КОМПЕТЕНТНЫЙ ПАЦИЕНТ: Компетентный пациент – элемент модели информированного согласия,

Принцип информированного согласия

КОМПЕТЕНТНЫЙ ПАЦИЕНТ:  Компетентный пациент – элемент модели информированного согласия,

«Опекунская» модель отношений между людьми теряет свои позиции в общественной жизни. Взяв старт в политике, идея партнерства проникла в самые сокровенные уголки жизни человека.

Не осталась в стороне и медицина. Патернализм, традиционно царивший в медицинской практике, уступает место принципу сотрудничества. Нравственная ценность автономии оказалась столь высока, что благодеяние врача вопреки воле и желанию пациента ныне считается недопустимым.

Центром движения за права пациентов явилась больница, символизирующая всю современную медицину с ее разветвленностью, насыщенной разнообразной аппаратурой и – повышенной уязвимостью пациента.

Американская ассоциация больниц стала активно обсуждать вопросы прав пациентов и одобрила билль о правах пациентов в конце 1972 г. Среди прав пациента, принятых Американской ассоциацией больниц, первостепенное значение имеет право на информацию, необходимую для информированного согласия.

Под информированным согласием понимается добровольное принятие пациентом курса лечения или терапевтической процедуры после предоставления врачом адекватной информации. Можно условно выделить два основных элемента этого процесса: 1) предоставление информации и 2) получение согласия. Первый элемент включает в себя понятия добровольности и компетентности.

Врачу вменяется в обязанность информировать пациента:

1) о характере и целях предлагаемого ему лечения;

2) о связанном с ним существенном риске;

3) о возможных альтернативах данному виду лечения.

С этой точки зрения понятие альтернативы предложенному лечению является центральным в идее информированного согласия.

Врач дает совет о наиболее приемлемом с медицинской точки зрения варианте, но окончательное решение принимает пациент, исходя из своих нравственных ценностей.

Таким образом, доктор относится к пациенту как к цели, а не как к средству для достижения другой цели, даже если этой целью является здоровье.

Особое внимание при информировании уделяется также риску, связанному с лечением. Врач должен затронуть четыре аспекта риска: его характер, серьезность, вероятность его материализации и внезапность материализации.

В некоторых штатах Америки законодательные акты содержат перечни риска, о котором врач должен информировать пациента.

Но одновременно с этим встает вопрос: Как и в каком объеме информировать пациента? В последнее время большое внимание получает «субъективный стандарт» информирования, требующий, чтобы врачи, насколько возможно, приспосабливали информацию к конкретным интересам отдельного пациента.

С точки зрения этики, «субъективный стандарт» является наиболее приемлемым, так как он опирается на принцип уважения автономии пациента, признает независимые информационные потребности и желания лица в процессе принятия непростых решений.

В начальный период формирования доктрины информированного согласия основное внимание уделялось вопросам предоставления информации пациенту. В последние годы ученых и практиков больше интересуют проблемы понимания пациентом полученной информации, а также достижение согласия по поводу лечения.

Добровольное согласие – принципиально важный момент в процессе принятия медицинского решения. Добровольность информированного согласия подразумевает неприменение со стороны врача принуждения, обмана, угроз и т.п. при принятии решения пациентом.

В связи с этим можно говорить о расширении сферы применения морали, моральных оценок и требований по отношению к медицинской практике. Правда, пусть жестокая, сегодня получает приоритет в медицине.

Врачу вменяется в обязанность быть более честным со своими пациентами.

Под компетентностью в биоэтике понимается способность принимать решения. Выделяются три основных стандарта определения компетентности:

1) способность принять решение, основанное на рациональных мотивах;

2) способность прийти в результате решения к разумным целям;

3) способность принимать решения вообще.

Таким образом, основополагающим и самым главным элементом компетентности является следующий: лицо компетентно, если и только если это лицо может принимать приемлемые решения, основанные на рациональных мотивах. Именно поэтому проблема компетентности особенно актуальна для психиатрии.

Существует две основные модели информированного согласия – событийная и процессуальная.

В событийной модели принятие решения означает событие в определенный момент времени. После оценки состояния пациента врач ставит диагноз и составляет рекомендуемый план лечения.

Заключение и рекомендации врача предоставляются пациенту вместе с информацией о риске и преимуществах, а также о возможных альтернативах и их риске и преимуществах.

Взвесив полученную информацию, пациент обдумывает ситуацию, и затем делает приемлемый с медицинской точки зрения выбор, который в наибольшей степени соответствует его личным ценностям.

Смотрите также

Атеросклероз как медико-социальная проблема
Атеросклероз –  хроническое сердечно-сосудистое заболевание лиц преимущественно пожилого возраста. Характеризуется уплотнением артериальной стенки за счет разрастания соединительной ткани, сужен …

Трепетание предсердий
Трепетание предсердий – регулярное сокращение предсердий с частотой около 250 – 350 ударов в минуту. Желудочковый ритм при этом может быть регулярным или нерегулярным. Частота и регулярность желудо …

Бронхопневмония: этиология, патогенез и патологическая анатомия
Понятие бронхопневмония объединяет разнообразные по этиологии, клинике и патогенезу воспалительные изменения легочной ткани. В отличие от крупозной пневмонии, воспалительные изменения в легких при оча …

Источник: http://www.strongmed.ru/docs-749-1.html

Компетентный пациент

КОМПЕТЕНТНЫЙ ПАЦИЕНТ:  Компетентный пациент – элемент модели информированного согласия,

⇐ Предыдущая45678910111213Следующая ⇒

Компетентный пациент – элемент модели информированного согласия, обозначающий пациента, способного к принятию добровольного, осознанного решения.

Согласие (отказ) компетентного пациента на (от) медицинское вмешательство опирается на осознание цели и характера лечения, связанного с ним риска, возможных альтернативных видов лечения.

Выражение согласия или отказа пациентом производится в следующих формах: устная, письменная, поведенческая. Выбор формы выражения решения обусловливается обстоятельствами принятия решения (например, тяжесть поражения организма, сложность оперативного вмешательства).

Стандартом в оценке компетентности пациента выступает стандарт здравого смысла. Как правило, здравого смысла достаточно, чтобы пациент постиг такие вещи как факт, что он умрет или станет больным еще больше без лечения, или, что лечение будет причинять боль и предвещает лишенную активности жизнь в течение продолжительного времени.

Компетентность пациента не должна оцениваться по образовательному уровню, по глубине понимания происходящих в его организме естественных процессов. Принять или не принять лечение в большей степени зависит от его стиля жизни, религиозных убеждений, смысло-жизненных ориентаций.

Некомпетентный пациент – это пациент, неспособный принять добровольное осознанное решение по поводу медицинского вмешательства.

Отечественное законодательство предусматривает возможность оказания медицинской помощи без согласия пациента: – возраст пациента до 15 лет (за него принимают решения близкие или законные представители); – лицо, признанное в установленном порядке недееспособным; – отказ пациента или его законного представителя от права принимать решение; – лица, страдающие заболеваниями, представляющими опасность для окружающих; – лица, страдающие тяжелыми психическими расстройствами; – лица, совершившие общественно опасные деяния (см. «Основы …», Ст. 33, 34).

В медицинской практике встречаются временно некомпетентные пациенты, согласие которых получить затруднительно, а медицинское вмешательство необходимо. Например, бессознательное состояние пациента, состояние пациента под влиянием наркотических, лекарственных средств.

КОНТРАКТНАЯ МОДЕЛЬ

Контрактная модель отношения «врач – пациент» устанавливает взаимосвязь между врачом, поставщиком медицинской услуги и пациентом, регулируемую контрактом (или свободным соглашением), заключаемым за вознаграждение.

Специфика этой модели состоит в том, что обязательства сторон вырастают только из контракта. Однако медицинская практика свидетельствует о том, что большинство врачей и пациентов желают, чтобы отношения между ними были большими, чем только контрактными.

Контрактная модель предусматривает сотрудничество и совместное принятие решений в терапевтическом процессе. Здесь не обязательно полное доверие (хотя и желательно), но необходимо согласие о целях лечения, уважение прав пациента и совести врача.

Контрактная модель в отечественных правовых и этических документах специально не выделяется. Однако она постоянно реализуется как форма отношения между врачом и пациентом (ЗЛПУ и пациентом) в платной медицине. Например, при оказании стоматологических услуг частными клиниками, кабинетами.

КОНТРАЦЕПЦИЯ

Контрацепция – способ предупреждения естественного зачатия и регулирования рождаемости. Контрацепция – один из типов ограничительного типа воздействия на репродуктивную функцию человека.

Право женщины на контрацепции. – это важнейшая составляющая ее права на охрану репродуктивного здоровья.

Широкое применение контрацепции, как свидетельствует статистика, ведет к снижению количества искусственного прерывания беременности.

Например, в Болгарии, Германии, Чехии, где охват современными видами контрацепции составляет 50-60%, количество абортов стало в 2-3 раза меньше числа родившихся (И. Мануилова, 1993, С.8).

Длительное время под влиянием христианства искусственное ограничение деторождения не поощрялось. Этическое осуждение контрацепции препятствовало мнению врачей, что предохраняющие средства – суть мера и лечебная.

Положение изменяется к концу XX века. На XIII Международном конгрессе акушеров-гинекологов (1991 г.) была предложена новая концепция здоровья и благосостояния женщины.

В соответствии с ней медицинская помощь по контрацепции занимает важное место наряду с традиционными формами.

В настоящее время существующие методы контрацепции условно разделяются на две группы. Первая – традиционная, включающая календарный, температурный методы, прерванный половой акт, механические и химические средства с локальным действием. Вторая – современные методы: оральная гормональная контрацепция, внутриматочные средства (ВМС).

По оценке специалистов, эффективность современных методов весьма высока. По сравнению с традиционными методами эффективность оральной контрацепции выше в 10-12 раз, а ВМС – в 3-7 раз.

В России, например, традиционные методы контрацепции используют свыше 50% супружеских пар, ВМС – 17% супружеских пар, в которых женщины репродуктивного возраста.

Биоэтический характер контрацепции состоит в том, что она выступает фокусом не только семейных, но и демографических, социальных, этических ценностей. В XX веке контрацепция как способ контроля рождаемости приобретает и политический характер. В 1952 г.

была создана Международная федерация планирования семьи (МФПС), целью которой являлось приобщение супружеских пар к культуре планирования семьи. Работая в шести регионах мира (Африканский, регион Индийского океана, Арабский, Восточная и Юго-Западная Азия и Океания, Западное полушарие, Европа), федерация оказывает финансовую и моральную поддержку тем странам, которые в этом нуждаются.

«Нужда» определяется демографическими показателями: уровень рождаемости, материнская смертность, детская смертность, распространенность контрацептивов.

Рассмотрение контрацепции как способа регуляции рождаемости сквозь призму государственных, общественных, международных интересов ставит непростые вопросы: – кто же в таком случае является субъектом регуляции рождаемости: женщина, государство, международные организации? – насколько этична регуляция рождаемости в масштабах государственного управления или международного контроля?

Придание контрацепции статуса государственного, а тем более, международного, чревато негативными последствиями. Вспомним хотя бы мальтузианство, которое все беды человечества связывало с «абсолютным избытком людей».

В отечественных этических и правовых документах не прописано отношение к контрацепции. Решение вопросов, связанных с использованием контрацепции, это сфера индивидуальной, семейной жизни. Значит, регулятором рождаемости выступают традиции, обычаи, модифицированные этические доктрины, религиозные взгляды.

Религиозный аспект контрацепции.

Русская православная церковь (РПЦ) выразила свою позицию по этому вопросу в «Основах социальной концепции РПЦ» (XIII, 3). Базовым тезисом, с позиций которого РПЦ оценивает контрацепцию, выступает утверждение о том, что «продолжение человеческого рода является одной из основных целей богоустановленного брачного союза».

Противозачаточные средства, которые искусственно прерывают жизнь на самых ранних стадиях, православие оценивает как аборт, а, значит, как грех и убийство. Другие средства, которые не связаны с пресечением зачавшейся жизни, считаются неабортивными, а, значит, применение их тоже грех, но не убийство.

Любой намеренный отказ от рождения детей из эгоистических побуждений православием расценивается как грех, ибо обесценивает брак.

Зарубежные православные богословы высказываются по поводу контрацепции более четко. Например, профессор православной теологии, отец Ст.

Харакас считает, что: – поскольку рождение детей является одной из целей брака, то супружеская пара поступает аморально, постоянно прибегая к методам контрацепции, если на то нет смягчающих обстоятельств; – контрацепция аморальна и тогда, когда она способствует блуду и прелюбодеянию.

Нет единодушия среди восточно-православных ученых в вопросе применения контрацепции с целью отсрочки рождения детей или ограничения их количества. Одни авторы ставят знак равенства между контрацепцией и абортом.

Для них цель брака – исключительно рождение и воспитание детей. Любые другие проявления сексуальной активности, по их мнению, есть только сладострастие и потакание плоти. Другие православные авторы ставят под сомнение исключительную направленность брака на деторождение.

Они рассматривают сексуальные отношения мужа и жены как один из аспектов их возможного духовного роста в любви и единстве.

Такая точка зрения, безусловно, поддерживает применение контрацепции с целью отсрочки рождения детей и ограничения их числа, дабы предоставить большую свободу супружеской чете для проявления их взаимной любви.

Иудаизм подразделяет методы контрацепции от наименее до наиболее нежелательных, начиная от оральных контрацептивов, которые, как считается, не препятствуют нормальному процессу оплодотворения, и заканчивая презервативом или прерванным половым актом, что является действительным вмешательством в этот процесс. Реформистская позиция в иудаизме оставляет целиком на усмотрение заинтересованной супружеской пары все вопросы, касающиеся планирования семьи, в том числе решение иметь ли детей вообще. Ортодоксальная позиция настаивает на принятии минимального требования иметь одного сына и одну дочь.

МЕДИЦИНА

Медицина. Слово «медицина» – производное от корней двух различных языков: 1 – латинск.: «mеdicina» – лечить и отравлять, «medikamen» – медикамент и яд; 2 – корень слова «медицина» индоевропейский «med» – середина, мера. Смысл слова в этом случае означает нахождение меры исцеления как действия между чудом и знанием.

Как понятие, «медицина» – это система научных знаний и практической деятельности, целью которых является укрепление и сохранение здоровья, продление жизни людей, предупреждение и лечение болезней человека» (БМЭ. М., 1980. Т.14).

Понятие «медицина» нельзя отождествлять с понятием «здравоохранение». «Здравоохранение» – более широкое понятие, означающее «систему социально-экономических и медицинских мероприятий, имеющих целью сохранить и повысить уровень здоровья каждого отдельного человека и населения в целом» (БМЭ. М.,1978. Т.8).

Основными функциями медицины в обществе являются диагностика, лечение, профилактика заболеваний. Высшей целью медицины выступает здоровье. Значение здоровья в жизни человека высоко оценивали уже древние мудрецы. Сократ говорил: «Здоровье – это еще не все, но все без здоровья – ничто!».

Развитие медицины носит глубоко исторический характер. До начала ХХ века, по мнению Г. Сигериста, медицина осуществляла преимущественно лечебную функцию. В XX столетии, со времени возникновения СССР наступает период профилактической медицины. Опыт здравоохранения СССР перенимают даже капиталистические страны. Например, Великобритания с 1948 г.

национализирует свое здравоохранение.

В прошлом столетии медицина развитых стран пережила две эпидемиологические революции (20-30-е годы и середина 60-70-х годов соответственно), завершившихся исключением из списка болезней, определяющих смертность населения (излечимые), оставив лишь принципиально неизлечимые, фатальный исход которых может быть отсрочен.

Отечественная медицина, выстроенная на принципах государственности, бесплатности, плановости, общедоступности и достигшая серьезных успехов во многих областях, особенно в профилактике, к середине 70-х годов прошлого века обнаруживает негативные тенденции развития: изменяется характер картины смертности, ухудшаются показатели, засекречивается медицинская информация о числе уродств среди новорожденных в районах культивирования хлопка и др.

В ХХI век отечественная медицина вошла, пересматривая принципы организации, медленно, но неуклонно осваивая рыночные формы организации своей деятельности и новейшие технологии (например, позитронно-эмиссионная томография).

Финансирование здравоохранения, тем не менее, недостаточное. По оценкам Всемирной организации здравоохранения, минимальная величина средств, направляемых на здравоохранение в современных условиях, должна составлять не менее 6% ВВП страны.

В отечественное здравоохранение в последние годы направлялось около 4% ВВП. Потребность же ЛПУ в современных видах техники покрывается лишь на 50-55%, а по ряду наименований медицинского оборудования и инструментов – только на 20-22% (Аргументы и факты.

2003. № 47).

Кризисное положение касается и медицины развитых стран.

Его симптомы проявляются все четче и четче: – растущая дороговизна медицинских услуг; – постарение населения; – сегодняшнее лечение не столько приводит к лечению, сколько увеличивает число людей с хроническими заболеваниями; – противоречие между специализацией и доступностью медицинской помощи; – появление новых болезней (например, синдром «кормящего кармана», феномен «сухого глаза», лихорадка Эбола и др.). Движение вперед для современной медицины достигается все с большими затратами: чтобы увеличить прирост средней продолжительности жизни на 1 год, требуется около 10 лет экономического и медицинского прогресса. Прав великий Конфуций: «Будущее приходится волочить медленными шагами».

В медицинской практике выделяют три стороны: объектно-вещную (техника, технологии), социально-институциональную, морально-этическую. Стремительное внедрение в медицину новейших достижений изменяет коренным образом не только объектно-вещную сторону, но и морально-этическую, т.е. ту, которая и составляет проблемное поле биоэтики.

МЕДИЦИНСКАЯ ТАЙНА

В отечественной литературе традиционно используется термин «врачебная тайна». В последние годы чаще пишут о медицинской тайне. Различие не принципиальное, но все же существует.

По нашему мнению, термин «врачебная тайна» указывает, во-первых, на то, что сведения, составляющие тайну, возникают чаще всего из отношения «врач-пациент» и, во-вторых, первым, кто посвящается в эту тайну, является врач. В случае «медицинской тайны» акцент ставится на то, что носителями конфиденциальной информации выступают не только врачи.

Ими могут быть фармацевтические работники, средний медперсонал, технические работники (статистики, программисты и операторы ЭВМ), работники органов дознания, студенты-практиканты.

Медицинская тайна имеет ту же длительную историю, что и сама медицина. С самого начала медицинская тайна содержала в себе глубокое доверие пациента врачу. Древнейший индийский литературный источник «Аюрведы» констатирует: «Можно страшиться брата, матери и друга, но врача – никогда, ибо он для больного и отец, и мать, и друг, и наставник». Как мы видим, доверие к врачу ценилось очень высоко.

Письменное закрепление медицинская тайна получает в «Клятве Гиппократа» (V-IV в.в. до н.э.): «Что бы при лечении – а также и без лечения – я не увидел или не услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной».

Следует обратить внимание на тот факт, что в Клятве выпажено не только требование обязательного сохранения врачебной тайны, но и указано на то, что содержанием этой тайны могут быть сведения и немедицинского характера.

С тех далеких времен медицинская тайна как этическая норма составляет преемственную связь в развитии международных и национальных кодексов, клятв, деклараций.

Отношение к медицинской тайне в отечественном здравоохранении претерпело определенную эволюцию. До 1917 г. врачебное сообщество твердо выполняло прописанную норму. В «Факультетском обещании русских врачей» (ХIХ в.

) говорилось: «Свято хранить вверяемые мне семейные тайны и не употреблять во зло оказываемого мне доверия». После революции (октябрь 1917 г.) новое государство в лице первого наркома здравоохранения РСФСР Н.

Семашко, посчитало врачебную тайну буржуазным пережитком: «Мы держим курс на полное уничтожение врачебной тайны. Врачебной тайны не должно быть. Это вытекает из нашего основного лозунга: «болезнь – не позор, а несчастье…. Каждый врач должен сам решать вопрос о пределах этой тайны».

В этих словах медицинская тайна приобретает релятивистский характер, так как устраняется общее требование по ее сохранению, а ее выполнение ставится в зависимость от культуры, опыта отдельного врача.

В специальной и общей литературе дискутировались и другие точки зрения на тайну. Догматическая, которую отстаивал известный клиницист В.А. Манассеин. Он считал, что врачебная тайна никогда, ни при каких условиях не должна быть разглашена.

Диалектическая – ее защищал и обосновывал врач по образованию и писатель по призванию В.В. Вересаев. В «Записках врача» он отстаивал тезис о том, что врач обязан хранить вверенную ему пациентом тайну.

Но если сохранение тайны грозит вредом обществу, окружающему больного, то врач имеет право на разглашение тайны.

Позднее, в этических документах закрепляется диалектическая точка зрения на медицинскую тайну. Принимавшие Присягу врача Советского Союза торжественно клялись «хранить врачебную тайну», в «Этическом кодексе российского врача» (1994 г.) закреплено требование обязательного сохранения медицинской тайны (Ст. 9,13).

Морально-этический смысл медицинской тайны заключается в доверии, связывающим пациента и врача; в том, что она есть проявление профессионального долга врача (медицинского работника);в том, что ее исполнение есть одна из модификаций принципа «не вреди!».

Правовой аспект. В истории медицины правовое регулирование медицинской тайны, в отличие от морально-этического, возникает в XIX веке. Во Франции Уголовный кодекс (1810 г.) предусматривал наказание за умышленное разглашение врачебной тайны, в России «Уложением о наказаниях» (1845 г.

) также предусматривалась ответственность за намеренное разглашение врачебной тайны. В СССР Постановлением ВЦИК и СН РСФСР «О профессиональной работе и правах медицинских работников» (1924 г.) закреплялось требование к врачам о сохранении врачебной тайны. Тем самым остальные медработники не были связаны обязательством сохранения тайны.

Эта же норма перешла в законодательство 1969 г.

Правовое регулирование медицинской тайны обеспечивается Федеральными законами. В Конституции РФ (Ст. 23) говорится о том, что «каждый имеет право на неприкосновенность личной жизни, личную и семейную тайну». Нарушение допускается лишь на основании судебного решения.

Непосредственно о медицинской тайне говорит Ст. 61 «Основ….

», по которой во врачебную тайну входит «информация о факте обращения за медицинской помощью, состоянии здоровья гражданина, диагнозе его заболевания и иные сведения, полученные при его обследовании и лечении».

Под «иными» сведениями специалистами понимаются сведения о семейной и интимной жизни, о факте удочерения или усыновления, о состоянии здоровья родственников, а также сведения немедицинского характера: наличие завещания, ценностей, коллекций.

Источник: https://vikidalka.ru/2-4465.html

Правило информированного согласия

КОМПЕТЕНТНЫЙ ПАЦИЕНТ:  Компетентный пациент – элемент модели информированного согласия,

«Информированное согласие пациента является непреложным условием проведения любого медицинского вмешательства» (Декларация о политике в области обеспечения прав пациента в Европе, 1994).

Цели и суть правила:

– обеспечить уважительное отношение к пациенту или испытуемому как к автономной личности;

– минимизировать возможность морального или материального ущерба пациенту или испытуемому;

– повышение чувства ответственности медицинских работников за моральное и физическое благополучие пациентов или испытуемых.

Правило информированного согласия призвано обеспечить уважительное отношение к пациентам или испытуемым в биомедицинских экспериментах как к личностям, а также, разумеется, минимизировать угрозу их здоровью, социально-психологическому благополучию и моральным ценностям вследствие недобросовестных или безответственных действий специалистов.

Хирургические операции, химиотерапия, длительная госпитализация и многие другие виды медицинского вмешательства могут оказывать серьезное влияние на возможности реализации жизненных планов человека.

Применение правила информированного согласия обеспечивает активное участие пациента в выборе методов лечения, оптимальных не только с медицинской точки зрения, но и с точки зрения жизненных ценностей самого человека.

Согласно этому правилу, любое медицинское вмешательство (в том числе и привлечение человека в качестве испытуемого в биомедицинское исследование) должно как обязательное условие включать специальную процедуру получения добровольного согласия пациента или испытуемого на основе адекватного информирования о целях предполагаемого вмешательства, его продолжительности, ожидаемых положительных последствиях для пациента или испытуемого, возможных неприятных ощущениях (тошнота, рвота, боль, зуд и т.д.), риске для жизни, физического и/или социопсихологического благополучия.

Необходимо также информировать пациента о наличии альтернативных методов лечения и их сравнительной эффективности. Существенным элементом информирования должна быть информация о правах пациентов и испытуемых в данном лечебно-профилактическом или научно-исследовательском учреждении и способах их защиты в тех случая, когда они так или иначе ущемлены.

Каковы цели применения в медицинской практике и биомедицинских исследованиях правила информированного согласия?

Согласно Бичампу и Чилдресу, их три:

1. Обеспечить уважительное отношение к пациенту или испытуемому в биомедицинском исследовании как к автономной личности, которая вправе осуществлять свободный выбор и контролировать все процедуры или действия, осуществляемые в процессе лечения или научного исследования с его телом.

2. Минимизировать возможность морального или материального ущерба, который может быть причинен пациенту вследствие недобросовестного лечения или экспериментирования.

3. Создать условия, способствующие повышению чувства ответственности медицинских работников и исследователей за моральное и физическое благополучие пациентов и испытуемых.

Следует также отметить важность получения информированного согласия для социально-психологической адаптации к новым условиям жизни, которые могут возникнуть как следствие медицинского вмешательства.

В практике действительно между врачом и пациентом складывается ситуация естественного неравенства. Больной, не обладая специальными медицинскими знаниями, доверяет врачу свою жизнь. Но врач сам не застрахован от медицинских ошибок.

Правовая защита пациента нивелирует это неравенство, и принцип добровольного информированного согласия закрепляет новые нормы взаимоотношений между врачом и пациентом.

В настоящее время правило получения информированного согласия пациентов и тех, кто привлекается к участию в клинических испытаниях или медико-биологических исследованиях, стало общепризнанной нормой.

В Конституции Российской Федерации в главе 2, статье 21 записано следующее положение: “Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным испытаниям”.

В “Основах законодательства РФ об охране здоровья граждан” это положение конкретизируется в статьях 43 и 32. Статья 43 гласит: “Любое биомедицинское исследование с привлечением человека в качестве объекта может проводиться только после получения письменного согласия гражданина.

Гражданин не может быть принужден к участию в биомедицинском исследовании.

При получении согласия на биомедицинское исследование гражданину должна быть предоставлена информация о целях, методах, побочных эффектах, возможном риске, продолжительности и ожидаемых результатах исследования. Гражданин имеет право отказаться от участия в исследовании на любой стадии”.

Статья 32 распространяет принцип информированного согласия на случаи медицинского вмешательства: “Необходимым предварительным условием медицинского вмешательства является информированное добровольное согласие гражданина”.

Согласие на медицинское вмешательство несовершеннолетних (до 15 лет) или недееспособных лиц получается от их законных представителей.

В экстренных случаях, когда состояние пациента не позволяет ему выразить свою волю, вопрос о медицинском вмешательстве решается либо консилиумом специалистов, либо лечащим (дежурным) врачом с последующим уведомлением администрации лечебно-профилактического учреждения.

Понятие добровольного информированного согласия закрепляет обязанность врача информировать пациента, а также уважать неприкосновенность частной жизни пациента, быть правдивым и хранить врачебную тайну с одной стороны, но с другой стороны этот принцип обязывает врача принять субъективное решение пациента к исполнению. Некомпетентность больного может сделать такую модель взаимоотношения между врачом и пациентом бесплодной и даже вредной для самого пациента, а также вызвать отчуждение между больным и врачом.

Положительная особенность добровольного информированного согласия в том, что она направлена на защиту пациента от экспериментальных и испытательных намерений врача и исследователя, на снижение риска нанесения морального или материального ущерба. В то же время в ситуации, когда наступил вред, хотя было оформлено добровольное информированное согласие между врачом и пациентом, оно является формой защиты врача, ослабляя правовые позиции пациента.

«В связи с этим необходимо подчеркнуть, что современная медицина – это в значительной мере медицина исследований, экспериментов и клинических испытаний, проводимых на животных и на человеке.

Сегодня этика биомедицинских экспериментов – отнюдь не один лишь перечень благих пожеланий.

Существуют выработанные и проверенные практикой нормы проведения таких экспериментов, а также структуры и механизмы, позволяющие достаточно жестко контролировать соблюдение этих норм.

Своеобразным «механизмом» такого контроля в большинстве стран мира стали сегодня так называемые этические комитеты, создаваемые в научно-исследовательских учреждениях, которые проводят эксперименты на человеке и на животных.

На сегодняшний день существует достаточно большое количество нормативных документов, разработанных и принятых различными международными организациями, которые, собственно говоря, и являются руководством, на которые должны опираться в своей деятельности члены этических комитетов» (Биомедицинская этика. Сб. статей под ред.

Акад. В. Покровского М. 1997 с. 9-12). В первую очередь это «Нюрнбергский Кодекс» (1947 года), «Хельсинская декларация» (принятая на 18-ой сессии Всемирной медицинской ассамблеи 1964 года), «Конвенция о защите прав и достоинства человека в связи с применением достижений биологии и медицины: Конвенция о правах человека и биомедицине» Совета Европы (принята в 1996 году).

Для обстоятельного обсуждения правила информированного согласия удобно использовать предложенное Бичампом и Чилдресом теоретическое разложение данного принципа на составляющие элементы. С этой точки зрения структура правила имеет следующий вид:

1. “Пороговые” элементы (предварительные условия):

а) компетентность пациента (в смысле понимания и принятия решения), б) добровольность принятия решения”.

2. Информационные элементы:

а) процедура передачи существенной информации, б) предложение рекомендаций (планов действия), в) акт понимания.

3. Элементы согласия:

а) принятие решения (в пользу некоторого плана), б) авторизация (определенного плана).

Компетентность пациента или испытуемого является необходимым предварительным условием участия в процедуре получения информированного согласия.

КОМПЕТЕНТНОСТЬ информированного согласия подразумевает принятие решения в условиях действительно имеющихся и понимаемых пациентом знаний о предстоящем медицинском вмешательстве. По сути, это способность пациента принимать решения.

Безусловно, все пациенты обладают различным уровнем познаний в сфере медицины.

Известное выражение о том, что каждый больной – профессор своей болезни, не может быть принято за основу при разрешении проблемы предоставления информации относительно конкретного заболевания, операции, диагностической процедуры.

Интересно, что законодательство большинства штатов США взяло за основу вариант информированного согласия, при котором сведения, предоставляемые пациенту, находятся на уровне общепринятой клинической практики.

Конечно, это делает всю процедуру более стандартизованной, однако возникают сомнения относительно понимания пациентами врача, особой медицинской терминологии и т. п.

В этой связи можно согласиться с мнением авторов статьи в журнале «Врач», которые на вопрос: понимают ли пациенты врача, отвечают: «На этот вопрос можно ответить сразу: большинство либо не понимают, либо понимают неправильно».

Выходом из данной ситуации может явиться применение в целях получения информированного согласия стандарта информирования (применительно к каждому медицинскому вмешательству), состоящего из двух блоков: общего и частного.

На примере терапевтического заболевания общая часть должна содержать информацию о сути патологии, общепринятых в настоящее время вариантах диагностики, принципах лечения, осложнениях самого заболевания и его терапии.

Частный же блок отражает индивидуальный подход к данному конкретному больному и содержание информации зависит от возраста пациента, его пола, наследственности, наличия других заболеваний и т.д. Естественно, учитывая трудоемкость составления частного блока, она не должна быть значительной по объему.

В противном случае, как и в любом деле, хорошую задумку можно превратить в проблему. Врач не должен львиную долю своего времени тратить на составление частных блоков стандарта информированного согласия пациентов.

Закон устанавливает достаточно простое правило, предполагающее два состояния: компетентность пациента или испытуемого или некомпетентность. Некомпетентными признаются лица моложе 15 лет, а также граждане, признанные в установленном порядке недееспособными.

Право на дачу информированного согласия от недееспособного пациента передается его законным представителям.

Закон в этом смысле выражает лишь некоторый общепризнанный минимум морального нормирования, оставляя в стороне целый ряд спорных и неоднозначных с этической точки зрения ситуаций.

В частности, недостаточно учитываются права ребенка на получение информации о своем физическом и психическом состоянии и на контроль за тем, что совершается с его телом в процессе врачевания. Конечно, подросток, не достигший 15 лет, недостаточно зрел для того, чтобы без помощи взрослых принимать ответственные решения, касающиеся методов его лечения.

Но это не значит, что взрослый всегда может его полностью заменить в процессе принятия решения.

Можно ли столь категорично игнорировать личность несовершеннолетнего больного? Вероятно, более оправданным следует считать дифференцированный подход, который бы в зависимости от уровня индивидуального развития предоставлял ребенку больший или меньший объем прав участия в принятии решений по поводу своего лечения.

Такие нормы содержатся, в частности, в уже упоминавшейся Конвенции Совета Европы в ст. 6 которой говорится: “Мнение самого несовершеннолетнего следует рассматривать как фактор, значение которого возрастает с возрастом и степенью его зрелости”.

Помимо вышеобозначенных принципов, в некоторых источниках говорится о:

Праве пациента на отказ от медицинского вмешательства.

Правомочность оказания медицинской помощи и проведения медицинских исследований в случае невозможности получить пациентов и испытуемых, отзыв согласия или отказ от медицинской процедуры или участия в испытании. «Суррогатное согласие» для некомпетентного пациента. Информированное согласие ограниченно компетентных пациентов.

Принципе справедливости означает действие врача исключительно в интересах пациента независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждениям, принадлежности к различным общественным объединениям и политическим париям.

Принципе милосердия включает деятельное, отзывчивое участие в беде в разных обстоятельствах, сострадательное, заботливое отношение к пациенту, способность к самоотверженности ради помощи больному.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/2_43441_pravilo-informirovannogo-soglasiya.html

Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального

КОМПЕТЕНТНЫЙ ПАЦИЕНТ:  Компетентный пациент – элемент модели информированного согласия,

КОМПЕТЕНТНЫЙ ПАЦИЕНТ – элемент модели информированного согласия, обозначающий пациента, способного к принятию добровольного, осознанного решения.

Согласие (отказ) компетентного пациента на (от) медицинское вмешательство опирается на осознание цели и характера лечения, связанного с ним риска, возможных альтернативных видов лечения. Выражение согласия или отказа пациентом производится в следующих формах: устной, письменной, поведенческой.

Выбор формы выражения решения обусловливается обстоятельствами принятия решения (например, тяжестью поражения организма, сложностью оперативного вмешательства).

 

КОНТРАКТНАЯ МОДЕЛЬ – контрактная модель отношения «врач – пациент» устанавливает взаимосвязь между врачом, поставщиком медицинской услуги и пациентом, регулируемую контрактом (или свободным соглашением), заключаемым за вознаграждение. Специфика этой модели состоит в том, что обязательства сторон вырастают только из контракта.

Однако медицинская практика свидетельствует о том, что большинство врачей и пациентов желает, чтобы отношения между ними были большими, чем только контрактными. Контрактная модель предусматривает сотрудничество и совместное принятие решений в терапевтическом процессе. Здесь не обязательно полное доверие (хотя и желательно), но необходимо согласие о целях лечения, уважение прав пациента и совести врача.

МЕДИЦИНА – производное от корней двух различных языков: 1 – латинск.: «mеdicina» – лечить и отравлять, «medikamen» – медикамент и яд; 2 – корень слова «медицина» индоевропейский «med» – середина, мера. Смысл слова в этом случае означает нахождение меры исцеления как действия между чудом и знанием. Как понятие медицина – это система научных знаний и практической деятельности, целью которых является укрепление и сохранение здоровья, продление жизни людей, предупреждение и лечение болезней человека» (БМЭ. М., 1980. Т.14). Понятие «медицина» нельзя отождествлять с понятием «здравоохранение». «Здравоохранение» – более широкое понятие, означающее «систему социально-экономических и медицинских мероприятий, имеющих целью сохранить и повысить уровень здоровья каждого отдельного человека и населения в целом» (БМЭ. М.,1978. Т.8). Основными функциями медицины в обществе являются диагностика, лечение, профилактика заболеваний. Высшей целью медицины выступает здоровье.
МЕДИЦИНСКАЯ ТАЙНА – в отечественной литературе традиционно используется термин «врачебная тайна». В последние годы чаще пишут о медицинской тайне. Различие не принципиальное, но все же существует. По нашему мнению, термин «врачебная тайна» указывает, во-первых, на то, что сведения, составляющие тайну, возникают чаще всего из отношения «врач-пациент» и, во-вторых, первым, кто посвящается в эту тайну, является врач. В случае «медицинской тайны» акцент ставится на то, что носителями конфиденциальной информации выступают не только врачи. Ими могут быть фармацевтические работники, средний медперсонал, технические работники (статистики, программисты и операторы ЭВМ), работники органов дознания, студенты-практиканты.
МЕДИЦИНСКАЯ ЭТИКА – (греч. «ethos» – обычай, нрав, характер) – это совокупность нравственных норм профессиональной деятельности медицинских работников. Медицинская этика тесно соприкасается с деонтологией (см.: «Деонтология»). Другое значение этого термина состоит в том, что под медицинской этикой понимается учебная и научная дисциплина, объектом изучения которой выступает профессиональная медицинская мораль. Специфика медицинской этики обусловливается тем, что работники здравоохранения при исполнении своих профессиональных обязанностей имеют дело с жизнью, здоровьем пациента, его страданием и болью. Именно с этим связано гуманистическое содержание норм и принципов медицинской этики. Вместе с тем они носят исторический характер.
МЕДИЦИНСКОЕ ВМЕШАТЕЛЬСТВО – воздействие на организм человека медицинскими методами и средствами в целях профилактики, диагностики, лечения, реабилитации, научного исследования.
МЕДИЦИНСКОЕ ПРАВО – совокупность нормативных актов, определяющих организационные, структурные, общеправовые отношения при оказании лечебно-профилактической помощи людям, проведении санитарно-противоэпидемических мероприятий и иных действий, связанных с деятельностью по охране здоровья граждан.Предмет медицинского права включает в себя правоотношения при осуществлении лечебно-профилактической, санитарно-гигиенической деятельности и акты, определяющие правовой статус участников этих отношений. Система медицинского права включает в себя лечебно-профилактические, санитарно-гигиенические нормы, правовые акты, регулирующие деятельность в сфере здравоохранения. Исходные принципы отечественного медицинского права заложены в Конституции Российской Федерации (Ст. 23, 38, 41). Основополагающим правовым документом для медицинской практики являются «Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан», принятые Верховным Советом Российской Федерации 22 июля 1993 г. В этом документе определены основные принципы охраны здоровья граждан, основы организации и руководства здравоохранением, гарантии осуществления медико-социальной помощи гражданам, обязанности и права медицинских и фармацевтических работников, порядок медицинской экспертизы, ответственность за причинение вреда здоровью граждан.Наряду с «Основами…» осуществление медицинской помощи гражданам обеспечивается рядом принятых Федеральных законов: «О медицинском страховании граждан Российской Федерации» (1991 г.), «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее организации» (1992 г.), «О трансплантации органов и (или) тканей человека (1992 г.), «О донорстве крови и ее компонентов» (1993 г.), «О погребении и похоронном деле» (1995 г.), «О защите прав потребителей» (1996 г.).

МОРАЛЬ (от лат. moralis – моральный, moris – обычай) – совокупность исторически обусловленных правил, норм, обычаев, принципов существования и поведения людей, их отношений в процессе производства материальных и духовных ценностей, которые определяют их обязанности одного перед другим, к социальным группам, слоям, к обществу, выполнение которых базируется на общественной мысли.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ МЕДИЦИНСКИХ РАБОТНИКОВ – медицинские правонарушения отличаются от врачебных ошибок наличием противоправного действия (или бездействия), нанесшего вред здоровью граждан с умыслом, неосторожностью в действиях (бездействии) медперсонала. В «Основах…» указано, что в случае нарушения прав граждан в области охраны здоровья, повлекшего причинение вреда здоровью граждан или их смерть, возмещение ущерба не освобождает медицинских и фармацевтических работников от привлечения их к административной, дисциплинарной или уголовной ответственности.
ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ПАЦИЕНТА – в медицинской практике ответственность за ненадлежащее поведение может быть возложена и на пациента. Ответственность пациента наступает в случаях, когда он не выполняет (или ненадлежаще выполняет) обязанности следовать предписаниям медицинского учреждения.Это: нарушение режима, неявка без уважительной причины в назначенный срок на врачебный осмотр, на освидетельствование во врачебно-трудовую экспертную комиссию; отъезд в другую местность в период временной нетрудоспособности без согласия лечащего врача. Формой ответственности в таких случаях может быть лишение пособия с того дня, когда допущено нарушение.
ПАТЕРНАЛИСТСКАЯ МОДЕЛЬ – (авторитарная, традиционная) модель отношения «врач-пациент» состоит в том, что врач руководит лечением, принимает решение, информирует пациента в той мере, в которой считает нужным, а пациент пассивен, полностью подчиняется врачу. Целью этой модели является здоровье пациента.
ПРАВА ВРАЧА (медработников) – совокупность норм и принципов, обеспечивающих профессиональную деятельность врача (медработников), защиту его прав, чести и достоинства. Права врача гарантируются отечественными гражданско-правовыми документами, провозглашающими права и свободы граждан: Конституцией РФ (1993 г.), Российской декларацией прав и свобод человека и гражданина (1991 г.).В «Основах…» закреплены права (раздел Х) медицинских и фармацевтических работников. Законодательством предусмотрены для работников этой области права на занятие: медицинской и фармацевтической деятельностью (Ст. 56); народной медициной (целительством) (Ст. 57);на создание профессиональных ассоциаций и иных общественных объединений (Ст. 62); на социальную и правовую защиту (Ст. 63); на оплату труда и компенсации (Ст. 64). В Этическом кодексе российского врача только Ст. 7 прямо указывает на право врача отказаться от работы с пациентом при определенных обстоятельствах. Остальные статьи кодекса предписывают врачу выполнение профессиональных обязанностей и долга. 

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА – это система личных, экономических, социальных, политических и юридических норм и гарантий, направленных на обеспечение жизнедеятельности человека. Основные права и свободы принадлежат каждому от рождения.

Под основными правами следует понимать права, содержащиеся в конституциях государств и международно-правовых документах по правам человека. К последним относятся: Всеобщая декларация прав человека (1948 г.

), Международный пакт о правах человека, Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод граждан (1950 г.), Европейская социальная хартия (1961 г.), Хельсинский заключительный пакт (1975 г.).

Отечественными гражданско-правовыми документами, провозглашающими права и свободы граждан, являются: Конституция РФ (1993 г.), Российская декларация прав и свобод человека и гражданина (1991 г.).

Личные права человека включают право на: жизнь; свободу; личную неприкосновенность; неприкосновенность частной жизни, жилища; свободу передвижения; выбор места пребывания и жительства в пределах России; свободу мысли, слова, беспрепятственное выражение своих мнений и убеждений. Законодательством гарантируется свобода совести, вероисповедания, религиозной или атеистической деятельности.

Политические права включают: право участвовать в управлении делами общества и государства; равное право доступа к любым должностям в государственных органах; право собираться мирно и без оружия; проводить митинги, уличные шествия, демонстрации; направлять личные и коллективные обращения в государственные органы и должностным лицам; право на замену военной службы выполнением альтернативных гражданских обязанностей в случае противоречия несения военной службы убеждениям граждан; право на приобретение и прекращение гражданства Российской Федерации.Социально-экономические права включают: право быть собственником; право на труд и отдых; на соответствующие условия труда; на квалифицированную медицинскую помощь; на социальное обеспечение; на образование; на защиту материнства, младенчества, детей. Каждый гражданин вправе защищать свои права, свободы и законные интересы всеми способами, не противоречащими закону, пользоваться квалифицированной юридической помощью. Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Каждый имеет право на возмещение всякого вреда, причиненного незаконными действиями государственных органов, их должностных лиц. В социальном плане права и свободы граждан – это ограничитель притязаний власти, противовес ее всесилию, призванный обеспечить ее ограничение, поэтому приоритет прав человека по отношению к государству является определяющим признаком правового государства. 

ПРАВО НА ЖИЗНЬ – Бытие человека, рассмотренное в его предельных границах, представляет собой взаимосвязанные процессы рождения, жизни, умирания, смерти. И в этом смысле оно всегда выступало предметом религиозных, философских, этических дискуссий и вечной темой литературы и искусства. Рассмотренное сквозь призму прав и свобод бытие человека ставит два мировоззренческих вопроса: право на жизнь и право на распоряжение жизнью (право на достойную смерть). Право человека на жизнь, относящееся к неотъемлемым правам человека, принадлежит каждому от рождения. Это право закреплено как в международных, так и в национальных правовых документах современных стран. К числу первых относятся: Всемирная декларация прав человека (1948г.), Международный пакт о правах человека (1966 г.), Хельсинкский заключительный пакт (1975 г.) и др. В России основополагающими документами в этом отношении являются: Конституция Российской Федерации (1993 г.), Российская декларация прав и свобод человека и гражданина (1991 г.), Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» (1998 г.) и др.

В социальном плане права и свободы граждан (в том числе и право на жизнь) – это ограничитель притязаний власти, противовес ее всесилию. Приоритет прав человека перед интересами государства является определяющим признаком правового общества. В соответствии с Конституцией РФ права и свободы человека признаются высшей ценностью (ст. 2).

ПРАВО НА СМЕРТЬ – Бытие человека имеет две взаимосвязанные стороны: рождение, жизнь и умирание, смерть. Наличие пределов бытия обусловливает смысложизненные ориентации человека, разнообразие религиозных и философских систем. Многие мудрецы связывали философское понимание жизни с тем, как человек завершает свой земной путь.

Древнегреческий реформатор Солон учил: «Наблюдай конец жизни!» Жизнь и смерть, признанные равноправными сторонами человеческого бытия в философском плане, не предстают таковыми в свете общечеловеческих прав и свобод. Право на жизнь как неотъемлемое фундаментальное право человека закреплено в международных документах (Всемирная декларация прав человека, 1948 г.

и др.), в отечественных документах (Конституция РФ, Ст. 20 и др.), в национальных документах других стран.

Тот факт, что право на смерть не отражено в документах, свидетельствует, очевидно, не о том, что завершение жизни человека менее значимо, чем ее начало, а о том, что такое право еще не продумано человечеством в полном его объеме и значении, хотя феномен смерти исследуется уже длительное время и разными областями знания.

ПРАВОСЛАВИЕ И ГЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ – русское православие, оценивая генные технологии, исходит из признания необходимости медико-генетических методов диагностики и лечения в силу того, что значительную часть общего числа недугов человека составляют наследственные заболевания. РПЦ обращает особое внимание на те заболевания, которые, по ее мнению, «становятся следствием забвения нравственных начал, итогом порочного образа жизни». В этом случае греховная поврежденность побеждается духовным усилием.
ПРИНЦИПЫ БИОЭТИКИ – возникновение биомедицинской этики во второй половине ХХ столетия привело к актуализации фундаментальных принципов медицинской этики («делай добро», «не навреди», конфиденциальность), появлению новых принципов (уважение моральной автономии личности, информированное согласие, справедливость). Предназначение вышеперечисленных принципов двоякое. Во-первых, они выполняют логико-теоретическую функцию по консолидации семантического состава биоэтики как определенной формы знания. Во-вторых, эти принципы выступают в медицинской практике в роли определенных стандартов, на основании которых возможно принятие индивидуального этического решения или вынесение оценки.
ПРИНЦИП КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ – конфиденциальность касается секретов. Секрет – это сведения, которые человек имеет право или обязан скрывать. Разглашение секрета ведет к причинению вреда. В зарубежной биоэтической литературе выделяют три типа обязывающих секретов: естественный, обещанный, профессиональный. Естественный секрет – те сведения, разглашение которых приносит вред. Здесь на враче или пациенте лежит обязанность избегать причинения вреда. Даже непрофессионал, т.е. не медицинский работник, обязан хранить сведения о том, что друг, например, является носителем ВИЧ-инфекции, дабы его не избегали и не преследовали. Однако если вред сохранения секрета превышает вред разглашения, то разглашение может быть оправдано. Действительно, все имели бы подобное оправдание, если бы узнали, что ваш сокурсник, носитель ВИЧ-инфекции, собирается сдать кровь для получения справки на пропуски занятий. Обещанный секрет – сведения, которые мы обещали хранить в тайне. Нарушение обещания может привести к вредным социальным последствиям. Обещанный секрет не носит абсолютно никакого характера. Если вред от сохранения секрета превышает вред разглашения, то морально оправдано такое разглашение. Профессиональный секрет – это сведения, которые в случае разглашения принесут вред не только пациенту, но и вред профессии и обществу, которое зависит от услуг этой профессии. Во многих случаях этот секрет признается и закрепляется законом. Моральные и правовые нормы, защищающие конфиденциальную информацию, тем самым поддерживают на надлежащем уровне доверительное отношение пациентов к медицинским работникам. В свою очередь, доверительные отношения всегда выступают условием своевременной и эффективной медицинской помощи (см. «Медицинская тайна»).

Источник: https://d.120-bal.ru/pravo/36118/index.html?page=2

Понятие компетентного и некомпетентного больного

КОМПЕТЕНТНЫЙ ПАЦИЕНТ:  Компетентный пациент – элемент модели информированного согласия,

Информированное согласие пациента или его законного представителя может быть признано доказанным, если присутствуют следующие условия:

1. Пациент, или его заместитель, должен быть компетентным и способным принимать решение, то есть, иметь способность предвидеть последствия согласия.

2. Быть свободным от принуждения.

3. Профессионал здравоохранения обязан не только предоставить необходимую информацию, но и удостовериться в том, что она была понята.

Под компетентностью обычно понимают способность выполнять определенную задачу.

В контексте биомедицинской этики, под компетентностью следует подразумевать способность пациента к принятию реше­ния, основанному на понимании последствий этого ре­шения для себя или других.

Оценка компетентности является оценкой способности лич­ности к пониманию, общению и логическому рассуждению. Боль­ным не следует выносить приговор об отсутствии способности при­нимать решение в связи с тем, что их решения необоснованны. Люди имеют право принимать решения, которые другие считают неразум­ными, поскольку их выбор совместим с личными ценностями.

Спо­собность понимать последствия должна оцениваться скорее здравым смыслом, чем техническим или профессиональным стандартом.

Согласно стандарту здравого смысла, пациент должен быть способным понимать такие вещи, как факт, что он умрёт или станет больным ещё больше без лечения, или что лечение будет при­чинять боль и предвещает лишенную активности жизнь в продолже­ние многих недель. Речь идет о реально существующем здравом смысле, а не о современном медицинском или научном понимании.

Компетентный пациент не должен оцениваться по его образовательному уровню, не обязан компетентный пациент понимать все о своем состоянии или предлагаемых видах лечения. Часто даже хороший специалист не пони­мает всего в болезни или лечении. В самом деле, врач может не по­нимать полностью, каким образом действует обычное лекарство, как, например, аспирин.

Пациент должен понимать последствия своего решения, чтобы принять или отвергнуть определенное лечение. В частности, пациент должен понимать, что он санкционирует лечение.

Тот факт, что пациент принимает решение вопреки решению, ре­комендованному профессионалом здравоохранения, или даже общепринятым нормам общества, не доказывает, что он является некомпетентным вследствие отсутствия понимания. Воздействие лечения на здоровье пациента, его жизнь, религиозные убеждения, ценности, семью и общество все суть, имеющие отношение к этическому решению согласиться на лечение или его отвергнуть.

Пациент может предпочесть испытывать боль от болезни, но не лечиться, и даже умереть, но не подвергать семью длительным страданиям и финансовому краху и т. д.

Это важный момент, так как врачи, и другие поставщики медицинских услуг, подобно всем разумным существам, не должны поддаваться искушению навязывать свои ценности другим. Более того, врач может упустить, что медицинские ценности, и даже ценность здоровья и жизни, не являются единст­венными имеющими силу ценностями в принятии этического решения.

Компетентность и свобода.

Для компетентности требуется не только способность к пониманию последствий своих решений, но и свобода от принуждения и каких-либо чрезмерных влияний, как, например, религиозное убеждение, манипуляции близких людей и т.

д. Давление се­мьи может создавать чрезмерное влияние и существенно уменьшать свободу. Больной человек часто зависит от своей семьи. Особенно велико это давление на детей, которые полностью зависят от своих родителей.

Проблема крупным планом!   Нет общепризнанной классификации пациентов, которые не способности понимать последствия своих решений. Каждый случай следу­ет оценивать индивидуально. Пациенты мо­ложе возраста 18-ти лет в большинстве случаев не являются в право­вом отношении компетентными, но они могут вполне быть компе­тентными в этическом отношении. Люди, которых признали в правовом отношении некомпетентными управлять своими финансовы­ми делами или которых принудительно госпитализировали в психи­атрическую клинику, могли бы ещё быть в этическом отношении компетентными и принимать решение о согласии на лечение, а также пони­мать последствия своих медицинских решений. Мно­гие люди, признанные “умственно отсталыми”, вполне способны по­нять, что будут испытывать боль, если они согласятся на лече­ние или откажутся от него. Врачи и другие про­фессионалы здравоохранения не могут этически лечить таких лиц против их воли, пока суд не назначил опекуна специально для при­нятия решений о лечении. Люди в бессознательном состоянии являются временно некомпе­тентными. Люди под влиянием алкоголя или лекарственных средств (наркотиков) могут, в большей или меньшей степени, быть временно некомпетентными. Некоторые пациенты в такой степени постоянно потеряли контакт с реальностью, что они могут быть неспособными к пониманию любых ординарных последствий своих поступков. В общем, тем не менее, допущение состоит в том, что совершеннолет­нее лицо является компетентным, если нет ясного свидетельства его некомпетентности.  

Врачи, которые угрожают пациентам отказом от лече­ния в будущем, виновны не только в шантаже, но и в лишении законной силы полученного согласия.

Кроме того, чрезмерное влияние могут оказать также естественные реакции на болезнь и лечение – высокая температура и некоторые лекарственные средст­ва могут временно ослабить способность любого к пониманию чего-либо.

Все сильные пере­живания, которые сопровождают серьёзную болезнь или пребыва­ние в больнице, также оказывают влияние. Преувеличенные страхи робкого человека и магические надежды отчаявшегося искажают по­нимание и воздействуют на компетентность.

Очевидно, что никто не является всегда полностью свободным. Вопрос, на который профессионал здравоохранения должен отве­тить, – снижают ли какие-либо из внешних или естественных влияний свободу пациента так, что он не способен (или недостаточно способен) к обоснованному согласию.

Конечно, нет простого ответа на этот вопрос.

Свидетельство компетентности или некомпетентности должно достигаться в ходе вдумчивых бесед между врачом и пациентом, когда врач осознает и собственные пристрастия, и пристрастия пациента.

Одним сло­вом, врач обязан уделять время, чтобы узнать пациента и выяснить состояние умственных способностей и понимания пациента. В отсутствие существенных свидетельств некомпетентности, выбор па­циента заслуживает уважения.

Если пациент должен сделать обдуманный и свободный выбор с полным пониманием его последствий, профессионал здравоохранения, а врач в особенности, должен предоставлять информацию относительно этих последствий. Тип и объём информации, которая дается, зависит от критериев для ее раскрытия. В таблице 11 комплексно представлены критерии информированного согласия.

Таблица 11

Информированное согласие пациента

на медицинское вмешательство

Критерии
Доброволь- ность Информирован- ность Компетентность Осознан- ность
Принятие решения в отсутствии принуждения, служебной или иной формы зависимости, давления со стороны родственников и т. д. Своевременное получение полной, объективной, всесторонней информации по поводу предстоящего вмешательства, возможных осложнений и альтернативных методов лечения. «Стандарт рациональной личности» – способность прогнозировать последствия своего решения для жизни и здоровья (обладание сведениями, рассчитанными на среднестатистические познания граждан в сфере медицины). Наличие ясного сознания на момент принятия решения (способность отдавать отчет в своих действиях и руководить ими).



Источник: https://infopedia.su/16x7cd8.html

Medic-studio
Добавить комментарий