70. Социально-психологическая характеристика террористической группы.

Психологические особенности террориста

70. Социально-психологическая характеристика террористической группы.

⇐ ПредыдущаяСтр 4 из 7Следующая ⇒

Терроризм стал знакомым для всех явлением современной жизни. Когда мы слышим слово теракт, то мы начинаем испытывать тревогу, страх, многих охватывает паника, начинают «бегать мурашки» по телу, мы беспокоимся за себя и за близких людей. Все мы знаем, что это ужасное событие, с которым связана кровь, страдания, смерть.

Так что же пугает нас в теракте и кто такой террорист?

Психологический портрет террориста составляли многие учёные, психологи, психиатры. Большая часть сравнительных исследований не обнаружила никакой явной психической ненормальности террористов. Тем не менее продолжаются попытки выявить специфическую личностную предрасположенность у людей, становящихся на пути терроризма.

Среди членов террористических групп наблюдается значительная озлобленность индивидов. Общая черта многих террористов – поиск вовне источников личных проблем. Имеет место сверхсосредоточенность на защите «Я» путём проекции.

Другие характерные черты – постоянная оборонительная готовность, чрезмерная поглощенность собой и незначительное внимание к чувствам других.

Проявления нарциссизма в форме самолюбования, утверждений об исключительности и особых правах своей национальной, религиозной или классовой группы и её представителей, о собственных выдающихся способностях и др. можно обнаружить у большинства террористических объединений.

цель террориста – демонстрация собственной силы, а не нанесение реально ущерба. Террорист не стремится к безымянности, он всегда охотно берет на себя ответственность за свои действия.

Психологический анализ позволяет выделить три наиболее ярких варианта такой «террористической машины»:

1. «Синдром зомби» – состояние постоянной боеготовности, своего рода «синдром бойца», нуждающегося в непрерывном самоутверждении и подтверждении своей состоятельности. Он присущ террористам-исполнителям, боевикам низшего уровня.

2. «Миссионерство» – основной психологический стержень «синдрома Рембо».

3. «Синдрома камикадзе» – экстремальная готовность к самопожертвованию в виде жертвы самой своей жизнью. Преодоления страха смерти вполне возможно за счёт изменения отношения к жизни [15].

Так же следует отметить, что личность террориста – это постоянно неустойчивая самооценка, которую приходится подтверждать все новыми террористическими действиями. Именно нестабильность самооценки представляет собой важнейший фактор экстремального поведения.

В детском и подростковом возрасте террористы обнаруживают высокий уровень притязаний, завышенную самооценку, отличаются, склонностью к фантазированию, занимают выраженную обвиняющую позицию, требуют к себе повышенного внимания педагогов.

Среди террористов много лиц, которые в детстве, молодости подвергались унижениям, не могли самоутвердиться. Это люди, которые не смогли реализовать свои идеи.

Очень многие террористы – это люди, которые в свое время, выступая за какие-то права и свободы, были осуждены государством, выброшены, поставлены за черту закона, и для них терроризм становится социальной местью этому государству.

Не следует сбрасывать со счетов и лиц с различными собственно психическими аномалиями, внушившими себе комплекс превосходства над другими. Надо заметить, что их деятельность стимулируется средствами массовой информации, раскрывающими не только способы и средства, используемые в террористических актах, но и популяризирующие личности их исполнителей [4].

Практически все исследователи указывают на следующие наиболее характерные черты личности террориста:

1. Комплекс неполноценности. Он чаще всего является причиной агрессии и жестокого поведения, которые выступают в качестве механизмов компенсации. Комплекс неполноценности ведет к сверхконцентрации на защите своего «Я» с постоянной агрессивно-оборонительной готовностью.

2. Низкая самоидентификация. Террористическая группировка помогает индивидууму избавиться от недостатка психосоциальной идентификации, выполняя функцию психостабилизирующего фактора.

3. Самооправдание. Очень часто политико-идеологические мотивы указывают на главные побудительные причины вступления на путь терроризма, но, как правило, они являются формой рационализации скрытых личностных потребностей – стремления к усилению личностной идентификации или групповой принадлежности.

4. Личностная и эмоциональная незрелость. Большинству террористов присущи максимализм (крайность в требованиях, взглядах), абсолютизм, часто являющийся результатом поверхностного восприятия реальности, политический и теоретический дилетантизм [16].

С.К. Рощин предлагает три психологические модели личности террориста:

1. психопат-фанатик (руководствуется своими убеждениями): религиозными, идеологическими, политическими, и искренне считает, что его действия, независимо от их результатов, полезны для общества;

2. фрустрированный человек – чувство фрустрации порождает у него тенденцию к агрессивным действиям;

3. человек из ущербной семьи – жестокое обращение с детьми, дефицит добрых, уважительных отношений [17].

С.Н. Ениколопов выделяет два психологических типа:

1. террористы с высоким интеллектом, уверенные в себе, обладающие высокой самооценкой, стремящиеся к самоутверждению;

2. террористы, не уверенные в себе, неудачники со слабым «Я» и низкой самооценкой.

Для обоих типов характерны: высокая агрессивность, постоянная готовность защитить свое «Я», стремление самоутвердиться, чрезмерная поглощенность собой, незначительное внимание к чувствам и желаниям других людей, фанатизм [11].

Исследование, проводившееся в Казанском государственном университете, выявило следующие психологические особенности личности террориста: склонность к подчинению приказу, самоубийству, свойственно повышенное чувство долга, внушаемость, безжалостность; выраженная личностная агрессия, неустойчивая самооценка, экстравертированность; значительно выражен уровень пассионарности.

Так же террористические организации нередко прибегают к наиболее чудовищной форме совершения теракта: путем использования террористов – «смертников».

Террорист – смертник характеризуется тревожным и эмоционально неустойчивым состоянием, отсутствием положительных эмоций, непониманием «юмора».

Так, если при беседе рассказать подозреваемому лицу анекдот или смешную историю, он останется безразличным, эмоционально холодным.

На вопросы он отвечает неохотно, монотонно, часто с продолжительными паузами для обдумывания, иногда сбивчиво, непоследовательно. Отдельные вопросы могут остаться без ответа.

Террориста – смертника особенно сбивают вопросы, касающиеся «будущих планов». У него нет «будущего», поэтому он об этом старается не думать. У террориста – смертника отсутствуют какие – либо пристрастия, интересы, потребности в чем-то.

Анализ и оценка террористических актов, совершенных в мире и в России за последние года позволяет выделить шесть наиболее распространенных типов террористов – «смертников»:

1. Террорист «Зомби».

Зомбирование означает такую психическую обработку человека (обычно с использованием гипноза и психотропных веществ), при котором он получает неосознаваемую им самим «установку» на конкретное действие или поступок (в данном случае он программируется на совершение террористического акта). Таким образом, террористический акт совершается человеком, не осознающим, что он делает; его поведением управляет другой человек. При этом зомбированию могут подвергаться как психически здоровые лица, так и лица с различной степенью психических расстройств.

2. Террорист «мститель».

Среди таких террористов много женщин, «потерявших» мужей, детей, близких родственников, оторванные от семьи и привычного круга общения, подвергнутые мощной идеологической и психотропной обработке, они составляют костяк «шахидок» («черные вдовы», «невесты аллаха»). Шахид (пожертвовавший собой за веру) уже не принадлежит себе самому, но – всей умме и лично Богу. Месть может быть направлена на объекты государственной власти или на конкретное лицо.

3. Террорист «патриот» («боевик», «за веру»). Это самый распространенный тип террориста. Под воздействием опытных инструкторов у него формируется фанатическое убеждение в своей вере, идеях и образ врага в виде представителей другой веры, другой национальности.

Совершение террористического акта он воспринимает как «джихад» (усердие, в выполнении воли Бога) против «неверных», как подвиг за веру или освобождение своего народа. Он осознает, что совершает террористический акт, убивает людей и уничтожает имущество, и он желает возникновение таких последствий.

Таким образом, он идет на преступление с прямым умыслом, с убеждением в своей правоте.

4. Террорист «за деньги». Он идет на совершение теракта из-за корыстных побуждений (выполняя задание тех, от кого находится в полной финансовой зависимости, или, находясь в крайней нужде и пытаясь материально обеспечить семью). Такой террорист характеризуется отсутствием идейных побуждений и безразличием к окружающим.

5. Террорист «по неволе». К совершению теракта могут подтолкнуть человека и путем шантажа (взятие в заложники членов его семьи, угроза преданию огласки каких-либо дискредитирующих данного человека сведений и т. д.) или по решению шариатского суда за совершение преступления (глубоко верующего человека, таким образом, заставляют искупить вину перед Богом).

6. Террорист «маньяк» (имеющий бредовые идеи). Чаще всего это террорист «одиночка», страдающий различными видами психических отклонений.

В силу своих психопатологических особенностей и навязчивый идей, он любой ценой желает славы («мания величия»), уничтожить преследующих его «врагов» («мания преследования») или желает переустроить страну (мир, вселенную).

Особо опасен такой террорист, если его сознанием манипулирует террористическая организация [8].

Таким образом, личность террориста многогранна. Считалось, что стоит понять это сложноорганизованное целое, как все станет понятным в психологии терроризма и проблема борьбы с ним получит надежную научную базу. Однако именно это оказалось наиболее сложной задачей, как в теоретическом, так и в методологическом планах.

Выводы по I главе

Терроризм и террористы существовали в обществе задолго до появления этих терминов.

Обзор истории терроризма позволяет понять, что вне зависимости от мотивов использования методов терроризма, он в любые времена сопряжен с агрессией, жестокостью, отрицанием общечеловеческих ценностей, желанием бросить вызов всей социально-политической и юридической системе. Смысл террористического акта состоит в невозможности законными средствами заставить общество и государство считаться с потребностями определенных лиц.

Терроризм – преступление против общественной безопасности, субъектами которой являются личность, общество, государство. Терроризм возникает не на пустом месте, существуют определенные причины и условия общественной жизни, способствующие этому.

Их выявление и исследование раскрывает природу терроризма как социально-правового явления, объясняет его происхождение, показывает, что способствует, а что противодействует его росту.

Но, к сожалению, приходится констатировать факт, что терроризм неискореним, так как является частью извечного и неумирающего спутника человечества – преступности.

Невозможно представить себе, чтобы когда-нибудь исчезли с лица земли неистовые и слепые искатели правды и справедливости, готовые пожертвовать собой и другими для всеобщего счастья или гармонии своей социальной или национальной группы. Также невозможно представить, чтобы больше не рождались на земле люди, которые путем террора решают свои корыстные задачи, причем не только материальные, а якобы ради торжества всеобщего равенства.

Тем не менее, цивилизованное общество должно стремиться к тому, чтобы не давать распространяться этому злу и вовремя выявлять террористическую угрозу. Главные направления предупреждения терроризма должны включать:

1. Прогнозирование террористической активности с определением ее возможных субъектов;

2. Воздействие на основные явления и процессы в обществе, способствующие росту терроризма;

3. Предупреждение и пресечение сходных с терроризмом преступлений (захват заложников, геноцид, диверсия и др.);

4. Сотрудничество международных организаций в предупреждении и пресечении террористической деятельности.

Важное значение имеет объединение усилий в противодействии терроризму всех сил государства и общества. Это и верхние эшелоны представительной власти, и законодатели, и спецслужбы, и правоохранительные органы, и средства массовой информации, религиозные и иные общественные объединения.

В заключении еще раз отметим, что борьба с терроризмом требует комплексного подхода, который должен включать меры и экономического, и политического, и социального, и правового характера. Это долговременная программа, реализация которой зависит от многих факторов. Но, ни для кого не секрет, что решительные и эффективные меры необходимы уже сегодня.

Глава 2. Опытно – экспериментальное исследование по профилактике терроризма среди студентов

⇐ Предыдущая1234567Следующая ⇒

Date: 2016-07-18; view: 2500; Нарушение авторских прав

Источник: https://mydocx.ru/12-32816.html

Психология террористической группы

70. Социально-психологическая характеристика террористической группы.

Прежде всего, надоподчеркнуть, что нет и, наверное, простоне может быть одинаковых террористическихгрупп. Террористические группы эсеровскихбоевиков, возглавляв­шиеся Б.

Савинковым,и сегодняшние российские террористы,намеревавшиеся захва­тить заложниковв Японии и потребовать освобождениялидера секты «Аум синреке», — разныеобразования.

Структурное подразделениеболее общей боевой организации иса­мостийное объединение сектантовимеют между собой мало общего.

Нельзясравнивать между собой группы, совершившиереальный террористический акт и попавшиев руки правоохранительных органов, сгруппами, лишь планирующими совершениеакции. К сожалению, частая ошибказаключается в том, что в качестве «типовоймодели» при­нимаются относительнонемногие «удачливые» террористическиегруппы и игнориру­ются многие менее«удачливые», но потенциально не менееопасные.

Имея в виду именно«удачливые» группы — по сути,военизированные подразде­ления боевыхорганизаций, — Л. Гозман рисует предельнодраматичные картины: «Эти группызамкнуты, и вхождение в них означаетпризнание права других людей на то­тальныйконтроль за своей жизнью, в том числеза личной, включая интимные отно­шения.

Для обычного человека такой тотальныйконтроль был бы жертвой, на кото­руюневозможно пойти, но для аутсайдера,для человека, который нигде не чувство­валсебя своим, которого никто нигде никогдане принимал, все это оказывается скорееплюсом, чем минусом.

Участие втеррористических группах позволяеткомпенсиро­вать многие их неудачи. Уних появляется смысл жизни. Цель —освобождение Роди­ны или торжествосвоей религии или идеологии. К нимприковано внимание всего мира, у нихуже не возникает сомнений в собственнойзначимости.

Скука и рутина повседневностизаменяется балансированием на гранижизни и смерти. Появляется чувствоизбранности, причастности к судьбе».

Здесь многое можнооспорить. Никакого «контроля за интимнымиотношениями» не было даже в группахтакого предельно жесткого руководителя,каким был Б. Са­винков. Состав его жегрупп показал, что в них входили далеконе только аутсайдеры. Тем не менее,частично сказанное справедливо — покрайней мере, в отношении од­ногоопределенного типа групп.

Про такие боевыегруппы можно сказать:

«Внутренняяорганизация и законы функционированиятеррористических групп в макси­мальнойстепени способствуют адаптации в нихвчерашних аутсайдеров.

Крайнийавторитаризм, беспрекословное подчинениеруководителю, полный контроль всехаспектов жизни членов групп сочетаетсяс подчеркнутой гуманностью в отношенияхдруг к другу, с готов­ностью помочь,с полным и безусловным принятием каждого.

Стратегия действия обсуж­даетсявсегда коллективно, каждый имеетвозможность ощущать себя соавторомвеликих планов». И такой псевдодемократизмприсутствует далеко не всегда. В группахарабских террористов, например,коллективные обсуждения не практикуются.

Далеко не все группы «предельноидеологизированы» – есть, например, иабсолютно неидеологизированные груп­пыпрофессиональных платных террористов.Действительно, Шамиль Басаев, самыйзна­менитый террорист на территориибывшего СССР, утверждал, что при наборев свой отряд он проводит своеобразноеидеологическое собеседование и береттолько тех, кто знает, за что воюет, иготов за это умереть.

Правда, это верноне для всех террористических групп. Темне менее, в результате действительновозникает ощущение монолитной группысоратников.

В ряде террори­стическихорганизаций реально существует культпогибших товарищей: каждый тер­рористдолжен знать, что, если он погибнет, кего имени будут относиться такжебе­режно.

Подчеркнем: такие традициисуществуют в террористическихорганизациях, но не в группах, которыереально просто не имеют возможностейдля создания каких-либо культов.

Справедливоотмечается: «Конечно, все эти моментыбыли бы недостаточными для того, чтобыпривлечь сбалансированного и успешногочеловека, а уж тем более — за­ставитьего отказаться от усвоенных с детстванорм уважения человеческой жизни. Длячеловека же глубоко одинокого инеадаптированного террористическаягруппа может оказаться идеальным местом.

Личностныеособенности и особенности организациисообществ террористов на­кладываютотпечаток и на их деятельность. Вчастности, для их обсуждения характе­реншироко известный в социальной психологиифеномен сдвига риска, состоящего вбольшей рискованности групповогорешения в сравнении с суммой решенийиндиви­дуальных.

Группа принимаетвсе более рискованные планы, ставит всеболее дерзкие задачи. Объектом террорастановятся все более значимые фигурыили символы, и в ко­нечном счете группазаканчивает свое существование,столкнувшись с профессио­нальноорганизованным сопротивлениемгосударства» *. Бывает, конечно, и так.

Тем не менее существуют и иные типытеррористических групп, для которыхсвойствен­ны несколько иные особенности.

Анализ показывает,что террористическая группа представляетсобой одну из раз­новидностей такназываемой промежуточной группы —понятие, введенное Л. Яблон­скимна-примере исследования более тридцатиразнообразных шаек и банд делинк-вентовв Нью-Йорке.

Две из них («балканцы» и«египетские короли») занималисьдействиями, которые вполне квалифицируютсякак терроризм на этно-религизной ос­нове.Так, например, «египетские короли»исламского вероисповедания в 1950-х го­дахосуществили целый ряд террористическихакций.

В частности, ими было совер­шенозверское убийство больного полиомиелитомМайкла Фармера в западной части городскогопарка Нью-Йорка, якобы в стремленииотомстить за дискриминационное положениемусульман в Америке. Процесс по этомуделу длился более трех месяцев и привлеквнимание всей страны.

В ходе следствиябыли получены данные о некото­рыхособенностях таких групп.

Террористическаягруппа, как особого типа шайка или банда,относится к «проме­жуточной группе»потому, что занимает промежуточноеместо на шкале, заданной двумя полюсами.«На одной крайней точке мы видим высокоорганизованный, сплоченный, функционирующийколлектив лиц как членов социальнойгруппы.

Гозман Л. Я.,ШестопалЕ. Б.Политическая психология.— Ростов-на-Дону:Феникс, 1996. —С. 312-314.

На про­тивоположнойкрайней точке мы имеем сборище лиц,характеризующееся анонимно­стью,беспорядочным руководством, основывающимсвои действия на эмоциях, и в некоторыхслучаях представляющее собой разрушительныйэлемент в рамках соци­альной системы,в которую оно входит… Те образования,которые не представляют собой нисовершенно сплоченные, интегрированныегруппы, ни беспорядочные, пло­хофункционирующие сборища или толпы,соответствуют понятию «промежуточнаягруппа»« '. Такие группы отличаютсярядом специфических особенностей.

Во-первых, эторасплывчатое определение роли, которуюиграют члены группы. Кто они? Вопросысамоопределения всегда актуальны иостры для террористов. С од­ной стороны,они могут квалифицировать себя как«борцов за свободу» или «священ­ныхмстителей».

С другой стороны, они вполнеосознают антиправовой и даже кри­минальныйхарактер своих действий. Прямоесамоопределение как «боевиков» и даже«террористов», «работников террора»,по свидетельству Б.

Савинкова, принятоев Бо­евой организации эсеров, являетсяскорее исключением, чем правилом.

Во-вторых,ограниченная сплоченность такой группы.В конечном счете террори­стическаядеятельность — временное занятие. Какправило, террористическая группаформируется для выполнения одной, редконескольких акций.

Она не можетфунк­ционировать постоянно (в отличие,скажем, от террористической организации,нося­щей более долгосрочный характер).

Кроме того, опасный характер террористическойдеятельности уменьшает время еесуществования.

Все это ограничиваетвозможность сплоченности членов такойгруппы. Несмотря на заверения рядаизвестных террористов в преданноститоварищам, обратим внима­ние: какправило, речь идет о «товарищах поборьбе», «товарищах по организации».Речь о конкретных «под ельниках»,соучастниках группового исполнениятеррорис­тической акции,идет редко.

В-третьих,непостоянство состава. Действительно,состав группы, действующей в экстремальныхусловиях, неизбежно часто меняется.Известны многочисленные примеры того,как даже в ходе подготовки одноготеррористического акта кто-то вольноили невольно выбывал из членов группы,и тогда приходилось срочно находитьзамену.

В-четвертых, снепостоянством состава связан фактортекучести членов группы. Это лишаетвозможности появления стабильнойвнутренней структуры отношений междучленами группы. Хотя, как уже говорилось,в такой группе всегда есть жесткаяструктура функциональных обязанностей.

В-пятых, с предыдущимифакторами связана ограниченностьожиданий в отноше­нии членскогосостава. «Кадровый резерв» любойтеррористической группы предель­ноограничен, и члены группы прекраснознают об этом.

В-шестых, минимальнаясогласованность норм поведения внутригруппы.

Действи­тельно, максимум, чтообычно объединяет членов террористическойгруппы, — это достаточно жесткаясогласованность функциональныхобязанностей (разделение тру­да врамках подготовки и осуществлениятеррористического акта) и наличиенекото­рой общей идеи, которая придаетсмысл террористической деятельности.Все остальное — моральные нормы, нормыобщения, личного поведения и т. д. —Согласовано на минимальном уровне.

Яблонский Л.Шапка делинквентов как промежуточнаягруппа / Социология преступности. — М.:Про­гресс, 1966. – С. 356.

В-седьмых,относительно беспорядочное руководство.В такой группе обычно нет стабильноголидера или, тем более, формальноназначенного руководителя. Фигуры типаБ. Савинкова в качестве лидеровнепосредственных террористическихгрупп — большая редкость.

Как правило,непосредственное руководствоосуществляется сред­ними, вполнезаурядными лицами, которые не могутобеспечить систематического руководства.Отдаленная фигура руководителяорганизации типа У.

бен-Ладена вы­нужденапользоваться такими фигурами даже вущерб эффективности деятельностигруппы.

Немногочисленныепопытки социально-психологическогоизучения структуры «про­межуточныхгрупп» позволяют выделить три уровняв организации членства. В цен­трегруппы на первом уровне находятсяпсихологически наиболее неустойчивыечле­ны группы — вожаки. Это те люди,которым шайка нужна больше всех.

Этоядро — главная цементирующая сила такихгрупп. Именно они удерживают или дажескола­чивают группу и заставляют еедействовать, постоянно планируют,замышляют и орга­низовывают еедействия.

Они служат если не стратегическим(это функция руковод­ства всейорганизации), то тактическим центромдеятельности промежуточной группы.

В качестве второгоуровня промежуточной группы обычнофигурируют лица, заяв­ляющие о своейпринадлежности к группе, однако активноучаствующие в ее деятель­ности тольков соответствии со своими эмоциональнымипотребностями в данное время.

На третьемуровне структуры группы находятсяпериферийные члены, уча­ствующие вее деятельности от случая к случаю иредко отождествляющие себя с груп­пой.Как правило, это «вспомогательныйперсонал», «пособники» террористов.

Они могут принимать участие втеррористическом акте, в основном, врезультате стечения обстоятельств,причем ни они сами, ни другие членыгруппы не считают их равноправ­нымичленами.

Часто террористические группыиспользуют таких людей «в темную», неделясь с ними всей имеющейся информациейи легко «сдавая» их властям в случаеопасности для основной группы.

Размерытеррористической группы, как правило,определяются руководством всейорганизации, если группа является еечастью. В тех случаях, когда речь идето само­стоятельных террористическихгруппах, размер зависит от задачконкретной органи­зации и эмоциональныхпотребностей основных членов группы.

Социально-психологическиефункции террористической группы, посути, связа­ны с мотивацией членствав ней. Как правило, такая группафункционирует в каче­стве удобногосредства для проявления различныхиндивидуальных потребностей и решенияличностных проблем.

Для вожаков такаягруппа выглядит как сверхмощнаяорганизация, через которую, в своемвоображении, они подчиняют и контролируютжизни тысяч людей.

Для членов группы,неспособных достичь чего-либо в болеетре­бовательных социальных организациях,возможность быстрого и внезапногонасилия служит средством социальногопродвижения и завоевания репутации.

Иногда группа может функционировать вкачестве удобного временного средстваухода от скучных и жестких претензий,предъявляемых к ним трудным и требовательнымобществом. Разумеется, это всего лишьнекоторые психологические функции, несвязанные с ее прямым целевым назначением— совершением террористического акта.

Резюме

Подведем некоторыепредварительные итоги. Терроризмпредставляет собой особую, деструктивнуюразновидность человеческой деятельности.Однако, как и любая дру­гая деятельность,она имеет трехчленную структуру(деятельность — действие — опе­рации),которой соответствуют три вида побуждающихстимулов (мотив — цель — условия).

Мотивобладает побуждающей и смыслообразующейфункциями для тер­рориста.

Средиосновных мотивов занятия террористическойдеятельностью («тер-рорной работой»)выделяются: 1) меркантильные мотивы, 2)идеологические моти­вы, 3) мотивыпреобразования, активного изменениямира, 4) мотив власти над людь­ми, 5)мотивы интереса и привлекательноститерроризма как особой деятельности, 6)«товарищеская» мотивация эмоциональнойпривязанности, 7) мотив самореали­зации.

Основными качествамиличности террориста считаются 1)преданность своему делу (террору) исвоей организации; 2) готовность ксамопожертвованию; 3) выдер­жанность,дисциплинированность; 4) «конспиративность»;5) повиновение; 6) кол­лективизм —способность поддерживать хорошиеотношения со всеми членами своей боевойгруппы.

В рамках статического анализа,основным свойством личности терро­ристасчитается целостность, сконцентрированностьна террористической деятельно­сти исвоей группе, организации. Однако сдинамической точки зрения, эти свойстваоказываются лишь «фиксированнымимоментами» непрерывных метаний личностипо особой психологической синусоиде сширочайшим диапазоном.

Чем шире диапа­зон,тем менее адекватной можно считатьтакую личность.

В структуре личноститеррориста обычно заметно выраженпсихопатологический компонент — преждевсего, психопатического свойства. Онсвязан с ощущением ре­ального илимнимого ущерба, понесенного террористом,дефицита чего-то необходи­мого,настоятельно потребного для такойличности.

Как правило, логика и мышлениетеррористов носят путаный и противоречивыйхарактер.

В эмоциональном плане выделяютсядва крайних типа террористов: предельно«холодный», практически без­эмоциональныйвариант и вариант эмоционально лабильный,склонный к сильным проявлениям эмоцийв несвязанной с террором сфере, когдаснимается обычно жест­кий контрольнад эмоциями при подготовке и осуществлениитеррористических ак­тов. С эмоциямисвязаны морально-нравственные проблемы(«комплекс греховно­сти»), иногдамучительные для террористов придостаточно высоком уровне образо­ванияи интеллектуального развития.

В более упрощенныхвариантах террорист лишен таких проблеми выступает как бездушная «деструктивнаямашина». Психологический анализ позволяетвыделить три наиболее ярких вариантатакой «террористической машины».

«Синдром Зомби» — состояние постояннойсверхбоеготовности, своего рода «синдромбойца», постоянно нуждающегося всамоутверждении и подтверждении своейсостоятельности. Он при­сущ терроррютам-исполнителям, боевикам низшегоуровня. «Миссионерство» — ос­новнойпсихологический стержень «синдромаРэмбо».

«Рэмбо» не может (хотя и уме­ет)убивать «просто так» — он обязательнодолжен делать это во имя чего-то высоко­го.Поэтому ему приходится все время искатьи находить те или иные, все более сложныеи рисковые «миссии».

К основнымпсихологическим характеристикам«синдрома камикадзе» прежде всегоотносится экстремальная готовность ксамопожертвованию в виде жертвы самойсвоей жизнью. Преодоление страха смертивполне возможно за счет измененияотношения к жизни. Стоит перестатьрассматривать жизнь как некую своюсобственность, как страх смерти проходит.

Попытка выделенияпсихологических типов личноститеррористов оказывается возможной набазе типологии темперамента, в своевремя введенной Гиппократом, затемразвитой И. Павловым и усовершенствованнойГ. Айзенком.

Традиционно из­вестныевсем типы «холерика», «сангвиника»,«флегматика» и «меланхолика» приоб­ретаютспецифическое звучание на примерелитературных описаний известныхтерро­ристов.

Содержательно онирасшифровываются в основных характеристикахсвойств нервной системы, а также винтенсивности проявлений по параметрам«экстравер­сия — интроверсия» и«невротизм — эмоциональная устойчивость».Наиболее типич­ный психологическийвариант террориста — это сильноневротизированный и экстравертированныйхолерик.

Террористическаягруппа по своей социально-психологическойприроде относит­ся к особому типу«промежуточных групп». Все взаимоотношенияв ней подчинены основной целевой функции— подготовке и совершению террористическогоакта. Это порождает специфическиеособенности таких групп.

Источник: https://studfile.net/preview/4365018/page:28/

Психология терроризма. Социально-психологический анализ терроризма

70. Социально-психологическая характеристика террористической группы.

Психологи выделяют ряд личностных предрасположенностей, которые часто становятся побудительными мотивами вступления индивидов на путь терроризма: сверхсосредоточенность на защите своего “Я” путем проекции с постоянной агрессивно-оборонительной готовностью; недостаточная личная идентичность, низкие самооценки, элементы расщепления личности; сильная потребность в присоединении к группе, т. е. в групповой идентификации или принадлежности; переживание большой степени социальной несправедливости со склонностью проецировать на общество причины своих неудач; социальная изолированность и отчужденность, ощущение нахождения на обочине общества и потери жизненной перспективы. При этом нельзя сказать, что приведенный набор этих характеристик является каким-то обобщенным психологическим профилем личности террориста. Важное значение в ряде случаев имеют политико-идеологические мотивы вступления в террористическую группу. Но они чаще являются формой рационализации более глубинных личностных мотивов – стремления к укреплению личностной идентичности и, что особенно важно, потребности принадлежности к группе.

Террористическая группа в психологическом смысле снимает у индивида неполноту или расщепленность психосоциальной идентичности. Она становится для него стабилизирующим психологическим основанием, позволяющим чувствовать себя целостной личностью, важным компонентом его самосознания и обретения смысла жизни, мощным механизмом духовной, ценностной и поведенческой стереотипизации.

Для личности террориста характерно негативное мироощущение, которое возникает под воздействием ряда факторов. В первую очередь к ним относится несоответствие между образом идеальной модели мира и самого себя в реальной действительности и возможностями самореализации.

Это противоречие с идеалом трансформируется в субъективное ощущение личной и социальной неадекватности; в результате для личности террориста характерна позиция “ Я хороший, мир плохой”.

Эта позиция становится средством моральной самозащиты, позволяющей оправдать любые деструктивные действия. Таким образом деятельность террористов принимает характер деструктивной самореализации.

При этом через отрицание зарождается новая умозрительная концепция уверенности в своей правоте, которая сводит на минимум возможности позитивного воздействия на террористическую группу и отдельного террориста.

Помимо личностных факторов выделяют и ряд социально-психологических факторы, обеспечивающих вовлеченность в террористическую деятельность. Среди них можно выделить следующие:

использование различного рода психотехнологий, направленных на «промывание мозгов» (внушающее воздействие, идеологическая обработка, зомбирование и т.д.);

механизм групповой идентификации, обеспечивающий людям с ущербной самооценкой возможность почувствовать себя полноценной личностью, приобщаясь к числу «избранных, призванных к исправлению мира»;

деиндивидуализация психики – возникает «групповая мысль», содержание которой без критики и какой-либо попытки самостоятельности разделяется членами группы. Конфронтация определяет главное содержание этой мысли. Весь мир делится на «наших» и «не наших».

Все, что исходит о «наших», любые их высказывания и действия, безраздельно одобряются. Все, что исходит от «не наших», априорно осуждается и объявляется порочным. Любая информация противоречащая такой железной установке, блокируется и не воспринимается.

конфликтные ситуации, особенно конфронтации с органами правопорядка, довольно часто криминальный и асоциальный опыт;

личные связи с членами террористических организаций.

4. Особенности работы психолога в ситуации захвата заложника: психологические аспекты ведения переговоров с преступниками.

При организации переговорного процесса в условиях личного контакта с преступником оптимальным считается ведение диалога один на один или, по крайней мере, равного количество человек как с одной, так и с другой стороны.

Необходимо стремиться к тому, чтобы собственно переговоры велись только между одним переговорщиком и одним преступником, т.к. между людьми, непосредственно ведущими диалог, образуется зона эмоциональной вовлеченности. При этом при наличии ряда преступников можно использовать конфронтацию, основанную на разжигании разногласий между ними.

Переговоры должны вестись по логике протекания процесса общения во­обще и последовательно проходить следующие этапы.

Первый этап – вхождение в контакт, этап накопления согласия, т.е. по­иск приемлемых тем для разговора, сходных оценочных суждений (например, начинать предложения с согласия, по типу: «Да.., но…» или с апелляции к муд­рости, опыту: «Вы же знаете сами…». «Вы же опытный человек…» и т.д.).

Второй этап– основной, на котором излагается суть предложений, тре­бований, просьб (варьируются стили ведения переговоров, применяются все­возможные психологические уловки, давление, заигрывание и т.п.).

Третий этап – заключительный, на котором подводятся итоги, прогова­ривается то, о чем договорились (на этом этапе зачастую используется такой психологический прием, как перефразирование).

Вышеназванные этапы циклично повторяются на протяжении всего вре­мени ведения переговоров, вплоть до освобождения всех заложников и капиту­ляции преступников или до начала спецоперации.

Переговорщик поэтапно реализует заранее отработанную линию поведе­ния по отношению к преступнику, которую уточняет в соответствии с конкрет­ным типом личности и сложившимися условиями.

Ведение переговоров довольно сложный и затяжной процесс, поэтому необходимо учитывать психологические закономерности динамики его этапов.

На первоначальном этапе преступники ведут себя крайне возбужденно, стремясь реализовать психологическую атаку на представителей ОВД и навя­зать удобные для себя условия общения, а поэтому в ход обычно идут оскорб­ления, угрозы, шантаж.

В связи с тем, что требования преступниками на первоначальном этапе формулируются в ультимативной форме, то (после сбора команды переговор­щиков), всегда требуется дать возможность вначале вступить в переговоры члену команды с меньшими статусными полномочиями, а силами остальных определять общую стратегию и дальнейший план действий по ведению перего­воров. Предстоит не только определиться по сюжету той игры, которую преступники навязывают, но и избрать эффективную стратегию и тактику своих действий.

В связи с этим, прежде всего, для реализации процесса переговоров необ­ходимо:

1) выяснить позицию преступника по отношению к переговорам;

2) опередить типологические особенности преступника;

3) подобрать с учетом типологии преступника и эффективно применить
оптимальные психотехникипостроения с ним взаимоотношений, конструк­тивно развивающихся с течением времени;

4) своевременно и профессионально применять приемы психологиче­ского воздействия, направленные на освобождение заложника (заложников) и сдачу преступника сотрудникам правоохранительных органов.

Преступник может занимать различные позиции по отношению к самой возможности ведения переговоров. Так преступник может быть:

• не согласен идти на переговоры;

• согласен на ведение переговоров в ограниченное время, причем с уг­розой особых последствий, если требования не выполнят в срок;

• согласен на ведение переговоров при авторитетных исполнителях;

• согласен на ведение переговоров без предварительных условий.

Представляется необходимым дать следующие рекомендации переговорщику по тактике ведения переговоров в зависимости от позиции преступника.

при нейтрально-оборонительной позиции преступников:

• сообщить о полномочиях, вести переговоры уверенно и спокойно;

• наводящими вопросами попытаться выяснить степень принадлежно-сти к группе и степень осведомленности;

• строго предупредить об уголовной ответственности;

• попытаться перевербовать.

при наступательно-агрессивной позиции преступников:

• сообщить о полномочиях, вести переговоры уверенно и спокойно;

• накапливать элементы согласия, попытаться заставить его идентифи­-
цировать себя с переговорщиком;

• взывать к гуманности, объективности и логике;

• проявлять готовность к обмену, но не предлагать выкуп сразу, не да-­
вать преступнику взять инициативу;

• попытаться успокоить, прислушаться и говорить его языком на вер­-
бальном и невербальном уровнях;

• показать заинтересованность в собеседнике;

• если «напирать», то напор должен быть вежливым и убедительным; помнить, что противник не является подчиненным и при неудачных

переговорах может «закрыться» и уйти;

• предупредить об уголовной ответственности;

• задавать как можно больше уточняющих вопросов, расчленяющих
проблему на более мелкие вопросы;

• передать условия и договориться о следующей встрече.

Наиболее правильной тактической линией первоначального этапа перего­воров является демонстрирование психологической устойчивости, снятие у преступника эмоционального напряжения, а также возможное затягивание пе­реговоров, чтобы выиграть время для уточнения обстоятельств совершенного преступления, осуществления разведывательных мероприятий, заключающихся в выяснении личности преступников, их численности, наличия криминального опыта, возраста, физических и психологических особенностей и других, значи­мых для спецоперации данных. Одновременно требуется выяснить количество заложников, их состояние здоровья и отношения с преступниками.

При выборе стратегии переговорного общения продумываются форма их осуществления (например, письменная или устная), количественный и качест­венный состав группы переговорщиков (сотрудники ОВД, психологи, перево­дчики, посредники и др.), тактика в установлении психологического контакта и поддержании доверия к представителям переговорной стороны, приемы снятия перевозбуждения и перехода к спокойному обсуждению возникшей проблемы.

Иногда переговорщики настолько уверены в правоте своей позиции, со­средоточены на своих идеях, а также рассержены сопротивлением преступника, что не думают о том, как и почему оно возникает. Однако участники перегово­ров ничего не смогут сделать с сопротивлением их предложению пока не уяс­нят, какие виды сопротивления могут возникнуть и почему.

Причины отрицательной реакции преступников на предложения от переговорщиков могут быть следующие:

1.Противостоящая сторона может считать подозрительными ваши моти­вы. Подозрение может быть основано на прошлом опыте, неправильном пони­мании, репутации, отсутствии информации и т.д.

2.Противостоящая сторона может быть не убеждена в том, что ваше
предложение отвечает ее интересам.

3.Противостоящая сторона может быть не уверена в практической осу­ществимости вашего предложения.

4.Противостоящая сторона может сомневаться в вашем стремлении вы­полнять предлагаемые решения.

5.Противостоящая сторона может сомневаться в вашей способности вы­полнить предлагаемое решение, несмотря на ваше искреннее желание «сдер­жать слово».

6.Противостоящая сторона может сомневаться в ваших юридических или представительских полномочиях выдвигать предложения по урегулированию конфликта.

7.Противостоящая сторона может считать предложение несвоевременным.

8.Противостоящая сторона может полагать, что предлагаемый вариант
решения противоречит личному или общественному имиджу кого-либо.

9.Противостоящая сторона может не иметь времени, ресурсов или даже
сил, чтобы проанализировать или понять сложное предложение.

10.Противостоящая сторона может не хотеть или быть не в состоянии
предложить какие-либо уступки.

11.Противостоящая сторона может верить, что своим жестким сопротив­лением она может вынудить вас внести более выгодное для нее предложение.

12.Противостоящая сторона может бояться унижения, «потери лица», ес­ли примет предложение.

13.Противостоящая сторона может сопротивляться только потому, что
чувствует давление или угрозу, направленные на то, чтобы заставить ее согла­ситься.

Обычно на переговорах используют следующие тактики, чтобы сначала
уменьшить сопротивление другой стороны своему предложению:

• определяют реально существующие и потенциальные точки сопри­косновения;

• находят причины сопротивления противостоящей стороны;

• вырабатывают ответы на аргументы другой стороны;

• выбирают подход для того, чтобы решить поставленную проблему;

• вызывают обоснованные сомнения у противостоящей стороны в ее
позиции.

Основной и итоговой целью переговоров с преступниками, захватив­шими заложников, является сохранение жизни и здоровья граждан, оказавших­ся заложниками. Для достижения этой цели участники группы переговорщиков должны решить следующие первоначальные задачи:

• сформировать у себя психологическую готовность к переговорам, сделать нужный имидж переговорщика, определить стратегию своего поведения;

• снизить эмоциональный накал ситуации, успокоить преступника (сни­зить эго эмоциональную возбужденность), постараться вести как можно более развернутый диалог,

• «не забывать» при переговорах о заложниках, проводить с каждым из них индивидуальную подготовку к общению с преступником;

• охарактеризовать ситуацию в целом, сделать первые предположения о мотивах преступления, о личности ведущего переговоры и о группе преступников;

• решить, помощь каких специалистов может потребоваться в процессе ведения переговоров;

• стремиться к получению сведений о личности преступника и составлению его социально-психологической характеристики в целях:

а) идентификации личности преступника;

б) выявления точек психологического давления на преступника;

г) определения структуры и взаимоотношений в группе преступников.

• определить пол, возраст, рост, вес, языковую, этническую и конфес­сиональную принадлежность лица, с которым ведутся переговоры.

• сделать вывод об особенностях общения, мышления, уровне эмоцио­нальной устойчивости террориста и попытаться сделать предположе­ние о присущих ему психологических чертах личности;

• составить целостный психологический портрет преступника (группы) сразу настолько, насколько это возможно и дополнять его по мере на­копления информации;

• сделать выводы о возможном стиле ведения переговоров с данным
преступником и наиболее эффективных в этом случае приемах психо­логического давления на него.

При реализации переговорной деятельности в ситуации захвата заложни­ке» переговорщик должен:

• быть готов к «рваному» ритму переговоров;

• уметь взаимодействовать с консультантами (психологом, психиатром, юристом и другими специалистами, а также с родственниками и зна­комыми преступников) при подготовке к ведению переговоров и в хо­де непосредственной их реализации;

• уделять особое внимание убедительности высказываемых доводов в
пользу реально предпринимаемых действий на требования преступ­ников;

• после каждого из этапов переговоров делать разбор проведенного
диалога, оценивать, что удалось, что не удалось и как можно испра­вить допущенные неточности или ошибки.

От выдвижения первоначальных предложений до завершения каждого из этапов переговоров участники группы переговорщиков должны содействовать выработке общей линии поведения, обеспечивающей принятие своей позиции и увод противостоящей стороны от ее исходной позиции. При этом в ходе пере­говоров надо соблюдать следующие основные правила:

• не предлагать обмен на заложника;

• исключить передачу преступнику наркотиков, оружия, отравляющих и взрывчатых веществ;

• не вести переговоров, находясь на близком расстоянии от преступника;

• не поручать переговоры постороннему лицу;

• контролировать ситуацию и не допускать ее развития в нежелатель­ном направлении.

Литература:

1. Гнездилов А.В. Психология и психотерапия потерь. СПб.: Речь, 2002, 162 с.

2. Котенев И.О. Опросник травматического стресса для диагностики психологических последствий несения службы сотрудниками органов внутренних дел в экстремальных условиях: Методическое пособие. М.: Академия МВД РФ. 1996, с.3-27

3. Малкина –Пых И.Г. Экстремальные ситуации. Справочник практического психолога. ООО Издательство «Эксмо», 2006, 960 с.

4. Психология экстремальных ситуаций: Хрестоматия/ сост. А.Е. Тарас, К.В. Сельченок – М.: АСТ, Мн: Харвест, 2002, 480 с.

5. Психологическое обеспечение деятельности органов внутренних дел в экстремальных условиях. Методическое пособие. М.: УВР ГУКиКП МВД России, ЦОКП МВД России, 2001. 308 с.

6. Ромек В.Г., Конторович В.А., Крукович Е.И. Психологическая помощь в кризисных ситуациях. СПб.: Речь, 2005, 256 с.

7. Столяренко А. М. Прикладная юридическая психология. Учебное пособие для вузов. – М.: ЮНИТИ- ДАНА, 2001 г. – 639 с.

.

Источник: https://mylektsii.ru/9-35498.html

2. Социально-психологические характеристики террориста

70. Социально-психологическая характеристика террористической группы.

Участие в терроре требует от террориставнутреннего самооправдания. Используя«возвышенные» мотивы (религиозные,националистические и др.), обычнововлекают молодежь, которая в силуумственной и моральной незрелости легкоподдается такому влиянию. Вовлекаютмолодежь чаще всего через тоталитарные,религиозные или идеологические сектытипа «Аум-Сенрикё» или «Красных бригад».

Длительное пребывание членовтеррористических групп в конспиративнойобстановке, сопровождающееся интенсивнойтеррористической тренировкой, включающейи специальные технологии психологическойобработки, приводит к появлениюспецифической среды, которую можноназвать терроросредой. Людям, составляющимэту среду, присущ особый тип сознания.

Мировосприятие террористоврелигиозно-фанатическое, им не свойственноанализировать конечные цели и результатытеррора. Вместе с тем для террористовхарактерно ощущение своего превосходстванад «простыми смертными», что позволяетне задумываться о средствах террора.

Инаконец, они обладают малой чувствительностьюк своим и чужим страданиям при высокойготовности убивать и умирать.

В отличие от уголовного мира, терроросредапровозглашает себя лидером защитывозвышенных идеалов или интересов.

Идеологическая платформа организациитщательно разрабатывается группой«теоретиков-интеллектуалов», составляющихидеологический центр, вокруг которогои организуются боевые террористическиеформирования.

Одновременно в сознаниенаселения из оппозиционных группвнедряется мысль, что достижение данныхвозвышенных целей возможно только приподдержке террористов.

Так возникают благоприятные условия,позволяющие лидерам террористовтребовать снабжения, финансирования,укрытия и т. д.

В террор втягиваютсяболее широкие слои населения, составляющиеего социальную базу и затрудняющиевыражение протеста прогрессивнымигруппами населения.

Терроросреда,состоящая из идеологического центра,боевых формирований и социальной базы,является довольно эффективным инструментомв руках тех, кто ее контролирует.

3. Международный терроризм

Терроризм в любых формах своего проявленияпревратился в одну из самых опасных помасштабам, непредсказуемости ипоследствиям общественно-политическихи моральных проблем.

Любые формыпроявления терроризма все большеугрожают безопасности многих стран иих населения, влекут за собой огромныеполитические, экономические и моральныепотери, оказывая сильное психологическоедавление на людей и унося все большежизней ни в чем не повинных граждан.

Террористические организации всовременных условиях характеризуютсяшироким размахом действий, тем, чтогосударственные границы не являютсядля них препятствием, развитой сетьюсвязи и взаимодействия.

Для них характернажесткая структура, состоящая изруководящего и оперативного звена,подразделений разведки и контрразведки,материально-технического обеспечения,боевых групп и прикрытия.

Жесткаяконспирация и тщательный отбор кадров,наличие агентуры в правоохранительныхи государственных органах, отличноетехническое оснащение, разветвленнаясеть конспиративных укрытий, учебныхбаз и полигонов способствуют высокойбоеспособности и эффективности проводимыхтеррористических акций.

Важной особенностью современноготерроризма является его международныйхарактер. Террористические организациисоздают единые руководящие органы,систему управления, планирующиеподразделения. Регулярно проводятсясовещания, встречи руководителейнаиболее крупных группировок, гдекоординируется деятельность организацийразличной национальной принадлежности.

Террористические организации приобретаютэкономическую самостоятельность,во-первых, за счет финансовой поддержкисвоих сторонников, во-вторых, путемсамофинансирования (криминальнаядеятельность).

Главный источникфинансирования терроризма — контрольнаркобизнеса, рэкета, проституции,торговли оружием, контрабанды, игорногобизнеса и т. д.

Например, основной источникфинансирования перуанского движения«Сендеро луминосо» и ливанской «Хезболлах»— наркобизнес, а цейлонских «Тигровосвобождения Тамил Илама» — наркотикии торговля оружием и драгоценнымикамнями.

Такой «экономически оформившийся»терроризм способен к серьезнойсамостоятельной деятельности не тольков масштабах своей страны, но и в другихгосударствах. Для развертываниякриминальной деятельности необходимоналичие структур для «отмывания» денег(контролируемые банки, фирмы, предприятия).Терроросреда и создает новый экономическийсектор, именуемый «серой экономикой».

Терроризм стал эффективным и эффектнымсредством устрашения и уничтожения внепримиримом споре разных миров,кардинально различных по своимнравственным нормам, культуре,миропониманию.

Межгосударственныемасштабы современного терроризмапроявляются в том, что принятие решенийо проведении терактов и их подготовкапроисходит в одних странах, а сами онисовершаются в других.

Немало акциймеждународного терроризма направленопротив лидеров стран, государственныхи политических деятелей.

Источник: https://studfile.net/preview/5135090/page:12/

Medic-studio
Добавить комментарий