Билет 40. методом гуманистической психотерапии: является гештальт-терапия, созданная Перлсом под влиянием идей

4 принципа гештальт-терапии, которые помогут распутать внутренние узлы

Билет 40. методом гуманистической психотерапии: является гештальт-терапия, созданная Перлсом под влиянием идей

Незнакомое слово «гештальт» многим еще режет слух, хотя, если разобраться, гештальт-терапия – не такая уж незнакомка.

Многие понятия и приемы, разработанные ею за 50 лет существования, стали буквально «народными», поскольку так или иначе включены в различные направления современной психотерапии.

Это принцип «здесь и сейчас», позаимствованный из восточной философии; холистический подход, рассматривающий человека и мир как целостное явление.

Это принцип саморегуляции и взаимообмена со средой и парадоксальная теория изменений: они происходят, когда человек становится тем, кто он есть, а не старается быть тем, кем он не является. Это, наконец, техника «пустого стула», когда ты высказываешь свои претензии не реальному, а воображаемому собеседнику – начальнику, другу, собственной лени.

Гештальт-терапия – самое универсальное направление психотерапии, дающее основу для любой работы с внутренним миром – от борьбы с детскими страхами до коучинга первых лиц.

Гештальт-терапия воспринимает человека как целостное явление, в котором одновременно и постоянно есть сознательное и бессознательное, тело и разум, любовь и ненависть, прошлое и планы на будущее. И все это – только здесь и сейчас, поскольку прошлого уже нет, а будущее еще не наступило.

Человек так устроен, что не может существовать изолированно, как «вещь в себе». Внешний мир отнюдь не враждебен нам (как утверждал психоанализ), напротив, он является той средой, которая нас питает и в которой единственно возможна наша жизнь.

Только в контакте с внешним миром мы можем взять то, чего нам не хватает, и отдать то, что нас переполняет. Когда этот взаимообмен нарушается, мы застываем и жизнь становится похожа на заброшенную арену цирка, где давно погас свет, ушли зрители, а мы привычно все ходим и ходим по кругу.

Цель гештальт-терапии даже не в том, чтобы осознать, почему мы ходим по этому кругу, а в том, чтобы восстановить свободу в отношениях с миром: мы вольны уходить и возвращаться, бегать по кругу или спать под открытым небом.

Внучка за бабку

Гештальт-терапию называют внучкой психоанализа. Ее основатель, австрийский психиатр Фредерик Перлз, в начале профессионального пути был фрейдистом, но, как всякий хороший ученик, пошел дальше своего учителя, объединив западные психотерапевтические школы с идеями восточной философии.

Для создания нового направления (впрочем, как и для личной жизни Перлза) важную роль сыграло его знакомство с Лаурой, доктором гештальт-психологии, ставшей впоследствии его женой. Само слово gestalt (нем.) точного перевода не имеет. Приблизительно оно обозначает законченный образ, целостную структуру.

В начале XX века возникла школа экспериментальной психологии, получившая название «гештальт-психология». Ее суть в том, что мы воспринимаем мир как совокупность целостных образов и явлений (гештальтов). Нармипер, бкувы в солве могту слдеоавть в лоюбм пояркде – мы все равно понимаем смысл.

Если мы видим что-то незнакомое, мозг сначала быстренько пытается отыскать, на что же это похоже, и под это подогнать новую информацию. И только если это не удается, включается ориентировочный рефлекс: «Что такое?»

На постулаты нового направления сильно повлияла теория «поля», разработанная гештальт-психологом Куртом Левиным.

По сути, это открытие показало: в мире есть все, что нам нужно, но видим мы только то, что хотим увидеть, что нам важно в данный момент нашей жизни, а остальное становится незаметным фоном, проносится мимо, как пейзаж за окном автомобиля.

Когда нам холодно – мы мечтаем о тепле и уюте, когда ищем сапоги – смотрим всем на ноги. Когда влюблены, все остальные мужчины перестают для нас существовать.

Еще одна теория – «незавершенных действий» – экспериментально выяснила, что лучше всего запоминаются незаконченные дела. Пока работа не сделана, мы не свободны.

Она нас держит, как невидимый поводок, не давая уйти.

Мы все прекрасно знаем, как это бывает, потому что каждый хотя бы раз бродил возле стола с недописанной курсовой, не в силах уже ее писать, но и не в состоянии заняться чем-то другим.

В жизни Перлза случилась череда встреч, повлиявших на возникновение теории гештальт-терапии. Некоторое время он работал ассистентом у врача Курта Гольдштейна, практиковавшего целостный подход к человеку, не считая возможным разделять его на органы, части или функции.

Благодаря Вильгельму Райху, который ввел телесное измерение в психотерапевтическую работу, гештальт-терапия стала первым направлением, рассматривающим телесные проявления не как отдельно существующие симптомы, требующие лечения, а как один из способов переживания внутренних, эмоциональных конфликтов.

На взгляды Перлза оказали также сильное влияние идеи экзистенциализма 20–30-х годов.

Ну и, наконец, суть и философия гештальт-терапии, ее взгляд на мир как на процесс, а на человека как на путника, ее любовь к парадоксам, стремление к истине, скрытой в глубине каждого, – все это удивительно перекликается с идеями буддизма и даосизма.

Миссия выполнима

В основу своей теории Перлз положил представление о балансе и саморегуляции, то есть по сути – о мудрости природы. Если человеку ничто не помешает, он неизбежно будет счастлив и доволен – как дерево, растущее в благоприятных условиях, способное взять все необходимое для собственного роста. Мы дети этого мира, и в нем есть все, что нам нужно для счастья.

Перлз создал красивую теорию о цикле контакта с окружающей средой. Что это такое, можно легко понять на простом примере вашего обеда. Как все начинается? Сначала вы чувствуете голод. Из этого ощущения рождается желание – голод утолить.

Потом вы соотносите свое желание с окружающей действительностью и начинаете искать способы для его реализации. И наконец, наступает момент встречи с объектом вашей потребности.

Если все прошло как надо, вы довольны процессом и результатом, вы сыты и почти счастливы. Цикл завершен.

В этот большой цикл контакта включено много маленьких: возможно, вам нужно было закончить или перенести какое-то дело, чтобы пойти пообедать, или вы пошли на ланч с кем-то из коллег.

Вам нужно было одеться, чтобы выйти на улицу, а потом из множества блюд выбрать то, что вы хотите (и можете себе позволить) именно сейчас.

Точно так же сам обед мог быть включен в больший гештальт под названием «Деловая встреча» (или «Романтическое свидание», или «Наконец-то повидаемся»). А этот гештальт – в еще больший («Поиск работы», «Продвижение в карьере», «Сумасшедший роман», «Создание семьи»).

Так вся наша жизнь (и жизнь всего человечества) – как матрешка, сложена из разных гештальтов: от перехода улицы до строительства Великой Китайской стены, от минутного разговора со знакомым на улице до пятидесяти лет семейной жизни.

Причины нашей неудовлетворенности в жизни кроются в том, что какие-то циклы контакта где-то прерываются, гештальты остаются не завершены. А мы при этом, с одной стороны, заняты (пока работа не выполнена, мы не свободны), а с другой – голодны, поскольку удовлетворение возможно, только когда дело сделано (обед съеден, свадьба состоялась, жизнь удалась).

И здесь – один из ключевых моментов гештальт-терапии. Перлз сосредоточил свое внимание не на том, как внешний мир нам мешает, а на том, как мы сами не даем себе быть счастливыми.

Поскольку (вспоминаем теорию поля) в этом мире есть все, но для нас существует только то, что мы сами выделяем из фона. А мы можем выделить или свое бессилие перед злыми обстоятельствами, которые не пустили нас обедать, или возможность как-то изменить их.

Тот кто хочет – ищет способы, а кто не хочет – причины. И по сути, люди отличаются друг от друга не столько тем, какие обстоятельства им достались, а тем, как они реагируют на них.

Очевидно, что сотрудник, склонный чувствовать бессилие перед начальником-самодуром, гораздо вернее останется голодным, потому что он сам себя останавливает куда более эффективно, чем его начальник.

Задача терапии – найти место и способ прерывания контакта, выяснить, как и зачем человек себя останавливает, и восстановить нормальный круговорот событий в природе.

Стерео-эффект

Гештальт-терапию иногда называют терапией контакта. В этом ее уникальность. До сих пор это единственная практика, в которой терапевт работает «собой», в отличие от классического психоанализа, где сохраняется максимально нейтральная позиция («чистый лист»).

Во время сеанса гештальт-терапевт имеет право на собственные чувства и желания и, осознавая их, предъявляет их клиенту, если того требует процесс. Люди обращаются к терапевту, когда хотят что-то изменить – в себе или в своей жизни.

Но он отказывается от роли человека, который «знает, как надо», не дает директивных указаний или интерпретаций, как в психоанализе, и становится тем, кто способствует встрече клиента с его сутью. Сам терапевт воплощает в себе тот кусочек мира, с которым клиент пытается построить привычные (и неэффективные) отношения.

Клиент, общаясь с терапевтом, стремится перенести на него свои стереотипы о людях, о том, как они «должны» вести себя и как они «обычно» реагируют на него, и наталкивается на спонтанную реакцию терапевта, который не считает нужным приспосабливаться к изменчивому миру того, с кем находится в контакте.

Очень часто эта реакция не вписывается в «сценарий» клиента и вынуждает последнего сделать решающий шаг за привычный барьер своих ожиданий, представлений, страхов или обид. Он начинает исследовать свои реакции на непривычную ситуацию – прямо здесь и сейчас – и свои новые возможности или ограничения.

И приходит в конце концов к тому, что, выстраивая отношения, каждый может оставаться самим собой и в то же время сохранять интимный контакт с другим. Он обретает или восстанавливает утраченную свободу выйти из сценария, из привычного круга. Он сам получает опыт нового, другого взаимодействия. Дальше он уже может встраивать этот опыт в свою жизнь.

Цель такой терапии – вернуть человеку самого себя, восстановить свободу обращения со своей жизнью. Клиент – не пассивный объект анализа, а равноправный творец и участник терапевтического процесса. Ведь только он сам знает, где его волшебная дверца и золотой ключик к ней. Даже если хорошо забыл или не хочет смотреть в нужную сторону, но он – знает.

За все в ответе

Есть несколько «китов», на которых держится земля под названием «гештальт-терапия».

Осознавание – чувственный опыт, переживание себя в контакте. Это один из тех моментов, когда я «нутром» знаю, кто я, какой и что со мной происходит. Это переживается как инсайт, а в какой-то момент жизни осознавание становится непрерывным.

Осознавание неизбежно влечет за собой ответственность, но не как вину, а как авторство: это не со мной происходит, это я так живу. Не голова болит, а я чувствую боль и сжатие в голове, не мной манипулируют, а я соглашаюсь быть объектом манипуляции.

Вначале принятие ответственности вызывает сопротивление, так как лишает огромных выгод от психологических игр и показывает «изнанку» человеческих подвигов и страданий. Но если найти в себе мужество встретиться со своей «тенью», нас ждет вознаграждение – мы начинаем понимать, что имеем власть над собственной жизнью и над отношениями с другими людьми.

Ведь если это делаю я, то я же могу и переделать! Мы осваиваем свои владения и рано или поздно доходим до их границ.

Так, после переживания эйфории власти мы встречаемся с неподвластным – со временем и потерями, с любовью и печалью, со своей силой и слабостью, с решениями и поступками других людей. Мы смиряемся и принимаем не только этот мир, но и себя в нем, после чего терапия заканчивается, а жизнь продолжается.

Принцип реальности. Его легко объяснить, но трудно принять. Существует некая реальность (данная нам в ощущениях), но есть и наше мнение о ней, наша интерпретация происходящего. Эти реакции гораздо разнообразнее фактов, и они часто оказываются настолько сильнее ощущений, что мы долго и всерьез решаем задачку: это король голый или я глупый?

Гештальт-терапию иногда называют «терапия очевидным». Терапевт опирается не на мысли клиента и не на свои обобщения, а на то, что видит и слышит. Он избегает оценок и интерпретаций, но задает вопросы «что?» и «как?».

Практика показала: достаточно сосредоточить внимание на процессе (что происходит и как происходит), а не на содержании (что обсуждается), чтобы человек воскликнул то самое «ага!». Распространенная реакция на встречу с реальностью – сопротивление, потому что человек лишается иллюзий, розовых очков. «Да, это была правда.

Но какая-то вероломная правда», – призналась одна из участниц группы. Кроме того, реальность иногда вынуждает человека признать, что король действительно гол, и тогда жить, как раньше, уже не получится. А новизна пугает.

Здесь и сейчас. Будущего еще нет, прошлое уже произошло, мы живем настоящим. Только здесь и сейчас я пишу этот текст, а вы его читаете, или вспоминаете то, что было, или строите планы на будущее. Только здесь и сейчас возможно изменение.

Этот принцип совсем не отрицает нашего прошлого. Опыт клиента, поле его жизни никуда не исчезает и определяет его поведение в каждый момент, в том числе и на сеансе. И тем не менее здесь и сейчас он разговаривает с терапевтом – и почему именно об этом? Что есть здесь и сейчас, что могло бы пригодиться (в настоящий момент)?

Диалог в гештальт-терапии – это встреча двух миров: клиента и терапевта, человека и человека. Когда миры соприкасаются, в этом контакте возможно исследование границы, существующей между «мной» и «не-мной».

Клиент (иногда впервые!) получает опыт переживаний, возникающих в процессе взаимодействия с тем, кто является «не мной» при одновременном сохранении собственной идентичности.

Это те Я–Ты отношения, в которых есть Я со своими чувствами, Ты со своими чувствами и то живое, неповторимое, что происходит между ними (происходит впервые, сию минуту и больше никогда не повторится).

Это уникальный опыт, поскольку терапевт – человек вне жизни клиента, которому ничего от него не надо, и он действительно может позволить клиенту быть собой и переживать то, что он переживает, не пытаясь повлиять на его чувства.

Гештальт-терапия – вне морали и политики. Единственная ее задача – сделать внутренний мир клиента доступным для него самого, вернуть человека самому себе. У нее нет воспитательных целей. Ей совершенно все равно, будет человек выращивать капусту или править королевством, – важно, чтобы каждый жил свою жизнь, занимался своим делом и любил своей любовью.

Идущие вместе

В классическом психоанализе и в бытовом сознании индивидуальность и социум противопоставляются друг другу. В обыденной жизни у нас часто бывает представление (и ощущение), что другой человек ограничивает нашу свободу, поскольку она заканчивается там, где начинается нос соседа.

Тогда самым логичным кажется вывод, что чем меньше вокруг людей и чем мы от них дальше, тем более мы свободны, тем легче быть самим собой. То есть, говоря психологическим языком, для глубокой индивидуализации необходимо одиночество.

В большинстве философских практик процесс индивидуализации предполагает погружение в себя и уход от мира.

Возможно, на каком-то этапе это действительно необходимо. Но гештальт-терапия утверждает: чтобы прийти к себе, необходимо прийти к другим. Иди к другому человеку – и там ты найдешь свою сущность. Иди в мир – и там ты обретешь себя.

Но почему контакт с миром и другим человеком позволяет осуществить индивидуализацию? Наедине с собой мы можем думать о себе все что угодно. Но мы никогда не узнаем, правда ли это, пока не вступим во взаимодействие с миром.

Человек может думать, что легко поднимет автомобиль, пока не попробует, – на самом деле нет этой способности, а есть только фантазии о ней. Это ложное Я, ложная уникальность.

Истинная уникальность предполагает реальное действие в реальном мире.

Что происходит с нашей уникальностью, когда она встречается с уникальностью другого? Лишь при соприкосновении с миром (другим человеком) наша уникальность обретает практический характер. Сталкиваются две реальности, рождая третью.

Таким образом происходит социализация индивидуальности: самобытность человека – неповторимость его функций, – и это определяет его ценность для других. Вынесенная на границу контакта индивидуальность превращается в функцию для других.

Например: «Я авторитарный» – &ldauo;Ну, тогда руководи». «Я поэт» – «А сделай так, чтобы запела душа».

Таким образом, мы выходим за пределы определения социума как сдерживающих рамок и предписаний, они просто перестают играть определяющую роль. Значимым становится то, что в человеке представляет ценность для других.

И что в других представляет ценность для этого человека. Это наш опыт, переживания и идеи, наши неповторимые особенности или просто способности, которых нет у другого.

Это обусловливает нашу нуждаемость друг в друге и определяет наши отношения.

Глаз-алмаз

Помните молитву, которую приписывают оптинским старцам: «Господи, дай мне сил изменить то, что я не могу вынести! Господи, дай мне терпения вынести то, что я не могу изменить! И, Господи, дай мне мудрости отличить первое от второго!» У меня есть впечатление, что гештальт-терапия постепенно учит меня этой мудрости. Она сделала мою жизнь интересной, поскольку помогает быть очень избирательной, быстро отказываться от того, что мне не подходит, искать и находить то, что мне нужно. И все, что происходит в моей жизни: люди, дело, увлечения, книги, – это то, что мне нравится, интересно и нужно.

Еще гештальт-терапия подарила мне покой. Я могу доверять той реке, которой является моя жизнь. Она дает мне знать, когда и где я должна быть начеку, а когда и где я могу бросить весла и просто отдаться потоку и солнцу.

Источник: https://yogajournal.ru/conscious/philosophy/4-printsipa-geshtalt-terapii-kotorye-pomogut-rasputat-vnutrennie-uzly/

Гештальт подход Фрица Перлза

Билет 40. методом гуманистической психотерапии: является гештальт-терапия, созданная Перлсом под влиянием идей

  • Фриц Перлз — основатель метода.
  • Теоретические основы метода гештальт терапии.
  • Природа человека.
  • Голод и агрессия.
  • Развитие личности.
  • Природа психологических проблем личности.

Фриц Перлз

Основателем метода гештальт — терапия считается Фриц Саломон Перлз (1893-1970).
Его базовым образованием был психоанализ и долгое время Перлз практиковал именно его.

Началом истории гештальт — терапии можно считать появление книги «Эго, голод и агрессия» (1942), в которой представлено довольно радикальное переосмысление теории Зигмунда Фрейда — основателя психоанализа.

Отличительные черты гештальт терапии

Несмотря на то, что сам Фриц Перлз считал, что теория построена на базе психоанализа, вполне очевидно, что на его детище оказало влияние множество различных подходов к психотерапии, а также, философия экзистенциализма и идеи течений — Дзен Буддизм и Даосизм. Так, автор делал очевидный акцент на потоке непосредственных переживаний индивида («здесь и сейчас») — мыслях и чувствах, а также декларировал личную ответственность человека за состояние его собственного сознания.

Отличительными чертами гештальт метода стало смещение акцента в отношении построения важнейших вопросов психотерапии с вопроса «почему» на вопросы «что» и «как».

Это, казалось бы незначительное изменение, оказало огромное влияние на ход самого процесса, потому что в таком ракурсе личная история клиента отходила на второй план, а самым важным становилось его актуальное переживание в настоящем.

Исходя из этого факта, нетрудно понять, что это коренным образом меняло весь подход к работе психолога.

Несмотря на то, что Перлз оставил довольно много трудов, посвященных методу, ни в одном из них не содержится сколь-нибудь систематического изложения материала, так, чтобы его можно было бы назвать учебником по гештальт-терапии.

Этот, казалось бы странный факт, тем не менее, вполне вписывается в концепцию автора, который всегда считал, что единственный путь к пониманию метода гештальт-терапии, это его практический опыт по его освоению.

Именно поэтому, многие из его трудов содержат большое количество описаний, именно методик и работы непосредственно с клиентами, но редко, их теоретические обоснования.

Так или иначе, но после смерти Перлза в 1970 году, его последователи сделали попытку заполнить этот пробел, выпустив книгу-руководство под названием «Интегрированная гештальт терапия» (Э. Полстер, М. Полстер, 1973).
Именно на основе этих данных и излагается теоретическое обоснование метода, которое, вне всякого сомнения, необходимо.

Теория гештальт-терапии

Центральным понятием метода является, собственно, концепция фигуры-фона, что и отражает термин «гештальт», который в переводе с немецкого означает «целое, интеграцию, форму, стереотип».

Эта концепция являлась также основной и в понимании Перлзом другой важной части его теории — обосновании важной цепочки потребность-удовлетворение, откуда вытекала и идея самоактуализации, снискавшая себе большую популярность в 50-60 годах прошлого столетия и ставшая одной из основ гуманистического метода терапии.

Главной подоплекой идеи Ф. Перлза было его отношение к личности, как к единому целому и последовательный отказ от концепций дуализма психической и материальной реальностей, мыслей и чувств, а также поведения человека. Нетрудно заметить, что такой же поход лежит в основе философии холизма.

Исходя из такого отношения к личности, естественным следствием было представление о том, что люди отнюдь не находятся полностью под влиянием внешних обстоятельств и обстоятельств своей личной истории, а значит, вполне могут играть определяющую роль в своем состоянии и поведении, то есть нести полную ответственность за события своей жизни и ее качество.

Отсюда вытекала и гуманистическая концепция актуализации, провозглашающая свободу выбора, использования личного потенциала и воли к переменам, лежащих в основе трансформации личности.
Вторым важным следствием было уже упомянутое отношение к тому, что лежало в основе сущности человеческой личности, которое определялось отныне вопросом «как», а не «почему».

Page 3

Из книги Дзонгсара Кхьенце Ринпоче «Гуру пьёт бурбон»? *На картинке заставки — Калу Ринпоче, Кармапа 16, Чогьям Трунгпа Ринпоче. Выбрать аутентичного гуру – не то же самое, что выбрать аутентичный итальянский ресторан. Когда вы оцениваете итальянский Читать далее …

Примерно пять лет назад по просторам интернета широко разошлась история под названием «Массачусетский эксперимент». В ней говорилось об американском докторе Джеймсе Роджерсе, который разработал эффективную, но неэтичную методику лечения психически больных людей. За это он Читать далее …

Сохраните себе этот полезный список, и вы всегда будете знать, где законно брать книги для чтения. 1. Библиотека Максима Мошкова (www.lib.ru) — одна из первых и самых популярных русскоязычных электронных библиотек, она открылась в 1994 Читать далее …

«Английские ученые» недавно провели социологическое исследование, которое показало, что около 70% населения крупных городов живет в состоянии скрытой фоновой депрессии.   Возможно эта цифра слегка завышена, но можно поверить социологам в том, что количество людей, Читать далее …

Метод расстановки довольно часто подвергается жесткой критике, причем в гораздо большей степени со стороны психологов, при этом, многим клиентам метод нравится. Поэтому решил написать этот пост, чтобы разобраться с сутью претензий, а заодно и сказать Читать далее …

приведенные в статье упражнения выполняются с инструктором и, если вы ранее не практиковали йогу — не пытайтесь их делать самостоятельно! Йога как практический инструмент. Йога, как никакое другое восточное учение, обросла мифами, легендами, верованиями! Возможно, Читать далее …

Хочу поделиться одной историей. Сижу в поликлинике Литфонда, жду приема врача. Рядом кабинет над которым горит жёлтым огнем предупреждающая надпись » Не входить, идёт прием». Тут молодой парень, не замечая горящей таблички, стучится в дверь, Читать далее …

Намедни вышел на балкон. Осень, листья пожелтели, воздух по-летнему теплый. На нижнем от меня балконе сосед оседлал табуреточку, курит. Спокойно и тихо. Но не тут то было. Соседка сверху — активная мамаша из нашего подъезда Читать далее …

Редкий Ч/Б фильм про Непал 1954 года Улицы Катманду в 1970 году Троллейбусы на пустых улицах Катманду 1979 год Старое видео — как на руках доставляли автомобили в Катманду Визит королевы Елизаветы в Непал в Читать далее …

«Я и другие» — научно-популярный фильм 1971 года, снятый на киностудии «Киевнаучфильм» режиссёром Феликсом Соболевым. Фильм состоит из ряда социально-психологических экспериментов.

Наибольшую известность приобрел эксперимент на внушаемость, или на конформность, поставленный с детьми дошкольного возраста. Фильм был запрещен к показу в СССР.  Почему? Порой трудно понять логику чиновников от идеологии.

Впрочем, посмотрите его сами. Может поймете.  Читать далее …

Мне как-то один врач сказал: «Я не лечу пациента, и я не помогаю ему выздороветь.Лишь только природа и Бог могут помочь человеку излечиться. А я только ставлю диагнози предлагаю лечение».

И если Вам хоть немного понятна психология, которая неразрывносвязана с философией, то осознаете тот факт, что не к Вам пришел клиент за помощью, аВы позвали «клиента» для помощи самому себе.

Поэтому кто кому оказывает помощь,

надо бы еще разобраться. Читать далее …

Переводчик с японского — о поэзии трехстиший хайку, ее истории, переводах и о том, почему это красиво Читать далее …

«Это случилось. Твой дом разрушен, земля сожжена, оружие унесла река, скот погиб. Всё, что ты строил и растил много лет, больше не существует.  ПОДОЙДИ СЮДА Здесь горит мой костёр и здесь ждёт тебя моя песня. Читать далее …

Как бы выглядел семейный диалог если бы все его участники были честными на все 100 процентов

Чувство беспомощности Пятьдесят лет назад американский психолог Мартин Селигман перевернул все представления о нашей свободе воли. Селигман проводил эксперимент над собаками по схеме условного рефлекса Павлова. Цель — сформировать рефлекс страха на звук сигнала. Если Читать далее …

Автор — Андрей Ракин ПЕРВАЯ Было это давным-давно, лет, наверное, сорок назад. Командировка в Одессу, а, поскольку с почтой тогда было еще хуже, чем сейчас, я прихватил, выступив как бы «оказией», передачку, письмецо и гостинчик Читать далее …

В практике дзэн, чтобы достичь полного пробуждения, нужно пробудить и развить три великих составляющих — Великий Корень Веры (яп. дайсинкон 大信根), Великий Шар Сомнения (яп. дайгидан 大疑団) и Великую Всепревосходящую Волю (яп. дайфунси 大憤志).

Эти термины наиболее сильно ассоциируются с именем Хакуина Экаку дзэндзи, но впервые в этой совокупности появляются еще в 1599 году, в тексте Кохо Осё дзэнъё, почти за сто лет до рождения Хакуина дзэндзи.

А связь между Великим Сомнением и пробуждением акцентировалась еще китайские наставником Тахуэй Цункао (1089-1163): “Под Великим Сомнением всегда есть Великое Пробуждение”. Читать далее …

Для меня суть психосоматики – самонасилие.

И степень ее злокачественности

и разрушительности коррелируют

со степенью насилия над собой.  Читать далее …

Ругать Фрейда и пренебрежительно относиться к психоанализу среди отечественных интеллектуалов стало чем-то вроде моды. Якобы Фрейд был мошенником, а сам психоанализ – чуть ли не псевдонаучная религиозная секта.

В эфире популярной радиостанции один доселе неизвестный мне господин даже пообещал посвятить разоблачению психоанализа ближайший меморандум Комиссии по борьбе с лженаукой РАН[1], членом которой он является. О ничтожестве Фрейда любит рассуждать и Александр Невзоров. Способствует такому отношению и издаваемая на русском языке литература.

Так, например, относительно недавно вышел перевод хорошо известной работы Дэвида Уэбстера «Почему Фрейд был не прав»[2], в которой автор почти на семистах страницах детально разъясняет все ничтожество основателя психоанализа. Читать далее …

Источник: http://xn--108-iddybtxbgw3cxi.xn--p1ai/articles/gestalt-perls/

Основные течения в рамках гуманистической психотерапии: экзистенциальная, клиент-центрированная и гештальт-терапия

Билет 40. методом гуманистической психотерапии: является гештальт-терапия, созданная Перлсом под влиянием идей

Даглдиян Р.С

http://bookap.info/genpsy/psykarv/gl16.shtm

http://studopedia.ru/11_98447_ekzistentsialno-gumanisticheskoe-napravlenie-v-psihoterapii.html

Список используемой литературы: Соловьева С.Л., Психотерапия; Психотерапия /Под ред. Б.Д.Карвасарского. – Спб: Издательство «Питер»,

2000.-544с.

Гуманистическое направление в психотерапии включает в себя разнообразные подходы, школы и методы, которые в самом общем виде объединяет идея личностной интеграции, личностного роста, восстановления целостности человеческой личности. Этого можно достичь путем переживания, осознания (осознавания), принятия и интеграции опыта, уже существующего и полученного в ходе психотерапевтического процесса.

В основе экзистенциальной психотерапиилежит феноменологическая и экзистенциальная философия и психология (Гуссерль, Хайдеггер, Ясперс, Сартр), центральное понятие учения — экзистенция (от позднелатинского existentia — существование) как нерасчлененная целостность объекта и субъекта; основные проявления человеческой экзистенции — забота, страх, решимость, совесть, вина, любовь. Все проявления определяются через смерть — человек прозревает свою экзистенцию в пограничных и экстремальных состояниях (борьба, страдание, смерть). Постигая свою экзистенцию, человек обретает свободу, которая и есть выбор своей сущности.

Экзистенциальная психотерапия представляет собой собирательное понятие для обозначения психотерапевтических подходов, в которых делается упор на «свободную волю», свободное развитие личности, её уникальность, осознание ответственности человека за формирование собственного внутреннего мира и выбор жизненного пути. В Европе представителями экзистенциального анализа являются Бинсвангер, Босс, Франкл, в США выделилось экзистенциально-гуманистическое направление, известными представителями которого являются Мэй, Бьюдженталь, Ялом.

Экзистенциальная психология и психотерапия, наиболее непосредственно отождествляемая с экзистенциализмом, описана в работах швейцарских психиатров Бинсвангера, Босса.

Они признавали психоанализ как ценный психотерапевтический инструмент и основные их возражения были направлены не против техники психоанализа, а выражали глубокие сомнения в адекватности психоаналитической теории человека. Ими разработан психотерапевтический метод – экзистенциальный анализ, или дазайнанализ(Daseinsanalyse).

Он основан на концепциях Хайдеггера и Гуссерля и в первую очередь на осуществленном этими философами анализе феномена существования человека в мире. В качестве важнейших черт личности рассматриваются: способность к самосознанию, к принятию решений, к ответственности за последствия этих решений; понимание возможности своего несуществования (смерти).

Особенно важным положением как указанных философских учений, так и основывающихся на них психотерапевтических направлений, является постулат о личностной необходимости развития. Саморазвитие личности является не только возможностью, но и необходимостью для каждого отдельного человека.

Иными словами, каждый человек постоянно стоит перед необходимостью познания и реализации всех своих новых способностей. Остановка саморазвития, чем бы она ни была вызвана, обусловливает различного рода личностные, в том числе и психические, нарушения. “Отказ от саморазвития”, “отказ от своих возможностей” в рамках дазайнанализа – основной диагноз при самых различных нарушениях.

Клиент-центрированная психотерапиякак вариант гуманистической психотерапии разработана Роджерсом. Использование автором понятия “клиент”, наряду с “пациент”, подчеркивает признание потенциала самостоятельности, активности больного на всех этапах психотерапии, начиная с постановки задачи.

Суть метода заключается в том, что психотерапевт входит в такой контакт с пациентом, который воспринимается им не как лечение и изучение его с целью диагностики, а как глубоко личный контакт.

Согласно Роджерсу, индивид взаимодействует с реальностью, руководствуясь врожденной тенденцией организма к развитию своих возможностей, обеспечивающих его усложнение и сохранение.

Осуществляется организмический оценочный процесс: организм испытывает удовлетворение при тех стимулах или поведенческих актах, которые усложняют и сохраняют организм и Я как в непосредственном настоящем, так и в отдаленном будущем; поведение направлено в сторону приближения к положительно оцениваемым опытным данным и избеганию данных, получивших отрицательную оценку.

По мере осознания Я у индивида развивается потребность в положительной оценке значимым окружением. В дальнейшем удовлетворение или фрустрация положительной оценки начинает переживаться независимо от взаимодействия с социумом и обозначается как самооценка.

Так как Я-переживания индивида воспринимаются значимыми людьми как менее или более заслуживающие положительной оценки (то есть Я-переживания приобретают условия оценки), то и самооценка становится селективной. Из-за этой избирательности опыт воспринимается тоже селективно, на основе условий оценки, он может быть искажен и неосознаваем.

Вследствие этого индивид утрачивает интеграцию, его концепция Я включает искаженные восприятия, неправильно репрезентирующие опыт; поведение регулируется то со стороны Я, то теми аспектами опыта, которые не включены в Я, что сопровождается напряженным и неадекватным функционированием. Это главное отчуждение в человеке.

Изменяется природное, организмическое оценивание, которое перестает быть регулятором поведения. Ради сохранения положительной оценки индивид начинает фальсифицировать свои переживания и воспринимать их по критерию ценности для окружающих. Как следствие такой неконгруэнтности (несоответствия) между Я и опытом возникает неконгруэнтность в поведении и процесс защиты.

Теория психотерапии состоит из множества “если… то”. Если существуют определенные условия, то будет происходить процесс, включающий определенные характерные элементы. Если данный процесс происходит, то последуют определенные изменения личности и поведения.

Наиболее используемыми приемами являются:

– вербализация – высказывание другими словами того, что сообщил пациент, избегая истолкования, привнесения своего материала. Это перефразирование, имеющее целью выделить наиболее существенное и обратить внимание больного на “острые углы”, а также показать, что его не только слушают, но и слышат;

– умелое использование молчания, молчаливое принятие;

– отражение эмоций – повторяются те слова пациента, в которых непосредственно выражаются эмоции.

Роджерс подчеркивал, что вопрос должен стоять не о том, как вести себя психоаналитику, а о том, каким ему быть.

Однако не следует ожидать от психотерапевта, чтобы он был вполне конгруэнтной личностью в каждый конкретный момент. Вышеприведенные условия – это условия идеальные, то есть должны соблюдаться до определенной степени. Но чем более они выражены, тем с большей вероятностью будет идти процесс психотерапии и тем значительнее степень происходящей при этом реорганизации личности.

2. Процесс психотерапии. Когда созданы указанные выше условия, осуществляется психотерапевтический процесс, для которого характерно следующее:

1) пациент все более свободен в выражении своих чувств, которое осуществляется по вербальным и моторным каналам;

2) его выраженные чувства имеют все большее отношение к Я и все реже остаются безликими;

3) все чаще он дифференцирует и распознает объекты своих чувств и восприятия, включающие среду, окружающих лиц, собственное Я, переживания и взаимоотношения между ними;

4) его выраженные чувства все больше относятся к несоответствию между каким-то из его переживаний и его концепцией Я;

5) пациент начинает осознавать угрозу такого несоответствия;

6) он осознает переживание чувств, в отношении которых в прошлом отмечались отказы или искажения;

7) концепция Я реорганизуется таким образом, чтобы ассимилировать и включить эти, ранее искажаемые и подавляемые, переживания;

8) по мере реорганизации концепция Я включает такие переживания, которые ранее были слишком угрожающими, чтобы осознаваться, иными словами, ослабляются механизмы защиты;

9) пациент развивает способность переживать безусловное положительное отношение со стороны психотерапевта без какого бы то ни было чувства угрозы;

10) он все отчетливее чувствует безусловную положительную самооценку;

11) источником представления о себе все в большей степени являются собственные ощущения;

12) пациент реже реагирует на опыт, исходя из даваемых значимым окружением.

Широко известным в лечебной практике методом гуманистической психотерапии является гештальт-терапия, созданная Перлсом под влиянием идей гештальт-психологии, экзистенциализма, психоанализа и, в частности, теории Райха о физиологических проявлениях вытесненного психологического материала. Гештальт-терапия возникла в русле феноменологического подхода, подчеркивающего необходимость осознания пациентом настоящего и важность непосредственного эмоционального переживания. Информацию, необходимую для терапевтического изменения, получают из непосредственного поведения пациента.

В гештальт-терапии различают 5 механизмов нарушения процесса саморегуляции: интроекция, проекция, ретрофлексия, дефлексия, конфлуенция. При интроекции человек усваивает чувства, взгляды, убеждения, оценки, нормы, образцы поведения других людей, которые, однако, вступая в противоречие с собственным опытом, не ассимилируются его личностью.

Этот неассимилированный опыт – интроект – является чуждой для человека частью ею личности. Наиболее ранними интроектами являются родительские поучения, которые усваиваются ребенком без критического осмысления. Со временем становится трудно различить интроекты и свои собственные убеждения.

Проекция – прямая противоположность интроекции, причем, как правило, эти два механизма дополняют друг друга. При проекции человек отчуждает присущие ему качества, поскольку они не соответствуют его Я-концепции. Образующиеся в результате проекции “дыры” заполняются интроектами.

Ретрофлексия – “поворот на себя” – наблюдается в тех случаях, когда какие-либо потребности не могут быть удовлетворены из-за их блокирования социальной средой, и тогда энергия, предназначенная для манипулирования во внешней среде, направляется на самого себя. Такими неудовлетворенными потребностями, или незавершенными гештальтами, часто являются агрессивные чувства.

Ретрофлексия при этом проявляется в мышечных зажимах. Первоначальный конфликт между Я и другими превращается во внутриличностный конфликт. Показателем ретрофлексии является использование в речи возвратных местоимений и частиц, например: “Я должен заставить себя сделать это”. Дефлексия – это уклонение от реального контакта.

Человек, для которого характерна дефлексия, избегает непосредственного контакта с другими людьми, проблемами и ситуациями. Дефлексия выражается в форме салонных разговоров, болтливости, шутовства, ритуальности и условности поведения, тенденции “сглаживания” конфликтных ситуаций и т. п. Конфлуенция, или слияние, выражается в стирании границ между Я и окружением.

Такие люди с трудом отличают свои мысли, чувства или желания от чужих. Слияние хорошо выявляется на занятиях групповой психотерапии у пациентов, полностью идентифицирующих себя с группой; для них характерно при описании собственного поведения употребление местоимения “мы” вместо “я”.

Основная цель гештальт-терапии состоит в интеграции фрагментированных частей личности.

В процессе гештальт-терапии на пути к раскрытию своей истинной индивидуальности пациент проходит через пять уровней, которые Перлс называет уровнями невроза.

Первый уровень – уровень фальшивых отношений, уровень игр и ролей. Невротическая личность отказывается от реализации своего Я. Больной неврозом живет согласно ожиданиям других людей.

В результате собственные цели и потребности человека оказываются неудовлетворенными, он испытывает фрустрацию, разочарование и бессмысленность своего существования.

Перлсу принадлежит следующий афоризм: “Сумасшедший говорит: “Я Авраам Линкольн”, а больной неврозом: “Я хочу быть Авраамом Линкольном”, здоровый человек говорит: “Я – это я, а ты – это ты””. Отказываясь от самого себя, больной неврозом стремится быть кем-то другим.

Второй уровень – фобический, связан с осознанием фальшивого поведения и манипуляций. Но когда пациент представляет себе, какие последствия могут возникнуть, если он начнет вести себя искренно, его охватывает чувство страха. Человек боится быть тем, кем является, боится, что общество подвергнет его остракизму.

Третий уровень – тупик. Характеризуется тем, что человек не знает, что делать, куда двигаться. Он переживает утрату поддержки извне, но еще не готов или не хочет использовать свои собственные ресурсы, обрести внутреннюю точку опоры. В результате человек придерживается статуса кво, боясь пройти через тупик.

Четвертый уровень – имплозия. Это состояние внутреннего смятения, отчаяния, отвращения к самому себе, обусловленное полным осознанием того, как человек ограничил и подавил себя.

На этом уровне индивид может испытывать страх смерти.

Эти моменты связаны с вовлечением огромного количества энергии в столкновение противоборствующих сил внутри человека; возникающее вследствие этого давление, как ему кажется, грозит его уничтожить.

Пятый уровень – эксплозия (взрыв). Достижение этого уровня означает сформирование аутентичной личности, которая обретает способность к переживанию и выражению своих эмоций. Эксплозия – это глубокое и интенсивное эмоциональное переживание.

Перлс описывает четыре типа эксплозии: скорбь, гнев, радость, оргазм. Эксплозия истинной скорби является результатом работы, связанной с утратой или смертью близкого человека. Оргазм – результат работы с лицами, сексуально заблокированными.

Гнев и радость связаны с раскрытием аутентичной личности и подлинной индивидуальности.

Основным теоретическим принципом гештальт-терапии является убеждение, что способность индивида к саморегуляции ничем не может быть адекватно заменена. Поэтому особое внимание уделяется развитию у пациента готовности принимать решения и делать выбор.

Дата добавления: 2017-03-18; просмотров: 309 | Нарушение авторских прав

Рекомендуемый контект:

Поиск на сайте:

Источник: https://lektsii.org/16-55396.html

Гештальт-терапия Фредерика Перлза

Билет 40. методом гуманистической психотерапии: является гештальт-терапия, созданная Перлсом под влиянием идей
Гештальт-терапия (в переводе с нем. «образ», «фигура», «фон») – метод психотерапии, способствующий распространению сознания человека, и достижение на основе этого большей внутриличностной целостности, наполненности и осмысленности жизни, улучшение контакта с окружающими людьми и внешним миром.

У истоков развития гештальт-терапии стоял немецкий психиатр и психоаналитик Фредерик С. Перлз. Благодаря его научной деятельности и вкладу в развитие нового направления ряда многих ученых, в том числе и его жены Лоры, гештальт-терапия на данный момент обрела значительную популярность в Европе.

Очень многие люди, не справившиеся с решением своих личностных проблем, обращались к психоаналитикам, активно применяющим методы гешталь-терапии для оказания им психотерапевтической помощи. Немалое число институтов заняты практикой и преподаванием гештальт-терапии во всех концах мира.

Основы гештальт-терапии

Для начала объясним, что же такое гештальт. Это понятие представляет собой своеобразную организацию частей, составляющую единое целое. Т.е.

в своем восприятии мы выбираем то, что является для нас наиболее важным и значимым, например, чувство голода заставляет искать определенную пищу, которой можно быстрее устранить это чувство, остальное на данный момент не имеет никакого значения до поры времени.

И как только происходит насыщение, внимание переключается, другими словами, мы в первую очередь обращаем внимание на наиболее значимые фигуры (это может быть образ близкого нам человека, чувство голода, головная боль), а прочие детали остаются незамеченными, уходят в так называемый фон.

Природа человека

В теории гештальт-терапии природа представлена как могучая, самовосполняющаяся сила, которой свойственно столько же физиологических и животных факторов, как социальных и культурных. Здесь мы признаем первичность условий жизни.

Поле «организм-окружающая среда»

Поскольку существование человека-животного включает и его окружающую среду, в теории широко используется понятие «поле», «организм-среда», т.е. его сущностью является его целостность и неразрывность с окружающей средой.

Саморегуляция

Не существует ни одной функции жизнедеятельности живого существа, которая не включала бы в себя контакт с окружающей средой. Теория природы человека-животного содержит принцип саморегуляции, которая только тогда будет хорошей, если поле «организм-окружающая среда» ничем не будет искажено.

Контакт и граница контакта

Контакт – это то, как осуществляется взаимодействие человека с объектом или окружающей его средой, предоставляющей различные пути их наведения.

Это также способность отказаться от неподходящих способов для своего удовлетворения.

Любой контакт считается именно творческой адаптацией человека к окружающей среде, благодаря ему, он подтверждает сохранение своего уникального бытия.

Доминантность

Гештальт-рисунок Для осуществления контакта важно, чтобы осознаваемая нами фигура отделилась от фона. Именно она создает доминантность поля, которая преобладает над остальными, не значимыми для нас объектами. Целью гештальт-терапии является активация нашего умения взаимодействовать с образами, строить их в адекватной связи с фоном.

Острая ситуация и терапевтическая ситуация

Исходя из вышеприведенных понятий и оперируя ими, гештальт-терапия анализирует страдания, невроз и все трудности, из-за которых люди обращаются к психотерапевту. И удивительным является то, что симптом является следствием уже упомянутой творческой адаптации человека к окружающей среде. Отсюда становятся понятными те психотехнические приемы, используемые психоаналитиками для подведения человека к осознанию своих проблем и неудач и самостоятельной разработке путей их решения.

Задачи гештальт-терапии

Так, мы выяснили задачу психоаналитика, которая сводится к попыткам поддержать способность человека выделять гештальт-фигуры, отделять их от фона, позволять им разворачиваться и вступать в контакт, строиться и разрушаться.

Если я веду машину, образы, которые я воссоздаю, состоят из увиденных пейзажей, если же вижу помеху, эти образы исчезают и заменяются образами непосредственной опасности на пути.

Такое последовательное создание и разрушение гештальт-образов называется циклом контакта, включающим в себя четыре фазы:

  • предконтакт – заключает фон или задний план, которым является наше тело и в нем зарождается чувство или желание, говорящее об определении наличия актуальной потребности в этот момент;
  • контактирование – образ, выделившийся от хаотичного фона, сам отходит на задний план. С этого времени энергия аккумулируется и дает возможность человеку повернуться к окружающей среде для изучения всех имеющихся в ней способов с целью найти удовлетворение своей потребности;
  • финальный контакт – теперь сама среда уходит из поля внимания и возникает новый образ – выбранный объект;
  • постконтакт – уже нет ни фигуры, ни поля, не остается больше ничего актуального и потребность либо удовлетворена, либо сменилась на другую, отличную от предыдущей.

В жизни мы можем не доводить до конца эту последовательность фаз. Например, я хочу позвонить своему другу (фаза предконтакта), иду к телефону, беру его в руку, набираю номер (фаза контакта), но вдруг мои действия прерывает звонок в дверь, и я откладываю трубку телефона. Здесь мы имеем дело с еще одним важным понятием в гештальт-терапии «незавершенность ситуации». В нашем случае, телефонный разговор не состоялся по причине более актуальной потребности открыть дверь пришедшему человеку, здесь выбора не было, и последовательность фаз нарушилась. В жизни большинство из нас очень часто прерывают эту последовательность в той или иной ситуации. Патогенная ситуация создается, когда я оставляю незавершенную ситуацию, попадаю в положение безвыходности или отсутствия рационального выбора (в данном случае с отложенным телефонным разговором), и не возвращаюсь к этому. Здесь может быть неосознаваемое раздражение, будто бы не все сделал, что планировал.Когда подобная незавершенная ситуация начинает сильно беспокоить человека, терапевт наводящими вопросами дает ему возможность понять прерывание последовательности, изменить его, чтобы тот вновь смог сделать правильный и безболезненный выбор.

Игры

В гештальт-терапии существует много различных игр, нацеленные на решение проблем.

Незаконченное дело

Как уже говорилось, когда клиенты идентифицируют незаконченное дело (например, что-то, что они делали вместе со своими родителями, родными братьями или сестрами, а также с друзьями), их просят завершить его, чтобы выявить чувство обиды, которое характерно для незаконченного дела.

Проективная игра

Того, кто выражает недоверие своими словами просят сымитировать ненадежного человека, чтобы выявить и доказать скрытую его ненадежность.

Выявление противоположного

Эта игра основана на том, что в своем поведении в большинстве случаев мы проявляем себя полностью противоположно тем чувствам и эмоциям, которые находятся глубоко внутри нас. Например, приятную молодую девушку просят сыграть роль «сварливой и злобной мегеры».

Репетиция

Многие из нас в своем уме прокручивают те или иные высказывания в различных воображаемых ситуациях, и участники игры делятся своими репетиционными мыслями.

Преувеличение

Какое-либо движение тела или жест намеренно акцентируется и утрируется с целью показать его нелепость.

Игры, используемые в брачном консультировании

Партнеры высказывают друг другу свои обиды, а затем, исчерпав их, перечисляют взаимные положительные стороны. Еще их просят открыть те или иные внешние или внутренние качества, которые заметны в другом собеседнике, что помогает связывать факты с действительностью, а не со своими фантазиями.

Есть и другие методики в гештальт-терапии, которые направлены на определенный круг решаемых проблем, среди которых может быть и психотерапевтическое воздействие на людей, страдающих зависимостями от алкоголя, наркомании и др.

Важно помнить, что только профессионал имеет право проводить подобные сеансы, поскольку неправильная тактика коррекции может принести серьезные осложнения психике пациента.

Источник: https://psychojournal.ru/psychologists/192-geshtalt-terapiya-frederika-perlza.html

ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИЯ — Психотерапевтическая энциклопедия

Билет 40. методом гуманистической психотерапии: является гештальт-терапия, созданная Перлсом под влиянием идей

Метод, созданный американским психологом и психотерапевтом Перлсом (Perls F. S.) под влиянием идей гештальт-психологии, экзистенциализма, психоанализа и, в частности, теории Райха (Reich W.) о физиологических проявлениях вытесненного психологического материала. Г.-т.

возникла в русле феноменологического подхода, подчеркивающего необходимость осознания пациентом настоящего и важность непосредственного эмоционального переживания. Информацию, необходимую для терапевтического изменения, получают из непосредственного поведения пациента. Феноменологический подход Г.-т.

противопоставляется каузальному — традиционному — подходу, при котором усилия психотерапевта направлены на поиски причин расстройств у пациента в его прошлом.

Перлс перенес закономерности образования фигуры, установленные гештальт-психологией в сфере восприятия, в область мотивации человеческого поведения. Возникновение и удовлетворение потребностей он рассматривал как ритм формирования и завершения гештальтов.

Функционирование мотивационной сферы осуществляется по принципу саморегуляции организма. Человек находится в равновесии с самим собой и окружающим его миром. Для сохранения гармонии нужно лишь довериться «мудрости тела», прислушиваться к потребностям организма и не мешать их реализации.

Быть самим собою, осуществлять свое «Я», реализовывать свои потребности, наклонности, способности — это путь гармоничной, здоровой личности.

Больным неврозом, согласно экзистенциально-гуманистической психологии, является человек, хронически препятствующий удовлетворению собственных потребностей, отказывающийся от реализации своего «Я», направляющий все свои усилия на реализацию «Я»-концепции, создаваемой для него другими людьми — прежде всего близкими — и которую он со временем начинает принимать за свое истинное «Я». Отказ от собственных потребностей и следование ценностям, навязанным извне, приводит к нарушению процесса саморегуляции организма.

В Г.-т. различают 5 механизмов нарушения процесса саморегуляции: интроекция, проекция, ретрофлексия, дефлексия, конфлуенция. При интроекции человек усваивает чувства, взгляды, убеждения, оценки, нормы, образцы поведения других людей, которые, однако, вступая в противоречие с собственным опытом, не ассимилируются его личностью.

Этот неассимилированный опыт — интроект — является чуждой для человека частью его личности. Наиболее ранними интроектами являются родительские поучения, которые усваиваются ребенком без критического осмысления. Со временем становится трудно различить интроекты и свои собственные убеждения.

Проекция — прямая противоположность интроекции, причем, как правило, эти два механизма дополняют друг друга. При проекции человек отчуждает присущие ему качества, поскольку они не соответствуют его «Я»-концепции. Образующиеся в результате проекции «дыры» заполняются интроектами.

Ретрофлексия — «поворот на себя» — наблюдается в тех случаях, когда какие-либо потребности не могут быть удовлетворены из-за их блокирования социальной средой, и тогда энергия, предназначенная для манипулирования во внешней среде, направляется на самого себя. Такими неудовлетворенными потребностями, или незавершенными гештальтами, часто являются агрессивные чувства.

Ретрофлексия при этом проявляется в мышечных зажимах. Первоначальный конфликт между «Я» и другими превращается во внутриличностный конфликт. Показателем ретрофлексии является использование в речи возвратных местоимений и частиц, например: «Я должен заставить себя сделать это». Дефлексия — это уклонение от реального контакта.

Человек, для которого характерна дефлексия, избегает непосредственного контакта с другими людьми, проблемами и ситуациями. Дефлексия выражается в форме салонных разговоров, болтливости, шутовства, ритуальности и условности поведения, тенденции «сглаживания» конфликтных ситуаций и т. п. Конфлуенция, или слияние, выражается в стирании границ между «Я» и окружением.

Такие люди с трудом отличают свои мысли, чувства или желания от чужих. Слияние хорошо выявляется на занятиях групповой психотерапией у пациентов, полностью идентифицирующих себя с группой; для них характерно при описании собственного поведения употребление местоимения «мы» вместо «я».

Описанные варианты нарушений процесса саморегуляции представляют собой невротические защитные механизмы, прибегая к которым индивид отказывается от своего подлинного «Я». В результате действия перечисленных механизмов нарушается целостность личности, которая оказывается фрагментированной, разделенной на отдельные части.

Такими фрагментами, или частями, чаще выступают дихотомии: мужское—женское, активное—пассивное, зависимость—отчужденность, рациональность—эмоциональность, эгоистичность—бескорыстие. Большое значение придается в Г.-т. описанному Перлсом конфликту между «нападающим» (top-dog) и «защищающимся» (under-dog).

«Нападающий» — это интроект родительских поучений и ожиданий, диктующих человеку, что и как он должен делать («Родитель» в терминологии трансактного анализа). «Защищающийся» — зависимая, неуверенная в себе часть личности, отбивающаяся различными хитростями, проволочками типа «сделаю завтра», «обещаю», «да, но…

», «постараюсь» («Ребенок» в трансактном анализе). Основная цель Г.-т. состоит в интеграции фрагментированных частей личности.

В процессе Г.-т. на пути к раскрытию своей истинной индивидуальности пациент проходит через пять уровней, которые Перлс называет уровнями невроза.

Первый уровень — уровень фальшивых отношений, уровень игр и ролей. Невротическая личность отказывается от реализации своего «Я». Больной неврозом живет согласно ожиданиям других людей.

В результате собственные цели и потребности человека оказываются неудовлетворенными, он испытывает фрустрацию, разочарование и бессмысленность своего существования.

Перлсу принадлежит следующий афоризм: «Сумасшедший говорит: “Я Авраам Линкольн”, а больной неврозом: “Я хочу быть Авраамом Линкольном”, здоровый человек говорит: “Я — это я, а ты — это ты”». Отказываясь от самого себя, больной неврозом стремится быть кем-то другим.

Второй уровень — фобический, связан с осознанием фальшивого поведения и манипуляций. Но когда пациент представляет себе, какие последствия могут возникнуть, если он начнет вести себя искренно, его охватывает чувство страха. Человек боится быть тем, кем является, боится, что общество подвергнет его остракизму.

Третий уровень — тупик. Характеризуется тем, что человек не знает, что делать, куда двигаться. Он переживает утрату поддержки извне, но еще не готов или не хочет использовать свои собственные ресурсы, обрести внутреннюю точку опоры. В результате человек придерживается статус-кво, боясь пройти через тупик.

Четвертый уровень — имплозия. Это состояние внутреннего смятения, отчаяния, отвращения к самому себе, обусловленное полным осознанием того, как человек ограничил и подавил себя.

На этом уровне индивид может испытывать страх смерти.

Эти моменты связаны с вовлечением огромного количества энергии в столкновение противоборствующих сил внутри человека; возникающее вследствие этого давление, как ему кажется, грозит его уничтожить.

Пятый уровень — эксплозия (взрыв). Достижение этого уровня означает сформирование аутентичной личности, которая обретает способность к переживанию и выражению своих эмоций. Эксплозия — это глубокое и интенсивное эмоциональное переживание.

Перлс описывает четыре типа эксплозии: скорбь, гнев, радость, оргазм. Эксплозия истинной скорби является результатом работы, связанной с утратой или смертью близкого человека. Оргазм — результат работы с лицами, сексуально заблокированными.

Гнев и радость связаны с раскрытием аутентичной личности и подлинной индивидуальности.

Основным теоретическим принципом Г.-т. является убеждение, что способность индивида к саморегуляции ничем не может быть адекватно заменена. Поэтому особое внимание уделяется развитию у пациента готовности принимать решения и делать выбор.

Поскольку саморегуляция осуществляется в настоящем, гештальт возникает в «данный момент», то психотерапевтическая работа проводится сугубо в ситуации «сейчас».

Психотерапевт внимательно следит за изменением в функционировании организма пациента, побуждает его к расширению осознания того, что происходит с ним в данный момент, с тем чтобы замечать, как он препятствует процессу саморегуляции организма, какие блоки он использует для избегания конфронтации со своим настоящим, для «ускользания из настоящего».

Большое внимание психотерапевт уделяет «языку тела», являющемуся более информативным, чем вербальный язык, которым часто пользуются для рационализации, самооправданий и уклонения от решения проблем.

Психотерапевта интересует, что делает пациент в данный момент и как он это делает, например, сжимает ли кулаки, совершает мелкие стереотипные движения, отводит в сторону взгляд, задерживает дыхание. Таким образом, в Г.-т. акцент смещается с вопроса «почему?» на вопрос «что и как?». Фрагментирование личности часто устанавливается по рассогласованию между вербальным и невербальным проявлениями.

Феноменологический подход диктует принципы и технические процедуры в Г.-т.: и те и другие связаны с настоящим. Основными принципами являются следующие.

1. Принцип «сейчас». «Сейчас» — это функциональная концепция того, что и как делает индивид в данный момент. Например, акт воспоминания далекого прошлого является частью «сейчас», а то, что происходило несколько минут назад, не является «сейчас».

2. Принцип «я — ты». Выражает стремление к открытому и непосредственному контакту между людьми.

Часто свои высказывания члены психотерапевтической группы направляют не по адресу — конкретному участнику, а в сторону или в воздух, что обнаруживает их опасения и нежелание говорить прямо и однозначно.

Психотерапевт побуждает участников группы к непосредственному общению, просит адресовать конкретные высказывания конкретным лицам. Прямая конфронтация мобилизует аффект и живость переживания.

3. Принцип субъективизации высказываний. Связан с семантическими аспектами ответственности пациента. Психотерапевт предлагает пациенту заменять объективизированные формы (типа «что-то давит в груди») на субъективизированные («я подавляю себя»). Это помогает пациенту рассматривать себя как активного субъекта, а не как пассивный объект, с которым «делаются» разные вещи.

4. Континуум сознания. Является неотъемлемой частью всех технических процедур, но может использоваться и в качестве отдельного метода. Это концентрация на спонтанном потоке содержания переживаний, метод подведения индивида к непосредственному переживанию и отказу от вербализаций и интерпретаций, одно из центральных понятий Г.

-т. Пациент должен постоянно осознавать или отдавать себе отчет в том, что происходит с ним в данный момент, он должен замечать малейшие изменения в функционировании организма. Осознание чувств, телесных ощущений и наблюдение за движениями тела (понимание «языка тела») способствуют ориентации человека в самом себе и в своих связях с окружением.

Технические процедуры в Г.-т. называются играми. Это разнообразные действия, выполняемые пациентами по предложению психотерапевта, которые способствуют более непосредственной конфронтации со значимым содержанием и переживаниями. Эти игры предоставляют возможность экспериментирования с самим собой и другими участниками группы.

В процессе игр пациенты «примеряют» различные роли, входят в разные образы, отождествляются со значимыми чувствами и переживаниями, отчужденными частями личности и интроектами. Цель игр-экспериментов — достижение эмоционального и интеллектуального прояснения, приводящего к интеграции личности.

Эмоциональное осознание («ага-переживание») — это такой момент самопостижения, когда человек говорит: «Ага!» По Перлсу, «ага» — это то, что происходит, когда что-нибудь защелкивается, попадая на свое место; каждый раз, когда «закрывается» гештальт, «звучит» этот щелчок. По мере накопления фактов эмоционального прояснения приходит прояснение интеллектуальное.

Число игр не ограничено, так как каждый психотерапевт, пользуясь принципами Г.-т., может создавать новые игры или модифицировать уже известные. Наиболее известными являются следующие игры.

1. Диалог между частями собственной личности. Когда у пациента наблюдается фрагментация личности, психотерапевт предлагает эксперимент: провести диалог между значимыми фрагментами личности — между агрессивным и пассивным, «нападающим» и «защищающимся».

Это может быть диалог и с собственным чувством (например, с тревогой, страхом), и с отдельными частями или органами собственного тела, и с воображаемым значимым для пациента человеком. Техника игры такова: напротив стула, который занимает пациент («горячий стул»), располагается пустой стул, на который «сажают» воображаемого «собеседника».

Пациент поочередно меняет стулья, проигрывая диалог, пытаясь максимально отождествлять себя с различными частями своей личности.

2. Совершение кругов. Пациенту предлагается пройти по кругу и обратиться к каждому участнику с волнующим его вопросом, например выяснить, как его оценивают другие, что о нем думают, или выразить собственные чувства по отношению к членам группы.

3. Незаконченное дело. Любой незавершенный гештальт есть незаконченное дело, требующее завершения. По существу, вся Г.-т. сводится к завершению незаконченных дел. У большинства людей есть немало неулаженных вопросов, связанных с их родственниками, родителями и т. п. Чаще всего это невысказанные жалобы и претензии.

Пациенту предлагается с помощью приема пустого стула высказать свои чувства воображаемому собеседнику или обратиться непосредственно к тому участнику психотерапевтической группы, который имеет отношение к незаконченному делу. Гештальт-психотерапевтами замечено, что наиболее частое и значимое невыраженное чувство — чувство обиды.

Именно с этим чувством работают в игре, которая начинается со слов: «Я обижен…»

4. Проективная игра. Когда пациент заявляет, что другой человек имеет некое чувство или черту характера, его просят проверить, не является ли это его проекцией. Пациенту предлагается «разыграть проекцию», т. е. примерить на самого себя это чувство или черту.

Так, пациента, который заявляет: «Я испытываю к тебе жалость», просят разыграть роль человека, вызывающего жалость, подходя к каждому из участников группы и вступая с ним во взаимодействие.

Постепенно входя в роль, человек раскрывает себя, при этом может произойти интеграция прежде отвергаемых сторон личности.

5. Выявление противоположного (реверсия). Явное поведение пациента часто носит характер защиты, скрывающей противоположные тенденции.

Для осознания пациентом скрытых желаний и противоречивых потребностей ему предлагается разыграть роль, противоположную той, которую он демонстрирует в группе.

Например, пациентке с манерами «душечки» предлагается разыграть роль агрессивной, высокомерной, задевающей других женщины. Такой прием позволяет достичь более полного соприкосновения с теми сторонами своей личности, которые прежде были скрыты.

6. Упражнения на воображение. Иллюстрируют процесс проекции и помогают участникам группы идентифицироваться с отвергаемыми аспектами личности. Среди таких упражнений наиболее популярна игра «Старый, заброшенный магазин».

Пациенту предлагают закрыть глаза, расслабиться, затем представить, что поздно ночью он проходит по маленькой улочке мимо старого, заброшенного магазина. Его окна грязные, но если заглянуть, можно заметить какой-то предмет.

Пациенту предлагают тщательно его рассмотреть, затем отойти от заброшенного магазина и описать предмет, обнаруженный за окном.

Далее ему предлагается вообразить себя этим предметом и, говоря от первого лица, описать свои чувства, ответить на вопрос, почему он оставлен в магазине, на что похоже его существование в качестве этого предмета. Идентифицируясь с предметами, пациенты проецируют на них какие-то свои личностные аспекты.

Большое внимание уделяется в Г.-т. работе со сновидениями пациентов. Перефразируя Фрейда (Freud S.), Перлс говорил, что «сон — это королевская дорога к интеграции личности». В отличие от психоанализа, в Г.-т. не интерпретируются сны, они используются для интеграции личности. Автор считал, что различные части сна являются фрагментами нашей личности.

Для того чтобы достичь интеграции, необходимо их совместить, снова признать своими эти спроецированные, отчужденные части нашей личности и признать своими скрытые тенденции, которые проявляются во сне.

С помощью проигрывания объектов сна, отдельных его фрагментов может быть обнаружено скрытое содержание сновидения через его переживание, а не посредством его анализа.

Перлс сначала применял свой метод в виде индивидуальной психотерапии, но впоследствии полностью перешел на групповую форму, находя ее более эффективной и экономичной.

Групповая психотерапия проводится как центрированная на пациенте, группа же при этом используется лишь инструментально по типу хора, который, подобно греческому, на заднем плане провозглашает свое мнение по поводу действия протагониста.

Во время работы одного из участников группы, который занимает «горячий стул» рядом со стулом психотерапевта, другие члены группы идентифицируются с ним и проделывают большую молчаливую аутотерапию, осознавая фрагментированные части своего «Я» и завершая незаконченные ситуации.

В последние годы отмечается явная тенденция отхода от ортодоксальной модели Г.-т.

с ее непримиримостью к каузальности, полному отказу от анализа и интерпретаций к использованию гештальт-экспериментов в сочетании с каузальными методами психотерапии, чаще с трансактным анализом. Г.-т.

наиболее эффективна при лечении неврозов. При работе с психотическими пациентами ее рекомендуют проводить достаточно длительно и осторожно.

Источник: Психотерапевтическая энциклопедия на Gufo.me

Источник: https://gufo.me/dict/psychotherapy_encyclopedia/%D0%93%D0%95%D0%A8%D0%A2%D0%90%D0%9B%D0%AC%D0%A2-%D0%A2%D0%95%D0%A0%D0%90%D0%9F%D0%98%D0%AF

Medic-studio
Добавить комментарий