Гнойно-септические осложнения послеоперационных ран

Нагноение послеоперационных ран. | Хирурги РО

Гнойно-септические осложнения послеоперационных ран

Профессор Круглов Сергей Владимирович — хирург

Прочитать о докторе подробнее

Профессор Касаткин Вадим Федорович-хирург-онколог

Прочитать о докторе подробнее

Алубаев Сергей Александрович — кандидат медицинских наук, врач-хирург высшей категории.

Прочитать о докторе подробнее

Бова Сергей Иванович — врач хирург-уролог высшей категории.

Прочитать о докторе подробнее

Редактор страницы: Крючкова Оксана Александровна

В клинической картине послеоперационных нагноений в зависимости от возбудителей можно выделить несколько вариантов течения. При стафилококковой инфекции температура тела начинает повышаться на 5—7-й день. Иногда лихорадка отмечается уже в 1-й день после операции. Самочувствие больного ухудшается.

Начинают беспокоить различные по интенсивности боли в области раны. При осмотре раны обращают на себя внимание отечность краев, иногда гиперемия кожи, болезненность при пальпации окружающих тканей, инфильтрация подкожной жировой клетчатки.

При локализации нагноения под апоневрозом кожа и подкожная жировая клетчатка начинают реагировать только при распространении гноя на эти слои раны. Это обстоятельство задерживает своевременную диагностику.

Необходимо помнить, что после некоторых операций (аппендэктомия, резекция желудка, толстой кишки) нагноение, как правило, распространяется из глубины операционной раны.

При грамотрицательной флоре, особенно при синегнойной инфекции, общие и местные проявления нагноения начинаются на 3—4-й день. У этих больных более выражена общая интоксикация, повышение температуры тела, тахикардия, болевой синдром.

При неклостридиальной анаэробной инфекции (неспорообразующие микробы, растущие в анаэробных условиях) лихорадка, как правило, отмечается с 1-го дня после операции. Характерны общее беспокойство больного, резкая боль в области операции, ранний отек окружающих тканей, выраженная тахикардия, рвота, понос. Разведение краев раны в некоторых случаях не купирует нагноение.

Оно склонно распространяться в подкожной жировой предбрюшинной клетчатке в виде флегмонозного процесса, требующего особой хирургической тактики.

Редко, но еще наблюдается клостридиальная раневая инфекция. В таких случаях в первые часы, реже в 1-й день после операции резко выражены явления интоксикации: высокая температура тела, озноб, появление желтухи (вначале лишь желтушность склер), олигурия,

тахикардия, одышка, возбуждение, а затем спутанность сознания. Эти явления быстро нарастают. Местные проявления (боли в области раны, отечность, крепитация, темно-синие пятна на коже) обнаруживаются позднее.

Для ранней инфекции характерны высокий лейкоцитоз и, что особенно важно, лимфопения, которая может служить показателем развивающегося осложнения.

Как правило, падение содержания лимфоцитов до 5—7 % свидетельствует о том, что нужно ожидать нагноения. А. Л. Костюченко и соавт.

(1985) считают, что выраженная лимфопения (абсолютная концентрация ниже 0,5- 109/л) является важным в прогностическом отношении показателем, указывающим на возможность нагноения раны в послеоперационном периоде.

После разведения краев раны, как правило, уточняют как распространенность процесса, так и в какой-то мере характер возбудителя (табл. 8.2). Для стафилококковой инфекции характерны густой сливкообразный гной без запаха, некрозы поверхностных слоев клетчатки и апоневроза.

При синегнойной инфекции густой вначале гной со специфическим запахом в ближайшие дни становится жидким, окрашивает перевязочный материал в сине-зеленый цвет с разводами по краям. Грануляции при синегнойной инфекции возникают поздно, они вялые, бледные, легко ранимы, кровоточат.

Если при стафилококковой инфекции реакция, гноя слабокислая или нейтральная (pH 6,8—7,0), то при синегнойной инфекции выражена щелочная реакция. При облучении раневого отделяемого ультрафиолетовыми лучами обнаруживается флюоресценция.

В последние годы внимание хирургов привлечено к неклостридиальной микрофлоре как к причине многих послеоперационных осложнений. При разведении краев такой раны обращают на себя внимание обширные некрозы клетчатки, апоневроза, жидкий зловонный гной. При посеве на обычные среды роста не обнаруживается.

Лишь на специальных средах в анаэробных условиях можно увидеть рост анаэробных микробов. Поскольку методику обнаружения анаэробной флоры нет возможности применять во всех клиниках, следует обращать внимание на комплекс симптомов анаэробной инфекции.

Помимо характерных изменений в ране, диагностике может помочь бактериоскопическое исследование, при котором находят грамположительные палочки. При такой инфекции процесс часто не ограничивается раной, а име-

Таблица 8.2. Клинические признаки различных видов инфекции

Нагноение послеоперационных ран.

ет тенденцию к распространению в виде гнилостной флегмоны передней брюшной стенки.

Такие флегмоны имеют следующие клинические особенности: 1) быстрое распространение, большая площадь поражения и тяжесть клинической картины; 2) невыраженная, как правило, гиперемия; 3) незначительная отечность кожных покровов; 4) выраженные тахикардия и желтушность склер.

Нужно подчеркнуть, что при анаэробной инфекции часто наблюдается бактериальный шок, который иногда приобретает необратимое течение и является непосредственной причиной смерти большинства больных.

Не только рассечение, но и по возможности иссечение пораженной подкожной жировой клетчатки с одновременным противошоковым и интенсивным антибактериальным лечением могут дать положительные результаты.

В своей практике мы наблюдали 10 больных с тяжелыми флегмонами передней брюшной стенки после различных операций; 2 из них умерли. Как правило, в посевах из раны обнаруживалась кишечная палочка, а при бактериоскопии — грамположительные палочки.

Следует подчеркнуть, что при разведении краев раны процесс не купируется. Разрезы через пораженные участки также малоэффективны. Лишь обширные разрезы через некротизированные здоровые ткани способны приостановить распространение инфекции.

При лечении таких ран нужно проводить оксигенацию кислородом, использовать повязки с раствором перманганата калия, перекисью водорода, большие дозы пенициллина (до 60 000 000 ЕД в сутки внутримышечно). Показаны также антибиотики широкого спектра действия: цепорина по 1   г в сочетании с гентамицином по 80 мг 3—4 раза в сутки внутримышечно.

Назначают метронидазол по 0,5— 2   г в сутки. Проводят инфузионную терапию, снижающую интоксикацию.

В качестве примера приводим клиническое наблюдение.

Больная М., 27 лет, оперирована в клинике по поводу острого флегмонозного аппендицита. На 3-й день после операции повысилась температура тела, появилась тахикардия.

Кожа вокруг раны в правой подвздошной области отечна, здесь же резкая болезненность при пальпации. После снятия швов с кожи выделился густой зловонный гной. Апоневроз в состоянии некроза.

В рану введены тампоны с гипертоническим раствором хлорида натрия.

На следующий день отек кожи увеличился, сохранялась высокая температура тела. Произведены два разреза пареллельно операционной ране. Подкожная жировая клетчатка в месте разрезов пропитана гноем. Раны выполнены тампонами, пропитанными раствором перманганата калия. В течение 2 дней состояние не улучшалось, нарастала интоксикация.

При посеве гноя роста не отмечено. При бактериоскопии выделены грамположительные палочки. Под наркозом произведены четыре дополнительных разреза на передней брюшной стенке, в боковой и ягодичной областях по здоровым участкам тканей. Эти разрезы соединены под кожей с предыдущими. Назначен пенициллин по 40 000 000 ЕД в сутки внутримышечно.

Больная выздоровела.

Еще раз подчеркиваем, что при подобных флегмонах передней брюшной стенки разрезы только измененных тканей безуспешны. Только окаймляющие очаг разрезы обеспечивают достаточное дренирование раны и предупреждают распространение процесса.

Основные законы гнойной хирургии при лечении гнойных ран остаются незыблемыми: 1) рана должна быть раскрыта до дна таким образом, чтобы не осталось карманов и затеков; 2) все возможные пути распространения гнойного процесса из основного очага должны находиться под постоянным контролем и при малейшем подозрении на возможность нагноения подвергаться хирургической ревизии; 3) следует вести борьбу с микрофлорой физическими и химическими средствами с целью ее подавления; 4) воздействовать на макроорганизм для повышения защитных сил.

Существующие в настоящее время методы хирургического лечения гнойной раны можно сгруппировать следующим образом.

1. Метод, основанный на иссечении гнойно-некротических тканей по типу первичной хирургической обработки.

Дренирование, ушивание над дренажем, в дальнейшем промывание различными антисептиками с постоянной активной аспирацией.

Понятно, что этот метод не всегда применим (в частности, при глубоких нагноениях грудной и брюшной стенок), иногда чреват возможностью бурного распространения гнойного процесса на окружающие ткани.

2. Сочетание хирургической обработки (полной или частичной) с физическим воздействием на раневой процесс: лазерное, рентгеновское, ультразвуковое облучение раневой поверхности с использованием асептических повязок и последующих вторичных швов.

3. Традиционный метод: разведение краев раны, дренирование, использование антисептиков, а в стадии грануляции — различных мазевых повязок, наложение вторичных швов по показаниям.

При лечении гнойных ран в первой фазе раневого процесса в настоящее время широко используют протеолитические ферменты, во второй фазе — ингибиторы протеолитических ферментов. Из ингибиторов применяют 5 % мазь е-аминокапроновой кислоты на вазелине или ланолине. Хорошо зарекомендовала себя 10 % метилурациловая мазь.

Выбор лекарственного средства зависит от флоры. Так, при нагноении, вызванном синегнойной палочкой, следует использовать препараты с кислой реакцией — 1 % растворы уксусной или борной кислоты. При анаэробной инфекции целесообразно применять перекись водорода, перманганат калия.

Из современных антисептических средств при лечении ран эффективны диоксидии, хлоргексидин, димексид, хлорфиллипт и др.

У больных, подготавливаемых к операции, обязательно должна быть проведена санация полости рта, ликвидированы сопутствующие очаги инфекции. Следует стремиться к адекватной обработке операционного поля современными антисептиками. Более подробно о профилактике госпитальной инфекции сказано ниже.

Сепсис — самое тяжелое осложнение послеоперационного периода. Частота его возросла в связи с внутрисосудистыми и внутрисердечными вмешательствами. Для хирурга общего профиля особое значение имеет возможность возникновения сепсиса при катетеризации крупных вен. Опубликованы десятки работ, посвященных ангиосепсису.

Клиническая картина сепсиса многообразна. Для ангиосепсиса характерно скрытое вначале течение осложнения, так как местные воспалительные явления отсутствуют.

Однако постепенно состояние больного ухудшается: появляются озноб, повышение температуры тела гектического характера, проливной пот после снижения температуры, повышенный лейкоцитоз с палочкоядерным сдвигом, лимфопения, эозинофилия, в дальнейшем анемия. Увеличивается селезенка. Характерна желтушность склер и кожных покровов.

Чем выраженнее желтуха, тем тяжелее общее состояние больного. Плохим прогностическим признаком является тромбоцитопения, которая сопровождается кровоизлияниями в кожные покровы и слизистые оболочки. Могут отмечаться желудочные и кишечные кровотечения.

В стадии септицемии гнойные очаги образуются в других органах, чаще всего в легких, печени, почках. Характерной особенностью легочных септических очагов является отсутствие обильной гнойной мокроты при наличии множественных полостей распада. Последние вначале локализуются, как правило, в нижних долях, а затем могут захватить все отделы легких.

Расположенные субплеврально гнойные септические очаги часто вскрываются в плевральную полость, в результате чего возникает пиоторакс, резко ухудшающий состояние больного и, конечно, прогноз. Клиническая картина наряду с симптомами интоксикации характеризуется признаками дыхательной недостаточности: одышкой, цианозом, мраморностью кожных покровов.

Появление внутрипеченочных очагов сопровождается ознобом и нарастающей печеночной недостаточностью. В крови резко повышается уровень билирубина, трансаминаз, падает содержание альбуминов. Часто присоединяется печеночно-почечный синдром, проявляющийся олигурией, анурией, высоким содержанием мочевины и креатинина в крови. Возникновение септических очагов в

почках ведет к пиурии и нарастанию почечной недостаточности. Кортикально расположенные очаги прорываются в паранефральную клетчатку с развитием паранефрита.

Лечение сепсиса является очень сложной задачей. Основу терапии составляют антибиотики широкого спектра действия. Большое значение имеет исследование микрофлоры на чувствительность к антибиотикам с последующим назначением соответствующих препаратов. В. Д. Беляков и соавт.

(1976) рекомендуют большие дозы пенициллина (до 100 000 000 ЕД в сутки). При синегнойном сепсисе пенициллин сочетают с пиопенном (до 30 г), ампициллином (8—12 г) или канамицином (3—4 г). Антибиотики рекомендуют вливать внутривенно каждые 3—4 ч.

В последнее время многие авторы рекомендуют внутриартериальное введение антибиотиков.

Мы в своей практике использовали пенициллин (до 40 000 000 ЕД в сутки), а также гентамицин в суточной дозе 80—160 мг, ампициллин — 8 г, кефзол — 3—4 г, цепорин — 8 г. Примерно через 7—10 дней антибактериальный препарат меняли.

В лечении сепсиса, конечно, должны использоваться все возможности интенсивной терапии: переливание свежеконсервированной крови, введение антистафилококкового гамма-глобулина, плазмы, витаминов, устранение гиповолемии, электролитных и белковых нарушений, изменений КОС.

Мы наблюдали 12 больных сепсисом; у 4 из них он был обусловлен катетеризацией подключичной вены.

У всех 12 больных клиническая картина сепсиса характеризовалась тремя общими признаками: наличием септических очагов во внутренних органах, гематогенным характером их возникновения и обнаружением микробов в крови. Приводим клиническое наблюдение.

Больной В., 33 лет, проходил курс гемосорбции по поводу псориаза. Катетер в подключичной вене слева находился в течение 2 нед. К концу этого периода температура тела внезапно повысилась до 39 °С, быстро приобрела гектический характер, наблюдались озноб и проливной пот. Катетер удален.

В первые же дни после подъема температуры на рентгенограммах грудной клетки обнаружено затемнение в нижней доле справа, а через несколько дней были отчетливо видны полость распада справа и затемнение в нижней доле слева.

При посеве крови обнаружен золотистый патогенный стафилококк, чувствительный к цепорину и гентамицину. Возникла осумкованная эмпиема плевральной полости справа.

Лечение: кефзол по 2 г в сутки в течение 10 дней, затем гентамицин по 160 мг в сутки внутривенно в течение 10 дней, после отмены последнего ампициллин внутривенно по 6 г в сутки в течение 10 дней. Проводили ежедневные пункции плевральной полости с введением в нее антибиотиков.

Переливали свежеконсервированную кровь, плазму, витамины. Трижды вводили антистафиллококковую плазму. Постепенно состояние больного стало улучшаться. Полость распада в правом легком и затеменение в нижней доле слева исчезли. Больной выписан на 50-й день от начала осложнения.

Из 12 наблюдаемых нами больных 7 умерли. Как правило, у умерших обнаруживались множественные гнойные очаги в печени, почках и других органах. Успех лечения зависит в основном от ранней диагностики сепсиса и адекватной антибактериальной терапии.

Источник: http://hirurg-ro.ru/informatsiya/vedenie-bolnyih-obshhehirurgicheskogo-profilya-v-posleoperatsionnom-periode-makarenko-t-p-haritonov-l-g-bogdanov-a-v-biblioteka-prakticheskogo-vracha-moskva-meditsina-1989-god/nagnoenie-posleoperatsionnyih-ran/

Инфекционное (гнойное) осложнение после операции на спине: причины и лечение

Гнойно-септические осложнения послеоперационных ран

Осложнения в виде местных инфекционных и нагноительных процессов после операций на спине в общей структуре всех вмешательств занимают от 1% до 8%.

Среди хирургических манипуляций на позвоночнике, связанных с установкой имплантатов, металлоконструкций, частота подобного рода воспалительных реакций существенно выше (6%-20%).

Инфекционно-гнойный постхирургический патогенез способен негативно сказаться на окончательном исходе примененной тактики хирургической коррекции позвоночника, даже если она была выполнена безукоризненно.

Хороший спокойный шов после операции.

Несмотря на огромные достижения спинальной нейрохирургии в сфере интра-, постоперационного инфекционного контроля, инфекции и гнойные воспаления все еще остаются лидерами среди всех возможных осложнений. К развитию неблагополучного патогенеза могут подтолкнуть разные факторы: от специфики организма пациента до предоперационных, операционных и послеоперационных нарушений. 

Инфекции, воспаления гнойного характера в проекции хирургического поля могут быть поверхностными и глубокими, ранними и поздними. При этом каждый тип требует экстренной медицинской помощи, направленной на усиленное искоренение патогенной среды.

Интенсивные лечебные меры необходимы не только для увеличения вероятности наступления позитивного функционального исхода в отношении прооперированного отдела спины.

Их ценность заключается также в недопущении развития и распространения сепсиса по организму, который ставит под большую угрозу жизнь человека. 

Чем обширнее вмешательство, тем выше вероятность осложнений.

Инфекционное осложнение (ИО) – проблема достаточно серьезная, не всегда легко решаемая, поэтому о ней должен быть ознакомлен каждый пациент, независимо от того, есть она у него или нет. Как говорится: предупрежден – вооружен.

Далее подробно проинформируем об осложнениях инфекционного, гнойного характера после операций на спине: после удаления грыжи, протезирования диска, резекции новообразований, вмешательств с использованием металлоконструкций, др.

Обязательно ознакомим и с тем, как в такой ситуации специалисты лечат пациентов. 

Виды и симптомы осложнения на послеоперационном этапе

Инфекционные и гнойные реакции в области хирургического вмешательства принято классифицировать на 2 основных вида:

  • поверхностные (надфасциальные) – инфицирование затрагивает исключительно кожные поверхности и подкожно-жировой слой в месте разреза;
  • глубокие – инфекция проникает глубже, поражая фасциальные, мышечные структуры (запущенные случаи приводят к инфицированию костных тканей). 

Поверхностное инфицирование раневого участка образуется не позже первого месяца с момента проведенной операции, возбудителем обычно является стафилококк. Глубинное развитие пагубной микрофлоры больше ассоциировано с отдаленными сроками, и, как правило, появляется в течение 3 или более месяцев после сеанса хирургии.

Один из примеров открывшегося шва.

Первыми специфическими проявлениями диссеминации патогенных микроорганизмов в пределах операционного поля являются:

  • покраснение тканей вокруг шва;
  • уплотнение; 
  • болезненные ощущения.

Независимо от вида патогенного агента, об активизированном воспалительном процессе в зоне, имеющей причастность к оперативному вмешательству, можно судить также по наличию одного или нескольких симптомов:

  • выделение серозной, серозно-гнойной жидкости из поверхностных тканей разреза;
  • ограниченная тканевая отечность;
  • локализированная болезненность, которая имеет тенденцию к нарастанию;
  • локальная гиперемия кожных покровов с повышением местной температуры;
  • гнойное отделяемое из глубины операционной раны, наличие фистул;
  • самопроизвольное расхождение шва с разъединением краев раны, если добавочно присутствуют болевой синдром и/или гипертермия организма (общая температура тела до 38 или более градусов).

Воспаление на спине в месте хирургического доступа и вокруг него не всегда свидетельствует об инфекционном осложнении. Отечность, болевые признаки, покраснение практически всегда проявляются сразу после операции как естественная реакция организма на операционную агрессию.

И такая симптоматика может быть вариантом нормы, но с условием, что через 3-5 дней эти три признака после миниинвазивной хирургии (без применения имплантов) ликвидировались.

Когда речь идет об обширной открытой операции с фиксацией металлоконструкций или протезов, нормальным считается динамичное сокращение выраженности воспаления травмированных тканей в ранний период, окончательное избавление от него максимум на 7-10 сутки.  

Причины инфекционных последствий после спинальных операций

Согласно рекомендательным предупреждениям специалистов по хирургическому лечению патологий позвоночника, факторы риска инфекционно-гнойных последствий классифицируют на несколько условных групп.

  1. Последствия, обусловленные состоянием пациента.
  • Изначально по основному диагнозу тяжелое клиническое состояние больного, поступившего в стационар.
  • Сопутствующие болезни и состояния, которые понижают сопротивляемость организма к патогенам или мешают нормальной регенерации ран:
    • сахарный диабет;
    • иммунодепрессия;
    • ожирение;
    • дерматозы; 
    • онкология;
    • пожилой возраст;
    • младенческий возраст.
  • Наличие активного инфекционно-бактериального, гноеродного очага в совершенно любой части организма (кариес зубов, инфекции мочеполовой системы, горла/носа, пр.).
  1. Дооперационные факторы риска.
  • Продолжительный срок госпитализации до операции на спине. Установлено, что чем больше больной находится в больничных условиях, тем выше риски возникновения нозокомиальной (внутрибольничной) инфекции.
  • Отсутствие антибиотикотерапии или неадекватная ее схема назначения на этапе предоперационной подготовки пациента, особенно у ослабленных пациентов. 
  • Некачественная дезинфекция кожных покровов антисептическими средствами перед началом хирургической процедуры. 
  1. Интраоперационные причины.
  • Низкая степень «чистоты» операционной раны. На практике, «чистые» операции гораздо реже провоцируют осложнение, чем условно «чистые» или «грязные». Наиболее рискованными вмешательствами на позвоночнике являются те, которые изначально выполнялись по поводу абсцессов, например, вследствие спондилита. 
  • Нарушение реализации технических приемов выбранного оперативного вмешательства.
  • Несоблюдение норм асептики и антисептики в операционной.
  • Обширная травматизация мягких тканей (вынужденная или случайная), технически многосложная и длительная операция.
  • Грубые ранения сосудов, мышечных волокон хирургическим инструментом, возникшая необходимость в переливании крови.
  • Операционный дренаж, он может поспособствовать миграции патогенных бактерий из кожи в рану. Во многих случаях без него обойтись нельзя. Поэтому дренирование должно проводиться строго ограниченно по времени, а дренажные системы (предпочтительнее закрытого всасывающего типа) требуют очень аккуратного обращения.

    Дренаж.

  • Несоблюдение условий для обеспечения нормального гемостаза, повлиявшего на объемную интраоперационную кровопотерю, кровоточивость раны после операции, образование гематом, др.
  • Некачественно произведенное ушивание раны – несоблюдение технологии наложения шовной нити, неверно выбранная методика и/или материалы.
  1. Послеоперационные стрессоры ИО.
  • Ненадлежащий уход за послеоперационной раной:
    • недостаточное количество или, наоборот, слишком частое проведение бактерицидной обработки раны, процедур перевязки;
    • низкокачественное обеспечение очистки раневых зон, замены тампонов и дренажей;
    • несоблюдение норм асептики в ходе перевязочных манипуляций (слабая дезинфекция оборудования, использование нестерильных салфеток/бинтов, невыполнение техники мытья рук и применения одноразовых перчаток со стороны медработника, медработник является носителем штамма инфекции MRSA и т. п.);
    • несоблюдение правил содержания раны в сухости и повязочной защите (пациент раньше срока мочит водой рану водой и/или обнажает ее, вопреки озвученному врачами запрету); 
    • некорректная техника перевязки в домашних условиях, выполняемой пациентом самостоятельно.
  • Погрешности или пренебрежение принципами реабилитационного режима и лечебных мероприятий:
    • некорректность рекомендованного пациенту курса лечения антибиотиком (вида, кратности, дозы, срока применения препарата), пропуски или полное отсутствие обязательной антибиотикотерапии после любой спинальной операции; 
    • несоблюдение пациентом послеоперационного режима физической активности, что тоже может увеличивать риски ИО (ранний отказ от физического покоя, недопустимо высокая нагрузка на прооперированную область, самовольное назначение себе упражнений, игнорирование ношения ортопедических корсетов, др.). 

Лечение инфекционного (гнойного) очага после хирургии позвоночника

Базисный принцип лечения, одинаково распространяющийся на всех больных с подобным осложнением, основывается на фундаментальной санации раны и интенсивной антибиотикотерапии.

Однако шаблонов в приемах оказания медицинской помощи здесь не может быть, лечебная программа разрабатывается индивидуально и только на основании характера, тяжести послеоперационного последствия.

После диагностической оценки пораженной области могут быть применены разные стратегические подходы с возможной компоновкой:

  • хирургическое вскрытие гнойного очага с эвакуацией патологического содержимого раны и удалением очагов некроза;
  • очистка от гноеродного компонента, промывание раны струей антибактериального раствора, внутрираневое введение антибиотика;
  • использование ультразвуковой/лазерной кавитации гнойной полости;
  • применение способов VAC-терапии на базе вакуум-систем;
  • рыхлый марлево-антисептический тампонаж и проточно-промывное дренирование раны;
  • установка специальных систем всасывающего и/или ирригационного типа; 
  • в случае глубокой инфекции чаще рекомендовано снятие вживленных имплантов диска, металлических конструкций, эндофиксаторов, чтобы произвести максимально полную санацию и эррадикацию очагов инфекции. В единичных случаях сразу допускается замена извлеченного инструментария/имплантов на новые изделия.

Местное лечение с использованием выше перечисленных методик, как правило, включает иммобилизацию пациента. Локально мероприятия продолжаются обычно от 5 дней до 14 суток. Однако при генерализированном патогенном процессе, незначительном прогрессе лечения их могут продлить на месяц или дольше. 

Бактериальный посев на выявление роста колоний.

Следующая обязательная лечебная мера – общее антибактериальное медикаментозное пособие.

Оно подбирается с учетом результатов выполненного бактериологического посева и чувствительности конкретного возбудителя к антибиотикам.

Общая антибактериальная терапия (в основном инъекционная) в среднем назначается на 6-8 недель. К пероральному приему антибиотиков при данном последствии медики настроены скептически, не считая такой способ надежным.

В комплексе с антибиотикотерапией неотъемлемо должны присутствовать детоксикационные, иммунокорректирующие, симптоматические методы лечения. Грамотно разработанный алгоритм борьбы с развившейся инфекционно-воспалительной, гноеродной средой позволяет в подавляющем количестве случаев прийти к положительному прогнозу. 

Профилактика, минимизация рисков развития раневой инфекции на спине

Профилактические меры нацелены на выявление и учет всех возможных провокационных факторов, которые могут вызвать осложнение.

Исходя из этого, на протяжении всего периоперационного периода должны в полном объеме обеспечиваться адекватные действия со стороны медперсонала и пациента.

Только так реально исключить или максимально обезопасить человека от местной инфекционной атаки. Перечислим ведущие принципы профилактики ИО в хирургии позвоночного столба.

  1. Предоперационная комплексная (расширенная) диагностика организма, включая бактериологические обследования мочи, крови. Важно также пройти стоматологический осмотр, обследования у ЛОРа, сдать БАК-посев ротовой полости. При обнаружении высоких диагностических титров инфекций в организме перед операцией нужно пройти специфическое целенаправленное лечение.
  2. На дооперационном этапе обеспечение должной терапии всех декомпенсированных хронических заболеваний, являющихся потенциальными «усилителями» незаживления и инфицирования операционных ран. Особенного внимания требуют диабетики и больные с аутоиммунными нарушениями в течение всего периоперационного срока! Оперировать разрешено только при достижении стойкой компенсации хронической болезни. 
  3. Прохождение вмешательства исключительно в клиниках высокого уровня, где четко следуют всем нейрохирургическим канонам – от подготовки пациента, четкого соблюдения технологии операций и антисептических норм до безупречного обеспечения реабилитационного ухода.
  4. Профилактическое использование внутривенных антибиотиков при всех видах операции, будь то резекция межпозвоночной грыжи, новообразования или устранение нестабильности, искривления позвоночника посредством имплантатов или трансплантатов (накануне, интраоперационно, в послеоперационный период).
  5. По возвращении домой безукоризненное соблюдение предоставленных врачом рекомендаций по уходу, обработке области послеоперационного разреза. 
  6. Неукоснительно придерживаться всех схем лечебного, физического режима после операции.   
  7. При первых симптомах болезненного дискомфорта в районе операционного доступа (боли, жжения, отечности, покраснения, гипертермии и т. п.) незамедлительно показаться лечащему врачу. 

Запомните, что инфекционные осложнения на начальной стадии легче остановить и устранить, чем запущенные его формы, причем в ряде случаев безоперационно.

И, безусловно, не допустить отторжения имплантов, расшатывания, смещения, поломки, миграции по анатомическим просторам чужеродного тела.

Ранняя диагностика, своевременное лечение ИО – основополагающие критерии благополучного исхода, менее тяжелого и длительного восстановления после перенесенной спинальной хирургии.

Источник: https://msk-artusmed.ru/nejrohirurgiya/infektsionnoe-gnojnoe-oslozhnenie-posle-operatsii/

Medic-studio
Добавить комментарий