такиемысли и образы служат сигналом, запускающим нервное самовозбуждение. Такое возбуждениене всегда кратковременное.

Несколько проведенных исследований показали, что последствиямипросмотра волнующих фильмов могут быть длительные эмоциональные реакции, устойчивоеотношение и поведение.

Яркие впечатления от триллера об акуле-людоеде заставлялимногих людей избегать купания в океане, а те, кто все-таки осмелились зайти в воду,не могли избавиться от чувства беспокойства и были чрезмерно осторожны. Лет за десятьдо этого, под воздействием сцены убийства в душевой комнате в фильме Альфреда Хичкока”Психопат”, многие люди переоборудовали свои ванные.

Существует множество примеров такой сильной реакции испуга,но исследования

показали, что люди обучаются и другим моделям поведения, инекоторые из них могут

быть довольно устойчивыми. Имитация поведения кино- и телегероевпомогает зрителям справляться со своими страхами и фобиями, ослабляя их и повышаятолерантность (устойчивость) к ним. Зрители учатся ненавидеть то, что ненавидяткиногерои, и любят то, что этим героям приятно.

Восприятиетехник разрешения зрителями.

Ученых также интересует, что происходит, когда зрителивидят совершение персонажами актов насилия и применение ими техник разрешения, описанныхв предыдущем разделе.

Как реагируют зрители? Как это на них действует? Исследованияпоказали, что когда зрители видят сцены насилия, обоснованного какими-то из упомянутыхприемов разрешения, они склонны в дальнейшем применять насилие к другим людям, которые,по их мнению, заслуживают наказания.

Исходящее от зрителей насилие связывают с санкционированнымина экране силовыми методами персонажей.

Социальноеконструирование реальности.

Некоторые исследования показывают, что телевизионная реальностьне всегда адекватно отражает действительное положение вещей. Некоторые ученые считают,что у людей, которые много смотрят телевизор, восприятие и убеждения меняются, приближаясьболее к тому миру, который изображен в телепередачах, чем к реальному миру. Ученыеназывают такое явление социальным конструированием реальности.

Один из самых убедительных примеров способности телевиденияменять восприятие дает тестирование телезрителей, при котором они должны оценитьсвои шансы стать жертвой авиакатастрофы или разбойного нападения.

В “реальноммире” такие подобные события случаются довольно редко, в то время как в “телевизионноммире” они происходят весьма часто.

Большинство телезрителей, особенно те, ктоотдавал предпочтение определенным программам, серьезно переоценили свои шансы погибнутьв авиакатастрофе или от рук бандитов.

Некоторые исследования показали, что у постоянных телезрителей,как правило,

вырабатываются неправильные представления под воздействиемтелевизионных стереотипов. В 1981 году H. Бюркель-Ротфусс и С. Мейз тестировали290 студентов колледжа, которые каждый день смотрели мелодрамы, или “мыльныеоперы”.

Студентов просили дать примерную статистику процентного отношения некоторыхпрофессий (например, врач, юрист, бизнесмен, рабочий, домохозяйка), заболеваний(депрессия, рак, инфаркт), а также важных и кризисных жизненных ситуаций (брак,развод, супружеская измена, смерть близкого человека).

Студенты пытались определить,какой процент мужчин и женщин подпадает под ту или иную категорию. Ученые контролировалитакие переменные, как уровень интеллекта, пол, возраст и самооценка; экспериментбыл построен таким образом, чтобы учитывать исключительно воздействие телевидения,но не прочих факторов.

Как и предполагалось, те студенты, которые регулярно смотрелимыльные оперы, воспринимали реальную действительность как максимально приближеннуюк телевизионной реальности.

Эти студенты завышали долю врачей и юристов среди другихпрофессий, количество разводов и случаев супружеской измены, процент незаконнорожденныхдетей и количество абортов, а также других событий, которые в мыльных операх происходятгораздо чаще, чем в реальной жизни.

Воздействие сцен насилия.

Долгие годы исследователи большей частью занимались изучениемнегативного воздействия медианасилия вследствие заместительной способности учитьсяагрессивному поведению у теле- и киноперсонажей. В самой крайней, извращенной формемоделирование агрессивного поведения проявляется в подражании таким тяжким преступлениям,как изнасилование и даже убийство.

Такие преступления-копии — самые тревожные примерымоделируемого поведения. Сенсационность преступлений, совершенных по сценарию, взятомуиз фильмов, привлекает внимание печатных и электронных СМИ, поэтому публике известномного подобных случаев.

Однако следует помнить, что, учитывая общее количество телезрителей,совершение преступления-копии — исключительный случай. Миллионы других телезрителей,которые смотрят те же самые передачи, не испытывают побуждения подражать действиямперсонажей.

Это означает, что совершение или не совершение преступлений под воздействиемтелевидения определяется такими индивидуальными факторами, как склонность к насилию,психическоесостояние, эмоциональная уравновешенность и т.п.

Социологи часто больше интересуются менее явным воздействиеммедианасилия, не влекущим проявлений агрессии к другим людям, которое можно подвергнуть

количественным измерениям с помощью контролируемого эксперимента.Боль-

шинство ученых различают такие последствия воздействия медианасилия,как когнитивное, аффективное или поведенческое.

С момента появления кино и телевидения озабоченность поповоду негативного воздействия сцен насилия была важной движущей силой государственнойполитики. Синтия Купер в своей книге Violence on Television (“Насилие на телеэкране”)выделяет три стадии политических дебатов по поводу медианасилия. На первом этапеI

рассматривался вопрос роста преступности среди несовершеннолетних.Затем рамки

дебатов расширились, включив проблему воздействия сцен насилияна социальное поведение и благополучие общества в целом. На третьем этапе стратегияполитиков

изменилась: от выяснения негативного воздействия телевизионногонасилия на зрителей они перешли к упреждающим мерам, направленным на борьбу с теленасилием

посредством законодательных ограничений.

Можно линаучиться хорошему из СМИ.

Последние годы все больше исследований, изучающих воздействиедетских телепередач, дают обнадеживающие результаты. Эти исследования показали,что многие детские развлекательные программы оказывают просоциальное или позитивноевоздействие.

Общая тенденция такова: развлекательные и образовательные телевизионныепрограммы (не включающие сцен насилия), например “Улица Сезам”, способствуютинтеллектуальному развитию, развивают воображение, навыки решения проблем, способствуютсоциализации.

Последние исследования шоу “Улица Сезам” подтвердиливыводы первых исследований о том, что постоянные зрители этой передачи опережаютдругих детей по уровню развития когнитивных умений, а также относительно другихпросоциальных аспектов в США и за рубежом . Исследования показали, что позитивноевоздействие предачи “Улица Сезам” на успеваемость испытывали не толькодошкольники, но также кольники младших классов и даже старшеклассники.

Было обнаружено, что благотворное воздействие оказываюти другие детские передачи, например, “Барни и компания”, “Кварталмистера Роджерса”…Позитивное воздействие детских образовательных программ усиливается,если дети смотрят и обсуждают их вместе с родителями.

Двухлетние наблюдения за детьми,которые постоянно смотрели передачи “Остров Гулла-Гулла” и “ОкноАллегры” показали, что им легче было решать проблемы, и они показывали болеегибкое мышление, чем те дети, которые не смотрели этих программ.

Вдобавок, постоянныезрители больше узнали об адекватном социальном поведении, чем их ровесники, которыене смотрели этих программ и лучше справлялись с решением проблем.

Речевые навыки,грамотность, решение математических и логических задач, естественные и техническиенауки, гражданское самосознание, социальные науки  в этих и других сферах было отмечено положительноевоздействие образовательных программ.

Источник: https://www.sites.google.com/site/gosyfjnsu/voprosy-k-ekzamenu/psihologia-mk/02-socialno-kognitivnaa-teoria-alberta-bandury

Концепция самоэффективности (А. Бандура)

36. Концепція самоефективності А.Бандури.: В последние годы Бандура ввел в свои теоретические построения

Самоэффективность — вера в эффективность собственных действий и ожидание успеха от их реализации, один из ключевых терминов социально-когнитивной теории Альберта Бандуры. Общая самоэффективность складывается из частных самоэффективностей, существующих в различных областях человеческой деятельности.

В ряде исследований Бандура показал, что еще одной причиной нарушений поведения может быть отсутствие веры в эффективность собственных действий. Это открытие Бандуры часто называют «теорией самоэффективности».

Самоэффективность, или вера в эффективность, означает убеждение человека в том, что в сложной ситуации он сможет продемонстрировать удачное поведение.

То есть вера в эффективность означает оценку собственной очень конкретно обозначенной поведенческой компетентности.

По мнению Бандуры, существенной характеристикой многих психических заболеваний является недостаток доверия собственным поведенческим способностям а также способностям переживания. Многие заболевания сопровождаются недооценкой или неверной оценкой собственных способностей и поведенческих навыков.

То, сможет ли конкретный человек в заданной ситуации достичь успеха, зависит не только от его собственной компетентности, но и от целого ряда других факторов. Однако для психического здоровья и хорошего самочувствия важны не столько объективные результаты сами по себе, сколько их интерпретация конкретным человеком и ожидания успеха, положительных результатов собственных действий.

Бандура выдвинул гипотезу, что когнитивная по природе самоэффективность (то есть ожидания в отношении собственной эффективности) влияет на моторное поведение, на то, например, будет ли стрессовая ситуация стимулировать попытки овладения ею, насколько это будут интенсивные попытки и как долго они будут продолжаться. Эта же самоэффективность может влиять и на характеристики среды — на последствия поведения.

Если, например, кто-либо не верит в свою привлекательность для противоположного пола и его самоэффективность в сфере знакомства низка, то он придет на вечеринку в плохом настроении, испортит настроение окружающим своим хмурым видом и его попытка познакомиться с кем-либо почти наверняка провалится. Негативные последствия попытки знакомства будут в деталях восприняты, что еще более снизит самоэффективность.

Если же самоэффективность высока, то на вечеринку человек отправится в хорошем настроении, ожидая веселого времяпрепровождения, попытка знакомства получит позитивное развитие, что в свою очередь укрепит самоэффективность в сфере знакомств и облегчит последующие знакомства.

В своем концепте ожиданий Бандура различает ожидание эффективности и ожидание результатов.

Ожидание результатов он определяет как оценку человеком того, что определенное поведение приведет к определенным результатам.

Ожидание эффективности означает оценку того, в какой степени он в состоянии вести себя так, как это необходимо, чтобы получить некоторый результат.

Различие состоит в том, что индивид может полагать, что некоторая реакция может привести или наверняка приведет к желательному результату (ожидание результатов), но не верить в то, что он сам в состоянии совершить это поведение.

Влияние самоэффективности на поведение зависит от ее степени, обобщенности и силы.

Это влияние многообразно: самоэффективность воздействует на поиск или избегание ситуаций определенного типа; выбор поведенческих альтернатив; тип, частоту и продолжительность попыток овладения трудной ситуацией; атрибуцию успеха и неуспеха. Хотя, конечно, нельзя преуменьшать и обратного влияния на самоэффективность результатов действий, моделей, которые доступны наблюдению и т. д.

На формирование самоэффективности влияют четыре обстоятельства:

1. Наличие более или менее широкого репертуара навыков поведения.

2. Опыт, приобретенны посредством наблюдения за другими людьми (физическое или символическое следование модели).

3. Высказываемые другими убеждения — вербальное подкрепление или наказание.

4. Физическое, психологическое, эмоциональное состояние (человек всегда тем или иным способом оценивает свое эмоциональное состояние: страх, спокойствие, возбуждение в конфликтных ситуациях — и это влияет на оценку собственных поведенческих способностей).

Самоэффективность понимается Бандурой не как стабильная и статичная характеристика, а как переменная, которая по своей силе, обобщенности и степени находится в реципрокной (взаимной) зависимости от актуальной ситуации и прежней истории развития индивида.

Влияние последствий поведения на самоэффективность существенно зависит от того, каким образом человек воспринимает и оценивает эти последствия.

Если в прошлом опыт поведения в определенном круге ситуаций (например, требующих умения сказать «нет») был преимущественно негативным, то самоэффективность в этой сфере будет низка, внимание сфокусируется на негативных последствиях отказа, эти последствия будут личностно проинтерпретированы, что снизит в свою очередь самоэффективность в будущем.

Теория Бандуры в достаточной степени обоснована не только теоретически, но и экспериментально. В целом ряде исследований были подтверждены следующие гипотезы:

1. Ожидания эффективности коррелируют на высоком уровне значимости с реальным поведением. Иными словами, человек преимущественно демонстрирует то поведения, которого он сам от себя ожидает, и видит именно те последствия, которых ждет. Ожидая получить отказ в ответ на просьбу, он саму просьбу строит так, что она закономерно ведет к отказу, и именно отказ оказывается в центре его внимания.

2. Посредством оценки ожиданий и уровня самоэффективности можно достаточно точно предсказать реальное поведение.

Выслушав клиента и внимательно проанализировав его слова, мы уже можем предположить, как именно он поведет себя в той или иной ситуации.

Изменив его ожидания, сфокусировав внимание на непривычных аспектах собственного поведения и окружающей действительности, мы также изменяем его поведение.

Свои исследования Бандура проводил в клинике, проводя терапию больных с классическими фобиями — страхом змей, пауков, высоты.

Однако множество последователей Бандуры в разных странах мира убедительно доказали, что представления Бандуры о том, что когнитивные факторы, и в первую очередь — самоэффективность, могут в существенной мере управлять поведением, легко можно перенести из области клинической терапии — терапии классических фобий — в сферу регуляции социального поведения.

Отсутствие самоэффективности может быть существенным тормозом формирования социальной компетентности и формирования активности человека. При определенных обстоятельствах недостаток самоэффективности становится причиной невротических нарушениях.

Для измерения самоэффективности при участии Бандуры был разработан тест общей самоэффективности, существующий в настоящее время более чем в 20 национальных версиях, в том числе — русской. Этот тест можно использовать в практической и научной работе, в том числе — для межкультурных исследований и сравнений.

Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:

Источник: https://megalektsii.ru/s34839t1.html

Читать онлайн Теории личности страница 137. Большая и бесплатная библиотека

36. Концепція самоефективності А.Бандури.: В последние годы Бандура ввел в свои теоретические построения

Самоэффективность: путь к совершенному поведению

В последние годы Бандура ввел в свои теоретические построения постулат когнитивного механизма самоэффективности для объяснения личностного функционирования и изменения (Bandura, 1977a, 1989b, 1989c).

Концепция самоэффективности относится к умению людей осознавать свои способности выстраивать поведение, соответствующее специфической задаче или ситуации.

С точки зрения Бандуры, самоэффективность, или осознанная способность справиться со специфическими ситуациями, влияет на несколько аспектов психосоциального функционирования.

То, как человек оценивает собственную эффективность, определяет для него расширение или ограничение возможности выбора деятельности, усилия, которые ему придется приложить для преодоления препятствий и фрустраций, настойчивость, с которой он будет решать какую — то задачу. Короче говоря, самооценка эффективности влияет на формы поведения, мотивацию, выстраивание поведения и возникновение эмоций.

По мнению Бандуры, люди, осознающие свою самоэффективность, прилагают больше усилий для выполнения сложных дел, чем люди, испытывающие серьезные сомнения в своих возможностях. В свою очередь, высокая самоэффективность, связанная с ожиданиями успеха, обычно ведет к хорошему результату и таким образом способствует самоуважению.

Напротив, низкая самоэффективность, связанная с ожиданием провала, обычно приводит к неудаче и таким образом снижает самоуважение.

С этой точки зрения, люди, считающие себя неспособными справиться со сложными или опасными ситуациями, вероятно, будут уделять чрезмерное внимание своим личным недостаткам и постоянно изнурять себя самокритикой по поводу собственной некомпетентности.

Бандура говорит, что те, кто считает себя «неспособными добиться успеха, более склонны к мысленному представлению неудачного сценария и сосредоточиваются на том, что все будет плохо. Уверенность в неспособности добиться успеха ослабляет мотивацию и мешает выстраивать поведение» (Bandura, 1989с, р. 729).

Напротив, люди, верящие в свою способность решить проблему, вероятно, будут настойчивы в достижении своих целей, несмотря на препятствия, и не будут склонны предаваться самокритике. Как замечает Бандура, «те, кто обладает сознанием высокой самоэффективности, мысленно представляют себе удачный сценарий, обеспечивающий позитивные ориентиры для выстраивания поведения, и осознанно репетируют успешные решения потенциальных проблем» (Bandura, 1989c, р. 729).

Бандура (Bandura, 1989b, 1989с) предположил, что приобретение самоэффективности может происходить любым из четырех путей (или любой их комбинации): способности выстроить поведение, косвенного опыта, вербального убеждения и состояния физического (эмоционального) возбуждения. Рассмотрим каждый из этих четырех факторов.

1. Способность выстроить поведение. Бандура утверждает, что наиболее важным источником эффективности является прошлый опыт успеха и неудач в попытке достичь желаемых результатов.

Попросту говоря, успешный личный опыт порождает высокие ожидания, а предыдущие неудачи порождают низкие ожидания.

Эстрадный артист, которого вдруг обуял страх перед выступлением, может сказать себе, что он уже выступал много раз без каких — либо происшествий и конечно сумеет сделать это опять.

С другой стороны, люди, страдающие от неуверенности в своей способности выступать перед аудиторией из — за неудачи в прошлом, могут прийти к заключению, что им это просто не дано. Конечно, если человеку с низкой самоэффективностью дать какой — то стимул сделать то, чего он боится, самоэффективность будет усиливаться.

2. Косвенный опыт. Хотя и не столь действенный, как фактическое поведение, косвенный опыт также может быть источником высокой самоэффективности.

То есть наблюдение за другими людьми, успешно выстраивающими поведение, может вселить в человека надежду на самоэффективность и уверенность, что с подобной деятельностью вполне можно справиться.

Студенты, которые боятся задавать вопросы в большом классе, могут, например, изменить прогноз эффективности с «я не могу сделать это» на «возможно, я смогу», если они были свидетелями того, как их товарищи задавали вопросы без катастрофических последствий для себя.

В то же время, если человек наблюдает за тем, как другие столь же компетентные люди неоднократно терпят неудачу, несмотря на настойчивые попытки, это, по всей вероятности, ухудшит его прогноз собственной способности выполнить подобные действия.

3. Вербальное убеждение. Эффективность может также быть достигнута или изменена через убеждение человека в том, что он обладает способностями, необходимыми для достижения цели. Возьмем мать, которая уверяет дочь, что она может справиться с трудным предметом в школе.

Вербальная поддержка не просто помогает дочери поверить, что ей по силам «сделать это», но и может способствовать развитию навыков учения и концентрации усилий, ведущих к конечному успеху.

Конечно, такая уверенность может с легкостью исчезнуть, если фактические успехи в освоении трудного предмета не соответствуют ожидаемому результату. Более того, вербальное воздействие на ребенка, который пытается добиться какого — то результата, должно быть в рамках его реальных возможностей и способностей.

Если не следовать этому правилу, то попытка помочь, возможно, напротив, подорвет веру в родителя и оставит ребенка с пониженным прогнозом эффективности. Бандура выдвигает гипотезу о том, что сила вербального убеждения ограничивается осознаваемым статусом и авторитетом убеждающего.

Терапевт может убедить чересчур полного пациента поменьше есть и побольше заниматься физическими упражнениями; но тот же самый терапевт вряд ли сможет убедить клиента в том, что тот способен влезть на Эверест.

4. Эмоциональный подъем. И наконец, так как люди сверяют уровень эффективности с уровнем эмоционального напряжения перед лицом стрессовых или угрожающих ситуаций, любой способ, понижающий возбуждение, повысит прогноз эффективности.

Человек, испытывающий неуверенность при общении с женщинами, может почувствовать, как его сердце начинает ускоренно биться и ладони становятся мокрыми, когда он звонит женщине, назначая ей свидание.

Если он относит эти физиологические реакции к тревоге, он может решить, что слишком нервничает, чтобы вынести все это. Если, однако, он замечает, что вполне спокоен, набирая номер, то может решить, что он более эффективен, чем полагал.

Как видно из данного примера, люди с большей вероятностью добиваются успеха, если они не напряжены и эмоционально спокойны.

Основные положения Бандуры относительно природы человека

В терминах основных теоретических позиций, принятых в психологии, Бандуру часто изображают как «умеренного бихевиориста». Все же его социально — когнитивная теория предлагает другое представление о человеке, чем у Скиннера (Skinner, 1989).

Одним из признаков этого различия является то, что Бандура особо подчеркивает обоюдное взаимодействие событий окружения, поведения и личностных факторов, особенно познавательных процессов.

Но наиболее существенное отличие взглядов Бандуры от других направлений бихевиористской теории (особенно скиннеровского) можно понять, рассматривая его позицию по основным положениями о природе человека (рис. 8–2).

СильнаяУмерен — наяСлабаяСредняяСлабаяУмерен — наяСильная
Свобода+Детерминизм
Рациональность+Иррациональность
Холизм+Элементализм
Конституционализм+Инвайронментализм
Изменяемость+Неизменность
Субъективность+Объективность
Проактивность+Реактивность
ГомеостазНе применимоГетеростаз
Познаваемость+Непознаваемость

Источник: https://dom-knig.com/read_435350-137

Medic-studio
Добавить комментарий