ИСКУССТВЕННОЕ ОПЛОДОТВОРЕНИЕ: Биоэтические проблемы возникают не только в ограничивающем типе

Этические проблемы искусственного оплодотворения

ИСКУССТВЕННОЕ ОПЛОДОТВОРЕНИЕ:  Биоэтические проблемы возникают не только в ограничивающем типе

Вопросы этики искусственного оплодотворения – это проблемы отношения к началу человеческой жизни.

Но если в случае аборта врач и женщина вступают в моральное отношение с человеческой жизнью, пусть сроком в несколько дней, недель, месяцев, то в случае искусственного оплодотворения это отношение не столько к началу уже существующей жизни, сколько к возможности самого ее начала.

И если аборт, контрацепция, стерилизация – это борьба с возникновением человеческой жизни, то искусственное оплодотворение – это борьба за возможность ее возникновения.

Показательно, что в этой «борьбе» искусственный аборт и искусственное оплодотворение тесно связаны между собой: практика искусственного аборта поставляет пациентов для практики искусственного оплодотворения.

Так, по некоторым данным, распространенность искусственного аборта как одного из способов планирования семьи ведет к росту вторичного (приобретенного) бесплодия. Специалисты полагают, что вторичное бесплодие на 55% является осложнением после искусственного аборта.

И если в среднем уровень бесплодия остается примерно таким же, как и 20-30 лет назад, то в настоящее время его структура меняется в сторону увеличения вторичного бесплодия.

Таким образом, очевидно, что исторически потребность в искусственном оплодотворении вырастает отнюдь не только из потребностей борьбы с собственно бесплодием вообще, сколько из потребностей борьбы с трубным бесплодием – эпифеноменом медицинской деятельности и либеральной идеологии.

Эпидемия абортов 2-й половины XIX века исторически и логически связана с разработкой методик искусственного оплодотворения. Проф. И. Мануилова констатирует: медицинская рекомендация к «экстракорпоральному оплодотворению, как правило, является следствием анатомических нарушений в маточных трубах вследствие искусственного аборта».

Общественное сознание порождает весьма яркие эпитеты для искусственного оплодотворения: «новая технология размножения», «техногенное производство людей. В оборот входят понятия: «избирательный аборт», «продукция оплодотворения», «суррогатное материнство» и т. п.

Каждое из этих понятий – реальная единица «этического минного поля», которое новые репродуктивные технологии создают для современной культуры.

Как быть с эмоционально-психологическим миром личности, рожденной «в пробирке», ее моральным самосознанием, ее юридическими правами, социальным статусом, в конце концов?

Давно уже перестали рассматриваться как фантастика идеи искусственного оплодотворения спермой «генетически полноценных доноров». Сегодня понятие «полноценность» предполагает подбор донора в смысле цвета глаз, волос, национальности.

Далеко ли от так понимаемой «полноценности» до заманчивой идеи о получении с помощью генетических манипуляций на эмбриональном уровне человеческого существа с заранее заданными свойствами? Тем более что уже сейчас наука располагает возможностью управления выбором пола.

Идея «управления» на уровне эмбрионального материала неразрывно, логически связана с искусственным оплодотворением, как бы ни хотели многие закрывать на это глаза.

Симптоматично, что в трех фундаментальных типологических моделях искусственного оплодотворения, оно никогда не являлось самоцелью, но всегда выступало лишь средством для решения другой задачи – задачи совершенствования человека.

Очевидно, что до реализации идеи «управления» особенностями человека технологически, этически и политически еще далеко. Сейчас же врачей и общественность беспокоит здоровье «пробирочных детей».

По данным диссертационного исследования В. О. Бахтиаровой «Состояние здоровья детей, родившихся в результате экстракорпорального оплодотворения и искусственного осеменения», из 82 пробирочных детей – 44 имели неврологическую симптоматику.

Методика искусственного оплодотворения

Среди методов искусственного оплодотворения различают искусственное осеменение спермой донора или мужа (ИОСД и ИОСМ) и метод экстракорпорального оплодотворения и переноса эмбриона в полость матки (ЭКО и ПЭ).

Методы ИОСД и ИОСМ применяются в основном в случаях мужского бесплодия, мужской импотенции, при несовместимости мужа и жены по резус-фактору и некоторых других случаях. ИОСД и ИОСМ – более разработанные и известные методики.

В отличие от ИИОСД и ИОСМ, методика ЭКО и ПЭ технически достаточна сложна и состоит из следующих четырех этапов:

I. Стимулирование созревания яйцеклеток обеспечивается различными гормональными препаратами. По мере роста яйцеклеток производится анализ крови для определения гормональной реакции развивающегося фолликула и ультразвуковой контроль за ростом фолликулов в яичниках.

II. Изъятие ооцитов (яйцеклеток). Эта операция осуществляется либо с помощью лапароскопического метода, либо с помощью аспирационной иглы под ультразвуковым контролем. Лапароскопия проводится с наркозом, путем разреза ниже пупка. Введение аспирационной иглы (через свод влагалища или стенку мочевого пузыря) осуществляется под местной анестезией.

III. Оплодотворение яйцеклеток в культуре. Изъятые яйцеклетки помещают в специальную жидкую среду, куда затем добавляют сперматозоиды. Время первого обследования половых клеток – через 18 часов после введения сперматозоидов.

IV. Введение эмбриона в матку. Через 1-3 дня через катетер эмбрион доставляют в полость матки. Неудачная попытка воспроизводится через 3-4 месяца до четырех раз. Далее целесообразность пользования методом ЭКО и ПЭ, для данного случая, ставится под сомнение.

За простотой этого схематичного описания методики ЭКО и ПЭ, как достижения «цели» – желанной беременности, стоит и конкретная «цена». И дело не только в рублевой стоимости процедуры, хотя она достаточно велика (1 млн. рублей – начало 1995 года). В понятие «цены» входит здоровье и даже жизнь женщины.

Показательно в этом плане, что в одном из центров по лечению бесплодия перед началом процедуры женщина и ее супруг в обязательном порядке должны оформить заявление, которое начинается так: «Мы предупреждены о том, что оперативное вмешательство, применяемое для такого лечения, может сопровождаться осложнениями». Под осложнениями имеется ввиду прежде всего риск многоплодной беременности, который в 20 раз превышает ее возникновение в норме. В понятие осложнений многоплодной беременности входит: угроза преждевременных родов, смертность женщин и детей, малая масса детей (в 10 раз чаще, чем в популяции) и т. д.

Консервативная позиция

В.

Соловьев, предвидя практически 100 лет назад технологическую экспансию, полагал: «Избежать этого можно, только признавая выше человека и внешней природы другой, безусловный, божественный мир, бесконечно более действительный, богатый, живой, нежели этот мир призрачных поверхностных явлений, и такое признание тем естественнее, что сам человек по своему вечному началу принадлежит к тому высшему миру и смутное воспоминание о нем так или иначе сохраняется у всякого, кто еще не совсем утратил человеческое достоинство».

В настоящее время российская общественность располагает конкретной оценкой искусственного оплодотворения с христианской, православной точки зрения. Эта оценка формируется в границах основополагающих постулатов христианства.

Один из них – таинство брака, через которое «дается объективное божественное основание для благодатной жизни». Через таинство брака мужчина и женщина становятся «уже не двое, но одна плоть» (Мф. 19,6).

И это – тайна, «тайна сия велика» (Еф. 5,32).

При описании таинства создания человека пророками используются физиологические понятия и образы. В то же время они свидетельствуют о событии всегда большем и более значимом, чем его физиологическая канва. Так, в Книге Иова мы читаем: «Твои руки трудились надо мною и образовали всего меня кругом…

Вспомни, что Ты, как глину, обделал меня… Не Ты ли вылил меня, как молоко, и, как творог, сгустил меня, кожею и плотию одел меня, костями и жилами скрепил меня, жизнь и милость даровал мне, и попечение Твое хранило дух мой?» (Иов, 10,8-12).

Это «большее» раскрывается в восклицании Евы при рождении первенца: «Приобрела я человека от Господа» (Быт. 4,1). Эти слова свидетельствуют об истинном основании тварных существ, об их «обожении действием Божественных энергий». Это выражение В. Н.

Лосский использует для описания присутствия Святого Духа в мире и приводит свидетельство св.

Максима Исповедника: «Святый Дух присутствует во всех людях без исключения, как хранитель всех вещей и оживотворитель естественных зарождений, но Он в особенности присутствует во всех тех, кто имеет Закон, указывая на преступление заповедей и свидетельствуя о Лице Христа… Ибо все, не исполняющие волю Божию, имеют сердце неразумное».

Эти исходные принципы дают основание выйти на уровень конкретных суждений православных авторов по морально-этическим вопросам искусственного оплодотворения.

Устойчивая консервативность христианской позиции противостоит подвижной изменчивости либерализма.

В либеральной идеологии, как правило, «естественные основания – в нашем случае естественно-биологическая функция деторождения – превращаются в социально-нравственные ценности и правовые нормы («право каждой женщины иметь ребенка»)».

Но путь реализации этой нормы в рамках либерализма – это путь борьбы с своим собственным «естественным основанием», путь «побед над природой», т. е. противоестественный путь «освобождения человека» от его собственных природных свойств, и в итоге от самого себя.

«Это могло случиться только в силу способности самоопределяться изнутри… дающей человеку возможность действовать и хотеть не только сообразно его естественным склонностям, но также вопреки своей природе, которую он может извратить, сделать «противоестественной».

Падение человеческой природы является непосредственным следствием свободного самоопределения человека». Но «свободное самоопределение человека» – позиция более близкая скорее XVIII-XIX векам, нежели XXI веку, которому предшествовал XX, с его атомными экспериментами и катастрофами, социально-политическими драмами, нигилистическим опытом и экологическим прозрением.

Источник: https://www.pravzhurnal.ru/Preobrazhenie/Zdorovye_i_meditsina/etnicheskie-problemy-iskusstvennogo-oplodotvoreniya.html

Этические проблемы искусственного оплодотворения (стр. 1 из 4)

ИСКУССТВЕННОЕ ОПЛОДОТВОРЕНИЕ:  Биоэтические проблемы возникают не только в ограничивающем типе

Министерство здравоохранения РФ

Российский государственный медицинский университет

Кафедра философии Реферат

Дисциплина: Биомедицинская этика

Тема: Этические проблемы

искусственного оплодотворения Преподаватель Силуянова И.В.

Выполнен Кукайло Н.В.

Группа 692

Москва­-1999

Вопросы этики искусственного оплодотворения — это про­блемы отношения к началу человеческой жизни.

Но если в случае аборта врач и женщина вступают в моральное отноше­ние с человеческой жизнью, пусть сроком в несколько дней, недель, месяцев, то в случае искусственного оплодотворения, это отношение не столько к началу уже существующей жизни, сколько к возможности самого ее начала. И если аборт, кон­трацепция, стерилизация — это борьба с возникновением че­ловеческой жизни, то, искусственное оплодотворение — это борьба за возможность ее возникновения.

Показательно, что в этой «борьбе» искусственный аборт и искусственное оплодотворение тесно связаны между со­бой: практика искусственного аборта поставляет пациен­тов для практики искусственного оплодотворения.

Так, по некоторым данным, распространенность искусственного аборта как одного из способов планирования семьи ведет к росту вторичного (приобретенного) бесплодия. Специали­сты полагают, что вторичное бесплодие на 55% является осложнением после искусственного аборта.

И если в сред­нем уровень бесплодия остается примерно таким же, как и 20-30 лет назад, то в настоящее время его структура меняется в сторону увеличения вторичного бесплодия .

Та­ким образом, очевидно, что исторически потребность в ис­кусственном оплодотворении вырастает отнюдь не только из потребностей борьбы с собственно бесплодием вооб­ще, сколько из потребностей борьбы с трубным бесплоди­ем — эпифеноменом медицинской деятельности и либе­ральной идеологии.

Эпидемия абортов 2-ой половины XIX века исторически и логически связана с разработкой ме­тодик искусственного оплодотворения. Проф. И.

Мануйло­ва констатирует: медицинская рекомендация к «экстракорпоральному оплодотворению, как правило, является след­ствием анатомических нарушений в маточных трубах вслед­ствие искусственного аборта».

Общественное сознание порождает весьма яркие эпитеты для искусственного оплодотворения: «новая технология раз­множения», «техногенное производство людей», «асексуаль­ное размножение». В оборот входят понятия: «избирательный аборт», «торговля репродуктивным материалом», «продукция оплодотворения», «суррогатное материнство» и т. п.

Каждое из этих понятий — реальная единица «этического минного поля», которое новые репродуктивные технологии создают для современной культуры.

Как быть с эмоциональ­но-психологическим миром личности, рожденной «в пробир­ке», ее моральным самосознанием, ее юридическими права­ми, социальным статусом в конце концов? А как отнестись к такой тенденции — «в полной семье сегодня детей рождается меньше, а вне брака — больше, чем 30 лет назад».

Давно уже перестали рассматриваться на уровне фанта­стики идеи искусственного оплодотворения спермой «генети­чески полноценных доноров».

Сегодня понятие «полноценность» предполагает подбор донора в смысле цвета глаз, волос, на­циональности и «этнических особенностей реципиентки».

Далеко ли от так понимаемой «полноценности» до заманчи­вой идеи о получении с помощью генетических манипуляций на эмбриональном уровне человеческого существа с заранее заданными свойствами? Тем более, что уже сейчас наука рас­полагает возможностью управления выбором пола.

Идея «управления» на уровне эмбрионального материала неразрывно связана с искусственным оплодотворением, как бы ни хотели многие за­крывать на это глаза.

Симптоматично, что в трех фундамен­тальных типологических моделях искусственного оплодотво­рения оно никогда не являлось самоцелью, но всегда высту­пало лишь средством для решения другой задачи — задачи совершенствования человека. Эта задача ставится и в се­лекционно-зоотехнической модели.

Эта задача стоит и в на­учно-мифологической (фантастической) модели (создание ис­кусственного человека — гомункула, искусственного интел­лекта и т. п.). Для цели совершенствования и таким образом спасения человека совершается и непорочное зачатие Бого­родицы.

Очевидно, что для реализации идеи «управления» особенностями человека технологически, этически и поли­тически еще далеко. Сейчас же врачей и общественность беспокоит здоровье «пробирочных детей».

По данным диссертационного исследования Бахтиаровой В. О. «Состояние здоровья детей, родившихся в результате экстракорпорального оплодотворения и искусственного осе­менения», из 82 пробирочных детей — 44 имели неврологиче­скую симптоматику.

Среди наиболее часто встречающихся расстройств: «задержка внутриутробного развития — 29,3% (от общего числа исследованных детей, зачатых методом ЭО), 28,3% (от общего числа исследованных детей, зачатых мето­дом ИО)», «асфиксия при рождении — 89,4% (ЭО), 90,5% (ИО)», «неврологические изменения — 53,6% (ЭО), 38,3% (ИО)»

К опасениям общего характера, высказанных автором, относятся:

1. В какой степени беременности, возникшие у бесплодных женщин, способствуют повышению генетического груза в популяции за счет рождения детей с врожденной и на­следственной патологией?

2. Каково влияние медикаментозных средств, длительно ис­пользуемых при лечении бесплодия (особенно гормонов) на плод?

3. Какова генетическая опасность использования спермы донора при искусственном оплодо­творении?

К этим опасениям можно добавить и следующие вопросы:

не станет ли метод искусственного оплодотворения косвенной поддержкой тенденции «асексуального размножения» и в итоге основанием принципиальных сдвигов в традиционных формах семейно-брачных отношений? Можно ли опасаться культуро­логических, демографических сдвигов в результате изменения структуры семейно-брачных, родственных отношений? Ответы на эти вопросы предполагают освещение истории и динамики создания технологий искусственного оплодотворения.

История вопроса. Идея «непорочного зачатия» стара как мир. Степень и мера ее влияния на возникновение идеи искусственного оплодотворения вряд ли может быть оп­ределена точно.

Но очевидно, что в основе попыток разрабо­тать методы искусственного оплодотворения лежит принцип — «для искусственного оплодотворения совокупление не сущест­венно и не необходимо». Тем более аналогия оплодотворения без совокупления в животном мире у рыб, например, есть.

Не­удивительно, что метод искусственного оплодотворения начи­нает использоваться впервые в ветеринарии.

Первый известный науке опыт искусственного оплодотво­рения на собаках был произведен в конце XVIII века (1780 г.) аббатом Спаланцани. С 1844 г.

метод искусственного опло­дотворения начинает использоваться для оплодотворения кобыл и коров. Так, публикации в журнале «Вестник конозаводства» за 1902 год свидетельствует, что метод искусст.

оплодотворения в случаях сужения канала шейки матки ко­был вполне испытан и вошел в общее употребление.

Среди пионеров-разработчиков этой методики в России известен И. И. Иванов. С 1899 года он начинает публико­вать свои работы по искусственному оплодотворению над различными видами животных.

Исследователи именно ему отдают пальму первенства в выдвижении идеи о возможно­сти оплодотворения в искусственной среде.

Основываясь на многочисленных экспериментах над животными, он оп­ровергает мнение о необходимости секретной деятельно­сти придаточных половых желез при акте оплодотворения.

В конце XIX века идеи искусственного оплодотворения на­чинают использоваться и для «борьбы с женским бесплодием». В 1917 году доктор Ильин Ф. констатирует, что к 1917 году наука располагает 69 описанными и успешными случаями ис­кусственного оплодотворения женщин спермой своего мужа.

Благодаря изданию «Пол, секс, человек» (Пер. с фран., изд-во «Мир», 1993 г.), российская общественность узнала о су­ществовании «скандальной» диссертации Ж. Жерара (1885 г.) «Вклад в историю искусственного оплодотворения (600 слу­чаев внутрисемейного осеменения)», которая получила во Франции в свое время большой общественный резонанс. И это неудивительно.

Во 2-ой половине XIX века интимная жизнь супругов (т. е. то, что входит сегодня в понятие репродуктив­ной медицины — контрацепция, бесплодие) не находилась еще в компетенции медицины.

Работа Ж Жерара была своеоб­разным вызовом общественному мнению, поскольку незадол­го до этого, в 1883 году, в Бордо в суде по аналогичному поводу было принято решение, что «искусственное осемене­ние противно законам природы».

Нельзя не обратить внимание и на следующее обстоя­тельство.

В 1884 году во Франции принимается закон о раз­воде, что становится серьезным социальным основанием не только для продолжения дебатов об искусственном оплодо­творении, но и социальным «мотивом» продолжения научных разработок этого направления. Показательно, что в 1925 году доктор Шорохова А.

А.

в своем докладе на VI съезде Всесо­юзного общества гинекологов и акушеров в Ташкенте рас­сматривает искусственное оплодотворение не только как метод преодоления бесплодия (который в случае искусст­венного осеменения спермой донора или мужа (ИОСДиМ) связан, как правило, с мужским бесплодием), но как «неже­лание женщин сходиться с мужчиной» или как «право иметь ребенка неполовым путем». Есть все основания предполо­жить, что все 88 женщин, которым проводила операции док­тор Шорохова А.

А.

, пытались отстоять это «право».

Возвращаясь к истории экстракорпорального оплодотво­рения, отметим, что идея И. И. Иванова о жизнеспособно­сти семени вне организма, стала основанием новой техно­логии искусственного оплодотворения.

В 1912 году доктор Дорерлейн докладывает о работах Иванова в Мюнхенском обществе акушеров и гинекологов.

Долгие годы эта идея, «питаясь» технологическими изобретениями, социальными потребностями, «гуманистическими» прожектами, все же не выходит из режима экспериментальной деятельности.

Источник: https://mirznanii.com/a/147797/eticheskie-problemy-iskusstvennogo-oplodotvoreniya

Решение проблемы с православной точки зрения.

Подводя итог, хочется привести подход к разрешению проблемы бесплодия в соответствии с православными ценностями. Этот подход заключается в духовном осмыслении супругами причин своей бездетности, которое возможно лишь в контексте Церкви.

Если семья, не имеющая длительное время детей, не была освящена Церковью, необходимо совершить Таинство Венчания. Следующим шагом может быть лечение бесплодия с применением медицинских методик, не противоречащих христианской православной этике.

При этом супругам следует наладить свою церковную жизнь: участвовать в Таинствах Покаяния, Причастия Святых Христовых Тайн, Соборования [16]. Следует молиться об успешном лечении и даровании ребенка святым, имеющим особое попечение о рождении детей.

«…Молитесь Матери Божьей Федоровской и родителем Её — святым и праведным Иоакиму и Анне, и родителям Иоанна Предтечи — святым праведным Захарии и Елисавете» [17]. По благословению духовника возможно совершение паломничеств к святым местам, обладающим благодатной помощью бездетным супругам.

Если по истечении некоторого времени детей все же нет, супруги должны определиться, готовы ли они нести дальше свой жизненный крест и, полагаясь на волю Божию, ждать рождения своего малыша, или решиться взять в семью приемного ребенка [16].

Отсутствие собственных детей семья может также принять как особый путь. «Известны бездетные пары, которые сумели прожить жизнь, наполненную ласковой заботой друг о друге и об окружающих.

Избыток любви, которую они не смогли подарить родным детям, они сделали драгоценным даром для «неродных» — детей и взрослых, живущих рядом с ними.

Бездетность тоже можно осознать как особое призвание, подобно тому, как иные — по собственной воле или нет — восприняли безбрачие» [18].

Литература:

1. Печугина Е. Эко невидаль // Родительский дом. 2007. № 38. 23 декабря. С. 6.

2. Силуянова И. В. Биоэтика в России: ценности и законы. М.: Грантъ, 2001. С. 90.

3. Силуянова И. В. Антропология болезни. М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2007. С. 257–258.

4. Михальченко А. А. Церковь и «планирование семьи / Церковь и медицина: на пороге III тысячелетия. Минск: Издательство Белорусского Экзархата, 1999. 192 с.

5. Никитин Е. Н. Бесплодие. Что предлагает медицина? Правовые аспекты. М.: Эксмо, 2008. С. 53.

6. A. Fisher, I.V.F. The Control Issue, Collins Dove Publisher, Melbourne, 1989.

7. Hansen M. et al. The risk of major birth defects after intracytoplasmatic sperm injection and in vitro fertilization // The New England Journal of Medicine. 2002. V. 346. N 10. P. 725–730.

8. Дроздов М. «Новое человечество?» /Православная Москва., № 5(287), март 2003г., стр. 8.

9. Муслин Е. Новые методы лечения бесплодия повышают риск врожденных дефектов (Dr. Mark Walker of the University of Ottawa). Радио Свобода/Svobodanews.ru [Электронный ресурс] //Темы дня / Наука и технологии. 2007. – Режим доступа: http://www.svobodanews.

ru/content/article/378281.html , свободный. Так же: Darine El-Chaar, Mark Walker, et al. Risk of birth defects in pregnancies associated with assisted reproductive technology (ART). Abstracts.

Society for Maternal-Fetal Medicine 27th Annual Meeting, San Francisco, CA, February 5-10, 2007.

10. J. Fleming, S. Cross Bio-Ethics Institute, from Natl. Perinatal Statis. Unit., Sidney U., Autumn 1989.

11. Бахтиарова В. О. Состояние здоровья детей, родившихся в результате экстракорпорального оплодотворения и искусственного осеменения / Диссертация на соискание ученой степени … канд. мед. наук. М. 1993.

12. Bowen J. R. at al. Medical and developmental outcome at I year for children conceived by intracytoplaslic sperm injection // Lancet. 1998. N 351 (9115). P. 1529–1534.

13. Синдром гиперстимуляции яичников / Бесплодный брак. Современные подходы к диагностике и лечению. Под ред. В.И. Кулакова. – ГЭОТАР- Медиа, 2006.

14. L. Gubernich et al., Tarnished Miracle, Forbes, Nov. 6, 1995, p. 98.

15. ЭКО чревато опасным осложнением беременности /Медицинская информационная сеть/Мedicinform.net [Электронный ресурс] //Новости/ 2006. – Режим доступа: http://www.medicinform.net/news/news517.htm , свободный.

16. Протоиерей Сергий Филимонов, Торопкова Ю. Ю. Лечебник духовный. Бесплодие (медицинские и духовные причины, их преодоление). СПб.: Пантелеимоновский листок, 2008. 28 с.

17. Архимандрит Иоанн (Крестьянкин). Письма. Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь, 2006. С. 181.

18. Протоирей Николай Балашов. Репродуктивные технологии: дар или искушение / Православие и проблемы биоэтики. М.: 2001. С. 43.

¹В данном случае делается оговорка «практически», так как до конца не исключена вероятность более частых осложнений, свойственных детям, рожденным искусственным путем.

²ИКСИ (от англ. ICSI — IntraCytoplasmic Sperm Injection, букв. «введение сперматозоида в цитоплазму») — интрацитоплазматическая инъекция сперматозоида — метод лечения бесплодия, один из вспомогательных методов ЭКО.

Источник: http://bioethics.orthodoxy.ru/analitika/reproduktivnye-tekhnologii/155-

Medic-studio
Добавить комментарий