ДЕОНТОЛОГИЯ МЕДИЦИНСКАЯ: Термин «медицинская деонтология» введен в специальную литературу и

2. Медицинская деонтология

ДЕОНТОЛОГИЯ МЕДИЦИНСКАЯ:  Термин «медицинская деонтология» введен в специальную литературу и

Медицинскаядеонтология (греч. Deon – должное) – учениео должном в медицине, прежде всего опрофессиональном долге врачей, всехмедицинских работников по отношению ких пациентам. В профессиональноймедицинской среде понятие медицинскойдеонтологии обычно употребляется каксиноним понятия медицинской этики(врачебной этики, сестринской этики,фармацевтической этики).

Термин«деонтология» введен в философиюИ. Бентамом (1834). На рубеже XIX-XX вв.во Франции молодым врачам читалсяспециальный курс медицинской деонтологии.В эти же годы в Германии средичастнопрактикующих врачей была популярнаидея создания всеобъемлющегодеонтологического кодекса, в основномрегулирующего их корпоративно-сословныевзаимоотношения.

Основнаямасса российских врачей и медицинскихсестер для обозначения моральныхвопросов здравоохранения чаще используюттермин «медицинская деонтология», чтообъясняется насаждавшимися в течениедесятилетий в советской медициненигилистическим отношением к самомупонятию «медицинская этика». Первыйнарком здравоохранения СССР Н.А.

 Семашко,говоря о врачебной этике, всегда добавлялслова «так называемая», подчеркиваяобязательность для советских медиковв сфере мировоззрения, морали классовогоподхода. Прежде всего, жертвой такогоподхода стала в советской медициневрачебная тайна – в 20-е гг. Н.А.

 Семашконеоднократно утверждал: «Мы держимтвердый курс на отказ от врачебнойтайны», как правило, приводя расхожийаргумент «болезнь – не позор, а несчастье».

заслуга в развитии, пропаганде медицинскойдеонтологии принадлежит известномухирургу, основоположнику отечественнойонкологии Н.Н. Петрову; его книга«Вопросы хирургической деонтологии»(с 1944 по 1956 гг. вышло 5 изданий) определилана многие десятилетия подходы в СоветскомСоюзе к этическим вопросам медицины.

По Н.Н.

 Петрову,понятие «врачебная этика» включаетисключительно вопросы взаимоотношенийврачей друг с другом, а медицинскаядеонтология касается именно лечебнойработы с больными, ее требованияобязательны, прежде всего, для врачей,а также для всего медперсонала.

Медицинскаядеонтология, в том числе хирургическая,есть «учение о принципах поведениямедицинского персонала… для максимальногоповышения суммы полезности хирургическоголечения и максимального устранениявредных последствий неполноценноймедицинской работы».

Существеннымв учении о хирургической деонтологииН.Н. Петрова было то, что он целикомосвободил обсуждаемый предмет отидеологизирования: принципы деонтологиибыли уподоблены им правилам грамматики.Лейтмотивом учения Н.Н. Петрова омедицинской деонтологии является егомаксима:

«Медицинадля больных, а не больные для медицины».Хирургический риск должен быть всегдапрогнозируемым. Предупреждениезлоупотреблений медициной, хирургией- одна из важных функций медицинскойдеонтологии, розданное в 30-50-е гг. учениео медицинской деонтологии Н.Н.

 Петрованесет на себе печать своего времени: онрекомендует при информированиионкологических больных не произноситьслов «рак», «саркома», заменяя ихэвфемизмами «язва», «инфильтрат»,«сужение» и др.; обреченным больнымникогда не сообщать правды о прогнозеих заболевания.

Вопрос о врачебной тайнев его книгах даже не упоминается.

Понятиемедицинской деонтологии стало чрезвычайношироко употребляться отечественнымимедиками в 60-80-е гг.

В период «оттепели»во многих медицинских институтах странысоздаются по аналогии с клятвой Гиппократаврачебные клятвы, а в 1971 ПрезидиумВерховного Совета СССР утвердилофициальный текст «Присяги врачаСоветского Союза».

Другая причинанарастающего внимания врачебногосообщества к этическим вопросам медицинызаключалась в современном научно-техническомпрогрессе.

Вплотьдо начала 90-х гг. в среде советскихмедиков господствовали идеи медицинскойдеонтологии, выработанные на ПервойВсесоюзной конференции по проблемаммедицинской деонтологии в 1969 (аналогичныеконференции собирались в 1977 и 1982). Наэтих конференциях подход Н.Н.

 Петрова,создавшего учение о хирургическойдеонтологии, был распространен и надругие области клинической медицины.В эти годы вышли десятки книг и статейотечественных авторов по медицинскойдеонтологии – в области хирургии(А.В. Гуляев, Б.В. Петровский,А.Н. Орлов и др.), онкологии (Н.Н. Блохин,С.Б.

 Корж и др.), акушерства и гинекологии(Л.С. Персианинов, С.Н. Давыдов,др.), терапии (Л.А. Лещинский, И.А. Шамов,Н.В. Эльштейн и др.), экспериментальноймедицины (С, Д. Носов, др.) и т.д.Возрастающее внимание врачей к проблемериска в современной медицине отразилосьв работах, посвященных ятрогении(И.А.

 Кассирский, Е.М. Тареев и др.).

Такимобразом, медицинская деонтология сталаперманентным процессом этическойрефлексии в среде отечественных врачейв условиях все большего вовлечениямедицины в современный научно-техническийпрогресс.

Например, на симпозиуме вНаучном Центре хирургии АМН СССР,посвященном хирургической деонтологии(1984), в числе других обсуждалась тема:взаимоотношения хирурга, реаниматологаи трансфузиолога при лечении оперированногобольного.

Врешении многих конкретных вопросовмедицинской этики в те годы преобладалпатерналистский подход: правдивоеинформирование о диагнозе онкологическихбольных допускается лишь в ситуации ихотказа от необходимого лечения(Н.Н.

 Блохин); дилемма отказа отэкстраординарных методов леченияумирающих больных еще не обсуждается,напротив – все виднейшие врачи говорят,что для продления жизни любого больногодолжны быть использованы все имеющиесясредства медицины (Б.В.

 Петровский,Е.И. Чазов) и т.д.

Вцелом философско-этический,научно-теоретический уровень множествапубликаций по медицинской деонтологиибыл невысок, авторы их нередко тяготелик морализаторству, идеологическойриторике. Большой поток отечественнойлитературы по медицинской деонтологиив 60-80-е гг.

маскировал наше серьезноеотставание в области разработки ипреподавания современных вопросовмедицинской этики. Непосредственнойпричиной отставания являлась международнаяизоляция отечественных врачей, которыедо сих пор не входят во Всемирнуюмедицинскую ассоциацию (ВМА).

Смомента своего возникновения в 1947 ВМА,в основном, сосредоточена на поддержаниивысоких этических стандартов врачебногодела и разрабатывает актуальные вопросысовременной медицинской этики.

Знакомствопередовой части сообщества отечественныхврачей с важнейшими документами ВМА(Женевская декларация – 1948, Лисарбонскаядекларация о правах пациента – 1 981 и др.)началось только в 90-е гг.

– с развитиембиоэтики в России.

Всовременной медицине употребляютсяоба термина – и «медицинская этика» и«медицинская деонтология», при этомтермин «медицинская этика» обычноуказывает на мировоззренческий контекстпринципов и норм для врачей и другихработающих в медицине специалистов, атермин «медицинская деонтология» наморальные нормы и стандарты самоймедицинской практики.

Деонтологиятакже рассматриваться как наука оморальном, эстетическом и интеллектуальномоблике человека, посвятившего себяблагородному делу – заботе о здоровьечеловека, о том, каковы должны бытьвзаимоотношения между медиками, больнымии их родственниками, а также междуколлегами в медицинском коллективе ицелыми учреждениями общества, участвующимив борьбе за жизнь и здоровье людей.

Имеетсяопределенная внутренняя связь деонтологиис этикой (учение о морали). И это понятно,ибо долг, справедливость, совесть ичесть, представление о добре и зле,наконец, о счастье и смысле жизни естькатегории этические. П.А.

 Гольбахопределял этику как науку об отношенияхмежду людьми и обязанностях, вытекающихиз этих отношений.

Следовательно, этикапредставляет собой одно из направленийвоспитания, тесно связанного сдеонтологией, ее целями и практическойих реализацией.

Определенныедеонтологические нормы и правила,конечно, присущи и другим профессиям.Однако трудно найти такой вид деятельностичеловека, как медицина, где врач вбуквальном смысле слова «держит в руках»жизнь и смерть человека и связан с еголичностью духовными, нравственнымипредставлениями, отношениями в семьеи обществе.

Общениеврача с больным начинается с их первойвстречи, а иногда и раньше, припредварительном ознакомлении врача смедицинской документацией пациента. Сэтого момента и вступают в силудеонтологические требования.

Главноеиз них – исчерпывающее познание больногово всех проявлениях не только егоболезни, что важно для диагностики, нои его индивидуальности, что необходимодля определения линии поведения поотношению именно к данному больному.

Вотечественной медицине деонтологиявсегда понималась как учение о долгеврача не только перед больным, но и переднародом. Труд врача, его поведение всегдарассматривались, как большое делообщества. На деятельность врачей прошлогопрямое влияние оказывали идеи передовыхдемократов и философов России -Н.А. Радищева, А.И.

 Герцена,Д.И. Писарева, Н.Г. Чернышевского,В.Г. Белинского и других. Весь кругпроблем, включающих понимание термина«деонтология» и «этика» врача, находилсяпод пристальным вниманием передовыхклиницистов XIX века – Н.И. Пирогова,С.Г. Зыбелина, В.А. Манассеина,Д.С. Самойловича, М.Я. Мудрова,И.Е. Дядьковского, С.П.

 Боткина идр.

Источник: https://studfile.net/preview/1818502/page:2/

Исцелить всего человека. Профессия врача в свете христианского учения. Биоэтика. Деонтология

ДЕОНТОЛОГИЯ МЕДИЦИНСКАЯ:  Термин «медицинская деонтология» введен в специальную литературу и

Христианская оценка деонтологической модели биоэтики

Деонтология (греч. “deontos” – должное, “logos” – учение) – раздел этики, в котором рассматриваются проблемы долга и должного. Термин введен английским философом И. Бентамом в книге «Деонтология или наука о морали» (1834 г.), где он обозначал теорию нравственности в целом. (1)

Термин «медицинская деонтология» введен в специальную литературу и медицинскую практику в 40-е годы ХХ столетия профессором Н.Н. Петровым.

Н.Н.

Петров в своей работе «Вопросы хирургической деонтологии» сформулировал следующие деонтологические правила: — приоритет интересов больного; — критерием выбора операции является согласие на применение ее для себя или своих близких; — посещение больного до, в день операции и после операции; — идеалом является полное устранение физической боли и душевного волнения больного; — информирование больного о риске и возможных последствиях. Некоторые из этих правил восприняты современными принципами биоэтики.

В последующие десятилетия понятие «медицинская деонтология» обогащается выводами из клинической практики. В конце 60-х гг. под деонтологией понимали «принципы поведения медицинского персонала, способствующие созданию необходимой обстановки при лечении больных» (Писарев Д.И.).

К концу 80-х гг. в понимании деонтологии усиливается акцент на должное. Деонтология – это «учение о долге, о высоком гуманном долге не только перед больным, но и перед народом» (Петровский Б.В.).

Акцент на должном в деонтологии, на наш взгляд, обусловлен усилением негативных тенденций в медицине и необходимостью поддержать уровень медицинской помощи на прежнем уровне.

Медицинская деонтология предписывает профессиональные этиче-ские нормы и принципы: чуткость, отзывчивость, достоинство, честь, «не вреди», гуманизм, конфиденциальность, справедливость и др.

Некоторые авторы специфику деонтологии формулируют в краткой и точной форме: «деонтология – это проекция понятий врачебной этики на ту или иную ситуацию медицинской практики» (Иванюшкин А.Я.).

Близость деонтологии к медицинской практике отчетливо видели великие отечественные клиницисты: М.Я. Мудров, Н.И. Пирогов, С.П. Боткин, Н.Н. Петров и др..

Поэтому не случайно по содержанию медицинская деонтология дифференцируется соответственно специальностям в медицине: деонтология в хирургии, стоматологии, психиатрии, деонтология средних медицинских работников и т.д.

Наборы точно сформулированных правил поведения разработаны практически для каждой медицинской специальности. Многочисленные советские издания по медицинской деонтологии периода 60-80-х гг. содержат подробный перечень и описание подобных правил по всем медицинским областям.

Отечественная медицинская деонтология, развивая традиции клинического опыта, ориентирует медицинский персонал на достижение терапевтического эффекта в тесном сотрудничестве с пациентом.

Поэтому медицинскую деонтологию можно определить как совокупность этических норм, правил, обеспечивающих терапевтическое сотрудничество врача и пациента. М.Я.

Мудров учил: «врачевание не состоит ни в лечении болезни, ни в лечении причин – врачевание состоит в лечении больного».

Медицинская деонтология выработала свои методы решения возникающих в процессе врачевания проблем: — отношение к больному («помимо достижения терапевтического эффекта врачу необходимо побороть у больного два чувства – страх и боль»); — информирование больного о диагнозе («чем легче заболевание и лучше диагноз, тем меньше оснований скрывать истину»); — врачебная тайна («врачебная тайна может быть раскрыта при следующих обстоятельствах: острые инфекционные заболевания, отравления, убийства, травмы, заболевания, несовместимые с профессией, так как они представляют опасность для третьих лиц»); — врачебные ошибки («врачебные ошибки обсуждаются на конференциях, съездах, в специальной литературе, но недопустимо освещение их в открытой прессе»), — научные исследования («приоритет интересов больного, его согласие на участие в исследовании, недопустимость научных исследований на заключенных, психических больных, тяжело больных»).

Восходящая своими корнями к «Клятве Гиппократа», медицинская деонтология сохраняет непреходящее значение и в настоящее время. Однако ее значение и роль имеют пределы, очерчиваемые, с одной стороны, достижениями современной медицинской практики, а с другой – возникшей во второй половине ХХ века биоэтикой (См.: «Биоэтика»).

Деонтология и биоэтика и совпадают, и различаются. Общим для той и другой является этическое содержание, проецируемое на отношение «врач-пациент».

Нормы и той, и другой призваны регулировать поведение сторон указанного отношения, исходя из приоритета интересов пациента. Различие между деонтологией и биоэтикой весьма существенно.

Если деонтология акцентирует внимание на «должном» (профессиональный долг медработника), то биоэтика, не отрицая долга, акцентирует внимание на «сущем», на реальных ситуациях, на возникающих противоречиях.

Более того, биоэтика включает и учитывает помимо этических аспектов и другие – правовые, религиозные, экономические, психологические, политические и др. Биоэтика не только совокупность знаний, ценностей, но и форма социальной практики: комитеты, комиссии, научные центры.

Деонтология выдвигает требования «осторожности в высказываниях», «завоевания доверия пациента», «ровного, спокойного поведения врача».

Биоэтика, не отвергая вышесказанного, привлекает внимание к противоречиям, возникающим в медицинской практике.

Например, как разрешить столкновение прав женщины на аборт и права плода на жизнь; – права безнадежного пациента на достойную смерть и долг врача поддерживать жизнь пациента до естественной кончины.

Деонтология ориентирует медицинский персонал на оказание помощи больному. Биоэтика берет под контроль процессы рождения, развития и умирания.

Таким образом, медицинская деонтология – это часть биоэтики, очерчиваемая рамками морально-этического аспекта отношения «врач-пациент».

Принцип соблюдения долга — основной для деонтологической модели. “Соблюдать долг” — это значит выполнять определенные требования.

Недолжный поступок — тот, который противоречит требованиям, предъявляемым врачу со стороны общества, медицинского сообщества и его, врача, собственной воли и разума.

Когда правила поведения открыты и точно сформулированы для каждой медицинской специальности, принцип “соблюдения долга” не признает оправданий при уклонении от его выполнения, в т.ч. аргументы от приятного и неприятного, полезного и бесполезного и т.п.

Идея долга является определяющим (необходимым и достаточным) основанием действий врача. Если человек способен действовать в соответствии с требованиями принципа “соблюдения долга”, то такой человек соответствует избранной им профессии, если — нет, то он должен покинуть данное профессиональное сообщество. (1)

Н.Петров в работе “Вопросы хирургической деонтологии” предложил следующие правила:

— “хирургия для больных, а не больные для хирургии”;

— “делай и советуй делать больному только такую операцию, на которую ты согласился бы при наличной обстановке для самого себя или для самого близкого тебе человека”;

— “для душевного покоя больных необходимы посещения хирурга накануне операции и несколько раз в самый день операции, как до нее, так и после”;

— “идеалом большой хирургии является работа с действительно полным устранением не только всякой физической боли, но и всякого душевного волнения больного”;

— “информирование больного”, которое должно включать упоминание о риске, о возможности инфекции, побочных повреждений.

Симптоматично, что, с точки зрения Н. Петрова, “информирование” должно включать не столько “адекватную информацию”, сколько внушение “о незначительности риска в сравнении с вероятной пользой операции”.

Еще одним примером деонтологической модели являются правила, которым обязан следовать врач при возникновении проблемы интимной связи между ним и пациентом. Правила разработаны Комитетом по этическим и правовым вопросам при Американской медицинской ассоциации (АМА). Они таковы:

— интимные контакты между врачом и пациентом, возникающие в период лечения, аморальны;

— интимная связь с бывшим пациентом может в определенных ситуациях признаваться неэтичной;

— вопрос об интимных отношениях между доктором и пациентом следует включить в программу обучения всех медицинских работников;

— врачи должны непременно докладывать о нарушении врачебной этики своими коллегами. Характер этих рекомендаций достаточно жесткий. Очевидно, что их нарушение может повлечь за собой определенные дисциплинарные и правовые последствия для врачей, которых объединяет данная Ассоциация.

Деонтология продолжает развиваться, совершенствуясь новыми правилами врачебной этики, постоянно рассматриваемые на новых конференциях Ассоциации врачей (России и др. стран) (2).

Далее мы рассмотрим примеры из Священного Писания, жизни Церкви, высказывания священнослужителей, которые не то что характеризуют деонтологическую модель биоэтики, но дополняют ее на основе христианского учения.

Особое место среди нравственный учений религиозного типа занимает христианская этика. Для европейской культуры христианское нравственное учение имело определяющее значение. Тысячелетиями в европейской культуре существовала тесная и прочная связь религии, этики и медицины.

Добротодеяние, как заданная христианством, смыслообразующая цель человеческого существования в мире, последовательно реализовывалась в конкретной практической деятельности милосердия и врачевания.

Традиционная профессиональная врачебная этика, как никакая другая форма прикладной профессиональной этики, обнаруживала эту связь.

На протяжении двадцати веков медицина и все, что происходит с болеющим и страждущим человеком всегда было в центре внимания христианской этики. Предание и история свидетельствуют, что медицина была неотъемлемой частью христианской и, в частности, православной культуры (3).

В Новом Завете мы не встретим осуждения применения медицинских средств. Согласно Священному Преданию один из учеников Христа, апостол Лука, был врачом. Врачевание — одна из профессий первых христиан, святых Космы и Дамиана (+284), великомученика Пантелеимона (+305).

В истории Церкви немало примеров, когда священники и даже епископы занимались врачеванием не только духовных, но и телесных недугов . Нельзя не упомянуть нашего великого современника (+ 1961) — святителя Луку (Войно-Ясенецкого) — епископа и хирурга, автора известного труда “Очерки гнойной хирургии”.

Действительно, если телесная болезнь — это следствие греха, то не во имя ли его излечения приходит в мир и Сам Спаситель: «Не здоровые имеют нужду во враче, но больные… Ибо Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию” (Мф. 9, 12-13). «Исцеляйте больных» (Лк.

10, 9), — научает Христос своих учеников (3). Именно эта взаимозависимость духовно-нравственного и телесного исцеления превращает христианскую этику в важнейший факт всей человеческой жизни. Христос как главный образ врача, пример врача не только души, но и тела.

В какое бы селение или город Он не входил, всюду Христос исцелял людей. Исцелял не только душевно, но и телесно.

Поздравляя врачей и больных с праздниками Рождества Христова и Пасхи, я всегда делаю акцент при обращении к врачам, что они наравне со священниками продолжают важное Христово дело, Евангельское делание по спасению от смерти и лечению людей, воскрешению людей от смертельных болезней. Недаром Евангелие повествует почти в каждой главе о том, как Сам Иисус исцеляет людей. И как свидетельствует Евангелие: «Многое и другое сотворил Иисус; но, если бы писать о том подробно, то, думаю, и самому миру не вместить бы написанных книг» (Ин.21. 25).

«Спасти душу или погубить?» (Мк. 3. 4), спрашивает Иисус фарисеев и народ в день субботный, указывая на человека, имеющего сухую руку. Как бы замечая, что душевное состояние человека также зависит еще и от здоровья тела.

Ибо если человека не уврачевать, то его душевное состояние будет пребывать в расстроенных чувствах, что может еще больше усугубить общее состояние всего человека и привести его к отчаянию, неверию, другим нежелательным последствиям, а самое главное к ухудшению болезни.

Врач своими действиями может воскресить человека к жизни телесно и душевно, вдохновить человека на жизнь.

Даже слово врача может благотворно повлиять на состояние больного как во время первого разговора, так и при последующем лечении: «Веселое сердце благотворно, как врачевство, а унылый дух сушит кости» (Притч 17, 22). «Слово лечит»- известная медицинская поговорка взята из Священного писания «Язык мудрых – врачует» (Притч 12, 18).

«На Меня ли негодуете за то, что Я всего человека исцелил в субботу?» (Ин .

23) — продожает Своё обращение Иисус к народу, показывая тем самым, что никакие условия не мешают оказывать врачебную помощь человеку: нациоанальность, вера, социальное положение, недоброжелательное и враждебное отношение обществ и людей к больному и т. д. Здесь также затронуто главное призвание врача: по возможности исцелить все болезни больного или всего целого человека.

Притча о милосердном Самарянине (Лк. 10.

25-37) показывает не только жертвенное служение христианина по отношению к ближнему, но и жертвенное служение врача в любом месте его пребывания: при амбулаторном приеме, в стационарном учреждении больницы, в общественных местах, во время военных действий и конфликтах, при последствиях террористических актов, при глобальных катастрофах и народных бедствиях.

Евангельское повествование об исцелении расслабленного у овчей купели далее раскрывает служение медицинского работника. Расслабленный в ожидании человека, который опустит его в воду для исцеления, прождал множество времени, будучи болен тридцать восемь лет, т. к. не мог сам двигаться.

«Иисус, увидев его лежащего и узнав, что он лежит уже долгое время, говорит ему: хочешь ли быть здоров? Больной отвечал Ему: так, Господи; но не имею человека, который опустил бы меня в купальню, когда возмутится вода; когда же я прихожу, другой уже сходит прежде меня» (Ин.5. 6-7).

В своей работе медики часто транспортируют и передвигают больного не только с койки на койку, но и при различных жизненных ситуациях, например, спасают при военных действиях и катастрофах… Митрополит Сурожский Антоний Блум в статье «У постели больного» напоминает, что «главное в медицинской практике никогда не позволить человеку попасть в категорию индивида, последнего предела деления» (4), человека про которого можно забыть и пренебречь, отставить его лечение на неопределенное время или в другую очередь.

Митрополит Антоний, будучи сам во время Второй Мировой войны на территории Франции военным врачом-хирургом, оставил в своих интервью и статьях некоторые размышления о том, какими должны быть отношения врача к больному. Это знаменитые статьи «У постели больного», «Вопросы медицинской этики», «Человеческие ценности в медицине» обладают авторитетом врача и священнослужителя.

Когда больной приходит к врачу, то приходит с верой «в то, что врач к нему отнесется с благоговением и целомудрием. Потому что он верит в добротность врача, человек, который свою плоть закрывает от чужого взора, разрешает врачу видеть свое тело, прикасаться к телу.

Этот момент делает возможной встречу на таком уровне, на котором иначе нельзя встретиться» (5). Священное Писание описывает отношение больного к врачу такими словами: «Почитай врача честью по надобности в нем, ибо Господь создал его, и от Вышнего — врачевание, и от царя получает он дар» (Сир 38, 1-15).

Врач получает доверие, которое он должен оправдать.

«Подход врача не может быть просто «научным»; в нем должно быть сострадание, жалость, желание помочь, уважение к человеку, готовность облегчить его страдания, готовность продлить его жизнь, и порой – но это совершенно не современный подход – готовность дать человеку умереть» (6).

Проводя лекции, Митрополит Антоний говорил так: «Были люди разных вероисповеданий.

Но я всегда настаивал на том, что жизнь и смерть – явление универсальное, и что я собираюсь читать доклад не с точки зрения православного христианина или христианина вообще, а с точки зрения человека, у которого есть какой-то медицинский опыт, какой-то человеческий опыт, конечно, тут врач играет какую-то свою роль; он может облегчить страдание, он может облегчить дыхание и т.д.

Есть ситуации, когда врач, присутствуя при смерти, может сделать эту смерть возможно более легкой. Конечно, тут врач играет какую-то свою роль; он может облегчить страдание, он может облегчить дыхание и т.д. И это может сделать любой человек, даже неверующий, но уважающий и верующий в Человека (7).

В этих размышлениях митрополит Антоний настаивает, во-первых, на том, что врач, не смотря на свои взгляды и вероисповедание, прежде всего, должен понимать, что пациент является частью общества, которое он призван спасать от болезней своим врачебным искусством.

И его долг должен обуславливаться именно человеческим отношением к пациенту, отношением к человеку, как таковому с большой буквы. Во многих проповедях священники напоминают, что прежде, чем научиться быть христианином, человек должен научиться быть человеком.

В своих лекциях для врачей Лондона митрополит Антоний, обращаясь к аудитории «старался сделать ударение на то, что надо «очеловечить» отношения между врачом и больным, углубить отношения между умирающим и его окружением» (8).

А во-вторых, отношением врача к пациенту с христианской точки зрения как «воплощенному Сыну Божию в человеческом облике»: «Врач-христианин благоговейно и целомудренно относится к плоти, которая призвана к вечной жизни и которая, если можно так выразиться, «сродни» плоти воплощенного Сына Божия.

Я это очень переживал -вспоминает митрополит Антоний — когда действовал как врач, как хирург. Переживал как служение, почти как священнослужение. (9) Мне кажется, всякий врач знает и чувствует, что его призвание – во-первых, оберегать жизнь, делать ее возможной и выносимой, во-вторых, спасать человека от страдания – поскольку это возможно».

«Был болен, и вы посетили Меня… истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» (Мф. 25. 36-40). Словарь биоэтики так раскрывает христианское отношение к этике врачебной практики. В основании любой медицинской процедуры должно лежать глубокое уважение к пациенту как образу и подобию Божиему.

Поэтому пациент никогда не является вещью, а медики обязаны сохранять конфиденциальность и добиваться информированного согласия на процедуры, связанные с большим риском (1).

Священнослужители подчеркивают в СМИ, что «Христианский взгляд на вещи предполагает хотя бы некоторую степень любви к больному, поскольку у него есть не только больные органы, но и живая душа.

Постепенный же и массовый отказ от христианского мировоззрения приводит к тому, что на человека смотрят как на механизм, а на врача – как на монтера.

И при этом наивно удивляются, отчего это все стали так корыстны и бездушны? А с какой радости доктору быть любвеобильным и жертвенным?» (10).

В-третьих, как мы заметили раньше, в Евангелии раскрывается образ Христа-Врачевателя, Который врачует каждого человека. И для врача пример Христа-Врачевателя является примером носителя божественного искусства врачевания, т к в древние времена к врачу относились именно так.

Врачевательное служение Христа Иисуса было принято апостолами как наследие наряду с Его учением. Исцеление больных рассматривалось как первейший долг Церкви в начальную христианскую эпоху.

В числе харизм апостол Павел также упоминает «дары исцелений» (1 Кор. 12: 9). По примеру апостолов и пресвитеры Церкви преподают помазание елеем во имя Господне больным, «и молитва веры исцелит болящего» (Иак. 5: 14-15).

Но здесь речь идет уже о благодатном воздействии Таинства.

В Священном Писании не говорится каким должен быть врач, но даются общие указания апостолам: «Созвав же двенадцать, дал силу и власть … врачевать от болезней, и послал их проповедывать Царствие Божие и исцелять больных» (Лук 9, 1-2); и народу в проповедях и нравственных примерах, в притчах рассмотренных нами ранее, как поступать в отношении человека, попавшего в беду или заболевшего.

К Фессалоникийцам апостол Павел даёт назидание, которое теперь для нас является общим: «более преуспевать и усердно стараться…делать своё дело…» (Фес. 4. 11), которое также можно отнести к должному отношению каждого человека к своей профессии. Прибавляя к прочему в послании к Галатам: «каждый да испытывает своё дело» (Гал. 6. 4), насколько оно исполняется честно и с должным характером.

Митрополит Антоний замечает, что на данных результатах «не стоит останавливаться. Уход за больным – комплексная терапия, которая охватывает всех, кто составляет общество (11).

Каждый человек общества должен получить такое осмысленное воспитание, которое стоит за некие ценности, а не просто за существование…Я настоятельно призывал бы воспитывать людей в ценностях жизни, которые достойны Человека, достойны Общества, достойны самой Жизни (12).

Если мы сумеем это сделать, мы поможем не только самому больному, но людям на протяжении всей их жизни. Это я считаю самым существенным, если мы хотим проявить настоящую, подлинную, творческую и животворную заботу о человеке (13).

Любой врач – верующий, неверующий – стремится, насколько возможно, облегчить страдание и сохранить полноту жизни в человеке» (14).

Приведенные примеры в статье показывают не только положительный христианский взгляд на деонтологию, но во всей полноте и богатстве богословия и исторического опыта христианское общество раскрывает, аргументирует, защищает, дополняет данный предмет как со стороны человеческих, так и христианских ценностях.

Иеродиакон Кронид Маленков. СПбПДА 2013

Использованные материалы:

БИОЭТИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ: Учебное пособие. Сост. В.А. Киселев. Екатеринбург, УГМА. 2006. http://do.gendocs.ru/docs/index-37737.html.

Этический кодекс Российского врача. Медицина и право. http://www.med-pravo.ru/Ethics/EthCodRF.htm

И.В. Силуянова. Теоретические основы биомедицинской этики. Основные типы этических теорий. Лекция. http://do.gendocs.ru/docs/index-255229.html

Антоний митрополит Сурожский. Труды Книга вторая – «У постели больного» М., «Практика» 2007, с .880

Антоний митрополит Сурожский. Труды – «Вопросы медицинской этики» М., «Практика» 2002, с. 38

Там же, с. 39

Там же, с. 39

Там же, с. 39

Там же, с. 37-38

Андрей Ткачёв, протоиерей. «Исцелитесь, души лекарей!» http://www.pravoslavie.ru/jurnal/55375.htm

Антоний митрополит Сурожский. Труды Книга вторая – «У постели больного» М., «Практика» 2007, с .886

Там же, с. 881

Там же, с. 887

Источник: http://ostrov-preobr.cerkov.ru/2014/12/30/o-professii-vracha-v-svete-xristianskogo-ucheniya-bioetika-deontologiya/

Медицинская энциклопедия (сводная). Деонтология медицинская

ДЕОНТОЛОГИЯ МЕДИЦИНСКАЯ:  Термин «медицинская деонтология» введен в специальную литературу и

Приглашаем посетить сайт

Экономика (economics.niv.ru)

Деонтология медицинская

Деонтология медицинская (греч. deon, deontos должное, надлежащее + logos учение)

совокупность нравственных норм профессионального поведения медицинских работников.

Понятия «медицинская деонтология» и «медицинская этика» не тождественны. Проблема долга – одна из основных проблем медицинской этики; соответственно Д. м. является отражением этических концепций, но она имеет более прагматический и конкретный характер.

Если медицинская этика не несет в себе специфики, обусловленной той или иной врачебной специальностью (не существует отдельно этики терапевта, этики хирурга и т.д.), то Д. м.

обрела черты специализации, обусловленные ее прикладным характером, взаимосвязью с той или иной медицинской профессией (различают деонтологию хирурга, педиатра, онколога, рентгенолога, венеролога и т.д.).

Термин «деонтология» предложен английским философом Бентамом (J. Bentham) в 19 в. для обозначения теории нравственности. Однако основы Д. м. были заложены еще в медицине древнего мира. В каждую историческую эпоху в соответствии с господствовавшей в данном обществе моралью принципы Д. м.

имели характерные особенности, но тем не менее общечеловеческие, внеклассовые этические нормы медицинской профессии, определяемые ее гуманной сущностью – стремлением облегчить страдания и помочь больному человеку, оставались незыблемыми. Принципы Д. м.

определялись также уровнем развития медицинской науки, от которого во многом зависят действия врачей. Так, в Древней Индии рекомендовалось браться за лечение только такого человека, болезнь которого излечима; от неизлечимых больных следовало отказываться, как и от не выздоровевших в течение года.

Гиппократ также считал, что лечение безнадежных больных ведет к потере врачебного авторитета.

Нравственные требования к людям, занимавшимся врачеванием, были сформулированы еще в рабовладельческом обществе, когда произошло разделение труда и врачевание стало профессией. Наиболее древним источником, в котором сформулированы требования к врачу и его права, считают относящийся к 18 в. до н.э. свод законов Хаммурапи, принятый в Вавилоне. Вопросы Д. м.

нашли отражение и в древнейших памятниках индийской литературы – в своде законов Ману (около 2 в. до н.э. – 1 в. н.э.) и в Аюрведе (Науке жизни; 9-3 вв. до н.э.). Существуют три редакции Аюрведы – этой медицинской энциклопедии древности; наиболее полная принадлежит врачу Сушруте.

В одной из книг Аюрведы говорится, каким должен быть врач, как следует ему себя вести, как и что говорить больному. Обращает на себя внимание дифференцированный подход к больным: можно и нужно лечить бедных, сирот, чужестранцев, но в то же время нельзя прописывать лекарства тем, кто в немилости у раджи.

С появлением социального неравенства отношение больных к врачам становится неоднозначным: представители господствующих классов видели вних слуг, а угнетенных классов – господ.

Неоценимую роль в развитии Д. м. сыграл Гиппократ. Ему принадлежат максимы: «Где любовь к людям, там и любовь к своему искусству», «Не вредить», «Врач-философ подобен богу». «Клятва Гиппократа» пережила века.

Примечательно, что II Международный деонтологический конгресс (Париж, 1967), счел возможным рекомендовать дополнить клятву единственной фразой: «Клянусь обучаться всю жизнь!».

Ill Международный конгресс «Врачи мира за предотвращение ядерной войны» (1983) внес предложение дополнить национальные и международные кодексы о профессиональном моральном долге врача, в основе которых лежит «Клятва Гиппократа», пунктом, обязывающим медиков бороться против ядерной катастрофы.

Гиппократ впервые обратил внимание на вопросы должного отношения врача к родственникам больного, к своим учителям, взаимоотношений между врачами.

Деонтологические принципы, сформулированные Гиппократом, получили дальнейшее развитие в работах Асклепиада, Цельса, Галена и др.

В период средневековья разработкой вопросов должного отношения врача к больному занимались представители Салернской медицинской школы, называемой Гиппократовой общиной.

Огромное влияние на развитие Д. м. оказали врачи Востока. Ибн-Сина (Авиценна) – создатель «Канона врачебной науки», рассматривая различные стороны врачебной деятельности, подчеркивал неповторимость и индивидуальность обращающихся за медпомощью: «… Каждый отдельный человек обладает особой натурой, присущей ему лично».

Ибн-Сине также приписывают изречение: «Врач должен обладать глазом сокола, руками девушки, мудростью змеи и сердцем льва». Одной из главных идей «Канона врачебной науки» является необходимость предупреждения болезни, на что должны быть направлены усилия и врача, и больного, и здорового.

Примечательно, что издавна проблема отношения врача к больному рассматривалась в плане их сотрудничества и взаимопонимания. Так, врач и писатель Абу-ль-Фарадж, живший в 13 в.

, сформулировал следующее обращение к заболевшему: «Нас трое – ты, болезнь и я; если ты будешь с болезнью, вас будет двое, я останусь один – вы меня одолеете; если ты будешь со мной, нас будет двое, болезнь останется одна – мы ее одолеем».

Большое значение наравне с требованиями к личности врача, его человеческим качествам (порядочности, честности, доброте), придавалось необходимости постоянного самоусовершенствования, ибо малоквалифицированный врач может нанести больному вред, что является грубым нарушением моральных норм врачевания.

При капитализме, который породил новые классы и новые общественные отношения, существенно изменились и представления о морали, в т.ч. о нравственных основах врачевания. В «Манифесте Коммунистической партии» отмечалось.

«Буржуазия лишила священного ореола все роды деятельности, которые до тех пор считались почетными и на которые смотрели с благоговейным трепетом. Врача, юриста, священника, поэта, человека науки она превратила в своих платных наемных работников» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 4, с. 427).

Однако многие известные врачи, и в их числе Швейцер (A. Schweitzer), Лериш (R. Lenche), Спок (В. Spock), призывали болезни людей не превращать в средство наживы.

В современных условиях вопросам Д. м. во всех странах уделяют большое внимание. Принят ряд деклараций, кодексов, правил, которые призваны определить этические нормы поведения врачей. Во многих странах (Франции, ФРГ, Италии, Швейцарии, США и др.) существуют национальные деонтологические кодексы. Ряд документов носит международный характер.

К ним следует отнести Женевскую декларацию (1948), Международный кодекс медицинской этики (Лондон, 1949), Хельсинкско-Токийскую декларацию (1964, 1975), Сиднейскую декларацию (1969), декларацию, касающуюся отношения врачей к пыткам (1975), и др. Однако в международных документах по вопросам Д. м.

не всегда учитываются конкретные условия жизни той или иной страны, национальные особенности.

В основу Женевской декларации положена «Клятва Гиппократа», но в ней нашли отражение и наиболее острые социальные проблемы 20 в. Так, в декларацию внесены фразы: «Я не позволю, чтобы религия, национализм, расизм, политика или социальное положение оказывали влияние на выполнение моего долга…

Даже под угрозой я не использую мои знания в области медицины в противовес законам человечности». Последняя фраза, отражая опыт второй мировой войны, закрепляет положения «Десяти Нюрнбергских правил» (Нюрнбергский кодекс, 1947), в которых подчеркивается недопустимость преступных опытов на людях.

Международный кодекс медицинской этики (Международный кодекс по деонтологии), конкретизировавший ряд положений Женевской декларации, одобрен генеральным директором ВОЗ и является наиболее распространенным документом, на который ссылаются многие исследователи проблем медицинской деонтологии. В нем обращается внимание на вопросы оплаты врачебной помощи, на недопустимость переманивания пациентов, саморекламы и т. п.

В 1970 г. вопросы Д. м. обсуждались на Х Международном конгрессе терапевтов в Варшаве и на Международном конгрессе историков медицины в Бухаресте. В 1973 г.

деонтологические вопросы медицины в условиях научно-технической революции стали предметом обсуждения специального симпозиума XV Международного философского конгресса в Варне, а в 1974 г. – XVIII Международного конгресса по прикладной психологии в Монреале. В 1989 г.

орган ВОЗ «Здоровье мира» посвятил проблеме «этика и здоровье» специальный номер, в котором затрагиваются и многие вопросы медицинской деонтологии.

В России вопросы Д. м. получили правовое отражение еще в ряде документов Древней Руси. Так, в «Изборнике Святослава» (11 в.) имеется указание, что монастыри должны давать приют не только богатым, но и бедным больным.

Свод юридических норм Киевской Руси «Русская правда» (11-12 вв.) утвердил положение о праве на медицинскую практику и установил законность взимания врачами с заболевших платы за лечение.

В Морском уставе Петра I сформулированы требования к врачу, однако его обязанности рассматривались в отрыве от врачебных прав.

Многое для пропаганды гуманной направленности врачебной деятельности сделали передовые русские ученые-медики 18-19 вв.: С.Г. Зыбелин, Д.С. Самойлович, И.Е. Дядьковский, С.П. Боткин, В.А. Манассеин.

Особо следует отметить «Слово о благочестии и нравственных качествах Гиппократова врача», «Слово о способе учить и учиться медицине практической» М.Я. Мудрова и произведения Н.И. Пирогова, представляющие собой сплав любви к своему делу, высокого профессионализма и заботы о больном человеке.

Всеобщую известность получила подвижническая деятельность доктора Ф.П. Гааза, ставшего главным врачом московских тюрем. Его девизом было: «Спешите делать добро!». В формировании принципов Д. м.

большую роль сыграли прогрессивные представители земской медицины, которые считали своим нравственным долгом помогать бедным и обездоленным. Гуманистическая направленность деятельности русских медиков описана в произведениях писателей-врачей А.П. Чехова и В.В. Вересаева.

В России выпускники высших медицинских учебных заведений давали так называемое факультетское обещание. Большое место в нем отводилось отношениям между врачами: «Обещаю быть справедливым к своим сотоварищам… Буду по совести отдавать справедливость их заслугам и стараниям…».

В СССР разработка вопросов Д. м. получила дальнейшее развитие в трудах многих медиков и философов.

Нравственные вопросы деятельности медиков нашли отражение в принятых Верховным Советом СССР в 1969 г. Основах законодательства Союза ССР и союзных республик о здравоохранении (см. Правовые основы охраны здоровья) и утвержденной Указом Президиума Верховного Совета СССР 26 марта 1971 г.

«Присяге врача (Присяга врача) Советского Союза». Наряду с другими положениями в ней определена роль врача в охране и улучшении здоровья людей, в предупреждении заболеваний. Этим подчеркивается профилактическая направленность советского здравоохранения.

В связи с важной ролью врачей в борьбе за мир Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 ноября 1983 г. в «Присягу врача Советского Союза» было внесено следующее дополнение: «…

Сознавая опасность, которую представляет собой ядерное оружие для человечества, неустанно бороться за мир, за предотвращение ядерной войны».

Медицинская деонтология охватывает широкий круг проблем, связанных с взаимоотношениями медиков с больными, их близкими, со здоровыми людьми (практические мероприятия), а также между собой в процессе лечения больного.

Должное отношение врача к больному предполагает доброжелательность, сострадание, максимальную отдачу своих умений и знаний, основанных на высоком профессионализме в постоянном самосовершенствовании.

Главный принцип в отношении врача к больному состоит в следующем: относись к заболевшему так, как хотелось бы, чтобы относились в аналогичном положении к тебе.

Отношение медиков к родственникам больного предполагает приобщение их к борьбе за выздоровление заболевшего, а также попытки смягчить переживания близких больному людей в случаях, когда лечение неэффективно. При этом следует учитывать психотравмирующий эффект болезни на родственников больного, их реакцию на неблагоприятный исход заболевания, возможности и желание сотрудничать с врачами.

В свете профилактической направленности и перспектив развития советского здравоохранения принципиально важен вопрос об отношении медиков к здоровым людям. Врач должен стараться сделать здорового человека своим союзником в борьбе за сохранение здоровья.

Научно-технический прогресс обусловил возникновение ряда новых нравственных проблем в области Д. м., в частности касающихся отношений медиков между собой, что существенно сказывается на эффективности медпомощи. Научно-техническая революция и специализация в медицине резко увеличили число врачей и средних медработников, принимающих участие в лечебно-диагностическом процессе.

Поэтому возросло значение сотрудничества между ними. Вопросы взаимоотношений врачей между собой приобретают особую актуальность в связи с разрешением в СССР индивидуальной трудовой деятельности (см. Кооператив медицинский).

Основой поведения врачей, работающих в кооперативах, остается выполнение требований, обязательных для всех медиков в стране при выполнении ими своего профессионального долга. На многих научных форумах, посвященных проблемам Д. м., обсуждался вопрос о том, что медицинская техника, аппаратура, многочисленные лабораторные анализы отдалили врача от больного и обезличили пациента.

На фоне прогрессирующей специализации и улучшения технической оснащенности медицины может теряться не только целостное восприятие больного, но и интерес к нему как к личности. Это явление получило название дегуманизации, или «ветеринаризации», медицины. Ухудшаются возможности психотерапии, часто возникают ситуации, когда лечат болезнь, а не больного.

Все это создает предпосылки для нарушения изначальных принципов, служащих основой врачебной деятельности. В таких условиях потребность больного в сердечном отношении к нему медиков еще более возросла.

При всем том, что техника, особенно компьютерная, способствует объективизации диагностического, лечебного и прогностического процессов, медицина была и остается сплавом науки и искусства. А.Ф.

Билибин писал: «При врачевании должно использоваться не одно крыло (наука), а два крыла – наука и искусство. Для настоящего полета (врачевания) нужен взмах обоих крыльев. Без проникновения во внутренний мир больного человека, чему способствует искусство, врачевание неполноценно».

Эту же мысль лапидарно выразил Б.Е. Вотчал: «„Знающий врач” и „хороший врач”» – не синонимы».

В литературе по вопросам Д. м.

уделяется мало внимания проблеме старения населения, росту удельного веса лиц пожилого и старческого возраста, что отмечается за последние десятилетия и станет еще более актуальным в будущем.

Медики недостаточно знакомы с психологией старения, прекращения профессиональной деятельности, одиночества. Это может быть причиной возникновения психических травм у пациентов.

В условиях возросших возможностей медицинской науки и практики появились новые проблемы, связанные с медицинской генетикой, регуляцией рождаемости и прерыванием беременности, экспериментами на людях.

Последний вопрос специально освящен в Нюрнбергском кодексе, Хельсинкско-Токийской декларации и решениях XV конференции Совета международных организаций медицинских наук (Манила, 1981), одобренных специальным комитетом ВОЗ. Согласно этим документам, интересы испытуемых должны всегда превалировать над интересами науки и практики.

Гуманистическая направленность документов, касающихся экспериментов на людях, безусловно заслуживает положительной оценки. Однако никакой документ не может предусмотреть всего, что связано с такими исследованиями, в частности индивидуальную переносимость, степень добровольности согласия испытуемого и др.

Поэтому необходима конкретизация и разработка моральных норм применительно к появляющимся новым типам экспериментов. Практическим решением этой задачи занимаются национальные и международные организации, в некоторых случаях с участием не только медиков, но и представителей общественности.

В связи с развитием здравоохранения возникает ряд новых вопросов, связанных с соблюдением врачебной правды и врачебной тайны (Врачебная тайна). Врачебная правда предполагает такую информацию для больного и близких ему людей, которая не приносит вреда.

Что же касается врачебной тайны, то вследствие увеличения числа лиц, имеющих доступ к информации о больном (врачи различных специальностей, регистратор, статистик, другой медперсонал, представители профсоюзной организации и др.), эта проблема выходит за рамки только врачебной.

Поэтому правильнее говорить о медицинской тайне. Кроме того, возросшая образованность пациентов обусловливает их повышенный интерес к диагнозам, результатам исследований, прогнозу болезни.

Медицинская тайна предполагает неразглашение сведений о болезни (если это не противоречит интересам общества) не только окружающим, но в ряде случаев и самому больному. Надо беречь пациента от тех сведений, которые могут нанести вред его психике и способности бороться с болезнью.

Несоблюдение медицинской тайны медиками влечет за собой меры общественного воздействия. В особых случаях, повлекших за собой тяжелые последствия, возможно привлечение виновного к уголовной ответственности.

Успехи реаниматологии, возросшие возможности длительного поддержания функций ряда органов и систем при необратимом прекращении функции головного мозга (см.

Смерть мозга), потребности трансплантации органов вынесли на повестку дня целый ряд серьезных морально-этических и юридических проблем, связанных с определением достоверных критериев наступления смерти и поведением врача у постели умирающего (см. Смерть). Принципы советской Д. м.

предполагают безусловную необходимость борьбы за жизнь больного с использованием всех возможных средств. Умышленное ускорение летального исхода безнадежно больного из ложно понимаемых гуманных соображений (см. Эйтаназия) с позиций советской медицины является недопустимым.

Несоблюдение норм нравственности само по себе не является предметом юриспруденции, в качестве судей выступает общественность, а если проступок не обусловлен некорригируемыми особенностями личности медработника – собственная совесть. Преступления медиков (см.

Медицинские правонарушения) рассматриваются в уголовных кодексах с учетом особенностей той или иной страны. Серьезные нравственные конфликты возникают в связи с врачебными ошибками (Врачебные ошибки). По существующим в СССР определениям, они не содержат элемента предумышленности и не наказуемы.

Для разбора особо конфликтных ситуаций, когда допущены грубые ошибки или иные прегрешения против врачебного долга, в 1987 г. при МЗ СССР создана специальная Высшая аттестационная комиссия. При некоторых врачебных обществах начали функционировать суды чести. За рубежом (США, ФРГ, Франция и др.

) участились случаи предъявления врачам иска по поводу запоздалой госпитализации, неправильного лечения и т.п. Требования компенсации рассматривают суды, медицинские ассоциации, специальные комиссии «премирования» и др.

В 1956 г. в Гаване совместным научным комитетом в составе Международного комитета Красного Креста, Международного комитета по военной медицине и фармации. Всемирной медицинской ассоциации при участии в качестве наблюдателя ВОЗ были приняты «Положения на период вооруженного конфликта».

Документ гласит, что требования Д. м. в период вооруженного конфликта идентичны принципам Д. м. в мирное время. Врач обязан оказывать необходимую помощь больному независимо от его расы, национальности, вероисповедания, политических убеждений, принадлежности к той или иной воюющей стороне.

На состоявшейся в Праге (1974) IV Международной медико-правовой конференции было высказано мнение, что в связи с появлением новых морально-этических проблем в медицине целесообразно создание медицинского права. Эту точку зрения поддержали и представители СССР.

Медицинскую деонтологию нельзя рассматривать в отрыве от отношения общества к медикам.

Возросшая образованность людей, большие возможности ознакомления с медицинской литературой, не всегда правильно проводимое гигиеническое, воспитание населения, которое порой превращается в упрошенное обучение самодиагностике и самолечению, привели к некоторой «деромантизации» медицинских профессий среди населения.

В известной степени этому способствуют увеличение численности врачей и отсутствие четкой системы определения их пригодности к данной профессии. Отрицательную роль играют саморекламные выступления некоторых ученых и не всегда обоснованная оценка тех или иных фактов средствами массовой информации.

В этой связи требуют критической оценки массовые телевизионные сеансы психотерапии и стоящее на грани шаманства «индуцирование энергии», когда исчезает обязательная для врачевания обратная связь пациент – медик. Деперсонализация медицины в этих случаях выступает в наиболее наглядном виде.

Присяга, которую не дают представители ни одной другой мирной специальности, подчеркивает уникальность деятельности врача. Профессия врача предполагает органичное сочетание гуманизма, высоких нравственных качеств и глубоких профессиональных знаний.

Многие медики правильно сознают свой моральный долг перед обществом. Не случайно врачи многих стран мира принимают участие в борьбе за мир на Земле, за предотвращение ядерной катастрофы. В 1985 г.

движению «Врачи мира за предотвращение ядерной войны» присуждена Нобелевская премия мира.

Библиогр.: Билибин Д.Ф. Горизонты деонтологии, Вести. АМН СССР, № 5, с. 35, 1979; Грандо А.А. Врачебная этика и медицинская деонтология, Киев, 1988; Сук И.С. Врачебная тайна, Киев, 1981; Эльштейн Н.В. Диалог о медицине, Таллин, 1986.

© 2000- NIV

Источник: http://med.niv.ru/doc/encyclopedia/medicine/articles/2396/deontologiya-medicinskaya.htm

Особенности медицинской деонтологии на современном этапе

ДЕОНТОЛОГИЯ МЕДИЦИНСКАЯ:  Термин «медицинская деонтология» введен в специальную литературу и

  1. I. Особенности формирования отраслевой системы оплаты труда работников учреждений здравоохранения
  2. II. Особенности учета операций по осуществлению функций главного распорядителя, распорядителя и получателя средств федерального бюджета
  3. III Блок: 5. Особенности работы социального педагога с детьми-сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей.
  4. PR-мероприятия для СМИ (виды, характеристика, особенности).
  5. Абсолютная монархия в Англии. Предпосылки возникновения, общественный и государственный строй. Особенности английского абсолютизма.
  6. Абсолютная монархия в Англии. Предпосылки возникновения, общественный и государственный строй. Особенности английского абсолютизма. (лекция)
  7. Автотрансформаторы, особенности конструкции, принцип действия, характеристики
  8. Агентирование в коммерческой деятельности. Особенности оформления договорных отношений и правового регулирования.
  9. Агрегатные состояния вещества. Характер теплового движения в этих состояниях. Особенности теплового движения в различных агрегатных состояниях вещества.
  10. Активы таможенных органов: понятие, структура и особенности

Термин «медицинская деонтология» введен в специальную литературу и медицинскую практику в 40-е годы ХХ столетия профессором Н.Н. Петровым.Н.Н.

Петров в своей работе «Вопросы хирургической деонтологии» сформулировал следующие деонтологические правила: – приоритет интересов больного; – критерием выбора операции является согласие на применение ее для себя или своих близких; – посещение больного до, в день операции и после операции; – идеалом является полное устранение физической боли и душевного волнения больного; – информирование больного о риске и возможных последствиях. Некоторые из этих правил восприняты современными принципами биоэтики.

В последующие десятилетия понятие «медицинская деонтология» обогащается выводами из клинической практики. В конце 60-х гг. под деонтологией понимали «принципы поведения медицинского персонала, способствующие созданию необходимой обстановки при лечении больных» (Писарев Д.И.). К концу 80-х гг. в понимании деонтологии усиливается акцент на должное.

Деонтология – это «учение о долге, о высоком гуманном долге не только перед больным, но и перед народом» (Петровский Б.В.).

Акцент на должном в деонтологии, на наш взгляд, обусловлен усилением негативных тенденций в отечественной медицине и необходимостью поддержать уровень медицинской помощи на прежнем уровне, смещая ответственность с управленческих структур на медицинский персонал.

Медицинская деонтология предписывает профессиональные этические нормы и принципы: чуткость, отзывчивость, достоинство, честь, «не вреди», гуманизм, конфиденциальность, справедливость и др.

Некоторые авторы специфику деонтологии формулируют в краткой и точной форме: «деонтология – это проекция понятий врачебной этики на ту или иную ситуацию медицинской практики» (Иванюшкин А.Я.). Близость деонтологии к медицинской практике отчетливо видели великие отечественные клиницисты: М.Я. Мудров, Н.И. Пирогов, С.П. Боткин, Н.Н.

Петров и др. Их этические размышления свидетельствуют о взаимосвязи в медицине научности, искусства, разума и интуиции. Поэтому не случайно по содержанию медицинская деонтология дифференцируется соответственно специальностям в медицине: деонтология в хирургии, стоматологии, психиатрии, деонтология средних медицинских работников и т.д.

Отечественная медицинская деонтология, развивая традиции клинического опыта, ориентирует медицинский персонал на достижение терапевтического эффекта в тесном сотрудничестве с пациентом.

Поэтому медицинскую деонтологию можно определить как совокупность этических норм, правил, обеспечивающих терапевтическое сотрудничество врача и пациента. М.Я.

Мудров учил: «врачевание не состоит ни в лечении болезни, ни в лечении причин – врачевание состоит в лечении больного».

Медицинская деонтология выработала свои методы решения возникающих в процессе врачевания проблем: – отношение к больному («помимо достижения терапевтического эффекта врачу необходимо побороть у больного два чувства – страх и боль»); – информирование больного о диагнозе («чем легче заболевание и лучше диагноз, тем меньше оснований скрывать истину»); – врачебная тайна («врачебная тайна может быть раскрыта при следующих обстоятельствах: острые инфекционные заболевания, отравления, убийства, травмы, заболевания, несовместимые с профессией, так как они представляют опасность для третьих лиц»); – врачебные ошибки («врачебные ошибки обсуждаются на конференциях, съездах, в специальной литературе, но недопустимо освещение их в открытой прессе»), – научные исследования («приоритет интересов больного, его согласие на участие в исследовании, недопустимость научных исследований на заключенных, психических больных, тяжело больных»).

Восходящая своими корнями к «Клятве Гиппократа», медицинская деонтология сохраняет непреходящее значение и в настоящее время. Однако ее значение и роль имеют пределы, очерчиваемые, с одной стороны, достижениями современной медицинской практики, а с другой – возникшей во второй половине ХХ века биоэтикой (См.: «Биоэтика»).

Деонтология и биоэтика и совпадают, и различаются. Общим для той и другой является этическое содержание, проецируемое на отношение «врач-пациент».

Нормы и той, и другой призваны регулировать поведение сторон указанного отношения, исходя из приоритета интересов пациента. Различие между деонтологией и биоэтикой весьма существенно.

Если деонтология акцентирует внимание на «должном» (профессиональный долг медработника), то биоэтика, не отрицая долга, акцентирует внимание на «сущем», на реальных ситуациях, на возникающих противоречиях.

Более того, биоэтика включает и учитывает помимо этических аспектов и другие – правовые, религиозные, экономические, психологические, политические и др. Биоэтика не только совокупность знаний, ценностей, но и форма социальной практики: комитеты, комиссии, научные центры.

Деонтология выдвигает требования «осторожности в высказываниях», «завоевания доверия пациента», «ровного, спокойного поведения врача». Биоэтика, не отвергая вышесказанного, привлекает внимание к противоречиям, возникающим в медицинской практике.

Например, как разрешить столкновение прав женщины на аборт и права плода на жизнь; – права безнадежного пациента на достойную смерть и долг врача поддерживать жизнь пациента до естественной кончины.Деонтология ориентирует медицинский персонал на оказание помощи больному.

Биоэтика берет под контроль процессы рождения, развития и умирания.

Таким образом, медицинская деонтология – это часть биоэтики, очерчиваемая рамками морально-этического аспекта отношения «врач-пациент».

82. Виды миелогений: эгогении, эгротогнии, ятрогении

Миелогении – неблагоприятные стороны больничного лечения, неблагоприятное влияние на больного.

Некоторые расстройства психики своим возникновением иногда обязаны чрезмерной мнительности, впечатлительности и живому воображению больного. Часто непосредственным поводом для такого заболевания является неправильно понятое слово врача.

Пациент здесь воображает, что он заболел опасной болезнью и у него даже “появляются” соответствующие симптомы. Такие болезни, которые возникают под влиянием неосторожного слова врача, принято называть ятрогенными заболеваниями.

Сила ятрогенных воздействий врача возрастает при авторитарном, директивном стиле его отношений с больным.

Ятрогенные заболевания (греч. iatros – «врач», gennao – «создавать») – психогенные расстройства, возникающие как следствие деонтологических ошибок врачей: неправильных, неосторожных высказываний или действий.

История медицины свидетельствует о том, что подобные расстройства были известны уже медикам древности. Однако термин «ятрогения» получил широкое распространение после опубликования в 1925 г. работы немецкого психиатра Бумке «Врач как причина душевных расстройств».

Неоправданным является расширенное толкование понятия «ятрогенные заболевания», когда в него включают любую патологию, возникшую в результате действий врача, в том числе соматические ятрогении.

Неоправданным потому, что некоторые отрицательные последствия медицинского вмешательства, с одной стороны, пока являются неизбежными, а, с другой – относятся к категории врачебных ошибок или медицинских правонарушений.

Полем возникновения ятрогений является, прежде всего, психологическая сторона отношений «врач-пациент».

Слово, поведение, интонация голоса врача, а также психические особенности личности пациента (мнительность, степень эмоциональности и др.), его тревоги, страхи, опасения за исход лечения – всё это может стать патогенными обстоятельствами.

Например, непродуманные реплики: «Ваш сердечный приступ – это первый звонок», «главный сосуд сердца пропускает кровь на 30%» и др.

Риск ятрогенных заболеваний связан, при прочих равных условиях, с различием пола, возраста. Вероятность ятрогений выше у женщин, чем у мужчин; выше у людей переходного возраста (подростки, лица в периоде климакса, пожилые люди).

Ятрогенные заболевания проявляются главным образом невротическими реакциями в форме различных вариантов вегетативной дисфункции: сердечно-сосудистой (аритмия, изменение АД и др.), пищеварительной (изжога, рвота, расстройства стула) или других систем.

Основной метод лечения ятрогений – психотерапия, в тяжелых случаях требуется помощь психиатра. Профилактика ятрогенных заболеваний начинается с глубокого усвоения будущими врачами принципов, норм деонтологии, медицинской этики и биоэтики. Важными нормами и принципами здесь должны стать: сострадание, гуманизм, уважение автономии личности, информированное согласие и др.

Проблема соотношения «ятрогений» и «врачебных ошибок» не нашла однозначного решения. Одни считают врачебные ошибки частью ятрогений, другие – отдельными случаями ятрогений, третьи – незначительной частью ятрогений. Небезосновательна попытка некоторых авторов (например, А.Я.

Иванюшкин) рассмотреть взаимосвязь врачебной ошибки и ятрогений через диалектику объективного и субъективного.

В этом случае врачебная ошибка предстаёт как субъективная сторона врачевания, а «ятрогении» – как объективная сторона, означающая последствия медицинского, негативного вмешательства.

Именно с этим связана полисемантичность понятия «ятрогении»: «ятрогенная патология», «болезнь от лечения», «болезнь медицинской агрессии», «болезнь прогресса медицины».

Эгогении – психогенное состояние пациента, возникающее в случаях самовнушения больного, ухода его в болезнь, неосознанной аггравации с целью повысить (у врача, сестры) внимание.

Усилению эгогении могут способствовать неверно понятые больным сведения из популярной или научной медицинской литературы, наличие у кого-либо в семье аналогичного заболевания, предрассудки, предубеждения против современной медицины.

Профилактика эгогений, очевидно, может состоять в систематическом медицинском просвещении населения, улучшении работы всех звеньев здравоохранения.

Эгротогении – негативные психогенные состояния пациентов, обусловленные ненадлежащим отношением других пациентов. Разговоры в палате, на лестничных площадках в ожидании процедур о «болячках», рецептурные советы больных, случаи исцеления «вопреки» медицинским прогнозам и диагнозам и пр. – все это может вселить как надежду, так и тревогу пациенту.

Возникновение и интенсивность эгротогений во многом связана с профилем стационара, степенью комфорта проживания, общей культурой больных и их индивидуальными особенностями (темперамент, характер).

Дата добавления: 2015-04-18; просмотров: 43; Нарушение авторских прав

Источник: https://lektsii.com/2-20204.html

Деонтология медицинская – это… Что такое Деонтология медицинская?

ДЕОНТОЛОГИЯ МЕДИЦИНСКАЯ:  Термин «медицинская деонтология» введен в специальную литературу и
совокупность нравственных норм профессионального поведения медицинских работников. Понятия «медицинская деонтология» и «медицинская этика» не тождественны. Проблема долга — одна из основных проблем медицинской этики; соответственно Д. м. является отражением этических концепций, но она имеет более прагматический и конкретный характер.

Если медицинская этика не несет в себе специфики, обусловленной той или иной врачебной специальностью (не существует отдельно этики терапевта, этики хирурга и т.д.), то Д. м. обрела черты специализации, обусловленные ее прикладным характером, взаимосвязью с той или иной медицинской профессией (различают деонтологию хирурга, педиатра, онколога, рентгенолога, венеролога и т.д.).

Термин «деонтология» предложен английским философом Бентамом (J. Bentham) в 19 в. для обозначения теории нравственности. Однако основы Д. м. были заложены еще в медицине древнего мира. В каждую историческую эпоху в соответствии с господствовавшей в данном обществе моралью принципы Д. м.

имели характерные особенности, но тем не менее общечеловеческие, внеклассовые этические нормы медицинской профессии, определяемые ее гуманной сущностью — стремлением облегчить страдания и помочь больному человеку, оставались незыблемыми. Принципы Д. м. определялись также уровнем развития медицинской науки, от которого во многом зависят действия врачей.

Так, в Древней Индии рекомендовалось браться за лечение только такого человека, болезнь которого излечима; от неизлечимых больных следовало отказываться, как и от не выздоровевших в течение года. Гиппократ также считал, что лечение безнадежных больных ведет к потере врачебного авторитета.

Нравственные требования к людям, занимавшимся врачеванием, были сформулированы еще в рабовладельческом обществе, когда произошло разделение труда и врачевание стало профессией. Наиболее древним источником, в котором сформулированы требования к врачу и его права, считают относящийся к 18 в. до н.э. свод законов Хаммурапи, принятый в Вавилоне. Вопросы Д. м.

нашли отражение и в древнейших памятниках индийской литературы — в своде законов Ману (около 2 в. до н.э. — 1 в. н.э.) и в Аюрведе (Науке жизни; 9—3 вв. до н.э.). Существуют три редакции Аюрведы — этой медицинской энциклопедии древности; наиболее полная принадлежит врачу Сушруте.

В одной из книг Аюрведы говорится, каким должен быть врач, как следует ему себя вести, как и что говорить больному. Обращает на себя внимание дифференцированный подход к больным: можно и нужно лечить бедных, сирот, чужестранцев, но в то же время нельзя прописывать лекарства тем, кто в немилости у раджи.

С появлением социального неравенства отношение больных к врачам становится неоднозначным: представители господствующих классов видели вних слуг, а угнетенных классов — господ. Неоценимую роль в развитии Д. м. сыграл Гиппократ. Ему принадлежат максимы: «Где любовь к людям, там и любовь к своему искусству», «Не вредить», «Врач-философ подобен богу». «Клятва Гиппократа» пережила века.

Примечательно, что II Международный деонтологический конгресс (Париж, 1967), счел возможным рекомендовать дополнить клятву единственной фразой: «Клянусь обучаться всю жизнь!».

Ill Международный конгресс «Врачи мира за предотвращение ядерной войны» (1983) внес предложение дополнить национальные и международные кодексы о профессиональном моральном долге врача, в основе которых лежит «Клятва Гиппократа», пунктом, обязывающим медиков бороться против ядерной катастрофы.

Гиппократ впервые обратил внимание на вопросы должного отношения врача к родственникам больного, к своим учителям, взаимоотношений между врачами. Деонтологические принципы, сформулированные Гиппократом, получили дальнейшее развитие в работах Асклепиада, Цельса, Галена и др. В период средневековья разработкой вопросов должного отношения врача к больному занимались представители Салернской медицинской школы, называемой Гиппократовой общиной.

Огромное влияние на развитие Д. м. оказали врачи Востока. Ибн-Сина (Авиценна) — создатель «Канона врачебной науки», рассматривая различные стороны врачебной деятельности, подчеркивал неповторимость и индивидуальность обращающихся за медпомощью: «… Каждый отдельный человек обладает особой натурой, присущей ему лично». Ибн-Сине также приписывают изречение: «Врач должен обладать глазом сокола, руками девушки, мудростью змеи и сердцем льва». Одной из главных идей «Канона врачебной науки» является необходимость предупреждения болезни, на что должны быть направлены усилия и врача, и больного, и здорового. Примечательно, что издавна проблема отношения врача к больному рассматривалась в плане их сотрудничества и взаимопонимания. Так, врач и писатель Абу-ль-Фарадж, живший в 13 в., сформулировал следующее обращение к заболевшему: «Нас трое — ты, болезнь и я; если ты будешь с болезнью, вас будет двое, я останусь один — вы меня одолеете; если ты будешь со мной, нас будет двое, болезнь останется одна — мы ее одолеем». Большое значение наравне с требованиями к личности врача, его человеческим качествам (порядочности, честности, доброте), придавалось необходимости постоянного самоусовершенствования, ибо малоквалифицированный врач может нанести больному вред, что является грубым нарушением моральных норм врачевания. При капитализме, который породил новые классы и новые общественные отношения, существенно изменились и представления о морали, в т.ч. о нравственных основах врачевания. В «Манифесте Коммунистической партии» отмечалось. «Буржуазия лишила священного ореола все роды деятельности, которые до тех пор считались почетными и на которые смотрели с благоговейным трепетом. Врача, юриста, священника, поэта, человека науки она превратила в своих платных наемных работников» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 4, с. 427). Однако многие известные врачи, и в их числе Швейцер (A. Schweitzer), Лериш (R. Lenche), Спок (В. Spock), призывали болезни людей не превращать в средство наживы.

В современных условиях вопросам Д. м. во всех странах уделяют большое внимание. Принят ряд деклараций, кодексов, правил, которые призваны определить этические нормы поведения врачей. Во многих странах (Франции, ФРГ, Италии, Швейцарии, США и др.) существуют национальные деонтологические кодексы. Ряд документов носит международный характер.

К ним следует отнести Женевскую декларацию (1948), Международный кодекс медицинской этики (Лондон, 1949), Хельсинкско-Токийскую декларацию (1964, 1975), Сиднейскую декларацию (1969), декларацию, касающуюся отношения врачей к пыткам (1975), и др. Однако в международных документах по вопросам Д. м.

не всегда учитываются конкретные условия жизни той или иной страны, национальные особенности.

В основу Женевской декларации положена «Клятва Гиппократа», но в ней нашли отражение и наиболее острые социальные проблемы 20 в. Так, в декларацию внесены фразы: «Я не позволю, чтобы религия, национализм, расизм, политика или социальное положение оказывали влияние на выполнение моего долга… Даже под угрозой я не использую мои знания в области медицины в противовес законам человечности». Последняя фраза, отражая опыт второй мировой войны, закрепляет положения «Десяти Нюрнбергских правил» (Нюрнбергский кодекс, 1947), в которых подчеркивается недопустимость преступных опытов на людях.

Международный кодекс медицинской этики (Международный кодекс по деонтологии), конкретизировавший ряд положений Женевской декларации, одобрен генеральным директором ВОЗ и является наиболее распространенным документом, на который ссылаются многие исследователи проблем медицинской деонтологии. В нем обращается внимание на вопросы оплаты врачебной помощи, на недопустимость переманивания пациентов, саморекламы и т. п.

В 1970 г. вопросы Д. м. обсуждались на Х Международном конгрессе терапевтов в Варшаве и на Международном конгрессе историков медицины в Бухаресте. В 1973 г. деонтологические вопросы медицины в условиях научно-технической революции стали предметом обсуждения специального симпозиума XV Международного философского конгресса в Варне, а в 1974 г. — XVIII Международного конгресса по прикладной психологии в Монреале. В 1989 г. орган ВОЗ «Здоровье мира» посвятил проблеме «этика и здоровье» специальный номер, в котором затрагиваются и многие вопросы медицинской деонтологии. В России вопросы Д. м. получили правовое отражение еще в ряде документов Древней Руси. Так, в «Изборнике Святослава» (11 в.) имеется указание, что монастыри должны давать приют не только богатым, но и бедным больным. Свод юридических норм Киевской Руси «Русская правда» (11—12 вв.) утвердил положение о праве на медицинскую практику и установил законность взимания врачами с заболевших платы за лечение. В Морском уставе Петра I сформулированы требования к врачу, однако его обязанности рассматривались в отрыве от врачебных прав.

Многое для пропаганды гуманной направленности врачебной деятельности сделали передовые русские ученые-медики 18—19 вв.: С.Г. Зыбелин, Д.С. Самойлович, И.Е. Дядьковский, С.П. Боткин, В.А. Манассеин.

Особо следует отметить «Слово о благочестии и нравственных качествах Гиппократова врача», «Слово о способе учить и учиться медицине практической» М.Я. Мудрова и произведения Н.И. Пирогова, представляющие собой сплав любви к своему делу, высокого профессионализма и заботы о больном человеке.

Всеобщую известность получила подвижническая деятельность доктора Ф.П. Гааза, ставшего главным врачом московских тюрем. Его девизом было: «Спешите делать добро!». В формировании принципов Д. м.

большую роль сыграли прогрессивные представители земской медицины, которые считали своим нравственным долгом помогать бедным и обездоленным. Гуманистическая направленность деятельности русских медиков описана в произведениях писателей-врачей А.П. Чехова и В.В. Вересаева.

В России выпускники высших медицинских учебных заведений давали так называемое факультетское обещание. Большое место в нем отводилось отношениям между врачами: «Обещаю быть справедливым к своим сотоварищам… Буду по совести отдавать справедливость их заслугам и стараниям…».

В СССР разработка вопросов Д. м. получила дальнейшее развитие в трудах многих медиков и философов.

Нравственные вопросы деятельности медиков нашли отражение в принятых Верховным Советом СССР в 1969 г. Основах законодательства Союза ССР и союзных республик о здравоохранении (см. Правовые основы охраны здоровья) и утвержденной Указом Президиума Верховного Совета СССР 26 марта 1971 г. «Присяге врача (Присяга врача) Советского Союза». Наряду с другими положениями в ней определена роль врача в охране и улучшении здоровья людей, в предупреждении заболеваний. Этим подчеркивается профилактическая направленность советского здравоохранения. В связи с важной ролью врачей в борьбе за мир Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 ноября 1983 г. в «Присягу врача Советского Союза» было внесено следующее дополнение: «… Сознавая опасность, которую представляет собой ядерное оружие для человечества, неустанно бороться за мир, за предотвращение ядерной войны».

Медицинская деонтология охватывает широкий круг проблем, связанных с взаимоотношениями медиков с больными, их близкими, со здоровыми людьми (практические мероприятия), а также между собой в процессе лечения больного.

Должное отношение врача к больному предполагает доброжелательность, сострадание, максимальную отдачу своих умений и знаний, основанных на высоком профессионализме в постоянном самосовершенствовании.

Главный принцип в отношении врача к больному состоит в следующем: относись к заболевшему так, как хотелось бы, чтобы относились в аналогичном положении к тебе.

Отношение медиков к родственникам больного предполагает приобщение их к борьбе за выздоровление заболевшего, а также попытки смягчить переживания близких больному людей в случаях, когда лечение неэффективно. При этом следует учитывать психотравмирующий эффект болезни на родственников больного, их реакцию на неблагоприятный исход заболевания, возможности и желание сотрудничать с врачами.

В свете профилактической направленности и перспектив развития советского здравоохранения принципиально важен вопрос об отношении медиков к здоровым людям. Врач должен стараться сделать здорового человека своим союзником в борьбе за сохранение здоровья.

Научно-технический прогресс обусловил возникновение ряда новых нравственных проблем в области Д. м., в частности касающихся отношений медиков между собой, что существенно сказывается на эффективности медпомощи. Научно-техническая революция и специализация в медицине резко увеличили число врачей и средних медработников, принимающих участие в лечебно-диагностическом процессе. Поэтому возросло значение сотрудничества между ними. Вопросы взаимоотношений врачей между собой приобретают особую актуальность в связи с разрешением в СССР индивидуальной трудовой деятельности (см. Кооператив медицинский). Основой поведения врачей, работающих в кооперативах, остается выполнение требований, обязательных для всех медиков в стране при выполнении ими своего профессионального долга. На многих научных форумах, посвященных проблемам Д. м., обсуждался вопрос о том, что медицинская техника, аппаратура, многочисленные лабораторные анализы отдалили врача от больного и обезличили пациента. На фоне прогрессирующей специализации и улучшения технической оснащенности медицины может теряться не только целостное восприятие больного, но и интерес к нему как к личности. Это явление получило название дегуманизации, или «ветеринаризации», медицины. Ухудшаются возможности психотерапии, часто возникают ситуации, когда лечат болезнь, а не больного. Все это создает предпосылки для нарушения изначальных принципов, служащих основой врачебной деятельности. В таких условиях потребность больного в сердечном отношении к нему медиков еще более возросла. При всем том, что техника, особенно компьютерная, способствует объективизации диагностического, лечебного и прогностического процессов, медицина была и остается сплавом науки и искусства. А.Ф. Билибин писал: «При врачевании должно использоваться не одно крыло (наука), а два крыла — наука и искусство. Для настоящего полета (врачевания) нужен взмах обоих крыльев. Без проникновения во внутренний мир больного человека, чему способствует искусство, врачевание неполноценно». Эту же мысль лапидарно выразил Б.Е. Вотчал: «„Знающий врач“ и „хороший врач“» — не синонимы».

В литературе по вопросам Д. м.

уделяется мало внимания проблеме старения населения, росту удельного веса лиц пожилого и старческого возраста, что отмечается за последние десятилетия и станет еще более актуальным в будущем.

Медики недостаточно знакомы с психологией старения, прекращения профессиональной деятельности, одиночества. Это может быть причиной возникновения психических травм у пациентов.

В условиях возросших возможностей медицинской науки и практики появились новые проблемы, связанные с медицинской генетикой, регуляцией рождаемости и прерыванием беременности, экспериментами на людях. Последний вопрос специально освящен в Нюрнбергском кодексе, Хельсинкско-Токийской декларации и решениях XV конференции Совета международных организаций медицинских наук (Манила, 1981), одобренных специальным комитетом ВОЗ. Согласно этим документам, интересы испытуемых должны всегда превалировать над интересами науки и практики. Гуманистическая направленность документов, касающихся экспериментов на людях, безусловно заслуживает положительной оценки. Однако никакой документ не может предусмотреть всего, что связано с такими исследованиями, в частности индивидуальную переносимость, степень добровольности согласия испытуемого и др. Поэтому необходима конкретизация и разработка моральных норм применительно к появляющимся новым типам экспериментов. Практическим решением этой задачи занимаются национальные и международные организации, в некоторых случаях с участием не только медиков, но и представителей общественности. В связи с развитием здравоохранения возникает ряд новых вопросов, связанных с соблюдением врачебной правды и врачебной тайны (Врачебная тайна). Врачебная правда предполагает такую информацию для больного и близких ему людей, которая не приносит вреда. Что же касается врачебной тайны, то вследствие увеличения числа лиц, имеющих доступ к информации о больном (врачи различных специальностей, регистратор, статистик, другой медперсонал, представители профсоюзной организации и др.), эта проблема выходит за рамки только врачебной. Поэтому правильнее говорить о медицинской тайне. Кроме того, возросшая образованность пациентов обусловливает их повышенный интерес к диагнозам, результатам исследований, прогнозу болезни. Медицинская тайна предполагает неразглашение сведений о болезни (если это не противоречит интересам общества) не только окружающим, но в ряде случаев и самому больному. Надо беречь пациента от тех сведений, которые могут нанести вред его психике и способности бороться с болезнью. Несоблюдение медицинской тайны медиками влечет за собой меры общественного воздействия. В особых случаях, повлекших за собой тяжелые последствия, возможно привлечение виновного к уголовной ответственности. Успехи реаниматологии, возросшие возможности длительного поддержания функций ряда органов и систем при необратимом прекращении функции головного мозга (см. Смерть мозга), потребности трансплантации органов вынесли на повестку дня целый ряд серьезных морально-этических и юридических проблем, связанных с определением достоверных критериев наступления смерти и поведением врача у постели умирающего (см. Смерть). Принципы советской Д. м. предполагают безусловную необходимость борьбы за жизнь больного с использованием всех возможных средств. Умышленное ускорение летального исхода безнадежно больного из ложно понимаемых гуманных соображений (см. Эйтаназия) с позиций советской медицины является недопустимым. Несоблюдение норм нравственности само по себе не является предметом юриспруденции, в качестве судей выступает общественность, а если проступок не обусловлен некорригируемыми особенностями личности медработника — собственная совесть. Преступления медиков (см. Медицинские правонарушения) рассматриваются в уголовных кодексах с учетом особенностей той или иной страны. Серьезные нравственные конфликты возникают в связи с врачебными ошибками (Врачебные ошибки). По существующим в СССР определениям, они не содержат элемента предумышленности и не наказуемы. Для разбора особо конфликтных ситуаций, когда допущены грубые ошибки или иные прегрешения против врачебного долга, в 1987 г. при МЗ СССР создана специальная Высшая аттестационная комиссия. При некоторых врачебных обществах начали функционировать суды чести. За рубежом (США, ФРГ, Франция и др.) участились случаи предъявления врачам иска по поводу запоздалой госпитализации, неправильного лечения и т.п. Требования компенсации рассматривают суды, медицинские ассоциации, специальные комиссии «премирования» и др.

В 1956 г. в Гаване совместным научным комитетом в составе Международного комитета Красного Креста, Международного комитета по военной медицине и фармации. Всемирной медицинской ассоциации при участии в качестве наблюдателя ВОЗ были приняты «Положения на период вооруженного конфликта».

Документ гласит, что требования Д. м. в период вооруженного конфликта идентичны принципам Д. м. в мирное время. Врач обязан оказывать необходимую помощь больному независимо от его расы, национальности, вероисповедания, политических убеждений, принадлежности к той или иной воюющей стороне.

На состоявшейся в Праге (1974) IV Международной медико-правовой конференции было высказано мнение, что в связи с появлением новых морально-этических проблем в медицине целесообразно создание медицинского права. Эту точку зрения поддержали и представители СССР.

Медицинскую деонтологию нельзя рассматривать в отрыве от отношения общества к медикам. Возросшая образованность людей, большие возможности ознакомления с медицинской литературой, не всегда правильно проводимое гигиеническое, воспитание населения, которое порой превращается в упрошенное обучение самодиагностике и самолечению, привели к некоторой «деромантизации» медицинских профессий среди населения. В известной степени этому способствуют увеличение численности врачей и отсутствие четкой системы определения их пригодности к данной профессии. Отрицательную роль играют саморекламные выступления некоторых ученых и не всегда обоснованная оценка тех или иных фактов средствами массовой информации. В этой связи требуют критической оценки массовые телевизионные сеансы психотерапии и стоящее на грани шаманства «индуцирование энергии», когда исчезает обязательная для врачевания обратная связь пациент — медик. Деперсонализация медицины в этих случаях выступает в наиболее наглядном виде.

Присяга, которую не дают представители ни одной другой мирной специальности, подчеркивает уникальность деятельности врача. Профессия врача предполагает органичное сочетание гуманизма, высоких нравственных качеств и глубоких профессиональных знаний.

Многие медики правильно сознают свой моральный долг перед обществом. Не случайно врачи многих стран мира принимают участие в борьбе за мир на Земле, за предотвращение ядерной катастрофы. В 1985 г.

движению «Врачи мира за предотвращение ядерной войны» присуждена Нобелевская премия мира.

Библиогр.: Билибин Д.Ф. Горизонты деонтологии, Вести. АМН СССР, № 5, с. 35, 1979; Грандо А.А. Врачебная этика и медицинская деонтология, Киев, 1988; Сук И.С. Врачебная тайна, Киев, 1981; Эльштейн Н.В. Диалог о медицине, Таллин, 1986.

Источник: https://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_medicine/10346/%D0%94%D0%B5%D0%BE%D0%BD%D1%82%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D1%8F

Medic-studio
Добавить комментарий