4. Основные этапы группового психотерапевтического процесса

iHerb

4. Основные этапы группового психотерапевтического процесса

Этапы психотерапевтического процесса

1. Заблокированность внутренней коммуникации. На данном этапе отмечается нежелание пациента выражать себя. Общение происходит только на внешние темы.

Чувства и личностные смыслы не сознаются пациентом. Близкие, доброжелательные взаимоотношения воспринимаются как опасные; проблемы не признаются и не воспринимаются. Желание изменения отсутствует.

На этом этапе добровольно за помощью не обращаются.

2. Стадия самовыражения. Если на первом этапе пациента можно привлечь, обеспечив оптимальные условия для фасилитации (облегчения) изменений, то на данной стадии начинается экспрессия в отношении тем, связанных с «не-Я».

Вместе с тем, проблемы считаются внешними, пациент не берет за них личной ответственности. Чувства могут проявляться, однако они не признаются и не присваиваются. Переживания касаются прошлого. Практически отсутствует дифференциация личностных смыслов, и не признаются противоречия.

Пациенты на этом этапе могут добровольно прийти для терапии, однако они часто завершают ее досрочно.

3. Процесс самораскрытия.

На третьем этапе продолжается ослабление (с более свободным выражением себя) «Я-переживаний» как объектов, а также своего «Я» как отраженного объекта, существующего преимущественно в других.

Выражаются прошлые чувства и личностные смыслы, обычно негативные, без их принятия. Дифференциация чувств не столь глобальна, признаются противоречия в переживаниях. Многие пациенты приступают к терапии на этом этапе.

4. Развитие процесса самораскрытия.

Принятие, понимание и эмпатия на третьем этапе позволяют пациенту перейти на четвертый этап, где выражаются более интенсивные чувства, хотя и не текущие, а также некоторые сиюминутные чувства и переживания, однако с некоторой сдержанностью, страхом или недоверием.

В определенной степени проявляется принятие чувств. Обнаруживаются личностные конструкты. Дифференциация чувств усиливается, возникает интерес к противоречиям. Появляется чувство собственной ответственности за проблемы. Отношения с психотерапевтом начинают формироваться на основе чувств.

5. Формирование отношения к своему феноменологическому миру, то есть пациент преодолевает отчужденность от своего «Я» и, как следствие, возрастает потребность быть собой. Текущие чувства выражаются свободно, однако с удивлением и страхом.

Они приближаются к полному переживанию, хотя страх, недоверие и недопонимание по-прежнему сохраняются. Чувства и смыслы дифференцируются с большей точностью. «Я»-чувства все больше присваиваются и принимаются. Принимается ответственность за проблемы.

На этом этапе пациент довольно близок к своему организмическому существу, к потоку собственных чувств.

6. Развитие конгруэнтности, самопринятия и ответственности, установление свободной внутренней коммуникации. Переживаются ранее фиксированные чувства или же чувства переживаются непосредственно во всей своей полноте. Само переживание и сопровождающие его чувства принимаются без страха, отрицания или сопротивления.

Переживание проживается, а не ощущается. Происходит четкая дифференциация переживаний. На этом этапе более не существует «проблем», внешних или внутренних, пациент субъективно переживает этап своей проблемы. Проблема перестает быть объектом. Появляются физиологические корреляты ослабления и расслабления, слезы, вздохи, мышечная релаксация.

Этот этап чрезвычайно важен и, по-видимому, необратим.

7. Личностные изменения. На седьмом этапе пациент продолжает самостоятельное движение; данный этап может происходить вне терапевтической сессии и быть на ней обсужден. Пациент испытывает новые чувства в момент их возникновения, использует их для формирования представлений о себе, своих желаниях и установках.

Меняющиеся чувства принимаются и присваиваются. Переживания спонтанны с явным процессуальным аспектом, «Я» все больше превращается просто в субъективное и рефлексивное осознавание переживаний. Этот этап, которого достигает сравнительно небольшое число пациентов, характеризуется открытостью переживаниям, что ведет к появлению качества движения, изменения.

Внутренняя и внешняя коммуникация протекает свободно.

Приемы, используемые в клиент-центрированной терапии

Главное внимание в клиент-центрированной терапии уделяется не техникам, а философии и установкам психотерапевта, терапевтическим взаимоотношениям.

Техники служат способами выражения принятия, уважения, понимания, способами сообщить пациенту, что психотерапевт пытается создать внутреннюю систему координат за счет совместного с пациентом мышления, чувствования и исследования.

Существует ряд способов установления и поддержания терапевтических отношений. Техники не могут использоваться осознанно, поскольку это означало бы неискренность, неистинность психотерапевта.

В индивидуальной работе терапевт и пациент садятся напротив друг друга (часто под небольшим углом). Контакт с пациентом устанавливается в течение первых 5 мин. Если этого не происходит, то, как правило, пациент блокируется. Терапевт сопровождает пациента в его собственные переживания.

Описываемая терапия – это терапия, центрированная на клиенте, а не на проблеме. Поэтому нет никакой необходимости тянуть (подталкивать) пациента в его проблему. Пациент сам волен выбирать предмет разговора.

Побуждение к обсуждению сокровенной проблемы может осуществляться и направленными вопросами, и невербальными средствами (например, тональными понижениями голоса: «Я чувствую, что вам тяжело» (понижение тона)). При этом содержание реакции терапевта может быть индифферентным по отношению к проблеме пациента.

Терапевту важно показать пациенту свою готовность работать с ним. Терапевт должен чувствовать, хочет ли пациент говорить о своей проблеме и как долго он способен это делать, и считаться с этим.

Терапевт сопровождает пациента не в проблему, а в глубину его внутреннего мира, опыта его переживаний, которые важны для пациента «здесь и сейчас». Некоторые пациенты не в состоянии сформулировать собственную проблему на психотерапевтическом сеансе.

Формулирование проблемы или глубинных переживаний пациента за него, во-первых, направляет пациента, во-вторых, «втаскивает» его в проблему, не учитывает готовности пациента войти в проблему самостоятельно. Формулировки могут напугать пациента, заблокировать его движение в психотерапевтическом процессе.

Но правило стараться не формулировать проблему или глубокие переживания пациента не является безусловным: если его нарушение не ликвидирует необходимые и достаточные условия качественного терапевтического контакта, то это допустимо.

Терапевту не следует спешить спрашивать пациента, просить его уточнить что-либо, если проблема остается непонятой. Основное – быть в процессе вместе с пациентом. Поэтому вопросы психотерапевт задает не для себя, а для пациента.

Эти вопросы помогают пациенту быть в процессе и, возможно, помогают ускорить и углубить его. Если пациент рассказывает то, что не совсем понятно, и при этом плачет, терапевт может отреагировать следующим образом: «Это настолько тяжело для вас, что вы плачете».

Следует избегать построения версии проблемы пациента и вести пациента по этой версии. Любые диагнозы, версии, интерпретации нарушают процесс.

Первоначально К. Роджерс сделал акцент на рефлексивной технике – психотерапевт, как зеркало, отражает переживание пациента, что позволяет ему осознать свой внутренний опыт. Позже К. Роджерс писал, что такое понимание слишком интеллектуализированно и подразумевает, что только терапевт знает, какие чувства переживает пациент.

В последние годы практики в работе К. Роджерса возросла доля метафор и интуиции. Метафору можно использовать и как разовый терапевтический элемент, и как устойчивый образ, сопровождающий весь процесс терапии.

Если метафора отвечает опыту пациента, она позволяет ему войти в символический пласт собственного сознания, уйти от предметной определенности мира, накладывающего существенные внешние ограничения на принятие решения самим пациентом.

Метафора является прекрасным средством терапевтической регрессии в том смысле, что освобождает пациента от взрослой определенности мира. «Ты чувствуешь, что подошел к краю и должен перебраться на другой берег?» Здесь, конечно же, пациент не дает технических вариантов перехода на другой берег (как построить мост, как найти лодку и т. п.).

Этот переход не подчиняется предметной определенности ситуации, и главное здесь – переживания пациента, делающие внутренне необходимым такой гигантский прыжок «на другой берег». Очевидно, что если на уровне первичных метафорических образов проблема решена, то это значительное продвижение клиента к росту.

Важной техникой служат эмпатические ответы терапевта. Эмпатический ответ – это вербализация терапевтом миро– и самоощущения пациента. Эмпатические ответы дают пациенту возможность почувствовать, что терапевт его понимает. Например: «Вы чувствуете, что весь мир против вас».

Возможна и другая техника – техника повторов. В этом случае психотерапевт просто пересказывает то, что сказал пациент. После такой реакции терапевта следует пауза. Если пациент, излагая свою жалобу терапевту, говорит много, то техника повторов не сработает – она выведет пациента из процесса.

Page 3

Результаты для личности и поведения пациента

Выделяют следующие результаты клиент-центрированной психотерапии:

1. Пациент становится более конгруэнтным, более открытым к своим переживаниям, менее склонным к защите.

2. Соответственно, пациент склонен к большей реалистичности, объективности, экстенциональности в своем восприятии.

3. Пациент более эффективно решает стоящие перед ним задачи.

4. Улучшается, приближается к оптимуму его психологическая адаптация.

5. Снижается восприимчивость к угрозе.

6. Восприятие своего идеального «Я» становится реалистичным, более достижимым.

7. Реальное «Я» становится более конгруэнтным идеальному «Я».

8. В результате этого ослабляется напряжение всех типов – физиологическое, психологическое.

9. Возрастает степень позитивного самоуважения.

10. Пациент воспринимает место оценки и место выбора локализованными внутри самого себя, доверяет себе.

11. Соответственно, пациент точнее и реалистичнее воспринимает других.

12. Пациент более склонен принимать других вследствие снижения потребности в искажении их восприятия.

13. Окружающие воспринимают поведение пациента как более социальное, более зрелое:

а) возрастает доля поступков, которые могут быть «присвоены» как принадлежащие «Я»;

б) удельный вес поведения, ощущаемого как «не мое», снижается;

в) в результате поведение воспринимается как находящееся под собственным контролем.

14. Как следствие, поведение становится более креативным, исключительно адаптивным, более полно выражающим собственные цели и ценности.

Источник: https://med-tutorial.ru/m-lib/b/book/3275471680/80

Этапы психотерапевтического процесса

4. Основные этапы группового психотерапевтического процесса

Психотерапия.

Вопросы

1. Психотерапия как профессия практического психолога.

2. Общие стратегии психотерапевтического консультирования. Этапы психотерапевтического процесса.

3. Вербальные и невербальные средства психотерапевтической работы.

4. Этические принципы психотерапевта.

5. Групповая психотерапия. Методические средства в групповой работе.

ПСИХОТЕРАПИЯ КАК ПРОФЕССИЯ ПРАКТИЧЕСКОГО ПСИХОЛОГА.

В СССР психотерапия всегда была прерогативой врача. Только в середине 80-х годов психологи начали осваивать новую для себя область – консультирование и психотерапию.

В это время во многих областных центрах были созданы Службы семьи и брака, в сферу деятельности которых входила психотерапия кризисных и конфликтных семей. Затем была организована психологическая служба в центрах занятости.

Задача службы – консультационная и психотерапевтическая работа.

Сегодня наблюдается тенденция сближения врачебной и психологической психотерапии.

Однако до сих пор существует мнение, что психотерапия – это система специально организованных методов лечебного воздействия на невротиков, а психокоррекция – воздействие на «еще не больных, но уже не здоровых», т.е.

на людей с дезадаптированным поведением и формирующимся невротическим реагированием. Получается, что воздействие на больного – это психотерапия (занимается врач), а на здорового – психокоррекция (занимается психолог).

Ю. Б. Алешина выделяет два направления психологической помощи: психологическое консультирование и психотерапию. Консультирование используется в случаях, когда клиент жалуется не на свой характер, не на внутренние проблемы, а на межличностные конфликты. Консультирование непродолжительно по времени – до 5-6 встреч.

Психотерапия представляет собой глубинную личностную коррекцию и используется, когда клиент жалуется на внутренние проблемы. В этих случаях могут применяться такие методы, как анализ событий детства, сновидений, фантазий. Такое разграничение очень условно.

В ряде случаев затруднительно точно квалифицировать работу с клиентом как психотерапевтическую или консультационную.

В настоящее время в психотерапевтической практике существуют сотни школ и направлений, которые можно классифицировать по разным основаниям.

Выделяют основные психотерапевтические подходы, существенно различающиеся по описанию личности, механизмов ее развития, патогенеза неврозов, механизмов терапии и оценки ее эффективности.

Виды психотерапии имеют разные «мишени» психотерапевтического воздействия, в биоэнергетическом анализе мишень – тело, а в клиент-центрированной терапии – переживания (проживаемый опыт), в когнитивной терапии – неадаптивные мысли и другие образы воображения.

Различаются они и позициями клиента и психотерапевта во взаимодействии: терапевт выступает как эксперт-профессионал (директивная психотерапия) или терапевт является наряду с клиентом равноправным участником терапии (недирективная психотерапия).

Психотерапевтические подходы можно условно разделить на: 1) ориентированные на проблему и 2) ориентированные на клиента.

В первом случае психотерапевт реализует установку на обязательное «погружение» пациента в проблему. Не входить, не углубляться в проблему считается неэффективным.

В психотерапии второго типа, напротив, клиент свободен в выборе того, о чем говорить с терапевтом, сколько уделять времени.

Различные виды психотерапии различаются «каналами входа» в клиента или в его проблему: вербальный канал – в психоанализе, телесный – в телесно-ориентированной психотерапии, визуальные образы – в НЛП.

Некоторые подходы используют полимодальный вход (например, гештальттерапия, психосинтез). Конечно, любая классификация условна.

Кроме того, нормой сегодняшней психотерапевтической практики является ее эклектичность.

Этапы психотерапевтического процесса.

Первая встреча психотерапевта с клиентом посвящена выяснению потребности в помощи, мотивации. Наибольшее внимание уделяется установлению оптимальных терапевтических отношений, преодолению первой линии сопротивления.

На ней сообщаются принципы построения психотерапевтического взаимодействия, этические нормы и правила.

Для исследования проблемы клиента часто используются стандартизированные и нестандартизированные интервью, психодиагностические методики, наблюдение (прежде всего за невербальным поведением), результаты самонаблюдения, специфические приемы для символического описания проблемы ( особенно в работе с детьми), проективные методики, ролевые игры. Перед началом терапии используются различные диагностические процедуры. Бурлачук Л.Ф. предлагает ориентировочную схему интервью, используемую для сбора информации о клиенте.

1. Демографические данные.

2. История возникновения проблемы: когда клиент столкнулся с проблемой, в каком контексте, как проблема проявляется в поведении и на соматическом уровне, как клиент ее переживает, каково отношение к ней, в каком контексте она проявляется, влияет ли на проявление проблемы вмешательство других людей и т.д.

3. Получение психологической или психиатрической помощи.

4. Образование и род занятий ( в том числе – отношения с одноклассниками, учителями в школе, удовлетворенность работой, отношения с коллегами, наиболее стрессогенные факторы в этой области).

5. Здоровье: наиболее важные проблемы со здоровьем в настоящее время, нарушения сна, аппетита.

6. Социальное развитие: наиболее важные события в жизни, ранние воспоминания, текущая жизненная ситуация, распорядок дня, занятия, общение, хобби, ценности, верования.

7. Семья, семейное положение, взаимоотношения с противоположным полом, секс.

8. Стереотипы реагирования (исследуются по результатам наблюдения за невербальным поведением).

Данное интервью позволяет оценить психологический статус клиента, общую жизненную ситуацию, понять характеристики проблемы, основные трудности, мотивацию его обращения и возможности по решению проблемы. Кроме того, позволяет дифференцировать органический дефект и переориентировать клиента на получение психиатрической помощи.

Из предъявленной клиентом жалобы необходимо выделить запрос, который позволяет определить перспективы дальнейшей работы. Условно выделяют наиболее типичные формы жалоб:

1. «Непонятная» жалоба. Например: «У меня все не так. Я не могу добиться того, чего хочу…». Причины:1) осторожность и недоверие клиента к психотерапевту или 2) клиент сам для себя еще не сформулировал проблему. Следует поощрять, фасилитировать вхождение клиента в эмоциональный процесс и дать ему возможность самому «развернуть» собственные смыслы и содержание проблемы.

2. «Глупая» жалоба. Например: на консультации супружеская пара жалуется, что они не могут договориться о времени интимной близости. Жена утверждает, что оптимальное время – 22.30, а муж – более позднее время.

В этом случае смысловую проблему «как быть вместе?» супруги заменили технической «когда быть вместе?» Такая жалоба – это вид защитной рационализации, при которой опасно «раскрывать глаза « клиентам.

Хорошо зарекомендовала себя в подобных случаях техника метафоры, которая позволяет клиенту посмотреть на свою проблему как бы со стороны, и, в то же время, смягчает защитные механизмы.

3. Составная жалоба. Например: «У меня не ладится на работе, в семье – с мужем и детьми, вечно со мной что-то случается, и даже ночью преследуют кошмары».

Предлагают следующие техники работы с жалобой: 1) рефлексивно отразить то, что говорит клиент; 2) определить, на какую часть жалобы клиент дает эмоциональный отклик, и работать именно с ней; 3) отреагировать на эмоциональное состояние клиента, дать эмпатический ответ, оставив пока в стороне содержание жалобы.

4. Жалоба со скрытым содержанием. Например, муж говорит:»Ведь это неправильно, что жена два часа укладывает сына спать, ребенок должен быть самостоятельным». Здесь не совпадает явное и скрытое содержание. Скрытая жалоба:» Я ревную жену к ребенку.

Прихожу с работы и вынужден ждать на кухне, пока жена освободится.» Скрытая жалоба, как правило, слабо осознается. Наиболее оптимальная реакция психотерапевта – реагировать на переживаемую эмоцию, а не на вербально выраженную жалобу.

Часто бывает, что клиент до встречи имел один план жалобы, а в ходе работы говорит совсем не то, что запланировал.

5. «Хитрая» жалоба. Тоже имеет скрытое содержание, но, в отличие от предыдущей, имеет цель – запутать психотерапевта и добиться своего. Например: женщина имеет кардиологические проблемы, несколько лет лечилась у кардиолога, но безуспешно.

Оказывается, что она ревнует своего мужа и болезнь – лучший способ контролировать свободное время мужа: он провожает жену на работу и встречает с работы. Очевидно, что она пришла не избавиться от болезни, а хочет подтвердить серьезность своего положения (скрытый запрос: «Скажите моему мужу, что я серьезно больна»).

В этом случае рекомендуется углублять процесс переживания, хотя иногда бывает эффективным и метод конфронтации.

6. Жалоба на другого. Например: «Мне очень тяжело на работе… Я не могу найти общий язык с директором. Он очень тяжелый и неумный человек, работа его совершенно не интересует…» Сопровождается рассказ плачем. Необходимо выяснить, готов ли клиент к изменению, или ему необходима только терапевтическая беседа.

Как правило, в жалобе содержится запрос, но он может быть не четко определен, или сам клиент не осознает его. Кроме того, возможна ситуация, когда действительный запрос на психотерапевтическую помощь отсутствует.

Второй этап посвящен представлению отношений. Психотерапевт описывает клиенту модель психотерапии, устанавливает отношения взаимной ответственности. Поскольку в процессе психотерапии происходят определенные личностные трансформации, необходимо обсудить эту перспективу с клиентом.

Его сознательно или бессознательно может страшить возможность лишиться привычных, непродуктивных, но уже привычных способов поведения, отношений.

Особенности взаимоотношений, степень самораскрытия психотерапевта варьируют в зависимости от направления, однако все психотерапевты выражают поддержку, принятие, интерес к клиенту.

Необходимым условием успешной психотерапии является сотрудничество, поэтому психотерапевт организуя взаимодействие, учитывает установки, ожидания, стиль общения клиента.

Об установлении хороших психотерапевтических отношений судят по тому, насколько клиент и психотерапевт готовы к самораскрытию, могут обсуждать трудности в терапевтическом процессе и в их общении в частности. Если клиент реально включен в процесс, стремится работать, открыт, говорит, что психотерапевт правильно понимает его чувства, а психотерапевт не чувствует напряжения при самораскрытии, использовании конфронтации и других приемов, можно переходить к следующему этапу работы.

На третьем этапе происходит определение целей и выработка альтернатив. Психотерапевт обосновывает психотерапевтическую стратегию, намечает ее основные этапы и компоненты. Выбор стратегии определяется подготовкой психотерапевта, особенностями личности клиента, характеристиками проблемы.

Работа по проблеме начинается с ее исследования, которое предполагает выражение, принятие и осознание клиентом неосознаваемых эмоций. Для этого используются различные техники: работа с трансфером (психоанализ), телесные техники (телесно-ориентированные виды терапии), метод двух стульев (гештальттерапия), психодрама.

Выражение чувств дает катартический эффект, снижает напряжение. Это, в свою очередь способствует более ясному пониманию себя, нахождению более конструктивных форм решения проблем. Следующий шаг – переход от выражения чувств к их пониманию, осознание и интеграции опыта.

В этом процессе клиент сталкивается с непризнанными, неосознанными частями своей личности. Для его описания используют понятия инсайт (психоанализ, психодрама), осознавание (гештальттерапия).

Четвертый этап представляет собой работу над поставленными целями. Теоретическая модель структурирует для психотерапевта его видение психологической реальности и определяет выбор методов.

Психотерапевт порождает уникальную стратегию взаимодействия с конкретным клиентом, ориентируясь на характеристики проблемы, личностные особенности и ресурсы клиента (финансовые, временные, личностные), роль его ближайшего окружения.

Характер проблемы определяет выбор методов работы. Например, трудности в общении могут быть связаны с отсутствием коммуникативных навыков. Однако она же может быть описана через понятия комплекса неполноценности и социального интереса, когда психотерапевт вместе с клиентом исследует жизненный стиль клиента, его апперцептивные схемы и т.д.

Если же проблема выражается прежде всего на аффективном уровне и связана с травматическим инфантильным опытом, наиболее эффективными окажутся катартические техники. Известно, что проблема клиента не имеет одной проекции, она проявляется на всех уровнях, поэтому отнесение ее к какому-либо уровню зависит от теоретической ориентации психотерапевта.

Именно поэтому различные методы могут быть в равной степени эффективны.

На пятом этапе, после фазы осознания себя, ставится цель претворения внутренних изменений в реальное поведение. Клиент осваивает новые поведенческие образцы, приобретает способность действовать спонтанно, творчески, в соответствии со своими внутренними потребностями.

Шестой этап – прекращение психотерапии – определяется равновесием среди различных факторов: потребностью в изменении, лечебной мотивацией, психотерапевтической фрустрацией, стоимостью психотерапии и т.п.

Прежде чем прекратить психотерапию, необходимо оценить результат.

Психотерапевт говорит с клиентом, исчезли ли симптомы, которые его беспокоили, стал ли он чувствовать себя лучше, изменилось ли его самовосприятие и взаимоотношения с другими, сможет ли клиент осуществлять самоподдержку без психотерапии.

Для оценки результативности работы психотерапевта используются различные методические средства:

1. Интервью позволяет исследовать, чего достиг участник психотерапии на основании ответов на закрытые вопросы.

2. Самонаблюдение – процесс наблюдения и фиксации отдельных аспектов поведения. Сбор данных осуществляется в естественных условиях, за пределами кабинета. К недостаткам данного метода следует отнести его трудоемкость для клиентов, которые не всегда оказываются последовательными и настойчивыми.

3. Самооценка предполагает оценку выраженности проблемы. Метод легок в использовании, индивидуализирован для конкретного клиента, однако полученные данные подвержены влиянию ожиданий, социальной желательности.

4. Опросники используются и на этапе сбора данных, и на этапе их анализа и интерпретации. Но их унифицированность оборачивается нечувствительностью к данной проблеме.

5. Ролевая игра. Клиент проигрывает ситуацию, в которой проявляется проблема, а затем оценивается ее выраженность в невербальном и вербальном поведении. Часто проводят видеозапись. Оценку проводя независимые эксперты, психотерапевт, клиент.

6. Работа с образами представляет специфический метод оценки восприятия клиентом проблемы до, во время и после психотерапии. Клиент расслабляется, закрывает глаза, представляет проблемную ситуацию и сосредотачивается на ощущениях, которые ассоциируются с ней.

Затем психотерапевт проводит анализ описания. Например. При помощи контент-анализа оценивается количество слов, отражающих тревогу.

Этот метод может быть легко включен в психотерапевтический процесс, сочетается с другими методами, максимально приближен к индивидуальной системе восприятия клиента.

7. Измерение физиологических показателей применяется для исследования результатов лечения фобий и тревоги, психосоматических нарушений, сексуальных расстройств. Результаты стандартны, сопоставимы.

Результаты, полученные при помощи данных методов, могут быть дополнены экспертными оценками, данными наблюдений других людей (например родителей). Выбор метода определяется его соответствием проблеме и целям.

Проведение исследования позволяет понять, что происходит во время психотерапии, какие приемы и методы являются эффективными. Измерение может проводиться в начале психотерапии, в ее ходе, после завершения и через некоторое время после этого.

Для получения более полной картины используют несколько методов.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/19_326467_etapi-psihoterapevticheskogo-protsessa.html

Этапы работы психотерапевтической группы

4. Основные этапы группового психотерапевтического процесса

Терапевту необходимо представлять закономерности развития группового процесса по ряду причин. Во-первых, это помогает выделить терапевтические факторы, которые на определенных этапах развития группы могут стимулировать или подавлять групповую работу.

Во-вторых, знание этих закономерностей, позволяет максимально помочь участникам в достижении психотерапевтических целей. Зная, какие проблемы и кризисы могут проявиться на определенных этапах, терапевт более ясно представляет, когда и что ему следует делать.

В-третьих, терапевт может заранее предвидеть, чего ожидать от группы, и заблаговременно подготовиться к изменениям. Наконец, терапевт может представить перспективу работы группы ее участникам.

Разные исследователи по-разному характеризуют стадии развития психотерапевтической группы, хотя в их схемах есть много общего. Так, исследователь Дж. Шапиро выделяет 4 фазы работы группы: подготовки, усвоения важнейших правил, терапевтического воздействия и завершения. Американский психолог Дж.

Хансен описал 5 стадий: начала работы группы, конфликтов и конфронтации, формирования сплоченности, продуктивной работы, завершения. Известный психотерапевт И.

Ялом выделяет 3 важнейших стадии: начальную (участники стремятся сориентироваться в группе, найти ее смысл для себя, нередко сопротивляются работе группы), стадию конфликтов и борьбы за власть, стадию сплоченности (проявляется взаимное доверие и раскрытие участников).

Р. Кочюнас выделяет 4 стадии: 1. начальную, которой свойственны поиск стиля работы, структуры, конкретизация личных целей, большая зависимость от терапевта; 2.

переходную, на которой решаются вопросы доминирования во взаимоотношениях и возникает особенно много конфликтов между участниками, с самим терапевтом; 3.

продуктивную, когда через решение конфликтов участники движутся к заботе о гармонии взаимоотношений, осуществляют зрелый анализ себя и взаимоотношений; 4. завершающую, на которой происходит консолидация группового опыта, оценка эффективности работы, эмоциональная подготовка к расставанию.

Основные цели психотерапевта на начальной стадии: формирование терапевтических норм работы группы, обучение участников ориентации в групповом процессе, создание атмосферы безопасности и доверия, установление общих целей группы и индивидуальных целей участников, поощрение участия в дискуссиях, уменьшение зависимости участников от терапевта, разделение с участниками ответственности за группу, структурирование работы группы, преодоление сопротивления участников.

На начальной стадии отмечается тревога участников группы и самого психотерапевта, испытывающего напряжение.

Первая встреча группы начинается с тревожной тишины, которую терапевту следует прервать и поделиться возникающими у него «здесь и теперь» чувствами, надеждами, ожиданиями о будущей работе группы; можно сказать несколько слов о себе лично и о своем опыте работы с группами. В начале первой встречи участники знакомятся друг с другом, обмениваются своими чувствами.

Терапевт предлагает каждому назвать имя, с которым участник хотел бы, чтобы к нему обращались другие участники, сказать несколько слов о себе, о своих чувствах в данный момент.

Можно использовать способ высказываний по кругу, провести представление в виде игры «Снежный ком», когда каждый повторяет имена и однословные характеристики всех, представившихся до него, можно начать знакомство в парах или триадах с последующим взаимным представлением в целой группе.

Терапевт предлагает высказаться по вопросам: «Чего Вы ждете от группы и чего опасаетесь, боитесь в группе?», «Каким Вы хотели бы видеть себя во время последней встречи?», «Ради чего Вы пришли сюда?». Материал представления создает почву для дискуссий о зависимости-независимости, уверенности-неуверенности в себе, тревоге.

Первая встреча завершается обсуждением реакции каждого участника на работу группы, обменом чувствами, впечатлениями.

В начале работы группы ведущий знакомит ее членов со следующими правилами: обсуждение ситуаций, происходящих с членами группы в настоящий момент («здесь и теперь»), избегание разговоров о прошлом опыте, планах на будущее; активность, искренность и открытость; конфиденциальность происходящего в группе; высказывание любых мнений, переживаний от первого лица («я считаю», «мне кажется»), обращение непосредственно к членам группы, по имени; приемлемость обратной информации (отсутствие прямых оценок и советов, указание того, какие стороны поведения вызывают определенные чувства, отнесенность обратной информации к тем свойствам личности реципиента, которые тот в состоянии изменить); избегание защитной позициям при получении обратной информации (не оправдываться, т.к. контраргументы не должны мешать принятию информации).

На начальной стадии работы группы участники озабочены тем, как наладить отношения с другими участниками, а также тем, каким образом групповая работа может помочь в решении их проблем. Они испытывают чувство неопределенности и недоумение, когда же начнется настоящая работа, что с нами собираются делать.

Из-за тревоги и неопределенности ситуации общение на начальной стадии формально, церемонно, строится больше на рациональном обсуждении проблем. Неопределенность вызывает негативные чувства участников: одних раздражает хаотичность работы, других – много говорящие или молчащие участники, третьим кажутся неинтересными и бессмысленными абстрактные речи.

В этой ситуации терапевт побуждает участников открыто выражать свои чувства, проводит индивидуальные собеседования с участниками. Ответственность за ход группового процесса многие стремятся делегировать на этой стадии терапевту. Многие участники на начальной стадии стремятся говорить о ситуациях вне группы, терапевт помогает связать этот опыт с ситуацией «здесь и теперь».

Когда участники обнаруживают сходство своих проблем, это снижает тревогу, создает почву для сплочения группы. На начальном этапе можно предложить темы для дискуссий: каковы мои ценности, без чего я не могу жить, чего боюсь, в чем упрекаю себя, что я ценю в себе, в чем вижу смысл жизни, как я отношусь к авторитетам, как я решаю конфликты и др.

Психотерапевт может предложить участникам группы вести дневник о мыслях и чувствах, возникших в результате каждой встречи, заполнять анкету оценки встречи.

В анкету включены вопросы о том, насколько участнику удалось включиться в работу группы, удовлетворен ли он степенью своей активности, хотел ли он рисковать, насколько доверял терапевту, побуждала ли его данная встреча решать свои проблемы, затронула ли она его чувства, заботился ли он о других участниках, хотелось ли ему делиться своими чувствами и проблемами, насколько сплоченной была группа и продуктивной встреча.

На переходной стадии терапевт решает следующие основные задачи: помочь участникам установить истоки тревоги и говорить об этом, помочь увидеть способы психологической защиты и сопротивления активному участию в группе и обсудить их, учить открыто выявлять конфликты в группе и решать их, учить принимать на себя часть ответственности за групповую работу, помочь участникам стать более автономными и независимыми.

Переходной стадии свойственны конфликты, негативные переживания участников, могут усилиться тревога, страхи, сопротивление работе. В группе происходит процесс иерархизации, борьбы за власть, разделения участников на активных и пассивных, доминирующих и подчиняющихся.

Становится больше критических замечаний, отрицательных оценок и комментариев, возрастает требовательность участников друг к другу и к терапевту («должен», «обязан»), формируются подгруппы. Это неизбежные процессы в становлении зрелой группы.

Основными источниками конфликтов выступают следующие: противоречие между стремлением подчиняться групповым нормам и сохранять автономность, между желанием независимости и неспособностью быть реально независимым, между желанием измениться и оставить все так, как есть, сопротивление авторитетам (терапевту).

Выражая негативные чувства, участник проверяет реальную степень своей свободы и доверия, то, насколько он может быть понятым и принятым, «не будучи приятным». Подавление и сглаживание конфликтов разрушает психотерапевтический процесс.

Психотерапевт помогает выразить негативные чувства, старается не присоединяться к отдельным участникам, чтобы не усилить сопротивление других, не прерывает развитие конфликтов, которые должны выражаться и анализироваться.

Конфронтация с психотерапевтом возникает по следующим причинам: сопротивление участников самоанализу и самораскрытию, неисполнившиеся ожидания стать самым любимым и опекаемым, недостаточное личностное проявление психотерапевта, остающегося в чисто профессиональной роли, обвинения в том, что терапевт делает что-то не так.

Психотерапевту не следует извиняться за свою чисто профессиональную роль, он должен пояснить, что, в отличие от участников, у него нет психотерапевтических целей в группе, хотя и он сам иногда сталкивается с жизненными проблемами.

При обвинениях в бессмысленности работы можно задать вопросы: «Объясни подробнее, что я, по-твоему, должен делать иначе, чего ты хотел бы от меня?», «Что ты сам мог бы сделать для того, чтобы эта группа стала для тебя более полезной?». Необходимо позволить участникам высказать свою неудовлетворенность, отметить, с какими претензиями терапевт согласен, а с какими – нет.

Конструктивное поведение терапевта в ситуации конфронтации учит членов группы конструктивному разрешению конфликтов. На переходной стадии часто возникают подгруппы, что имеет некоторые негативные аспекты влияния на групповой процесс. Участники подгрупп склонны к дополнительному общению вне группы (по телефону, при личных встречах), при этом часть обсуждаемого в подгруппах материала не попадает в группу, что обедняет ее функционирование. Нормы подгруппы требуют лояльности к ней и сохранения в тайне обсуждаемого, что противоречит групповым нормам правдивости, открытости, искренности. Участники подгруппы разрушают сеть межличностного общения – они опекают друг друга, соглашаются с мнением друг друга, избегают взаимной конфронтации. В результате группа используется не для решения проблем, а для поиска друзей.

Задачи терапевта на продуктивной стадии – поощрение более глубокого самораскрытия участников, поддержка апробации участниками новых способов поведения, оказание помощи участникам в выражении и понимании скрываемых чувств, постоянная забота о сплоченности группы.

В идеальном случае на этой стадии все общаются со всеми, а терапевт изредка оказывает поддержку участникам. Происходит продуктивный анализ проблем и реальное изменение поведения с пониманием того, что каждый участник сам отвечает за свою жизнь, в частности, в группе.

Глубина самораскрытия участников определяет сплоченность, создает благоприятные условия для дальнейшей работы, в целом – обусловливает результаты психотерапии.

Самораскрытие предполагает высказывание переживаний о ситуациях в группе, о внутренних конфликтах, нерешенных личных проблемах, болезненных переживаниях, слабых и сильных сторонах личности, радостях, надеждах, ожиданиях. Пример самораскрытия подает терапевт, прямо и открыто отвечая на вопросы участников, не скрывая своих чувств.

Самораскрытие одного участника стимулирует самораскрытие других. Терапевт помогает участникам говорить о себе в удобное время и удобным способам, предотвращает неуместную критику и чрезмерное самораскрытие, делающее участника уязвимым, обучает участников ответственному самовыражению и ответственной откровенности (уместной, приемлемой для других участников, стимулирующей доверие и готовность к помощи).

На завершающей стадии решаются следующие задачи: обсуждение чувств, вызванных расставанием, оценка результатов работы группы, консолидация достигнутых результатов, подготовка к жизни без группы, обмен участников оценками группового опыта.

Психотерапевт помогает участникам понять, что сложившаяся в группе атмосфера взаимной близости, доверия и заботы не случайна, она создана самими участниками, которые должны запомнить, как они это делали и перенести полученный опыт в повседневную жизнь.

Терапевт помогает вычленить и конкретизировать достигнутые каждым участникам результаты, а также обсудить, как они намереваются воплотить в жизнь приобретенный в группе опыт. Полезно обсудить, что изменилось в каждом на разных этапах работы группы. Целесообразна «репетиция» новых способов поведения посредством ролевых игр, психодраматических техник.

После завершения работы группы полезно организовать еще одну встречу через 2-3 месяца, чтобы обсудить достигнутые результаты уже в контексте реальной жизни. Возможны и индивидуальные контрольные встречи психотерапевта с каждым участником.

Предыдущая26272829303132333435363738394041Следующая

Дата добавления: 2015-01-19; просмотров: 2969; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

ПОСМОТРЕТЬ ЁЩЕ:

Источник: https://helpiks.org/2-18622.html

Групповая работа. Стадии развития психотерапевтической группы

4. Основные этапы группового психотерапевтического процесса

Групповая работа, групповой процесс – это особенности взаимодействия участников в группе и динамика изменения качеств самой группы.

Под динамикой группового процесса обычно понимают особенности начальной, срединной и фазы окончания, распада группы.

Особенность долгосрочных психотерапевтических групп в том, что они могут существовать неопределенно долгое время – одни участники приходят, другие уходят, но группа как целое остается жить.

Можно выделить четыре основные стадии развития группы:

1. Начальная стадия или стадия знакомства и поиска смысла, цели;

2. Стадия группового конфликта или захват позиций;

3. Установление групповых норм или развитие сплоченности и работа;

4. Завершение или распад группы.

Начальная стадия или стадия знакомства и поиска смысла, цели

Долгосрочная психотерапевтическая групповая работа характеризуется следующими особенностями. Первая – нет четкой даты окончания терапии, фактически любой участник может уйти в любой момент.

Единственно, что в групповом соглашении обычно оговариваются немотивированные уходы и участников просят предупредить об уходе, как минимум, за три сессии до ухода.

Вторая особенность – в долгосрочную группу набирают участников разного возраста, разного социального статуса, с разными структурами личности и с разными психологическими проблемами. По сути, разным людям нужно найти что-то своё в группе, какой-то собственный вариант терапии.

Правило Свободной Интеракции – говорить то, что приходит в голову любому из участников группы, накладывает обязательство на участников и ведущего – создать оптимальные групповые нормы. И поэтому перед участниками на начальной стадии формирования группы встают две основные задачи.

Первая задача: участникам надо определить метод выполнения основной задачи – исцеление от невротических симптомов.

Другими словами, что и как Я должен делать, чтобы достигать максимальных результатов в терапии? Это процедурная задача – как себя вести, о чем и как говорить и так далее. О том, КАК не говорит Основное Правило, но чрезвычайно важно для достижения терапевтических задач.

Вторая задача: участники должны прояснить взаимоотношения между собой – другими словами, должны создать для себя социальную нишу в группе.

Это дает не только состояние определенности «Кто Я в этой группе?», необходимое для выполнения основной задачи, но и дополнительное удовлетворение от участия в группе.

В обычных социальных группах эти две задачи четко разделяются. Мы попадаем в новый рабочий коллектив, на новую работу и нам объясняют, что и как делать, а также кто что из себя представляет.

О нас окружающие тоже выносят суждение.

В терапевтической группе эти обе задачи сливаются – потому что и как делать и то что я из себя представляю одновременно являются и методом, и целью психотерапевтической группы.

Эта стадия может длиться от одной до 12-15 сессий. Если в группе есть участники с опытом психологических групп, то они обычно начинают первыми откровенно говорить о себе, и это становится сигналом для остальных, что можно и нам, раз «опытные» уже начали.

На стадии знакомства пациенты делятся с группой «болячками», а окружающие сочувственно помогают советами, что и как сделать. «Вам надо обратиться туда-то и туда-то. А вот тот доктор очень хорош и стоит недорого» и т.п.

Такая помощь редко несет что-то действительно полезное, но факт заботы и участия важен, так как сближает и сплачивает участников группы. За советами участников скрывается интерес к другому человеку: «Ты мне не безразличен. Ты мне интересен».

И это бессознательное послание объединяет участников, помогает распознавать «друзей» и «врагов».

В более зрелых группах участники очень редко дают советы, скорее, говорят о своем отношении к болезненной теме или выражают свое мнение, свои чувства по отношению к человеку, попавшему в эту ситуацию, и это гораздо действеннее любых советов. Но уровень такого группового общения возникает не сразу. Вначале необходимо, чтобы участники «прощупали» друг друга, определились с теми ролями, которые будут играть на группе. Выяснили вопросы: что можно? А что нельзя?

Обычно если группа слишком долго застревает на «коктейльных темах», то это значит – ее развитие сильно заблокировано.

В целом, это период любого развития группы и механизмы приспособления к другим людям очень многое говорят наблюдательному психотерапевту. В дальнейшем первое впечатление от других участников и от группы анализируется участниками повторно, и часто люди делают поразительные открытия: те, кто с первого взгляда понравился, вдруг перестают нравиться или наоборот.

В процессе подготовки к группе ведущий рассказывал о разных «ужасах», сопровождающий личностный рост, а оказывается это не так уж и «ужасно», как представлялось. Кто-то после этого открытия вздыхает с облегчением, а кто-то разочаровывается – уж слишком все легко и поверхностно. Но эта стадия необходима для знакомства, а также для общего впечатления о наиболее оптимальном поведении в группе.

Стадия группового конфликта или захват позиций

Если первая стадия нам знакома по социальным ситуациям взаимодействия с малознакомыми людьми, то вторая стадия развития группы встречается менее часто, но очень важна для становления структуры взаимоотношений и групповых норм.

Второй стадии присуща повышенная конфликтность как между участниками, так и между участниками и ведущим.

Для долгосрочной психотерапевтической группы норма – выяснение отношений по типу, кто сильнее? «Вечеринка» закончилась, еще не наступило время для серьезной психотерапевтической работы, но время «стандартизированных» социальных отношений кончилось.

На этой стадии развития группового процесса участники начинают открыто высказывать мнение о других участниках.

Участники начинают конфронтировать манеру поведения ведущего и других участников. В целом эта стадия – сплошной конфликт. Формально конфликт может быть разным: начиная от разницы в возрасте, заканчивая регламентом выступлений. Но психологическое содержание этой стадии в том, чтобы выяснить

«Кто главный? Кто любимый ребенок ведущего? Кто наверху, а кто внизу? К кому можно прислушиваться, а к кому не надо?». В принципе – это борьба за власть, борьба за признание и одобрительную оценку окружающих.

Есть разные психологические группы, и в краткосрочных группах конфликт за власть тушится обычными социальными стереотипами: «Я ведущий и Я говорю Вам, что делать и Вы это делаете». Так поступают начальники в любом коллективе, в любой учебной и производственной группе – активно указывают кому, как и что делать. По сути, контролируют ситуацию.

Но в долгосрочной психотерапевтической группе ситуация иная – ведущий пассивен, и со стороны может показаться, что заботится только об одном – чтобы групповая работа начиналась и заканчивалась в установленное время. Тем самым он дает участникам возможность максимально проявить себя в ситуации неопределенности – кто будет ведущим, когда ведущий не борется за власть?

Но этим вызывает огромную агрессию, так как не выполняет социально привычную функцию ведущего – снижать неопределенность групповых взаимодействий. Такое необычное поведение ведущего позволяет прояснять внутренние структуры Я участников и выходить на ограничивающие убеждения и неадекватные стереотипы приспособления к неопределенности.

Например, один молодой человек, обратившийся на психотерапию с основной проблемой «Мне попадаются начальники, которые все время на меня давят и поэтому я постоянно меняю место работы», сказал ведущему во время очередной склоки участников из-за количества времени на каждого: «Вы что изображаете часы с кукушкой? Вы только и говорите: на сегодня время закончилось. Пора остановиться. А что-то еще Вы можете делать или будете так сидеть?». В дальнейшем этот эпизод получил развитие, он постоянно хотел, чтобы ведущий его контролировал, но в то же время «бунтовал» против каждого контролирующего действия.

В целом, возникновение враждебности к пассивному ведущему является неотъемлемой частью истории любой долгосрочной группы.

Как бы ведущий не объяснял особенности групповой работы, что это опыт самораскрытия и приобретения собственного опыта методом «проб и ошибок», что группа – это самостоятельная работа над собой в ситуации, максимально открытой коммуникации, все равно любой пациент обычно надеется, что «именно ему» ведущий будет уделять максимум внимания, что «именно про него» ведущий больше всех думает. В сущности каждый из нас верит в то, что Дед Мороз существует или, по крайней мере, есть люди (такие, как психотерапевт), которые «все знают и могут». И в какой-то мере злость и враждебность к ведущему заключаются в осознании истины, что ведущий тоже человек со слабостями и недостатками. Что ведущий неидеален и не собирается выделять кого-то из участников группы «особым» вниманием. Ведущий не встает на чью-либо сторону, не говорит: «Ты прав, а ты нет».

Ведущий просто защищает Основное Правило – говорить то, что приходит в голову. И в этой ситуации все правы, кроме тех, кто грубо нарушает групповое соглашение. Например, можно говорить все, что приходит в голову, но активно действовать, «давать волю» рукам нельзя.

Это довольно неприятная стадия групповой работы и для участников, и для ведущего, потому что вот вроде бы и рассказали свои истории, вот и потешили друг друга анекдотами, а когда же начнется работа и если она «не началась», то кто виноват? Ведущий!

Есть такой групповой феномен – внутригрупповая консолидация при наличии внешнего врага. Группа создает «козла отпущения», чтобы не чувствовать собственное бессилие и ярость оттого, что «ничего не происходит».

И главная задача ведущего – перевести огонь на себя, и если он этого не сделает, то группа найдет «козла отпущения» среди участников или он слишком разговорчивый, или, наоборот, молчаливый. Это неважно. Главное, что «он не такой, как МЫ».

Наверное, это и есть одна из главных функций ведущего – переводить агрессию группы в свой адрес и спокойно с ней разбираться. Ведь на самом деле: кто виноват? Ведущий!

Есть успокаивающее психотерапевта явление во время этого массового бунта и мятежа. В своих нападках на терапевта участники никогда не бывают единодушными. Кто-то обязательно «за», кто-то «против», но группа делится на подгруппы и конфликтуют уже не отдельные участники между собой, а убеждения подгрупп.

В каждой подгруппе есть сторонники и противники терапевта. И выяснение отношений между подгруппами косвенно выявляет и корректирует внутриличностные конфликты участников.

Общее наблюдение за самыми яростными «борцами» с терапевтом и групповыми правилами – это люди с наибольшими проблемами в области зависимости – независимости.

Часто характер их проблем и манера проявления внутренних конфликтов в ситуации групповой неопределенности говорят о том, что они не могут найти «золотую середину» между управлением и подчинением.

Такие пациенты то начинают чересчур демонстративно подчиняться и превозносить ведущего, то начинают чересчур подозрительно относиться к любым попыткам контролировать их поведение.

Другая категория участников – защитники терапевта.

Возможно, им надо помочь разобраться, почему важно видеть ведущего «на белом коне»? Может оказаться, что они слишком идеализируют образ ведущего и сопротивляются рассмотрению и анализу любых его недостатков. Кто-то воспринимает ведущего как «слишком хрупкую личность» и его надо защищать, чтобы не «сломали».

В принципе, вторая стадия развития группы характеризуется переходом от «стандартных общесоциальных» отношений к более интенсивному и глубокому личностному взаимодействию. Это уровень критических обстоятельств. В какой-то мере борьба за власть, за пересмотр групповых норм никогда не затухает.

Установление групповых норм или развитие сплоченности и работа

После преодоления формальных отношений первой и разъединяющих конфликтов второй стадии группа переходит на уровень стандартных психотерапевтических отношений.

Этот уровень характеризуется возросшими теплотой в отношениях, уровнем самораскрытия и взаимного доверия. Группа впервые подходит к интимному уровню общения.

В принципе зрелая группа дрейфует между уровнем устойчиво хороших стандартных отношений к уровню критических обстоятельств, к интимности и обратно.

Лишь в моменты появления новых участников группа несколько регрессирует к формальным отношениям, поддержанию контакта, групповому конфликту и опять к уровню стандартных отношений.

Но самое интересно, что с каждым новым участником процесс регрессии и прогрессии у зрелых членов группы протекает все более быстро.

Зрелые члены группы гораздо лучше понимают новых участников, чем понимали друг друга в стадии группового конфликта.

Огромное достижение этой стадии в том, что каждый член группы переживает восхитительное чувство единства со всей группой и с отдельными участниками в особенности. Как сказала одна пациентка: «Вы все такие родные! Скучаю, когда долго Вас не вижу».

Участники с нетерпением ждут групповых собраний, и встречи проходят под знаком все большего и большего самораскрытия и раскрепощения. Опозданий и пропусков почти нет. Понятна групповая цель: «Вот мы наконец и достигли горизонта! Ведущий – такой милый и знающий! И остальные члены как на подбор, у каждого свои достоинства».

Опасность этой стадии: группа стремится сохранить теплые, интимные отношения, и никто никого не хочет обидеть резким словом или противоположным мнением.

Но через некоторое время противоречия накапливаются, но общее стремление к гармонии выражается в игнорировании, подавлении, замалчивании недовольства поведением других. И вот спонтанно достигнутая интимность, чувство единения превращаются в ритуал.

Улыбки становятся натянутыми, и то, что вчера радовало, перестает приносить удовольствие и облегчение.

Чтобы групповая работа не превратилась в надоевший и неразвивающий участников ритуал, необходима свобода для проявления спонтанных эмоций. Только в случае открытого столкновения аффекты участников начинают прорабатываться, а не уходить вглубь.

Только когда участники достигают свободного дрейфа от интимности к конфликту, без потери объединяющего единства, только тогда группа вступает в пору зрелости и начинается глубокая проработка характерологических свойств личности каждого участника.

По сути, это состояние свободы и принятия как негативных, так и позитивных эмоций, эта открытость как к критике, так и к комплиментам характеризует зрелую группу.

И такое состояние сохраняется вплоть до распада группы как единого организма. Или в долгосрочной группе – до «нормальной» терминации участника.

А это происходит, когда человек чувствует, что группа дала все, что хотел взять, и проблемы, побудившие обратиться к психотерапевту, успешно разрешены.

Завершение или распад группы

Ну, а правда, как узнать что психоанализ надо заканчивать? И когда он заканчивается?

Я уже писал, что в сущности есть два взгляда на психологические проблемы. Один можно условно назвать статическим – жизнь человека воспринимается как некая завершенная целостность, как неживая, не развивающаяся машина. И с этой точки зрения проблемы, болезни – это поломки аппарата и их надо устранить, и тогда все будет хорошо.

Динамический взгляд на жизнь человека предполагает, что проблемы – это страдания, вызываемые задержкой личностного роста, развития. И излечение происходит с устранением препятствия к ближайшей цели развития.

Но такой взгляд предполагает, что у развития не может быть какой-либо конечной, статической формы, а это значит, что психотерапия не может раз и навсегда разрешить все настоящие и будущие проблемы развития человека.

В результате успешной психотерапии, продуктивного анализа никогда не бывает на выходе Совершенного Всемогущего Существа (а интересно, где-нибудь бывает?). То, что достигают пациенты аналитика в результате интенсивной работы над собственной жизнью, – это переход на следующую ступень развития.

Если смотреть на длительность психотерапии формально, глазами статистики, то в Англии, где государственная страховка психотерапии, пациент в среднем ходит на психоаналитическую группу восемь сессий в месяц в течение двух лет. А в США, где пациенты оплачивают долгосрочную психотерапию из собственного кармана, – 18 месяцев.

В целом, в долгосрочной группе пациенты занимаются от одного года до пяти лет. При этом от 30% до 60% уходят в течение 12-20 первых сессий. Это тяжело – постигать себя и свою жизнь.

Кстати, примерно такие же данные и по долгосрочным группам изучения иностранного языка. Кто-то уходит почти сразу, а кто-то достигает приличных высот владения языком как родным.

Так же, как и по спортивным группам и другим группам, где есть принцип добровольности.

Групповая работа в рамках психоанализа – это процесс ускоренной эволюции. А результат – переход на следующую ступень развития.

С Уважением groupanalysis.kz

Источник: https://groupanalysis.kz/arhivy/grupp-analiz/gruppovaya-rabota-v-ramkah-psihoanaliza.html

7. Этапы группового процесса

4. Основные этапы группового психотерапевтического процесса

Большинствоисследователей процесса групповойпсихотерапии, а также специалисты-практикив этой области описывают определенныезакономерности развития психотерапевтическогопроцесса в группе и наличие достаточночетко очерченных фаз его.

Этот процессначинается со стадии зависимого ипоискового поведения, проходит черезпериод возникновения, обострения иразрешения внутригрупповых конфликтови продвигается к формированию групповойсплоченности и эффективному решениюпроблем.

Некоторые исследователипредложили свои версии последовательностигруппового процесса. Наличие различныхсхем определяется как разнымитеоретическими ориентациями, так иразными параметрами, изучение которыхпослужило основанием для выделенияопределенных фаз групповогопсихотерапевтического процесса.

Согласнотеории межличностных отношений У. Шутца,выделяются следующие стадии групповогопроцесса: включение, контроль ипривязанность.

Наранних стадиях развития группы участникииспытывают стремление к включению вситуацию: начинает формироваться чувствопринадлежности к группе и возникаетжелание установить контакт с другимиучастниками группы.

Позднеена первый план выдвигается потребностьв контроле: проявляется соперничествои стремление к власти, участники ведутборьбу за лидерство. На стадии зрелостидоминирует потребность в привязанности,партнерстве.

Х.Келман предложил свой анализ групповогопроцесса. Он рассматривает группу как“ситуацию социального влияния”,характеризуемую процессами податливости,идентификации, присвоения.

Во-первых,члены группы податливы влияниюруководителя и включению в терапевтическуюработу. Во-вторых, участники идентифицируютсядруг с другом и с руководителем группы.

В третьих, участники группы присваиваютгрупповой опыт.

Вообще,фазы развития психотерапевтическойгруппы – это этапы группового процесса,характеризующиеся специфическимивидами активности и взаимодействияучастников группы и выполняющие различныефункции. Охарактеризуем основныефазы развития психотерапевтическойгруппы.

А.Первая фаза развития психотерпевтическойгруппыпредставляет собой период образованиягруппы как таковой и совпадает споступлением пациентов на прием кпсихотерапевту.

Пациенты имеют различныеустановки и ожидания: более или менеереалистические, оптимистические илипессимистические, но практически длявсех вначале характерны отсутствиеадекватных представлений о психотерапиивообще и групповой психотерапии, вчастности, стремление перенестиответственность за процесс и результатылечения на психотерапевта, непониманиезначения собственной активности вдостижении положительных результатовлечения. Эти установки проявляются внадежде на различного рода направляющиеинструкции психотерапевта, пациентыждут от него указаний, руководства,активных действий. Типичны такжеприписывания психотерапевту ролиучителя. Пациенты говорят о своихсимптомах и самочувствии, пытаютсяобсуждать общие и малосущественныепроблемы.

Несоответствиеповедения психотерапевта их представлениямвызывает у последних беспокойство,которое накладывается на индивидуальнуютревогу и напряжение, связанные с началомпсихотерапевтического процесса, отрывомот привычной обстановки, наличиемсимптоматики, а иногда и усилением ее,с внутриличностными и межличностнымипроблемами. Все это создает в группевысокий уровень напряжения, что являетсяхарактерной чертой первой фазы развитияпсихотерапевтической группы. Иногда вэтой группе может наблюдаться процесс,называемый псевдосплоченностью.Псевдосплоченность чаще всего реализуетсяв трех основных вариантах. Первый можетбыть обозначен термином “мы оченьхорошие”. В группе, состоящей издостаточно активных пациентов, имеющихвысокий социальный статус, периодзнакомства иногда растягивается нанесколько сеансов и превращается вдлительный рассказ, направленный надраматизацию жизненной ситуации,утрированное подчеркивание “объективных”причин своего заболевания, обвиненияокружающих. Иллюзия “уникальностисобственных страданий” сменяетсяощущением уникальности “страданий,собравшихся в группе людей”. На этомфоне и образуется псевдосплоченность,препятствующая выработке психотерапевтическихнорм и дальнейшему развитию группы.  

Второйвариант псевдосплоченности образуетсяна основе “научности”. Это наблюдается,если группа, безрезультатно требуя отпсихотерапевта теоретических обоснований,сама (обычно, при наличии пациентов,профессионально причастных к медицине,психологии, педагогике) начинаетвыдвигать и обсуждать концепции,касающиеся стресса, особенностейчеловеческой психики, общения и т.д.

И,наконец, третьим вариантом псевдосплоченностиможет являться ситуация “козлаотпущения”, на котором длительное времянеконструктивным образом концентрируетсявнимание группы. Такая роль чаще всегоотводится пациенту, резко отличающемусясвоим поведением от других членовгруппы.

Вгруппе, развитие которой характеризуетсяпериодом псевдосплоченности, психотерапевтунеобходимо помочь ее участникам вскрытьподлинный смысл происходящего,конфликтогенность и непродуктивность группы. Выход из такой ситуациисопровождается повышением напряженияв группе.

Перваяфаза развития психотерапевтическойгруппы в целом характеризуется пассивным,зависимым поведением пациентов и высокимуровнем напряжения в группе. В литературеэта фаза чаще всего получает такиеназвания как “фаза ориентации”, “фазапассивной зависимости”, “фазапсевдоинтеграции”, “фаза напряжения”,“фаза поиска смысла”, “фазарегрессивности”, “фаза неуверенности”.

Б.Вторая фазатакже характеризуется высоким уровнемнапряжения, но, в отличие от первой фазы,где напряжение сопровождается пассивностьюпациентов, здесь их поведение становитсяболее активным, аффективно заряженным,со скрытой или явной агрессией поотношению к психотерапевту.

Происходитборьба за лидерство, место в группе,обостряются внутригрупповые конфликты,растет сопротивление. Психотерапевтвоспринимается группой либо какнепрофессионал, либо как холодный,безразличный человек, не желающий помочьгруппе и демонстрирующий свою оторванность,отстраненность от нее.

Главными темамив этот период являются открытое выражениечувств к психотерапевту, обсуждениеактуальной ситуации в группе, сопоставлениевзглядов и позиций ее участников.

Помочьвыйти из этой ситуации может толькооткрытая конфронтация группы спсихотерапевтом, а по сути – со своимисобственными чувствами, так как открытоевыражение чувств к психотерапевту, содной стороны, является предпосылкойдля развития единой сплоченности, а сдругой – уже в этот период создаетблагоприятные условия для вскрытия ианализа многих значимых для пациентовпроблем (поиск поддержки, зависимостьи самостоятельность, ответственность,подчинение и доминирование и др.).

Конфронтациягруппы с психотерапевтом не всегданосит выраженный характер. Если терапевтпри этом занимает позицию внимательного,доброжелательного, понимающегоконсультанта, недирективно направляющегоактивность группы, то конфронтацииможно вообще избежать.

Указанная позицияпсихотерапевта, адекватно понимаемаяи принимаемая пациентами, формируетсялишь в процессе групповой динамики, помере развития и структурирования группы.

Как бы правильно ни вел себя психотерапевт,его поведение из-за специфики групповойпсихотерапии первоначально всегдабудет расходиться с ожиданиями пациентов.

Вэтой фазе речь идет не столько оконфронтации с психотерапевтом, сколькоо конфронтации пациента со своимисобственными ожиданиями, чувствами,конфликтами, проблемами.

Попытки избежатьэтой фазы, игнорируя указанные явления,приводят к снижению психотерапевтическогопотенциала группы, активности, спонтанностии самостоятельности членов группы,искажению группового процесса ипревращению его, в лучшем случае, виндивидуальную психотерапию в группе.

Завершением этого периода считаютоткрытое выражение чувств к психотерапевтуи анализ их причин. В литературе этафаза обозначается как “фаза растормаживанияагрессивности”, “фаза борьбы”, “фазаконфликта между членами группы иформальным лидером”, “фаза бунта вотношении психотерапевта”.

В.Третья фаза развития психотерапевтическойгруппы характеризуетсяпроцессом структурирования группы,консолидацией ее норм, целей и ценностей.Проявляются активность, самостоятельностьи ответственность каждого члена за себясамого, других участников и группы вцелом. Формируется групповая сплоченность– важнейшее условие эффективностипсихотерапевтической группы.

Совместнаядеятельность по разрешению кризиснойситуации, в которой большинство пациентовиспытывали похожие чувства и которуюрешали сходным путем, совместнаявыработка групповых норм делают дляпациента более естественным процесспринятия “групповой культуры”. Такимобразом, у пациента развивается чувствопринадлежности к группе, ответственностиза ее работу.

В ответ пациент получаетпризнание группы, что оказывает влияниена степень самоуважения и принятияпациентом самого себя. Это повышаетпривлекательность группы для каждогоотдельного пациента и способствуетдальнейшему развитию групповойсплоченности.

В литературе эта фазаназывается “фазой развития сплоченности”,“фазой развития сотрудничества”,“фазой выработки групповых норм”,“фазой взаимного распределения функций”.

Г.Четвертая фаза развития психотерапевтическойгруппыпредставляет собой фазу активноработающей группы.

Возникшие в предыдущейфазе сплоченность, заинтересованностьучастников друг в друге, эмоциональнаяподдержка, искренность, спонтанностьсоздают возможности для развитияпроцесса, направленного на решениесобственно психотерапевтических задач.

Для этого периода характерно принятиерешений и использование приобретенногоопыта во внеклинических ситуациях.

Влитературе эту фазу обозначают как“рабочую фазу”, “фазу развития”, “фазуцеленаправленной деятельности”, “фазуизменения отношений и установок”, “фазувыработки новых ценностей”. Взависимости от специфики конкретнойгруппы указанные фазы могут иметьразличную продолжительность, однако,в целом, первые две занимают обычно от20 до 30% времени работы психотерапевтическойгруппы.

Источник: https://studfile.net/preview/3218329/page:40/

4.Этапы психотерапевтического процесса

4. Основные этапы группового психотерапевтического процесса

Сутьиспользования данной схемы крайнепроста: выполнив задачу одного этапа,терапевт переходит к следующему. Еслив своей работе терапевт ощущает “затор”,он возвращается на шаг назад. Инымисловами, движение вперед осуществляетсялишь тогда, когда этому сопутствуетлегкость и естественность. Рассмотримкаждый из перечисленных этапов подробнее.

  1. ТЕРАПЕВТ ПРИСУТСТВУЕТ НА СЕАНСЕ

Здесьимеется в виду просто присутствиефизическое. Если терапевт не пришел, тотерапия не состоится. Выполнение этогоусловия гарантирует первый эффекттерапии – эффект исповеди, эффект,основанный на том, что само проговариваниемыслей вслух способствует саморефлексиии осознанию.

  1. ТЕРАПЕВТ ВОСПРИНИМАЕТ ПРОИСХОДЯЩЕЕ

Наэтом этапе терапевт постоянно удерживаетсвое восприятие в ситуации “здесь итеперь”.

Задаваемыевопросы должны отвечать двум правилам:

а)Не содержать в себе скрытых советов,оценок или суждений.

б)Предполагать ясность и точностьформулировок и возможность односложныхответов: “да” или “нет”.

4.ТЕРАПЕВТ ДАЕТ ОБРАТНУЮ СВЯЗЬ

Терапевтвербально сообщает клиенту о своихнаблюдениях за его реакциями. Условноэтот вид обратной связи можно назвать”вербальным зеркалом”.

Терапевткопирует невербальные проявленияклиента -“невербальное зеркало”.

Терапевтсообщает клиенту о своих собственныхреакциях на то, как ведет себя клиент.Реакция терапевта – результат действияклиента. Данный вид обратной связи можнообозначить “вербальный пластилин”.Терапевт невербально демонстрируетклиенту свои реакции на него – “невербальныйпластилин”.

5.ТЕРАПЕВТЭКСПЕРИМЕНТИРУЕТ.

А.Эксперимент как действие.

Б.Эксперимент как интервенция.

В.Эксперимент как исследование.

Подобноепонимание эксперимента открывает длятерапевта две новые возможности:

1.Сохранениеперспективы личностного роста клиента.

Рассматриваяпроцесс терапии как развитие, т.е.усматривая в ней один из путейсамосовершенствования человека(аналогично любому другому пути духовногороста: медитация, религия, искусство ит.д.), мы сохраняем за клиентом одно изосновополагающих для гештальттерапииправ – право на его личностную автономию.

2.Включениелюбых проявлений психотерапевтическоговзаимодействия в область экспериментирования.

Втораявозможность исследовательского подходараскрывается тогда, когда понятие”действия” расширяется до любыхпроявлений, доступных сенсорному опытучеловека.

Вопрос сводится к тому, способенли терапевт учесть эти переменные всвоей работе? Конкретным примером могутслужить всевозможные “нежелательныепомехи”, возникающие в ходепсихотерапевтического процесса: громкиезвуки, неполадкисо светом, вторжение вкабинет третьего лица, кашель, возникающийв самый “неподходящий момент”,”внезапно” начинающаяся зевота,”отвлекающая” головная боль и т.д.

5.Принципы классификации психотерапии

Наибольшееразвитие и признание получили 3психотерапевтических направления ивозникшие на их основе методы:

1)динамическое (психодинамическое,психоаналитическое)

2)поведенческое

3)экзистенциально-гуманистическое

Вэтих трех направлениях психотерапии,ориентированных на личностные изменения,а не на один лишь симптом, наличиеопределенной личностной концепциипозволило создать психотерапевтическуюсистему, характеризующуюся логическойпоследовательностью взглядов, котораяприсуща и другим областям медицины.

Этопредставление о норме (в психотерапии— о личности), о патологии (в психотерапии— о личностных изменениях) и логическивытекающее из этого представление озадачах и способах лечения.

Так,психоанализ, рассматривающий в качествеосновной детерминанты личностногоразвития и поведения первичные влеченияи потребности, а невроз как следствиеих вытеснения в бессознательное иконфликта с сознанием, логически понятноопределяет и основную задачу психотерапии— осознание этого конфликта.

Длябихевиоризма личность есть поведение,а невроз — это неадаптивное поведение,возникшее в результате неправильногонаучения, поэтому основная задачапсихотерапии формулируется как обучениеновым, адаптивным способам поведения.

Гуманистическая психология рассматриваетв качестве основной потребность личностив самоактуализации, а невроз — какрезультат блокирования этой потребности.Из такого понимания следует и задачапсихотерапии, которая заключается вприобретении пациентом новогоэмоционального опыта, способствующегостановлению адекватного целостногообраза Я, и возможностей для самоактуализацииличности.

Александровичсделал попытку проанализировать всемногообразие значений, в которыхиспользуется понятие метода в психотерапии:

1)методы психотерапии как конкретныеметодические приемы или техники (гипноз,релаксация, беседа, дискуссия,психогимнастика и др.);

2)методы психотерапии, определяющиеусловия, в которых протекает психотерапияи которые должны способствоватьоптимизации достижения психотерапевтическихцелей (семейная психотерапия, стационарнаяи амбулаторная психотерапия и др.);

3)методы психотерапии основного в значенииинструмента психотерапевтическоговоздействия (таким инструментом можетбыть психотерапевт в случае индивидуальнойпсихотерапии или группа при групповойпсихотерапии);

4)методы психотерапии в значениитерапевтических интервенций (вмешательств),рассматриваемых либо в параметрах стиля(директивный, недирективный), либо впараметрах теоретического подхода,который и определяет характер этихвмешательств (интерпретация, научение,межличностное взаимодействие).

Представляется,что собственно понятию «метод»соответствуют 1-й уровень – это методыкак конкретные техники и приемы; 2-йуровень отражает виды психотерапии (наосновании условий, в которых онапротекает); 3-й уровень – формы психотерапии(на основании инструментовпсихотерапевтических воздействий) и4-й уровень – теоретические направления.

Дляпрактического применения тех или иныхметодов психотерапии имеет значениеих классификация по поставленным целям.Волберг различает 3 типа психотерапии:

1)поддерживающая психотерапия, цельюкоторой является укрепление и поддержкаимеющихся у больного защитных сил ивыработка новых, лучших способовповедения, позволяющих восстановитьдушевное равновесие;

2)переучивающая психотерапия, цельюкоторой является изменение поведениябольного путем поддержки и одобренияположительных форм поведения и неодобренияотрицательных. Пациент должен научитьсялучше использовать имею­щиеся у неговозможности и способности, однако приэтом не ставится цель по-настоящемуразрешить неосознаваемые конфликты;

3)реконструктивная психотерапия, цельюкоторой является осознание ин-трапсихическихконфликтов, послуживших источникомличностных расстройств, и стремлениедостичь существенных изменений чертхарактера и восстановления полноценностииндивидуального и социальногофункционирования личности.

Источник: https://studfile.net/preview/1811346/page:3/

Medic-studio
Добавить комментарий