4. Психологические механизмы формирования агрессивного поведения в

Социальные механизмы возникновения агрессии

4. Психологические механизмы формирования агрессивного поведения в

Личность человека формируется под воздействием, с одной стороны, биологических, с другой стороны, социальных факторов.

Поэтому хоть агрессия и является естественной биологической реакцией человека, закрепленной генетически и являющейся врожденной, однако ее степень, интенсивность и форма проявления зависят от приобретенного социального опыта человека.

«Уровень агрессивности, будучи биологически детерминированным, в человеческой среде подвергается определенным видоизменениям и определяется как степенью социализации, так и этнокультуральными нормами, требованиями, установками» (44).

Ориентация человека на социальные требования обусловлена тем, что «в процессе культурного развития ослабляется инстинктивная детерминация поведения человека и он нуждается в «системе координат», определенных ценностных ориентирах, позволяющих человеку выжить в окружающем мире» (19). Поэтому, если для данной социальной общности характерно социальное одобрение агрессии, то закономерно произойдет усвоение агрессивного поведения представителями этой общности.

Усвоение агрессивного поведения в процессе индивидуальной жизни происходит путем социального научения. Основополагающая часть социального опыта усваивается человеком в период раннего детства.

Социальное научение осуществляется преимущественно непосредственным социальным окружением (прежде всего, семьей) и средствами массовой информации (18).

Семья, таким образом, осуществляет социальное влияние микросреды, средства массовой информации – социальное влияние макросреды.

Воздействие семьи происходит на основе наблюдения и участия ребенка в семейных отношениях. Семейные отношения представлены взаимоотношениями между родителями, отношением родителей к детям и взаимоотношениями между братьями и сестрами.

Дети склонны воспроизводить те формы поведения, которые родители осуществляют по отношению друг к другу, т.е. важное значение для формирования агрессивности имеют взаимоотношения родителей.

Кроме того, большая роль принадлежит стилю семейного воспитания: на формирование агрессивности влияет чрезмерный или недостаточный контроль со стороны родителей (18).

«Проявлению агрессии способствуют дезорганизованный опыт раннего детства и дисфункциональные семейные отношения в условиях постоянных ограничений или родительской вседозволенности» (44). В результате агрессивных взаимоотношений в семье ребенок считает агрессию нормой человеческого взаимодействия.

Социальное научение через средства массовой информации реализовывается посредством наблюдения соответствующих моделей поведения. В результате многократного наблюдения агрессивных действий, прежде всего, с экранов телевизоров, происходят следующие изменения в психологической сфере личности:

  • Эффект снятия запретов путем пересмотра ограничений своего поведения;
  • Утрата эмоциональной восприимчивости;
  • Изменение индивидуального образа реальности (18).

Основные механизмы усвоения агрессивного поведения в процессе социального научения соответствуют психологическим закономерностям, исследованным в рамках теории бихевиоризма.

«Научение тому, как, когда и что можно делать, происходит через наблюдение. Применение же приобретенных навыков зависит от ожиданий, связанных с наказанием или наградой в данных или похожих условиях» (25).

Процесс социального научения проходит три стадии:

  1. Стадия наблюдения данной формы поведения и ее последствий;
  2. Стадия реализации данной формы поведения в собственном поведении;
  3. Генерализация раздражителя.

Переход от каждой предыдущей стадии к последующей определяется основным принципом бихевиоризма (закон эффекта) – последствия поведения определяют вероятность его повторения.

Поэтому если последствия наблюдения агрессивного поведения других или реализации агрессии в поведении данного человека регулярно являются субъективно положительными, то агрессивное поведение закрепляется в системе поведенческих реакций этой личности.

«Оборонительная стратегия, которая помогла однажды, может снова и снова использоваться в подобных и аналогичных ситуациях, все прочнее фиксируясь в личности» (53). Если, напротив, последствия применения агрессивных действий отрицательны, то закрепляется склонность подавлять агрессивные тенденции.

Механизм подкрепления называется обусловливанием. Выделяются четыре формы обусловливания (30).

Классическое обусловливание, или выработка условных рефлексов, – это тип научения, при котором нейтральный раздражитель начинает вызывать реакцию после того, как он многократно сочетается с безусловным раздражителем.

Оперантное обусловливание – это тип обусловливания, при котором организм получает подкрепление за произвольно порождаемую реакцию, реакция приводит в действие механизм подкрепления. При оперантном обусловливании поведение нельзя вызвать автоматически.

Поведение должно иметь место до того, как оно может быть связано с вознаграждением. Обусловливание избеганием – это вид оперантного обусловливания, при котором подкрепление состоит в прекращении воздействия неприятного стимула. Контробусловливание – это устранение выработанной ранее условной реакции путем замещения ее новой условной реакцией на тот же самый стимул.

В результате подкрепления происходит генерализация раздражителя – распространение реакции с одного специфического раздражителя на другие похожие. Процесс генерализации раздражителя в теории бихевиоризма соответствует явлению переноса и проекции в психоанализе.

Таким образом, важнейшее значение для формирования агрессивности имеют условия общественной жизни в процессе развития личности. «Причины озлобленности каждого клиента скрыты в его жизненных обстоятельствах. Злость исторична, т.е. имеет свое прошлое, у каждого человека неповторимое.

В течение жизни, особенно в детские годы, формируется индивидуальный стиль враждебности, т.е. из-за чего мы злимся, как накапливается и вымещается злость» (29).

Агрессия с социальной точки зрения применяется при отсутствии навыков конструктивного решения проблем или предпочтения агрессивного поведения конструктивному.

Далее: Индивидуальные особенности проявления агрессивных тенденций

Источник: https://psy-diplom.ru/primery-i-obrazcy/agressivnoe-povedenie/socialnye-mehanizmy-agressii/

Механизмы становления агрессивного поведения (стр. 1 из 4)

4. Психологические механизмы формирования агрессивного поведения в

Введение

1. Агрессия: определение

2. Становление агрессивного поведения

2.1 Усвоение агрессивного поведения

2.1.1 Семейные взаимоотношения

2.1.2 Стиль семейного руководства

2.1.3 Модели семейного воспитания

2.1.4 Взаимоотношения со сверстниками

2.1.5 Демонстрация моделей агрессивного поведения

2.2 Влияние когнитивных процессов

3. Управление агрессией

3.1 Наказание как средство предупреждения агрессии

3.2 Катарсис

3.3 Воздействие моделей неагрессивного поведения

3.4 Индукция несовместимых реакций

3.5 Тренинг социальных умений

Заключение

Список литературы

Введение

Известная книга Конрада Лоренца, изданная в нашей стране под лаконичным названием «Агрессия», в оригинале называется иначе – «Так называемое зло». Сама эта формулировка четко обозначает позицию автора: агрессия, которую принято считать злом, на самом деле таковым не является, а выступает естественным, биологически целесообразным механизмом выживания живых существ.

Противоположную точку зрения отстаивает наш соотечественник В.П. Эфроимсон. По его убеждению биологически целесообразным приспособительным механизмом является отнюдь не тяга к насильственному подавлению других, а напротив – альтруистическое стремление оказывать другим поддержку.

Вопрос о том является ли агрессивность неотъемлемым атрибутом человеческой природы или социально обусловленным извращением этой самой природы, по сей день остается дискуссионным. Так или иначе, агрессия во все времена выступала важным элементом социального бытия человека, более того – часто составляла для человека проблему – большинство человеческих бед – это страдания жертв агрессии.

В данной работе рассмотрены механизмы становления агрессивного поведения и способы управления агрессией.

1. Агрессия: определение

Термин «агрессия» имеет разные значения. Очевидно, что туги, члены религиозной секты в Северной Индии, действовали агрессивно, когда за время между 1550-м и 1850 годами задушили более 2 миллионов людей во славу почитаемой ими богини. Но когда с помощью термина «агрессивный» описывается чрезвычайно напористый продавец, подразумевается нечто другое. В чем же различия?

Социальные психологи до сих пор спорят по поводу терминологического определения агрессии, но во многом их мнения сходятся: мы должны иметь более точный словарь, в котором будет различаться поведение самоуверенное, энергичное, направленное на достижение поставленной цели, и поведение, единственная цель которого – причинить боль, навредить или разрушить. Первое – это напористость, второе – агрессия.

В настоящее время большинством специалистов принимается следующее определение:

Агрессия – это любая форма поведения, нацеленного на оскорбление или причинение вреда другому живому существу, не желающему подобного обращения.

2. Становление агрессивного поведения

2.1 Усвоение агрессивного поведения

Дети черпают знания о моделях агрессивного поведения из трех основных источников. Семья может одновременно демонстрировать модели агрессивного поведения и обеспечивать его подкрепление. Вероятность агрессивного поведения детей зависит от того, сталкиваются ли они с проявлением агрессии у себя дома.

Агрессии они также обучаются при взаимодействии со сверстниками, зачастую узнавая о преимуществах агрессивного поведения во время игр. И наконец, дети учатся агрессивным реакциям не только на реальных примерах (поведение сверстников и членов семей), но и на символических, предлагаемых масс-медиа.

2.1.1 Семейные взаимоотношения

Такая характеристика семьи, как «полная или неполная», представляется связанной с агрессивностью детей. Эта характеристика квалифицирует как раз те составляющие семейной обстановки, которые связываются со становлением агрессивности, – один или оба родителя живут с ребенком под одной крышей, и каков характер отношений между ними.

Например, обнаружено, что малолетние убийцы зачастую происходят из неполных семей, где царит атмосфера беспорядка и безмолвия, где безразличие к чувствам других часто идет рука об руку с физической жестокостью и недостаточной поддержкой и заинтересованностью в жизни ребенка.

Несколько исследований продемонстрировали зависимость между негативными взаимоотношениями в паре «родитель-ребенок» и агрессивными реакциями со стороны ребенка.

Если у детей, (независимо от того, к какой возрастной группе они принадлежат), плохие отношения с одним или обоими родителями, если дети чувствуют, что их считают никуда не годными, или не ощущают родительской поддержки, они, возможно, окажутся втянутыми в преступную деятельность, будут ополчаться на других детей, сверстники будут отзываться о них как об агрессивных, будут вести себя агрессивно по отношению к своим родителям. Штайметц (Steinmetz, 1977) сообщает, что для людей, совершавших заказные политические убийства (или покушения), характерно происхождение из распавшихся семей, где родителям было не до ребенка. Женщины, на которых в детстве их собственные матери обращали не так много внимания и которые не получили от родителей необходимой поддержки, склонны применять карательные меры воспитания (например, браниться, шлепать) и срывать гнев на своих детях.

При изучении последствий родительского вмешательства в драки между детьми в семье, обнаружено, что дети проявляют больше физической или вербальной агрессии против единственного брата или сестры, чем против всех остальных детей, с которыми они общаются. Очевидно, взаимоотношения ребенка с братом или сестрой являются основополагающими для научения агрессивному поведению. Братья и сестры агрессивных детей более склонны отвечать на нападение контратакой, чем братья и сестры обычных детей.

2.1.2 Стиль семейного руководства

Аспект семейных взаимоотношений, вызывающий наибольший интерес социологов, – это характер семейного руководства то есть действия родителей, имеющие своей целью «наставить детей на путь истинный» или изменить их поведение.

Некоторые родители вмешиваются редко: при воспитании они сознательно придерживаются политики невмешательства – позволяют ребенку вести себя как он хочет или просто не обращают на него внимания, не замечая, приемлемо или неприемлемо его поведение.

Другие же родители вмешиваются часто, либо поощряя (за поведение, соответствующее социальным нормам), либо наказывая (за неприемлемое агрессивное поведение). Иногда родители непреднамеренно поощряют за агрессивное поведение или наказывают за принятое в обществе поведение.

Намеренное или ненамеренное, но подкрепление существенно предопределяет становление агрессивного поведения.

Изучение зависимости между практикой семейного руководства и агрессивным поведением у детей сосредоточилось на характере и строгости наказаний, а также контроле родителей поведения детей.

В общем и целом выявлено, что жестокие наказания связаны с относительно высоким уровнем агрессивности у детей, а недостаточный контроль и присмотр за детьми коррелирует с высоким уровнем асоциальности, зачастую сопровождающимся агрессивным поведением.

Наряду с прямыми поощрениями и наказаниями родители преподают своим детям урок на тему агрессивности непосредственной реакцией на детские взаимоотношения. В нескольких экспериментах изучался эффект о вмешательства родителей при агрессии между братьями – сестрами.

Подобный шаг со стороны родителей может на самом деле потворствовать развитию агрессии. Поскольку младшие дети на правах более слабых могут ожидать, что родители примут их сторону, они, не колеблясь, вступают в конфликт с более сильным противником.

Подобное вмешательство родителей приводит к тому, что младшие дети первыми выходят на тропу войны и в течение длительного времени держат осаду старших братьев или сестер.

Отсюда несколько неожиданный вывод – «без родительского вмешательства агрессивные взаимоотношения между их детьми редки по причине неравенства сил, обусловленной разницей в возрасте.

2.1.3 Модели семейного влияния

Существуют две теоретических подхода, позволяющие прояснить характер причинной зависимости между стилем семейного руководства и детской агрессивностью.

Олуэйз (Olweus, 1980) работал над проблемой причинности, используя статический метод, раскрывающий причинную связь переменных (регрессионный анализ), чтобы выяснить как влияние ребёнка на поведение родителей, так и влияние родителей на поведения ребёнка.

Агрессивность ребёнка определялась по оценкам его сверстников. При опросе родителей измерялись четыре параметра, теоретически и эмпирически связанные с детской агрессивностью:

1) негативизм матери – враждебность, отчуждённость, холодность и безразличие к ребёнку;

2) терпимое отношение матери к проявлению ребёнком агрессии по отношению к сверстникам или членом семьи;

3) применения родителям силовых дисциплинарных методов – физических наказаний, угроз, скандалов;

4) темперамент ребёнка – уровень активности и вспыльчивость.

В целом возбудимые мальчики, выросшие в жестокой и неблагоприятной семейной обстановке, относительно часто оценивались сверстниками как агрессивные. Негативное отношение матери к ребёнку коррелировало с применением силовых дисциплинарных методов, которые в свою очередь вызывали агрессивное поведение ребёнка.

Сходным образом темперамент ребёнка был связан со снисходительным отношением матери к проявлениям агрессии.

«Импульсивный и энергичный мальчик» своими поступками может просто утомлять свою мать, поэтому она не в состоянии уделить должного внимания проявлениям агрессии, что в целом повышает вероятность дальнейшего развития агрессивного поведения.

Паттерсон и егоколлеги(Patterson, 1986)разработали базовую модель связи между характером семейного руководства и агрессивностью, благодаря которой можно глубже понять процессы, обуславливающие зависимость между этими параметрами (Рис. 1).

Одна из сторон модели -незрелые методы регулирования поведения, означающие, что в некоторых случаях родители могут игнорировать отклоняющиеся поведение ребенка или позволять ему вести себя подобным образом, тогда как в других случаях могут угрожать физическими наказаниями, не осуществляя свои угрозы.

Источник: https://mirznanii.com/a/201479/mekhanizmy-stanovleniya-agressivnogo-povedeniya

Условия формирования агрессивного поведения личности

4. Психологические механизмы формирования агрессивного поведения в

Мы исходим из гипотезы, что агрессивность человека и его склонность к агрессивному поведению существенно детерминируются особенностями его индивидуального развития. В появлении агрессивного поведения участвуют многие факторы, в том числе возраст, индивидуальные особенности, внешние физические и социальные условия.

Например, потенцировать агрессивность вполне могут такие внешние обстоятельства, как шум, жара, теснота, экологические проблемы, метеоусловия и т. п. Но решающую роль в формировании агрессивного поведения личности, по мнению большинства исследователей данного вопроса, играет ее непосредственное социальное окружение.

Рассмотрим некоторые, на наш взгляд, ведущие факторы, вызывающие или поддерживающие агрессивное поведение личности.

Характер агрессивного поведения во многом определяется возрастными особенностямичеловека. Каждый возрастной этап имеет специфическую ситуацию развития и выдвигает определенные требования к личности.

Адаптация к возрастным требованиям нередко сопровождается различными проявлениями агрессивного поведения.

Так, в самом раннем возрасте дети, по всей видимости, демонстрируют агрессию: если часто, громко и требовательно плачут; если у них отсутствует улыбка; если они не вступают в контакт.

Психоаналитические исследования свидетельствуют об огромном количестве гнева, переживаемом младенцами, особенно в ситуациях, когда их потребности недостаточно учитываются [7]. Также хорошо известен тот факт, что маленькие дети, желая сохранить материнскую любовь, склонны проявлять жестокость по отношению к новорожденным брату или сестре.

Адаптируясь к требованиям детского сада, малыши могут обзываться, щипаться, плеваться, драться, кусаться и даже поглощать несъедобное. Причем эти действия совершаются, что называется, «без разбора» – импульсивно, неосознанно и открыто.

Пассивным проявлением агрессии в этом возрасте считается негативизм, упрямство, отказы (говорить, есть), кусание ногтей (губ). Следует заметить, что поведение ребенка дошкольного возраста дома существенно зависит от эмоционального климата в семье, а детская группа, в свою очередь, становится зеркальным отражением внутреннего состояния воспитателя.

Если те или другие проявляют, даже просто испытывают агрессию, дети с большой вероятностью будут ее воспроизводить.

В целом детская агрессивность является обратной стороной беззащитности. Если ребенок чувствует себя незащищенным (например, когда его потребности в безопасности и любви не получают удовлетворения), в его душе рождаются многочисленные страхи.

Стремясь справиться со своими страхами, ребенок прибегает к защитно‑агрессивному поведению. Другим возможным способом преодоления страха может стать направление агрессии на самого себя.

Аутоагрессия может проявляться по‑разному, например в саморазрушительных фантазиях, в робости или идеях самонаказания.

В младшем школьном возрасте агрессия чаще проявляется по отношению к более слабым («выбранной жертве») ученикам в форме насмешек, давления, ругательств, драк. Проявление агрессивного поведения школьников друг к другу в ряде случаев становится серьезной проблемой.

Резко негативная реакция учителей и родителей на подобное поведение зачастую не только не уменьшает агрессивность детей, но, напротив, усиливает ее, поскольку служит косвенным доказательством силы и независимости последних.

Тем не менее именно учитель, его авторитет и умение открыто выражать свое отношение к агрессивному поведению побуждает детей выбирать более социально одобряемые формы поведения.

Специфической особенностью агрессивного поведения в подростковом возрасте является его зависимость от группы сверстников на фоне крушения авторитета взрослых. В данном возрасте быть агрессивным часто означает «казаться или быть сильным». Любая подростковая группа имеет свои ритуалы и мифы, поддерживаемые лидером.

Например, широко распространены ритуалы посвящения в члены группы (или испытания новичков). Шокирующая глаз «униформа» группы (как и подростковая мода в целом) также носит ритуальный характер.

Ритуалы усиливают чувство принадлежности к группе и дают подросткам ощущение безопасности, а мифы становятся идейной основой ее жизнедеятельности. Мифы широко используются группой для оправдания ее внутригрупповой и внешней агрессии.

Так, например, любое проявление насилия по отношению к «не членам группы» оправдывается заверениями типа – «они предатели… мы должны защищать своих… мы должны заставить всех уважать нас». Насилие, «одухотворенное» групповым мифом, переживается подростками как утверждение своей силы, как героизм и преданность группе.

В то же время в отдельных случаях инициаторами агрессивного поведения могут быть отдельные подростки‑аутсайдеры, дезадаптированные в силу различных причин и предпринимающие попытки самоутвердиться с помощью агрессии.

Таким образом, агрессивное поведение достаточно обычное явление для детского и подросткового возраста. Более того, в процессе социализации личности агрессивное поведение выполняет ряд важных функций.

В норме оно освобождает от страха, помогает отстаивать свои интересы, защищает от внешней угрозы, способствует адаптации.

В связи с этим можно говорить о двух видах агрессии: доброкачественно‑адаптивной и деструктивно‑дезадаптивной.

В целом для развития личности ребенка и подростка опасны не столько сами агрессивные проявления, сколько их результат и неправильная реакция окружающих.

В случае когда насилие дает внимание, власть, признание, деньги, другие привилегии, у детей и подростков с большой вероятностью формируется поведение, основанное на культе силы, которое может составлять основу социального функционирования и взрослых людей (например, в криминальных группировках). Стремление окружающих подавить агрессию силой нередко приводит к эффекту, противоположному ожидаемому.

У взрослых людей проявления агрессивного поведения более разнообразны, поскольку определяются преимущественно их индивидуальными особенностями.

В качестве индивидуально‑личностных характеристик [2], потенцирующих агрессивное поведение, обычно рассматривают такие черты, как боязнь общественного неодобрения, раздражительность, подозрительность, предрассудки (например, национальные), а также склонность испытывать чувство стыда вместо вины.

Важную роль в поддержании склонности к насилию может играть убежденность человека в том, что он является единовластным хозяином своей судьбы (а иногда и судеб других людей), а также его положительное отношение к агрессии (как к полезному или нормальному явлению).

Можно говорить об особой категории людей – экстремистах, проявляющих агрессию либо крайне часто, либо в крайних формах. Экстремисты, в свою очередь, отчетливо подразделяются на две группы: со сниженным и повышенным самоконтролем.

Первые в силу слабо развитых сдерживающих механизмов склонны к постоянному проявлению агрессии, вторые – способны длительно воздерживаться даже от сильных провокаций, но проявлять крайние формы агрессии (вплоть до брутальных), когда внутренние ресурсы уже иссякают.

Другой особенностью, влияющей на агрессивное поведение личности, является ее способность переносить фрустрацию. Как известно, под фрустрацией понимают состояние, вызванное препятствием на пути удовлетворения потребности или достижения цели.

Некоторые авторы рассматривают фрустрацию как одну из ведущих причин агрессивного поведения. В целом фрустрация – весьма распространенное явление, и люди существенно различаются по способности справляться с ней.

Если же агрессивное поведение успешно способствует устранению фрустрации, то оно с большой вероятностью усиливается в соответствии с законами научения.

К тому же проблемы могут возникать в том случае, если человек имеет повышенную чувствительность к фрустрации, а также если у него не выработаны социально приемлемые способы преодоления фрустрации.

Если оценивать влияние другого – полового (гендерного) фактора, – то мужчины (мальчики) демонстрируют более высокие уровни прямой и физической агрессии, а женщины (девочки) – косвенной и вербальной. В целом мужскому полу приписывается большая склонность к физическому насилию, в то время как женщины чаще и успешнее прибегают к его психологическому варианту.

При всей важности возрастного, гендерного и индивидуального факторов, ведущее значение в формировании агрессивного поведения, по мнению большинства исследователей, имеют социальные условия развития личности.

Одним из наиболее дискутируемых вопросов можно считать влияние средств массовой информации на агрессивное поведение личности. Сторонники негативного влияния СМИ исходят из того факта, что люди учатся вести себя агрессивно, прежде всего наблюдая за чужой агрессией. М.

Хьюсманн с группой исследователей отслеживали корреляцию между просмотром телепередач и агрессивностью в течение 20 лет [2, с. 115]. Они обнаружили, что тяжесть совершенных преступлений в возрасте 30 лет соответствует предпочтениям в телепередачах в возрасте 8 лет.

Механизм формирования агрессивного поведения посредством телевидения может выглядеть следующим образом: чрезмерное увлечение телепередачами – агрессивные фантазии – отождествление себя с персонажем – усвоение агрессивного способа решения проблем и влияния на людей – повторение агрессивных действий – использование агрессии для разрешения проблем в межличностных отношениях – подкрепление – агрессивные привычки – неразвитые социальные и учебные умения – фрустрация – чрезмерный просмотр телепередач – и т. д.

Формирование агрессивного поведения через наблюдение возможно при выполнении нескольких условий. Во‑первых, увиденное должно выглядеть реально и захватывать. Во‑вторых, увиденное должно восприниматься именно как агрессия.

В‑третьих, агрессия перенимается, когда зритель отождествляет себя с агрессором, а потенциальный объект агрессии для конкретной личности ассоциируется с жертвой агрессии в фильме.

Следующим принципиальным условием научения является то, что в результате агрессии герой достигает цели или получает удовольствие, значимое для зрителя.

В целом просмотр агрессивных сцен, видимо, не оказывает предполагаемого прямого негативного воздействия на большинство взрослых людей, поскольку само восприятие определяется совокупностью внутренних и внешних условий.

Реакции людей на сцены насилия могут быть самыми различными: отвращение, неприятие, виртуализация (восприятие изображаемых событий как нереальных), только в некоторых случаях – восхищение или стремление подражать.

Тем не менее негативное влияние СМИ на развитие детей и подростков вызывает справедливые опасения и требует специального изучения.

В то время как влияние средств массовой информации на поведение личности остается не вполне понятным, семья в настоящее время признается основным социальным источником формирования агрессивного поведения. Хорошо известно, что агрессия проявляется не только к врагам, незнакомым людям или конкурентам.

Психологическое или физическое насилие отнюдь не редкость для многих семей. Формы проявления агрессии в семье разнообразны. Это могут быть прямое физическое или сексуальное насилие, холодность, оскорбления, негативные оценки, подавление личности, эмоциональное непринятие ребенка.

Члены семьи могут демонстрировать агрессивное поведение сами или могут подкреплять нежелательные действия ребенка, например выражая гордость его победой в драке.

На становление агрессивного поведения ребенка влияют различные семейные факторы, например низкая степень сплоченности семьи, конфликтность, недостаточная близость между родителями и ребенком, неблагоприятные взаимоотношения между детьми, неадекватный стиль семейного воспитания.

Например, родители, применяющие крайне суровые наказания, использующие чрезмерный контроль (гиперопека) или, напротив, не контролирующие занятия своих детей (гипоопека), чаще сталкиваются с агрессией и непослушанием своих детей.

Также существует мнение, что выраженное негативное влияние на ребенка оказывает агрессия отца по отношению к матери (физическое насилие или явное моральное унижение).

А. Бандура и Р. Уолтерс [1] посвятили изучению данного «семейного» вопроса специальное исследование и получили следующие данные. Родители агрессивных мальчиков предъявляли меньшие требования к достижениям детей в сравнение с родителями контрольной группы (без агрессивного поведения) и меньше ограничивали их в детстве.

В то же время рассматриваемые подростки сильнее сопротивлялись воздействиям родителей. Мальчики с агрессивным поведением были более привязаны к матерям, чем к отцам. Родители агрессивных подростков чаще опирались на методы принуждения, в то время как в контрольной группе шире использовались методы развития внутреннего самоконтроля, например убеждение.

Отцы агрессивных мальчиков характеризовались резкостью и тенденцией часто наказывать детей, тогда как матери – нетребовательностью при низкой общей согласованности требований и недостаточной сердечности взаимоотношений. Агрессивные мальчики меньше идентифицировались со своими отцами, они чаще отвечали им критичным и враждебным отношением, чем подростки из контрольной группы.

Все это, по мнению исследователей, затрудняло усвоение родительской системы ценностей и выполнение их требований.

Изучая связь между социализацией подростков и их семейными условиями, А. Бандура и Р. Уолтерс выделили три основные особенности, определяющие поведение ребенка: его готовность устанавливать зависимые (интимно‑личностные) отношения, степень развития совести, силу мотивации к агрессии.

По мнению авторов, семья должна создать минимальные условия эффективной социализации [1, с. 35]. Первым важным условием является стимулирование мотивации привязанности, посредством которой ребенок научается желать интереса, внимания и одобрения окружающих.

Второй необходимой предпосылкой исследователи называют «давление социализации» в форме последовательных требований и ограничений (при условии, что родители сами разделяют социальные нормы).

Напротив, враждебные формы поведения закладываются в семье в результате фрустрации потребности в родительской любви, постоянного применения наказания (его преобладания над методами поощрения желательного поведения), несогласованности требований со стороны родителей, демонстрации агрессии самими родителями.

Таким образом, в соответствии с «теорией асоциальной агрессии», агрессивное поведение ребенка вызывается прежде всего недостатком нежной заботы и привязанности со стороны одного или обоих родителей.

Фрустрация привязанности приводит к возникновению у ребенка постоянного чувства враждебности, поскольку он развивается через подражание значимым для него взрослым (в том числе их эмоциональным проявлениям). Установки и поведение, которые развились у ребенка в отношениях с родителями, впоследствии переносятся на других людей (одноклассников, учителей, супругов).

Если проявление агрессии к конкретным людям пресекается (или делается невозможным в силу иных причин), агрессия может смещаться на новый «более безопасный» (доступный) объект.

Следует уточнить, что в рассмотренных выше экспериментах участвовали преимущественно мальчики. Большинство же исследователей отмечают различное влияние плохого обращения в семье на детей разного пола.

По мнению ряда авторов, девочки, к которым в детстве проявляли жестокость, более склонны к развитию мазохистического паттерна поведения, в то время как мальчики в этом случае чаще идентифицируют себя с агрессором и с большей вероятностью развиваются в садистическом направлении [7, с. 335].

Еще одним доказательством в пользу гипотезы о ведущей роли семьи в происхождении агрессивного поведения является известное обстоятельство, что у детей, воспитывающихся в детских учреждениях, также доминируют нарушения, связанные с агрессивностью (в отличие от усыновленных детей).

В то же время не все дети, лишенные необходимой родительской заботы, становятся агрессивными.

Другим следствием семейной депривации может быть замкнутость, сверхзависимость, излишняя готовность к подчинению или глубокая тревожность (исход, вероятно, зависит от степени депривации, возраста ребенка, его конституциональных особенностей и других обстоятельств).

Таким образом, при неблагоприятном воздействии внутренних и внешних факторов агрессивное влечение действительно приобретает формы агрессивности и устойчивого разрушительного поведения вплоть до общественно опасных форм.

Но агрессия не обязательно должна приводить к отрицательным последствиям.

Например, она может не только смещаться на все новые и новые объекты, но и замещаться (сублимироваться) в различных формах деятельности – бизнесе, учебе, спорте, лидерстве и т. д.

Очевидно, что в норме агрессия носит оборонительный характер и служит выживанию. Она также выступает источником активности индивида, его творческого потенциала и стремления к достижениям.

Личность может и должна уметь распознавать различные проявления агрессии, выражать агрессию в социально приемлемых формах, наконец, избегать насилия над другими или собой.

Судьба собственной агрессии – дело личного выбора каждого взрослого человека, а задача овладения своей агрессией – одна из труднейших психологических задач вообще.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/7_104372_usloviya-formirovaniya-agressivnogo-povedeniya-lichnosti.html

Механизм формирования агрессии: идентификация. Механизм приобретения агрессивного поведения

4. Психологические механизмы формирования агрессивного поведения в

Идентификация с другими людьми – один из мощнейших механизмов социализации и формирования личности, особенно в детском, подростковом и юношеском возрасте. Следовало предположить, что она должна играть заметную роль в процессе формирования агрессивных людей и преступников.

Положительная идентификация с референтными лицами

Если отец мальчика – агрессивная личность и мальчик идентифицирует себя с ним, то в какой-то мере приобретает его агрессивные черты и формы поведения. Дочь может идентифицировать себя с агрессивной матерью. Это положительная идентификация, психо-логика которой такова: «Вот каким человеком я бы хотел быть ».

Но бывают исключения: агрессия отца может вызвать отвращение ребенка, особенно если она направлена против матери, которую он любит. Тогда будет работать механизм отрицательной идентификации, психологическую логику которой можно выразить следующим образом: «Вот каким человеком нельзя быть!».

Подросток или юноша могут переживать положительную идентификацию не только с родителями. Сходные процессы могут иметь место и в отношении других референтных лиц.

Когда малыш или подросток воспринимает реального человека или киногероя, которые совершают агрессивные действия, у него возникают процессы идентификации и связанные с ними мыслительные операции.

В их числе – интерпретация увиденного, атрибуции, проекции, процессы интроекции и другие.

Социальные психологи уже много лет исследуют влияние телевидения на психическое развитие детей. Специалисты заметили, что дети и подростки склонны воспроизводить в своем воображении, в сфере сознания, увиденные агрессивные стычки.

Они представляют себя в роли агрессивных киногероев, переживая идентификацию и воображаемое исполнение роли другого. В своем воображении они одерживают такие победы, которые им недоступны в реальной жизни.

Предполагается, что подобные когнитивные процессы помогают подросткам приобрести схемы агрессивного поведения.

Здесь представлен интереснейший пример того, как внутренний психический защитно-компенсаторный процесс способствует развитию у индивида новых форм поведения.

Имеется  в виду то, что процессы воображаемого исполнения роли героя, с которым подросток идентифицирует себя, имеют несколько функций, одной из которых является психологическая самозащита фрустрированного подростка: он ведь осознает, что не является героем, ощущает себя слабым и т. п.

Идентификация с родителем или обратная установка?

Многочисленные факты из реальной жизни и психологические исследования показывают, что часть детей девиантных родителей, имеющих антисоциальные установки, тоже становятся девиантными и совершают преступления.

Подобные факты нетрудно объяснить работой механизмов положительной идентификации и ее поведенческого выражения – подражания. Описанные выше дети составляют больше половины всех детей девиантных родителей.

Однако не все они идут по стопам своих девиантных родителей. Почему?

Можно вдвинуть гипотезу, согласно которой такие дети имеют отрицательную идентификацию с девиантными отцами, вследствие чего у них начинает работать защитный механизм формирования обратной реакции и установки? Поэтому сын преступника может стремиться стать лояльным гражданином и даже защитником законов и общественного порядка. Редко, но так тоже бывает.

Однако есть еще один возможный путь, который был обнаружен в результате исследований американских психологов Д. Фаррингтона и других. Вот каким образом обобщает их данные Л. Берковиц: «…вероятность того, что подростки станут нарушителями закона, уменьшается, если социально девиантные отцы относятся к ним с любовью и у них хорошие отношения с матерями.

Около половины подростков, имеющих девиантных и не любящих их отцов, стали преступниками. В то же время закон нарушила лишь одна пятая часть тех мальчиков, чьи отцы также были преступниками и алкоголиками, но относились к своим сыновьям с теплотой и любовью.

Если некоторые из антисоциальных отцов служили моделью для их сыновей, то их влияние, по-видимому, сказывалось лишь при особых, ограниченных обстоятельствах».

Случай, когда отец мальчика является любящим сына преступником, в результате чего сын не идет по его стопам, представляется несколько парадоксальным. Почему? По той причине, что при таких взаимоотношениях сын обычно имеет положительную идентификацию с отцом и подражает его поведению. Почему же этого не происходит? Такой результат возможен в двух случаях:

  • если ребенок не знает о преступности отца;
  • если отец запрещает сыну вести себя так, как он сам. Конечно, и при таких взаимоотношениях между отцом и сыном возможно формирование у мальчика обратной реакции и отрицательной идентификации с отцом, особенно если у ребенка появились другие объекты позитивной идентификации.

Но элементы парадокса имеются и в том случае, когда мальчик подражает преступному поведению отца, который его не любит и с которым у него в лучшем случае могла устанавливаться только негативная идентификационная связь со следующей психо-логикой: «Вот каким человеком нельзя быть!». Но на самом деле, как показали исследования У. Маккорд, имеет место обратное: дети нелюбящих и преступных родителей также выбирают преступный путь. В чем тут дело?

Такие случаи попытался объяснить Л. Берковиц. Он высказал предположение, что дети будут подражать своим нелюбящим отцам-преступникам только в том случае, если «уже предрасположены вести себя подобным образом».

Поскольку такие мальчики уже жили в семьях, в которых отцы их не любили и конфликтовали с их матерями, то вероятность того, что они имеют антисоциальные агрессивные установки, велика.

Многие специалисты считают, что в таких случаях речь идет о существовании у мальчиков подсознательной антисоциальной установки, которая актуализируется и порождает антисоциальные действия под впечатлением примера отца.

Чаще всего подражают отцу-преступнику фрустрированные мальчики: исследования показывают, что чем сильнее фрустрирован человек, тем с большей готовностью подражает агрессивным действиям других людей.

Поскольку подражание, особенно повторяющееся, очень часто является поведенческим выражением идентификации, то можно высказать следующую гипотезу: предыдущая фрустрация активизирует работу механизмов идентификации с агрессором.

Существует еще один и очень сильный фактор, определяющий и идентификация возникновение идентификации ребенка с отцом или подчиненного с руководителем.

Известно, что индивид Р1 обладает властью над Р2 в том случае, когда контролирует его поведение и даже мысли, имея возможность поощрять или наказывать его.

Из области психологии власти и лидерства известно, что специалисты различают такие виды власти, как:

  • власть поощрения;
  • власть наказания;
  • информационную власть;
  • власть экспертную и другие.

Отцы обычно обладают хотя бы двумя видами власти над сыновьями: властью поощрения и властью наказания.

Дети зависят от «власть имущих» отцов, и данное обстоятельство по каким-то причинам создает в детях готовность имитировать поведение взрослого. Экспериментальные исследования А. Бандуры, Д. Росс, Ш. Росс показали, что «…

дети с особенной готовностью имитируют поведение взрослых, от которых они зависят и которые обладают властью – распределяют награды и наказания».

Это, конечно, установленный эмпирический факт, но его констатация и концептуализация открывают путь для исследования новых аспектов взаимоотношений лидеров и подчиненных.

Почему власть руководителя вызывает у подчиненных тенденцию имитации его поведения и, вполне вероятно, психологической идентификации с ним? Многие специалисты считают, что к этому приводит желание подчиненного быть таким же, каким он видит и считает лидера, пользоваться частью тех ценностей, которые дает человеку высокий статус. Эти ценности известны: власть, авторитет и доходы. Они привлекательны для многих, если не для всех.

Но есть повод считать, что для идентификации с подобным лидером подчиненные должны опираться также на ряд атрибуций. Нужна настоящая идеализация, «кристаллизация» лидера. Несколько изменив точку зрения на предмет исследования, можно сказать, что атрибуция и идентификация являются механизмами подчинения.

Подражание взрослым людям

Агрессивное поведение ребенка может быть результатом подражания.

Наблюдая за поведением взрослых, ребенок совершает сходные действия без соответствующих внутренних мотивов, в случае агрессивного поведения – без подлинной враждебности, без злого умысла. В исследованиях А.

Бандуры, результаты которых еще раз подтверждают ту истину, что без гнева, в основном в результате подражания другим людям, дети совершают многие из своих агрессивных действий.

Когда взрослый в присутствии ребенка берет куклу и со злостью швыряет в сторону, ребенок может повторить это агрессивное действие. Он ведь хочет быть таким, как взрослый.

Когда родитель со злостью швыряет туда-сюда игрушки ребенка, который создал в гостиной неразбериху, ребенок может подражать ему и после этого вести себя так же агрессивно со своим игрушками.

Подражание агрессивным действиям взрослого усиливается тогда, когда для ребенка он является объектом положительной психологической идентификации, когда ребенок желает быть таким, как взрослый. Он подражает внешнему виду, действиям и речи взрослого.

Обычно в качестве объектов подражания выступают взрослые представители одного с ребенком пола: родитель, учитель, старшие братья или сестры, герои фильмов и романов и т. д.

Все перечисленные – «агенты» социализации ребенка, то есть такие люди, которые играют ту или иную роль в процессе психического развития и созревания ребенка, составляя для него значимую социальную среду.

Если эта среда агрессивна, ребенок не может не оказаться под ее влиянием хотя бы в некоторой степени. Значимые взрослые выступают для него в качестве социальных моделей подражания.

В создании такой агрессивной среды значительную роль играют телевидение, видеокассеты с фильмами-боевиками, определенная часть печатной продукции.

Под влияние полных насилия фильмов и передач попадают в первую очередь те дети, подростки и юноши, у которых структура самосознания, «Я-концепция», еще не оформлена, у которых еще нет твердого личностного ядра, поскольку у них не было достойных объектов идентификации и подражания.

Наблюдая за агрессивным поведением другого, индивид может:

  • обнаружить новые для себя формы агрессивного поведения, новые его грани;
  • наблюдение может подсказать ему, что если другому дозволено быть агрессивным, то и ему тоже можно. Иначе говоря, социальные модели растормаживают запрет на агрессию, являются релизерами агрессивного поведения;
  • частое наблюдение агрессии других людей ослабляет эмоциональную чувствительность наблюдателя, делает агрессию обычным делом, отупляет чувствительность к чужой боли, то есть эмпатическую способность наблюдателя;
  • тем самым для наблюдателя становится возможным спокойно участвовать в агрессивных действиях, которые теперь уже считаются обычными;
  • постоянное наблюдение агрессии может создать у человека представление о мире как об опасном, враждебно настроенном месте обитания. А это, в свою очередь, может создать у человека готовность отвечать агрессией на все то, что кажется ему угрозой для себя.

В результате работы этих механизмов дети, как постоянные свидетели ссор своих родителей, также приобретают склонность вести себя агрессивно.

Более того, в будущей своей супружеской жизни, а также во взаимоотношениях со своими детьми они тоже ведут себя агрессивно, пытаются разрешить конфликты теми же силовыми методами, что и их родители. Эту наследственную передачу агрессивности иногда называют «циклом насилия».

Сходные явления передачи агрессивного опыта и склонности разрешения конфликтов силовыми методами можно наблюдать также на уровне социальных и этнических конфликтов.

Общение со сверстниками и развитие агрессивности

Начнем с краткого изложения ряда эмпирических фактов. Исследования показывают, что общение со сверстниками и игра с ними делают детей агрессивными. Даже посещение детского сада превращает детей в более агрессивных существ по сравнению с теми, кто в детский сад не ходит. Во всяком случае таковы данные американских исследователей, представленные в трудах Р. Бэрона и других психологов.

Но в чем причина этого явления? Авторы эмпирических исследований, исходя из теории социального научения Альберта Бандуры, утверждают, что дети учатся друг у друга агрессивному поведению. Это верно, но это еще не все.

Стоит полагать, что есть еще одна и более серьезная причина, а именно: играя вместе и общаясь, соперничая друг с другом, дети оказываются в конфликтных отношениях, переживают состояния стресса и фрустрации и, естественно, становятся агрессивными. У них появляются эмоции гнева и возмущения, которые и приводят к агрессивным действиям.

Таким образом, необходимость психологической самозащиты с помощью агрессивных действий, которые они и сами изобретают, или извлекают из своей памяти, или же перенимают у своих партнеров по игре, постоянно делает их более агрессивными.

Долговременное общение со сверстниками и повторение фрустраций заставляет их выработать целый арсенал средств для самозащиты или оказания давления на других. Формируется авторитарный характер с сильными тенденциями экстрапунитивности.

Но у части детей агрессия подавляется под воздействием страха, и они пытаются приспособиться с помощью других средств: конформизма по отношению к лидерам, с помощью подношений и т. п. Систематическое использование этих средств уже ведет к формированию другого типа личности – конформиста, угодника, раболепствующего перед сильными.

Приобретенные в процессе общения со сверстниками способы поведения и вообще агрессивная стратегия адаптации переносятся в новые социальные ситуации.

Данный подход открывает новые возможности исследования процессов приобретения и открытия агрессивных форм поведения в связи с другими формами адаптивных действий.

Социометрический и социальный статусы и агрессивность

Представляет интерес вопрос о детерминированности статуса агрессивностью человека и, наоборот, влиянии статуса на агрессивность. Вопрос этот представляет интерес относительно всех социальных статусов, но, поскольку здесь обсуждается проблемы детской агрессивности, придется ограничить круг обсуждаемых явлений.

Данный вопрос в определенной мере исследовался Дж. Морено и другими социометристами.

Общий их вывод состоит в том, что агрессивных детей везде не любят и считают неприятными, поэтому, если даже их официальный статус в группе высок, социометрический статус у них низкий.

Если агрессивность стала чертой характера, она переносится из одной ситуации в другую и делает человека неприятным и нелюбимым везде.

Проведено очень много других исследований, которые по характеру близки к социометрическим.

Агрессивные дети занимают в своих группах статус отвергаемых лиц.

Однако не во всех социальных группах агрессивные дети занимают низкий статус. Они могут занимать самые различные, в том числе и высокие статусы в группах, состоящих из агрессивных детей. Агрессивные дети склонны объединяться в подгруппы. В целом агрессивные дети, по-видимому, не в такой мере отвергаемы и изолированны, как можно было бы подумать лишь на основе социометрических данных.

Психологи, исследовавшие связи агрессивности человека с его статусом, рассматривают эту проблему в основном односторонне. Не учитывается, например, влияние статуса и роли на агрессивность человека.

Между тем роль может потребовать от своего исполнителя агрессивного поведения и, если она исполняется в течение длительного времени, может превратить человека в хронически агрессивное существо.

Роль как система действий с помощью психологических механизмов интериоризации, диссонанса и адаптации формирует у личности целый ряд черт, в том числе агрессивность, а также соответствующий социальный «Я-образ».

Итак, можно считать, что в процессе усвоения и выполнения социальной роли происходит обучение агрессивности, если роль этого требует, если в ее структуре есть соответствующие ожидания.

Также можно полагать, что данный механизм способствует появлению и групповой агрессивности.

Здесь просматриваются возможности дальнейшего развития теории агрессии в связи с достижениями теории социальных ролей.

Ранняя агрессивность и формирование авторитарного характера

Когда говорят о формировании агрессивности в детском возрасте, следует различать, кроме враждебной и инструментальной, еще по крайней мере два вида агрессии:

  1. авторитарную агрессию, которая может быть как враждебной, так и инструментальной;

  2. неавторитарную, то есть не сцепленную с авторитарным характером агрессию.

Авторитарная агрессия, в свою очередь, бывает двух видов:

  • агрессия авторитарного лидера или руководителя;
  • агрессия авторитарного подчиненного.

Между тем психологи, проводившие лонгитюдные исследования человеческой агрессивности, не дифференцируют эти разновидности и в общей форме говорят об агрессивности детей, подростков и взрослых. Обзор этих исследований представлен в уже неоднократно упоминаемой книге Л. Берковица.

В результате такой недифференцированности возникают трудности, когда пытаются предвидеть поведение детей в будущем. Есть мнение, что следует организовать специальные лонгитюдные исследования хотя бы двух разновидностей агрессивности: сцепленной с авторитаризмом и неавторитарной агрессивности.

Первую из них надо исследовать в связи с развитием авторитарного характера в детстве. Поскольку для исследования возрастного развития агрессивности уже разработаны достаточно надежные методики, то результаты их применения могут дать толчок новым исследованиям авторитаризма.

Здесь наблюдаются серьезные перспективы.

Продольные исследования развития и сохранения показали, что у значительной части сверхагрессивных детей этот комплекс характера и установка включаются в более широкую антисоциальную установку.

Но поскольку принято связывать развитие агрессивности с формированием авторитарного характера, то вполне естественно задать себе вопрос, является ли авторитаризм антисоциальным характером или антисоциальной обобщенной установкой?

Если ответ окажется положительным, тогда можно утверждать, что хотя бы у части агрессивных индивидов данный комплекс характера развивается в составе авторитаризма, в сцеплении с авторитарной установкой к тому социальному миру, в котором они живут.

Какими качествами отличаются антисоциальные люди и в какой мере эти качества и черты совпадают с теми, которые раскрыты в известных исследованиях авторитарного характера группы калифорнийских исследователей и последующими, в частности, в работах Б. Алтмейера?

Рассмотрим результаты исследования Леонарда Эрона и его сотрудников, проведенного в сельском округе Колумбия штата Нью-Йорк в течение 21 года.

Эти психологи попытались раскрыть источник агрессивности и опросили 870 мальчиков и девочек начиная с 8-летнего возраста. Опрашивали они также их отцов и матерей. Около 400 из этих детей были опрошены еще раз в 1970 году, когда им было около 19 лет, и более 400 из них были опрошены еще раз в возрасте 30 лет. Исследователи попытались выяснить:

  • совершали ли они преступления;
  • нарушали ли правила дорожного движения.

Чтобы получить более полные ответы, они опрашивали также супругов и детей тех из них, которые состояли в браке.

Показателями агрессивности считались:

  • зачинение драки;
  • использование оскорбительных слов в адрес других;
  • агрессивные наклонности, о наличии которых в себе сообщали сами опрашиваемые после окончания школы.

Если опрашиваемые состояли в браке, то их просили сказать, как они воспитывают своих детей, просили также оценить уровень их агрессивности. Можно предположить, что более или менее подробные рассказы о методах и стиле воспитания детей могли бы раскрыть связь агрессивности с авторитаризмом.

К сожалению, исследователи, в частности Л. Эрон и его сотрудники, изучали агрессивность в изоляции от других черт личности. Итог их исследований Л. Берковиц представил следующим образом: «…агрессивность участников опросов имеет тенденцию сохраняться со временем.

Эту тенденцию можно ясно увидеть, если сравнить периоды детства и отрочества: и мальчики, и девочки, набравшие в возрасте восьми лет наибольший показатель агрессивности, чаще всего и десять лет спустя считались среди сверстников очень агрессивными.

Пожалуй, еще важнее то, что их тенденция к насилию зачастую сохранялась и во взрослой жизни».

Исследование показало, что те, кто с детских лет сохраняет высокий уровень агрессивности, склонны наказывать своих провинившихся детей. Их пунитивность сохранилась.

Они были склонны отвечать агрессией на агрессию, в то время как такая склонность не была характерна для их более миролюбивых сверстников.

Вот здесь и скрыт важный пункт сцепления между агрессивностью и авторитаризмом: это пунитивная установка к подчиненным, к людям с более низким социальным статусом.

Что касается отношения к социальным нормам, то это намного более сложный вопрос.

Согласно результатам упомянутых выше продольных исследований, агрессивные люди чаще нарушают законы, чем неагрессивные. Их антисоциальные тенденции довольно устойчивы во времени: «…крайняя агрессивность в детстве, в сущности, выражает общие антисоциальные тенденции.

Когда группа Эрона в своей выборке 1981 года проверила уголовные дела ее участников, было обнаружено, что те из них, кто в восьмилетием возрасте отличался ярко выраженной агрессивностью, в три раза чаще подвергались суду за преступления к 19-летнему возрасту, чем менее агрессивные. Более того, у этих участников опросов к 30 годам было самое большое число судимостей. Такое соотношение сохранилось как для мужчин, так и для женщин. Антисоциальные тенденции агрессивных молодых людей приводили и к большему количеству правонарушений на дорогах».

Возникают следующие вопросы:

  • сочетались ли у этих людей агрессивность и антисоциальность с тенденцией к доминированию и власти;
  • стремились ли эти люди иметь в обществе высокие статусы, власть и возможность осуществления контроля над другими людьми?

Наличие экстрапунитивности у них обнаружили. Но этого мало. Ведь авторитарные люди, занимая в обществе высокие посты, проявляют значительный формализм, выступают в роли консервативных защитников традиций и норм социального поведения.

Как можно сопоставить роль защитника социальных предписаний с ролью нарушителя этих норм? Возможно ли это? Проблема эта, несмотря на ее важность, все еще в должной мере не исследована и не решена.

Исследователи даже не задались вопросом, каким образом могут сочетаться агрессивность и авторитарная доминантность.

Источник: http://doctoroff.ru/mehanizm-formirovaniya-agressii

4.Условия и особенности формирования агрессивного поведения

4. Психологические механизмы формирования агрессивного поведения в

Каждая из описанныхв психологии теорий агрессии и агрессивногоповедения указывает на наиболее важныйфактор в возникновении и закрепленииагрессии.

Это и человеческий инстинкт, и социальные условия, и возрастныеособенности, и особенности личности вцелом, и ситуация фрустрирующегохарактера, и многое другое.

Каждый изфакторов провоцирует возникновениеагрессии и участвует в ее закреплениив поведении человека специфическимобразом.

Во-первых, необходимоопределить роль возрастного фактора вформировании агрессии.

Агрессия можетвозникнуть в любом возрасте и все же накаждом возрастном этапе имеется свояпричина ее возникновения и своиособенности ее закрепления.

Каждый возрастнойэтап выдвигает определенные требованияк личности и характеризуется определеннойспецифической ситуацией развития.

Как считают ученые,наибольшую выраженность агрессия имеетв кризисные периоды развития. В периодкризиса она характеризуется импульсивностью,а так же может являться неосознаваемой.Например, старший ребенок 3 лет ревнуетсвою мать к младшему брату или сестре,неосознанно проявляя некоторуюагрессивность по отношению к этомуребенку.

В целом детскаяагрессивность является обратной сторонойбеззащитности детей. Если ребенокчувствует себя незащищенным, он испытываетстрах, который в свою очередь порождаетзащитно-агрессивное поведение или даженаправленную на себя агрессию.

На разных возрастных этапах агрессияпроявляется по-своему:

  • у младенцев в виде крика, плача;

  • в дошкольном возрасте в виде негативизма по отношению к взрослым, упрямства, капризов, обид;

  • в младшем школьном возрасте агрессия чаще проявляется в форме насмешек, давления, ругательств, редко драк;

  • в подростковом возрасте проявляется зависимость агрессии от референтной группы, с помощью агрессии самоутверждаются, доказывают свою правоту.

У взрослых людей агрессия возникает поразным причинам и в большей степениобусловлена не возрастом и возрастнымиособенностями, а индивидуально-личностнымиособенностями.

По этому следует рассмотретьиндивидуально-личностные особенностилюдей как фактор формирования агрессии.

В ряду личностныххарактеристик, которые могут статьпредпосылками агрессивного поведениястоят:

  • боязнь общественного неодобрения;

  • раздражительность;

  • подозрительность;

  • постоянное чувство стыда, заменяющее чувство вины;

  • положительное отношение к агрессивным действиям.

Крометого, ученые выделяют определеннуюгруппу людей – экстремистов,которыепроявляют агрессию либо в крайнихформах, либо слишком часто. Выделяютэкстремистов со сниженным и повышеннымсамоконтролем. Первые обычно проявляютагрессию слишком часто, а вторые обычнов крайних формах.

Следующиммоментом, который хотелось бы отметитьявляется индивидуальная способностьчеловека переносить ситуациюфрустрации.Чащефрустрацияпоявляетсявследствие противоречия между личнымижеланиями человека и ограничениямиобщества.

Связь фрустрациис агрессией заключается в том, что втораяявляется самым простым и зачастую самымдоступным способом разрешения первой.

Если человек всегдавыбирает агрессию как способ разрешениепроблемы в фрустрирующей ситуации,агрессивное поведение закрепляется всоответствии с законом бессознательногонаучения.

Психологамибыла выявлена зависимость междуинтенсивностью агрессивных реакций иуровнем значимости фрустрации. Результатынекоторых экспериментов дают возможностьпредположить, что фрустрация с низкимуровнем значимости для человека обычноне приводитк проявлениям агрессии. Человекоказывается в данном случае толерантнымк данной фрустрации.

Толерантностьк фрустрации является переменнойвеличиной. Она зависит от величинынапряжения человека, его личностныхособенностей и значимости для негоданной ситуации.

Человекможет испытывать выраженную и длительнуюфрустрацию, приэтом, не проявляя агрессии.

Но если вдальнейшемнапряженность ситуации увеличивается,повышается ее значимость, индивидуальныйуровень толерантностик фрустрацииможет быть превышен.Это и приведет к возникновению агрессии.

Ещеодин фактор, влияющий на проявлениеагрессии, в результате фрустрации– степень неожиданности возникновенияфрустрации.

Каквыявили ученые, более высокий уровеньраздражения и агрессии характеренпри внезапной значимой фрустрации.

Невызывает сомнения зависимость агрессивногоповедения от личностныххарактеристик человека. Можно выделитьосновные черты и склонности, приналичии которых можно говорить опредрасположенности к агрессивнымпроявлениям.

Например,фактором,влияющим на возникновение агрессивности,может стать субъективноепонимание ситуации индивидом.

Внешнийоблик и действия людей могут по-разномуотвечать этико-эстетическимтребованиям, сформированным у человека.Людимогут приписывать другим дурныенамерения, враждебноеотношение.

Этатенденция, назовем ее проекциейвраждебности, можетспровоцировать агрессивное поведение.Индивид,предполагая наличие враждебногоотношения к себе, может вести себяагрессивно, понимая свое поведение каксамозащиту.

Следующий фактор,который хотелось бы выделить – гендерныйфактор. Американские ученые Маккоби иДжеклин на основе своих исследованийполучили убедительные доказательствагендерных различий в проявлении агрессии.

Как показалиисследования ученых, мужчины действительноболее склон­ны прибегать к открытойфизической агрессии.

Мужчины и женщинытакже отличаются своими установкамиотносительно агрессии. Мужчины, какправило, в меньшей степени испытываютчувство вины и тревоги по поводусобственной агрессии. Напротив, женщиныболее обеспокоены тем, чем агрессияможет обер­нуться для них самих.

Также мужчины и женщины при­держиваютсяпротивоположных социальных представленийпротивополож­ных моделей и теорий офункциях агрессии (Campbell,Muncer& German,1993).

Женщинырассматривают агрессию как экспрессию каксред­ство выражения гнева и снятиястресса путем высвобождения агрессивнойэнер­гии. Мужчины же, напротив, относятсяк агрессии как к инструменту, считая еемоделью поведения, к которому прибегаютдля получения разнообразного соци­альногои материального вознаграждения.

Мужчины болеесклонны прибегать к прямым формамагрес­сии, а женщины предпочитаютпользоваться косвенными действиями,которые на­носят вред противникуокольным путем.

Причиной гендерныхразличий в агрессивном поведении многиебиологи, считают генетический фактор.Согласно этой точке зрения, для мужчинхарактерен более высокий уровеньфизической агрессии, потому что в прошломподобное поведение давало им возможностьпередавать свои гены следующемупоколению.

Кроме того, большуюсклонность мужчин прибегать к агрессии,наиболее убе­дительно доказываетналичие связи между уровнем тестостерона(мужской половой гормон) и проявлениямиагрессивного характера.

Сдругой стороны, гендерные различия вагрессии объясняются вли­яниемсоциальных и культурных факторов начеловека.

Согласно теории интерпретациисоциальнойроли (Eagly,1987; Eagly& Wood,1991) гендерные различия в агрессиипорождаются, главным образом,противоположностью гендерных ролей,то есть представлениями о том, каким, впределах данной культуры, должно бытьповедение; представителей различныхполов.

В большинствекультур считается, что мужчины в широкомдиапазоне ситуаций должны вести себяболее агрессивно, нежели женщины. Этозачастую и объясняет закреплениегендерной предрасположенность мужчинк более высокому уровню агрессии,особенно физических ее форм.

Однимиз наиболее важных условий формированияагрессивного поведения личности являютсянеблагоприятные условия ее воспитанияи развития. Дети получают представленияо моделях агрессивного поведения издвухосновных источников: семья и окружающийсоциум.

Существуютразличные мнения о том,являетсяли агрессия врожденным качествомили же она приобретается в процессежизни в обществе. Но все ученые сходятсяв одном – контроль над проявлениямиагрессивности и некоторые формы еевыражения приобретаютсячеловеком в процессе его развития.

Овладениенавыками контроля над своим агрессивнымиустремлениями или приобретение умениявыражать их в формах, приемлемых в рамкахданной цивилизации, называетсясоциализацией агрессии.

Именносемьяявляетсяосновным фактором,как в становления агрессии, так и впроцессе ее социализации. Ребенок,на примере тех взаимоотношений, которыехарактерны в его семье, получаетзнания о моделях агрессивного поведения.

Формированиеагрессивного поведения коррелирует состилем семейногоруководства. Здесь нужно обратитьвнимание на два фактора: строгостьнаказаний и родительский контроль.

Выявлено,что жестокие наказания связаны сотносительно высоким уровнем агрессивностиу детей, а недостаточный контроль наддетьми коррелируетс высоким уровнем асоциальности, зачастуюсопровождающимсяагрессивным поведением.

Наибольшийпроцент агрессивныхдетей приходится на те семьи, где родителиведут себя так, как будтолюбое поведение детей приемлемо, но,если ребенок все же совершает проступок,то его строго наказывают (амбивалентноеотношение в семье).

Сходныеданные выявлены и там, где родители былиснисходительны к поведениюребенка и редко наказывали за какие-либопроступки (поощрительноеотношение). Так же большое количествоагрессивных детейнаблюдалась в тех случаях, когда родителивсегда проявляют строгое отношение.

Характеристика«полная или неполная» семья такжекоррелирует с понятием агрессивности.Например, Геттинг указал на то, чтонесовершеннолетниепреступники в основном вырастают внеполных семьях. В большей степени этосвязано с нарушением воспитательныхпозиций и отсутствием контроля в данныхсемьях.

Что же касаетсясреды как условия формирования агрессии,то здесь существует множество аспектов,которые необходимо рассмотреть.

Под социальнойсредой понимается среда жизни в целом.Поэтому на возникновение агрессии учеловека могут влиять различные средовыеусловия.

Например,шумнаяобстановка ассоциируется с уменьшениемвзаимопомощии снижением социализации, громкий инеприятный шумможет способствовать агрессивнымпроявлениям.

Также проживаниебольшого количества людей в ограниченномпространстве порождаетдискомфорти является одной из причин стресса.

Досих порнет единого мнения – усиливает ли этотдискомфорт агрессивное поведение.Одни исследователи считают, что неприятныеощущения, порождаемыетеснотой, трансформируются в агрессию.

Следующийфактор социального характера, влияющийна усвоение агрессивногоповедения – это общениесо сверстниками.

Играсосверстниками дает возможность приобрестинавыки агрессивного поведения. Шумныеигры, во время которых дети толкаютсяи т. д.,обучают агрессивному поведению.

Существуютисследования, показавшие связь междупосещением дошкольных учреждений ипоследующей агрессивностью ребенка.

Детей,которыев течение пяти лет перед школой регулярнопосещали детский сад, учителяоценили как более агрессивных, чемпосещавших менее регулярно.

Референтная группав подростковом возрасте тоже можетповлиять на формирование агрессивного поведения у ребенка.

Подросток можетучаствовать в драках, проявлять агрессию,чтобы получить определенный статус вгруппе, защищать свои интересы, используяразличные варианты агрессивногоповедения.

Самыйспорный вопрос возникает при рассмотрениивлияния СМИна формирование агрессивного поведениядетей и взрослых.

Сторонникинегативного влиянияСМИ исходятиз того, чтоСМИ отражаетагрессию во всех ее проявления. Людинаблюдают за чужой агрессией и учатсявести себя агрессивно.

Формированиеагрессивного поведения через наблюдениевозможно при выполнении несколькихусловий:

  • увиденное, услышанное или прочитанное должно выглядеть реально и захватывающе;

  • увиденное должно восприниматься как агрессия;

  • если человек отождествляет себя с агрессором, потенциальный объект агрессии с жертвой агрессии в СМИ;

  • важное условие: результат агрессии является целью агрессора, он получает от агрессивного действия какую либо выгоду, значимую для человека получающего информацию из СМИ.

Внастоящее время особую озабоченностьу родителей и специалистов вызываетвопрос о том, какое влияние оказываетдемонстрация насилия в средствахмассовой информации надетскую аудиторию.

Несмотря намногочисленные исследования, этапроблема остается до сих пор нерешенной.

Исследователиприходят к различным, порой противоположнымвыводам.

Однисчитают, что сцены насилия и жестокостивкино и по телевидению способствуютразвитию агрессивного поведения удетей.

Другиеутверждают, что подобные сюжеты служатразрядкой и возможнодаже достигается эффект катарсиса,когда накопившиеся агрессия игнев находят безопасный для окружающихвыход.

Следует помнить,что просмотр или чтение продукции СМИне оказывает прямого воздействия начеловека, только косвенное. Многое впроцессе закрепления агрессивногоповедения у людей при просмотре СМИзависит от индивидуальных, личностныхкачеств озвученных ранее, а так же и откачеств, заложенных в процессе воспитанияребенка в семье.

Источник: https://studfile.net/preview/1845154/page:24/

Medic-studio
Добавить комментарий