Автоматизированные системы управления войсками и оружием

Причины провала отечественного АСУВ – строения Часть I. Организация работ

Автоматизированные системы управления войсками и оружием

На протяжении 40 лет интерес к автоматизированным системам управления войсками (АСУВ) в мире и в нашей стране остается высоким. Так по некоторым оценкам, одно воинское тактическое формирование, оснащенное эффективными средствами АСУВ, равноценно трем аналогичным, не оснащенным ими.

Иными словами, одна автоматизированная бригада может успешно противостоять трем неавтоматизированным. Это достигается за счет повышения эффективности управления и информационного превосходства над противником, в том числе, благодаря созданию единого информационного пространства театра военных действий.

Поэтому интенсификационный метод повышения боеспособности российской армии может скомпенсировать ведущиеся реформы ведомства А.Э. Сердюкова, направленные на сокращение армии. Тем более, что еще четверть века назад наша страна была лидером АСУВ – строения, как, впрочем, и во многих других отраслях.

Но сегодня уже все по-другому, другая Россия – другие приоритеты.

Введение в АСУ военного назначения

Внедрение автоматизированных систем управления в войсках рассматривается как основной инструмент повышения эффективности управления силами и средствами в боевых условиях. Это обеспечивает возможность сокращения армии без снижения ее боеспособности.

Сегодня автоматизированные системы управления войсками и оружием технологически представляют собой глубокую интеграцию в единую систему различных передовых разработок военной индустрии, включая современные высокопроизводительные и отказоустойчивые вычислительные комплексы, широкополосные средства радиосвязи, разведывательные и боевые беспилотные летательные аппараты (БПЛА), средства видеонаблюдения и целеуказания, системы идентификации «свой-чужой», средства ориентирования на местности и электронную картографию, аппаратуру шифрования и идентификации пользователя, системы поддержки принятия решения и другие системы, как информационного обеспечения и реализации «цифрового поля боя», так и комплексов управления огнем.

Задачами АСУВ являются информационное взаимодействие и управление входящими в нее подсистемами, а также предоставление интерфейса для взаимодействующих систем. Насколько эффективны такие механизмы как раз и определяет качество АСУВ.

Причем важна не только массовость структурного включения систем в состав АСУВ (их номенклатура), но и уровень их интеграции в составе единого информационно-ударного комплекса.

Это определяет качественный переход «железной массы» (бронетехники, авиации) и живой силы, разбросанных по полю боя и легко уничтожаемых поодиночке, в высокоманевренный единый механизм с высокой живучестью и увеличенным боевым потенциалом за счет резкого повышения эффективности управления. Т.е. приобретение боевым механизмом новых качеств за счет синергетического эффекта (т.н. эмерджентность).

Вне зависимости, кто дает целеуказания для нанесения огневого удара: передовой авианаводчик, оператор БПЛА или комплекс «Зоопарк», вне зависимости, какие средства нанесения удара при этом будут задействованы: РСЗО или системы высокоточного оружия, в любом случае, система управления обеспечит эффективное поражение сил и средств противника, причем оптимальным образом с исключением удара по своим подразделениям. Интеллектуальная система перепроверит, проанализирует всю имеющуюся информацию иногда, на первый взгляд, напрямую не связанную с решением, но косвенно дающую дополнительные основания при оценке обстановки. Критерии эффективности включают не только вероятность поражения объектов противника, но и такие как минимизацию демаскирующих признаков средств разведки или огневого поражения. Все новейшие технологии ведения вооруженной борьбы, сетецентрические (network-centric war), войны шестого поколения, бесконтактные и прочие, используют концепцию АСУВ.

Текущее состояние автоматизации в России

Плачевное положение с АСУ войсками и оружием ни для кого давно не секрет, глава правительства признал системы управления российской армии устаревшими: «На оперативно-тактическом уровне (батальон—бригада) за последние 20 лет российская армия сильно отстала от западных стран» [1].

Неудачи как в построении различных АСУВ, например, приведенные в [2], [3], а также их отдельных элементов, что беспилотных летательных аппаратов [4], что радиосредств и другой начинки, рассматриваются как в общих, так и военных каналах СМИ и очевидны специалистам.

Отдельные, как правило, шапкозакидательские заявления о достижениях в разработке АСУВ или прорыве в какой-либо ее составляющей не изменят общей картины удручающего состояния российских АСУВ, находящихся фактически на нулевой отметке.

Это приходится констатировать несмотря на очевидные преимущества, обеспечиваемые автоматизированными системами управления, в оперативности управления силами и средствами и эффективности применения средств огневого поражения, что позволяет увеличить боеспособность формирований в несколько раз. Это не смотря, на то, что 25 лет назад, отставая в компьютерных технологиях, мы имели самую передовую полевую АСУВ «Маневр». Возможно, и ранее ее ценность была не столь в ее боеспособности (ввиду технологического несовершенства), сколько в концептуальной проработке как оперативно-тактических применений, так и схемотехнических решений, не потерявших актуальность и сегодня. Это не смотря, на то, что на протяжении всего постсоветского периода у нас ведутся разработки АСУВ и тратятся на них колоссальные бюджетные средства.

Важно подчеркнуть, что в отличие от других средств, например, стратегических наступательных вооружений или ПРО, на АСУВ пока не распространяются никакие международные ограничения и санкции.

То есть методом интенсификации можно в рамках международных соглашений (ограничений) теоретически до бесконечности расширять функциональность АСУВ и наращивать охват ими войск, тем самым, обеспечивая меньшей численностью превосходство над противником.

В чем же проблема неудач в столь перспективном направлении и актуальном сегодня в условиях сокращения армии? Почему наши «Кушетки» и «Бармицы» уступают западным аналогам, а «Созвездия» и «Акации» далеки от американской CB2 (Force XXI Battle Command Brigade or Below), и есть ли вообще отечественные концепции, аналогичные С3C4I FTW (Command, Control, Communications, Computers and Intelligence for the Warrior)?

Кто у руля?

Уже 10 лет ведется разработка Единой системы управления тактического звена (ЕСУ ТЗ), начатая по распоряжению В.В. Путина в 2000 году. Известна разработка АСУ воздушно-десантной дивизии (ОКР «Полет-К»), начатая еще в начале 90-х. Прошло 20 лет, а спросить не с кого.

Ни в чеченских компаниях, ни в грузино-российском конфликте АСУВ даже не пахло, и на учениях 2009 года с их применением («Осень-2009», «Запад-2009» и другие) они не получили удовлетворительной оценки. Это результат десятилетних ОКР с постоянным ростом объемов финансирования и продлением сроков.

Кроме ЕСУ ТЗ работы по АСУВ велись в интересах других видов и родов войск в рамках отдельного финансирования.

С какой помпезностью в начале двухтысячных развернуло деятельность, в том числе, и по АСУВ, Российское агентство по системам управления (РАСУ).

Казалось вот она системообразующая организация, обеспечивающая консолидацию отечественных систем управления. Но реформаторская волна по реструктуризации агентств и министерств, похоже, «выплеснула и ребенка».

Во всяком случае, последние 20 лет эти и другие АСУВ жили «своей жизнью», и то, что сегодня что-то изменилось, скорее всего, иллюзия.

Читая западных классиков сетевых технологий буквально видишь отражение их проблем в зеркале российской действительности, но с запозданием в полвека. Ниже приводится фрагмент из книги «Компьютерные сети» авторитетного ученого Э. Таненбаума, один в один повторяющий российскую действительность:

  • «Чтобы понять, как развивались события дальше, мы вспомним октябрь 1957 года, когда в СССР был запущен первый в мире искусственный спутник Земли и тем самым основной соперник США получил преимущество в космосе. Тогда президент Эйзенхауэр задумался о том, кто же допустил такой прокол. И выяснилось, что армия, флот и ВВС США только зря проедают деньги, отпущенные Пентагоном на научные исследования (здесь и далее курсив автора). Было немедленно решено создать единую научную организацию под покровительством Министерства обороны, ARPA (Advanced Research Projects Agency, Управление перспективного планирования научно-исследовательских работ). У ARPA не было ни ученых, ни лабораторий. У нее вообще практически ничего не было, за исключением небольшого офиса и скромного (по меркам Пентагона) бюджета. ARPA занималось тем, что выбирало из множества предлагаемых университетами и компаниями проектов наиболее перспективные и организовывало выделение грантов под эти проекты и заключение контрактов с этими организациями». Напомним также и о том, что благодаря ARPA мир обязан Министерству обороны (МО) США сетью Интернет.
  • Нет в России подобной организации и на протяжении постсоветских лет точно также наши «армия, флот и ВВС только зря проедают деньги, отпущенные на научные исследования». Это можно доказать проведя аудит разработок в рассматриваемой сфере и их выходной фактически нулевой практический результат. Контролем расходов средств и координацией разработчиков АСУВ (ЕСУ ТЗ, АСУ более высоких звеньев управления) должна заниматься компетентная организация, независимая от главных конструкторов и их кремлевских протеже.

Таким образом, очевидна необходимость в «Рус – ARPA», пресекающая бесконтрольность ведения работ, в том числе, по АСУВ.

Однако принятые организационные подходы к образованию новых госструктур вызывают опасения: «питерские» в совокупности с «национальными особенностями», включая высокую коррумпированность (особенно силовых ведомств) и «откатинг», обрекут рациональное зерно на гибель. Пока в новейшей истории России еще не было положительных примеров создания отечественных «RAND Corporation».

Много позитивного дало стране и оборонке «Чубайс Corporation»? («Роснано») или подобные структуры?, сколько вложено в них средств? Однако все можно списывать на «систему», а виновников и расхитителей – носителей конкретных фамилий и имен, попросту оставить в тени.

Персональная ответственность

Первый вопрос, который обычно задается при разборе неудач: «кто виноват»? C кого сегодня можно спросить за провалы ВПК в секторе систем управления войсками и оружием? Кто ответит за колоссальные народные средства, «зарытые в землю», бездарно потраченные или банально расхищенные? Российские президенты? “Гайдары», «Черномырдины», министры обороны? Или может главные конструктора ЕСУ ТЗ, начиная с А.П. Царева, или генеральные директора ВНИИС ОАО «Концерна «Созвездие», начиная с В.И. Борисова? На сайте ОАО “Концерн “Созвездие” найдете только хвалебные дифирамбы о великих достижениях в этом направлении. Сколько идеологов и вождей сменилось при очередном start up по данной тематике в начале 90-х, например, ОКР «Полет-К» – прародителя ЕСУ ТЗ?

Удивительно, но как обычно, виновных нет. И как ни странно, ни со стороны правительственных кураторов, ни со стороны МО, ни промышленности нет взаимных претензий. Более того, «заслуженные деятели» заслуженно получили правительственные награды и или внеочередные «звездочки».

Даже если их систему преследуют неудачи и на испытаниях одни отказы, то по традиции – никого не накажут, а дадут еще денег на доработку. Когда-то все было списано на недофинансирование и дефолт в России, сейчас – на мировой кризис 2008, потом на дефолт в США. Персональная ответственность – залог успеха любого проекта, сегодня фактически забыта.

Не будем вспоминать расстрелы и ссылки, отметим только, что за ошибочные решения или провал целого направления сегодня не практикуются ни срок, ни штраф, ни конфискация имущества, ни просто публичное порицание.

Ну, были, конечно, отдельные товарищи, которые завалили всю отрасль, но с этими «вредителями» отечественного АСУВ-строения система беспощадно и показательно расправилась, включая все вышеперечисленные меры, например, с главным конструктором ОКР «Полет-К» Р.П. Николаевым [5]. И это не единственная жертва военно-политической конъектуры.

Производители АСУВ

Кто осваивает оборонный бюджет и кому и для чего сегодня нужны заказы?

Уже давно основными производителями АСУВ и их составных частей являются, как и положено при развитом капитализме – российские частные компании: ООО, ОАО и ЗАО.

И конечно, их хозяева ставят интересы своей компании на второе место, главное для них – обороноспособность страны, а ремонт их особняка на рублевке – так это вообще десятое дело.

Постоянно преобразовываются или создаются все новые ОАО и ЗАО, осваивая львиную долю бюджетных средств на оборонные нужды страны.

Правительство сделало ставку на коммерческую разработку средств АСУВ: “Унитарные предприятия в основной своей массе должны быть либо акционированы, либо проданы на аукционе, либо ликвидированы, – считает Г.Греф. ..

целью приватизации является повышение конкурентоспособности приватизированных предприятий путем привлечения частных инвестиций в капиталы предприятий и, как следствие, модернизация основных фондов предприятий» [6]. Кроме того, среди владельцев «оборонных» ОАО и ЗАО встречаются лица либо вообще без формы допуска, либо только с третьей, а также лица с двойным гражданством.

Интересно, какие при этом возникают угрозы национальной безопасности при руководстве такими гражданами стратегическими разработками, например, «ядерным чемоданом» [7]?

Часто используется «модель Лужкова», когда с руководителем госпредприятия, например, ФГУП, или значимым чиновником госучреждения аффинированы коммерческие компании, участвующие в разработке продукции или поставке комплектующих.

Не является секретом, что новые разработки средств вооружения сегодня рассматриваются как эффективный способ «освоения» государственного бюджета. Ниже приводится несколько примеров, как разработку АСУВ и другой оборонной продукции превратили в доходный бизнес по опустошению бюджета страны.

Конкурсная основа

Суровые законы рыночной экономики России свидетельствуют, что каким бы выдающимся ученым и патриотом не был бы хозяин частной «оборонной» компании, в нем уживаются минимум две сущности: бизнесмена и ученого, т.к. без первой – его бизнесу наступил бы крах.

Не будем питать иллюзий: редкие частники «оборонки» заинтересованы в получении значимого для отрасли результата, как правило, требующего серьезных научно-технических проработок и определенных рисков. ОАО и ЗАО не благотворительные организации, все банально просто: победа в конкурсе любой ценой, перепродажа с максимальной наценкой, монтаж и подсчет маржи.

Перепродажа (поставка) подразумевает получение у вендора скидки от GPL (Global Price List) от 30% до 80% и дополнительную наценку для Заказчика за поставку. Если Заказчик об этом не знает – тогда, он не соответствует занимаемой должности, иначе закрывает глаза.

Посчитайте сколько государство переплатило на каждом поставочном контракте только с разницы GPL, потом добавьте сумму откатинга и т.д. Рискованно вкладываться в наукоемкие проекты, сегодня в моде краткосрочные вложения и быстрая окупаемость.

Конкурсы, аукционы? Как правило, в этих «шоу» выигрывает тот, «кто должен» (принуждение к победе). Приведем некоторые известные сценарии. Можно заявить на конкурс такие условия, которые другие выполнить не могут.

Например, указать в спецификации поставки хотя бы несколько эксклюзивных позиций, которые присутствуют только у нужного поставщика или производителя этого изделия. Можно задать либо нереальные сроки подготовки самих предложений, требующих серьезный анализ, либо сроки разработки изделия или поставки импортного оборудования.

При этом нужный контрагент до конкурса подготовит нужные материалы, документацию и заранее закупит необходимое оборудование.

Эти проблемы постоянно обсуждается в печати, например, в [8] с подзаголовком “Откаты” и иные коррупционные схемы тормозят перевооружение армии»: «Нормы Закона «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» прописаны таким образом, что, по сути, проведение конкурсов на выполнение работ с условиями, которым удовлетворяет лишь один производитель, превращается в профанацию. В этих случаях производитель фактически является исключительным поставщиком и, как следствие, получает право на госконтракт, заключая его по первоначально установленной заказчиком максимальной цене».

Иногда делается сговор двух и более участников, которые подыгрывая друг другу, удерживают начальную цену.

Известны махинации с тиражами газет, содержащими публикацию конкурсной информации и другие схемы проведения «правильных» конкурсов и аукционов, запросов котировок и конъектурного анализа.

Да и у Заказчика иногда «рыльце в конкурсном пушку» и «бабки попилены» еще до объявления конкурса. Таким образом, время стахановцев сменилось временем «эффективных» менеджеров.

Продолжение следует:

P.S. Первые три части «Причины провала отечественного АСУВ – строения» были подготовлены в 2009, небольшие «рихтовки» в 2011

Ссылки на источники к Части I:

Источник: https://vpk.name/news/79270_prichiny_provala_otechestvennogo_asuv_stroeniya_chast_i_organizaciya_rabot.html

Технические аспекты управления войсками России и США

Автоматизированные системы управления войсками и оружием

Материал опубликован в журнале «Арсенал Отечества» № 1(21) за 2016 г.

В военной истории Великобритании слово «Балаклава» прочно ассоциируется с конной атакой британской Легкой бригады под командованием лорда Кардигана на позиции Русской армии во время Балаклавского сражения 25 октября 1854 года в ходе Крымской войны. Эта атака стала примером напрасной жертвы, она была заведомо обречена на неудачу. Историки спорят до сих пор, исследуя причины этой безумной отваги британской кавалерии.

Любой военный эксперт, изучив исторические документы, скажет вам, что основная причина была в нечётком управлении войсками и в неправильной оценке боевой обстановки.

Лорд Кардиган не стал утруждать себя доведением информации до подчинённых, постановкой конкретных задач, он просто скомандовал: «В атаку!». Нападение было внезапным для русской армии, но она достойно встретила противника.

Легкая бригада, получив отпор и отступая под перекрёстным огнём русской артиллерии, была полностью уничтожена.

После Крымской войны, мировая военная наука не раз пересматривала систему управления войсками, чтобы свести к минимуму подобные ошибки и обеспечить максимальную эффективность боевого применения войск. Эффективность любой системы управления определяются достигнутым результатом, а также какой ценой он был получен.

Современное высокотехнологичное вооружение, подготовка к его применению офицеров и солдат стали намного дороже за последние сто лет.

Не всегда стоящая на вооружении дорогостоящая техника гарантирует победу.

Это хорошо продемонстрировала война во Вьетнаме, где обладавшая современным оружием армия США не смогла одолеть уступающую ей в вооружении армию Вьетнама и была вынуждена эвакуироваться из Индокитая.

Фраза «Победителей не судят» давно перестала быть оправдательным критерием для оценки результатов военных действий, так как боевое применение современных вооруженных сил требуют больших затрат из государственного бюджета, зачастую несоразмерных полученным результатам.

История показала, что государства, развязывающие войну и страны ведущие защиту своего суверенитета, сталкиваются с одинаковыми проблемами, вызванные ресурсным голодом: в финансовых средствах, материалах для производства вооружения, мобилизационном потенциале.

В связи с этим к подготовке и оснащению вооруженных сил со стороны любого государства предъявляются все более высокие требования, которые ужесточаются с каждым годом.

«Задача предстоящего десятилетия (для Вооруженных сил России), — говорил Президент России Владимир Путин, — заключается в том, чтобы новая структура Вооруженных Сил смогла опереться на принципиально новую технику.

На технику, которая „видит“ дальше, стреляет точнее, реагирует быстрее — чем аналогичные системы любого потенциального противника. Наша цель — построение полностью профессиональной армии».

Построение профессиональной армии и создание эффективной системы управления войсками – это две взаимосвязанные задачи, которые должны базироваться на общих принципах, обеспечивающих достижения поставленных целей при наименьших затратах, в том числе и в ходе реальных боевых действий.

Основные принципы управления войсками определяются Министерством обороны РФ в следующем виде:

  1. Единоначалие;
  2. Централизация управления во всех звеньях с предоставлением подчинённым возможности проявлять инициативу в определении способов выполнения поставленных им задач;
  3. Твёрдость и настойчивость в реализации принятых решений; оперативность и гибкость при реагировании на изменения обстановки;
  4. Личная ответственность командующих (командиров) за принимаемые решения, применение подчинённых войск и результаты выполнения ими поставленных задач;
  5. Высокая организованность и творчество в работе командующих (командиров), штабов и др. органов военного управления.

Обращу ваше внимание на пункты 2, 3 и 5, которые, по моему мнению, являются одними из ключевых показателей в искусстве управления войсками.

В современной российской армии они стали воплощаться в полной мере начиная с 1 декабря 2014 года, когда Национальный центр управления обороной Российской Федерации (НЦУО РФ) заступил на круглосуточное боевое дежурство. Первое «боевое крещение» НЦУО РФ получил во время операции российских ВКС в Сирии.

Именно участие российских ВКС в уничтожении группировок ИГИЛ и «Джебхат-ан-Нусра» (обе запрещены в Российской Федерации) показали правильность принятого 8 мая 2013 года Президентом России решения.

«Решение о создании НЦУО было принято Президентом России в целях совершенствования системы централизованного управления военной организацией государства и экономикой страны при решении вопросов подготовки к вооружённой защите страны. Национальный центр – это, по сути, действующий в круглосуточном режиме механизм управления всеми сферами деятельности Вооружённых Сил.

Он должен обеспечить способность и готовность войск к решению поставленных задач, выполнение гособоронзаказа, финансовые и материально-технические ресурсы, комплектование войск и подготовку кадров, решение медицинских и жилищных вопросов, нашу международную деятельность» – эти слова Министра обороны Сергея Шойгу показывают, как на практике было достигнута реализация пункта 2 принципов управления войсками.

В предшествующие 50 лет обеспечение управления Вооруженными Силами (ЦКП ВС РФ) осуществлялось Центральным командным пунктом Генштаба. В современных условиях объемы информации многократно увеличились, цикл изменения актуальности сократился с недель и суток до часов и минут.

Информационный обмен ЦКП ВС РФ, базировавшийся на табеле срочных донесений с низкой периодичностью предоставления информации в письменных документах (телеграммах, донесениях, сводках и других), перестал удовлетворять предъявляемым требованиям по информационному обеспечению руководства Министерства обороны.

После заступления на боевое дежурство НЦУО РФ фактически свёл к минимуму время принятия решений для быстрого реагирования на любую ситуацию. Именно это и обеспечило успех российских ВКС в Сирии.

Поясню. Четыре года правительство Сирийской арабской республики, возглавляемое Башаром аль-Асадом, и её армия проигрывали пядь за пядью территорию своей страны подготовленным инструкторами ЧВК (США, Турции и некоторых арабских стран) и оснащенным современным оружием, средствами связи и разведки группировкам боевиков, включая ИГИЛ.

Боевики успевали везде – они наносили эффективные удары по воинским частям, по позициям обороны, по военным конвоям и городам Сирии. Тактика группировок была не предсказуема, захваченные населённые пункт тут же превращались в крепости с развитой инфраструктурой снабжения и фортификаций.

Где произойдёт очередной прорыв, никто в командовании армии САР не мог сказать со 100% уверенностью.

Дело в том, что в действиях группировок ИГИЛ прослеживалась отработка доктрины «сетецентрических войны» (англ. Network-centric warfare) армии США, которую они начали разрабатывать в 1998 году.

Главный принцип ведения боевых действий в условиях «сетецентрической войны» – это создание так называемых «стай» (вооруженных группировок), с последующими атаками противника на всех направлениях при помощи небольших по численности подразделений. 

Это концепция ведения боевых действий, предусматривающая увеличение боевой мощи группировки объединённых сил за счет образования информационно-коммутационной сети, объединяющей источники информации (разведки), органы управления и средства поражения (подавления), обеспечивающая доведение до участников операций достоверной и полной информации об обстановке в реальном времени.

Сетецентрическую войну (СЦВ), по замыслу авторов, способны вести только высокоинтеллектуальные силы. Такие силы, пользуясь знаниями, полученными от всеохватывающего наблюдения за боевым пространством и расширенного понимания намерений командования, способны к большей эффективности, чем при ведении автономных, сравнительно разрозненных действий.

Группировки ИГИЛ были лишь инструментом в войне против правительства Башара Асада, управление через АСУВ и координацию боевых действий этих группировок вероятнее всего обеспечивали подрядчики ЧВК и сотни военных инструкторов, расквартированных в Турции, Кувейте и Ираке.

Доктрина СЦВ предусматривает четыре основные фазы ведения боевых действий.

  1. Достижения информационного превосходства посредством опережающего уничтожения (вывода из строя, подавления) системы разведывательно-информационного обеспечения противника (средств и систем разведки, сетеобразующих узлов, центров обработки информации и управления)
  2. Завоевания превосходства (господства) в воздухе путем подавления (уничтожения) системы ПВО противника.
  3. Постепенное уничтожение оставленных без управления и информации средств поражения противника, в первую очередь ракетных комплексов, авиации, артиллерии, бронетехники.
  4. Окончательное подавление или уничтожение очагов сопротивления противника.

Была ли возможность у армии САР противостоять боевым действиям на основе доктрины СЦВ, ответ очевиден. Поэтому российские ВКС действительно переломили эту «безысходную» ситуацию, так как свои боевые действия они координировали и управляли ими из единого центра АСУВ ВС РФ, в который собиралась вся информация по ТВД в Сирии.

Помимо боевых задач НЦУО РФ централизованно и параллельно решал все вопросы по снабжению  и размещению на базах Хмеймим и Тартус нашей группировки вооруженных сил, сведя логистические операции к минимальным затратам.

Не стоит забывать и об информировании мировых СМИ о ходе боевых действий с предоставлением эксклюзивных кадров со средств воздушной и космической разведки.

Можно ли назвать российскую АСУВ ВС РФ и несущий боевое дежурство НЦУО РФ ответом доктрине СЦВ? И да, и нет.

Проще рассмотреть это сравнение по критерию «как есть».

АСУВ АРМИИ США.

Доктрина СЦВ, стартовавшая в 1998 году,  впервые на практике была применена в войне с Ираком в 2003 году.

Технической основой этой доктрины стали две АСУВ армии США – система боевого планирования и управления авиацией на ТВД – ТВМСS (Theater Battle Management Core Systems) и информационная система боевого управления CB2 (Force XXΙ Battle Command Brigade or Below), охватывающая тактическое управление по иерархии «бригада-батальон-рота».

Терминалы CB2 размещались на борту танков, БМП, БТР, САУ, ракетных пусковых установок и многоцелевых автомобилей повышенной проходимости линейных подразделений Армии и Корпуса морской пехоты США.

Они были подключены к двухуровневой сети радиосвязи, включающей воздушно-наземный сегмент EPLRS/SINCGARS и космический сегмент INMARSAT.

Обмен данными осуществлялся в рамках виртуальной сети тактического Интернета.

Таким образом, командирам передовых подразделений американских дивизий на поле боя были предоставлены возможности напрямую взаимодействовать с артиллерийскими подразделениями и тактической, а в отдельных случаях и стратегической авиацией.

Действия иракской армии были практически парализованы ситуационной информированностью американских войск на ранней стадии о переброске и накапливании сил обороняющихся. Характерным примером служит операции по захвату большого моста на юго-востоке Багдада.

В отчётах предоставленных командованию армии США эта операция характеризуется как «отражение попытки ночной контратаки двух бригад Республиканской гвардии при поддержке 70 танков на предмостный плацдарм одного батальона 3-й механизированной дивизии, усиленный 10 танками Abrams и 4 БМП Bradley, в городской застройке Багдада. Наткнувшись на бомбовой удар и артиллерийский огонь еще до начала перехода в контратаку и потеряв в плотных предбоевых порядках половину состава убитыми и ранеными, иракцы вынуждены были отступить».

На самом деле АСУВ дала сбой, так как не смогла обнаружить выдвигающиеся  иракские бригады своевременно.

Перед началом операции разведка внимательно изучила фотографии, полученные со спутников, сообщила, что мост не охраняется и никаких войск противника в окрестностях не наблюдается.

Поэтому появление иракских подразделений для американского батальона стало полной неожиданностью, задержав выполнение боевой задачи почти на сутки. Лишь абсолютное господство в воздухе и превосходство в огневой мощи спасли американцев от поражения.

В целом во время компании в Ираке объединённая АСУВ оказалась малоэффективной по причине низкой пропускной способностью информационных каналов, поэтому подразделения армии США и Корпуса морской пехоты часто переходили на традиционные средства связи. По результатам войны в Ираке АСУВ была отправлена на доработку, а до тех пор рекомендована к использованию против иррегулярных войск противника..

После войны в Ираке перспективная АСУВ прошла комплексную доработку в соответствии с программой Joint Battle Command Platform.

Она включает в себя информационная стыковку систем АСУВ сухопутных войск, ПВО, авиации и военно-морского флота с помощью программного интерфейса DIB (DCGS Integrated Backbone) и оснащение их терминалами CB2.

В космическом и воздушном сегменте завершается переход на широкополосную связь. Операции в Ливии и война в Сирии показывают направление дальнейшего совершенствования этой АСУВ на практике

В настоящее время эта система действует параллельно с мультиспектральной разведывательной сетью HART (Heterogeneous Airborne Reconnaissance Team), которая имеет летный парк БПЛА в количестве 7400 единиц.

Отдельно от АСУВ работает Кибернетическое командование США (United States Cyber Command, USCYBERCOM), которое планирует, координирует, объединяет, синхронизирует и проводит мероприятия по руководству операциями и защите компьютерных сетей министерства обороны США. Также особняком стоит Стратегическое командование Вооружённых сил США (United States Strategic Command, USSTRATCOM), которое объединяет управление стратегическими ядерными силами, ПРО и военными космические силами.

Таким образом, говорить о действующей единой автоматизированной системе управления войсками в армии США не приходится.

Единственным преимуществом в управлении войсками Армии США являются спутниковые группировки глобальной космической связи INMARSAT (11 геостационарных спутников) и IRIDIUM (66 спутников, обращающихся вокруг Земли по 11 орбитам на высоте примерно 780 км), которые позволяют осуществлять оперативное стратегическое управление войсками США на большом расстоянии, минимизируя задержки прохождения информации.

АСУВ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ РОССИИ

Это первая в мире единая система управления всеми воинскими подразделениями входящими в структуру Вооруженных сил России, в том числе и ядерной триадой, реализованная в действующем Национальном центре управления обороной Российской Федерации и соответствующих центрах подчинённых органов управления: военный округ (оперативно-стратегическое командование) – армия – дивизия (бригада).

Техническую основу АСУ ВС РФ составляет автоматизированная система управления войсками (АСУВ) отечественного производства «Акация-М», которая имеет в войсках мобильный аналог (МЧ АСУ Р «Акация-М»), поставляемый на вооружении военных округов России с 2005 года.

АСУВ «Акация-М» позволяет военнослужащим находиться в одном и том же информационном пространстве, как в местах постоянной дислокации (НЦУО и Центры управления войскам округов), так и при выходе в поле или в ходе боевых действий. По сути «Акация-М» – это военный аналог интернета.

Программное обеспечение, на котором работает АСУВ разработано под типовые силы и средства управления, а также типовые боевые расчеты.

АСУВ «Акация-М» в сочетании с развернутыми своими мобильными вариантами обеспечивают оперативно-стратегическое и оперативное управление Вооруженными силами России.

Оперативно-тактическое и тактическое управление войсками осуществляют комплексы Единой системы управления тактического звена (ЕСУ ТЗ) «Созвездие-М2» и ЕСУ ОТЗ «Андромеда-Д».

ЕСУ ТЗ «Созвездие-М2» проходит обкатку и дальнейшее совершенствование в Сухопутных войсках, а ЕСУ ОТЗ «Андромеда-Д» в войсках ВДВ. Обкатка этих комплексов проходила во время многочисленных общевойсковых учений и внезапных проверок, которые Вооруженные силы России провели в 2015 году, а также в реальных боевых условиях во время операции российских ВКС в Сирии.

Все информационные потоки от АСУВ концентрируются в «Ставке Верховного Главнокомандования» – НЦУО РФ.

В ПАК НЦУО действует информационная система на базе ОС Astra Linux производства компании «РусБИТех», а обеспечение геопространственной информацией строится на концепции территориально распределенного сбора, хранения и доставки геопространтсвенных данных (полное наименование – ЕАСО ВС РФ ГПИ) разработки Группы «Кронштадт».

Основу Национального центра составляют три центра управления:

  • Центр управления стратегическими ядерными силами (СЯС) предназначен для управления применением ядерного оружия по решению высшего военно-политического руководства страны;
  • Центр боевого управления осуществляет мониторинг военно-политической обстановки в мире, анализ и прогноз развития угроз для Российской Федерации или ее союзников. Он же обеспечивает управление применением Вооруженных Сил, а также войск и воинских формирований, не входящих в структуру Минобороны России;
  • Центр управления повседневной деятельностью, ведущий мониторинг всех направлений деятельности военной организации государства, касающихся всестороннего обеспечения Вооруженных Сил. Он же координирует деятельность федеральных органов власти по удовлетворению потребностей не входящих в состав Минобороны других войск, воинских формирований, органов и специальных формирований.

 Следующим этапом работы предполагается масштабирование данных информационных технологий вниз по структуре вооруженных сил до штабов соединений и тактических единиц, с сохранением базовых принципов архитектуры системы и апробированных в НЦУО конкретных программно-аппаратных решений мониторинга обстановки, поддержки принятия решений и других элементов управления войсками и силами.

В ходе «полевых испытаний» во время учений и боевого применения в Сирии АСУВ ВС РФ показала следующие результаты:

  1. Была достигнута высокая оперативность информационного обмена, (сбора, обработки и отображения информации о тактической обстановке), повышающая скорости выполнения основных задач управления в 5-6 раз, по сравнению с неавтоматизированными системами управления.
  2. За счет постоянного сбора данных обстановки в режиме круглосуточного мониторинга, была обеспечена непрерывность работы всей АСУВ ВС РФ от оперативно-стратегического уровня (НЦУО) до уровня тактического звена (ЕСУ ТЗ) .
  3. В результате использования единых аппаратно-программных комплексов (АПК), единого программного обеспечения (в том числе для графического отображения данных обстановки) для всех уровней управления от солдата до командующего Вооруженными силами, была достигнута высокая степень унификации элементов системы управления.
  4. Была проверена живучесть АСУВ на случай выхода из строя группы АПК (штабов с АПК), которая благодаря способности АСУВ быстро восстанавливать свою работоспособность, в том числе и в распределенном режиме, показала высокую степень надежности применяемых средств и элементов комплексов.

Российская космическая группировка военных спутников связи и разведки на данный момент уступает американским группировкам INMARSAT, IRIDIUM и разведывательным спутникам Национального управления военно-космической разведки США (National Reconnaissance Office, NRO).

С введением в эксплуатацию космических аппаратов Единой космической системы и других образцов космических аппаратов военного и двойного назначения, ВС РФ и в этом сегменте выйдут на передовой мировой уровень.

Алексей Леонков

Военный эксперт журнала «Арсенал Отечества»

Источник: http://arsenal-otechestva.ru/article/753-tekhnicheskie-aspekty-upravleniya-vojskami-r

Концепция автоматизированной системы управления боевыми действиями Сухопутных войск АСУВ 2.0

Автоматизированные системы управления войсками и оружием

Исторический обзор

В течение последних 30 лет в СССР, США и России были созданы несколько автоматизированные системы управления боевыми действиями Сухопутных войск (АСУВ) — «Маневр», AGCCS, ATCCS, CB2, «Акация-М», ЕСУ ТЗ и «Андромеда-Д». Они имели различный объем реализации функций управления войсками, но совпадали между собой в общем подходе к автоматизации.

Иллюстрация АСУВ

Указанные системы создавались по образу и подобию иерархической организационно-управленческой структуры Сухопутных войск. Будучи с технической точки зрения программно-аппаратными комплексами, автоматизированные системы умножали недостатки этой структуры:— уязвимость всей системы при выходе из строя верхнего уровня;— отсутствие горизонтальных связей между различными родами войск;

— пониженная скорость прохождения информации между подразделениями одного уровня, вынужденными общаться между собой через верхний уровень.

Разработка систем также велась в иерархической последовательности – сначала реализовывался функциональный состав верхнего уровня, затем среднего и только потом нижнего, причем приоритет полноты реализации функций определялся в той же последовательности. В результате АСУВ строились на основе однотипной централизованной архитектуры:

— центр автоматизированного управления верхнего уровня;— центры автоматизированного управления среднего уровня;

— центры автоматизированного управления нижнего уровня.

Из этой схемы видно, что в состав АСУВ не включались системы управления огнем (СУО) танков, боевых машин пехоты, самоходных артиллерийских и ракетных установок, комплексов ПВО/ПРО, а также информационно-управляющие системы (ИУС) технических средств разведки.

Разработка АСУВ велась при отставании  в развитии основы  управления войсками – связи.

Создание множества разноуровневых центров автоматизированного управления имело следствием интенсивный информационный обмен между ними, что существенно увеличило потребность в пропускной способности каналов связи.

Ситуация усугублялась мобильным характером центров нижнего уровня, требующим принципиально нового решения в области радиосвязи.

Изначально было понятно, что информационный обмен будет состоять не только и не столько из ой связи, но будет включать передачу данных, графических изображений и потокового видео.

Форматы цифровой, текстовой, графической и видео информации должны быть совместимы с бортовыми системами управления многочисленных типов вооружений и средств инструментальной разведки. При этом способ информационного обмена в боевой обстановке должен выдерживать выход из строя части ретрансляционных узлов и каналов связи.

Эти обстоятельства накладывали жесткие требования к унификации правил информационного обмена, которые не были до конца реализованы ни в одной из АСУВ.

Это было обусловлено ограничением целеполагания на стадии разработки концепций, постановки задач и определения приоритетов создания систем.

 Поскольку центры автоматизированного управления должны были располагаться на уровне штабов воинских соединений, частей и подразделений, возможности АСУВ были ограничены информационными функциями:— ситуационная осведомленность об оперативно-тактической обстановке;

— планирование боевых действий.

В отличии от боевых информационно-управляющих систем комплексов ПВО/ПРО, кораблей Военно-морского флота и систем управления оружием боевых машин в АСУВ отсутствовала функция управления огнем подразделений, частей и соединений непосредственно на поле боя.

Реализация функциональности АСУВ в рамках центров автоматизированного управления делало систему чрезвычайно уязвимой при выходе из строя любого из них.

  Даже без учета этого риска ускорение процесса принятия решений на штабном уровне оказывало слишком малое влияние на непосредственное управление боевыми действиями в виде уменьшения времени реакции на изменяющуюся оперативно-тактическую обстановку воинского соединения, части или подразделения.

Выбор цели АСУВ 2.0

Целью создания автоматизированной системы должно стать уменьшение периода времени между моментом обнаружения противника и моментом его поражения.

Взаимодействие  непосредственных участников боевых действий должно проходить на двухсторонней основе «передовое подразделение – подразделение огневой поддержки» в режиме реального времени.

Основным видом взаимодействия служит передача по каналу связи координат и типа цели и ответное огневое воздействие по цели.

АСУВ 2.0 строится на основе распределенной сервис-ориентированной архитектуры без формирования центров автоматизированного управления. Все участники боевых действий оснащаются носимыми коммуникаторами с встроенными приемопередатчиками. Коммуникаторы содержат полнофункциональное программное обеспечение и цифровые карты местности.

Бортовые СУО боевых машин, летательных аппаратов и артиллерийских, ракетных и противовоздушных комплексов (именуемые далее СУО боевых машин) и ИУС технических средств разведки, также оборудованные приемопередатчиками,  содержат специализированное программное обеспечение и цифровые карты местности.

Аппаратно-программные комплексы (АПК) штабов оснащены приемопередатчиками и содержат специализированное программное обеспечение с ограниченной функциональностью.

Коммуникаторы, СУО, ИУС и АПК подключаются к единой сети связи в качестве абонентских терминалов. Информационное взаимодействие между ними производится в форме обмена тактическими данными.

Полнофункциональное автоматизированное управление на уровне роты и ниже обеспечивается с помощью коммуникаторов, на уровне батальона и выше — с помощью коммуникаторов и удаленного доступа к АПК по схеме «клиент-сервер»

Источником тактических данных являются коммуникаторы пехотинцев, ИУС технических средств разведки и СУО боевых машин.

Обработка тактических данных выполняется следующим порядком:— первичное целеуказание производится с помощью коммуникаторов пехотинцев и ИУС технических средств разведки;— корректировка первичного целеуказания (при необходимости) производится с помощью коммуникаторов командного состава уровня отделения и выше;— целераспределение производится с помощью СУО артиллерийских, ракетных и противовоздушных комплексов;

— поражение целей производится с помощью СУО боевых машин.

Обобщение тактических данных выполняется на каждом уровне управления с использованием коммуникаторов (отделение-взвод-рота), а также коммуникаторов и АПК (батальон и выше). Обобщенные тактические данные передаются на верхний и нижний уровень управления для обеспечения ситуационной осведомленности. Планирование боевых действий выполняется аналогично процессу обобщения тактических данных.

В результате структура АСУВ 2.0 приобретает вид Grid-системы, в узлах которой расположены коммуникаторы, СУО, ИУС и АПК, связанные между собой:— по вертикали иерархией организационной воинской структуры;

— по горизонтали обменом тактическими данными.

Grid система

Постановка задач АСУВ 2.0

Связь

Несмотря на то, что система связи военного назначения является самодостаточной, проект АСУВ 2.0 должен быть скоординирован с разработкой её новой версии, обладающей большой пропускной способностью и высокой отказоустойчивостью.

В настоящее время в военной сфере основным способом передачи информации служит радиосвязь КВ и УКВ диапазона. Повышение пропускной способности радиосвязи достигается переходом на более высокие частоты, чем те, которые уже применяются.

Дециметровый диапазон радиоволн используется для сотовой телефонной связи. Поэтому для АСУВ 2.0 потребуется использовать сантиметровый диапазон с частотой от 3 до 30 гГц (СВЧ-связь).

Радиоволны этого диапазона распространяется в пределах прямой видимости, но отличаются сильным затуханием при прохождении через вертикальные препятствия типа стен зданий и стволов деревьев. Для их обхода ретрансляторы СВЧ-связи необходимо размещать в воздухе на борту БПЛА.

С целью минимизации затемненных зон максимальный угол наклона излучения к поверхности земли не должен превышать 45 градусов.

Воздушный сегмент сети СВЧ-связи предназначен для применения в зоне боевых действий. Для связевого обслуживания разведывательных операций в тылу противника необходимо использовать космический сегмент СВЧ-связи.

Обмен информацией между стационарными объектами в своем тылу целесообразно осуществлять с помощью проводного сегмента связи, работающего в оптическом диапазоне частот электромагнитного спектра.

Наличие воздушного сегмента не исключает применение переносных наземных СВЧ-ретрансляторов ближнего радиуса действия, используемых при ведении боевых действий внутри помещений с радионепроницаемыми перекрытиями.

Источник: https://army-news.ru/2013/10/koncepciya-avtomatizirovannoj-sistemy-upravleniya-boevymi-dejstviyami-suxoputnyx-vojsk-asuv-2-0/

Автоматизированные системы управления войсками

Автоматизированные системы управления войсками и оружием

Командование ВС РФ прилагает значительные усилия к тому, чтобы звенья оперативного руководства обеспечивали быстрое, устойчивое, надежное, непрерывное и гибкое управление Вооруженными Силами, как в мирное, так и в военное время.

При этом большая роль отводится автоматизации управления боевыми силами, в основе которой лежат следующие принципы:

1. Внедрение средств вычислительной техники во все органы управления стратегических, оперативных и тактических звеньев.

2. Комплексная автоматизация процессов управления боевой деятельностью войск.

3. Наличие развитых систем связи, позволяющих оперативно и надежно передавать данные в глобальном масштабе и организовывать связь в новых районах.

Указанные принципы находят практическое воплощение в автоматизированных системах управления войсками (АСУВ), которые обеспечивают сбор, передачу, обработку и представление командиру информации, необходимой для управления войсками при подготовке и ведении боевых операций, а также доведение принятых решений до войск.

АСУВ применяется для автоматизации работы командных пунктов и органов управления, связанных с боевым обеспечением войск. Объектом управления этих систем служат боевые силы.

При повседневном руководстве войсками АСУВ используются для решения таких задач, как:

— разработка основных концепций строительства Вооруженных Сил;

— оценка действующих оперативных планов боевого использования войск;

— моделирование боевых ситуаций;

—обеспечение боевой готовности войск (материально-техническое обеспечение, транспортные перевозки, учет личного состава и т. д.);

— планирование и проведение мобилизационного развертывания;

— оценка боевых возможностей вероятного противника;

— оценка эффективности существующих и перспективных систем вооружения и разработка требований к ним;

— осуществление контрольно-финансовых операций;

— обеспечение научно-исследовательских работ.

Рассмотрим принципы построения и назначение автоматизированных систем управления войсками (АСУВ).

АСУВэто человеко-машинная система, обеспечивающая высокий уровень оперативного управления войсками как в мирное, так и в военное время для всех видов боевых действий.

Внедрение АСУВ в работу органов управления войсками выполняется в целях повышения устойчивости, непрерывности, оперативности и скрытности управления войсками, а также эффективного использования их боевых возможностей при решении задач в бою.

Автоматизация управления войсками подразумевает использование современных средств вычислительной техники и различных высокопроизводительных технических устройств сбора, накопления, обработки и передачи информации совместно с соответствующим информационным, математическим и программным обеспечением.

Техническую основу автоматизации управления войсками составляют различные ЭВМ с устройствами ввода и вывода информации, аппаратурой ее отображения и документирования, а также телекодовая приемно-передающая аппаратура связи и т.п.

Основные принципы построения АСУВвключают:

1. Системный подход при разработке и внедрении АСУВ.

2. Автоматизация широкого круга задач управления войсками.

3. Разработка и внедрение новых методов сбора, накопления, обработки и передачи информации.

4. Возможность развития и наращивания АСУВ.

По принадлежности к различным уровням управления АСУВ подразделяются на стратегические; оперативно-стратегические; оперативные и тактические.

По видам войск АСУВ подразделяются на общевойсковые, родов войск, войск специального назначения, тыла, технического обеспечения и пр.

В нашей армии в 90-ых годах двадцатого столетия разрабатывалась и внедрялась в войсках АСУВ «Маневр».

АСУВ «Маневр» предназначалась для:

– сбора данных о своих войсках и о войсках противника;

– нанесения этих данных на карты;

– постановки боевых задач;

– передачи команд (сигналов) и подтверждения получения этих команд и др.

АСУВ «Маневр»представляла собой специальное подразделение, включающее совокупность командно-штабных машин (КШМ) и специальных машин (СМ).

Так общевойсковая подсистема АСУВ дивизии включала 13 КШМ и 1 СМ. В ракетных войсках и артиллерии имелось 8 КШМ и 1 СМ. Авиации и ПВО имелось 2 КШМ и 1 СМ.

На танковую дивизию имелось 12 КШМ и 1 СМ. Танковому полку придавалось 3 КШМ.

Командно-штабная машина содержала:

– специализированную бортовую ЭВМ;

– аппаратуру передачи данных;

– алфавитно-цифровую аппаратуру;

– пульт набора формализованных кодограмм;

– устройство считывания координат;

– чертежно-графический аппарат;

– телевизионное табло;

– алфавитно-цифровое печатающее устройство;

– устройства сопряжения;

– систему жизнеобеспечения и др.

Рассмотрим принципы построения автоматизированных систем управления войсками в США.

По данным зарубежной печати, в США и других странах блока НАТО идет интенсивная автоматизация управления войсками в оперативно-тактическом звене.

Существующие АСУВ по принципам построения подразделяются на три основные категории, которые определяются спецификой работы соответствующих органов управления.

К первой категории относятся АСУВ, создаваемые в интересах органов, осуществляющих общее руководство боевыми силами через подчиненные командные пункты и штабы.

Это системы управления высшего военного руководства, министерств видов вооруженных сил и объединенных командований в зонах. Их характерной особенностью является охват органов управления одного ранга без подключения низовых звеньев, т. е. направленность на решение задач в интересах данного звена управления.

Ко второй категории можно отнести АСУВ с ярко выраженным централизованным принципом построения, которые охватывают сверху донизу какую-либо отдельную область военной деятельности.

Примером таких АСУВ могут служить системы управления стратегическими наступательными и оборонительными силами, где в целях обеспечения высокой оперативности предусмотрена непосредственная передача команд и приказов главнокомандующего на отдельные самолеты или пусковые установки.

В АСУВ третьей категории централизованный и децентрализованный принципы построения сочетаются вместе. Системы представляют собой совокупность автоматизированных центров управления, каждый из которых способен решать задачи в интересах как своего, так и нижестоящих звеньев.

Подобный принцип применяется при создании АСУВ оперативно-тактического звена. Такие системы должны обладать особой гибкостью и быстро приспосабливаться к конкретным условиям боевой обстановки.

В качестве примеров конкретной реализации указанных принципов рассмотрим автоматизированные системы управления высшего военного руководства, стратегического авиационного командования и сухопутными войсками.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/18_27985_avtomatizirovannie-sistemi-upravleniya-voyskami.html

Автоматизированные системы управления войсками и «боевое пространство»

Автоматизированные системы управления войсками и оружием

Совсем недавно, 2 ноября текущего года, в Москве завершилась 11 Международная выставка “Интерполитех-2007”, которая была посвящена вопросам обеспечения безопасности личности и государства в самом широком смысле слова. В ней приняли участие 370 предприятий, в том числе из США, Дании, Нидерландов и ряда других стран.

Среди многих отечественных предприятий на одном из стендов свою продукцию демонстрировало ОАО “Концерн “Созвездие”.

В свое время одной из причин его создание являлась необходимость разработки и внедрения системы управления войсками тактического звена.

Следует отметить, что большая часть программно-аппаратных комплексов и средств, которые являются основой системы, уже освоены и создаются на предприятиях Концерна.

В интересах достижения этой и других целей Концерн, как крупная интегрированная структура, объединил известных разработчиков и производителей продукции военного и гражданского назначения и ведет широкую многоплановую деятельность.

Среди основных направлений его конечной деятельности можно выделить такие, как производство оборудования и программного обеспечения сотовых и транкинговых сетей связи, оборудования и программного обеспечения специальной открытой и закрытой высококачественной дуплексной цифровой радиосвязи, оборудования для лазерных, оптических и цифровых сетей связи, оборудования и программного обеспечения сетей связи для транспорта, многофункциональных инфокоммуникационных систем и комплексов.

Сегодня многие образцы продукции предприятий Концерна серийно выпускаются и используются для обнаружения и распознания наземных малоскоростных целей в интересах охраны заданной зоны в условиях ограниченной оптической видимости, обеспечения открытой и закрытой радиосвязи в радиосетях тактического звена управления и решения др. задач.

Одним из вопросов, привлекших внимание специалистов в ходе выставки и, особенно, после ее завершения явилось сообщение ряда СМИ о создании ОАО “Концерн “Созвездие” системы автоматизированного управления войсками (АСУВ), предназначенной для использования в тактическом звене. По словам представителя Концерна, в сентябре 2006 года АСУВ прошла комплексные и государственные испытания, принята на вооружение и сейчас идет активная подготовка к ее серийному производству.

Чем же обусловлен и обоснован ли повышенный интерес к этой АСУВ?
       Для лучшего понимания этого вопроса следует обратиться к истории создания и применения АСУВ в практике войск.

Как показал опыт недавно прошедших и продолжающихся военных конфликтов, в противоборстве с применением традиционных и, особенно, новых средств вооруженной борьбы большое значение приобретает информационное взаимодействие всех участников боевой операции.

Своевременно осознав значение этого фактора, США и их союзники по НАТО резко активизировали свои усилия по созданию так называемой сетевой системы управления боевыми действиями, подчинив стратегии интеграции в эту систему сегодня все разработки новых вооружений.

Уже с 1962 года, через четыре года после созданной на средства американского военного бюджета первой интегральной схемы, министерство обороны США начало регулярно финансировать разработки, направленные на реализацию межкомпьютерного взаимодействия и развитие сетевых технологий.

В ходе этих разработок в 1969 году американские военные создали прообраз Интернета, представляющего собой первую локальную сеть, повышающую надежность компьютеров в условиях применения ядерного оружия. В 1971 году появился микропроцессор, а в 1972 году – первая электронная почта.

В 90-е годы, с началом использования в качестве коммуникационных средств обычных телефонных сетей и космических аппаратов связи, потенциальные возможности Интернета начали приобретать глобальный характер.

Итогом этого процесса явилось подписание главами государств “восьмерки” в 2000 году на Окинаве “Хартии глобального информационного общества”, в которой говорится, что “информационно-коммуникационные технологии глобальны по своей сути и требуют глобального подхода”.

Сегодня вопросы управления войсками и боевыми действиями с использованием средств автоматизации тесно связаны с вопросами информационной борьбы.

Впервые информационные технологии, как средства ведения боевых действий, были использованы в войне против Ирака в 1991 году, а термин “информационная война” официально – в директиве министра обороны США от 21 декабря 1992 года.

В 1996 году Пентагон утвердил доктрину информационной войны (“Доктрина борьбы с системами контроля и управления”), а в 1998 году министерство обороны США вводит в действие “Объединенную доктрину информационных операций”.

Согласно последней информационная война определяется как “комплексное воздействие (совокупность информационных операций) на систему государственного и военного управления противника, на его военно-политическое руководство с целью принятия им уже в мирное время благоприятных для страны-инициатора информационного воздействия решений и полной парализации инфраструктуры управления противника в ходе конфликта”.

Согласно “Объединенной доктрины…” информационное оружие рассматривается как арсенал средств несанкционированного доступа к информации и выведения из строя электронных систем управления. Эффективное применение информационного оружия тесно связано с использованием космических средств.

Так, созданная Агентством национальной безопасности США глобальная система “Эшелон” базируется на орбитальной группировке космических аппаратов радиоэлектронной разведки.

Проект Пентагона “Боевые системы будущего” предполагает достижение вооруженными силами США к 2010 году полного информационного превосходства над любым противником. Этому способствует и быстрое увеличение числа пользователей Интернета.

По мнению специалистов в этой области, поражение в информационной войне может надолго (если не навсегда) отбросить проигравшую страну назад в ее развитии, а страна-победитель получит неограниченные возможности управлять побежденными.

После террористического акта 11 сентября министр обороны США Д. Рамсфелд заявил, что Америка должна готовиться к войне нового типа, которая будет разительно отличаться не только от войн ХХ века, но и от войны с международным терроризмом.

В зарубежных источниках грядущая война, требующая новых принципов оперативного искусства, получила название “сетевой войны” (network-centric warfare).

Концепция “сетевой войны” положена в основу программы военного строительства в США до 2010 года (“Joint Vision 2010”), а для ее ведения уже сегодня создается новая глобальная информационная сеть Пентагона (проект Defense Information Grid), первым полигоном которой стал Афганистан.

“Сетевая война” основана на достижении информационного превосходства над противником, которое преобразуется в подавляющую боевую мощь за счет связи интеллектуальных объектов (сети датчиков, штабов и исполнительских узлов) в единое информационное пространство театра военных действий. При этом, трансформируя понятие “поля боя” в понятие “боевое пространство”, концепция “сетевой войны” в качестве виртуальных целей, кроме традиционных, выделяет эмоции людей, человеческую психику и т.п.

В “сетевой войне” географическое понятие театра военных действий теряет смысл, а поле боя преобразуется в боевое пространство, на котором высокоинтеллектуальная виртуальная война в большей степени наносит поражающее действие, чем непосредственно огневой контакт.

Конечная реализация задач будет возложена не столько на отряды коммандос, сколько на неправительственные организации и фонды, создаваемые или уже созданные.

Именно они должны манипулировать “общественным мнением” в тех странах, которые, по оценкам США, мешают поддержанию сложившегося мирового порядка.

Завершая этот своеобразный исторический экскурс, следует отметить отношение к проблеме управления войсками и оружием адмирала Эдмунда П.

Гямбастиани, первого верховного Главнокомандующего Стратегическим командованием по трансформации ОВС НАТО (СКТ ОВС НАТО), а также Командующего Командованием объединенными силами США (до этого он был главным военным помощником Дональда Х. Рамсфелда).

На занимаемых постах адмирал занимается вопросами преобразования военных структур, сил, потенциала и доктрины НАТО; отвечает за вопросы максимизации современного и будущего военного потенциала США, возглавляет работу по преобразованию и совершенствованию американских объединенных сил и концепций их применения, проведение экспериментов для выработки требований к объединенным формированиям, оперативной совместимости сил и средств, проведения совместной боевой подготовки и обеспечения вооруженных сил США боеготовыми формированиями и средствами.

По его словам, “Мы теперь рассматриваем будущее через призму информационного века, когда боевые действия ведутся в боевом пространстве, а не на поле битвы.

Мы устраняем искусственные границы, которые были созданы, чтобы разграничить зоны ответственности между видами вооруженных сил, и преобразовываем их в хорошо скоординированное боевое пространство с целью создания условий для слаженных действий межвидовых сил”. Адмирал П.

Гямбастиани считает, что такие силы смогут концентрировать свои усилия в соответствии с обстановкой там, где это необходимо и в требуемые сроки. При этом “исчезает потребность сосредотачивать личный состав и военную технику с учетом географических условий и границ”.

По моему мнению, информация, средства ее сбора, анализа и распространения для принятия важнейших решений в этом многомерном боевом пространстве станут самым мощным технологическим оружием…”. 

Требованиям и основным положениям вышеуказанных концепций и доктрин полностью отвечает стремление максимально возможно автоматизировать процесс управления войсками при вооруженном противостоянии.

С учетом сказанного особое значение в настоящее время приобретают вопросы надежного и эффективного управления войсками. Наилучшим вариантом считается тот, при котором этот процесс реализуется в режиме реального времени, что может быть обеспечено только при комплексном (“сетевом”) использовании АСУВ.

Это предполагает наличие необходимых элементов автоматизированного управления войсками во всех звеньях управления, объединенных в единую систему.

В противном случае отсутствие (нарушение) взаимосвязи между элементами АСУВ по горизонтали и, особенно, по вертикали нарушает скоростной режим обмена информацией и ведет к утрате тех преимуществ, которые имеет управление с использованием средств автоматизации по сравнению с использованием традиционных средств и способов управлением.

Не секрет, что в войсках РФ эта проблема, особенно в тактическом звене, не решена по настоящее время. Одной из основных причин такого положения является то, что не получалось создание непрерывной, от солдата до руководства дивизией, непрерывной цепочки управления. Судя по сообщениям ряда СМИ, сегодня эту проблему специалистам ОАО “Концерн” “Созвездие” удалось решить.

В ходе выставки “Интерполитех-2007” представители Концерна сообщили, что конце прошлого года новая система управления войсками успешно прошла комплексные и государственные испытания, по результатам которых она была принята на вооружение. В настоящее время идет подготовка к ее серийному производству, некоторые ее фрагменты, на которые получен заказ от Сухопутных войск РФ, уже внедряются в войска.

Основой новой системы автоматизированного управления войсковыми подразделениями являются комплекты программно-технических средств, которыми будут оснащены все звенья управления – от солдата до командира дивизии.

Солдатский комплект, предположительно, будет включать радиостанцию и нарукавный дисплей, с помощью которых солдат сможет принимать необходимую информацию от вышестоящего командира и передавать ему результаты своих действий.

По сути, аналогичными, но с более широкими возможностями комплектами программно-технических средств, предназначенных для обмена цифровой и речевой информацией, будут оснащены командиры отделений, рот, батальонов.

Можно предположить, что полковом и дивизионном звене будут использоваться комплекты программно-технических средств, которые будут иметь значительно большие возможности, а следовательно и массогабаритные характеристики. Это, по всей вероятности, потребует размещения их на самоходной автомобильной или гусеничной базе.

В состав таких комплектов и системы в целом, по всей вероятности, войдут командно-штабные машины, средства связи и целеуказания, системы управления огнем, самолеты, вертолеты, беспилотные летательные аппараты.

Можно сделать вывод, что эта система будет иметь открытую архитектуру, которая позволит интегрировать в нее специализированные автоматизированные системы родов войск и наращивать ее как по вертикали, так и по горизонтали.

При этом, несмотря на открытость, вся информация в системе будет иметь высокую степень защищенности от несанкционированного доступа и соответствовать требованиям военного стандарта.

Циркулирующая в реальном масштабе времени информация будет передаваться в оптимальном для восприятия виде – графиков, текста, таблиц, теле- и видеоизображения.

Это позволит командиру дивизии иметь полное представление о действиях подчиненных подразделений на поля боя и принимать, в соответствии со складывающейся обстановкой, адекватные решения.

Открытая архитектура позволяет наращивать систему, при этом она защищена от несанкционированного доступа по военным стандартам.

Новая автоматизированная система управления общевойсковыми соединениями, при дальнейшем ее развитии, позволит реализовать концепцию Battlespace – “Боевого пространства” в российских вооруженных силах.

В реальности возникнет ситуация, когда все участники этой системы смогут получать любую интересующую их информацию и использовать ее интересах максимальной реализации потенциальных боевых возможностей своих сил и средств вооруженной борьбы. При этом, каждое звено, охваченное этой системой, будет не только ее потребителем, но, и это главное, ее поставщиком в “систему”.

Только при выполнении этого условия, по мнению специалистов, такая система управления сможет непрерывно функционировать в условиях активного информационного противодействия со стороны противника.

Анатолий Соколов

Источники

1. ИТАР-ТАСС

Источник: https://www.arms-expo.ru/news/archive/avtomatizirovannye-sistemy-upravleniya-voyskami-i-boevoe-prostranstvo-15-12-2007-10-55-00/

Как управлять войсками и оружием?

Автоматизированные системы управления войсками и оружием
ЗАДАЧИ ПОСТАВЛЕНЫ

В соответствии с Военной доктриной РФ (утверждена Указом президента от 21 апреля 2000 г.

) приоритетными задачами военно-экономического обеспечения являются “создание экономических и финансовых условий для разработки и производства унифицированных высокоэффективных систем управления войсками и оружием, систем связи, разведки, стратегического предупреждения, радиоэлектронной борьбы, высокоточных, мобильных безъядерных средств поражения, а также систем их информационного обеспечения”. Если в доктрине обозначено создание финансовых и экономических условий для разработки новых технологий командования, то в документе “Актуальные задачи развития ВС РФ” имеется указание об укомплектовании Вооруженных Сил современной системой управления войсками и оружием: “В группировке войск кроме обычных элементов в оперативном построении (боевом порядке) должны присутствовать разведывательно-информационный центр, действующий в рамках реального масштаба времени; автоматизированная высокозащищенная система управления войсками и оружием; воздушно-космический эшелон (или часть его) высокоточного оружия; высокоточный резерв”.

Автоматизированная система управления войсками и оружием позволяет руководить взаимодействием разнородных сил, определять наилучшие варианты ведения боевых операций и последовательность нанесения ударов.

ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ

Система управления войсками и оружием в США разрабатывается в соответствии с концепцией “Системы управления, связи, разведки и компьютерного обеспечения для участников боевых действий” (Command, Control, Communications, Computers and Intelligence For The Warrior). На основе требований концепции армия США получит в 2010-2020 гг.

новую систему управления Вооруженными Силами, которая обеспечит осуществление связи на всех уровнях управления и взаимодействия, автоматическое обновление баз данных всех пользователей; откроет возможность получения необходимых данных из любой точки земного шара (в любое время); обеспечит автоматизацию процесса принятия решения командирами всех уровней.

В настоящее время продолжается вывод из эксплуатации устаревшей автоматизированной системы управления (АСУ) глобальной системы оперативного управления ВС США (World Wide Military Command Control System) и ввод в строй новой АСУ ВС США GCCS (Global Command and Control System), которая позволяет автоматизировать процессы предупреждения о нападении, контролировать приведение ВС в боевую готовность, планировать и руководить боевыми действиями, предоставлять командованию оперативно-тактическую информацию, а также организовывать тыловое обеспечение. Глобальная система управления GCCS эксплуатируется с 1996 г. и продолжает совершенствоваться для Сухопутных войск по программе “Энтерпрайз”, для ВВС – “Горизонт”, для ВМС – “Коперник”. Например, завершение программы “Энтерпрайз” позволит решать следующие задачи: обнаруживать, распознавать и сопровождать несколько тысяч воздушных и наземных целей; автоматически наводить управляемое оружие на сотни целей; обеспечивать командиров всех уровней электронными картами текущей обстановки; управлять подчиненными подразделениями и осуществлять автоматизированную подготовку вариантов возможных действий войск в пределах ТВД.

БОЕВОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ

Система боевого управления Вооруженными Силами США и их союзников широко использовалась в военных действиях против Ирака, Югославии, Афганистана, которые обладали несравненно более низким военно-техническим потенциалом по сравнению с Вашингтоном.

При этом главной особенностью проводимых американцами операций была демонстрация достигнутых успехов в управлении ВС и оружием применительно к контактным и бесконтактным войнам.

Следует ожидать, что эта демонстрация в ближайшее время сыграет решающую роль в продвижении на мировом рынке новых образцов ВВТ и компонентов АСУ, прошедших всестороннее испытание в боевых условиях.

До наступления боевых действий США в зоне конфликта создавали мощную группировку космических средств различного назначения. Из космоса велась непрерывная разведка спутниками оптической, радиолокационной разведки, осуществлялись управление, навигация, связь, метеообеспечение.

Космическая группировка в сопряжении с АСУ различного уровня образовывали единую систему боевого управления, оптимизированную к конкретным задачам военной операции.

В конечном счете такая система управления обеспечивала непрерывность и быстроту процессов управления от стратегического звена вплоть до отдельного солдата.

Значительным достижением США в вышеупомянутых конфликтах является использование разведывательно-ударных боевых систем высокоточного дальнобойного оружия, в состав которого входили крылатые ракеты воздушного и морского базирования.

В процессе боевых действий был выявлен ряд недостатков, особенно в АСУ на тактическом уровне. Например, оказалось, что многие радиостанции не совместимы друг с другом.

Выявилась трудность управления мобильной операцией на марше, что требует более компактных, мобильных и хорошо защищенных машин и т. д.

В действительности список выявленных недостатков имеет гораздо больший объем, но работа над ошибками позволит ликвидировать эти недоработки.

Создание системы управления ВС США обусловило создание соответствующей штатной структуры, которая заполняется специалистами-выпускниками военно-учебных заведений. Новая структура автоматизированного управления потребовала наличия специально обученных кадров, которые значительно повысили свою квалификацию, участвуя в военных конфликтах.

В качестве результатов боевого использования систем управления войсками и оружием заслуживают внимания итоги бесконтактной войны (1999 г.) США против Югославии.

Для вывода из строя 900 гражданских и военных объектов было использовано примерно 1500 высокоточных ракет, с помощью которых была разрушена нефтеперерабатывающая промышленность и уничтожено 40% нефтехранилищ; выведены из строя 70% автомобильных и железных дорог с разрушением 80 мостов; уничтожено не менее 50% оборонных предприятий и др. Другими словами, экономика Югославии была полностью разрушена.

ВОПРОСОВ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ОТВЕТОВ

Российского налогоплательщика, желающего быть уверенным в завтрашнем дне, периодически информируют о поставке в войска 5 модернизированных истребителей Су-27СМ, 14 танков Т-90С, предстоящих закупках 50 вертолетов Ми-28Н и других образцов ВВТ. Но все уже понимают, что без современной системы управления войсками и оружием подобные и другие поставки не решают в полной мере проблему обороноспособности государства.

Для создания системы боевого управления войсками и оружием необходима концепция развития и механизмы ее реализации.

Однако в российской действительности возникает проблема сопряжения создаваемой новой автоматизированной системы управления с ВВТ, 70% из которых физически и морально устарели, а полная замена старых образцов новыми планируется только к 2025 г. Такая сложная ситуация требует глубокой проработки вопросов развития отечественных АСУ.

По большому счету сегодня нельзя дать положительной оценки оснащенности российских войск средствами автоматизированного управления и связи по следующим причинам. Во-первых, отсутствует автоматизированный командный пункт оперативно-стратегического уровня для управления войсками.

Во-вторых, ключевая составляющая разведки (космические спутники) не соответствует должному уровню по таким показателям, как непрерывность и оперативность наблюдения, а радиолокационная космическая компонента контроля отсутствует. Но помимо АСУ надо иметь то, чем управлять.

В этом плане следует отметить отсутствие дальнобойного высокоточного оружия в обычном снаряжении с системами наведения, использующими космическую информацию.

Существующие на вооружении российских ВС комплексы автоматизированного управления бригадой РСЗО “Смерч” и огнем дивизиона (батареи) артиллерии, минометов, РСЗО “КАПУСТНИК-БМ” и др. сегодня могут лишь свидетельствовать о нашем отставании в создании АСУ тактического звена.

Несколько благополучнее в этом плане положение с АСУ и средствами управления в ПВО, но здесь отсутствует на должном уровне системная интеграция подразделений ПВО, информационных средств и пунктов управления в единую систему, способную надежно противостоять различным воздушным угрозам.

Особую тревогу вызывает состояние автоматизации средств радиолокации, запас ресурса которых меньше 16%.

Если к этому добавить, что в войсках находится около 70% устаревшей радиолокационной техники и в результате реформ полностью утрачен контроль воздушного пространства над северными морями, Сибирью, Чукоткой, Курильскими островами и над большей частью Камчатки и Охотского моря, то возникает необходимость в проведении мероприятий по устранению этих перекосов.

Значительные отставания РФ по радиоэлектронным, компьютерным, оптоэлектронным, микро- и нано-электронным, а также информационным технологиям, несомненно, отрицательно влияют на создание систем управления войсками и оружием.

В этом плане уместен вопрос: позволит ли реализация Федеральных целевых программ “Национальная технологическая база на 2002-2006 гг.”, “Электронная Россия”, “Глобальная навигационная система”, “Реформирование и развитие оборонно-промышленного комплекса на 2002-2006 гг.

” приступить к созданию системы боевого управления ВС РФ?

Источник: https://www.vpk-news.ru/articles/306

Medic-studio
Добавить комментарий