Изоэнзимные спектры.: Для дифференциальной диагностики в онкологии могут быть использованы

способ дифференциальной диагностики цервикальных дисплазий и рака шейки матки

Изоэнзимные спектры.: Для дифференциальной диагностики в онкологии могут быть использованы

Изобретение относится к области медицины и предназначено для дифференциальной диагностики цервикальных дисплазий и рака шейки матки. Получают биопсию шейки матки.

При наличии цервикальной дисплазии по цитологическому исследованию, из образца ткани выделяют РНК и проводят анализ экспрессии мРНК гена c-fos относительно ТАТА-связывающего белка (ТВР) с использованием количественной ПЦР. Если отношение уровня экспрессии мРНК гена c-fos к мРНК ТВР от 109 до 145 отн. ед.

, ставят диагноз тяжелая дисплазия, если значение данного соотношения от 18 до 35 отн. ед., ставят диагноз преинвазивный рак шейки матки (рак in situ), если значение соотношения от 148 до 208 отн. ед., ставят диагноз плоскоклеточный микроинвазивный рак шейки матки, если значение соотношения превышает 208 отн. ед.

, ставят диагноз плоскоклеточный инвазивный рак шейки матки. Предлагаемое изобретение позволяет повысить эффективность диагностики предраковых процессов шейки матки и дифференцировать ранние стадии плоскоклеточного рака. 1 табл., 4 пр.

Изобретение относится к области медицины, а именно к диагностике онкологических заболеваний. Изобретение может быть использовано для дифференциальной диагностики цервикальных дисплазий и рака шейки матки (РШМ).

В настоящее время в мире растет число пациенток со злокачественными новообразованиями органов репродуктивной системы, в частности рака шейки матки (РШМ). Рак шейки матки занимает первое место в структуре онкологической заболеваемости женщин 15-39 лет в Российской Федерации [1].

В силу определенных причин именно в молодом возрасте РШМ протекает более агрессивно, имеет склонность к раннему метастазированию и быстрому возникновению рецидивов. Эффективность диагностических и лечебных мероприятий РШМ не может быть признана удовлетворительной, поскольку пятилетняя выживаемость пациенток в зависимости от стадии заболевания составляет от 15% до 80%.

В связи с этим возникает необходимость проведения широких мероприятий по выявлению предраковых состояний и начальных форм РШМ, при которых существующие методы лечения могут приводить к полному выздоровлению. Установлено, что этиологическим агентом развития РШМ являются вирусы папилломы человека группы «высокого риска заболевания» (ВПЧ 16, 18 и родственные им) [2, 3, 4].

На данный момент получены доказательства взаимного влияния генома ВПЧ и генов зараженных клеток (например, р16, Ki67, ProEx С, р53, bcl-2, c-fos, c-jun) на экспрессию друг друга, однако, механизм и физиологическое значение этого взаимодействия требует дальнейшего изучения. Развитие РШМ проходит через этапы дисплазий и внутриэпителиального рака.

Сложность диагностики заболевания на ранних этапах заключается в том, что начальные формы неоплазии могут иметь фокальный характер, протекать клинически бессимптомно, маскироваться фоновыми заболеваниями.

Современная онкологическая наука располагает рядом методов скрининговой диагностики РШМ, позволяющих судить о наличии или отсутствии опухоли в момент обследования.

В частности, широкое распространение получили метод цитологического скрининга злокачественных опухолей шейки матки [5], обнаружение мРНК ВПЧ Е6/Е7 (APTIMA), PreTect HPV-Proofer (NorChip), разработанный для определения полноразмерной мРНК генов Е6 и Е7 ВПЧ, тест CINtec p16INK4a и иммуноцитохимическое выявление экспрессии р16 (INK4a), представляющего собой маркер цервикального дискариоза. Считается, что сверхэкспрессия p16INK4a происходит вследствие инактивации гена ретинобластомы онкогенным белком вируса Е7. Кроме того, часто определяют ДНК ВПЧ (НС2) для выявления женщин с высоким риском неоплазий шейки матки. Однако использование известных методов скрининговой диагностики, особенно цитологических и иммуноцитохимических, часто приводит к ложноположительным результатам. В препаратах может наблюдаться спорадическое физиологическое окрашивание неизмененного железистого эпителия шейки матки [6].

Известен способ диагностики дисплазий и РШМ в слизистой шейки матки (US 7.455.

973), основанный также на иммуноцитохимическом определении в образце цервикального эпителия ряда ядерных маркеров: белка p14ARF, белка 1, топоизомеразы Торо2А, циклина Е, белков, относящихся к группе МСМ.

Экспрессия этих маркеров повышена при тяжелых патологических цервикальных нарушениях.

Вследствие вариабельности их экспрессии наилучшие показатели специфичности и чувствительности теста в отношении диагностики интраэпителиальных нарушений, как указывают авторы, могут быть получены при использовании сочетания антител к трем различным маркерам. Недостатком этого способа является сильная вариабельность определяемых маркеров, которая выявляется при развитии патологических цервикальных нарушений, в том числе доброкачественных опухолей.

Известен способ ранней и доклинической диагностики цервикального рака (патент РФ № 2251699, дата публикации 05.10.

2005) [7], заключающийся в определении в биопсийной пробе онкобелка Е7 вируса папилломы человека (ВПЧ) с помощью пар моноклональных антител, относящихся к IgG2a и IgG2b группам, по которому судят о наличии злокачественного новообразования.

Недостатком этого способа является невозможность полной дифференциальной диагностики дисплазий цервикального эпителия и РШМ, поскольку способ не позволяет четко определить раннюю и дальнейшие стадии цервикального рака.

Известен способ дифференциальной диагностики гиперплазии, интраэпителиальных неоплазий и рака шейки матки (патент РФ № 2321859, дата публикации 04.10.

2008) [8], основанный на цитологическом окрашивании мазков, полученных из канала шейки матки, ядерным красителем с последующим исследованием на компьютерном анализаторе площади ядер нормальных и опухолевых клеток.

Недостатком данного способа является его трудоемкость, а также невозможность выявления ранней стадии злокачественного роста (диагностируется наличие РШМ, но не стадия онкопатологии).

Источник: http://www.freepatent.ru/patents/2538618

Автореферат и диссертация по медицине (14.01.12) на тему:Спектроскопические методы в диагностике злокачественных опухолей кожи

Изоэнзимные спектры.: Для дифференциальной диагностики в онкологии могут быть использованы

005016028

На правах рукописи

Хаимурзаева Лида Гайдаровна

СПЕКТРОСКОПИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ В ДИАГНОСТИКЕ ЗЛОКАЧЕСТВЕННЫХ

ОПУХОЛЕЙ КОЖИ

14.01.12. – онкология

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук

– з і.:/.:; ил

Москва – 2012

005016028

Работа выполнена в Федеральном Государственном Бюджетном учреждении “Московский

/

научно-исследовательский онкологический институт имени П.А.Герцена” Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации, (директор- академик РАМН, профессор В.И. Чиссов)

Научный руководитель:

доктор медицинских наук Филоненко Елена Вячеславовна Официальные оппоненты:

Руководитель отделения лазерной онкологии и фотодинамической терапии ФГБУ «Государственного научного центра лазерной медицины Федерального Медико-Биологического агентства», профессор, доктор медицинских наук

Странадко Евгений Филиппович Ведущий научный сотрудник отдела лазерной и фотодинамической терапии ФГБУ «Медицинского радиологического научного центра» Минздравсоцразвития России, доктор медицинских наук Попучиев Виктор Васильевич

Ведущая организация:

ГБОУ ВПО «Московский государственный медико-стоматологический университет» Министерства здравоохранения и социального развития России.

Защита диссертации состоится «15» мая 2012 г. в _ часов на заседании

диссертационного совета Д 208.047.01 при ФГБУ «МНИОИ им. П.А. Герцена» Минздравсоцразвития России (125284, Москва, 2-й Боткинский проезд, д.З)

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБУ «МНИОИ им. П.А.Герцена» Минздравсоцразвития России (125284, Москва, 2-й Боткинский проезд, д.З)

Автореферат разослан_апреля 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор биологических наук Завалишина Лариса Эдуардовна

Общая характеристика работы | . Актуальность темы

Опухоли кожного покрова являются одной из наиболее распространенных групп новообразований. С одной стороны, это связано с повышением внимания пациентов к своему внешнему виду, ростом медицинской грамотности населения, а с другой стороны — увеличением числа кожных опухолей.

Рост числа новообразований кожи может быть обусловлен повышенной инсоляцией, неблагоприятной экологической обстановкой в городах, эндокринными и иммунными нарушениями, а также местным раздражением кожи.

Особенно остро стоит вопрос дифференциальной диагностики доброкачественных и злокачественных опухолей, тем более, что в последнее время отмечается устойчивая динамика роста заболеваемости злокачественными новообразованиями кожи.

В России злокачественные новообразования кожи по распространенности занимают у женщин 2 место (13,7%, с меланомой 15,6%) после рака молочной железы (20,1%), а у мужчин — 3 (9,8%, с меланомой 11,1%) после опухолей легких (19,9%) и желудка (9,8%). Прирост заболеваемости с 1999 г. по 2009 г. составил 19,17% у мужчин и 19,99% у женщин.

В структуре контингента больных со злокачественными новообразованиями, состоявших на учете в онкологических учреждениях России на конец 2010г, меланома кожи составила 2,4%, другие злокачественные новообразования кожи 12,4%. [Чиссов В.И., Старинский В.В.,2011г].

В структуре смертности населения России от злокачественных новообразований удельный вес меланомы кожи составляет 1,1%, других новообразований кожи 0,57%. В зависимости от возрастных групп в структуре смертности мужчин и женщин от меланомы кожи доминирует смертность в возрастной группе 30-34г (3,9%), в то время, как смертность от других злокачественных новообразований кожи доминирует в более старшей возрастной группе: 85 лет и старше (2,7%) [Чиссов В.И., Старинский В.В.,2011г]. Хотя меланома кожи составляет всего 10% от злокачественных новообразований кожи, она служит причиной 80% смертей, вызванных злокачественными опухолями кожи.

В основе успешного лечения больных раком кожи лежит своевременное выполнение адекватного по объему специфического лечения, которое обеспечивается только своевременной и точной диагностикой. Ранняя диагностика и своевременное удаление первичной меланомы кожи являются основными составляющими успешного лечения больного.

Если диагноз меланомы кожи поставлен до наступления активной инвазии и соответствует I уровню этого процесса, или состоянию in situ (злокачественные клетки находятся только в пределах эпидермиса над базальной мембраной), вероятность излечения близка к 100%.

Удельный вес больных с запущенными стадиями опухолевого процесса (IV стадии) от числа больных с впервые в жизни установленным диагнозом злокачественного

новообразования в 20 Юг по меланоме кожи составил 28,3%. Только 68,1% больных из числа всех больных с впервые в жизни установленным диагнозом меланомы кожи имели 1-И стадию заболевания.

Несмотря на визуально доступную локализацию, в 20 Юг всего 19,4% из числа больных с впервые в жизни установленным диагнозом новообразования кожи выявлены при проведении профилактических осмотров, для меланомы кожи этот показатель составляет 11,8% [Чиссов В.И., Старинский В.В.,2011г].

Ранняя диагностика в настоящее время возможна либо при проведении осмотра больших групп населения, либо при случайном обращении к врачу-специалисту больного раком кожи.

Диагностика опухолей и опухолеподобных поражений кожи базируется на данных клинической картины, полученной при визуальном наружном осмотре пациента, инструментальных методов исследования.

Визуальная диагностика носит субъективный характер, а также зависит от квалификации врача, целенаправленного подхода к исследованию и выявлению минимальных локальных изменений кожи.

Статистические и клинические наблюдения свидетельствуют, что достаточно часто больного с ошибочным диагнозом длительное время наблюдают хирург, дерматолог, косметолог, при этом, пациент получает неадекватное лечение и тем самым, нередко, стимулируется распространение злокачественного процесса. Наиболее сложной для дифференциальной диагностики доброкачественного и злокачественного опухолевого поражения кожи является группа больных с первично-множественными образованиями кожи неугочненной морфологической структуры.

В связи с изложенным, представляется актуальным поиск неинвазивных, достоверных и технически простых методов, позволяющих провести раннюю диагностику и, не травмируя объект исследования, получить о нем необходимую достоверную информацию. В качестве таких методов могут быть использованы спектроскопические методы диагностики различной очаговой патологии кожи. Цель исследования

Повышение эффективности диагностики злокачественных опухолей кожи путем использования спектроскопических методов исследования. Задачи исследования

1. Разработать метод флюоресцентной диагностики с препаратом аласенс у больных раком кожи различной локализации, включающий визуальную оценку флюоресценции и локальную флюоресцентную спектроскопию.

2. Изучить методом локальной флюоресцентной спектроскопии распределение 5-АЛК-индуцированного ПП1Х после приема препарата аласенс внутрь и определить

значения спектрально-флюоресцентных диагностических параметров, характеризующих очаги рака кожи и очаги доброкачественных опухолей кожи.

3. Определить значимые критерии, характеризующие спектральные изображения для дифференциальной диагностики пигментных новообразований кожных покровов и неинвазивной диагностики меланомы при проведении спектрофотометрического интрадермального анализа.

4. Оценить эффективность разработанных спектроскопических методов диагностики злокачественных опухолей кожи с определением их чувствительности, специфичности и диагностической точности.

5. Оценить характер и частоту побочных эффектов и осложнений при использовании разработанных методик.

Научная новизна

Разработан метод комплексного флюоресцентного исследования кожных покровов, включающий осмотр в белом свете, осмотр в режиме флюоресценции с локальной флюоресцентной спектроскопией, в первичной и уточняющей диагностике злокачественных новообразований кожи. Разработаны показания к применению данного метода диагностики.

В данной работе впервые изучены возможности применения метода спектрофотометрического интрадермального анализа в первичной и уточняющей диагностике пигментных опухолей кожи, оценена степень диагностической значимости спектрального исследования в выборе лечебной тактики в отношении больных с пигментными новообразованиями кожи.

Впервые оценены эффективность разработанных спектральных методов исследования состояния кожных покровов в первичной и уточняющей диагностике беспигментных и пигментных новообразований кожи с определением их специфичности и чувствительности.

Впервые изучена корреляция результатов локальной флюоресцентной спектроскопии с данными морфологического исследования. Определены значения спектрально-флюоресцентных диагностических параметров, характеризующих очаги рака кожи, очаги гиперкератоза, очаги пролиферации клеток плоского эпителия, кератопапилломы и гемангиомы после введения препарата аласенс внутрь.

Практическая значимость Методы спектроскопической диагностики новообразований кожи могут успешно применяться в онкологических стационарах, располагающих технической базой для проведения исследований и специалистами, имеющими соответствующую подготовку.

Внедрение в практику

Разработанные методы спектральной диагностики новообразований кожи, включающие флюоресцентную диагностику с препаратом аласенс и спектрофотометрический интрадермальный анализ, внедрены и применяются в ФГБУ МНИОИ им.П.А.Герцена.

Положения, выносимые на защиту

1. Флюоресцентная диагностика с аласенсом является эффективным методом уточнения границ рака кожи для планирования специализированного противоопухолевого лечения.

2. Метод флюоресцентной диагностики с аласенсом позволяет эффективно выявлять скрытые очаги рака, особенно в группе больных с множественным опухолевым поражением на фоне множественного очагового поражения кожных покровов неуточненной морфологической структуры.

3. Метод спектрофотометрического анализа является эффективным методом в дифференциальной диагностике меланомы кожи.

Апробация работы

Апробация диссертации состоялась на межотделенческой конференции ФГБУ «Московского научно-исследовательского онкологического института им.П.А.Герцена» Минздравсоцразвития России 24 февраля 2012г.

Публикации

По материалам диссертации опубликовано 10 научных работ, в том числе 3 статьи в центральной (рекомендованной ВАК) печати, 1 глава в монографии.

Объем и структура диссертации Диссертация состоит из введения, 3 глав, выводов, заключения, практических рекомендаций и списка литературы. Работа изложена на 105 страницах машинописного текста, содержит 18 таблиц, 12 рисунков. Список литературы включает 41 отечественных и 52 зарубежных литературных источников.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ Материалы и методы исследования В основе настоящей работы лежат результаты анализа данных флюоресцентной и фотометрической диагностики у 384 больных с новообразованиями кожи различной морфологической структуры, проходивших обследование и лечение в ФБГУ «МНИОИ им.П.А.Герцена» Минздравсоцразвития России в период с 2009 по 2011 годы, которые в зависимости от применяемых методик диагностики были разделены на две группы.

В первой группе применена методика флюоресцентной диагностики с препаратом аласенс, в которую входило 237 больных первичным или рецидивным раком кожи головы и туловища 1-Ш стадии.

Целью флюоресцентной диагностики у данной группы больных было определение границ опухолевого поражения непосредственно перед проведением специализированного лечения, а также оценка состояния кожных покровов на наличие очагов множественного опухолевого поражения.

У пациентов второй группы применена методика спектрофотометрического интрадермального анализа, в которую входило 147 больных, имеющих единичные или множественные пигментные новообразования на коже головы и туловища. Целью спектральной диагностики у данной группы больных было раннее выявление меланомы кожи, дифференциальная диагностика пигментных образований кожи.

Из 384 пациентов женщин было 252 (65,6%), мужчин – 132 (34,4%). Возраст пациентов варьировал от 10 до 86 лет. Средний возраст больных составил 48±18года.

У 220 (57,3%) из 384 больных было зарегистрировано наличие единственного новообразования кожи, у других 164 (42,7%) – множественные опухолевые очаги (табл. 1).

Таблица 1.

Распределение больных в зависимости от количества новообразований кожи

Количество новообразований кожи у одного больного I группа II группа

Число больных (абс.) Число больных (%) Число больных (абс.) Число больных (%)

Единственное новообразование 144 60,7 76 51,7

Множественые новообразования 93 39,3 71 48,3

Всего 237 100 147 100

Так в I группе больных с единственным очагом опухолевого поражения было 144 (60,7%), больных с множественными очагами опухолевого поражения 93 (39,3%). Во II группе больных с единственным пигментным новообразованием было 76 (51,7%), со множественными 71 (48,3%).

При этом в группе больных с единичной опухолью наиболее часто новообразования кожи локализовались на коже головы и шеи у пациентов I группы (92,4%), у пациентов II группы, наоборот, отмечена наиболее частая локализация пигментных образований на коже туловища (80,3 %) (табл. 2)

Таблица 2

Распределение больных с единичными новообразованиями _в зависимости от локализации.

Локализация I группа II группа

Число больных (абс.) Число. больных (%) Число больных (абс.) Число больных (%)

Голова и шея 133 92,4 15 19,7

Туловище 11 7,6 61 80,3

Всего 144 100 76 100

В группе больных с множественным опухолевым поражением наиболее часто новообразования кожи и в I и во II группах локализовались на коже туловища 69,7% и 84,9% соответственно (табл.3).

Таблица 3

Распределение больных с множественными новообразованиями _ в зависимости от локализации.

Локализация I группа II группа

Количество Количество Количество Количество

очагов очагов очагов очагов

(абс.) (%) (абс.) (%)

Голова и шея 167 30,3 38 15,1

Туловище 384 69,7 213 84,9

Всего 551 100 251 100

До проведения ФД у всех больных I группы был диагностирован первичный или рецидивный рак кожи I – III стадии. В зависимости от стадии заболевания больные I группы исследования распределились следующим образом: стадия T1N0M0 была у 172 (72,6%) больных, T2N0M0 – у 35 (14,8%), T3N0M0 – у 16 (6,7%), T4N0M0 – у 14 (5,9%) (табл. 4).

Таблица 4

Распределение больных раком кожи по стадиям

Стадия там Число больных

абс. %

I T1N0M0 172 72,6

II T2N0M0 35 14,8

T3N0M0 16 6,7

III T4N0M0 14 5,9

ВСЕГО 237 100

Первичный рак кожи был у 178(75,1%) больных, рецидив рака кожи в зоне ранее проведенного лечения – у 36 (15,2%), рецидив заболевания в виде появления новых очагов рака – у 23 (9,7%).

У 102 из 237 (43,0 %) больных 1 группы наличие очагов рака кожи отмечено на фоне множественного очагового поражения кожи различной морфологической структуры (кератомы, кератопапилломы, очаги гиперпигментации, очаги гиперкератоза и др.).

До проведения фотометрической диагностики у всех больных II группы имелось от одного до 12 пигментных новообразований кожи различной локализации. Всем больным на этапе амбулаторного обследования была проведена дерматоскопия данных образований. В зависимости от направительного диагноза пигментные новообразования распределились на 4 группы (табл.5)

Таблица 5

Распределение патологических очагов у больных II группы, в зависимости от

Число очагов (абс.) Число очагов (%)

Меланома кожи 18 5,5

Подозрение на меланому кожи 15 4,6

Меланоз Дюбрея 1 0,3

Доброкачесвенные пигментные новообразования 293 89,6

Всего 327 100

В зависимости от размера образования больные II группы распределялись следующим образом: образование до 0,5см было у 44,6%больных; от 0,6 до 1,0см – у 42,2%; от 1,1 до 1,5см – у 9,5%; более 1,5см – 3,7% больных.(табл.б)

Таблица 6

Распределение очагов в зависимости от размера образования у больных II группы.

Размер Количество очагов Количество очагов

(см) (абс.) (%)

До 0,5 146 44,6

0,6- 1,0 138 42,2

1,1-1,5 31 9,5

> 1,5 12 3,7

Всего: 327 100

Метод флюоресцентной диагностики

Для проведения флюоресцентной диагностики в 1 группе больных использовали препарат аласенс. Аласенс – препарат для флюоресцентной диагностики и

фотодинамической терапии злокачественных опухолей производства ФГУП «ГНЦ «НИОПИК». Прием осуществляли в дозе 30 мг/кг массы тела, за 3 часа до начала диагностики в объеме 100 мл с разведением в кипяченной воде. Раствор препарата пациенты принимали внутрь сразу после приготовления. После истечения периода экспозиции проводилась флюоресцентная диагностика.

Флюоресцентная диагностика проводилась с использованием методик визуального определения флюоресцентного изображения и локальной флюоресцентной спектроскопии. Визуальную оценку флюоресценции в тканях осуществляли двумя способами.

В первом случае для возбуждения флюоресценции использовали диодный источник света с синим фильтром (длина волны 385-460нм), флюоресценцию регистрировали визуально с использованием специальных очков со светофильтрами. (ЗАО « БИОСПЕК», Россия).

Регистрацию флюоресцентного изображения в данном случае осуществляли с помощью специальной флюоресцентной фотокамеры (ЗАО « БИОСПЕК», Россия). Во втором случае использовали терапевтическо-диагностическое устройство УФФ-630/675-01-БИОСПЕК.

Для проведения локальной флюоресцентной спектроскопии использовали лазерную электронно-спектральную установку ЛЭСА-01-БИОСПЕК производства ЗАО «БИОСПЕК» (Россия).

Флюоресцентная диагностика с препаратом аласенс проводилась в три этапа.

1-й этап: препарат аласенс в дозе 30 мг/кг массы тела, растворенный непосредственно перед применением в 100 мл негазированной питьевой воды, больной принимал внутрь за 3 часа до начала проведения диагностики. Далее пациент находился в полузатемненном помещении до окончания периода экспозиции.

2-й этап: через Зч после приема аласенса проводят сеанс ФД.

Вначале выполняют осмотр всей поверхности кожи в белом свете с регистрацией и измерением клинически определяемых, в том числе и морфологически подтвержденных, опухолевых очагов.

Затем производят осмотр опухолевых очагов во флюоресцентном режиме (в синем свете) с оценкой наличия флюоресценции опухоли и сопоставлением границ флюоресценции с границами опухоли, определяемыми при осмотре в белом свете.

При несоответствии визуально определяемых в белом свете границ с границами флюоресценции опухоли осуществляют разметку границ опухоли под контролем флюоресцентного изображения.

После этого осматривают всю поверхность кожи во флюоресцентном режиме. При этом исследуют весь кожный покров больного с целью выявления дополнительных очагов флюоресценции.

При выявлении дополнительных очагов флюоресценции проводят прицельную оценку данного очага в белом свете, в случае клинически неоднозначной картины из этих зон берут материал для цитологического исследования. Также у каждого

больного производили забйр материала для цитологического исследования с поверхности 1-2 нефлюоресцирующих участков кожи или нефлюоресцирующих новообразований кожи.

При осмотре больных, получивших специализированное лечение по поводу рака кожи в анамнезе, дополнительно производят прицельную оценку зон Рубцовых изменений во флюоресцентном режиме на предмет возможного рецидива заболевания.

3-й этап: при проведении локальной флюоресцентной спектроскопии запись спектров флюоресценции производили при контакте волоконно-оптического катетера с поверхностью ткани. В среднем при каждом исследовании регистрировали от 5 до 40 спектров.

Снятие спектров производили с поверхности ранее верифицированных опухолевых очагов; с поверхности дополнительно выявленных очагов флюоресценции до взятия материала для морфологического исследования; с поверхности клинически определяемых доброкачественных очаговых изменений кожи (папилломы, кератомы, гемангиомы).

Интенсивность флюоресценции оценивали по величине диагностического параметра, рассчитываемого автоматически по специальной программе как соотношение площади пика ПШХ (620-660нм) к площади отраженного лазерного излучения (520-540нм) и свидетельствующего об уровне накопления аласенс-индуцированного ПШХ в тканях.

У каждого больного для сравнения производили регистрацию спектров с поверхности неизмененной кожи с определением флюоресцентной контрастности опухоль/норма.

После получения результатов планового морфологического исследования производили их сопоставление с данными ФД.

Для проведения спектрофотометрического интрадермального анализа, во II группе больных, использовали специальное медицинское дерматоскопическое диагностическое оборудование Бсоре V (СИАскоп V) производства «Астрон Клиника Лтд.», Великобритания.

В технологии спектрофотометрического интрадермального анализа автоматически анализируется взаимодействие света с кожей человека – рассеяние, отражение и поглощение света клетками кожи и другими ее структурами с изменениями длины волны света, что фиксируется на скане изменением цвета. С помощью анализа этих взаимодействий, а также сравнения света, посылаемого внутрь кожи и света, возвратившегося в СИАскоп V, фотометрия может определять природу и состояние многих различных компонентов кожи. СИАскопия определяет важнейшие хромофоры кожи, а именно гемоглобин, меланин и коллаген.

На 1-ом этапе исследования проводится визуальный осмотр кожных покровов пациента, выявление имеющихся пигментных образований кожи, клиническая оценка возможности малигнизации данного пигментного образования. На каждого пациента заводится индивидуальная электронная карта, содержащая идентификационные данные

Источник: http://medical-diss.com/medicina/spektroskopicheskie-metody-v-diagnostike-zlokachestvennyh-opuholey-kozhi

Спектральный анализ сыворотки крови в дифференциальной диагностике опухолей костей

Изоэнзимные спектры.: Для дифференциальной диагностики в онкологии могут быть использованы

Первичные новообразования скелета достаточно редки и составляют 1,5—2% всех встречающихся опухолей человека. По данным литературы, заболеваемость первичными опухолями костей в среднем составляет у мужчин 1, а у женщин 0,6—0,7 на 100 000 населения [1].

Статистические данные последних лет свидетельствуют о неуклонном интенсивном росте заболеваемости и смертности при злокачественных новообразованиях костей [2].

Чаще всего опухоли костей поражают детей и лиц молодого возраста, то есть самый социально весомый и значимый контингент населения [3].

Опухоли костей являются одним из труднейших разделов патологии как с точки зрения своевременной и правильной диагностики, так и в свете поиска эффективных методов рационального лечения [4]. При подозрении на опухолевую патологию необходимо комплексное обследование в специализированном учреждении.

Одной из наиболее важных проблем онкологической ортопедии является раннее выявление опухолей костей, а также дифференциальная диагностика доброкачественных и злокачественных поражений, так как от своевременности и правильности распознавания патологии зависит выбор оптимального метода лечения [5].

Дифференциальная диагностика опухолей костей скелета сложна и неоднозначна, имеет свои методологические особенности. Следует подчеркнуть, что эти особенности принципиально отличаются от методов диагностики опухолей других локализаций.

Несоблюдение единого методологического подхода к дифференциальной диагностике опухолей костей ведет к ложноположительному или ложноотрицательному результату.

В результате ошибка в диагностике отражается на лечении конкретного больного и приводит к нерадикальной терапии, способствующей рецидивированию и метастазированию, которые могут завершаться генерализацией процесса, либо к неоправданно радикальному, калечащему лечению [6, 7].

Таким образом, несмотря на наличие огромного количества работ, современных инструментальных методов, до сих пор возникают затруднения в диагностике нозологических форм опухолей костей, в связи с чем пациенты поступают на лечение на поздних стадиях заболевания.

Обусловлено это отсутствием патогномоничных клинических и рентгенологических проявлений на ранних стадиях заболевания, разнообразием клинических, рентгенологических и морфологических признаков, а также существованием атипичных форм.

Проявления доброкачественных и злокачественных опухолей, в том числе рентгенологические, могут быть сходными, причем не исключается развитие злокачественных новообразований из доброкачественных [8, 9].

Цель исследования — улучшить результаты дифференциальной диагностики опухолей костей с помощью инфракрасной спектроскопии сыворотки крови.

Настоящее клиническое исследование было проведено в период с 2011 по 2013 г. на базе клинико-диагностического отделения и отделения общей онкологии Самарского областного клинического онкологического диспансера (СОКОД). Оно базируется на обследовании 180 пациентов, которые были разделены на две группы.

В 1-ю группу (контрольную) вошли 92 пациента, которым в клинико-диагностическом отделении при подозрении на опухоль кости было выполнено классическое комплексное инструментальное обследование: рентгенография, компьютерная томография, сцинтиграфия.

С целью определения диагностической ценности постановки предварительного диагноза доброкачественной или злокачественной опухоли кости в контрольной группе пациентов был проведен ретроспективный анализ по архивным историям болезни за 2011 г.

 Критериями оценки служили: чувствительность, специфичность, точность, прогностическая ценность положительного и отрицательного результата.

В основную группу включили 88 пациентов, которым также проводили комплексное инструментальное обследование при подозрении на опухолевую патологию кости, затем выполняли инфракрасную спектроскопию сыворотки крови (патент РФ № 2352256, 2009 г.).

В тех случаях, когда опухоль считали доброкачественной на основании предложенного метода диагностики, больному выполняли одномоментно резекцию кости с замещением дефекта ауто- или аллотрансплантатом, обработку зоны резекции потоком низкотемпературной плазмы и остеосинтез по показаниям.

При отнесении опухоли к злокачественной пациентам в стационаре выполняли открытую биопсию опухоли кости.

Метод инфракрасной (ИК) спектроскопии является одним из современных физических методов исследования в органической, биологической химии и медицине [10].

Полученные данные свидетельствуют о том, что происходит повышение содержания карбонильных групп белков в плазме и в эритроцитах крови у больных раком легкого по сравнению с соответствующими показателями у здоровых лиц на 332 и 314% соответственно [11, 12].

У больных раком молочной железы на ранних стадиях было зарегистрировано увеличение концентрации маркера карбонильного напряжения в сыворотке крови [13].

Расчетные и экспериментальные данные показали, что карбонильная группа С=О поглощает на длине волны 1650 см–1, пик которой легко можно выделить из общего спектра поглощения соединения и судить об ее сравнительной концентрации в исследуемом веществе [14, 15].

В настоящей работе рассматривается анализ концентрации карбонильных групп (С=О) белков сыворотки крови пациента как биомаркера злокачественного процесса.

На базе Самарского государственного медицинского университета впервые было предложено использовать физико-химический метод инфракрасной спектроскопии сыворотки крови в дифференциальной диагностике доброкачественных и злокачественных опухолей костей в комплексе с классическим набором инструментальных исследований как дополнительный диагностический метод.

Определяли коэффициент поглощения ИК-излучения сывороткой крови на длине волны карбонильной группы (1650 см–1).

Чем выше коэффициент поглощения, тем, соответственно, выше концентрация карбонильных групп белков в сыворотке пациента.

После получения совокупной выборки с помощью математического моделирования определяли точку разделения в коэффициентах поглощения, соответствующих доброкачественной и злокачественной опухоли кости.

Брали кровь из локтевой вены больного, у которого диагностировали опухоль кости на основании клинических данных и стандартного набора инструментальных исследований. Приготавливали сыворотку крови по стандартной методике. Сыворотку помещали в проточную ячейку нарушенного полного внутреннего отражения инфракрасного Фурье-спектрофотометра Tensor 27 Bruker optics (рис. 1).

Рис. 1. Инфракрасный Фурье-спектрофотометр Tensor 27 Bruker optics.

Снимались спектры поглощения образцов сыворотки. Затем инфракрасные спектры оцифровывались, определялись коэффициенты поглощения (X) для каждой пробы на длине волны карбонильной группы белка сыворотки крови С=О (1650 см–1). Цифровая обработка спектров заключалась в вычитании известного спектра воды. Коэффициенты сравнивали и сопоставляли с данными референтного метода.

В результате применения стандартного набора инструментальных исследований при подозрении на опухолевую патологию кости были получены следующие показатели диагностической ценности: чувствительность  — 79,6%, специфичность — 81,3%, точность — 80,4%, прогностическая ценность положительного результата  — 82,9%, прогностическая ценность отрицательного результата — 77,8%.

В результате применения ИК-спектроскопии сыворотки крови в комплексе со стандартным набором инструментальных исследований при подозрении на опухолевую патологию кости были получены следующие показатели диагностической ценности: чувствительность  — 89,1%, специфичность — 84,8%, точность — 87,5%, прогностическая ценность положительного результата — 90,7%, прогностическая ценность отрицательного результата — 82,3%.

Значения коэффициентов поглощения инфракрасного излучения сывороткой крови, соответствующие доброкачественным опухолям, лежали в промежутке 0,07595±0,0076; значения коэффициентов поглощения инфракрасного излучения сывороткой крови, соответствующие злокачественным опухолям, лежали в промежутке 0,09431±0,0082.

Графики теоретических нормальных распределений поглощения сыворотки крови для доброкачественных и злокачественных опухолей представлены на рис. 2. Построение выполняли стандартным методом после табулирования известной формулы для плотности вероятности по закону Гаусса:

Рис. 2. Теоретические нормальные распределения коэффициентов поглощения для сыворотки крови для доброкачественных (1) и злокачественных (2) опухолей на частоте 1650 см–1. Штриховкой показаны границы стандартных отклонений.

Точка разделения между значениями коэффициентов поглощения сыворотки крови доброкачественной и злокачественной опухоли соответствует уровню поглощения Xр=0,085.

Клинический пример 1

Больная Е., 1957 г. р., находилась на стационарном лечении в отделении общей онкологии с диагнозом: гигантоклеточная опухоль типичного строения верхней трети правой бедренной кости 1-й кл. гр. Больную беспокоила боль в правом тазобедренном суставе. Выполнены рентгенография правого бедра в прямой проекции (рис.

3), компьютерная томография и сцинтиграфия скелета (накопление РФП 315%). Заключение: больше данных за хондрому верхней трети правой бедренной кости. Проведена инфракрасная спектроскопия сыворотки крови (рис. 4). Заключение: коэффициент поглощения на длине волны карбонильной группы (1650 см–1) равен 0,07975.

Больной выполнена резекция верхней трети правой бедренной кости, обработка зоны резекции потоком низкотемпературной плазмы аргоноплазменной установкой в режиме коагуляции мощностью 100 Вт, комбинированная реконструкция: аутопластика фрагментом гребня крыла правой подвздошной кости + цементопластика, блокированный интрамедуллярный остеосинтез гамма-стержнем.

Гистологическое плановое исследование: гигантоклеточная опухоль типичного строения.

Рис. 3. Рентгенограмма гигантоклеточной опухоли типичного строения бедренной кости (локализация опухоли выделена).

Рис. 4. Спектральная зависимость поглощения ИК-излучения сывороткой крови (пик поглощения карбонильной группы С=О выделен, длина волны 1650 см–1).

Клинический пример 2

Больной М., 1963 г. р., находился на стационарном лечении в отделении общей онкологии с диагнозом: злокачественная остеобластокластома левой лонной кости pT2N0M0 II стадии 3-й кл. гр.

Больного беспокоила боль в левой паховой области, усиливающаяся при ходьбе. Выполнена рентгенография костей таза в прямой проекции (рис. 5). Заключение: опухоль левой лонной кости.

При инфракрасной спектроскопии сыворотки крови коэффициент поглощения на длине волны карбонильной группы (1650 см–1) равен 0,09224 (рис. 6). Выполнена открытая биопсия. Гистологическое плановое исследование: гигантоклеточная опухоль.

Для определения степени злокачественности проведено ИГХ-исследование. Индекс пролиферативной активности Ki-67 равен 8%, что соответствует злокачественному варианту гигантоклеточной опухоли.

Рис. 5. Рентгенограмма злокачественной гигантоклеточной опухоли левой лонной кости (локализация опухоли выделена).

Рис. 6. Спектральная зависимость поглощения ИК-излучения сывороткой крови (пик поглощения карбонильной группы С=О выделен, длина волны 1650 см–1).

В качестве главной цели настоящего исследования рассматривался поиск дополнительного диагностического метода, который бы мог дополнить стандартный набор инструментальных исследований, снизить долю ложноположительных результатов за счет повышения специфичности диагностики и долю ложноотрицательных результатов за счет повышения чувствительности.

В реальной клинической практике это позволило бы не проводить необязательные открытые биопсии или, наоборот, гиподиагностику.

Этой цели удалось добиться за счет применения в комплексе со стандартным набором инструментальных исследований инфракрасной спектроскопии сыворотки крови.

При анализе статистических данных мы руководствовались рассчитанным показателем точки разделения Хр=0,085 в коэффициентах поглощения, соответствующих доброкачественной и злокачественной опухоли кости. Диагноз злокачественной опухоли мы ставили при коэффициентах поглощения X≥0,085, диагноз доброкачественной опухоли — при X

Источник: https://www.mediasphera.ru/issues/onkologiya-zhurnal-im-p-a-gertsena/2015/1/332305-218X2015019

Лучевая диагностика гепатоцеллюлярного рака

Изоэнзимные спектры.: Для дифференциальной диагностики в онкологии могут быть использованы

Гепатоцеллюлярный рак является наиболее распространённой первично злокачественной опухолью печени. Он чаще всего возникает на фоне цирроза как алкогольной, так и вирусной этиологии.

ГЦР является пятым по распространённости злокачественным новообразованием в мире и третьей по частоте причиной смерти от рака (после рака лёгких и желудка).

Заболеваемость ГЦР растет, что в значительной степени объясняется повышением уровня инфицированности гепатитом С.

К факторам риска относятся: 

  • инфицированность гепатитом B (HBV): 10% 5-летний кумулятивный риск;
  • инфицированность гепатитом С (HCV): 30% 5-летний совокупный риск;
  • алкоголизм: 8% 5-летний кумулятивный риск;
  • билиарный цирроз: 5% 5-летний кумулятивный риск;
  • врождённая атрезия желчных путей;
  • контакт с некоторыми токсическими веществами (афлотоксины), а также потребление лекарственных средств (метилдофа, изониазид, цитостатики и т. д.);
  • врождённые нарушения обмена веществ: 
  • гемохроматоз: 20% 5-летний кумулятивный риск,
  • дефицит альфа-1-антитрипсина,
  • дефицит галактозо-1-фосфат-уридилтрансферазы,
  • болезни накопления гликогена типа 1,
  • болезнь Вильсона,
  • тирозинемия типа I; 

ГЦР обычно диагностируется в среднем возрасте или у пожилых (в среднем 65 лет) и чаще встречается у мужчин (в 75% случаев).

Однако опухоль также может встречаться в педиатрической практике; это вторая по распространённости у детей первично-злокачественная опухоль печени после гепатобластомы.

Так как ГЦР чаще всего проявляется на фоне цирроза, не лишним будет описать типичную КТ/МРТ картину этого заболевания.

Общими для всех методов признаками являются: 

  • гетерогенность структуры по типу мелко-/крупноочаговой нодуллярности (за счёт присутствия регенераторных узлов) или септальной перестройки;
  • сегментарная гипертрофия/атрофия: 
  • гипертрофия хвостатой доли и боковых сегментов левой доли (сегменты II и III),
  • атрофия задних сегментов (VI и VII) правой доли; 
  • могут определяться спленомегалия, асцит. 

При КТ

  • регенераторные узлы (большинство) изоденсны остальной ткани печени;
  • сидерические узлы (меньшинство) гиперденсы вследствие накопления в них железа;
  • может определяться неровность края печени;
  • признаки портальной гипертензии: 
  • расширение портальной вены;
  • портальный венозный тромбоз. 

При МРТ

  • на T1 обычно изоинтенсивны, иногда слегка гиперинтенсивны,  не наблюдается артериального накопления и «вымывания»;
  • на T2: обычно изоинтенсивны, гипоинтенсивные сидерические узлы; 
  • узлы низкой степени дисплазии будут напоминать регенераторные узлы;
  • узлы высокой степени дисплазии очень схожи с высокодифференцированым ГЦР небольших размеров — отличить их бывает невозможно даже при гистологическом исследовании. 

Рисунок 1 | На четырехфазной КТ продемонcтрирована типичная картина гепатоцелюлярного рака.

На фоне нерезко выраженых цирротических изменений в виде гетерогенности структуры и неровности контуров печени визуализуется крупное (более 2 см) образование, изоденсное в нативную фазу.

В артериальную фазу оно демонстрирует гетерогенное накопление контраста (выше чем паренхима печени). Структура мозаичная, в центре образования участок пониженной плотности – вероятно, центральный некроз. Вокруг образования гиперденсный ободок, выраженый в портовенозную фазу.

В отсроченной фазу образование гиподенсно по отношению к окружающей паренхиме печени.

Морфологически ГЦР может быть представлен очаговой, многоочаговой и диффузной формами. В большинстве случаев он не проявляется какими-либо симптомами на фоне уже имеющихся симптомов цирроза. Поэтому важно скрининговое наблюдение для пациентов с циррозом и гепатитами С и В — оно позволяет выявлять ГЦР на ранней стадии. 

Радиологами часто используется система LI-RADS (Liver Imaging Reporting and Data System), которая содержит стандартную терминологию и специально разработана для определения рисков ГЦР и дифференциальной диагностики ГЦР с другими злокачественными образованиями (в частности, с внутрипечёночной холангиокарциномой) у пациентов с циррозом печени. В LI-RADS выделяют основные и дополнительные критерии. Основные критерии: 

  • гиперинтенсивность (накопление) в артериальную фазу, или изо- или гипоинтенсивность в артериальную фазу; 
  • диаметр:

Источник: https://medach.pro/post/1282

Иммуногистохимические маркеры (тиреоглобулин,MUC1,B-катенин и циклин D1)и статус онкогена BRAF в дифференциальной диагностике гистологических вариантов папиллярного рака щитовидной железы Шкурко Олеся Александровна

Изоэнзимные спектры.: Для дифференциальной диагностики в онкологии могут быть использованы

к диссертации

Введение

ГЛАВА I. Морфологические, иммуногистохимические и молекулярно-биологические подходы к диагностике и оценке потенциала злокачественности различных вариантов папиллярного рака щитовидной железы (обзор литературы) 10

1.1. Краткая морфологическая характеристика различных вариантов папиллярного рака щитовидной железы 11

1.2. Иммуногистохимические маркеры, связанные с агрессивностью биологического поведения опухоли 20

1.3. Молекулярно-генетические особенности различных гистологических вариантов папиллярного рака щитовидной железы

ГЛАВА II. Общая характеристика материала и методов исследования 36

ГЛАВА III. Анализ значимости иммуногистохимических маркеров в дифференциальной диагностике и оценке потенциала злокачественности различных вариантов папиллярного рака щитовидной железы (результаты собственных исследований) 41

3.1. Анализ морфологических особенностей различных вариантов папиллярного рака щитовидной железы 41

3.2. Диагностическое значение экспрессии тиреоглобулина, MUC1, В-катенина и циклина D1 клетками различных вариантов папиллярного рака щитовидной железы 57

3.3. Особенности экспрессии MUC1, В-катенина и циклина D1 в опухолях различного размера, инвазивных свойств и метастатического потенциала 74

3.4. Связь статуса онкогена BRAF с гистологическим строением опухоли, гиперэкспрессией MUC1, аберрантной экспрессией В-катенина и гиперэкспрессией циклина D1 84

ГЛАВА IV. Обсуждение полученных результатов 90

Заключение 102

Выводы 104

Практические рекомендации список литературы

Введение к работе

АКТУАЛЬНОСТЬ ТЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ. В настоящее время существует множество морфологических вариантов папиллярного рака щитовидной железы (ПРЩЖ), отличающихся особенностями гистологического строения, различной степенью злокачественности и клиническими проявлениями.

В последнем издании Международной гистологической классификации опухолей щитовидной железы экспертами Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ) выделено 15 вариантов папиллярного рака [89]. Вероятно, что этими вариантами не исчерпывается список возможных морфологических типов строения ПРЩЖ.

С другой стороны, остается открытым вопрос о причинах выраженного многообразия клинических проявлений даже при одинаковом гистологическом строении опухолей.

И если морфологическому описанию различных гистотипов ПРЩЖ и их корреляции с клиническим течением посвящено достаточно большое число исследований, то изучению молекулярно-генетических и иммуногистохимических маркеров, которые служили бы задачам дифференциальной диагностики ПРЩЖ и объяснению причин столь широкого диапазона возможностей биологического поведения рака от латентно текущих микрокарцином до агрессивных опухолей с регионарными и отдаленными метастазами, уделено пока недостаточно внимания. В последние годы наряду с общепринятыми маркерами, связанными со способностью клеток ПРЩЖ синтезировать и накапливать белковые продукты (тиреоглобулин) [29], для дифференциальной диагностики все чаще используют иммуногистохимические реакции с антителами к тиреопероксидазе [4, 58], факторам адгезии клеток (лектины, кадгерины) [4], высокомолекулярным цитокератинам [13], антигенам, связанным с пролиферацией клеток и регуляцией клеточного цикла (Ki-67, PCNA, bcl-2) [4, 20, 24], ростовым факторам (IGF, h-MET, VEGF), онкогенам и антионкогенам {BRAF, RET/РТС, р53) [1, 4, 14] и другим. Значительно меньше внимания уделено теоретической и практической (диагностической) значимости муцинов (MUC1), р-катенина и циклина D1, которые могут осуществлять передачу клеточного сигнала, например, в Wnt сигнальном пути [129, 150]. Несмотря на то, что имеются свидетельства причастности MUC1 к функционированию в опухолевых клетках ПРЩЖ МАР-киназного сигнального пути [48], пока еще отсутствуют публикации, раскрывающие возможную связь онкогенов, играющих центральную роль в МАР-киназном каскаде (BRAF), с экспрессией MUC1. Опубликованные данные о биологической роли указанных маркеров зачастую имеют противоречивый характер [41, 73, 56]. Анализ связи экспрессии Р-катенина и циклина D1 в ПРЩЖ проведен в единичных работах авторских коллективов [84, 94], а комплексные исследования связи MUC1 с особенностями экспрессии р катенина и циклина D1 опухолевыми клетками отсутствуют.

ЦЕЛЬ – изучить экспрессию белков MUC1, Р-катенина и циклина D1, в том числе в их взаимодействии и связи с мутациями онкогена BRAF, для уточнения роли в дифференциальной диагностике и оценке злокачественного потенциала различных гистологических вариантов папиллярного рака щитовидной железы.

Для достижения поставленной цели сформулированы следующие ЗАДАЧИ исследования:
1. Представить морфологическую характеристику различных гистологических типов папиллярного рака щитовидной железы в зависимости от размера первичной опухоли (макро- и микрокарциномы), инвазивных свойств, степени выраженности воспалительной инфильтрации и склероза стромы, а также метастатического потенциала.

2. Показать особенности иммуноэкспрессии клетками различных гистологических вариантов папиллярного рака щитовидной железы тиреоглобулина, MUC1, Р-катенина, циклина D1 и установить их дифференциально-диагностическую роль.

3. Изучить возможную связь экспрессии MUC1, Р-катенина, циклина D1 с потенциалом злокачественности опухоли.

4. Изучить взаимосвязь экспрессии MUC1, Р-катенина, циклина D1 друг с другом и статусом онкогена BRAF в клетках папиллярного рака щитовидной железы различного гистологического строения.

НАУЧНАЯ НОВИЗНА ИССЛЕДОВАНИЯ.

Обнаружена взаимосвязь экспрессии MUC1 с аберрантной экспрессии В-катенина и сверхэкспрессией циклина D1 в папиллярном раке обычного строения и микрокарциномах с обычным типом роста, что может служить морфологическим отражением функционирования Wnt пути передачи клеточного сигнала в большинстве опухолей указанного строения. Отсутствие аналогичной взаимосвязи с точковыми мутациями BRAFT1799A, вероятно, свидетельствует об альтернативности молекулярных нарушений в разных каскадах передачи сигнала.

Установлено, что мутационный статус онкогена BRAF < связан с гистологическим типом ПРЩЖ: Точковые мутации BRAFT1/99A редко встречаются в раке солидно-фолликулярного строения, но свойственны раку из высоких и столбчатых клеток, обычному, онкоцитарному и Уортиноподобному вариантам.

Показаны морфологические (многофокусный рост, участки криброзного и морулярного строения) и иммуногистохимические особенности криброзно-морулярного рака (отсутствие или слабая очаговая экспрессия тиреоглобулина, аберрантная цитоплазматическая и ядерная экспрессия В-катенина), позволившие обосновать целесообразность выделения его в отдельную классификационную категорию.

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ. На основании полученных результатов значительно расширены существующие диагностические и дифференциально-диагностические критерии различных гистологических вариантов ПРЩЖ.

Интенсивная диффузная реакция опухолевых клеток с антителами к тиреоглобулину характерна для фолликулярного, онкоцитарного и Уортино-подобного вариантов, отсутствие или слабая очаговая реакция – для солидного компонента солиднофолликулярного варианта, рака из высоких и столбчатых клеток и криброзно-морулярного рака.

Кроме того, диагностическую ценность имеют MUC1, р-катенин и циклин D1: позитивная экспрессия этих маркеров характерна для обычного, онкоцитарного, Уортино-подобного вариантов ПРЩЖ и рака из высоких и столбчатых клеток, негативная – для фолликулярного варианта ПРЩЖ.

Дополнительным критерием дифференциальной диагностики криброзно-морулярного рака может служить аберрантная ядерная экспрессия В-катенина, которая отличает его от других гистологических типов рака с низкими уровнями экспрессии тиреоглобулина (например, солидно-фолликулярного варианта).

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ:
1. ПРЩЖ представлен гетерогенной группой новообразований, отличающихся по размеру, гистологическому строению, клеточному составу и имеющих иммуногистохимические и молекулярногенетические особенности.

2. Иммуногистохимические (экспрессия MUC-1, Р-катенина и циклина D1) и молекулярно-генетические маркеры (статус онкогена BRAF) дополняют дифференциально-диагностические признаки морфологических вариантов папиллярного рака.

Цитоплазматическая экспрессия MUC1 и точковые мутации BRAF ' характерны для обычного, онкоцитарного, Уортино-подобного вариантов и рака из высоких и столбчатых клеток. Аберрантная цитоплазматическая и ядерная экспрессия р-катенина обнаружена в криброзно-морулярном 3.

Не обнаружено связи повышенной экспрессии MUC-1, циклина D1,

Источник: http://www.dslib.net/vnutrennie-bolezni/immunogistohimicheskie-markery-i-status-onkogena-braf-v-differencialnoj.html

Medic-studio
Добавить комментарий