Человек как предмет познания.: Восприятие и понимание человека нашло отражение во многих

Межличностное восприятие и понимание

Человек как предмет познания.: Восприятие и понимание человека нашло отражение во многих

Проблема восприятия человека челове­ком из всех аспектов общения является наиболее изученной. Результаты зарубеж­ных исследований представлены в рабо­тах Г.М.Андреевой, Н.Н, Богомоловой, Л.А. Петровской и П.Н. Шихирева.

Меж­личностное познание в западной социаль­ной психологии осуществляется в рамках когнитивистской ориентации.

В настоящее время научные разработки ведутся в Санкт-Петербургском, Московском и Рос­товском государственных университетах.

Социальная перцепция включает вос­приятие социальной действительности и человека человеком (межличностная пер­цепция). Первоначальное понятие «вос­приятие человека человеком» было недо­статочным для полного познания людей.

Впоследствии к нему добавилось понятие «понимание человека», что предполагает подключение к процессу восприятия че­ловека и других познавательных процес­сов.

Как равнозначные используются вы­ражения «межличностное восприятие и понимание» и «межличностное познание».

В данном процессе важная роль при­надлежит социально-психологической на­блюдательности — свойство личности, позволяющее ей успешно улавливать в по­ведении человека малозаметные, но сущест­венные для его понимания особенности, Это — интегративная характеристика, вби-раюшая некоторые особенности познава­тельных процессов, внимания, а также жизненный и профессиональный опыт личности.

В основе социально-психологической наблюдательности лежат рахчичные виды сензитивности.

Наблюдательная сензитив-ность связана со способностью воспри­нимать собеседника с одновременным за­поминанием содержания характеристик личности и ситуации общения (по опре­делению А.А. Бодалева — это «различи­тельная точность» [Бодалев, 1982]).

Тео­ретическая сензитивность предполагает выбор и использование наиболее адекват­ных теорий для более точного понимания и прогнозирования поведения людей. Номотетическая сензитивность позволяет

понимать представителей различных соци­альных общностей и прогнозировать их поведение {согласно А.А. Бодалеву, это «стереотипная точность»). Идиографичес-кая сензитивность связана с пониманием уникальности каждой личности и дистан­цировании ее от общих характеристик групп [Емельянов, 1985),

Социально-психологическая компе­тентность предполагает определенный объем знаний и уровень сформирован-ности навыков и умений, позволяющих адекватно ориентироваться в различных ситуациях общения, объективно оценивать людей, прогнозировать их поведение, фор­мировать с ними необходимые отношения и успешно воздействовать на них, исходя из сложившихся условий.

Межличностная компетентность пред­ставляет более узкое понятие, являющееся частью социально-психологической ком­петентности, но ограниченное межличност­ными контактами.

Коммуникативная компетентность пред­полагает ситуативную адаптивность и сво­бодное владение вербальными и невер­бальными средствами общения [Емелья­нов, 1985].

Системный подход в межличностном познании.Для структурирования много­численных результатов исследований по межличностному восприятию целесооб­разно использовать системный подход к этому процессу [Ломов, 1984], элементами которого являются субъект, объект и про­цесс познания человека человеком.

Субъект межличностного познания, являясь элементом названной системы, одновременно представляет собой разви­вающуюся динамическую систему со мно­гими характеристиками. Он может высту­пать в роли общающегося (наивный психо­лог, человек с улицы и пр.), участника экс­перимента (организатор, испытуемый и пр.), профессионального психолога и т. д.

Объект восприятия как элемент рас­сматриваемой системы включен во мно­гие системы действительности. Многооб­разие подсистем, в которых находится воспринимаемый, предопределяет разно­образные формы его поведения и прояв­ление психологических характеристик. Будучи активно действующей личностью,

53. Психология межличностного взаимодействия

объект стремится изучить субъекта и в отдельных случаях квалифицированно ор­ганизовать свою самоподачу [Крижанская, Третьяков, 1990].

Процесс познания человека, с одной стороны, есть элемент названной системы, л с другой — будучи целостным многомер­ным явлением, может исследоваться как самостоятельная подсистема. Процесс по­знания — это не одновременный акт. Он включает обратную связь от объекта вос­приятия и иногда — элементы коммуни­кации и взаимодействия.

Субъект межличностного познания.Осо­бенности воспринимающего зависят от его объективных и субъективных характерис­тик.

Они влияют на глубину, всесторон­ность, объективность и скорость познания другого человека.

К ним относятся пол, нозраст, национальность, темперамент, социальный интеллект, психические состо­яния, состояние здоровья, установки, опыт общения, профессиональные и личност­ные особенности и пр.

Пол. Существенно влияют на процесс познания половые различия.

Женщины, по сравнению с мужчинами, точнее иден­тифицируют эмоциональные состояния и межличностные отношения, достоинства и недостатки личности, эмоционально более предрасположены к проникновению во внутренний мир собеседника. У них выше показатели социально-психологичес­кой наблюдательности, хотя мужчины точнее определяют уровень интеллекта собеседника.

Возраст. На точность восприятия и понимания влияет возраст. Подростки и юноши в первую очередь обращают вни­мание на физические данные и экспрес­сивные характеристики. По мере освоения психологических понятий и жизненного опыта они начинают разносторонне вос­принимать и оцениватьлюдей.

Восприни­мающий точнее определяет возраст лиц, который приближается к нему по годам, и чаше ошибается в случае большой разницы лет. С возрастом легче дифференцируются отрицательные эмоциональные состояния [Бодалев, 1995]. Зрелые люди могут понять как подростков, так и престарелых.

Дети и подростки часто не в состоянии понять взрослых и адекватно их оценить.

Национальность. Человек воспринима­ет окружающий его мир через призму сво­его национального образа жизни, т. е. че­рез сформировавшиеся у него этнические обычаи, традиции, привычки и пр.

В этом просматривается «внутренняя структура личности», связанная с этнической суб­культурой, «Характер восприятия в меж­национальном общении как самих людей, так и тех отношений, которые складыва­ются между ними, как представителями разных наций, более нюансирован, чем в однонациональной среде» [Хабибулин, 1974, с. 87].

Если воспринимающий имеет опыт общения с представителями разных этносов, то влияние национальности на формирование представления о восприни­маемом будет сказываться меньше.

Темперамент. Некоторые характеристи­ки темперамента влияют на процесс по­знания другого человека. Эксперименталь­но было установлено, что чем выше экс-травертированность воспринимающего, тем он точнее опознает экспрессивные характеристики и меньше принимает во внимание ситуацию, в которой находит­ся.

Интроверты же проявляют недоверие к экспрессивным характеристикам, они более точны в оценках воспринимающих и оперируют представлениями о наиболее вероятных состояниях объекта. По мне­нию ряда исследователей, экстраверты — смотрят, интроверты — думают.

Необщи­тельные и эмоционально неустойчивые люди успешнее опознают отрицательные эмоциональные состояния [Бодалев, 1995]. Экстравертов в других людях в первую очередь интересует внешняя сторона по­ведения, физические компоненты облика личности и другие моменты, в которых содержится информация, сходная с дан­ными, присущими им самим.

Часто в дру­гих людях они пытаются найти прежде всего самих себя, пренебрегая иногда ин­формацией о личностных особенностях объекта, если расценивают его как неин­тересного для себя человека.

Социальный интеллект. Успешнее опре­деляют различные психические состояния и межличностные отношения те лица, ко­торые развиты и имеют более высокий уровень социального интеллекта. Общее развитие личности предполагает владение

6. СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

богатой лексикой, включающей научные и бытовые психологические понятия, и по­зволяет успешнее ею оперировать при характеристике воспринимаемого человека.

Под социальным интеллектом понимают способность личности, основанную на специфике познавательных процессов, эмоциональном и социальном опыте по­нимать самого себя, других людей и про­гнозировать их поведение.

Социальный интеллект имеет обшую структурную базу как с когнитивным развитием, так и с эмоциональными основами нравствен­ности. Его можно определить как «даль­новидность в межличностных отноше­ниях» (Э.

Торндайк) и «практически-психологический ум» (Л.И. Уманский) [Емельянов, 1985].

Социальный интеллект базируется на социально-психологической наблюдатель­ности, наглядно-образной памяти, реф­лексивном осмысливании действитель­ности и поведения людей, способности к анализу—синтезу психологической инфор­мации и развитом воображении. Он по­зволяет успешнее познавать внутренний мир личности, дифференцировать ее меж­личностные отношения и прогнозировать поведение в различных ситуациях.

Психическое состояние. Независимо от того, устал человек или, наоборот, отдох­нул, сосредоточенный или рассеянный, — эти и другие психические состояния бес­сознательно сказываются на формирова­нии образа воспринимающего. Изложен­ное подтверждается многочисленными экспериментами [Бодалев, I995].

Состояние здоровья. Как свидетельствуют результаты исследований по психиатрии и медицинской психологии, состояние здо­ровья воспринимающего сказывается на процессе познания других людей. Так, например, невротики, по сравнению с шизофрениками, точнее оценивают пси­хические состояния и межличностные отношения людей.

Установки. Широко известен экспери­мент А.А. Бодалева, когда в разных груп­пах испытуемых перед предъявлением им фотографии одного и того же лица дава­лись разные установки. При установке «преступник» испытуемые характеризовали человека на фотографии как «зверюгу с

бандитским подбородком», «опустившегося» и пр., а при установке «герой» они описы­вали «молодого человека с волевым и му­жественным лицом» и т. д. [Бодалев, 1995]. Из зарубежных экспериментов известны полярные характеристики одного и того же лица, представленного в первом случае как предприниматель, а во втором как — финансовый инспектор.

Результаты зарубежных исследований показывают, что установка воспринимать других людей с определенной для данного человека позиции может быть устойчивой и колеблется в пределах от негативно жест­кой (эффект ожесточения) до мягкости и доброжелательной (эффект снисходитель­ности). В силу этого в описание воспри­нимаемого привносятся эмоционально положительные или эмоционально отри­цательные характеристики.

Ценностные ориентации связаны с моти-вационно-погребностной сферой личности. Они ориентируют субъекта на восприятие и фиксацию значимых для него особен­ностей, причем часто это происходит не­осознанно.

Опыт общения аккумулирует контакты субъекта с представителями разных соци­альных групп. Чем больше и разнообраз­нее были контакты с людьми у субъекта, тем точнее он их воспринимает.

Профессиональная деятельность. Разные виды трудовой деятельности предполага­ют различный объем общения с людьми. Общественные профессии (педагоги, юрис­ты, переводчики и пр.) активно формируют социально-психологическую компетент­ность. Связь между профессией, опытом общения и межличностной перцепцией раскрыта во многих экспериментах [Бода­лев, 1970; Кукосян, 1981].

Личностные особенности. Одна из сто­рон самооценки, связанная с отношением к себе, влияет на процесс познания дру­гих людей.

Экспериментально было уста­новлено, что лица, уверенные в себе, в большинстве случаев оценивают других людей как доброжелательных, располо­женных к ним.

Неуверенные же в себе часто воспринимают людей как лиц, тяго­теющих к холодности, и не расположены к ним (Бодалев, 1995]. Самокритичность позволяет более адекватно воспринимать

5.3. Психология межличностного взаимодействия

окружаюших людей. Авторитарные испы­туемые высказывают более жесткие суж­дения о воспринимаемых лицах, по срав­нению с демократически расположенными.

Эмпатийность субъекта формирует определенную сонастроенность между субъектом и объектом, что обусловливает определенные изменения в поведении последнего и в конечном итоге может при­вести к позитивной оценке воспринимае­мой личности.

Человек как предмет познания.Восприя­тие и понимание человека нашло отраже­ние во многих экспериментальных работах (Бодалев, 1995].

Представляется важным системно рассмотреть, выделить и сгруп­пировать многие характеристики воспри­нимаемой личности.

В этом плане осново­полагающим понятием может быть облик познаваемого (внешний облик), включаю­щий в себя физический и социальный аспекты.

Физический облик: анатомические осо­бенности, физиологические, функцио­нальные и паралингвистические характе­ристики.

Анатомические (соматические) особен­ности физического облика: рост, телосло­жение, голова, руки, ноги и пр. Как пока­зывают результаты исследований, воспри­нимая указанные выше характеристики, субъект может сделать определенный вы­вод о возрасте, расовой или этнической принадлежности, состоянии здоровья и других особенностях объекта.

Физиологические характеристики: дыха­ние, кровообращение, потоотделение и т: д. Воспринимая их, субъект делает опреде­ленные умозаключения о физиологичес­ком возрасте, темпераменте, состоянии здоровья и других особенностях объекта.

Например, покраснение или побледнение кожи, появление тремора, пота может сви­детельствовать о психической напряжен­ности воспринимаемого.

То, как человек ведет себя во время кашля и чихания, явля­ется показателем его культурного уровня (пользуется платком, отворачивается в сто­рону и пр.).

Функциональные особенности вклю­чают осанку» позу и походку. Осанка — это манера придавать фигуре определенный вид, сочетание положения корпуса и го-

ловы. Различают стройную, подтянутую, сутуловатую, напряженную, раскованную, сгорбленную осанку и др.; по активности — вялую и бодрую. Наиболее точно оце­нивают осанку закройщики, тренеры, педагоги-хореографы и т.д.

По ней вос­принимающий может определить состоя­ние здоровья, занимается ли человек спор­том, психическое состояние, возраст, черты характера (уверенность в себе, высокоме­рие, смирение, угодничество и пр.

) и не­которые свойства темперамента.

Поза — это положение тела в прост­ранстве. Результаты экспериментальных исследований свидетельствуют, что по позам можно определить психическое состояние человека, некоторые черты его характера, культурный уровень, отношение к людям, психическое состояние, этническое про­исхождение и т.д. [Бодалев, 1995; Лабун-ская, 1985; Штангль, 1996].

Походка — это манера ходить, поступь человека. В походке находит отражение темперамент (темп ходьбы — быстрый или медленный), физиологическое самочувст­вие (усталость, бодрость и др.

), иногда род занятий (походка балерины, моряка), пе­ренесенные болезни, возраст (старческая походка), психическое состояние (вино­ватая походка) и т. д.

Психосемантика походки является малоразработанной про­блемой.

Паралингвистические особенности об­щения: мимика, жесты и телодвижения. В научной литературе значительно лучше изучена мимика, чем жесты и телодвиже­ния.

Мимикой называют выразительные движения лицевых мышц. Мимические знаки включают качественные и количест­венные характеристики. Качественная сто­рона предполагает эмоциональное выра­жение лица. Проблема восприятия и по­нимания эмоциональных состояний явля­ется междисциплинарной и сложной.

Для распознавания выражений чаше всего ис­пользуется подход, состоящей из шести основных программ: радость (счастье, любовь), гнев (решительность), страх, страдание (грусть), презрение (отвраше-ние) и удивление.

Однозначные эмоции несложно дифференцировать, а смешные и слабовыраженные психические состоя-

6. СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

ния распознаются гораздо труднее. Коли­чественные характеристики эмоциональ­ных выражений включают интенсивность проявлений переживаний личности и сте­пень их выраженности.

Идентификация эмоциональных состо­яний по мимике заключается в сличении формируемого образа воспринимаемого человека с хранящейся в памяти воспри­нимающего системой социально-психоло­гических эталонов экспрессивных выраже­ний лиц.

К жестам относятся экспрессивные движения рук. Телодвижения, называемые пантомимой, включают движения головы, туловища и ног. В процессе социализации личность осваивает жесты и телодвижения, специфичные для определенной общности.

В этом плане при восприятии человека, принадлежащего к группе воспринимаю­щего, последний адекватно оценит его жесты и телодвижения.

В этом случае, если объект восприятия принадлежит к неиз­вестной для воспринимающего общности, то некоторые его жесты могут быть непо­нятны для воспринимающего.

Социальный облик предполагает соци­альное оформление внешности, проксеми-ческие особенности общения, речевые и экстралингвистические характеристики, деятельностиые особенности.

Социальное оформление внешности {внешний облик).

При восприятии одежды человека, его обуви, украшения и других аксессуаров субъект может определить вкусы объекта, некоторые черты характера, ценностные ориентации, социальный статус, материальное положение, нацио­нальность и пр.

Показателями вкуса явля­ются умения человека одеваться с учетом возраста, особенностей своей фигуры. Нали­чие украшений, используемая косметика (особенно это относится к женщинам) говорят об уровне их престижа для вос­принимаемого.

Проксемические особенности общения включают расстояние между общающими­ся и их взаимное расположение. Воспри­нимая расстояние между объектом и его партнером можно определить, в каких отношениях он с ним находится, какой у него статус и пр. [Hall, I959, 1966]. Ори-

ентация объекта восприятия по отноше­нию к партнеру и «угол общения» между ними, место, которое он выбирает, — все это в совокупности позволяет восприни­мающему определить черты характера, стиль поведения и другие характеристики объекта.

Речевые особенности связаны с семан­тикой, грамматикой и фонетикой. Воспри­нимая используемую объектом лексику, грамматические конструкции, фонетичес­кие особенности, подтекст и др.

, воспри­нимающий может определить ценностные ориентации, вкусы, социальный статус, деловые и личные качества, возраст и дру­гие особенности.

Ярким примером из ху­дожественной литературы, демонстрирую­щим умение определять по особенностям речи место рождения и жительства, про­фессию, является профессор фонетики Хиггинс из пьесы Б. Шоу «Пигмалион».

Экстралингвистические особенности речи предполагают своеобразие голоса, тембр, высоту, громкость, интонацию, ха­рактер заполнения пауз и т. д. В прошлом все это относилось к паралингвистике.

В настоящее время часть исследователей относит вышесказанное к экстралингвис­тике, а некоторые [Лабунская, 1986] — к просодике.

Как показывают эксперимен­тальные исследования, при восприятии экстралингвистических особенностей мож­но определить культурный уровень объекта, его различные психические состояния, в том числе и напряженные, и другие мо­менты.

Особенности действий, совершаемых объектом. Человек наиболее полно рас­крывается в процессе трудовой деятельно­сти. Воспринимая объект при совершении им профессиональных действий, субъект определяет его профессиональные качества, отношение к работе, характерологические черты и т. д.

Воспринимая объект в раз­личных видах деятельности (учеба, труд, игра), субъект лучше понимает объект, его ценности, характерологические особен­ности и пр.

По импульсивным действиям воспринимающий может определить неко­торые свойства темперамента, уровень сформированности эмоционально-воле­вых качеств; по коммуникативным дейст­виям — уровень сформированности навы-

5.3. Психология межличностного взаимодействия

ков общения, природную предрасполо­женность к взаимодействию.

При восприятии человека характерис­тики его физического облика, по сравне­нию с социальными особенностями, бо­лее достоверны и проявляются раньше. В то же время наиболее информативны со­циальные особенности воспринимаемого объекта.

Характеристика процесса познания чело­века.Данный процесс включает механизмы, искажающие адекватность представления о воспринимаемом, а также механизмы межличностного познания, обратную связь от объекта и условия, в которых происхо­дит восприятие.

Механизмы межличностного познания, влияющие на адекватность формирования образа воспринимаемого. В психологичес­кой литературе механизмы, влияюшие на адекватность формирования представле­ния о воспринимаемом человеке, называ­ются no-разному: эффекты восприятия (Андреева, 1996), процессы познания, ме­ханизмы, искажающие формирующийся образ воспринимаемого.

Особенностью их функционирования является то, что они в разной степени ограничивают возмож­ность объективного познания людей. Не­которые из них экспериментально выве­рены, большинство же, хотя и описаны и литературе, но требуют дальнейшей про­верки.

К данным механизмам относятся: функционирование имплицитной структуры личности, влияние первого впечатления, проекция, стереотипизация, упрощение, идеализация и этноцентризм.

Механизм функционирования импли­цитной (внутренней) структуры личности. Имплицитная теория личности предпо­лагает наличие у каждого человека сло­жившейся структуры, характеризующейся наи-более значимыми для нее психоло­гическими особенностями.

Она после­довательно формируется с детских лет и заканчивается в основном к 16-18 годам. В ней аккумулируется жизненный опыт познания людей [Кон, 1987, 1989; Бодалев, 1995].

Появляющиеся позже элементы описания человека (личностные дискрип-торы) «подстраиваются» в уже сформиро­вавшиеся представления о людях. Импли­цитная структура представлений о людях

17 Современнаяпсихология

бессознательно влияет на процесс позна­ния людей.

В ней находит свое отражение жизнен­ная позиция воспринимающего, его со­циальные установки и другие моменты, которые предопределяют восприятие и познание.

Влияние первого впечатления о вос­принимаемом (механизм первичности или новизны). Его суть сводится к тому, что первое впечатление о воспринимаемом влияет на последующее формирование образа о познаваемом.

При первичном контакте у познающего проявляется ори­ентировочный рефлекс по отношению к воспринимаемому (Кто такой? Что харак­терно для него? Что можно ожидать от этого человека? и пр.) Первое впечатле­ние, как правило, создается на осноле ха­рактеристик физического облика (пол, возраст, фигура, экспрессия и т. д.

), кото­рый, по сравнению с социальным, явля­ется относительно более стабильным. Как свидетельствуют результаты зарубежных и отечественных экспериментов, при первом впечатлении фиксируются не только ста­бильные, но и сущностные характеристики объекта, что и обусловливает устойчивость первого впечатления.

Глубина ориентиро­вочного рефлекса по отношению к собе­седнику постепенно увеличивается в пе­риод до 9 недель общения. По мнению А.А. Бодалева, более правильное понима­ние человека складывается у общающихся людей при не очень длительном и, глав­ное, не очень тесном знакомстве.

Механизм проекции — перенос на по­знаваемых людей психических особеннос­тей субъекта восприятия. Осуществляется приписывание как положительных, так и отрицательных черт, свойств, которых в действительности у объекта нет. Это под­тверждают результаты многочисленных экспериментов, проведенных как за рубе­жом, так и в России.

Например, испытуе­мые, укоторьгх были ярко выражены желч­ность, упрямство и подозрительность, фиксировали названные особенности у оцениваемого человека значительно выше, чем те, кто не обладал ими; при описании людей с независимыми чертами характера они использовали лексику, близкую к на­званным особенностям.

У людей, отлича-

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/9_43583_mezhlichnostnoe-vospriyatie-i-ponimanie.html

Человек как объект познания

Человек как предмет познания.: Восприятие и понимание человека нашло отражение во многих

Человек — не только субъект, но и объект познания, и в качестве такового он предстает перед людьми как индивид, как личность, как индивидуальность. Как индивид он всегда характеризуется определенными морфо-конституционными, нейротипологическими, половыми и возрастными особенностями.

Как личность он оказывается представителем определенной общественно-экономической формации, народа, класса, социальной группы, коллектива.

Вместе с тем каждый человек выступает всегда и как индивидуальность, как неповторимый продукт, как единичный результат конвергенции совершенно конкретных естественных и общественных условий и обстоятельств, формировавших его как субъекта труда, познания и общения.

Особенности, характеризующие человека как индивида, как личность и как индивидуальность, всегда так или иначе запечатлеваются в образах и понятиях, которые возникают у взаимодействующих с ним людей.

В зависимости от задач, решаемых людьми в совместной деятельности, значимость каждой из названных сторон человека может быть различной для окружающих и поэтому больше или меньше запечатлеваться в сознании последних.

В повседневном общении каждый человек отражает физический облик других людей, их речь, особенности выразительного поведения, одежду, различные детали оформления внешности, выполняемые ими действия, выделяет признаки, которые могут говорить об их профессии, переживаемом состоянии и т. д.

Физический облик человека характеризуется типом сложения, половыми, возрастными и расовыми особенностями. Тип сложения человека в целом определяется его конституцией, которую современная наука рассматривает как совокупность морфологических, функциональных и реактивных особенностей организма, сложившихся на основе определенной наследственности и воздействий конкретной среды.

Сопоставляя, дифференцируя и оценивая анатомические признаки, образующие физический облик человека, взаимодействующие с этим человеком люди судят о его поле, расовой принадлежности, возрасте, состоянии здоровья и пр.

В разных видах взаимодействия физический облик человека и различные его элементы играют то большую, то меньшую роль. Взаимодействуя с людьми, индивид, «выбирая» стиль общения с ними, учитывает, как правило, их пол и возраст.

В ряде деятельностей: работе врача, педагога-хореографа, тренера, закройщика — правильная оценка особенностей физического облика людей — одно из условий успешного выполнения ими трудовых задач.

При отборе исполнителей той или иной роли в кинофильме или спектакле черты физического облика артиста также оказываются значимым компонентом.

Помимо анатомических признаков, которые образуют физический облик человека, важным компонентом его внешнего облика являются так называемые функциональные признаки. К ним относятся мимика, жестикуляция, походка, осанка, голос, а также речь.

Психические процессы и присущие человеку в каждый момент внутренние психические состояния коррелируют с конкретными нервно-физиологическими и биохимическими характеристиками организма.

Сложные психологические образования, которые представляют собой непрерывно перестраивающиеся по ходу деятельности ансамбли процессов и состояний, динамично выражаются во внешнем облике и поведении человека в виде совокупности определенных признаков, организующихся в пространственно-временные структуры.

Каждая такая структура включает конкретные характеристики мимики, пантомимики, интонации, темпа движений, качества деятельности и пр. и является сигнальным комплексом, информирующим другого человека о психических процессах и состояниях его партнера по деятельности.

Следует отметить, что осведомительную и регулятивную функции несет комплекс в целом, а его компоненты в отдельности воспринимаются далеко не всегда. В осуществлении указанных функций эти компоненты не равноценны, и, если во внешнем облике или поведении человека появляется только один или небольшая часть признаков сигнального комплекса, взаимодействующему с ним индивиду трудно уловить изменения в психическом состоянии партнера.

Совокупность мимических и пантомимических особенностей, соответствующих состояниям грусти, гнева, радости, страха и прочим, является сигналом этих состояний. Каждый из таких сигналов, имеющих как осведомительное, так и регулятивное значение для отразившего их человека, обладает сложной структурой.

В нее, как правило, входят признаки разных модальностей (воспринимаемые зрительно, на слух, иногда кожно-мышечным путем). Одни из признаков, образующих структуру такого сигнала, характеризуются постоянством, другие — вариативностью.

Человек, осваивая сигналы состояний в ходе взаимодействия с людьми, выделяет и объединяет признаки, характерные для каждого состояния.

Важнейшим элементом в физическом облике человека является лицо.

Как ни режет слух фраза: лицо — важнейший инструмент общения, однако факт остается фактом — большинство людей в процессе общения чаще всего концентрирует свое внимание на лицах партнеров и больше всего на глазах, которые оказываются видимым центром человека для воспринимающего субъекта.

Это значение лица в процессе общения определяется тем, что на лице расположены важнейшие дистантрецепторы, от лица исходит голос, слышимый другим человеком. Сокращения лицевых мышц изменяют выражение лица и сигнализируют о состояниях человека.

Привычка смотреть в лицо партнера по общению и более или менее тонко отмечать смену выражений развивается у каждого человека постепенно, начиная с первых недель жизни. Появление ее дает ребенку возможность предвидеть действия взрослого с «таким» лицом и соответственно строить свое поведение.

Точность и тонкость дифференцирования выражений лиц и соответствующих им состояний у разных людей неодинаковы.

Изучению особенностей восприятия человеком лиц других людей и дифференциации их выражений посвящено много исследований6.

Авторы этих работ стремятся проследить, как развивается способность распознавать эмоциональные состояния по выражению лица по мере формирования личности воспринимающего, выявить характерные особенности распознавания у людей, страдающих расстройством психического здоровья, определить основания, которыми руководствуются люди, определяя выражения лиц, соответствующие разным эмоциональным состояниям, и пр. Например, Ф. Ленард и Э. Банлаки изучали, как развивается способность распознавать выражения лиц у учащихся 7 — 17 лет. Исследованием было охвачено 613 учеников разного возраста, которые должны были определять чувства людей, изображенных на фотографиях. В опытах использовались портреты с выражением боли, плохого настроения, отчаяния, удивления, испуга, ужаса, ненависти, ярости, сомнения, сочувствия, отвращения, злорадства, подозрения, соблазна, иронии, большой радости. Ученые установили, что в распознавании эмоциональных состояний по выражениям лиц у школьников с возрастом наблюдается прогресс. Вместе с тем они выявили разницу в темпах развития способности распознавать разные эмоциональные состояния. У школьников 11—13 лет они обнаружили явление временного регресса в распознавании ряда чувств. Этот факт они объясняют тем, что восприятия лиц и толкование их выражений связаны с особенностями личности воспринимающего. В образах, говорят авторы, проецируются особенности не только объектов, но и субъекта восприятия. Поэтому характер распознавания человеком эмоциональных состояний может иметь диагностическое значение.

Р. Плучек предъявлял испытуемым подросткам фотографии трех разных областей лица — лба, глаз и рта с различными характерными выразительными особенностями. Ученый получил данные о дифференциации подростками выражений лица, которые соответствовали восьми так называемым начальным, или первичным, эмоциям, в совокупности образующим «эмоциональный круг».

С. Ванденберг и М. Маттиссон выясняли, насколько точно определяют выражения лиц, соответствующие различным эмоциональным состояниям, шизофреники и другие душевнобольные по сравнению со здоровыми людьми. Испытуемым предлагались наборы фотографий мужских и женских лиц, выражающих состояние радости, печали, беспокойства, страха, гнева, смущения, презрения, удивления и подозрений.

Основанием использовать в эксперименте именно эти фотографии служило единодушное мнение двенадцати здоровых людей об эмоциональных состояниях лиц, изображенных на портретах.

Исследователи установили, что нарушение внутриличностных связей и потеря социальных коммуникаций, характерные для больных шизофренией, а также для страдающих некоторыми другими видами душевных расстройств, в каждом случае определенным образом снижают способность правильно определять выражения лиц.

Например, по статистически обработанным данным, собранным Ванденбергом и Маттиссоном, шизофреники-параноики дают более высокий процент адекватного толкования выражений лиц, чем другие шизофреники. Анализируя собранные данные, авторы учитывали влияние «вербальной интеллигентности» испытуемого на показываемые им результаты.

Изучая восприятие человеком мимики, ряд ученых (М. Шерман, Ч. Ландис и др.) предприняли попытку найти определенный «код», который, по их мнению, характеризует каждую эмоцию. В расшифровывании такого «кода», по мнению этих исследователей, заключается процесс узнавания и распознавания переживаний тем или другим человеком.

Однако такой подход к изучению закономерностей прочтения переживаний человека, несмотря на всю его оправданность, все же не ведет к полному решению проблемы, так как при этом, во-первых, не учитывается значение других, помимо выражения лица, особенностей его экспрессии при расшифровывании переживаний и состояния воспринимаемого человека, а во-вторых, не принимается во внимание роль всей ситуации, в условиях которой происходит общение людей.

Влияние ситуации на характер интерпретации мимических движений экспериментальным путем убедительно показывает П. М. Якобсон. Теоретически значение ситуации общения в расшифровывании переживаний человека, его состояний хорошо раскрывает С. Л. Рубинштейн:

«В изолированно взятом выражении лица напрасно ищут раскрытие существа эмоции; но из того, что по изолированно взятому выражению лица, без знания ситуации, не всегда удается определить эмоции, неправильно заключают, что мы узнаем эмоцию не по выражению лица, а по ситуации, которая ее вызывает. В действительности из этого можно заключить только то, что для распознавания эмоций, особенно сложных и тонких, выражение лица служит не само по себе, не изолированно, а в соотношении со всеми конкретными взаимоотношениями человека с окружающими».

Интересное продолжение исследования значения характеристик личности для опознания и переживаемого человеком состояния получили в работах К. Д. Шафранской.

Она показала, что трактовка экспрессивного поведения при распознании эмоционального состояния, стоящего за этим поведением, зависит не только от полноты и надежности информации, содержащейся в экспрессии, выражающей состояние, но и от характеристик расшифровывающей это состояние личности, которые влияют на предпочтение личностью информации определенного вида, на расстановку акцентов в ней, на все ее осмысление.

К. Д.

Шафранская сравнивала опознание состояния по экспрессивным признакам поведения человека и всей ситуации, в которой этот человек действует, экстравертами и интравертами и обнаружила, что, чем сильнее было выражено качество экстравертированности у личности, тем больше такая личность опиралась при опознании состояния человека на его экспрессию и тем меньше принимала во внимание всю ситуацию, в которой находился человек, состояние которого надо было определить. Противоположную тенденцию при проведении опознания состояния К. Д. Шафранская обнаружила у интравертов.

Подчеркивая психологическое своеобразие актов опознания эмоционального состояния экстравертами и интравертами, она пишет: «Коротко и упрощенно можно было бы сказать так: экстраверты — смотрят, интраверты — думают», и затем, конкретизируя эту мысль, указывает, что эксперты с интравертированной направленностью личности в большей степени, чем другие испытуемые, проявляют недоверие к одним экспрессивным признакам и одновременно склонность к оперированию представлениями о наиболее вероятных состояниях, опираясь на оценку и соотнесение друг с другом всех компонентов ситуации, в которую оказывается включенным человек, эмоциональное состояние которого надо установить.

В образе, формирующемся в процессе общения, могут быть запечатлены жесты партнера. По ним мы можем заключить об отношении воспринимаемого человека к какому-то событию, лицу, предмету и пр.

Жест может нам сказать о желании этого человека, о его состоянии.

Особенности жестикуляции, наблюдаемые длительное время, могут оказаться для нас одним из оснований для вывода о каком-то качестве воспринимаемого человека, например о суетливости, склонности к мелодраматичности и пр.

Жесты, являющиеся одним из видов выразительных движений человека, нельзя считать спонтанным проявлением активности.

Любой человек, формируясь как личность в конкретной социальной среде, усваивает характерные для этой среды способы жестикуляции и, так сказать, правила их применения и прочтения.

Внешне похожие жесты у людей, формировавшихся в разных культурно-исторических условиях, могут иметь неодинаковое значение.

Человек может жестикулировать как произвольно, так и непроизвольно. По мнению ряда исследователей, для определения состояния, переживаемого человеком, особое значение имеет непроизвольная жестикуляция.

Кроут, наблюдая за людьми в экспериментально созданных конфликтных ситуациях, пришел к выводу, что существуют корреляции между различными непроизвольными жестами и определенными состояниями.

Пальцы, сведенные кончиками вместе, означают, по его мнению, покорность, смирение, палец у губ — стыд, палец, зажатый обвившими его пальцами другой руки, — самоободрение. Подобным образом он пытается связать еще ряд жестов, с одной стороны, и состояний — с другой.

Анализируя отношения между жестами и состояниями, Кроут помимо общих особенностей разбирает индивидуальные вариации в жестикуляции, соответствующие разным состояниям, а также пробует установить особенности жестикуляции в связи с требованиями, предъявляемыми к принятой для представителей разных полов манере вести себя в обществе.

Бесспорно значение разработки проблемы, которая заинтересовала Кроута, но его выводы нуждаются в экспериментальной проверке.

Жестикуляция, как и мимика, голос и отмечаемые у данного человека позы, может войти в образ, формирующийся у людей при познании этого человека. Однако она может быть и типичной для этого человека, и совсем не характерной для него, а выражать только случайное состояние.

Интересный материал о жестикуляции и мимических движениях содержится в исследовании Гельма, изучавшего влияние аффективных напряжений на умственную деятельность.

Этот автор указывает, что в состоянии эмоционального напряжения и конфликта возникают многообразные движения смущения и беспокойства. «Большинство замеченных здесь движений смущения заключается в почесывании и трении разных частей головы.

Глаза, лоб, темя, подбородок и нос трут так же часто, как губы, щеки, уши. Такие действия над предметами, как повторное закручивание и раскручивание футляра самописки, галстука, троганье костюма и т. д., следует причислить сюда же».

Движения беспокойства, по данным Гельма, заключаются в усиленной мимике рта, закусывании губ, частом покачивании головы, ерзании на стуле, в отбрасывании «мешающих» волос.

Характерная для человека осанка и типичные позы являются одним из компонентов облика человека, также влияющих на характер впечатления, которое о нем складывается у взаимодействующего с ним индивида. Осанка придает фигуре общий вид и зависит от привычного положения корпуса и головы. Осанка классифицируется как прямая, сутуловатая и сгорбленная, как вялая и бодрая.

Истолкованию позы человека также посвящен ряд работ. А. Олсен провел исследование восприятия человеком движений и поз других людей.

Рассматривая позы и движения как ответы на действие окружающих условий, как знаки, сигнализирующие о состоянии человека, которые, повторяясь, могут свидетельствовать о некоторых относительно устойчивых особенностях его личности, А.

Олсен предлагал испытуемым по фотографиям определять их значение. Он нашел ряд индивидуальных различий в восприятии и толковании движений и поз.

Сарбин и Хардик предприняли исследование с целью выявить влияние поз на ролевое восприятие. Полученные данные они интерпретировали с позиций распространенной сейчас на Западе теории ролей.

В ходе эксперимента они предъявляли испытуемым одну за другой сорок две так называемые «палочные» фигуры человека, которым придавались различные позы.

Каждый участвующий в опыте должен был сказать, какое состояние, по его мнению, испытывает человек, для которого характерна та или другая смоделированная с помощью «палочной» фигуры поза. Авторы пришли к выводу, что определенные позы связываются с определенными действиями или качествами личности.

Походка человека также обогащает наше впечатление о нем. Замеченная нами, она может быть сигналом состояния человека, иногда говорит о перенесенных им болезнях, о роде его занятий (походка альпиниста, моряка, солдатский шаг и пр.).

Ходить, как известно, учатся, не руководствуясь каким-то общим образцом. Тем не менее все индивидуальные варианты походок можно свести к определенным средним формам и в них выделить объединяющие их признаки.

Походка каждого человека характеризуется рядом черт: ритмом, скоростью, давлением на поверхность, длиной шага, эластичностью, определенностью направления и изменчивостью. Походке может быть присуща большая или меньшая естественность. Неестественность в походке появляется у человека при состоянии «скованности», чрезмерного напряжения.

Эта неестественность может быть связана и с телесными аномалиями. Изучением механизма ходьбы и исследованием походки  занимались H. А. Бернштейн20, Вебер, Браун, Фишер, Бойтендайк, Энке, Покорны и др.

Установлено, что темп ходьбы может быть замедленным или убыстренным, в нем, как и вообще в моторике человека; находят выражение и общее состояние организма, и, по утверждению ряда исследователей, такие особенности, как экстра- или интравертированность личности.

В работах, посвященных анализу походки, мы находим и другие попытки связывать ее особенности с состоянием человека и чертами его характера. Так, Р.

Покорны в работе «О выражении человека в походке» указывает, что раскачивание при ходьбе — признак аккуратности, точности, иногда даже педантичности. В некоторых случаях раскачивающаяся походка, по уверению указанного психолога, свидетельствует о тщеславии.

Он же полагает, что нарушение нормальных пропорций между ростом человека и длиной его шага тоже может свидетельствовать об определенном состоянии или даже чертах характера.

Например, необычно большие шаги малорослого могут означать желание быстрее достичь цели, стремительность, энергию. Маленькие шаги высокого человека могут говорить не только о неторопливости, но и о робости, о желании отдалить встречу с кем-то и т. п.

Помимо общих принято выделять еще особенные признаки походки. К ним относятся элементы движений при ходьбе, которые связаны с отдельными положениями тела в целом или его частей.

Такими особенными признаками являются, например, положение носков ног при ходьбе и стоянии, движения рук, так называемая пяточная и пальцевая ходьба.

В эту же группу признаков входят наблюдаемые при ходьбе и явно выраженные у некоторых людей содвижения бедер, поясные движения, движение плечами.

Авторы, интересующиеся вопросом о том, насколько в походке человека проявляется его состояние и черты личности, наряду с верными наблюдениями действительных фактов позволяют себе делать обобщения, которые не отвечают требованиям научной достоверности и порой звучат просто наивно. Однако они верно подметили одну из особенностей формирования образа человека окружающими.

Характер походки действительно связывается людьми с физическим самочувствием и возрастом (старческая походка), иногда с полом (мужская походка), с состоянием («виноватая» походка) и пр., и если походка является для индивида значимым признаком, он будет отмечать ее, воспринимая других людей.

Она как один из признаков, постоянно будет входить в образы людей, формирующиеся у этого индивида.

Голос также является одним из компонентов облика и влияет на впечатление, производимое человеком на окружающих. Голоса людей в широких пределах различаются по высоте, тембру, манере произношения и являются довольно тонким инструментом выражения состояния и некоторых других особенностей их владельцев.

Тем не менее голос из-за трудности его анализа в психологии исследуется пока мало, изучается главным образом речь. А между тем голосу каждого человека присущи определенный ритм, отрывистость или плавность произношения, характерность интонаций, большая или меньшая музыкальность.

И эти свойства, так же как высота и тембр, делают голос каждого человека индивидуально своеобразным22 и влияют на то впечатление, которое складывается о владельце голоса у воспринимающего его индивида.

Г. Олпорт попытался установить корреляции между голосом и некоторыми чертами физического и психического облика человека и выявить, как голос сказывается на формировании образа того, кому он принадлежит23.

Собранные Олпортом факты, по его мнению, свидетельствуют о том, что восприятие голоса дает человеку знание не только о состоянии владельца этого голоса, но и о его возрасте, причем возраст по голосу может быть назван с точностью до десяти лет.

Прямых корреляций между голосом, с одной стороны, и комплекцией и ростом человека — с другой, Олпорт не установил.

Лишь некоторым его испытуемым случайно удавалось по голосу угадывать черты физического облика владельца голоса, предъявленного для восприятия. Вместе с тем ряд испытуемых под влиянием имевшегося у них опыта общения с определенными людьми обнаружили стойкую тенденцию связывать воспринимаемый голос с определенным физическим обликом человека.

Испытуемые Олпорта, как он пишет, «с явным успехом» по голосу устанавливали, экстравертированный или интравертированный тип личности характерен для его владельца. При дальнейшем анализе собранных материалов Г.

Олпорт идет еще дальше и в заключение утверждает, что, на его взгляд, голос хорошо согласуется с личностью как целым и по нему можно «набросать эскиз» человека, которому он принадлежит.

Нельзя отрицать ценности проведенного Олпортом изучения корреляций между голосом и чертами облика, а также роли его в формировании впечатления о человеке, которому он принадлежит.

Однако при обобщении собранных данных Олпорт допустил ошибку, аналогичную ошибкам графологов, которые проводили прямую связь между почерком и характером человека и пытались определить содержание и форму такого сложного психического свойства, как характер, проанализировав лишь почерк человека.

Голос действительно может «выдать» переживания человека, сказать об отношении его владельца к тому или иному факту, помочь лучше понять самочувствие и темперамент человека и даже раскрыть некоторые черты его характера, скажем, такие, как уверенность или неуверенность человека в себе.

Однако утверждать, как это делает Олпорт, что голос сочетается с типом личности как целым, значит выдвигать совершенно неправильное положение.

Если рассматривать личность как ансамбль психических свойств, таких, как характер, являющийся обобщенной и закрепленной совокупностью побуждений, регулирующих поведение, и как способности, представляющие собой закрепленную в индивиде систему обобщенных психических деятельностей, то голос никак не может быть показателем типа личности.

В реальном живом общении людей большое значение имеет узнавание голоса человека и различение оттенков его с целью установления эмоционального состояния, переживаемого человеком, с которым нам приходится общаться. Поэтому именно этот вопрос был  подвергнут самостоятельному изучению в работе, выполненной Т. В. Корневой.

Т. В. Корнева установила, что различия в точности распознавания эмоциональных состояний людей на основе восприятия их голоса связаны в основном с модальностью эмоций.

Наименьшее количество ошибок при оценивании состояния человека по голосу испытуемые, с которыми работала Т. В. Корнева, допустили при идентификации состояния гнева и ровного настроения.

Средний балл их опознания составил соответственно 99,3 и 97,0. Другие состояния распознавались значительно менее успешно (p

Источник: https://psyera.ru/3123/chelovek-kak-obekt-poznaniya

Medic-studio
Добавить комментарий