49. Праксические состояния: Психические состояния человека, в том числе и праксические

Тема 9. Праксические состояния человека в трудовой деятельности

49. Праксические состояния:  Психические состояния человека, в том числе и праксические

Психические состояния в трудовойдеятельности называются праксическиесостояния. Психическое состояниечеловека — это относительно устойчиваяструктурная организация всех компонентовпсихики, выполняющая функцию активноговзаимодействия человека (как обладателяэтой психики) с внешней средой,представленной в данный момент конкретнойситуацией7.

Состояния человека в трудовой деятельностиклассифицируют:

1) по признаку длительности;

2) по ведущему компоненту;

3) по степени напряжения их общего тонуса;

4) по активной деятельности сознания;

5) по доминирующим в их структуре свойствамличности и т. д.

В. Асееврасполагает возникающие впроцессе трудовой деятельностипсихические состояния по следующимгруппам:

1. Относительно устойчивые и длительныепо времени состояния.Такие состоянияопределяют отношение человека к данномуконкретному производству и конкретномувиду труда. Эти состояния (удовлетворенностиили неудовлетворенности работой,заинтересованности трудом или безразличияк нему и т. п.) отражают общийпсихологический настрой коллектива.

2. Временные, ситуативные, быстропроходящиесостояния.Возникают под влияниемразного рода неполадок в производственномпроцессе или во взаимоотношенияхрабочих;

3. Состояния, возникающие периодическив ходе трудовой деятельности. Такихсостояний много.

Например, предрасположениек работе, пониженная готовность к ней,врабатывание, повышенная работоспособность,утомление, конечный порыв и т. д.

Сюдаже Асеев относит психические состояния,вызванные содержанием и характеромработы (операции): скука, сонливость,апатия, повышенная активность и т. п.

По признаку преобладания одной изсторон психики(Сосновикова — тамже) различают состоянияэмоциональные,волевые(например, состояние волевогоусилия);состояния, в которых доминируютпроцессы восприятия и ощущения(состояние живого созерцания);состояниявнимания(рассеянность, сосредоточенность);состояния, для которых характернамыслительная активность(задумчивость,вдохновение, озарение) и т. д.

Наиболее важна для психологии трудаклассификация состояний по уровнюнапряжения, так как именно этот признакнаиболее существенен с точки зрениявлияния состояния на эффективностьдеятельности.

Умеренное напряжение— нормальное рабочее состояние,возникающее под мобилизующим влияниемтрудовой деятельности. Это состояниепсихической активности — необходимоеусловие успешного выполнения действий.

Оно сопровождается умеренным изменениемфизиологических реакций организма,проявляется в хорошем самочувствии,стабильном и уверенном выполнениидействий. Умеренное напряжениесоответствует работе в оптимальномрежиме.

Повышенное напряжениесопровождаетдеятельность, протекающую в экстремальныхусловиях.

Оптимальный режим работыосуществляется в комфортных условиях,при нормальной работе техническихустройств. Обстановка является привычной,рабочие действия осуществляются встрого определенном порядке, мышлениеносит алгоритмический характер.

В оптимальных условиях промежуточныеи конечные цели труда достигаются приневысоких нервно-психических затратах.Обычно здесь имеют место длительноесохранение работоспособности, отсутствиегрубых нарушений, ошибочных действий,отказов, срывов и других аномалий. Трудв оптимальном режиме характеризуетсявысокой надежностью и оптимальнойэффективностью.

Экстремальные условия— условия,требующие от работающего максимальногонапряжения физиологических и психическихфункций, резко выходящего за пределыфизиологической нормы.

Экстремальныйрежим в самом общем смысле — это режимработы в условиях, выходящих за пределыоптимума. Отклонения от оптимальныхусловий деятельности требуют повышенноговолевого усилия или, иначе говоря,вызывают напряжение.

Неблагоприятныефакторы, повышающие напряжение, относятсяк следующим группам:

1) физиологический дискомфорт, т. е.несоответствие условий обитаниянормативным требованиям;

2) биологический страх;

3) дефицит времени на обслуживание;

4) повышенная трудность задачи;

5) повышенная значимость ошибочныхдействий;

6) наличие релевантных помех;

7) неуспех вследствие объективныхобстоятельств;

8) дефицит информации для принятиярешений;

9) недогрузка информацией (сенсорнаядепривация);

10) перегрузка информацией;

11) конфликтные условия, т. е. условия,при которых выполнение одного из нихтребует осуществления действий,противоречащих выполнению другогоусловия.

Напряжениямогут быть классифицированыв соответствии с теми психическимифункциями, которые преимущественнововлечены в профессиональную деятельностьи изменения которых наиболее выраженыв неблагоприятных условиях.

Интеллектуальное напряжение —напряжение, вызванное частым обращениемк интеллектуальным процессам приформировании плана обслуживания,обусловленное высокой плотностью потокапроблемных ситуаций обслуживания.

Сенсорное напряжение— напряжение,вызванное неоптимальными условиямидеятельности сенсорных и перцептивныхсистем и возникающее в случае большихзатруднений в восприятии необходимойинформации.

Монотония—напряжение, вызванноеоднообразием выполняемых действий,невозможностью переключения внимания,повышенными требованиями к концентрациии устойчивости внимания.

Политония— напряжение, вызванноенеобходимостью переключений внимания,частых и в неожиданных направлениях.

Физическое напряжение—напряжение организма, вызванноеповышенной нагрузкой на двигательныйаппарат человека.

Эмоциональное напряжение—напряжение, вызванное конфликтнымиусловиями, повышенной вероятностьювозникновения аварийной ситуации,неожиданностью либо длительнымнапряжением прочих видов.

Напряжение ожидания— напряжение,вызванное необходимостью поддержанияготовности рабочих функций в условияхотсутствия деятельности.

Мотивационное напряжениесвязанос борьбой мотивов, с выбором критериевдля принятия решения.

Утомление— напряжение, связанноес временным снижением работоспособности,вызванным длительной работой.

Источник: https://studfile.net/preview/5699353/page:57/

Методы регуляции психических состояний

49. Праксические состояния:  Психические состояния человека, в том числе и праксические

Человек способен регулировать свое психическое состояние. Дня этого необходимо владеть методами психической саморегуляции.

Сущность психической саморегуляции состоит в том, что чувства, накапливаемые в процессе общения с окружающей средой и познания собственного организма, человек делает предметом систематической тренировки, чтобы воздействовать на свое психическое состояние и организм в целом.

Высшей организацией сознательной саморегуляции психики и деятельности является характер.

Только постоянно создавая у себя состояние внимания, человек может стать внимательным; сохраняя оптимизм и бодрость, в подавляющем большинстве ситуаций, стать жизнерадостным; часто преодолевая трудности силами воли, стать волевым; сохраняя спокойствие, уравновешенность и ясность ума, в разнообразных жизненных ситуациях, сформировать самообладание.

Возможность (в определенных пределах) самостоятельно активно изменять процессы, происходящие в собственном организме, и управлять ими имеет большое значение. Путем саморегуляции можно на короткое время применительно к ситуации активизировать или затормозить психические процессы, а также повысить эффективность выполняемой деятельности.

С помощью различных форм саморегуляции можно воздействовать как на познавательные, так и на мотивационные процессы; повышать действенность мотивов и установок. Психическое воздействие с помощью саморегуляции помогает, в общем, созданию оптимальных внутренних условий, при которых реализация двигательной деятельности происходит полнее.

Многочисленные исследования, проведенные психологами, педагогами показывают, что для большинства современных людей, особенно в школьном возрасте, характерна нестабильность в психоэмоциональной сфере.

Это приводит к многочисленным отклонениям в психофизиологической сфере, к комплексам и т.д. В этой связи человеку необходимо овладевать навыками саморегуляции.

Ведущую роль в этом процессе может сыграть учитель посредством обучения учащихся и на уроках, и во внеурочное время применению методов и приемов психорегуляции.

В процессе деятельности любого учителя огромную роль играет невербальное общение. Оно может выступить одним из эффективных средств формирования саморегуляции у школьников.

Наряду с научно обоснованными методами ученые рассматривают «наивные» и простейшие методические приемы психической регуляции. Наивные приемы вырабатываются на основании субъективного опыта человека. Назовем разновидности встречающихся приемов, которые могут вырабатываться субъективно.

«Наивные приемы» саморегуляции:

· личностные словесные формулы самовнушения, самоприказов;

· способы отвлечения (чтение любимой книги, просмотр кинофильма, прослушивание любимой музыки и т.п.);

· использование приемов самовоздействия (дыхательные упражнения, сознательное управление мышечным тонусом, в том числе и мимических мышц);

· специальные приемы логики, позволяющие построить тактику психической защиты.

Рассмотрим комплекссредств психорегуляции, которые можно широко применять на практике. Они не отличаются сложностью, но при активном использовании приносят значительный эффект. Среди таких средств можно выделить:

– физические упражнения;

– релаксационные упражнения;

– вербальное воздействие;

– невербальное воздействие.

Физические упражнения. В целях психорегуляции выделяют упражнения:

1) для нервной разрядки;

2) для ощущения мышечной радости;

3) для специальной настройки.

Их выбор очень индивидуален, как и ощущение достигнутого эффекта. Критерием выбора упражнений является:

· безвредность для организма;

· возможность выполнения в любых условиях (не мешает одежда, не требуется специальной опоры и т. п.);

· внешняя про­стота (отсутствие экстравагантности, присущей, напри­мер, гимнастике йогов).

В основном, это упражнения гимнастические требующие растягивания мышц, возвращения в исходное положе­ние и фиксацию статического усилия с одновременной небольшой задержкой дыхания и выраженного расслабления мышц.

Выполнение физических упражнений оказывает боль­шой эффект, если оно сочетается с ощущением особо­го приятного мышечного чувства, которое называют чув­ством мышечной радости. Это чувство от включения в работу незанятых мышц, ощущение своего тела, ощу­щение освобождения от нервного и мышечного напря­жения. Такие упражнения можно использовать для специальной психической настройки.

Релаксационные упражнения.Как правило, нерациональное нервно-психическое напряжение сочетается с ненужным напряжением мус­кулатуры, а это, в свою очередь, еще больше увеличи­вает нервную нагрузку. Это можно проверить, наблюдая за собственным лицом.

Если верно, что глаза — зеркало души человека, то выражение лица — зеркало психи­ческого состояния. Стоит нахмуриться, принять грустное выражение лица, как станет действительно грустно. И наоборот, улыбка способна сделать чудо.

Умение улыбнуться даже в тяжелой ситуации, убрать ненужную скованность, психическую напряженность, мышечную зажатость повышает способность человека к лучшей реализации своих возможностей.

Релаксация – это метод, с помощью которого можно частично или полностью избавляться от физического или психического напряжения. Релаксация является очень полезным методом, поскольку овладеть ею довольно легко для этого не требуется специального образования и даже природного дара.

Но есть одно непременное условие – мотивация, т.е. каждому необходимо знать, для чего он хочет освоить релаксацию. Методы релаксации нужно осваивать заранее, чтобы в критический момент можно было запросто противостоять раздражению и психической усталости.

При регулярности занятий релаксационные упражнения постепенно станут привычкой, будут ассоциироваться с приятными впечатлениями, хотя для того чтобы их освоить, необходимо упорство и терпение. Умение расслаб­лять мышцы – это умение управлять своим психофизическим состо­янием.

Не все люди могут по желанию расслабляться, этому надо учиться.

Вербальное воздействие.В российской и мировой педагогике существует проблема методов воздей­ствия на личность, поскольку нет единства взглядов на их отбор, количество, номенклатуру и основания, по которым их следует классифицировать.

Вербальное воздействие многие рассматривают как интегрированный комплекс средств воздействия на психоэмоциональное и психосоматическое состояние человека. Основными методами воздействия считают убеждения и внушения. Они тесно взаимосвязаны между собой.

Убеждение — это разностороннее воздействие на ра­зум, чувства и волю человека с целью формирования у него желаемых качеств. В зависимости от направленности педа­гогического воздействия убеждение может выступать как доказательство, как внушение, или как их комбинация (А.А. Радугин, 2000).

Важнейшую роль в убеждении с помощью слова игра­ют такие приемы как беседа, лекция, диспут. Основой убеждения являются логика, разъяснение, доказательство, система аргументов, доводов, фактов.

Внушение (суггестия) в состоянии бодрствования включает в себя целенаправленную беседу, в основе которой лежат принципы рационального убеждения. Термин “суггестия” ввел французский врач Амвросий Август Льебо (1832-1904). Под суггестией понимается воздействие на человека внушением. Основой внушения является глубина доверия к источнику информации.

Теория и практика суггестивности вербального действия основывается на том, что человек вербализует мир посредством слов. Он вкладывает в каждое слово определенный смысл. Этот смысл и оказывает воздействие.

Внушение (суггестия), как вербальное воздействие, способно изменить установку личности. Внутренняя установка начинает работать так, что человек уже сам бессознательно подчиняется ее воздействию.

Многообразие вербальных средств предоставляет человеку широкий спектр возможностей их выбора для овладения собственными психическими состояниями.

Вербальные средства саморегуляции могут быть сформированы для различных целей: самоуспокоения, самовозбуждения, саморазвития, самолечения и др.

Г.Н. Сытиным (1994) разработан метод, который имеет название СОЭВУС (словесно-образное эмоционально волевое управление состоянием). Это комплексный метод управления состоянием человека, заключающийся в речевом управлении его психическим и соматическим состоянием. Метод базируется на учениях И.П.

Павлова о слове как реальном раздражителе для человека и о сигнальных системах; теории функциональных систем академика П.К.

Анохина; основополагающем принципе единстве психического и соматического, принятым в отечественной медицине; теоретических основах саморегуляции, разработанных советскими психологами и педагогами; самовоспитании; массовых психических явлениях и представлениях; воле и эмоциях; принципах и методах обучения и воспитания.

Метод СОЭВУС во многом отличается от всех существующих методов управления состоянием.

В этом методе психосоматическое состояние человека управляется комплексным влиянием речи или отдельных слов, представлений человека о себе, других или о чем-либо, его эмоций, волевых усилий, массовых психических явлений, общественно значимых отношений и специальных физических приемов и упражнений. Все это достигается специфическим построением настроев, посредством ус­воения которых в основном и осуществляется управле­ние состоянием.

В практике, применение вербальных средств в целях самовоздействия, чаще всего называются самовнушением, самоубеждением, самоутешением, самонастроем, самоподбадриванием, самокритикой, самооцениванием и пр.

Самовнушение как и внушение не требует логических доказательств. Оно может быть в любой форме самоприказов, самопринуждений, самоуговариваний или самопроговаривания готовых формул, заранее составленных текстов.

Однако самоубеждение осуществляется при ясном осознавании своих действий и всего происходящего. Благодаря этому, оно действует на психические состояния собственным сознательным настроем.

Потому, прежде всего, предварительно обосновывается цель, выбирается средство самовоздействия. В основном, собственные усилия воли позволяют контролировать процесс саморегуляции состояний.

Самоуспокаивание, по мнению некоторых специалистов, восстанавливает оптимальное психическое состояние. Оно особенно эффективно после различных умственных и физических перегрузок, эмоциональных перенапряжений и вселяет уверенность в себя.

Самоподбадривание, самоодобрение и самоосуждение по своему действию являются противоположными самовоздействиями. Если самоподбадривание и самоодобрение активизируют внутреннюю психическую организацию для разных моментов человеческого бытия, то самоосуждение же, наоборот, может иметь негативные последствия для самого человека.

Приемы управления собственной психикой формируют личностные качества и учат умению самообладания. Это умение самообладания приходит с опытом, так как в процессе жизни накапливается информация о предыдущих действиях для коррекции настоящих, планирования последующих. Так строится регулирующая способность человека в процессе его деятельности.

Исходя из этого, вербальная саморегуляция понимается как вербальное самовоздействие для целенаправленной регуляции поведения, регуляции деятельности организма и психики, их процессов, реакций и состояний.

В научных исследованиях первые попытки применения метода вербального самовоздействия для нормализации состояний человека связаны с именами Э. Куэ и И.Г. Шульца.

Вербальная саморегуляция психических состояний предусматривает произношение слов, речевых конструкций не только мысленно, но и вслух.. Э.

Куэ считал, что человек на фоне воображения может улучшить свое состояние многократным повторением простой формулы:

''Мне становится лучше и лучше …

мои силы нарастают с каждым днем…

я совершенно здоров… “

Словесная суггестия является одним из обязательных элементов аутогенной тренировки. В регуляции психических состояний, по мнению Н.Д.

Левитова (1964), является важным научиться вызывать желаемое состояние, управлять состоянием, закреплять его, предупреждать и бороться с нежелательными состояниями.

Текст может быть направлен на управление определенным состоянием, например на снятие тревожности, на успокоение:

· Мое лицо полностью расслаблено…

· Мое тело расслаблено…

· Я наполняюсь покоем,

· Я становлюсь спокойным…

· Я отдыхаю…

· Я восстанавливаю свои силы…

· Я собран… я свободен…

· Я легко вхожу в желаемое состояние…

· Я свободно управляю своим состоянием…

Умение успокаивать себя помогает снимать напряжение, перевозбуждение и это умение служит фундаментом, на базе которого решаются многие задачи.

В качестве примера словесного внушения и самовнушения, направленного на стимулирование состояния высокой работоспособности, можно привести следующий текст самовнушения, направленный на стимулирование состояния:

· Усталость исчезает, рассеивается…

· Полный покой и полный отдых…

· Нервные клетки восстанавливают свою энергию…

· Голова стала свежей, легкой…

· Мышцы стали послушными…

· Ощущается прилив сил и бодрости…

· Настроение приподнятое…

Невербальное взаимодействие

В настоящее время накоплено много данных о важной роли невербальных средств коммуникации: жестов, мимики, пантомимики, невербальных компонентов речи в жизни человека.

Мимика, как и жесты, является одной из первых неречевых визуальных систем. Знание «бессловесного языка» во многом определяется нашей общей психологической культурой и во многом определяет культуру нашего общения. Этому языку нигде не учат, хотя основы невербального общения: умение «читать» мимику, интерпретировать жесты и т.п.

являются профессиональной необходимостью. Обязательным условием невербального общения является выразительность двигательного действия.

Выразительные движения, как следствие психического и физического состояния индивида, в общении выполняют функцию экспрессивную, самовыражения, что подчеркивает важность невербального общения в регуляции психических состояний.

Менее изучены возможности невербальных средств для психо- и саморегуляции. В то же время есть данные, что придание телу выпрямленной осанки помогает человеку почувствовать себя увереннее. Мимика также может оказывать воздействие на человека. Так, произвольное придавая лицу доброжелательное и веселое выражение, можно постепенно улучшить свое психическое состояние и наоборот.

Вопросы для самопроверки

1. Что понимается под определением «психическое состояние»?

2. Что такое саморегуляция психических состояний?

3. Какие методы саморегуляции вы знаете?

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/17_127938_metodi-regulyatsii-psihicheskih-sostoyaniy.html

Психическая травма

49. Праксические состояния:  Психические состояния человека, в том числе и праксические

Проблема состояния, поведения и деятельности людей в экстремальных ситуациях с витальной угрозой по понятным причинам вызывает особую озабоченность ученых и практиков всего мира.

Однако до настоящего времени основное внимание исследователей было направлено преимущественно на изучение последствий подобных ситуаций — медико-психологических, экономических, социально-политических и т. д.

Вероятно, следует признать, что, несмотря на значительный объем достаточно обоснованных данных о воздействии различных экстремальных факторов и особенностях организации спасательных и антитеррористических операций, ряд аспектов проблемы, в частности динамика состояния и поведения пострадавших и заложников, до настоящего времени принадлежат к наименее исследованным. Вместе с тем именно специфика «острых» реакций, а также их динамика во времени во многом определяют стратегию и тактику антитеррористических операции, спасательных, медицинских и медико-психологических мероприятий как непосредственно в период чрезвычайной ситуации, так и в последующем.

В данном разделе нами излагаются обобщенные результаты изучения состояния, психических и поведенческих реакций, а также деятельности людей, подвергшихся воздействию экстремальных факторов.

Основные данные были получены в процессе исследований, проведенных во время и после войсковых операций, сопровождавшихся значительными потерями, в Афганистане (1986), после Чернобыльской катастрофы (1986), Спитакского землетрясения в Армении (1988), крушения двух пассажирских поездов в результате взрыва газа под Уфой (1989), спасения экипажа подводной лодки «Комсомолец» (1989), захвата заложников в Беслане (2004), а также обследования военнослужащих, спасателей, врачей-психиатров, психотерапевтов и психологов, находящихся на реабилитации или дебрифинге после антитеррористических операций48.

48 Исследования проводились совместно с моими сотрудниками: кандидатом психологических наук, старшим научным сотрудником Ю. А. Барановым, доктором психологических наук и кандидатом медицинских наук, профессором В. А. Корзуниным, кандидатом психологических наук Н. А.

Мухановой, доктором философских наук, профессором А. П. Мухиным, доктором педагогических наук, профессором Е. Б. Науменко, доктором медицинских наук, профессором С. В. Чермяниным, врачом-психиатром-психотерапевтом Я. О. Федоровым и психологом- консультантом Т. В.

Дмитриевой.

Несмотря на огромное количество работ в области посттравматического стрессового расстройства (ПТСР), в отечественной литературе наиболее известны исследования уже неоднократно упоминавшихся М. Фридмана [105; 106] и М. Горовица [111; 112; 113].

Воздавая должное этим выдающимся исследователям и практикам, следует признать, что применительно к современной ситуации эти разработки имеют определенные ограничения, так как в основу этих ценных работ зарубежных коллег были положены наблюдения ПТСР в обыденной жизни и клинический анализ отдельных (изолированных) случаев, а в более поздних исследованиях

— изучение ситуаций, связанных с боевыми действиями, техногенными катастрофами, экологическими кризисами и захватом заложников.

Однако практически во всех этих случаях пострадавшие были относительно немногочисленны, существовали достаточно сепаратно, не были объединены временем и местом трагических событий и условиями последующего проживания, имели адекватные возможности для получения квалифицированной психологической и медицинской помощи в относительно интактной (здоровой) среде. Поэтому западный опыт имеет определенные ограничения применительно к событиям, например, в Буденновске или Беслане.

Кроме того, резко возросшая террористическая опасность вносит в эту феноменологию ряд новых составляющих, пока мало осмысленных.

Например, в качестве особого, но еще мало учитываемого фактора следует отметить, что в зарубежных данных практически отсутствуют наблюдения, связанные с национальной, этнической и религиозной принадлежностью пострадавших и «враждебной группы», а также то, что в современных российских условиях

заложники, как правило, являются средством реализации заведомо недостижимых целей и практически во всех случаях обречены на уничтожение независимо от переговорного процесса. А в подготовке террористов-смертников переговоры вообще не предусматриваются.

Отметим также, что динамика состояния пострадавших в большинстве известных работ описывалась преимущественно с момента их контакта со спасателями или специалистами психологических и психотерапевтических служб, а все происходившее до этого оставалось за пределами исследований и знания.

Впервые обобщенная реконструкция трагических событий и выделение в поведении людей в подобных ситуациях специфических стадий была проведена мной в 1990 году (и тогда же опубликована)49; и было более чем удивительно, когда несколько лет спустя мне было предъявлено их описание в одном из солидных изданий в качестве классического без ссылки на автора.

49 В 1991 году этот раздел был также включен в коллективную публикацию в открытой печати — см.: Решетников М. М., Баранов Ю. А., Мухин А. П., Чермянин С. В. Психофизиологические аспекты состояния, поведения и деятельности людей в очагах стихийных бедствий и катастроф // Военно-медицинский журнал. 1991. № 9. С. 11–16.

Эта реконструкция явилась результатом нескольких собственных наблюдений и исследований, проведенных непосредственно в очаге стихийного бедствия, в ряде случаев — задолго до прибытия спасательных и врачебных бригад.

В связи со спецификой условий и с учетом этических принципов к обследованию привлекались преимущественно потерпевшие, военнослужащие и спасатели, которые либо не нуждались в оказании неотложной медицинской помощи, либо принадлежали к категории пострадавших с легкими и средними степенями тяжести поражений.

В силу этого большинство полученных данных характеризовалось определенной фрагментарностью, а целостные представления, как уже было отмечено, формировались путем сопоставления разрозненных наблюдений.

Многолетние исследования позволили выделить в динамике состояния пострадавших, подвергшихся внезапному воздействию тех или иных экстремальных факторов, шесть последовательных стадий.

1.

 «Стадия витальных реакций» — длится от нескольких секунд до 5—15 минут, когда поведение практически полностью подчинено императиву сохранения собственной жизни, с характерными сужением сознания, редукцией моральных норм и ограничений, нарушениями восприятия временных интервалов и силы внешних и внутренних раздражителей (включая явления психогенной гипо- и аналгезии даже при травмах, сопровождавшихся переломами костей, ранениях и ожогах 1—2-й степени до 40 % поверхности тела). В этот период характерна реализация преимущественно инстинктивных форм поведения, в последующем переходящих в кратковременное (тем не менее — с очень широкой вариативностью) состояние оцепенения. Длительность и выраженность витальных реакций в существенной степени зависят от внезапности воздействия экстремального фактора. Например, при внезапных мощных подземных толчках, как это было при землетрясении в Армении, или взрыве газа и крушении поезда под Уфой в ночное время, когда большинство пассажиров спали, имели место случаи, когда, реализуя инстинкт самосохранения, люди выпрыгивали из окон шатающихся домов или горящих вагонов, на несколько секунд (иногда — на минуты и даже часы) «забывая» о своих близких. Но если при этом они не получали существенных повреждений, через некоторое время социальная регуляция восстанавливалась, и они вновь бросались в обрушивающиеся здания или пылающие вагоны на спасение прежде всего — своих родных, а затем — всех других. Если спасти близких не удавалось, это определяло течение всех последующих стадий, специфику состояния и прогноз психопатологии на весьма протяженный период. Последующие попытки рационального разубеждения в том, что инстинктивным формам поведения невозможно противостоять или противодействовать, оказывались малоэффективными, и нами применялись другие специальные методы. Апеллируя к недавним трагическим событиям в Беслане, следует признать, что отчасти аналогичная ситуация наблюдалась после внезапного взрыва мины и начала массового расстрела заложников, когда люди, до этого на протяжении нескольких дней находившие единственную поддержку в присутствии рядом ближайших родных, внезапно теряли друг друга.

При пролонгированном воздействии экстремальных факторов (в том числе связанных с длительным ограничением или полным лишением удовлетворения витальных потребностей, например, в пище или воде) постепенно формируются аналогичные реакции, в основе которых лежат властно побуждающие императивы выживания, которые в ряде случаев не могут быть реализованы как коллективные.

2. «Стадия острого психоэмоционального шока с явлениями сверхмобилизации».

Эта стадия, как правило, развивается вслед за «завершающим» период «витальных реакций» кратковременным состоянием оцепенения, длится от 3 до 5 часов и характеризуется общим психическим напряжением, предельной мобилизацией психофизиологических резервов, обострением восприятия и увеличением скорости мыслительных процессов, проявлениями безрассудной смелости (особенно при спасении близких) при одновременном снижении критической оценки ситуации, но сохранении способности к целесообразной деятельности. В эмоциональном состоянии в этот период преобладает чувство отчаяния, сопровождающееся ощущениями головокружения и головной боли, а также сердцебиением, сухостью во рту, жаждой и затрудненным дыханием. Поведение в этот период подчинено почти исключительно императиву спасения близких с последующей реализацией представлений о морали, профессиональном и служебном долге (включая подвергшихся психической травме представителей силовых и властных структур). Несмотря на присутствие рациональных компонентов, именно в этот период наиболее вероятны проявления панических реакций и заражение ими окружающих, что может существенно осложнять проведение спасательных операций. До 30 % обследованных при субъективной оценке ухудшения состояния одновременно отмечали в этот период увеличение физических сил и работоспособности в 1,5–2 и более раз. Окончание этой стадии может быть как пролонгированным, с постепенным нарастанием чувства истощения, так и наступать внезапно, мгновенно, когда только что активно действующие люди оказывались в состоянии, близком к ступору или обмороку, вне зависимости от ситуации.

3. «Стадия психофизиологической демобилизации» — ее длительность до 3 суток. В абсолютном большинстве случаев наступление этой стадии связывалось с пониманием масштабов трагедии («стресс осознания») и контактами с людьми, получившими тяжелые травмы, и телами погибших, а также прибытием спасательных и врачебных бригад.

Наиболее характерными для этого периода являлись резкое ухудшение самочувствия и психоэмоционального состояния с преобладанием чувства растерянности (вплоть до состояния своеобразной прострации), отдельных панических реакций (нередко — иррациональной направленности, но реализуемых без какого-либо энергетического потенциала), понижение моральной нормативности поведения, отказ от какой-либо деятельности и мотивации к ней. Одновременно наблюдались выраженные депрессивные тенденции, нарушения функций внимания и памяти (как правило, пострадавшие вообще не могут сколько-нибудь ясно вспомнить, что они делали в это время, но, естественно, эти пробелы затем «заполняются»). Ярко выражены бледность, потливость, тремор конечностей. Из жалоб в этот период ведущими являлись тошнота, «тяжесть» в голове, дискомфорт со стороны желудочно-кишечного тракта (в том числе — рвота и диарея), полное отсутствие аппетита (отказ от пищи), резкая слабость, замедление и затруднение дыхания, вплоть до приступов удушья. Высока вероятность асоциального и антисоциального поведения, реализуемого в виде «тусклого» аффекта с признаками неадекватности оценки ситуации.

4. Последующая динамика состояния и самочувствия пострадавших во многом определяется спецификой воздействия экстремальных факторов, полученными поражениями и морально-психологической ситуацией после трагических событий.

Вслед за «психофизиологической демобилизацией» (при относительно высокой вариативности ее сроков) с достаточным постоянством наблюдалось развитие 4-й стадии — «стадии разрешения» (от 3 до 12 суток). В этот период, по данным субъективной оценки, постепенно стабилизировались настроение и самочувствие.

Однако по результатам объективных данных и включенного наблюдения, у абсолютного большинства обследованных сохранялись пониженный эмоциональный фон, ограничение контактов с окружающими, гипомимия, снижение интонационной окраски речи, замедленность движений, нарушения сна и аппетита, а также различные психосоматические реакции (преимущественно со стороны сердечнососудистой системы, желудочно-кишечного тракта и эндокринной сферы). К концу этого периода у большинства пострадавших появлялось желание «выговориться», реализуемое избирательно, направленное преимущественно на лиц, не являвшихся очевидцами трагических событий, и сопровождавшееся некоторой ажитацией. Этот феномен, входящий в систему естественных механизмов психологической защиты («отторжение воспоминаний путем их вербализации»), в ряде случаев приносил пострадавшим существенное облегчение (что является прямым показаниям для дебрифинга). Одновременно восстанавливались сны, как правило, отсутствовавшие в предшествующие периоды, в том числе — тревожного и кошмарного содержания, в различных вариантах трансформировавшие впечатления трагических событий.

На фоне субъективных признаков некоторого улучшения состояния объективно отмечалось дальнейшее снижение психофизиологических резервов (по типу гиперактивации), прогрессивно нарастали явления переутомления, существенно уменьшались показатели физической и умственной работоспособности.

5.

 «Стадия восстановления» психофизиологического состояния начиналась преимущественно с конца второй недели после полученной психической травмы и первоначально наиболее отчетливо проявлялась в поведенческих реакциях: активизировалось межличностное общение, начинала нормализоваться эмоциональная окраска речи и мимических реакций, впервые появлялись шутки, вызывавшие эмоциональный отклик у окружающих, восстанавливались сновидения у большинства обследованных. В состоянии физиологической сферы позитивной динамики и на этой стадии выявлено не было. Клинических форм психопатологии, за исключением транзиторных и ситуационных реакций, в «острый» период (до двух недель) после воздействия экстремальных факторов не наблюдалось. Основными формами транзиторной психопатологии (по ведущему признаку) у пострадавших, как правило, являются: астенодепрессивные состояния — 56 %; психогенный ступор — 23 %; общее психомоторное возбуждение — 11 %; выраженный негативизм с явлениями аутизации — 4 %; бредово-галлюцинаторные реакции (преимущественно в просоночный период) — 3 %; неадекватность, эйфория — 3 %.

6.

 В более поздние сроки (через месяц) у 12–22 % пострадавших выявлялись стойкие нарушения сна, немотивированные страхи, повторяющиеся кошмарные сновидения, навязчивости, бредово-галлюцинаторные состояния и некоторые другие, а признаки астеноневротических реакций в сочетании с психосоматическими нарушениями деятельности желудочно-кишечного тракта, сердечно-сосудистой и эндокринной систем определялись у 75 % пострадавших («стадия отставленных реакций», которая для определенной части пострадавших — до 10 % случаев — может оцениваться как ОСР или как манифестация начала ПТСР). Одновременно нарастала внутренняя и внешняя конфликтогенность, требующая специальных подходов. Отдаленные последствия, которые можно было бы выделить в самостоятельную, седьмую, стадию, нами не изучались, однако этой теме уже посвящена 17-я глава, где приводятся данные наших коллег.

Обращаясь к недавним трагическим к событиям в Беслане, следует признать, что тяжесть и динамика состояния пострадавших может быть существенно иной.

Когда человек лишается родителей, мир пустеет, но, тем не менее, как это ни горько, — это соответствует обыденным представлениям и естественному ходу событий.

Когда умирают дети, все краски мира меркнут на многие годы и десятилетия, а порой — навсегда.

Источник: https://bookap.info/book/reshetnikov_psihicheskaya_travma/gl19.shtm

Психические состояния

49. Праксические состояния:  Психические состояния человека, в том числе и праксические

Как было показаноранее, в эмоциях отражаются отношениячеловека к тем или иным событиям,явлениям, людям в виде переживаний. Нороль эмоций в нашей жизни не ограничиваетсясубъективными отношениями.

Переживаемыеэмоции являются также фоном, на которомпротекают все остальные психическиепроцессы. В каждый момент времени человекиспытывает определенные чувства, которыеразличаются по качеству и интенсивности,колеблясь от слабо осознаваемыхпереживаний до великих страстей.

Этивременные изменения в психике человекаполучили название психических состояний.

Крупнейшийспециалист в области исследованияпсихических состояний Н. Д. Левитовопределял их как целостную характеристикупсихической деятельности и поведениячеловека за определенный период времени,показывающую своеобразие психическихпроцессов в зависимости от отражаемыхпредметов и явлений действительности,предшествующих состояний и свойствличности.

Иными словами, различные формыповедения и деятельности человекапротекают на фоне некоторой совокупностисостояний, которые могут оказывать какположительное, так и отрицательноевлияние на адекватность и успешностьповедения и деятельности в целом.

Наиболее актуальными являются состоянияутомления, монотонии и психическойнапряженности как наиболее частовстречающиеся в жизни человека.

Утомлениеопределяют как временное снижениеработоспособности под влиянием длительныхнагрузок.

С физиологическойточки зрения развитие утомлениясвидетельствует об истощении внутреннихрезервов организма и переходе его наменее эффективные способы функционирования.Вследствие этого замедляется темпработы, нарушаются точность, ритмичностьи координированность движений.

С психологическойточки зрения утомление — это своеобразнопереживаемое психическое состояние, вкотором, по мнению Н. Д. Левитова, можновыделить следующие компоненты:

чувство неуверенностив правильности действий, невозможностьподдерживать работоспособность напрежнем уровне;

расстройствавнимания (снижение объема, нарушениепроцессов переключения и распределения,отвлекаемость);

расстройствасенсорных процессов, снижениечувствительности различных анализаторныхсистем;

нарушениедвигательных функций (замедление простыхи сложных двигательных реакций выбора,разрушение сложных навыков. Однакоиногда с ростом утомления наблюдаетсяпарадоксальное ускорение двигательныхреакций, которое сопровождается снижениемточности движений. В целом человекстановится вялым, малоактивным или,наоборот, хаотично активным);

нарушение памяти(ухудшение процессов воспроизведения,затруднение извлечения информации издолговременной памяти);

нарушение мышления(поиск новых решений подменяется готовымистандартными ответами); стереотипность(неупорядоченность и дезорганизацияпроцессов мышления);

трансформациямотивов деятельности (деловая мотивациязаменяется мотивами ухода от деятельности);

ослабление воли(снижение выдержки, решительности исамоконтроля, исчезновение настойчивости);

сонливость какрезультат развития охранительноготорможения. Человек часто засыпает влюбом положении, даже стоя или на ходу.

Состояние утомленияразвивается постепенно. Легкое утомлениесопровождает практически любуюдеятельность и может восприниматьсядаже как положительное состояние. Нопо мере отягощения и подключения новыхпсихологических компонентов оностановится нежелательным явлением.

Скорость развития утомления и степеньего выраженности зависят не только отобъективных обстоятельств, но и отсубъективных причин. Среди последнихнаиболее важными являются возраст, пол,физическое развитие, состояние здоровья,мотивация, уровень развития волевыхкачеств.

Близким, но нетождественным утомлению являетсясостояние монотонии.В то время как утомление — естественнаяреакция организма на чрезмерно длительнуюили интенсивную работу, состояниемонотонии — результат однообразиядеятельности (бедность внешней информации,несложные стереотипные действия и т.д.).

По своему влиянию на деятельностьмонотония стимулирует утомление:работоспособность падает значительнораньше, чем развиваются объективныепризнаки утомления. Но если внестиразнообразие в деятельность, тоработоспособность поднимается допрежнего уровня.

Таким образом, еслипри утомлении наблюдается прогрессивноепадение работоспособности, то примонотонии — скачкообразные ее колебания.Подверженность человека монотониизависит от индивидуально-психологическихспособностей. Главным образом этоотносится к мотивации и чертам личности.

Положительная мотивация, высокое чувствоответственности препятствуют развитиюмонотонии.

Устойчивость кразвитию монотонии, по результатамисследований, связана со свойстваминервной системы. Монотофильный типнервной системы (устойчивый к монотонии)характеризуется инертностью и слабостьюнервных процессов; монотофобный тип(подверженный монотонии) — подвижностьюи силой нервных процессов.

Кроме того,женщины более терпеливы в монотоннойработе, чем мужчины. Люди, положительноотносящиеся к монотонной работе(монотофилы), умеют находить интерес иновизну даже в повторяющихся операциях,либо же способны отвлекаться отоднообразной деятельности, думая освоем, мечтая или предаваясь воспоминаниям.

Существуютопределенные приемы предупреждениямонотонии:

повышениезаинтересованности в выполненииоднообразных действий, осознание ихнеобходимости, понимание соотношенияглобальных целей и отдельных этаповработы;

периодическаясмена приемов и ритма выполнениядействий;

использованиепосторонних раздражителей, например,функциональной музыки;

разнообразиевнешних условий деятельности, ослабляющихвпечатление повторяемости и однообразия.

Состояние психическойнапряженностивозникает в усложненных условияхдеятельности, к которым относятся:ограничение времени на выполнениекакой-либо работы, ситуации повышеннойответственности — экзамены, соревнования,необходимость действовать в присутствииначальства, а также недостаток информации.

Состояние психическойнапряженности зависит от условийдеятельности и в то же время само влияетна ее эффективность. Умеренное психическоенапряжение характеризуется повышеннойактивностью, хорошим самочувствием,мотивированностью на достижение высокихрезультатов. Повышенное напряжениесопровождается чувством дискомфорта,растерянности и обычно приводит к срывамдеятельности.

Существуетопределенная закономерность междууспешностью деятельности и уровнемпсихической напряженности. Впервые онабыла обнаружена в экспериментах Йерксаи Додсона в 1908 г. В этих экспериментахизучалась зависимость скорости наученияот силы мотивации.

Мотивация, особенномотив избегания наказания, являетсяодной из причин возникновения состояниянапряженности. Оказалось, что наиболееуспешное научение происходит приумеренной мотивации. Слабая и слишкомсильная мотивация увеличивают времянаучения. Эта закономерность справедливакак для крыс, цыплят и кошек, так и длячеловека.

Оптимум мотивации различаетсядля заданий разного уровня сложности.Для более сложных задач этот оптимумобычно ниже.

Современные исследования отечественных психологов(В. Л. Марищук, Е. А. Милерян, К. К. Платонови др.) показали, что кроме общихзакономерностей влияния напряженностина поведение и эффективность деятельностисуществуют и индивидуальные различияв реагировании. Наиболее часто выделяютчетыре формы поведения в экстремальныхусловиях:

1. Напряженныйтип поведенияпроявляется в общей заторможенности,скованности, напряженности и импульсивностидействий и движений.

Люди с таким типомповедения в стрессовых условиях (экзамен,ожидание важных результатов, отказа вработе приборов) кусают губы, их вниманиеприковано к случайным объектам, нанеожиданные или эмоционально значимыефакторы они реагируют сильно и импульсивно,действуют лихорадочно и хаотично.

2. Тормознойтип поведенияхарактеризуется почти полнойзаторможенностью действий в неожиданных,ответственных или эмоциональныхситуациях.

3. Трусливыйтип поведениязаключается в том, что человек вответственных ситуациях отказываетсяот выполнения своих функций. Наблюдаютсяапатия, пассивность, стремление уклонитьсяот всякого вмешательства в ход событий.

4. Прогрессивныйтип поведения.Существует такая категория людей,которые в экстремальных условияхдостигают наибольшей эффективностидеятельности. Эти люди как бы сами ищутопасности. Сложности их воодушевляют,прибавляют оптимизма, повышаютработоспособность, мобилизуют физическиеи психические силы.

Психологи видяттри основные способа профилактикиповышения психической напряженности:

психологическийотбор лиц для деятельности в экстремальныхусловиях;

воспитаниеэмоциональных, моральных и волевыхкачеств личности, которые способствуютвозможности управления психическимисостояниями;

созданиеблагоприятного психологического климатаи оптимизация условий деятельности.

Источник: https://studfile.net/preview/5183670/page:16/

Тема 4.4. Праксические состояния человека-оператора

49. Праксические состояния:  Психические состояния человека, в том числе и праксические

В инженерной психологии один из научных подходов к пониманию деятельности человека базируется на том, что деятельность исходит из определенных мотивов и направлена на достижение определенных целей.

Мотив – это то, что побуждает человека к деятельности, а цель – то, чего он стремит­ся достигнуть в процессе ее выполнения. Основой моти­ва является потребность человека.

В потребностях заключены “пружины” человеческой деятельности. Мотив – это форма субъективного отражения потребностей.

Цель как регулятор деятельности – это идеальный или мыслимо представляемый ее результат, то есть то, чего еще нет реально, но что должно быть получено в итоге деятельности (рис. 21.1). /Pict 21-01/

Рис. 21.1. Связь между потребностью, мотивом и целью

В идеальном случае человек-оператор располагает всем необходимым (цель-средство-результат) для быстрого и успешного выполнения своих функций и находится в состоянии функционального комфорта.

В большинстве же случаев он вынужден:

– самостоятельно формулировать конкретную цель своих действий в данных условиях;

– вести самостоятельный поиск средств деятельности;

– добиваться положительного результата длительное время, прилагая для этого большие усилия, и работать в условиях дефицита информации об итогах работы.

Разнообразные ситуации, которые возникают в этих условиях, создают соответствующие им пракcические состояния (табл. 21.1)./Pict 21-02/

Таблица 21.1 Праксические состояния как следствия условий работы человека-оператора

В русском языке существует большое число терминов, характеризующих психические состояния человека, которые возникают в различных ситуациях. Мы рассмотрим только те из них, которые являются результатом особенности ситуаций, возникающих в системе «Человек-машина» или «Человек-техника-среда».

Состояние функционального комфорта возникает тогда, когда у человека-оператора четко обозначена цель, имеется достаточность средств для её достижения и результаты его труда очевидны.

Состояние психического утомления развивается в процессе работы человека-оператора, если он произвел чрезмерные временные, материальные и другие затраты. Это означает, что он имел ясно сформулированную цель деятельности, располагал всем необходимым для ее достижения, но получение резуль­тата потребовало продолжительной работы, даже если она была не слишком тяжелой.

Состояние ожидания ре­зультата и вызывает состояние психического утомления, под кото­рым понимается целостная характеристика психической деятельности и поведения субъекта за некоторый период времени, показывающая снижение интенсивности психических процессов в зависимости от длительности усилий по достижению необходимых результатов.

Состояние психической напряженности вызывается чрезмерной величиной психических усилий, необходимых человеку-оператору для решения поставленных перед ним задач. В данной ситуации человеку-оператору известны цели и результат, но он не готов к немедленной работе и испыты­вает дефицит средств (информации, условий, оборудо­вания).

Состояние психической напряженности является следствием «неготовности» средств, имеющихся у человека-оператора, и понимается как целостная характеристика психической деятельности и поведения субъекта за некоторый период времени, показывающая предельную интенсивность психических процессов, обусловленных внезапным включением человека-оператора в значимую ситуацию и энергичным выбором адекватного алгоритма ее разрешения.

Состояние отсутствия мотивации испытывается человеком-оператором в ситуациях, в которых деятельность не имеет внутреннего побуждающего мотива, а цель работы приносится извне в форме побуждения. Человек-оператор при этом обеспечен всеми необходимы­ми средствами и, следуя требованиям, более или менее легко получает результат, но работоспособность при этом неуклонно снижается.

Безразличие к цели, ради которой выполняется работа, является причиной возникновения и развития состояния отсутствия мотивации – целостной характеристики психической деятельности и поведения субъекта за некоторый период времени, показывающей дезактивацию психических процессов и определяемой отсутствием каких-либо ожиданий от ситуации при обеспечении алгоритмом ее решения.

Состояние эмоционального стресса человек-оператор испытывает практически только в особых, экстремальных ситуациях. При этом сущность эмоциональ­ного стресса заключается в том, что цель деятельности четко сформулирована, но человек-оператор лишен средств получения результата работы и итог развития событий зависит практически только от него.

Беспомощность человека-оператора, его неспособность обеспечить, например, безопасность окру­жающих его людей и свою собственную, кажущаяся ему неотвратимость неудачи в решении поставленной цели служат причиной возникновения состояния эмоционального стрес­са – целостной характеристики психической деятельности и поведения субъекта за некоторый период времени, показывающей разрушение психических процессов и определяемой внезапным появлением чрезвычайных значимых стимулов и отсутствием способов разрешения возникшей ситуации.

Состояние монотонии является наиболее распространенным состоянием человека-оператора во многих областях трудовой деятельности.

Такие особенности современного производства, как сложность производимой продукции, симплификация (упрощение) труда, работа на конвейере, часто приводит к тому, что человек-оператор отделен от действительной цели своего труда и не знает результатов своих трудовых затрат. Ему предоставлены только средства деятельности в виде материалов, оборудования, технологии и алгоритма работы.

Эта изолированность от цели и результатов своего труда приводит к возникновению и развитию состояния монотонии – целостной характеристики психической деятельности и поведения субъекта за некоторый период времени, показывающей дисгармонию психических процессов и определяемой низкой ценностью содержания и характера работы и недооценкой смысла и важности усилий субъекта.

Состояние тревожности традиционно понимается как одно из свойств личности и не рассматривается как продукт усилий, сложившихся в трудовой деятельности. Однако эмпирические данные показывают, что состояние тревожности существует и у человека-оператора.

Причем это состояние прямо связано с особенностями работы и оказывает значительное влияние на успешность труда. Объясняются эти особен­ности тем, что ни в одном виде деятельности не удается регламентировать служебные обязанности, отношения, технологический процесс до такой степени, чтобы полностью исключить элемент неопределенности.

Человека-оператора могут преследовать неудачи в труде из-за неясно сформулированной цели и недостаточной ориентации в средствах ее разрешения.

В этом заключается причина развития состояния тревожности – целостной характеристики психической деятельности и поведения субъекта за некоторый период времени, показывающей концентрацию и длительную фиксацию психических процессов на предполагаемом нежелательном результате из-за отсутствия алгоритма понимания назревающих событий.

Индифферентное состояние свойственно человеку-оператору, совершенно не включенному заинтересованно в производственную ситуацию. Ему не известны ни цели систе­мы, в которой он оказался, ни перечень средств, которые эта система использует ради достижения неизвестного ему результата.

Если рассматривать возможные состояния человека-оператора не с точки зрения условий работы (осознанности цели, наличия средств ее достижения и результата тру­да), а с точки зрения его готовности к активным дейст­виям, то и здесь имеют место такие же состояния как были рассмотрены выше, но их количество меньше.

С одной стороны ситуация в СЧМ может оказаться:

– внезапной, неожиданной для человека-оператора, требующей срочной мобилизации всех его сил и средств;

– стандартной, стереотипной, позволяющей реагировать мгновенно;

– ожидаемой заранее до наступления событий.

С другой стороны человек-оператор может располагать готовыми алгоритмами решения этих ситуаций, способами их логического и интеллектуального анализа и принятия решения на этой основе.

Но в некоторых случаях он не имеет рациональных объяснений происходящему, по­этому не может найти адекватную модель поведения и реагирует на ситуацию эмоционально: испытывает страх, подавленность, ожидает неотвратимых неудач и т. п.

Классификация ситуаций и соответствующих им способов реагирования показывает возможность возникновения шести только отрицательных состояний (табл. 21.2). /Pict 21-03/

Таблица 21.2 Праксические отрицательные состояния как следствие степени готовности человека-оператора к работе

Если человек-оператор понимает ситуацию и знает способы ее разрешения, то усилия, необходимые для их реализации при внезапной ситуации в экстремальных условиях, продуцируют состояниепсихической напряженности.

Внезапная ситуация при условии, что человек-оператор может реагировать на нее только эмоционально, вызывает состояние эмоционального стресса.

Стереотипная ситуация, разрешаемая на основе знаний и навыков, приводит при длительной работе к состояниюотсутствия мотивации.

Стереотипная ситуация, разрешаемая стереотипной реакцией, требует у человека-оператора минимальных усилий и приводит при длительной работе к состоянию монотонии.

Длительная ожидаемая и приближаемая усилиями человека-оператора ситуация продуцирует состояниепсихического утомления в том случае если, он владеет необходимыми способами деятельности и длительное время их реализует.

Если ситуация предвосхищается человеком-оператором, то он ожидает наступления нежелательного события, не зная, как можно что-либо изменить. Это приводит к состояниютревожности.

Такая классификация позволяет диагностировать состояние человека-оператора, прогнозировать эти состояния и управлять ими.



Источник: https://infopedia.su/12xc89a.html

Праксические состояния как следствия условий работы человека-оператора

49. Праксические состояния:  Психические состояния человека, в том числе и праксические

Осознание

Достаточность

Очевидность

цели

средств

результатов

Функциональный комфорт

+

+

+

Психическая напряженность

+

+

Психическое утомление

+

+

Отсутствие мотивации

+

+

Эмоциональный стресс

+

Монотония

+

Тревожность

+

Индифферентное состояние

В идеальном случае человек-оператор располагает всем необходимым (цель – средство – результат) для успешного выполнения своих функций и находится в состоянии функционального комфорта (табл. 2).

В большинстве же случаев он вынужден:

1. Самостоятельно формулировать конкретную цель своих действий в данных условиях, находить ее в должностных или технических инструкциях, получать ее от руководителей, лично принимать ответственные решения;

2. Вести самостоятельный поиск средств деятельности, или реконструировать имеющиеся оборудование, знания, информацию применительно к обстановке;

3. Добиваться положительного результата сколь угодно долго, прилагая для этого большие усилия, работать в условиях дефицита информации об итогах своей работы и даже о назначении своих действий. Разнообразные ситуации, которые возникают в этих условиях, продуцируют соответствующие психические состояния (табл. 2).

Состояние психической напряженности вызывается чрезмерной величиной психических усилий, необходимых человеку для решения поставленных перед ним задач.

Это состояние возникает в сложных условиях деятельности, когда оператору известны цели его деятельности и результат, которого он должен достигнуть, но он не готов к немедленной работе и испытывает дефицит средств: информации, условий, оборудования и т.д.

Состояние психического утомления развивается в процессе работы человека-оператора, если он произвел чрезмерные затраты. Это означает, что он имел ясно сформулированную цель деятельности, располагал всем необходимым для выполнения, но получение результата требовало продолжительной работы. Состояние ожидания результата вызывает психическое утомление.

Состояние отсутствия или пониженной мотивации встречается довольно часто. В таких условиях деятельность не имеет внутреннего побуждающего мотива, а цель работы привносится извне в форме принуждения.

Оператор при этом обеспечен всеми необходимыми средствами деятельности и, следуя требованиям, более или менее легко получает результат.

Но его работоспособность неуклонно снижается, наблюдаются нежелательные функциональные сдвиги, напоминающие симптомы усталости.

Состояние эмоционального стресса человек испытывает практически только в особых экстремальных ситуациях.

При этом сущность эмоционального стресса заключается в том, что цели деятельности четко сформулированы, но оператор оказывается лишен средств получения результата, и итог развития событий практически не зависит от человека.

Неспособность человека-оператора обеспечить безопасность окружающих людей и свою собственную, неотвратимость неудачи, беспомощность служат причиной возникновения эмоционального стресса.

Состояние монотонии – наиболее распространенное состояние человека во многих областях трудовой деятельности.

Особенности современного производства: работа на конвейере, чрезвычайная сложность производимой продукции – зачастую приводят к тому, что оператор отделен от действительных целей своего труда и не знает результатов своих трудовых затрат.

Ему предоставлены только средства деятельности: исходные материалы, оборудование, технологии, алгоритм работы. Изолированность от целей и результатов труда, отсутствие удовлетворения от воплощения своих усилий приводят к возникновению и развитию монотонии.

Тревожность следует рассматривать не только как одно из свойств личности, но и как продукт условий, сложившихся в трудовой деятельности. Состояние тревожности часто встречается у рабочих, служащих, людей опасных профессий.

Объяснить его возникновение можно тем, что ни в одном виде деятельности не удается регламентировать служебные обязанности, отношения, технологический процесс до такой степени, чтобы полностью исключить элементы неопределенности.

Оператора весьма часто преследует предчувствие неудачи в труде из-за неясно сформулированной цели поведения в конкретной ситуации и недостаточной ориентации в средствах ее разрешения. В этом заключается причина развития состояния тревожности.

Индифферентное состояние свойственно человеку, совершенно не включенному заинтересованно в производственную ситуацию: ему не известны ни цель системы, в которой он оказался, ни список средств, которые эта система использует ради достижения неизвестного ему результата.

Второй способ анализа условий труда человека-оператора характеризуется степенью готовности его к активным действиям в ситуации с точки зрения:

  • ее предвосхищения или внезапности;
  • обладания рациональным алгоритмом ее разрешения.

Отражением степени готовности оператора к действиям и являются отрицательные праксические состояния.

Зачастую работник может располагать готовыми, рациональными алгоритмами ситуаций, способами их интеллектуального логического анализа и принятия решения на их основе.

Но в некоторых случаях он не имеет рационального объяснения происходящему, поэтому не может найти адекватную модель поведения и реагирует на ситуацию эмоционально: испытывает страх, подавленность, ожидает неотвратимых неприятностей, неудач и т.д.

Классификация ситуаций и соответствующих им способов реагирования приведены в таблице 3.

Таблица 3

Источник: https://students-library.com/library/read/31108-praksiceskie-sostoania-kak-sledstvia-uslovij-raboty-celoveka-operatora

Medic-studio
Добавить комментарий