ЭПИДЕМИОЛОГИЯ: Запомните 1. Первичный рак печени является одной из наиболее

Рак печени

ЭПИДЕМИОЛОГИЯ: Запомните 1. Первичный рак печени является одной из наиболее

396 2018-07-16

Рак печени – злокачественное новообразование, локализующееся в печени, происходящие либо из клеток печени и её структур, либо являющееся метастазом другой опухоли в печень, но второй вариант статистически встречается значительно чаще.

Эпидемиология рака печени

Рак печени диагностируется по различным данным у 300 – 600 тысяч пациентов в мире в год. Диагностика рака во время патологоанатомического вскрытия при смерти от другого заболевания, достигает 1%.

Регионально рак печени чаще встречается в странах с большой инфицированностью хроническими вируснымигепатитами.

В целом, к данному виду рака наиболее склонны мужчины, что, по последним данным, связано с рецепторами к андрогенам (Исследование из Рочестерского университета, др. Ч. Чанг). Наиболее частый возраст пациентов от 45 лет и выше.

Причины рака печени. Факторы риска

Происхождение опухолей печени, как и рака вообще, остаётся загадкой. Но в различных исследованиях было установлено, что определённые факторы риска существенно увеличивают заболеваемость раком печени. Из факторов риска выделяют следующие:

  • Мужской пол – мужчины заболевают в среднем в 3 раза чаще;
  • Хронический вирусный гепатит – как через образование цирроза печени, так и напрямую за счёт не до конца изученных процессов связанных с вирусом);
  • Цирроз печени любой этиологии (алкогольная интоксикация, хронические вирусные гепатиты, болезни желчевыводящих путей, разнообразные химические и лекарственные интоксикации, застойная сердечная недостаточность);
  • Стеатогепатит (риск развития рака печени близок к риску от хронических вирусных гепатитов, исследование из Cleveland Clinic, опубликовано в журнале Hepatology, июнь 2010 год);
  • Курение – связь между курением прослеживается со многими видами рака;
  • Контакт с афлотоксинами – токсин из группы поликетидов, образующийся во время жизнедеятельности грибов аспергиллы;
  • Контакт с мышьяком. В последние время участились новости о его чрезвычайно опасном содержании в питьевой воде в Южной Азии, Чили.

Классификация рака печени

Первичный рак печени можно подразделить на диффузную и узловую форму.

По происхождению из клеток печени:

Клиническая классификация основана на системе TNM, предложенной в сороковых годах прошлого века французским врачом Пьером Денуа:

T– данные первичной опухоли (учитывается: размер опухоли, количество образований, прорастание сосудов, прорастание долей печени, прорастание портальной и печёночной вены, прорастание соседних органов).

N– метастазы в регионарные лимфатические узлы (учитывается: лимфатические узлы ворот печени или гепатодуоденальной связке).

M– отдалённые метастазы (в органы: легкие, плевра, брюшина, почки, поджелудочная железа, кости и др.).

G– уровень дифференцировки опухоли (высокодифференцированная, среднедифференцированная, низкодифференцированная), чем выше дифференцировка тем более доброкачественное течение заболевания.

Цифрой указывается предельный размер (диаметр) опухоли или метастазов в сантиметрах.

Метастатический рак печени, или вторичный рак, представляет собой метастаз рака в печень, чья первичная локализация была в другом месте (например, метастаз рака желудка в печень).

Наиболее частой первичной локализацией рака при метастатическом раке печени является желудок, толстая кишка, матка, яичники, почка, легкие, молочная железа.

Метастатический рак желудка встречается значительно чаще чем первичный рак печени (гепатоцеллюлярная карцинома).

  • Тх – не хватает данных для оценки первичного новообразования;
  • T0 – первичное новообразование не определяется;
  • T1 – солитарная опухоль до 2 см в большем измерении без прорастания сосудов;
  • T2 – солитарная опухоль до 2 см в большем измерении с прорастанием сосудов или множественные опухоли до 2 см в наибольшем измерении без прорастания сосудов, ограниченные одной долей, или солитарная опухоль более 2 см в наибольшем измерении без прорастания сосудов;
  • T3 – солитарная опухоль более 2 см в большем измерении с прорастанием сосудов или множественные опухоли не более 2 см в большем измерении с прорастанием сосудов, ограниченные одной долей, или ограниченные одной долей множественные опухоли, каждая из которых более 2 см с или без прорастанем сосудов;
  • T4 – множественные опухоли в обеих долях печени или опухоль, поражающая главную ветвь портальной или печеночной вены, или опухоль с распространением на соседние органы, кроме желчного пузыря, или опухоль, прорастающая висцеральную брюшину.

N – регионарные лимфатические узлы (узлы ворот печени или гепатодуоденальной связке):

  • Nx – нет данных для оценки регионарных лимфатических узлов;
  • N0 – нет поражения лимфоузлов ворот печени и гепатодуоденальной связки;
  • N1 – есть метастатическое поражение лимфоузлов гепатодуоденальной связки или ворот печени.

М – отдаленные метастазы:

  • Мх – нет данных для определения отдаленных метастазов
  • M0 – недостаточно данных за наличие отдаленных метастазов
  • M1 – отдалённые метастазы имеються

G – гистопатологическая дифференцировка:

– невозможно установить степень дифференцировки
G1 – высокая степень дифференцировки
G2 – средняя степень дифференцировки
G3 – низкая степень дифференцировки
G4 – недифференцированные опухоли

Стадии рака печени

Стадии по степени тяжести в целом разделяют от 1 (самая легкая) до 4 (самая тяжелая). Таким образом:

  • Стадия I: -T1N0M0
  • Стадия II: -T2N0M0
  • Стадия IIIA: -T3N0M0
  • Стадия IIIB: -T1N1M0, T2N1M0, T3N1M0
  • Стадия IVA: -T4N(любая)M0
  • Стадия IVB: -T(любая)N(любая)M1

Клиника рака печени

В клинической картине присутствуют как общие симптомы злокачественных новообразований, так и симптомы присущие раку печени: прогрессирующая слабость, адинамия, кахексия, потеря аппетита, рвота, тошнота, чувство тяжести и постоянные боли в правом подреберье или эпигастрии, анемия, увеличение печени или пальпируемое образование в правом подреберье, асцит, обтурационная желтуха, лихорадка, частые носовые кровотечения. Клиника может манифестировать с отдалённых метастазов. Налиболее часто опухоли печени метастазируют в саму печень, регионарные лимфатические узлы (узлы ворот печени или гепатодуоденальной связке), легкие, плевру, брюшину, почки, поджелудочную железу, кости.

Ранняя диагностика рака печени

Скрининг гепатоцеллюлярного рака (ранняя диагностика) основан на измерении у групп риска (хронический гепатит, цирроз печени) альфа-фетопротеина (АФП) один раз в полгода. АФП склонен к частым ложноположительным и ложноотрицательным результатам, на основании АФП невозможно поставить диагноз.

При превышении нормы в 15 нг\мл необходимо выполнить УЗИ печени. Гистологическое подтверждение диагноза «гепатоцеллюлярная карцинома» основывается на биопсии печени, которую могут совершить из различного доступа.

Также в диагностике гепатоцеллюлярной карциномы применяются различные методы лучевой диагностики:

  • Спиральная (мультиспиральная) компьютерная томография (КТ)
  • Магнитно – резонансная томография (МРТ)
  • Ангиография
  • Позитронная эмиссионная томография (ПЭТ)

Диагностика рака печени

Полноценного скринингового метода для диагностики на данный момент нет. У людей, находящихся в группе риска по раку печени, проводят проф.

осмотры и измеряют альфа–фетопротеин (норма 15 нг\мл), но этот анализ не обладает большой достоверностью и нередко даёт как ложноотрицательные, так и ложноположительные результаты.

Для визуализации опухоли применяется ультразвуковое исследование (УЗИ) печени, компьютерная томография (КТ), магнитно–резонансная томография (МРТ), ангиография, Позитронная эмиссионная томография (ПЭТ).

Несмотря на вышеперечисленные методы диагностики, диагноз “рак печени” может быть поставлен только на основании гистологического исследования биоптата (образца ткани), который может быть взят во время чрескожной пункции печени, во время диагностической операции или другими способами.

Для своевременного обнаружения рака печени необходимо обратиться к участковому терапевту, который направит на дополнительные исследования и в случаи необходимости назначит консультацию онколога или перенаправит в онкологический диспансер.

Лечение рака печени

Практические рекомендации Всемирной Гастроэнтерологической ассоциации WGO 2009 год:

  • Трансплантация печени – крайне редко исходя из показаний и фактической возможности
  • Частичная резекция печени – метод показан лишь небольшому числу пациентов в связи с далеко зашедшей стадией заболевания (примерно 10% от общего числа больных)
  • Чрескожное введение этанола (ЧВЭ) или радиочастотная абляция (РЧА) – метод хорош когда резекция печени не осуществима и пациент находиться в очереди на трансплантацию
  • Трансартериальная химиоэмболизация (хемоэмболизация) – стандарт лечения для пациентов с сохранной функцией печени и наличием заболевания, которое не поддаётся хирургическому лечению или абляции, но у которых отсутствует внепеченочная диссеминация, нет сосудистой инвазии и клиники рака.

Любой метастатический рак печени автоматически указывает на 4 стадию заболевания, поскольку он сам представляет отдалённый метастаз первичной опухоли.

Основным в определении тактики лечения является нахождение первичной опухоли, в чём помогает гистологическое исследование метастаза в печень, а также комплексное обследование. Прогноз неблагоприятный.

Чаще всего проводят системную химиотерапию.

Симптомы рака печени

В начале заболевания, клинической картины у рака печени нет, и он протекает бессимптомно. В дальнейшем появляющуюся симптоматику можно разделить на общие симптомы характерные для злокачественных заболеваний и симптомы характерные для рака печени.

Общие симптомы: слабость, субфебрильная температура, отсутствие аппетита, стойкая потеря веса в последние время, анемия.

Симптомы характерные для рака печени:гепатомегалия (увеличение печени), образование, ощущаемое при пальпации, дискомфорт или боли в правом подреберье, диспепсические расстройства (жидкий стул, запоры, тошнота), асцит, желтуха, кровотечения.

Рак печени 4 степени

Диагноз рак печени 4 степени разделяется на 4а и 4б.

Диагноз рак печени 4а стадии «T4N(любая)M0» ставится при наличии множественных опухолевых образований в обеих долях печени или опухоли прорастающий главную ветвь печеночной или портальной вены, или опухоль с распространением на соседние органы, кроме желчного пузыря, или опухоль, прорастающая висцеральную брюшину, а также при наличии метастазов в регионарные лимфатические узлы. Метастазов в регионарные лимфатические узлы – это метастазы в лимфатические узлы ворот печени или гепатодуоденальной связке.

Диагноз рак печени 4б степени «T(любая)N(любая)M1» ставится вне зависимости от состояния первичного очага при наличии хотя бы одного отдалённого метастаза. Отдалённые метастазы рака печени чаще всего даёт в следующие органы: легкие, плевра, брюшина, почки, поджелудочная железа, кости.

Радикальное лечение (оперативное лечение) в большинстве случаев уже невозможно. Стандартом лечения рака печени 3 и 4 стадии по различным руководствам является химиоэмболизация при сохранении для этого условий. Или только симптоматическое лечение. При необходимости возможно проведение паллиативной операции.

Лечение рака печени народными средствами

Надежда на чудо живет в людях, даже когда официальная медицина не оставляет никаких сомнений и недомолвок. К сожалению, часто этим пользуются различные шарлатаны и желающие нажиться на людском горе.

Все эти истории основываются на переходящих из уст в уста рассказах о том, что кому-то 100% помогло какое-то чудодейственное средство, однако свидетелей, почему-то никогда не находят.

Если бы все эти “чудодейственные средства” – перекись водорода, грибы, отвары из трав – действительно помогали, онкологи всего мира давно бы выписывали их пациентам.

Максимум, на что может в данном случае рассчитывать онкологический больной, обращаясь к “целителю” за панацеей – это психологическая поддержка и возможно, эффект, схожий с употреблением витаминов или иммуностимулирующих средств. “Чудесного исцеления”, к сожалению, не происходит, однако больные часто живут с уверенностью в том, что официальная медицина помогла бы им еще меньше. При этом больные тратят деньги, и, что гораздо более важно, драгоценное время.

Прогноз рака печени

В целом прогноз при диагнозе рак печени неблагоприятный. По различным данным, общая пятилетняя выживаемость у больных раком печени составляет не более 10% больных. Если лечение начато на первой стадии заболевания, пятилетняя выживаемость равняется примерно 40%.

Рак печени – ZDRAVBUD.NET ZDRAVBUD.NET

Источник: https://zdravbud.net/new/rak-pecheni

Рак печени или печеночноклеточный (гепатоцеллюлярный) рак печени (С22)

ЭПИДЕМИОЛОГИЯ: Запомните 1. Первичный рак печени является одной из наиболее

Основная часть всех случаев печеночноклеточного (гепатоцеллюлярного) рака печени (80%) наблюдается среди населения развивающихся стран, а именно, Западной и Центральной Африки и Юго-Восточной Азии, где доля рака печени в структуре смертности от злокачественных опухолей составляет 25% и более.

Очень высокая заболеваемость отмечается в Японии (Осака: мужчины – 45, женщины – 12; Хиросима: мужчины – 43, женщины – 13), в Китае, например в Шанхае (мужчины – 23, женщины – 9), Гамбии (мужчины – 49, женщины – 18). В Европе, за исключением некоторых регионов Южной Европы, Северной Америке и Австралии заболеваемость раком печени не превышает 10.

Относительно высока заболеваемость в Италии, в провинции Варезе (мужчины – 14, женщины – 3). В России заболеваемость первичным раком печени невысока (Санкт-Петербург: мужчины – 5, женщины – 2). Заболеваемость печеночноклеточным раком печени и смертность от него растет в большинстве стран мира, в т.ч. и в развитых странах.

Прогноз этого заболевания крайне неблагоприятен: . 5-летняя выживаемость не превышает 3-5%

Высокая заболеваемость печеночноклеточным раком коррелирует с высокой заболеваемостью гепатитом В и с высокой частотой инфицированности вирусом гепатита В (HBV). Результаты более десятка проспективных когортных исследований показали, что хроническая инфицированность HBV, т.е.

серопозитивность к HBsAg, поверхностному антигену HBV, в 100 и более раз повышает риск развития гепатоцеллюлярного рака. Исследования методом “случай-контроль” также выявили связь между серологическими показателями инфицированности HBV и относительным риском развития гепатоцеллюлярного рака. ОР в этих работах колебался в пределах 5-30.

ДНК HBV обнаруживают в опухолевых клетках практически у всех HBsAg серопозитивных больных гепатоцеллюлярным раком, а также у 10-20% серонегативных больных.

Учитывая, что заражение HBV чаще всего происходит перинатально или в раннем детском возрасте, а опухоли печени у подавляющего большинства больных возникают после 50 лет, очевидно, что процесс канцерогенеза в печени протекает в течение длительного латентного периода

Результаты проспективных когортных исследований показали, что наличие антител к вирусу гепатита С (HCV), т.е. инфицированность HCV, является маркером повышенного риска печеночноклеточного рака.

В работах с использованием тест-систем первого поколения показатель ОР достигал 100, в работах же с использованием тест-систем второго поколения ОР не превышал 50.

Причинная связь между HCV и раком печени была подтверждена выявлением РНК HCV в опухолевых клетках

Высокий риск развития рака печени связан с потреблением продуктов, контаминированных афлатоксином В1. Это микотоксин гриба Aspergillus flavus, который, в результате длительного и неправильного хранения поражает зерно и некоторые другие продукты питания, например, земляной орех.

Гепатоканцерогенность афлатоксина В1 была показана в экспериментальных исследованиях, на лабораторных животных. Однако трудность индивидуальной оценки экспозиции афлатоксину в эпидемиологических исследованиях в течение длительного времени приводила к противоречивым результатам.

Для оценки экспозиции афлатоксину исследовалось его содержание в моче. Афлатоксин В1-ДНК и афлатоксин В1-альбумин – аддукты, образующиеся в результате связывания афлатоксина с ДНК и белком, также нашли применение в эпидемиологических исследованиях как маркеры экспозиции этому микотоксину.

При изучении роли афлатоксина в этиологии рака печени у человека было необходимо учитывать и ннфицированность HBV. В проспективном исследовании, проведенном в Шанхае, участвовали 18 000 мужчин. У них была исследована моча на афлатоксин В1 и кровь на HBsAg.

Сравнение членов когорты, которые были HBsAg-отрицательны, и в моче которых не выявлялся афлатоксин (контрольная группа), с HBsAg-положительными и афлатоксин В1-негативными мужчинами показало, что ОР рака печени у последних равен 7,3.

У мужчин, которые были HbsAg-негативными, но в моче которых был обнаружен афлатоксин, ОР составлял 3,4; а у мужчин с положительным тестом на HBsAg, в моче которых был выявлен афлатоксин – 59,4.

Таким образом, в этом исследовании и некоторых последующих был показан синергизм влияния двух факторов, которые и в отдельности обладают гепатоканцерогенным эффектом, на риск развития рака печени. Молекулярные исследования показали, что в Китае и Южной Африке, в эндемичных для афлатоксин-В1 регионах, опухоли печени характеризуются высокой частотой мутаций в 249 кодоне гена-супрессора р53. В регионах же с высокой заболеваемостью раком печени, в которых контаминация продуктов питания афлатоксином В1 не встречается, мутации в 249 кодоне р53 редки

Чрезмерное потребление алкоголя – важный фактор риска развития первичного рака печени. Более того, показано, что влияние потребления алкоголя на риск гепатоцеллюлярного рака наиболее выражено у людей, инфицированных HBV.

Курение также увеличивает риск развития рака печени, связанный с потреблением алкоголя. Кроме того, курение само по себе – фактор риска рака печени. Рабочая группа МАИР (2002 г.

) пришла к выводу, что причинную связь между курением и риском развития рака печени можно считать доказанной

Длительный прием пероральных гормональных противозачаточных средств повышает риск развития аденом и рака печени. Исследования, в которых изучалась связь между пероральными контрацептивами и раком печени, были проведены в развитых странах, где инфицированность вирусом гепатита редка.

Среди негативных больных ОР рака печени, связанный с приемом (более 8 лет) пероральных контрацептивов, был повышен в 7 'раз, ОР аденом печени значительно больше и может достигать 100 и более.

Применение анаболических стероидов, скорее всего, также связано с риском развития рака печени

Риск ангиосаркомы печени повышен у людей, которые имели контакт на рабочем месте с винилхлоридом и мышьяком. В литературе описаны не более 250 случаев заболевания этой опухолью. В связи с тем, что спорадически эти опухоли встречаются чрезвычайно редко, ОР, связанный с высокими уровнями экспозиции винилхлориду, достигает 400

Холангиоцеллюлярный рак часто встречается в популяциях, эндемичных для описторхоза – заболевания, этиологически связанного с паразитами Episthorchis viverrini, Episthorchis felinius.

Источник: http://www.oncology.ru/specialist/epidemiology/malignant/C22/

Современные подходы к диагностике и лечению первичного рака печени

ЭПИДЕМИОЛОГИЯ: Запомните 1. Первичный рак печени является одной из наиболее

Гепатоцеллюлярный рак печени (ГЦР) является пятой по частоте встречаемости злокачественной опухолью в мире. До недавнего времени не существовало препаратов, которые были бы официально рекомендованы для лечения ГЦР.

Результаты большого клинического исследования и регистрация сорафениба (Нексавар) в Европе и США для лечения ГЦР, изменение стандартов лечения ГЦР признаны ASCO одними из основных достижений.

18 ноября 2008 года в рамках XII Российского онкологического конгресса «Байер Шеринг Фарма» провела сателлитный симпозиум, посвященный современным подходам к диагностике и лечению ГЦР и первому и единственному системному препарату – Нексавару, значительно повышающему общую выживаемость при этом тяжелом заболевании.

М.И. Секачева, к.м.н., Москва

О.Г. Скипенко, профессор, Москва

Ю.И. Патютко, профессор, Москва

Г.Г. Кармазановский, профессор, Москва

В.В. Бредер, к.м.н., Москва

Эпидемиология и факторы риска развития первичного рака печени

Эпидемиология гепатоцеллюлярного рака (ГЦР): наибольшая частота ГЦР – это страны Юго-Восточной Азии, центральная Африка, средняя – европейские страны и Россия в том числе, низкая – Канада и Северная Америка.

Распространение ГЦР на территории нашей страны также разнится. Если на Дальнем Востоке цифры могут доходить до 10 случаев на 100 тыс. населения, то в центральном регионе – около 4-5 случаев на 100 тыс. населения.

Неравномерность распространенности ГЦР объясняется различием основной причины ГЦР и распространенности этой основной причины. В Европе, Японии и США основными причинами ГЦР являются вирус гепатита С, алкоголь и вирус гепатита В. В Африке и странах Юго-Восточной Азии значительно преобладают инфицированные вирусом гепатита В по сравнению с вирусом гепатита С.

И чем моложе возраст пика заболеваемости вирусным гепатитом, тем раньше регистрируется и пик заболеваемости ГЦР. Мы также можем ожидать, что в ближайшем будущем частота ГЦР будет повышаться, т.к. как раз начавшаяся в начале 90-х гг. прошлого века эпидемия вирусного гепатита в нашей стране спустя 15-25 лет будет давать свои плоды в развитии цирроза печени и ГЦР.

В развитых странах также играют роль в этиологии ГЦР алкоголь, афлотоксины и метаболические болезни, такие, как диабет и ожирение. Длительное использование андрогенов также повышает риск развития ГЦР. Кроме того, все факторы риска могут иметь синергический эффект и увеличивать частоту ГЦР при их суммации.

Основным фактором ГЦР является цирроз печени, около 70-80% случаев ГЦР фиксируется в последние годы на фоне этого заболевания.

Рак печени обычно развивается у пациентов в возрасте от 35 до 65 лет. Если пациенты инфицируются вирусными гепатитами в молодом возрасте, что часто бывает в странах Юго-Восточной Азии, где велика вероятность инфицирования и в детском возрасте, и во время родов, то и соответственно пик заболеваемости ГЦР приходится на более ранний возраст.

Цирроз печени является результатом хронической болезни печени, проходит в своем развитии через стадии воспаления и фиброза, причем для цирроза печени необходимо постоянное воздействие повреждающих факторов – присутствие вируса или постоянный прием алкоголя и т.д.

Причины собственно цирроза печени различны: и аутоиммунный гепатит, и билиарный цирроз печени, и так называемый кардиологический, кардиальный цирроз печени на фоне правожелудочковой сердечной недостаточности, 10% так и не удается классифицировать – они становятся идиопатическими причинами, но в отношении ГЦР нас в первую очередь интересует вирусный, токсический, генетический и метаболический циррозы печени.

Клиническая картина цирроза всем хорошо известна. Иногда этот диагноз ставится, что называется, от двери, как некоторые эпидемиологические патологии, по типичным сосудистым звездочкам, увеличению размеров живота, истощению мышц и т.д., но для оценки тяжести цирроза имеют значение два симптома – печеночная энцефалопатия и наличие асцита.

Самой известной и наиболее широко употребляемой системой определения степени тяжести цирроза является система критериев Чайлда–Пью.

Кроме двух клинических параметров в нее входят 3 лабораторных – общий билирубин, альбумин и МНО, или протромбиновый индекс, отражающий свертывание крови.

Каждому из этих параметров, в зависимости от наличия изменений, присваивается балл, баллы суммируются, и по сумме баллов выставляется степень тяжести цирроза печени.

Одним из самых грозных осложнений декомпенсированного цирроза печени является кровотечение из варикозно расширенных вен пищевода, что и является причиной 30% смертей при циррозе.

Кровотечения случаются хотя бы однажды примерно у половины больных, 30% умирают при первом же кровотечении. У пациентов с компенсированным циррозом печени наиболее частым осложнением стал именно ГЦР.

Все остальные осложнения, даже кровотечение из варикозно расширенных вен пищевода, значительно уступают по частоте.

Почему же ГЦР развивается именно у пациентов с циррозом печени? Происходит повреждение клеток токсинами, воспалениями, вирусами, что приводит к мутациям. Постоянно на фоне повреждений ткань печени пролиферирует, что и повышает вероятность появления мутаций.

Сами по себе вирусы могут оказывать мутагенный эффект.

Вирус гепатита В может встраиваться в геном клетки хозяина и вследствие этой интеграции влиять на гены опухолевых супрессоров и взаимодействовать с мутагенными, стимулирующими рост путями, о которых мы еще услышим в докладах о применении сорафениба (Нексавар) и его воздействии.

Тема, которая очень близка российским гепатологам, – это алкогольный цирроз печени. Если в изолированном варианте воздействие алкоголя как фактор риска ГЦР ниже, чем вирусов гепатита В и уж тем более вируса гепатита С, то в сочетании вируса гепатита С и алкоголя вероятность развития ГЦР резко повышается.

В патогенезе ГЦР – воспаление, оксидантный стресс, изменения микроокружения, возможное воздействие мутагенных изменений сигнальных путей, пролиферация, потеря контроля роста. Все это приводит в конечном итоге к генетическим нарушениям и к развитию ГЦР.

Обсуждая факторы риска ГЦР, мы должны сразу же строить программу скрининга и наблюдения за этими больными. Пациенты из группы высокого риска, куда входят все больные циррозом печени, должны находиться под наблюдением. Наблюдение заключается в проведении УЗИ печени и выявлении очаговых изменений. Пока скрининговая программа не работает в реальной жизни, сложно оценить ее эффективность.

Итак, рост частоты вирусных гепатитов влечет за собой и рост частоты ГЦР. Основной фактор риска ГЦР – это цирроз печени.

Пациенты с ГЦР требуют комплексного, мультидисциплинарного подхода, включающего наблюдение гепатолога, гастроэнтеролога, с учетом фоновой патологии печени.

Возможные пути профилактики и ранней диагностики – вакцинация, своевременное проведение противовирусной терапии до развития цирроза печени и скрининговые исследования в группах риска.

Онкохирургический взгляд на гепатоцеллюлярный рак

Основные методы лечения ГЦР представлены хирургическими технологиями – резекция печени, трансплантация, локальная деструкция, и нехирургическими методиками – трансартериальная химиоэмболизация, трансартериальная лучевая терапия, системная химиотерапия и просто лучевая терапия.

Пациентов, к которым можно применить хирургические методы с перспективой на хороший результат, не так много (опухоль до 5 см или 3 очага до 3 см и сохранная функция печени по Чайлду) – 30%. Говоря о резекционных вмешательствах как об основном хирургическом методе, необходимо учитывать функциональное состояние печени.

В Европе чаще всего пользуются классификацией Чайлда, японские коллеги учитывают и бесспорно очень важный показатель объема печени (при болезни справа, объем, остающийся в левой доле печени как минимум должен быть в пределах 20%, у пациентов, получающих химиотерапию, плюс 10%).

Все это является факторами прогноза при выполнении резекционных вмешательств.

Гемотрансфузия ухудшает прогноз. Выполняя резекцию при хорошей функции печени, можно добиться 70%-й 5-летней выживаемости и даже 10-летней в пределах 35%. Наилучшие кандидаты для резекции – это солитарный очаг по классу А, отсутствие гипертензии и нормальный билирубин.

В отдаленном периоде есть два пика рецидивирования, а сам процент рецидивирования – от 50 до 80% в течение 2 лет.

Возможно ли как-то помогать пациентам при рецидивном состоянии? По этому вопросу хирурги с химиотерапевтами нередко имеют разные точки зрения. Повторная операция возможна. И при соответствии критериев отбора, т.е.

при первично-солитарной опухоли или рецидиве в виде солитарной опухоли, безрецидивный период не менее одного года.

Трансплантация печени – современный и правильный метод лечения. Достоинством ее является удаление опухоли, устранение фонового заболевания и ликвидация в радикальном смысле портальной гипертензии.

Недостатками – общеизвестная проблема донорских органов, длительный период ожидания и назначение моносупрессии в послеоперационном периоде.

Используя миланские критерии и принимая во внимание и калифорнийские критерии, 5-летняя выживаемость достигает 90-97%.

Локальная деструкция – технология, очень широко обсуждаемая последнее десятилетие. Среди методов – введение этанола, радиочастотная абляция и микроволновая коагуляция. Радиочастотная абляция (А и В по Чайлду) дает медиану выживаемости 57 месяцев, 5-летняя выживаемость – 41%. Однако отмечена достоверная разница при абляции, когда имеет место солитарный очаг и множественные очаги.

Таким образом, локальная деструкция, трансартериальная химиоэмболизация, трансартериальная лучевая терапия, эндокринные препараты, системная химиотерапия – это мостик к трансплантации печени.

Выстраивая алгоритм лечения, важно, что при патогенетическом лечении 5-летняя выживаемость достигает 50-70%, при симптоматическом – однолетняя выживаемость всего 10%.

Тактика лечения ГЦР определяется не только стадией опухоли, но и степенью поражения печени, т.е. циррозом, радикальными методами лечения являются резекция печени, трансплантация печени.

Тщательный отбор пациентов является залогом хороших отдаленных результатов. Радикальное лечение может быть проведено, к сожалению, у небольшой группы больных.

В настоящее время общепринятых стандартов адъювантного и неоадъювантного лечения не существует.

Стратегия хирургического лечения гепатоцеллюлярного рака

Я остановлюсь на собственных данных и результатах лечения только нашей группы больных. На долю ГЦР приходится примерно 16% прооперированных больных (169 операций почти за 18 лет). Если раньше у нас было 3-4 операции в год, то за последний год мы оперировали уже 30 больных первичным раком печени. Частота рака печени у нас в стране растет, как и наши возможности лечения этих больных.

Факторы, которые определяют выбор тактики лечения при ГЦР – это наличие гепатитов и циррозов печени, состояние регионарных лимфоузлов, врастание опухоли в соседние структуры, наличие внепеченочного поражения, механическая желтуха, опухолевое поражение магистральных вен и, наконец, возникновение рецидива опухоли.

Мы говорим о том, что частота вирусных гепатитов растет и в связи с этим можно ожидать рост и ГЦР.

Но пока у нас довольно большое число больных оперируется без гепатита, и есть возможность сделать им обширные резекции. Если нет цирроза, в этом случае резекция возможна до удаления 70% объема печени, т.

е. фактически можно удалить 6 сегментов печени, оставить 2, и не будет печеночной недостаточности.

Больные с циррозом печени – очень тяжелый контингент. Но и при обширных резекциях мы всего в 20% случаев прибегаем к гемотрансфузиям. Есть данные, показывающие, что переливание крови способствует ухудшению отдаленных результатов.

К сожалению, при наличии цирроза печени обширная резекция не всегда удается по понятным причинам, и приходится тогда делать экономную резекцию. Если имеются плохие функциональные показатели, мы прибегаем или к криовоздействию, или к термоабляции очагов.

При наличии функциональных противопоказаний эти локальные методы воздействия довольно эффективны.

Одним из условий операций на печени является полное удаление всех внепеченочных поражений. Что касается повторных резекций печени, то это абсолютно показано. У нас на настоящий период сделано около ста повторных резекций печени в основном по поводу метастазов.

5-летняя выживаемость – 40% после повторных операций, т.е. она вполне сопоставима с теми данными, которые мы имеем при первичных операциях. Даже повторное удаление узлов ведет к тому, что 5-летняя выживаемость составляет 34%.

Поэтому я призываю всех оперировать больных повторно.

10-летняя выживаемость у нас составила 34% при ГЦР. При размере опухоли до 5 см можно получить 70% 5-летней выживаемости, это вообще довольно хороший результат.

При наличии доказанных метастазов в воротах печени 3-летняя выживаемость составила 50%. Но я думаю, что у нас вскоре появятся и 5-летние результаты.

При химиотерапии, если бы этим больным было отказано, 5-летней выживаемости достичь было бы невозможно.

В настоящее время проводится исследование об определении уровня экспрессии гепатоцеллюлярного ядерного фактора. Надеюсь, его результаты позволят составить новые представления о прогрессировании ГЦР. Этот генетический фактор – протектор опухоли. Российские ученые первыми в мире обратили на это внимание.

Тактика лечения ГЦР должна определяться целым рядом факторов. Во всех случаях предпочтение следует отдавать хирургическому методу лечения. При невозможности провести резекцию показаны локальные методы воздействия.

При рецидивах заболевания также предпочтительна повторная резекция печени при условии возможности полного удаления как внутрипеченочных, так и внепеченочных поражений. При сопутствующих вирусных гепатитах целесообразна противовирусная терапия.

И наконец, при ГЦР важным прогностическим фактором могут служить молекулярно-биологические маркеры. Необходимо дальнейшее изучение этой весьма важной проблемы для выработки практических рекомендаций.

Современные достижения в лучевой диагностике гепатоцеллюлярного рака

Для проведения дифференциальной диагностики и сканирования опухолевых поражений мы должны использовать контрастные исследования. Одним из методов, который использует контрастные средства, является компьютерная томография (КТ) в различных модификациях, в том числе мультиспиральная компьютерная томография либо магнитно-резонансная томография (МРТ).

Когда нам важно понять, какого типа образование – доброкачественное или злокачественное, мы должны прежде всего ответить на вопрос, является ли это образование гиперваскулярным. Критерием гиперваскулярности является повышение плотности данного образования относительно окружающей паренхимы печени либо при КТ, либо при МРТ.

Гемангиома – это значит ничего не делать, нодулярная гиперплазия – то же, аденома – динамическое наблюдение, а если у нас имеется проявление ГЦР – такого больного нужно либо наблюдать, либо лечить, и вот эта принципиальная грань часто зависит от лучевого диагноста, который принимает определенные решения.

Только быстрое и качественное введение контрастного вещества позволяет провести такую дифференциальную диагностику.

Контрастные средства, которые используются при МРТ (когда речь идет о частых повторных исследованиях, естественно, стремятся не индексировать лучевую нагрузку на пациента), – это вещества на основе гадолиния и так называемые онкоспецифические контрастные вещества, т.

е. гепатоцитотропные контрастные препараты, среди которых я бы хотел остановиться на гадоксетовой кислоте. Гадоксетовая кислота официально разрешена в Европе с 2005 года, в Америке до сих пор пока не применяется, а в России мы можем ее использовать с марта 2008 года.

Примовист (гадоксетовая кислота) Bayer Schering Pharma является самым интересным с точки зрения клиницистов. В чем суть? 50% введенной дозы выводится через экскрецию печеночными клетками, в то же время у Мультиханс – всего лишь 4% введенной дозы.

Теслоскан можно вводить только капельно, иначе будет болевой шок, больной плохо его переносит, и динамическую фазу исследования мы практически исключаем из такой процедуры.

Поэтому все динамические характеристики возможно получить в полноценном объеме только используя Примовист как препарат, который позволяет провести комплексное исследование.

Как мы выявляем метастазы? При использовании гадоксетовой кислоты вы можете ввести контрастное вещество и спокойно отпустить больного на 2 часа, ввести это контрастное вещество не в отделении лучевой диагностики, а в палате.

Мелкие метастазы лучше видны при использовании именно Примовиста. Чем больше злокачественная опухоль, тем больше артериальных сосудов мы в ней можем увидеть. Что трудно увидеть при КТ может быть лучше видно при МРТ – необходимо использовать не менее двух методов.

Белок секретируется только злокачественными клетками, поэтому при аналогичных характеристиках контрастирования мы рекомендуем обратиться к его исследованию. Продолженный рост опухоли нуждается в мониторинге.

Если мы используем опять же Примовист, то мы можем выявить мелкие очаги отсева от основного узла и определить вариант резектабельности.

Степень контрастирования ГЦР при использовании гадоксетовой кислоты зависит от дифференцированности опухоли – чем выше дифференцировка, тем больше накапливающееся контрастное вещество, другими словами, если мы знаем по динамической фазе, что это ГЦР, то по печеночной фазе накопления на 20-60-й минуте мы можем без гистологического исследования в какой-то мере определять степень дифференцированности самого рака. Резюме можно сделать следующее: препарат интересный, он позволяет проводить ряд принципиальных дифференциальных исследований, но пока не однозначно изучен, и если есть такая возможность в учреждениях, надо его широко использовать для того, чтобы накапливать собственно российский опыт.

Реальность и перспективы лекарственной терапии первичного рака печени

ГЦР лучше лечить, чем не лечить, поскольку мы можем получить даже объективные эффекты. К сожалению, это реально не влияет на выживаемость и лучшим вариантом химиотерапии является доксорубицин. Вот и все, о чем можно было говорить до настоящего времени в России, о чем и я сам говорил на предыдущих конференциях.

Попытки проведения системной химиотерапии у очень небольшого круга пациентов возможны, и можно рассчитывать на объективный эффект, может быть, даже с учетом возможности в последующем проведении оперативного вмешательства. Почему можно в настоящее время говорить с большей уверенностью о каких-то перспективах лекарственного лечения? В России появился препарат сорафениб (Нексавар).

Коротко остановлюсь на результатах рандомизированного исследования III фазы SHARP, которое было направлено на выяснение возможности лекарственного лечения первичного рака печени с помощью сорафениба.

Лечение Нексаваром статистически достоверно увеличивало период общей выживаемости у больных ГКЦ по сравнению с плацебо на 44%. Медиана общей выживаемости составила 10,7 мес. в группе сорафениба против 7,9 мес. в группе плацебо.

Вот так выглядят кривые времени до прогрессирования: – 24 недели, тогда как для плацебо 12,3 недели. Частота серьезных нежелательных явлений была одинакова в группах сорафениба и плацебо – 52% и 54% соответственно.

Гепатит С – несколько иная ситуация для больных ГЦР, у них как правило активизирован высокий уровень экспрессии белков, относящихся к сигнальному пути развития рака, именно поэтому у них можно рассчитывать на большую эффективность сорафениба. Что в общем-то и получилось: у больных с гепатитом С как предрасполагающим фактором выживаемость оказалась выше.

Нексавар – пероральный препарат, что делает его удобным для применения. Максимально эффективной дозой является 800 мг/сут., принятые в 2 приема. Говоря о профиле токсичности, нельзя не упомянуть о возможных побочных эффектах.

Как правило, наши пациенты, особенно пожилые, имеют целый букет сопутствующих заболеваний. В рамках исследования был проведен отдельный анализ у больных компрометированной функцией печени, т.е. с признаками гапатолиза, холестаза.

В этих группах так или иначе есть преимущество сорафениба в сравнении с плацебо. То есть их можно лечить, но гораздо более аккуратно, и при проявлении признаков токсичности очень важно вовремя перейти на уменьшенную дозу сорафениба.

Признаки ранней токсичности в виде кожной сыпи самостоятельно проходят без редукции дозы спустя очень небольшой промежуток времени.

Сейчас у нас есть единственный препарат – Нексавар, новый мультикиназный ингибитор, который дает пациентам значительное увеличение продолжительности жизни. Ничего другого, к сожалению, нет. Ни доксорубицин, ни другие цитостатики не показали способности увеличивать выживаемость больных ГЦР.

В России Нексавар зарегистрирован для лечения гепатоцеллюлярной карциномы в октябре 2008 г. Этот препарат нацелен как на опухолевые клетки, так и на сосудистую сеть опухоли. Нексавар – это первая системная терапия при ГЦР, достоверно увеличивающая выживаемость больных.

Это новый стандарт системного лечения больных ГЦР. Насколько я знаю, хирурги всегда с некоторым пессимизмом воспринимают лекарственные возможности, однако потом активно включаются в комбинированное лечение.

И я полагаю, что и в этой ситуации именно комбинированный подход к лечению ГЦР будет наиболее успешным, на что я надеюсь.

  • КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: рак, печень, гепатит, цирроз, вакцинация, билирубин, доксорубицин, сорафениб, Нексавар

Источник: https://umedp.ru/articles/sovremennye_podkhody_k_diagnostike_i_lecheniyu_pervichnogo_raka_pecheni.html

Medic-studio
Добавить комментарий