Активация ренин-ангиотензин-альдостероновой системы (РААС)

Содержание
  1. Блокада ренин-ангиотензин-альдостероновой системы у пациентов с высоким кардиоваскулярным риском и коморбидными состояниями. Линотор® | Медичний часопис
  2. Патофизиологический каскад сердечно-сосудистого континуума
  3. Активация РААС как предиктор прогрессирующего течения сердечно-сосудистых заболеваний
  4. Клинические аспекты сердечно-сосудистого континуума
  5. Ангиотензин-ренин-альдостероновая система: схема, функции и ее роль
  6. Механизм работы
  7. Ситуации, при которых ренин выделяется в кровь
  8. Значение РААС для жизни и медицины
  9. Высокоэффективные группы препаратов, которые синтезированы благодаря изучению РААС
  10. Ренин-ангиотензиновая система и ее активация
  11. Ренин-ангиотензин-альдостероновая система
  12. 3. Схема регуляции водно-солевого обмена Роль системы раас в развитии гипертонической болезни
  13. Ренин-ангиотензин-альдостероновая система (РААС.)

Блокада ренин-ангиотензин-альдостероновой системы у пациентов с высоким кардиоваскулярным риском и коморбидными состояниями. Линотор® | Медичний часопис

Активация ренин-ангиотензин-альдостероновой системы (РААС)

Резюме. Статья содержит обзор современных представлений о медикаментозной тактике ведения пациентов с высоким кардиоваскулярным риском в рамках концепции гиперактивации ренин-ангиотензин-альдостероновой системы как патофизиологической основы сердечно-сосудистого континуума.

Рассмотрены базовые принципы фармакологической блокады ренин-ангиотензин-альдостероновой системы в клинической практике с акцентом на особенностях гидрофильного ингибитора ангиотензинпревращающего фермента лизиноприла и преимуществах его применения у больных с коморбидными состояниями.

В настоящее время общепризнанной стратегией лечения больных с артериальной гипертензией (АГ) является не столько достижение контролируемого артериального давления (АД), сколько предупреждение и/или максимально возможное отдаление во времени поражения органов-­мишеней.

Следствием такого поражения является развитие сердечно-сосудистых осложнений и тяжелых клинических состояний — прогрессирующего атеросклероза, аритмии, инфаркта миокарда (ИМ), мозгового инсульта, хронической сердечной недостаточности (ХСН), хронической почечной недостаточности (ХПН).

Согласно последним Рекомендациям Европейского общества по артериальной гипертензии и Европейского кардиологического общества (European Society of Hypertension/European Society of Cardio­logy — ESH/ESC) 2007 г. и их пересмотру 2009 г.

, современные подходы к ведению пациентов с АГ базируются на стратификации индивидуального кардиоваскулярного риска пациента и формировании медикаментозной тактики ведения больного с учетом уровня АД, факторов риска, субклинического поражения органов-­мишеней и ассоциированных клинических состояний — сопутствующих заболеваний сердечно-сосудистой системы и почек (Mancia G. et al., 2007; 2009).

В докладе ESH по итогам семинара, проведенного в сентябре 2009 г.

и посвященного анализу существующих клинических и экономических барьеров на пути к широкому внедрению во врачебную практику превентивной терапии, отмечено, что фундаментальной основой современных клинических подходов, в особенности на уровне первичного звена, должны стать тщательная оценка кардиоваскулярного риска пациента и определение конечных клинических целей. Особый акцент сделан на повышении качества стратификации индивидуального риска пациента и применении всего арсенала средств, соответствующих как степени риска, так и достижению индивидуальных целей для каждого больного (Zannad F. et al., 2012).

Органопротекторный аспект клинических протоколов лечения пациентов с АГ, формирующихся с позиций доказательной медицины, базируется на концепции сердечно-сосудистого континуума.

Эта концепция, предложенная V. Dzau и E. Braunwald в 1991 г., на сегодняшний день является общепризнанной в понимании развития важнейших сердечно-сосудистых заболеваний и обосновании превентивной медикаментозной терапии.

Патофизиологический каскад сердечно-сосудистого континуума

Концепция сердечно-сосудистого континуума отражает прогрессирующую цепь патогенетических событий, развитие которых происходит на протяжении десятков лет жизни человека.

Пусковым звеном сердечно-сосудистого контину­ума является ряд специфических состояний — факторов кардиоваскулярного риска, к которым относят АГ, сахарный диабет (СД), дислипидемию, абдоминальное ожирение, курение (Dzau V., Braunwald E., 1991).

Ключевыми этапами развития сердечно-­сосудистого континуума являются активация нейрогормональных систем, дисфункция эндотелия и ремоделирование органов (Dzau V. et al., 2006).

Непрерывная цепь взаимосвязанных функциональных и структурных изменений в различных органах и системах в рамках сердечно-сосудистого континуума предполагает наличие общих патофизиологических процессов, среди которых важнейшим является активация ренин-ангиотензин-альдостероновой системы (РААС), которая по сути является матрицей сердечно-сосудистого континуума. Активация этого нейрогуморального комплекса играет ключевую роль в патогенезе АГ, ее осложнений и метаболических нарушений на всех этапах сердечно-сосудистого континуума (Кобалава Ж.Д., 2008).

Фокусирование клинических усилий на модификации факторов риска, являющихся ранними компонентами сердечно-сосудистого континуума, предоставляет возможность затормозить прогрессирующее развитие сердечно-сосудистых заболеваний на ранних этапах, поскольку в более поздних стадиях (атеросклероз, ИМ и сердечная недостаточность (СН)) достижение обратного развития в органах-мишенях или замедление прогрессирования заболевания является труднодостижимой задачей (Cheung B.M., 2006).

Активация РААС как предиктор прогрессирующего течения сердечно-сосудистых заболеваний

C момента открытия ренина в 1898 г. в историю изучения РААС вписан целый ряд ярких и в некотором роде драматических страниц — признание прессорной роли ренина мировой научной общественностью в 1934 г., открытие ангиотензиногена, ангиотензина I, ангиотензинпревращающего фермента (АПФ) и, наконец, главного эффектора системы — ангиотензина II (Atlas S.A., 2007).

Современные представления о РААС значительно расширены за счет открытия новых компонентов системы и путей их активации. В классическом определении РААС является пептидергической системой с эндокринными характеристиками (Atlas S.A., 2007).

Субстрат системы — ангио­тензиноген — образуется в печени и под воздействием ренина, образующегося в клетках юкстагломерулярного аппарата почек, расщепляется в циркулирующем русле крови до декапептида ангиотензиногена I.

Последний под воздействием АПФ (металлопротеиназы, содержащейся в большом количестве на поверхности эндотелиальных клеток легочного сосудистого русла) трансформируется в октапептид ангиотензин II (Paul М. et al., 2006; Atlas S.A., 2007).

Ангиотензин II, являющийся основным эффекторным гормоном РААС, впоследствии воздействует на специфические ангиотензиновые рецепторы и вызывает различные физиологические и патофизио­логические эффекты.

Наиболее изученными из них являются эффекты, связанные с активацией АТ1-рецепторов к ангиотензину II, — кардиоваскулярные (вазоконстрикция, повышение АД, гипертрофия сосудистой стенки и миокарда, повышение сократимости миокарда), почечные (канальцевая реабсорбция натрия, подавление синтеза ренина), симпатоадреналовые (активация симпатоадреналовой системы, стимуляция секреции альдостерона в коре надпочечников) (Carey R.M., Siragy H.M., 2003; Paul М. et al., 2006; Atlas S.A., 2007).

АТ1-рецепторы также опосредуют эффекты ангиотензина II в отношении клеточного роста, пролиферации, воспалительного ответа и оксидативного стресса (Atlas S.A., 2007). Эти рецепторы, являющиеся типичными представителями семейства G-белок-сопряженных рецепторов (G-protein-coupled receptors), широко представлены на мембранах большинства клеток в органах-мишенях.

Представления о РААС, сформированные в течение десятилетий, претерпели существенные изменения в связи с последними открытиями ученых, которые значительно усложнили прежнее видение системы: открыты различные рецепторы к ангиотензину II (АТ1, АТ2, АТ3, АТ4) и различные пути их активации, выявлен укороченный пептид — гептапептид ангиотензин (1–7), расценивающийся в настоящее время как эндогенный иАПФ с эффектами, противоположными ангиотензину II, определены альтернативные пути активации ангиотензина II, в том числе химазный (Atlas S.A., 2007; Santos R.A. et al., 2008).

Ключевым моментом трансформации прежних представлений о системе стало введение концепции локальной, или тканевой, РААС и тканевого синтеза ангиотензина II в связи с выявлением ренина, типичного «почечного энзима», в «нетипичных» органах — миокарде, периферических сосудах, мозгу, жировой ткани, надпочечниках, коже (Phillips M.I., 1999; Carey R.M., Siragy H.M., 2003).

Скептическое отношение многих ученых к данной концепции было преодолено достижениями в двух областях — молекулярной биологии и молекулярной генетике (Paul M. et al., 2006).

Выделение компонентов РААС из циркулирующей крови и различных тканей позволило сформировать концепцию о РААС как о двухкомпонентной системе, состоящей из циркулирующего и тканевого (паракринного/аутокринного) звеньев (Phillips M.I., 1999; Atlas S.A., 2007).

Циркулирующее звено РААС как система «быстрого реагирования» обеспечивает кратковременный контроль сердечно-сосудистого и почечного гомеостаза, например компенсаторные реакции при возникновении гипертензивного криза, острой СН за счет кратковременных эффектов — вазоконстрикции, повышения АД, задержки жидкости, активации гликогенолиза и т.д. (Журавлева Л.В., Лопина Н.А., 2011).

Локальная (тканевая) РААС, представленная в органах-мишенях (сердце, почках, мозгу, сосудах) — это система длительного регулирования, обеспечивающая тоническое медленное действие на структуру и функции органов (Журавлева Л.В., Лопина Н.А., 2011).

Помимо АГ, долгосрочные эффекты повышенной продукции ренина, ангиотензина II и симпатического гипертонуса включают развитие дислипидемии, нарушений сердечного ритма, гиперкоагуляции, эндотелиальной дисфункции, инсулинорезистентности, увеличение массы тела (Кобалава Ж.Д., 2008).

Именно тканевое звено РААС ответственно за развитие органных поражений. Компоненты локальной РААС вовлечены в процессы клеточного роста, пролиферации, апоптоза, перекисного окисления липидов, секреции гормонов, а также обладают провоспалительными и профибротическими свойствами (Журавлева Л.В., Лопина Н.А., 2011).

Гиперактивация РААС в органах-­мишенях стимулирует процессы, получившие название ремоделирования органов и тканей. Гипертрофия, пролиферация гладкомышечных клеток периферических сосудов сопровождаются развитием атеросклероза. В мозгу это приводит к ускорению атеросклеротического поражения сосудов и развитию инсульта (Журавлева Л.В., Лопина Н.А., 2011).

Пролиферативные процессы в миокарде сопровождаются развитием фиброза миокарда и гибелью кардиомиоцитов (некроз и/или апоптоз), ремоделированием сердца с развитием симптомов ХСН (Atlas S.A., 2007).

В почках хроническая активация локальной РААС сопровождается дисфункцией эндотелия клубочковых капилляров и нарушением проницаемости их стенки, уменьшением площади фильтрационной поверхности, прогрессирующим снижением скорости клубочковой фильтрации (СКФ) и развитием ХПН (Carey R.M., Siragy H.M., 2003; Paul M. et al., 2006; Atlas S.A., 2007).

В печени гиперактивация тканевой РААС вызывает развитие и прогрессирование фиброза (Bataller R. et al., 2000; Warner F.J. et al., 2007; Pereira R.M. et al., 2009).

Таким образом, возникновение АГ и ее прогрессирование, сосудистое и органное ремоделирование с развитием необратимых системных повреждений и терминальных клинических состояний непосредственно связаны с гиперактивацией циркулирующего и тканевого звеньев РААС (Dzau V.J. et al., 2006).

Исследования в отношении «нетипичных» эффектов ангиотензина II в последнее время приобретают особенно интенсивный характер.

Значительное количество полученных данных свидетельствуют о существовании множественных органных РААС с самыми различными физиологическими функциями.

Выявлены прямые воздействия ангиотензина II на клеточном уровне, влияющие на клеточный рост и клеточную дифференцировку. Вместе с тем ангиотензин II может выступать и в роли медиатора апоптоза (Paul М. et al., 2006).

Эти универсальные паракринные и ауто­кринные эффекты ангиотензина II могут играть важнейшую роль в деятельности многих органов и систем и опосредовать важные физиологические и патофизиологические реакции.

Обобщение этих данных приобретает возрастающую значимость в изучении физиологии органов, а также в формировании новых взглядов на возможность применения этих данных в патофизиологии и клинической медицине (Paul М.

et al., 2006).

Клинические аспекты сердечно-сосудистого континуума

Применение антигипертензивных лекарственных препаратов и статинов в современных схемах лечения подтверждает клиническую целесообразность концепции сердечно-сосудистого континуума с возможностью предупреждения эскалации сердечно-сосудистых заболеваний и снижения риска развития таких фатальных и нефатальных осложнений, как ИМ и мозговой инсульт, путем эффективной медикаментозной коррекции факторов риска и блокады РААС (Cheung B.M., 2006).

Как указано выше, стратегия индивидуального риска является основой современной медикаментозной и немедикаментозной терапии АГ, в фокусе которой — конкретный пациент с индивидуальным комплексом фоновых состояний, генетических детерминант, факторов риска и приобретенных заболеваний.

Стратификация кардиоваскулярного риска, разработанная ESH и включенная в национальные руководства по лечению АГ большинства стран Европы, предлагает скрининговое применение доступных и легко воспроизводимых биомаркеров в качестве инструментов оценки кардиоваскулярного риска, которые с наибольшей вероятностью отражают степень нейрогуморальной активации у конкретного пациента.

В соответствии с Рекомендациями ESH/ESC 2007 г. и их пересмотром 2009 г., наибольшего внимания при выборе медикаментозной тактики ведения требуют пациенты с высоким и очень высоким кардиоваскулярным риском. К ним относятся пациенты с:

  • уровнем систолического АД ≥180 мм рт. ст. и/или диастолического АД ≥110 мм рт. cт.; уровнем систолического АД >160 мм рт. ст. при диастолическом АД

Источник: https://www.umj.com.ua/article/60106/blokada-renin-angiotenzin-aldosteronovoj-sistemy-u-pacientov-s-vysokim-kardiovaskulyarnym-riskom-i-komorbidnymi-sostoyaniyami-linotor

Ангиотензин-ренин-альдостероновая система: схема, функции и ее роль

Активация ренин-ангиотензин-альдостероновой системы (РААС)

Ренин-ангиотензин-альдостероновая система является комплексом ферментов и гормонов, которые поддерживают гомеостаз. Регулирует равновесие соли и воды в организме и уровень артериального давления.

Механизм работы

Физиология ренин-ангиотензин-альдостероновой системы берет начало на границе коркового и мозгового вещества почки, где имеются юкстагломерулярные клетки, вырабатывающие пептидазу (фермент) – ренин.

Ренин является гормоном и начальным звеном РААС.

Ситуации, при которых ренин выделяется в кровь

Существует несколько состояний, при которых идет попадание гормона в кровеносное русло:

  1. Уменьшение кровотока в ткани почек – при воспалительных процессах (гломерулонефрит др.), при диабетической нефропатии, опухолях почек.
  2. Снижение объема циркулирующей крови (при кровотечении, многократной рвоте, поносах, ожогах).
  3. Падение уровня артериального давления. В артериях почек имеются барорецепторы, которые реагируют на изменение системного давления.
  4. Изменение концентрации ионов натрия. В организме человека имеются скопления клеток, которые отвечают на изменение ионного состава крови стимуляцией выработки ренина. Соль теряется при обильном потоотделении, а также при рвоте.
  5. Стрессы, психоэмоциональные нагрузки. Юкстагломерулярный аппарат почки иннервируется симпатическими нервами, которые активируются при негативных психологических влияниях.

В крови ренин встречается с белком – ангиотензиногеном, который вырабатывается клетками печени и забирает у него фрагмент. Образуется ангиотензин I, который является источником воздействия для ангиотензинпревращающего фермента (АПФ). В итоге получается ангиотензин II, который служит вторым звеном и является мощным вазоконстриктором артериальной системы (суживает сосуды).

Цель: повысить артериальное давление.

  1. Способствует синтезу альдостерона в клубочковой зоне коры надпочечников.
  2. Воздействует на центр голода и жажды в головном мозге, вызывая “солевой” аппетит. Поведение человека становится мотивированным на поиск воды и соленой пищи.
  3. Влияет на симпатические нервы, способствуя высвобождению норадреналина, который тоже является вазоконстриктором, но менее слабым по действию.
  4. Воздействует на сосуды, вызывая их спазм.
  5. Участвует в развитии хронической сердечной недостаточности: способствует пролиферации, фиброзу сосудов и миокарда.
  6. Снижает скорость клубочковой фильтрации.
  7. Тормозит выработку брадикинина.

Альдостерон – третий компонент, который действует на конечные канальцы почек и способствует выделению из организма ионов калия, магния и обратному всасыванию (реабсорбции) натрия, хлора, воды.

Благодаря этому возрастает объем циркулирующей жидкости, поднимаются цифры артериального давления, и усиливается почечный кровоток.

Рецепторы к альдостерону имеются не только в почках, но и в сердце, сосудах.

Когда организм достигает гомеостаза, начинают вырабатываться вазодилататоры (вещества, расширяющие сосуды) – брадикинин и каллидин. А компоненты РААС разрушаются в печени.

Как любая система, РААС может давать сбой. Патофизиология ренин-ангиотензин-альдостероновой системы проявляет при следующих состояниях:

  1. Поражение коры надпочечников (инфекция, кровоизлияние и травма). Развивается состояние нехватки альдостерона, и организм начинает терять натрий, хлор и воду, что приводит к уменьшению объема циркулирующей жидкости и снижению артериального давления. Состояние компенсируют введением солевых растворов и стимуляторов рецепторов к альдостерону.
  2. Опухоль коры надпочечников приводит к избытку альдостерона, который реализует свои эффекты и повышает давление. Также активизируются процессы деления клеток, возникает гипертрофия и фиброз миокарда, и развивается сердечная недостаточность.
  3. Патология печени, когда нарушается разрушение альдостерона и происходит его накопление. Патология лечится блокаторами рецепторов к альдостерону.
  4. Стеноз почечной артерии.
  5. Воспалительные заболевания почек.

Значение РААС для жизни и медицины

Ренин-ангиотензин-альдостероновая система и ее роль в организме:

  • принимает активное участие в поддержании нормального показателя артериального давления;
  • обеспечивает равновесие воды и солей в организме;
  • поддерживает кислотно-основной баланс крови.

Система может давать сбой. Воздействуя на ее компоненты, можно бороться с гипертонической болезнью. Механизм возникновения почечной гипертензии также тесно связан с РААС.

Высокоэффективные группы препаратов, которые синтезированы благодаря изучению РААС

  1. “Прилы”. Ингибиторы (блокаторы) АПФ. Ангиотензин I не переходит в ангиотензин II. Нет вазоконстрикции – нет повышения артериального давления. Препараты: Амприлан, Эналаприл, Каптоприл и др. Ингибиторы АПФ значительно улучшают качество жизни больных сахарным диабетом, обеспечивая профилактику почечной недостаточности.

    Препараты принимают в минимальной дозировке, которая не вызывает снижения давления, а лишь улучшает местный кровоток и клубочковую фильтрацию. Медикаменты незаменимы при почечной недостаточности, хронической болезни сердца и служат одним из средств лечения гипертонической болезни (если нет противопоказаний).

  2. “Сартаны”. Блокаторы рецепторов к ангиотензину II.

    Сосуды не реагируют на него и не сокращаются. Препараты: Лозартан, Эпросартан и др.

Противоположной ренин-ангиотензин-альдостероновой системе является кининовая. Поэтому блокирование РААС приводит к повышению в крови компонентов кининовой системы (брадикинин и др.), что благоприятно влияет на ткани сердца и стенки сосудов.

Миокард не испытывает голодания, потому как брадикинин усиливает местный кровоток, стимулирует выработку естественных вазодилататоров в клетках мозгового вещества почек и микроцитах собирательных трубочек – простагландинов Е и И2. Они нейтрализуют прессорное действие ангиотензина II.

Сосуды не спазмированы, что обеспечивает адекватное кровоснабжение органов и тканей организма, кровь не задерживается и снижается формирование атеросклеротических бляшек и тромбов. Кинины благоприятно воздействуют на почки, увеличивают диурез (суточное выделение мочи).

Источник: https://FB.ru/article/339563/angiotenzin-renin-aldosteronovaya-sistema-shema-funktsii-i-ee-rol

Ренин-ангиотензиновая система и ее активация

Активация ренин-ангиотензин-альдостероновой системы (РААС)

Ренин-ангиотензиновая система (РАС)– многокомпонентная энзимно-гормональная система, играющая ключевую роль в регуляции давления в сосудистой системе и объема жидкости в организме
Циркулирующая ренин-ангиотензиновая система– соответствующая система, играющая ключевую роль в регуляции давления в сосудистой системе и объема жидкости в организме

Тканевая ренин-ангиотензиновая система– аналогичная система,

компоненты которой содержатся и энзиматически трансформируются в тканяхНачалом активации ренин-ангиотензиновой системы является увеличение секреции ренина юкстагломерулярными клетками афферентных артериол почек, которое стимулируется: а) снижением давления крови в вышеуказанных афферентных артериолах; б) снижением концентрации ионов Na+ в дистальных канальцах; в) симпатической стимуляцией почек, опосредуемой через β1-peцeптopы ; г) вазодилататорными простагландинами (простациклин, РgЕ2).

‘Конечным пунктом” функционирования ренин-ангиотензиновой системы является взаимодействие ангиотензина II с его тканевыми рецепторами, в результате чего реализуются физиологические эффекты ренин-ангиотензиновой системы

Принципиальная схема функционирования ренин-ангиотензиновой системы

ОБЩАЯ СХЕМА ВОДНО-СОЛЕВОГО БАЛАНСА

Система регуляции водно-солевого баланса имеет два компенсирующих компонента: 1) пищеварительный тракт, который может приблизительно корригировать нарушения водно-солевого баланса благодаря жажде и солевому аппетиту; 2) почки, способные обеспечить адекватную для сохранения баланса задержку в организме или экскрецию воды и солей. На рис.

1 представлена схема главных путей поступления и выделения воды и солей. Основным каналом поступления воды и солей в плазму крови и другие жидкости тела является желудочно-кишечный тракт. В сутки потребление составляет приблизительно 2,5 л воды и 7 г хлорида натрия.

К этому же можно добавить 0,3 л метаболической воды, выделяющейся в результате окислительного обмена, и 30 г мочевины, конечного продукта белкового обмена, которые поступают через межклеточный сектор в плазму крови. Три основных жидкостных сектора тела являются динамически обменивающимися пулами.

Интерстициальный и внутриклеточный секторы способны быстро отвечать на изменения объема и состава плазмы крови. Количество воды и натрия во внеклеточной жидкости в нормальных условиях поддерживается в пределах узких границ благодаря динамическому равновесию между их потерей и поступлением.

Из четырех путей выведения жидкости и солей наиболее значимы почки: в сутки почки экскретируют примерно 1,5 л воды, 6,2 г хлорида натрия и почти всю мочевину. Некоторые потери воды происходят при испарении со слизистой респираторного тракта и с кожи (неощутимые потери). Потери воды и солей осуществляются также с потом и каловыми массами.

Внепочечные потери составляют примерно 1,3 л в сутки. При несоответствии поступления и выведения нарушается объем и/или состав жидкостей тела. И в этом смысле практически все каналы поступления и выведения, за исключением почечных , могут быть источником возмущений в системе регуляции водно-солевого обмена.

ЖИДКОСТНЫЕ СЕКТОРЫ ОРГАНИЗМА,

ИХ ОБЪЕМ И СОСТАВ

Структура и размеры жидкостных секторов организма, то есть пространств, заполненных жидкостью и разделенных клеточными мембранами, к настоящему времени достаточно хорошо изучены [1].

Общий объем жидкостей тела, составляющий у млекопитающих примерно 60% массы тела, распределен между двумя большими секторами: внутриклеточным (40% массы тела) и внеклеточным (20% массы тела).

Внеклеточный сектор включает объем жидкости, находящейся в интерстициальном (межклеточном) пространстве, и жидкости, циркулирующей в сосудистом русле.

Небольшой объем составляет и так называемая трансцеллюлярная жидкость, находящаяся в региональных полостях (цереброспинальная, внутриглазная, внутрисуставная, плевральная и т.д.).

Внеклеточная и внутриклеточная жидкости значительно отличаются по составу и концентрации отдельных компонентов, но общая суммарная концентрация осмотически активных веществ примерно одинакова (табл. 1). Перемещение воды из одного сектора в другой происходит уже при небольших отклонениях общей осмотической концентрации.

Поскольку большинство растворенных субстанций и молекулы воды довольно легко проходят через эпителий капилляров, происходит быстрое перемешивание всех компонентов (кроме белка) между плазмой крови и интерстициальной жидкостью. Многие факторы, такие, как прием, потеря или ограничение потребления воды, усиленное потребление соли или, наоборот, ее дефицит, смещение интенсивности метаболизма и т.д., способны изменять объем и состав жидкостей тела. Отклонение этих параметров от некоего нормального уровня включает механизмы , корригирующие нарушения водно-солевого гомеостаза.

бароцепторы, механорецепторы, прессорецепторы, чувствительные нервные окончания в кровеносных сосудах, воспринимающие изменения кровяного давления и рефлекторно регулирующие его уровень; приходят в состояние возбуждения при растяжении стенок сосудов.

Волюмрецепторы. чувствительные нервные окончания в различных органах и кровеносных сосудах, реагирующие на растяжение их стенок. волюм-рецепторы сосудистого русла, реагирующие на изменение объема циркулирующей в сосудистой системе крови.

осморецепторы тканей, которые сигнализируют об изменениях осмотичесого давления в тканях. Чувство жажды при раздражении осморецепоров – это вид жажды истинный.

Регуляция водного и электролитного баланса. Для поддержания гомеостаза выделение воды и электролитов должно в точности соответствовать их поступлению. Если поступление превышает выделение, количество данного вещества в организме будет возрастать. Если же вещества поступает меньше, чем выводится, то его количество уменьшится.

ренин-ангиотензин-альдостероновая система, регулирующая реабсорбцию натрия почкой.

Ренин-ангиотензин-альдостероновая система (РААС) включает следующие элементы [1]. Ренин – протеолитический фермент, секретируемый почками в кровь, отщепляет от фрагмента a2-глобулина плазмы короткий пептид из 10 аминокислот, так называемый ангиотензин I.

Под действием превращающего фермента в легких неактивный ангиотензин I переходит в активную форму – ангиотензин II.

Этот низкомолекулярный (8 аминокислот) пептид представляет собой физиологически высокоактивное вещество, обладающее множественными эффектами, среди которых наиболее значимыми являются стимуляция синтеза и секреции из клубочковой зоны коры надпочечников гормона альдостерона и мощное сосудосуживающее действие.

Инактивация ангиотензина II с превращением его в ангиотензин III осуществляется системой ангиотензиназ плазмы крови. Выделяющийся из надпочечников альдостерон стимулирует в почечных канальцах реабсорбцию натрия и приводит к задержке этого иона в организме. Ключевым звеном цепи является секреция почкой ренина. Фермент выделен у животных и человека в очищенном виде.

Ренин образуется в особых клетках стенки приносящей артериолы клубочка в так называемом юкстагломерулярном аппарате (ЮГА), непосредственно примыкающем к клубочку.

Устройство этого аппарата таково, что ренинпродуцирующие клетки чувствительны как к перепадам кровяного давления в приносящей артериоле, так и к интенсивности транспорта натрия клетками дистального канальца при изменении концентрации натрия в канальцевой жидкости. К настоящему времени достаточно хорошо изучены пути биосинтеза ренина как у животных различных видов, так и у человека. Расшифрована структура генов, продуцирующих ренин. Методом генной инженерии некоторые из них синтезированы, в том числе и ген ренина человека. К нему получены клонированные антитела, которые уже используются для диагностических целей.

Регулируемыми параметрами в РААС служат объем и давление в различных внутрисосудистых компартментах. При этом последовательность событий можно представить следующим образом.

При уменьшении объема циркулирующей крови независимо от причин этого ограничивается кровенаполнение системы почечной артерии и при этом уменьшается степень растяжения стенки приносящих артериол клубочка, в которых локализованы ренинпродуцирующие клетки. Снижение напряжения стенки стимулирует секрецию ренина.

Уменьшение циркуляторного объема является стимулом также для коррекции кровяного давления с барорецепторных зон дуги аорты и зоны сонной артерии, что результируется в усилении активности центров симпатической нервной системы, в том числе повышается тонус симпатических волокон, иннервирующих ЮГА.

Повышение активности ренина в крови приводит к усиленному образованию ангиотензина II, который, с одной стороны, увеличивает тонус сосудов и способствует повышению кровяного давления, а с другой стороны, стимулирует выделение надпочечниками в кровь альдостерона.

Альдостерон относится к группе кортикоидов, производных холестерина. Ангиотензин II контролирует в клубочковой зоне превращение холестерина в прегненолон, лимитирующий этап в цепи биосинтеза кортикостероидов.

Альдостерон регулирует объем внеклеточной жидкости, избирательно влияя на транспорт натрия в почке и толстом кишечнике. Помимо этого он регулирует обмен калия и кислотно-основное равновесие, и интенсивность его секреции возрастает при повышении концентрации калия в крови и при смещении рН крови в кислую сторону.

Принципиальная схема механизма действия альдостерона к настоящему времени достаточно хорошо изучена, хотя и остается еще много неясных событий. Проникая в клетку, стероид взаимодействует со специфическими цитозольными белками – рецепторами.

Образующейся комплекс проникает в ядро и индуцирует синтез определенных мРНК, служащих матрицей для биосинтеза определенных белков. Одним из основных альдостерониндуцирующих белков в клетках почечных канальцев является Na-K-АТФаза, непосредственно обусловливающая транспорт натрия [1].

Поскольку усиленная реабсорбция натрия сопровождается задержкой соответствующего количества воды, это приводит к восстановлению объема жидкости, циркулирующей в кровеносной системе и интерстициальном секторе.

В настоящее время показано, что помимо описанных выше механизмов секреция ренина регулируется (или модулируется) одновременно многими факторами: хеморецепторным механизмом плотного пятна, внеклеточной концентрацией многих органических и неорганических веществ, в том числе ионами калия, магния, комплексом гормонов и биологически активных веществ, таких, как вазопрессин, простагландин и т.д. Установлено, что значительную роль в регуляции ЮГА играет отрицательная обратная связь – угнетение секреции ренина образующимися в крови ангиотензинами I и II, что повышает стабильность и эффективность работы этой системы. Многие взаимосвязи остаются неясными, и в решении проблемы регуляции РААС возникает много вопросов. Однако общая направленность реакций такова, что снижение объема внеклеточных жидкостей тела при дефиците натрия, уменьшение объема циркулирующей крови или снижение кровяного давления (гипотония) вызывают усиление секреции ренина почками и активацию всей системы, стимулирующей реабсорбцию натрия.



Источник: https://infopedia.su/5x39e8.html

Ренин-ангиотензин-альдостероновая система

Активация ренин-ангиотензин-альдостероновой системы (РААС)

Ренин

Ренин— протеолитическийфермент, продуцируемый юкстагломерулярнымиклетками, расположенными вдоль афферентных(приносящих) артериол почечного тельца.

Секрецию ренина стимулирует падениедавления в приносящих артериолахклубочка, вызванное уменьшением АД иснижением концентрации Na+.

Секрециюренина также способствует снижениеимпульсации от барорецепторов предсердийи артерий в результате уменьшения АД.Секрецию ренина ингибирует АнгиотензинII, высокое АД.

В крови ренин действует на ангиотензиноген.

Ангиотензиноген— α2-глобулин,из 400 АК. Образование ангиотензиногенапроисходит в печени и стимулируетсяглюкокортикоидами и эстрогенами. Ренингидролизует пептидную связь в молекулеангиотензиногена, отщепляя от негоN-концевой декапептид –ангиотензинI, не имеющий биологической активности.

Под действием антиотензин-превращающегофермента (АПФ) (карбоксидипептидилпептидазы)эдотелиальных клеток, лёгких и плазмыкрови, с С-конца ангиотензина I удаляются2 АК и образуется ангиотензин II(октапептид).

Ангиотензин II

Ангиотензин IIфункционируетчерез инозитолтрифосфатную системуклеток клубочковой зоны коры надпочечникови ГМК.

Ангиотензин II стимулирует синтези секрецию альдостерона клеткамиклубочковой зоны коры надпочечников.Высокие концентрации ангиотензина IIвызывают сильное сужение сосудовпериферических артерий и повышают АД.

Кроме этого, ангиотензин II стимулируетцентр жажды в гипоталамусе и ингибируетсекрецию ренина в почках.

Ангиотензин II под действием аминопептидазгидролизуется в ангиотензин III(гептапептид, с активностью ангиотензинаII, но имеющий в 4 раза более низкуюконцентрацию), который затем гидролизуетсяангиотензиназами (протеазы) до АК.

Альдостерон

Альдостерон— активныйминералокортикостероид, синтезирующийсяклетками клу-бочковой зоны корынадпочечников.

Синтез и секрецию альдостерона стимулируютангиотензин II, низкая концентрация Na+и высокаяконцентрацией К+в плазме крови,АКТГ, простагландины. Секрецию альдостеронатормозит низкая концентрация К+.

Рецепторы альдостерона локализованыкак в ядре, так и в цитозоле клетки.

Альдостерон индуцирует синтез: а)белков-транспортёров Na+,переносящих Na+ из просвета канальцав эпителиальную клетку почечногоканальца; б) Na+,К+-АТФ-азы в)белков-транспортёров К+, переносящихК+из клеток почечного канальцав первичную мочу; г) митохондриальныхферментов ЦТК, в частности цитратсинтазы,стимулирующих образование молекул АТФ,необходимых для активного транспортаионов.

В результате альдостерон стимулируетреабсорбцию Na+в почках, чтовызывает задержку NaCl в организме иповышает осмотическое давление.

Альдостерон стимулирует секрецию К+,NH4+в почках, потовых железах,слизистой оболочке кишечника и слюнныхжелезах.

3. Схема регуляции водно-солевого обмена Роль системы раас в развитии гипертонической болезни

Гиперпродукция гормонов РААС вызываетповышение объема циркулирующей жидкости,осмотического и артериального давления,и ведет к развитию гипертоническойболезни.

Повышение ренина возникает, например,при атеросклерозе почечных артерий,который возникает у пожилых.

Гиперсекреция альдостерона –гиперальдостеронизм, возникает врезультате нескольких причин.

Причиной первичного гиперальдостеронизма(синдром Конна) примерно у 80%больных является аденома надпочечников,в остальных случаях — диффузнаягипертрофия клеток клубочковой зоны,вырабатывающих альдостерон.

При первичном гиперальдостеронизмеизбыток альдостерона усиливаетреабсорбцию Na+в почечных канальцах,что служит стимулом к секреции АДГ изадержке воды почками. Кроме того,усиливается выведение ионов К+,Mg2+и Н+.

В результате развиваются: 1). гипернатриемия,вызывающая гипертонию, гиперволемию иотёки; 2). гипокалиемия, ведущая к мышечнойслабости; 3). дефицит магния и 4). лёгкийметаболический алкалоз.

Вторичный гиперальдостеронизмвстречается гораздо чаще, чем первичный.Он может быть связан с сердечнойнедостаточностью, хроническимизаболеваниями почек, а также с опухолями,секретирующие ренин. У больных наблюдаютповышенный уровень ренина, ангиотензинаII и альдостерона. Клинические симптомыменее выражены, чем при первичномальдостеронизе.

КАЛЬЦИЙ,МАГНИЙ, ФОСФОРНЫЙ ОБМЕН

Функциикальция в организме:

  1. Неорганический компонент костей и зубов (гидроксиаппатит);

  2. Внутриклеточный посредник ряда гормонов (инозитолтрифосфатная система);

  3. Участвует в генерации потенциалов действия в нервах и мышцах;

  4. Участвует в свертывании крови;

  5. Запускает мышечное сокращение, фагоцитоз, секрецию гормонов, нейромедиаторов и т.д.;

  6. Участвует в митозе, апоптозе и некробиозе;

  7. Увеличивает проницаемость мембраны клеток для ионов калия, влияет на натриевую проводимость клеток, на работу ионных насосов;

  8. Кофермент некоторых ферментов;

Функциимагния в организме:

  1. Является коферментом многих ферментов (транскетолаз (ПФШ), глюкозо-6ф дегидрогеназы, 6-фосфоглюконат дегидрогеназы, глюконолактон гидролазы, аденилатциклазы и т.д.);

  2. Неорганический компонент костей и зубов.

Функциифосфата в организме:

  1. Неорганический компонент костей и зубов (гидроксиаппатит);

  2. Входит в состав липидов (фосфолипиды, сфинголипиды);

  3. Входит в состав нуклеотидов (ДНК, РНК, АТФ, ГТФ, ФМН, НАД, НАДФ и т.д.);

  4. Обеспечивает энергетический обмен т.к. образует макроэргические связи (АТФ, креатинфосфат);

  5. Входит в состав белков (фосфопротеины);

  6. Входит в состав углеводов (глюкозо-6ф, фруктозо-6ф и т.д.);

  7. Регулирует активность ферментов (реакции фосфорилирования / дефосфорилирования ферментов, входит в состав инозитолтрифосфата – компонента инозитолтрифосфатной системы);

  8. Участвует в катаболизме веществ (реакция фосфоролиза);

  9. Регулирует КОС т.к. образует фосфатный буфер. Нейтрализует и выводит протоны с мочой.

Распределениекальция, магния и фосфатов в организме

У взрослогочеловека содержится в среднем 1000гкальция:

  1. Кости и зубы содержат 99% кальция. В костях 99% кальция находится в виде малорастворимого гидроксиапатита [Са10(РО4)6(ОН)2Н2О], а 1% – в виде растворимых фосфатов;

  2. Внеклеточная жидкость 1%. Кальций плазмы крови представлен в виде: а). свободных ионов Са2+ (около 50%); б). ионов Са2+соединённых с белками, главным образом, с альбумином (45%); в) недиссоциирующих комплексов кальция с цитратом, сульфатом, фосфатом и карбонатом (5%). В плазме крови концентрация общего кальция составляет 2, 2—2,75 ммоль/л, а ионизированного – 1,0-1,15 ммоль/л;

  3. Внутриклеточная жидкость содержит кальция в 10000-100000 раз меньше чем внеклеточной жидкости.

Во взросломорганизме содержится в около 1кг фосфора:

  1. Кости и зубы содержат 85% фосфора;

  2. Внеклеточная жидкость – 1% фосфора. В сыворотке крови концентрация неорганического фосфора – 0,81-1,55 ммоль/л, фосфора фосфолипидов 1,5-2г/л;

  3. Внутриклеточная жидкость – 14% фосфора.

Концентрациямагния в плазме крови 0,7-1,2 ммоль/л.

Обмен кальция, магния и фосфатов ворганизме

С пищей в сутки должно поступать кальция- 0,7-0,8г, магния – 0,22-0,26г, фосфора – 0,7-0,8г.Кальций всасывается плохо на 30-50%, фосфорхорошо – на 90%.

Помимо ЖКТ, кальций, магний и фосфорпоступают в плазму крови из костнойткани, в процессе ее резорбции. Обменмежду плазмой крови и костной тканью по кальцию составляет 0,25-0,5г/сут, пофосфору – 0,15-0,3г/сут.

Выводится кальций, магний и фосфор изорганизма через почки с мочой, черезЖКТ с калом и через кожу с потом.

Регуляция обмена

Основными регуляторами обмена кальция,магния и фосфора являются паратгормон,кальцитриол и кальцитонин.

Паратгормон

Паратгормон(ПТГ) — полипептид,из 84 АК (около 9,5 кД), синтезируется впаращитовидных железах.

Секрецию паратгормона стимулируетнизкая концентрация Са2+,Mg2+и высокая концентрация фосфатов,ингибирует витамин Д3.

Скорость распада гормона уменьшаетсяпри низкой концентрации Са2+ иувеличивается, если концентрация Са2+высока.

Паратгормон действует на кости ипочки.

Он стимулирует секрециюостеобластамиинсулиноподобногофактора роста 1 и цитокинов, которыеповышают метаболическую активностьостеокластов.

В остеокластахускоряется образованиещелочнойфосфатазы и коллагеназы, которыевызывают распад костного матрикса, врезультате чего происходит мобилизацияСа2+и фосфатов из кости вовнеклеточную жидкость.

В почках паратгормон стимулируетреабсорбцию Са2+,Mg2+в дистальных извитых канальцах иуменьшает реабсорбцию фосфатов.

Паратгормон индуцирует синтез кальцитриола(1,25(OH)2D3).

В результате паратгормон в плазме кровиповышает концентрацию Са2+ иMg2+,и снижает концентрацию фосфатов.

Гиперпаратиреоз

При первичном гиперпаратиреозе(1:1000) нарушается механизм подавлениясекреции паратгормона в ответ нагиперкальциемию. Причинами могут бытьопухоль (80%), диффузная гиперплазия илирак (менее 2%) паращитовидной железы.

Гиперпаратиреоз вызывает:

  1. разрушение костей, при мобилизации из них кальция и фосфатов. Увеличивается риск переломов позвоночника, бедренных костей и костей предплечья;

  2. гиперкальциемию, при усилении реабсорбции кальция в почках. Гиперкальциемия приводить к снижению нервно-мышечной возбудимости и мышечной гипотонии. У больных появляются общая и мышечная слабость, быстрая утомляемость и боли в отдельных группах мышц;

  3. образования в почках камнейпри увеличение концентрации фосфата и Са2+ в почечных канальцах;

  4. гиперфосфатурию и гипофосфатемию, при снижении реабсорбции фосфатов в почках;

Вторичный гиперпаратиреозвозникаетпри хронической почечной недостаточностии дефиците витамина D3.

При почечной недостаточности угнетаетсяобразование кальцитриола, что нарушаетвсасывание кальция в кишечнике и приводитк гипокальциемии. Гиперпаратиреозвозникает в ответ на гипокальциемию,но паратгормон не способен нормализоватьуровень кальция в плазме крови. Иногдавозникает гиперфостатемия. В следствиеповышения мобилизации кальция из костнойткани развивается остеопороз.

Гипопаратиреоз

Гипопаратиреоз обусловлен недостаточностьюпаращитовидных желёз и сопровождаетсягипокальциемией. Гипокальциемия вызываетповышение нервно-мышечной проводимости,приступы тонических судорог, судорогидыхательных мышц и диафрагмы, ларингоспазм.

Кальцитриол

Кальцитриол синтезируется из холестерола.

  1. В коже под влиянием УФ-излученияиз 7-дегидрохолестерола образуется большая часть холекальциферола (витамина Д3). Небольшое количество витамина Д3 поступает с пищей. Холекальциферол связывается со специфическим витамин Д-связывающим белком (транскальциферином), поступает в кровь и переносится в печень.

  2. В печени 25-гидроксилазагидроксилирует холекальциферол в кальцидиол (25-гидроксихолекальциферол, 25(OH)Д3). D-связывающий белок транспортирует кальцидиол в почки.

  3. В почках митохондриальная 1α-гидроксилазагидроксилирует кальцидиол в кальцитриол (1,25(OH)2Д3), активную форму витамина Д3. Индуцирует 1α-гидроксилазу паратгормон.

Синтез кальцитриола стимулируетпаратгормон, низкая концентрацияфосфатов и Са2+(через паратгормон)в крови.

Синтез кальцитриола ингибируетгиперкальциемия, она активирует24α-гидроксилазу, котораяпревращает кальцидиол в неактивныйметаболит 24,25(OH)2Д3, при этомсоответственно активный кальцитриолне образуется.

Кальцитриол воздействует на тонкийкишечник, почки и кости.

Кальцитриол:

  1. в клетках кишечника индуцирует синтез Са2+-переносящих белков, которые обеспечивают всасывание Са2+, Mg2+ и фосфатов;

  2. в дистальных канальцах почек стимулирует реабсорбцию Са2+, Mg2+ и фосфатов;

  3. при низком уровне Са2+увеличивает количество и активность остеокластов, что стимулирует остеолиз;

  4. при низком уровне паратгормона, стимулирует остеогенез.

В результате кальцитриол повышает вплазме крови концентрацию Са2+,Mg2+ и фосфатов.

При дефиците кальцитриола нарушаетсяобразование аморфного фосфата кальцияи кристаллов гидроксиапатитов в костнойткани, что приводит к развитию рахитаи остеомаляции.

Рахит— заболевание детскоговозраста, связанное недостаточнойминерализацией костной ткани.

Причины рахита: недостаток витаминаД3, кальция и фосфора в пищевомрационе, нарушение всасывания витаминаД3 в тонком кишечнике, снижениемсинтеза холекальциферола из-за дефицитасолнечного света, дефект 1а-гидроксилазы,дефект рецепторов кальцитриола вклетках-мишенях. Снижение концентрациив плазме крови Са2+ стимулируетсекрецию паратгормона, который черезостеолиз вызывает разрушение костнойткани.

При рахите поражаются кости черепа;грудная клетка вместе с грудинойвыступает вперёд; деформируются трубчатыекости и суставы рук и ног; увеличиваетсяи выпячивается живот; задерживаетсямоторное развитие. Основные способыпредупреждения рахита — правильноепитание и достаточная инсоляция.

Кальцитонин

Кальцитонин — полипептид, состоит из32 АК с одной дисульфидной связью, секретируется парафолликулярнымиК-клетками щитовидной железы илиС-клетками паращитовидных желёз.

Секрецию кальцитонина стимулируетвысокая концентрация Са2+иглюкагона, подавляет низкая концентрацияСа2+.

Кальцитонин:

  1. подавляет остеолиз (снижая активность остеокластов) и ингибирует высвобождение Са2+из кости;

  2. в канальцах почек тормозит реабсорбцию Са2+, Mg2+ и фосфатов;

  3. тормозит пищеварение в ЖКТ,

Изменения уровня кальция, магния ифосфатов при различных патологиях

Снижениеконцентрации Са2+в плазме крови наблюдается при:

  1. гипофункции паращитовидных желез;

  2. беременности;

  3. алиментарной дистрофии;

  4. рахите у детей;

  5. остром панкреатите;

  6. закупорке желчевыводящих путей, стеаторее;

  7. почечной недостаточности;

  8. вливание цитратной крови;

Повышениеконцентрации Са2+в плазме крови наблюдается при:

  1. гиперфункции паращитовидных желез;

  2. переломы костей;

  3. полиартриты;

  4. множественные миеломы;

  5. метастазы злокачественных опухолей в кости;

  6. передозировка витамина Д и Са2+;

  7. механическая желтуха;

Снижениеконцентрации фосфатов в плазме кровинаблюдается при:

  1. рахите;

  2. гиперфункции паращитовидных желез;

  3. остеомаляции;

  4. почечный ацидоз

Повышениеконцентрации фосфатов в плазме кровинаблюдается при:

  1. гипофункции паращитовидных желез;

  2. передозировка витамина Д;

  3. почечной недостаточности;

  4. диабетическом кетоацидозе;

  5. миеломной болезни;

  6. остеолизе.

Концентрация магния часто пропорциональнаконцентрации калия и зависит от общихпричин.

Повышениеконцентрации Mg2+в плазме крови наблюдается при:

  1. распаде тканей;

  2. инфекциях;

  3. уремии;

  4. диабетическом ацидозе;

  5. тиреотоксикозе;

  6. хроническом алкоголизме.

Рольмикроэлементов: Mg2+,Mn2+, Co,Cu, Fe2+,Fe3+, Ni,Mo, Se,J. Значениецерулоплазмина, болезнь Коновалова-Вильсона.

Марганец –кофактор аминоацил-тРНК синтетаз.

Биологическаяроль Na+,Cl, K+,HCO3– основных электролитов, значение врегуляции КОС. Обмен и биологическаяроль. Анионная разность и ее коррекция.

Тяжелыеметаллы (свинец, ртуть, медь, хром и др.),их токсическое действие.

Повышениесодержание хлоридов в сыворотке крови:обезвоживание, острая почечнаянедостаточность, метаболический ацидозпосле диареи и потери бикарбонатов,респираторный алкалоз, травма головы,гипофункция надпочечников, при длительномприеме кортикостероидов, тиазидныйдиуретиков, гиперальдостеронизм, болезньКушенга.

Снижениесодержания хлоридов в сыворотке крови:алкалоз гипохлоремический (после рвоты),ацидоз респираторный, избыточноепотоотделение, нефрит с потерей солей(нарушение реабсорбции), травма головы,состояние с увеличением объемавнеклеточной жибкости, калит язвенный,болезнь Аддисона (гипоальдостеронизм).

Повышенноевыделение хлоридов с мочой:гипоальдостеронизм (болезнь Аддисона),нефрит с потерей солей, повышенный приемсоли, лечение диуретиками.

Снижениевыведения хлоридов с мочой:Потеря хлоридов при рвоте, диареи,болезнь Кушинга, терминальная фазапочечной недостаточности, ретенциясоли при образовании отеков.

кальция в сыворотке крови в норме2,25-2,75 ммоль/л.

Выделениекальция с мочой в норме 2,5-7,5 ммоль/сут.

Повышениесодержание кальция в сыворотке крови:гиперпаратиреоз, метастазы опухолей вкостную ткань, миеломная болезнь,сниженное выделение кальцитонина,передозировка витамина Д, тиреотоксикоз.

Снижениесодержания кальция в сыворотке крови:гипопаратиреоз, увеличение выделениякальцитонина, гиповитаминоз Д, нарушениереабсорбции в почках, массивнаягемотрансфузия, гипоальбунемия.

Повышенноевыделение кальция с мочой:длительное воздействие солнечных лучей(гипервитаминоз Д), гиперпаратиреоз,метастазы опухолей в костную ткань,нарушение реабсорбции в почках,тиреотоксикоз, остеопороз, лечениеглюкокортикоидами.

Снижениевыведения кальция с мочой:гипопаратиреоз, рахит, острый нефрит(нарушение фильтрации в почках),гипотериоз.

железа в сыворотке крови в норме ммоль/л.

Повышениесодержание железа в сыворотке крови:апластическая и гемолитическая анемии,гемохроматоз, острый гепатит и стеатоз,цирроз печени, талассемия, повторныетрансфузии.

Снижениесодержания железа в сыворотке крови:железодефицитная анемия, острые ихронические инфекции, опухоли, заболеванияпочек, кровопотеря, беременность,нарушение всасывания железа в кишечнике.

Источник: https://studfile.net/preview/4381399/page:3/

Ренин-ангиотензин-альдостероновая система (РААС.)

Активация ренин-ангиотензин-альдостероновой системы (РААС)

В регуляции объема и давления крови участвует юкстагломерулярный аппарат (ЮГА).

Образующийся в гранулах клеток ЮГА протеолитический фермент ренинкатализирует превращение ангиотензиногена (одного из белков плазмы) в декапептид ангиотензин I, который не обладает прессорной активностью.

Под действием ангиотензин-превращающего фермента (АПФ) он расщепляется (главным образом в легких, почках, головном мозге) до октапептида ангиотензина II, который действует как мощный вазоконстриктор, а также стимулирует выработку альдостерона корой надпочечников.

Альдостерон усиливает реабсорбцию Nа+ в канальцах почек и стимулирует выработку антидиуретического гормона. В результате чего происходит задержка Nа+ и воды, что приводит к повышению АД.

Кроме того, в плазме крови имеется ангиотензин III (гептапептид, не содержащий аспарагиновой кислоты), который также активно стимулирует высвобождение альдостерона, но обладает менее выраженным прессорным действием, чем ангиотензин II. Следует отметить, что чем больше образуется ангиотензина II, тем сильнее выражена вазоконстрикция и, следовательно, тем более выражено повышение АД.

Секреция ренина регулируется следующими механизмами, не являющимися взаимоисключающими:

1) барорецепторами почечных сосудов, которые, очевидно, реагируют на изменение напряжения стенки приносящих артериол,

2) рецепторами macula densa, которые, по-видимому, чувствительны к изменению скорости поступления или концентрации NaCl в дистальных канальцах,

3) отрицательной обратной связью между концентрацией в крови ангиотензина и секрецией ренина

4) симпатической нервной системой, стимулирующей секрецию ренина в результате активации β-адренорецепторов почечного нерва.

Система поддержания гомеостаза натрия. Она включает в себя скорость клубочковой фильтрации (СКФ) и факторы натрийуреза (выведения ионов натрия с мочой). При снижении ОЦК, снижается и СКФ, что приводит, в свою очередь, к повышению реабсорбции натрия в проксмальном отделе нефрона.

К факторам натрийуреза относится группа пептидов со схожими свойствами и общим названием – натрийуретический пептид (или атриопептид), вырабатываемых миокардом предсердий в ответ на их расширение. эффект атриопептида заключается в уменьшении реабсорбции натрия в дистальных канальцах и вазодилятации.

Система почечных вазодепрессорных субстанций включает: простагландины, калликреин-кининовая система, NO, фактор активации тромбоцитов, которые своим действием уравновешивают вазопрессорный эффект ангиотензина.

Кроме того, определенную роль в манифестации АГ играют такие факторы внешней среды (рис.1 пункт 6), как гиподинамия, курение, хронические стрессы, избыточное потребление с пищей поваренной соли.

Этиология артериальной гипертензии:

Этиология первичной, или эссенциальной, гипертензии не известна. И вряд ли одна причина смогла бы объяснить такое разнообразие гемодинамических и патофизиологических расстройств, которые наблюдаются при данном заболевании.

В настоящее время многие авторы придерживаются мозаичной теорииразвития АГ, согласно которой поддержание высокого АД обусловлено участием многих факторов, даже если первоначально доминировал какой-либо один из них (например, взаимодействие симпатической нервной системы и ренин-ангиотензин-альдостероновой системы).

Не вызывает сомнения, что существует генетическая предрасположенность к гипертензии, однако точный механизм ее до сих пор не ясен. Возможно, что факторы внешней среды (такие как количество натрия в пище, характер питания и образ жизни, способствующие ожирению, хронический стресс) оказывают свое действие только на генетически предрасположенных лиц.

Основные причины развития эссенциальной гипертензии(или гипертонической болезни) на долю которой приходится 85-90% случаев всех АГ следующие:

активация ренин-ангиотензин-альдостероновойсистемы при изменениях в генах, кодирующих ангиотензиноген или другие белки РААС,

активация симпатической нервной системы, что приводит к повышению АД преимущественно путем вазоконстрикции,

нарушение транспорта Na+ через клеточные мембраны гладкомышечных клеток кровеносных сосудов (в результате торможения Na+-K+-насоса или повышения проницаемости мембран для Na+ с повышением содержания внутриклеточного Са2+),

дефицит вазодилятаторов (таких, как NO, компоненты калликреин-кининовой системы, простагландины, предсердный натрийуретический фактор и др.).

Среди основных причин симптоматических гипертензий можно выделить:

первичное двустороннее поражение почек (которое может сопровождаться АГ вследствие как повышения секреции ренина и активации РААС с задержкой натрия и жидкости, так и снижения секреции вазодилятаторов) при таких заболеваниях, как острый и хронический гломерулонефрит, хронический пиелонефрит, поликистоз почек, амилоидоз, опухоли почек, обструктивная уропатия, коллагенозы и др.

эндокринные (потенциально излечимые) заболевания, такие как первичный и вторичный гиперальдостеронизм, болезнь и синдром Иценко-Кушинга, диффузный тиреотоксический зоб (Базедова болезнь или болезнь Грейвса), феохромоцитома, ренин-продуцирующие опухоли почек.

нейрогенные заболевания, в том числе сопровождающимися повышением внутричерепного давления (травма, опухоль, абсцесс, кровоизлияния), поражением гипоталамуса и ствола мозга, связанные с психогенными факторами.

сосудистые заболевания (васкулиты, коарктация аорты и другие аномалии сосудов), полицитемия, увеличение ОЦК ятрогенного характера (при избыточном переливании препаратов крови и растворов).

Морфология артериальной гипертензии:

1. Доброкачественная форма АГ:

На ранних стадиях АГ не удается обнаружить никаких структурных изменений. В конечном же итоге развивается генерализованный артериолярный склероз. Учитывая длительное течение болезни, выделяют три стадии, имеющие определенные морфологические различия и согласующиеся со стадиями, предложенными экспертами ВОЗ (указанными в скобках):

1) доклиническая (легкое течение)

2) распространенных изменений артерий (средней тяжести)

3) изменений органов в связи изменением артерий и нарушением органного кровотока (тяжелое течение)

1. доклиническая стадия.

o Клинически проявляется транзиторной гипертензией (эпизодами повышения АД). На ранней, лабильной, стадии болезни СВ увеличен, ОПСС некоторое время остается в пределах нормы, но неадекватно для данного уровня СВ. Затем, вероятно в результате процессов ауторегуляции, ОПСС начинает увеличиваться, а СВ возвращается к нормальному уровню.

o В артериолах и мелких артериях выявляется гипертрофия мышечного слоя и эластических структур → постепенное ↑ толщины стенки сосуда с уменьшением его просвета, что клинически проявляется в ↑ ОПСС.

Спустя некоторое время на фоне катехолемии, ↑ гематокрита, гипоксии (элементов стенки артерий и артериол) повышается сосудистая проницаемость, что приводит к плазматическому пропитываниюстенки сосудов → уменьшению ее эластичности и еще большему ↑ ОПСС.

Морфологические изменения на данной стадии полностью обратимы и при своевременном начале антигипертензивной терапии возможно предотвратить развитие поражений органов-мишеней.

o В сердце, вследствие транзиторного ↑ постнагрузки, возникает умеренная компенсаторная гипертрофия левого желудочка при которой размеры сердца и толщина стенки левого желудочка ↑, а размер полости левого желудочка не изменяется либо может несколько уменьшаться – концентрическая гипертрофия(характеризует стадию компенсации сердечной деятельности)

2. Стадия распространенных изменений артерий

· Клинически проявляется стойким повышением АД

· В артериолах и мелких артериях мышечного типа выявляется распространенный гиалиноз, развившийся в исходе плазматического пропитывания (простой типсосудистого гиалина), или артериолосклероз средней оболочки и интимы артериол в ответ на выход плазмы и белков.

Артериологиалиноз отмечается в почках, головном мозге, сетчатке глаза, поджелудочной железе, кишечнике, капсуле надпочечников. Макроскопически гиалинизированные сосуды выглядят в виде стекловидных трубочек с толстыми стенками и точечным просветом, плотной консистенции.

Микроскопически в стенке артериол выявляются гомогенные эозинофильные массы, слои стенки могут быть практически не различимы.

· Вартериях эластического, мышечно-эластического и мышечного типов развиваются: – эластофиброз – гиперплазия и расщепление внутренней эластической мембраны, склероз

атеросклероз, имеющий ряд особенностей:

а) носит более распространенный характер, захватывает артерии мышечного типа,

б) фиброзные бляшки имеют циркулярный характер (а не сегментарный), что приводит к более значительному сужению просвета сосуда.

o В сердце нарастает степень гипертрофии миокарда, масса сердца может достигать 900-1000 г, а толщина стенки левого желудочка – 2-3 см (cor bovinum).

Однако, в связи с относительной недостаточностью кровоснабжения (увеличение размеров кардиомиоцитов, гиалиноз артериол и артерий) и нарастающей гипоксией развивается жировая дистрофия миокарда и миогенное расширение полостей – эксцентрическая гипертрофия миокарда, диффузный мелкоочаговый кардиосклероз, появляются признаки сердечной декомпенсации.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/5_88391_renin-angiotenzin-aldosteronovaya-sistema-raas.html

Medic-studio
Добавить комментарий