Лекция. ЗАКОНЫ ФОРМАЛЬНОЙ ЛОГИКИ В ДИАГНОСТИКЕ: Установление диагноза есть научно-познавательный процесс, так как он

Лекция 4. ОСНОВНЫЕ ЛОГИЧЕСКИЕ ЗАКОНЫ

Лекция. ЗАКОНЫ ФОРМАЛЬНОЙ ЛОГИКИ В ДИАГНОСТИКЕ: Установление диагноза есть научно-познавательный процесс, так как он

Предыдущая1234567891011Следующая

1. Общая характеристика логических законов и их значение.

2. Закон тождества.

3. Закон непротиворечия.

4. Закон исключенного третьего.

5. Закон достаточного основания.

1. Вся жизнь убеждает человека в том, что окружающий мир наряду с его всеобщей изменчивостью отличается и относительной устойчивостью свойств и качеств многообразных предметов и процессов, их связей и отношений.

Отражая этот факт, мышление человека приобрело свои специфические черты, ставшие непременными для мысли, претендующей на достоверность своих выводов. В формальной логике эти черты были сформулированы в качестве законов (принципов) правильного мышления.

Речь идет об открытых Аристотелем законах тождества, непротиворечия и исключенного третьего, а также о приписываемом Г. Лейбницу законе достаточного основания.

Прежде чем рассмотреть каждый из этих законов, разберемся с самим понятием «закон». Это понятие в силу своей всеобщности и методологической значимости для науки приобрело статус философской категории.

В большинстве философских систем (кроме, пожалуй, субъективно-идеалистических) закон определяется как выражение общих, необходимых, существенных, устойчивых и повторяющихся связей между явлениями.

Исходя из этого, можно определить и понятие закона мышления (логического закона): логический закон есть выражение общих необходимых существенных, устойчивых и повторяющихся связей между мыслями.

Следует также подчеркнуть, что всякий закон мышления имеет объективный характер. Это значит, что люди не могут по своему усмотрению устанавливать или изменять их.

Однако изучение и использование их в своей практической и теоретической деятельности вполне им по силам, делает их деятельность более результативной, помогает избегать многих ошибок и заблуждений. В то же время следует всегда помнить, что логические законы – это законы мышления, а не законы всей действительности.

Эти законы функционируют в качестве принципов правильного (или, как еще говорят, логичного) мышления, обеспечивая его стройность, строгость и доказательность.

Глубокое усвоение законов правильного мышления совершенно необходимо в любой области научного познания. Без логически стройной мысли нельзя ни открыть истину, ни обосновать достоверность теоретических обобщений для практических действий.

Чтобы развивать науку, нужно не только знание фактов, но и умение делать обоснованные выводы из них, обстоятельно проверять и доказывать их объективную истинность.

Только при таком подходе наша мысль приобретает строгую научность, разумную убедительность и действенность.

Никакая мысль не может быть истинной, если нарушен хотя бы один из логических законов. Причем в каждой операции мышления они применяются обычно не только раздельно, но и совместно, в своем единстве.

Это говорит о том, что ни один закон логики не следует игнорировать, все они имеют большое познавательное значение.

Всякое несоблюдение требований этих законов нарушает внутреннюю стройность, логическую правильность наших мыслей, призванных отражать реальную действительность.

Законы правильного мышления не могут указать нам, какие именно высказывания являются в данном конкретном случае истинными, а какие − ложными. Истина всегда конкретна, т. е. вопрос об истинности всегда решается в определенных, конкретных условиях, на основе знания существа вопроса.

Но без соблюдения логических законов истинного знания достичь нельзя. Они составляют неотъемлемое свойство правильного мышления. Когда мы мыслим правильно, мы всегда, даже не замечая этого, ими пользуемся.

Однако бессознательное использование законов представляет собой более низкую ступень культуры мышления по сравнению с сознательным применением этих законов.

Использованные в своих пределах и на своем месте, логические законы имеют не только теоретическое, но и большое практическое значение. Они служат мощным средством обнаружения ошибок, заблуждений и разоблачения преднамеренной лжи, орудием установления истины.

Теперь, сделав эти предварительные, но необходимые замечания, можно перейти непосредственно к рассмотрению основных логических законов.

2. Закон тождества. Формулируется этот закон следующим образом: каждое понятие и суждение должны быть четко определены и оставаться однозначными (тождественными сами себе) на протяжении всего рассуждения или доказательства. На формализованном языке логики он записывается формулами: а а для суждений и А А для понятий.

В соответствии с этим законом формальная логика требует, чтобы смысловое содержание предмета нашего рассуждения не менялось произвольно в ходе логического вывода, чтобы одно понятие (или суждение) не подменялось другим. Закон тождества тем самым предостерегает от расплывчатости и неоднозначности наших мыслей.

Все, что может быть предметом нашего мышления, обладает свойством определенности. Иначе говоря, каждая вещь, всякое явление обладают определенным качеством, в котором они остаются до тех пор, пока не приобретут новое качество. А значит, до тех пор, пока это не произойдет, мы должны и понятия о них употреблять строго однозначно, т.е. в одном строго определенном смысле.

Если же предмет нашей мысли изменяется настолько, что перестает быть самим собой, тогда изменяется и понятие, которое в свою очередь также должно употребляться однозначно, в соответствии с теми признаками, которыми обладает новый предмет.

Сказанное относится также и к определенному уровню познания данного предмета: новый, более глубокий уровень, конечно же, требует корректировки и углубления содержания понятия, но в пределах одной теории, выражающей определенный познавательный уровень, такое содержание изменяться не должно.

Следует подчеркнуть, что закон тождества отнюдь не говорит о неизменности окружающих нас предметов и явлений. Ведь по самой своей природе законы логики правомерны только в сфере мышления.

Закон тождества не отрицает и изменчивости понятий, а значит, и суждений не только в связи с изменчивостью предметов, но и в связи с постоянным обогащением наших знаний о них.

При этом нужно иметь в виду, что рассматриваемый нами закон, как и формальная логика в целом, оперирует устоявшимися понятиями.

Процесс перевода одного понятия в другое не входит в ее компетенцию, а исследуется, как уже отмечалось в первой лекции, в диалектической логике.

Закон тождества выступает в качестве важнейшей нормы правильного, т.е. логичного мышления. Его нарушение ведет к серьезной логической ошибке – подмене смысла, которая может возникать как непроизвольно (что не снижает ее отрицательных последствий для доказательности каких-либо рассуждений и выводов), так и преднамеренно, в качестве одного из приемов софистики.

3. Закон непротиворечия, который является другим важнейшим законом логически правильного мышления, формулируется так: не могут быть одновременно истинными два противоположных суждения об одном и том же предмете в одном и том же отношении. Сущность этого закона, таким образом, состоит в недопустимости логического противоречия в мышлении, претендующем на истинность.

Выражая отношение логической несовместимости противоположных друг другу суждений, закон этот способствует стройности мышления, убедительности аргументации, строгости и определенности выводов, их объективной истинности.

Необходимо отметить, что в законе специально оговаривается невозможность истинности двух несовместимых суждений только в одно и то же время и в одном и том же отношении.

Иначе говоря, логической противоречивости не будет, если, во-первых, речь пойдет хотя и об одном и том же предмете, но в разное время, и, во-вторых, хотя и в одно и то же время, но в разных отношениях. Рассмотрим это на простых примерах.

Истинное для мая суждение о полезности дождя (в частности, для роста и созревания урожая зерновых) будет ложным в июле (когда полным ходом идет его уборка).

Или же, истинное в июле суждение о вреде дождя для пшеницы (ее уборки) будет неистинным для огородных культур (помидоров, огурцов и др.), зреющих как раз именно в это время. Логической несовместимости тем более не будет, если речь в высказываниях идет о разных предметах, даже имеющих одно наименование.

Не допуская логически разноречивых мыслей, формально-логический закон непротиворечия ни в какой мере не отрицает реальных противоречий, существующих как в объективных предметах и процессах, так и в отображающем их нашем сознании (мышлении в том числе). Он лишь требует, чтобы и об этих противоречивых явлениях мы мыслили стройно, логически последовательно и аргументировано.

В этом смысле закон непротиворечия, будучи законом формальной логики, по самой своей сути не может отменить диалектического закона противоречия (единства и борьбы противоположностей), раскрывающего роль противоречий как важнейших источников развития материального мира и нашего мышления о нем.

В символической форме закон непротиворечия будет выглядеть таким образом: (для понятий) и (для суждений).

Следует также подчеркнуть, что закон непротиворечия нe решает вопроса об истинности одного из противоположных суждений.

Его действие ограничивается лишь тем, что одно из противоположных суждений обязательно будет ложным, что отнюдь не гарантирует истинность другого, которое может быть как истинным, так и ложным.

Так, например, при истинности суждения «Все студенты группы успешно сдали зачет по логике» с необходимостью будет ложным противоположное ему суждение «Ни один из студентов группы не сдал зачет по логике».

В то же время, признавая ложность второго из приведенных суждений, мы не можем однозначно утверждать истинность первого, поскольку не исключается, что некоторые студенты все же зачет по логике не сдали. Иначе говоря, этот закон не исключает одновременную ложность противоположных суждений.

4. В связи с вышесказанным о законе непротиворечия возникают вопросы: нельзя ли все же определить более точно истинность или ложность несовместимых суждений и, если это возможно, то при каком условии? Ответ на эти вопросы дает закон исключенного третьего.

Чтобы раскрыть содержание этого закона, необходимо вновь обратиться к классификации суждений, в частности, обратить внимание на различие противоположных (контрарных) и противоречащих (контрадикторных) суждений (см.

в лекции «Суждение»).

Если рассмотренный нами выше закон непротиворечия относится как к противоположным, так и противоречивым суждениям, то закон исключенного третьего – только к суждениям, находящимся в отношении противоречия друг к другу.

Формулировка этого закона такова: из двух противоречащих друг другу суждений одно будет обязательно истинным, другое – ложным, а третьего не дано. В символическом виде этот закон может быть представлен формулой:.

Согласно этому закону из двух контрадикторных (противоречащих) суждений следует истинность только одного, второе же обязательно будет ложным, и не существует никакого третьего, т.е.

промежуточного между ними суждения, которое было бы неопределенным, что, как мы видели, возможно в случае с противоположными (контрарными) суждениями.

Нужно также подчеркнуть, что закон исключенного третьего не решает вопрос о том, какое именно из противоречащих друг другу суждений является истинным, а какое ложным.

Вопрос этот решается только практикой, да и она в силу своей конкретно-исторической сущности не может решить его окончательно и бесповоротно. При этом рассматриваемый закон не отрицает и изменчивости вещей и явлений.

Он лишь требует в целях определенности вывода проводить хотя бы условную грань между одним их состоянием и другим, иначе говоря, между «а» и «не-а».

В этом плане нельзя абсолютизировать данный закон, как, впрочем, и другие законы формальной логики, которые имеет относительный характер, лишь условно принимая предметы и явления как устойчивые, как бы не изменяющиеся. Однако абсолютизация этой устойчивости ведет к догматизму мышления.

5. Наконец, рассмотрим еще один важнейший закон формальной логики, получивший название закона достаточного основания. Этот закон формулируется так: всякая мысль, претендующая на истинность, должна быть достаточно обоснована. Формулы для этого закона нет, поскольку он имеет прежде всего не формальный, а содержательный характер.

Закон достаточного основания требует, чтобы наши суждения о предметах, их свойствах и отношениях были не голословны, а логически вытекали из достоверных фактов, и аргументов. Суждения и выводы из них, не основанные на таких фактах и аргументах, не могут претендовать на истинность.

Рассматриваемый закон, требуя достаточной обоснованности всякого положения, не может, конечно же, указать, каким конкретным способом должно быть произведено обоснование. Каждая область знания вырабатывает свою систему форм и средств фактического и логического обоснования.

Но важно для понимания закона уяснить, что все логические основания, положенные в основу аргументации того или иного положения, должны быть несомненными, фактически достоверными и, наконец, достаточными (иначе говоря, они должны быть такими, чтобы из них с необходимостью вытекала истинность данного положения).

Логический закон достаточного основания имеет свои корни в реальной действительности, в том, что все вещи и явления имеют свои предпосылки и причины. Недаром он и открыт был впервые (еще в античности) как закон объективного бытия (причинно-следственных связей), и лишь значительно позже (в ХVII веке) был сформулирован Г. Лейбницем как закон мышления.

Следует подчеркнуть, что логическую обоснованность нельзя отождествлять с причинно-следственной связью в объективном мире. Они совпадают далеко не всегда.

Так, логическим основанием может иногда служить простая временная последовательность событий, если она постоянно повторяется (например, «Вспыхнула молния – сейчас прогремит гром»), или следствие в его обратном отношении к причине («Термометр показывает повышение температуры, значит, на улице стало теплее»).

И, тем не менее, закон достаточного основания и принцип причинности теснейшим образам взаимосвязаны. Поэтому нарушение закона достаточного основания делает наше мышление не соответствующим объективному ходу вещей, а потому неистинным, таит в себе опасность субъективного произвола и даже сознательной лжи.

Глубокое усвоение законов логического мышления совершенно необходимо в любой области интеллектуальной деятельности. Чтобы правильно мыслить, как показывает опыт, мало только знания фактов.

Не менее важно умение сделать обоснованные выводы из них.

Только в этом случае наша мысль приобретает строгость, логическую последовательность, убедительность и может по настоящему претендовать на истинность.

Предыдущая1234567891011Следующая .

Источник: https://mylektsii.ru/1-9284.html

Логика диагностического процесса

Лекция. ЗАКОНЫ ФОРМАЛЬНОЙ ЛОГИКИ В ДИАГНОСТИКЕ: Установление диагноза есть научно-познавательный процесс, так как он

Сургут

25 сентября 2017г.

Логика диагноза представляется как свод определенных правил диагностического мышления и по- строения диагностических умозаключений. Без знания логических законов невозможно установить истинность врачебного мышления. Соблюдение законов и правил формальной логики имеет решающее значение для достоверности мыслительного процесса.

Любой патологический процесс обладает определенной совокупностью специфических признаков.

Различные патологические процессы отличаются прежде всего внутренней определенностью, имеющей свои внутренние основания.

Клиническое мышление врача во время диагностического процесса должно быть определенным, последовательным и доказательным. Основные логические правила этого процесса раскрываются в 4-х законах логики:

– закон тождества характеризует определенность мышления;

– закон противоречия и закон исключенного третьего – последовательность мышления;

– закон достаточного основания – доказательность мышления.

Рассмотрим, как соблюдение этих правил дисциплинирует диагностический процесс.

Закон тождества. Мысль о качественно определенном предмете, если она соответствует ему, должна быть определенной и однозначной. Каждое понятие, суждение должно употребляться в одном определенном смысле и сохранять его в процессе всего рассуждения.

В медицинской практике этот закон требует прежде всего конкретности и определенности диагноза.

Врачебное мышление в этом направлении и взаимопонимание чрезвычайно затрудняет использование мно- гочисленных синонимов болезненных состояний.

Классический пример – нейро-циркуляторная дистония, она же вегето-сосудистая дистония, вегетативный невроз, кардионевроз и т.д.

, причем подчас различные специалисты даже трактуют эти термины по-разному, хотя они являются отражением одного и того же пато- логического процесса. С другой стороны, клиническая определенность этого диагноза также представляется весьма размытой.

Вторым классическим примером нарушения закона тождества в формулировании диагноза является частое употребление приставки «патия»: нефропатия, гастропатия, кардиопатия и т.д. В Энциклопеди- ческом словаре медицинских терминов (М., 1983, Т. 2, с. 235) читаем: «Нефропатия – общее название некоторых видов поражения почек».

Какие заболевания почек входят в понятие «некоторые», нигде не обозначено, тем не менее этот явно устаревший термин продолжает широко употребляться в повседневной клинической практике, больше запутывая, чем проясняя диагностический процесс.

Единственный рациональный путь исправить создавшееся положение – создание единой, унифицированной клинической (нозологической) номенклатуры болезней.

Закон противоречия. Чтобы мысль была истинной, она должна быть последовательной и непротиворечивой. Два противоречивых суждения не могут быть вместе истинными; одно из про- тиворечащих друг другу высказываний должно быть ложным.

Такие суждения оказываются несовместимыми, если они относятся к одному и тому же предмету в одно и то же время и в одном и том же отношении; если одно из них истинно, то другое обязательно будет ложным. Нарушение закона противоречия выражается в том, что мысль истинная утверждается одновременно и наравне с мыслью, ей противоположной.

Истинной по содержанию является мысль, которая адекватно отражает исследуемый предмет (процесс, явление). Поэтому мысль, противоположная ей с точки зрения формальной логики, должна быть признана ложной.

Классическим примером применения этого закона в диагностической практике является ситуация, когда диагноз, выставленный при непосредственном клиническом обследовании больного, не подтвержда- ется определенными дополнительными лабораторно-инструментальными тестами, на основании которых врач отвергает свой диагноз и продолжает искать другие болезни. В данном случае необходимо руко- водствоваться следующими соображениями: а) в диагностике следует основываться прежде всего на клинических данных и не исключать, а искать подтверждение им другими диагностическими методами; б) наличие симптома подтверждает диагноз, а отсутствие симптома его еще не исключает.

Пожалуй, наибольшим проявлением обсуждаемых противоречий является трактовка диагноза, связанного с системной артериальной гипертензией (АГ).

Проблема заключается в том, что, с одной стороны, сам объект обозначается двумя терминами – «гипертония» и «гипертензия» (причем подчас в одной и той же публикации), а, с другой стороны, наличием большого числа так называемых вторичных, симптоматических АГ, имеющих свои специфические патогенетические особенности.

В связи с этим ди- агноз первичной АГ на сегодняшний день может быть выставлен только после исключения заболеваний всех органов и систем, могущих вызвать развитие симптоматической гипертензии. Среди последних на первом месте стоят хронические заболевания почек.

Отсюда, например, диагноз «эссенциальная гипертензия» у больных с патологией почек (хронический пиело- или гломерулонефрит, мочекаменная болезнь и др.), который сплошь и рядом можно наблюдать в историях болезни и амбулаторных картах, является явным логическим противоречием, то есть ошибочным диагнозом.

Закон исключенного третьего. Он тесно связан с законом противоречия. Последний гласит, что утверждение и отрицание одного и того же суждения не могут быть одновременно истинными: одно из них обязательно ложно.

Но ведь и оба суждения могут быть одинаково ложными, о чем закон противоречия ничего не говорит. Если в законе противоречия отношения суждений выражаются по истинности, то в законе ис- ключенного третьего – по ложности.

Он утверждает, что два противоречащих (но не противоположных) вы- сказывания об одном и том же предмете (процессе, явлении) не могут быть вместе ложными: одно из них обязательно истинно.

Это означает, что при решении альтернативного вопроса нельзя уклоняться от определенного ответа, искать что-то промежуточное, среднее. Если вопрос сформулирован правильно, то ук- лонение от определенного ответа на него, поиски чего-то третьего будут ошибкой.

Так, при наличии у больного синдрома системной АГ необходимо прежде всего выяснить истинность одного из двух суждений: «У больного есть эссенциальная гипертензия» и «У больного нет эссенциальной гипертензии».

Когда врач не может разобраться в ситуации в силу ряда причин, в том числе и недостаточной квалификации, он находит третье решение, весьма сомнительное: «Нейро-циркуляторная дистония по гипертоническому типу», которого, согласно закону исключенного третьего, в данной ситуации не может быть.

Далее, необходимо четко различать противоречивые и противоположные понятия. Описываемый закон не действует при анализе противоположных понятий. Они отрицают друг друга, но не исчерпывают объема родового понятия, т.е.

они не могут быть одновременно истинными, но могут быть одновременно ложными.

Так, противоположные общеутвердительное и общеотрицательное суждения всегда будут ложными, например: «Все болезни вызываются микробами» и «Ни одна болезнь не вызывается микробами»; истинным здесь будет частное суждение: «Некоторые болезни вызываются микробами».

Наконец, закон исключенного третьего не действует при оценке истинности сопоставимых суждений. Например, два непротиворечивых единичных суждения «У данного больного пневмония» и «У этого больного бронхит» могут быть одновременно и истинными, и ложными, и использовать здесь закон исключенного третьего неправомочно.

Закон достаточного основания. Установление истинности или ложности суждения невозможно без соответствующего обоснования.

Важнейшей предпосылкой возникновения этого закона является объек- тивная универсальная зависимость одних предметов и явлений от других, т.к. все в окружающем мире имеет свои основания в другом.

Всякая истина должна быть обоснована; нельзя признать истинным высказывание, если для него нет достаточных оснований.

Однако не всякое основание может быть достаточным: им следует считать совокупность фактов или положений, с необходимостью обусловливающих вывод.

Обоснованность диагноза опирается на установле- ние специфических для данной нозологической формы симптомов и синдромов, которые, в свою очередь, также должны быть обоснованы.

Лишь наличие достаточных оснований делает диагноз правильным, до- казанным и достоверным. Этот закон лежит в основе процесса обоснования клинического диагноза.

Отдельно следует остановиться на методе обоснования диагноза путем исключения. Он не столько прямо способствует постановке диагноза, сколько доказывает определенную вероятность данного заболевания по сравнению с другими путем исключения всех остальных возможностей.

Классическим примером является первичная АГ, диагноз которой до настоящего времени в связи с неясностью этиологии можно обосновать, только исключив заболевания всех органов и систем, могущих вызвать развитие вторичных, так называемых симптоматических АГ.

Именно поэтому диагноз «эссенциальная гипертензия» при наличии поражений этих органов является грубой диагностической ошибкой.

Однако подобный диагностический метод не позволяет сделать достаточно достоверного утверждения. Все же рациональнее основываться на положительных признаках болезни; положительные высказывания всегда точнее отрицательных.

Вывод. Рациональное использование логических оснований при постановке клинического диагноза будет способствовать существенному повышению эффективности лечения больных.

Источник: http://evansys.com/articles/sovremennye-dostizheniya-i-razrabotki-v-oblasti-meditsiny-i-farmakologii-sbornik-nauchnykh-trudov-po/sektsiya-16-klinicheskaya-meditsina-spetsialnost-14-01-00/logika-diagnosticheskogo-protsessa/

Лекция 10. Основные законы формальной логики

Лекция. ЗАКОНЫ ФОРМАЛЬНОЙ ЛОГИКИ В ДИАГНОСТИКЕ: Установление диагноза есть научно-познавательный процесс, так как он

План

  1. Общая характеристика формально-логических законов.

  2. Закон тождества.

  3. Закон противоречия.

  4. Закон исключенного третьего.

  5. Закон достаточного основания.

10.1. Изучаяразличные способы представления знанийв языке, фор­мальная логика отвлекаетсяот конкретного содержания понятий,суждений или умозаключений как основныхформ мысли.

Она стре­мится выявитьнаиболее общие способы их связи врассуждениях, что и составляет главноесодержание основных или частных зако­новформальной логики.

В этом отношениилогика мало чем отли­чается от любойдругой науки.

Характерлогических законов определяетсялогическими форма­ми, связи и отношениямежду которыми находят в законах своевы­ражение. Существует огромноеколичество законов логики. К чис­лулогических законов относятся, например,необходимые усло­вия, которым должныудовлетворять те или иные логическиеопе­рации.

Эти условия нередкоформулируются в виде правил, напри­мер,правила определения, правила деления,правила доказатель­ства, правилаопровержения и т. п. Большое значениеимеют в логи­ке законы, которые выражаютзависимость истинности (соответ­ственно,ложности) одних суждений от истинности(соответствен­но, ложности) другихсуждений.

Эти законы определяют логичес­киправильные формы умозаключений.

Особоеместо в ряду многочисленных законовформальной ло­гики занимают четырезакона: закон тождества, закон противоречия,закон исключенного третьего и закондостаточного основания, кото­рыепринято называть основными законамиформальной логики.

Выделениеэтих четырех законов в качестве основныхв тради­ционной формальной логикеобусловлено в первую очередь тем, чтоони выражают наиболее общие необходимыеусловия не только ло­гическойправильности каждых конкретных связейили отношений между суждениями ипонятиями, но и самой возможностиправиль­ного рассуждения в процессепознавательной деятельности. В нихфиксируются необходимые условияпостроения языковых выраже­ний и темсамым они содействуют правильномуразвертыванию по­знавательногопроцесса, поскольку сами являютсярезультатом от­ражения тех наиболеечасто встречающихся отношений междуобъектами действительности, с которымимы сталкиваемся много­кратнов своей практическойдеятельности.

Основныезаконы формальной логики ука­зываютна то, что результаты теоретическойпознавательной деятель­ности должныполучать свое представление в языкеопределенным, непротиворечивым,последовательным и доказательнымобразом.

В этих законах находит своевыражение тот факт, что основные чертыправильного мышления сформировалисьна основе трудовой, прак­тическойдеятельности, которая, в свою очередь,должна основывать­ся на адекватномотражении связей и отношений междувещами ре­альной действительности.

Законы формальной логики не следует ниотождествлять с законами объективнойдействительности, ни рас­сматриватьв отрыве от самой действительности.

10.2.Законтождествагласит: В процессе определенного рассуждениявсякое понятие и суждение должно бытьтождественно само себе.

Формальная записьданного закона:ааили аа,которая читается так: еслиа,тоа,гдеа –любое понятие, высказывание или суждение.

Это означает, чтов процессе рассуждения нельзя подменятьодну мысль другой, одно понятие – другим.Соблюдение данного закона гарантируетопределенностьи ясность мышления.

любого высказывания должно бытьопределенным и неизменным относительноконтекста, в котором оно используется.Изменениесодержания высказывания обусловливаетсялишь изменением контекста его употребления.Более строго закон тож­дества гласит,что всякое высказывание влечет самосебя в пределах определенного контекста.Например: «Если студент Петров – отличник, то студент Петров – отличник».

Законтождества отражает стремление к точности,определенности мысли в процессерассуждения. Уже Аристотель замечал,что невозмож­но ничего мыслить, «еслине мыслишь каждый раз что-нибудь одно».

Значения и смысл понятий, терминов, словили словосочетаний в про­цессерассуждения должны оставаться неизменнымиотносительно кон­текста их употребления.Они должны оставаться тождественнымиса­мим себе.

Если говорится о «звезде»как небесном теле, то пока не изменилсяконтекст употребления этого слова, онодолжно обозначать именно небесное тело,а не что-либо иное (елочные звезды, звездына знаменах, погонах и т.п.).

Выполнениетребований закона тождества в реальныхрассуж­дениях обеспечивает точность,определенность,исключаетдвусмыс­ленность наших языковыхвыражений.

Использованиезакона тождества в познавательнойдеятельности связано с принципомконкретности истины, что означаетпримене­ние закона тождества клогически обработанным, уточненныммыс­лям, представленным в виде языковыхвыражений.

Какая именно часть знания овещах, явлениях или процессахдействительности будет ис­пользоватьсяв наших рассуждениях – всякий раззависит от конкрет­ной познавательнойситуации. Но важно, чтобы эта уточненнаячасть знания не изменялась в процессеустановления логической связи междуязыковыми выражениями, в которых этачасть знания зафиксирова­на.

Лишь вэтом случае закон тождества оказываетсягарантом правиль­ных рассуждений,предпосылкой истинного познания.

Требованиеопределенности, предъявляемое киспользуемой в на­ших рассужденияхинформации, нередко нарушается в реальнойпрактике оперирования языковымивыражениями.

Трудно, а порой и простоневозможно понять человека, которыйпостоянно меняет значение употребляемыхв одном и том же контексте слов,переска­кивает без видимых причин содной мысли на другую, не заканчива­етмысль, опуская ее в процессе разговора,не следит за логической или смысловойсвязью своих высказываний и т.п.

Нередкоспорящие друг с другом, не оговоривпервоначально смысл основных слов иливыражений, подразумевают под нимисо­вершенно различные вещи. Нарушениязакона тождества в этом слу­чае принятообобщать под названием «подмена понятий».

Нарушение закона тождества в человеческихрассуждениях гаран­тирует неадекватновосприятие самой действительности,посколь­ку, в конечном счете, результатыпознавательной научной деятель­ностидолжны найти свое представление в нашихязыковых сообще­ниях.

Отсюда следует,что закон тождества выступает объективнонеобходимым условием логически правильныхрассуждений.

10.3.Сутьзакона противоречия (или непротиворечия)состоит в требо­вании, согласнокоторому высказывание и его отрицаниене могут быть одновременно истинными.Закон говорит о противоположных другдругу высказываниях, одно из которыхявляется отрицанием другого.

Противоречиянедопустимы в логически правильныхрассуждениях, поэтому содержание законаможет быть сформулировано следующимобразом: Впроцессе рассуждения о чем-либо нельзяодновременно ут­верждать и отрицатьчто-либо в одном и том же смысле, посколькуобра­зующиеся в этом случае сужденияне могут быть вместе истинными.

Формальная записьданного закона: ¬(a ¬a),которая читается так: неверно, что аи не а,где а–какое-либо высказывание.

Примеромпротиворечивых высказываний будут,например, выс­казывания: «Петровявляется студентом» и «Петров не являетсясту­дентом»; «Петров виновен» и «Петровне виновен» и т.п.

Ни одно из этихвысказываний не может быть одновременноистинным и ложным: если истинно одно изних в паре, то другое обязательно ложно,а если истинно другое в паре, то обязательноложно первое и наоборот.

Истина и ложьявляются двумя несовместимыми друг сдругом характеристиками высказываний.

Вданном законе находит отражениеотноси­тельная устойчивость,определенность вещей и явлений,объективность мира. Поэтому законпротиворечия имеет силу при обязательномсо­блюдении некоторых условий: присо­блюдении закона тождества иодинаковости смысла, вкладываемо­гов отдельные термины высказываний.

Законпротиворечия позволяет обнаруживатьнепоследователь­ность в нашихрассуждениях, поскольку соблюдение (ненаруше­ние!) его выступает своеобразнымгарантом последовательности.

Он играетважную роль в дедуктивном выводе, впостроении дока­зательств, в обоснованиилогической необходимости следования.

Следование заключения из посылокявляется логически необхо­димым лишьв том случае, когда при отрицаниизаключения мы не вступаем в противоречиес посылками умозаключения.

Требованиенепротиворечивости, предъявляемое крассуждениям, является одним из главныхв процессе познания человеком окру­жающегоего мира.

10.4.Согласнозакону исключенного третьего, истинноили само выска­зывание, или егоотрицание – третьего не дано. Законисключенного третьегогласит:Из двухпротиворечащих суждений одно истинно,другое ложно, а третьего не дано.

Формальная записьданного закона: aa,которая читается так: аили не а,гдеа –какое-либо высказывание.

Выполнениетребований за­кона исключенноготретьего направлено на устранение изнаших рассуждений неопределенных,двусмысленных выражений, что спо­собствуетиспользованию определенных, точныхвопросов и отве­тов в дискуссиях испорах. Этим законом исключаетсяистинность какого-либо третьеговысказывания, кроме того высказывания,на котором мы остано­вились.

Например,«Завтра будет морское сражение» или«Завтра не будет морского сражения».Из этих двух противоречащих друг другувысказываний истинным является толькоодно. При этом за­кон не указывает нато, какое именно из двух высказыванийявля­ется истинным. Он лишь указываетна то, что истина лежит в преде­лахэтих двух высказываний, а не в каком-либотретьем.

Законисключенного третьегоимеет силу лишь при обязатель­номвыполнении требований, изложенных взаконе противоречия, и может бытьсформулирован следующим образом: врассуждениях необходимо доводить делодо определенных утверждений илиотрица­ний, в итоге чего истиннымдолжно быть одно из двух отрицающихдруг друга высказываний.

Законисключенного третьего имеет силуотносительно любых пар высказываний,в которых одно утверждает то, что отрицаетдру­гое.

Из высказываний: (1) «Всепланеты имеют спутники» и (2) «Неверно,что все планеты имеют спутники» (или,что то же самое «Некоторые планеты неимеют спутники») истинным являетсятолько одно, а именно: (2).

Никакого«третьего» высказывания, которое такжебыло бы истинным, между ними образоватьнельзя. Суждения (1) и (2) находятся вотношении контрадикторное (про­тиворечия)по логическому квадрату.

Законисключенного третьего имеет силу лишьотносительно высказываний, находящихсяименно в этом отношении. Но он не имеетместа для высказываний, находящихся вотношении контрар­ности (противоположности)по логическому квадрату.

Законисключен­ного третьего имеет неменьшую значимость для корректностинаших рассуждений, чем первые два закона.

Он лежит в основа­нии различных видовумозаключений, в основе различных видовнепрямых (косвенных) доказательств, гдеустанавливается лож­ность противоречащегодоказываемому тезису положения.

Имен­нона основании закона исключенноготретьего мы заключаем об истинностидоказываемого тезиса в его отношениик антитезису.

10.5. Определенность,последова­тельность и противоречивостьнаших мыслей дополняется в ряду логическихтребований, предъявляемых к ним, еще итребованием их (мыслей или рассуждений)доказательности.

Это требованиевы­ражается закономдостаточного основания,который можно сформулировать следующимобразом: Впроцессе рассуждений достовер­нымиследует считать лишь те высказывания,относительно истинно­сти которыхмогут быть приведены достаточные доводы(основания).

Формальная записьданного закона: a→ (sa),которая читается так: ас необходимостьюследует из s,гдеа иs– какие-либовысказывания.

Рассуждение,в котором истинность некоторого положенияне про­сто утверждается или декларируется,но приводятся доводы, указы­ваютсяоснования, в силу которых нельзя непризнать это положе­ние истинным,такое рассуждение называется доказательным.

Поддостаточными основаниями достоверности(истинности) неко­торого высказыванияподразумевается совокупность связанныхс ним по смыслу истинных высказываний,из которых первое следует с логи­ческойнеобходимостью.

В состав этих истинныхвысказываний могут входить аксиомы,определения, суждения непосредственноговосприя­тия, истинность которыхустановлена эмпирическим или опытнымпу­тем, суждения, истинность которыхвыявлена или доказана теоретически спомощью использования других истинныхсуждений.

Закондостаточного основания как требованиедоказательности наших утвержденийявляется одним из важнейших условийобес­печения истинности познавательногопроцесса.

Доказательное рас­суждениене только подтверждает истинностьнекоторого высказы­вания, но идемонстрирует, обосновывает егоистинность, выводя обосновываемоевысказывание из проверенных ранеедостоверных истин, число которых должнобыть достаточным для обоснованиядоказываемого положения.

Закондостаточного основания выражает лишьв общем виде тре­бование исчерпывающегоучета всех оснований для обосновывае­могоположения.

В нем не указывается нахарактер основания в каж­дом отдельномслучае (достаточно ли простого чувственноговос­приятия некоторого факта илинеобходим эксперимент или необ­ходимопривлекать в качестве оснований ранеедоказанные выска­зывания).

В нем неуказывается также, где и каким образомобнару­живаются основания доказываемогоили обосновываемого положе­ния. Взаконе достаточного основания лишьвыражается требова­ние о необходимостиналичия достаточных оснований дляутверж­дения достоверности (истинности)выдвинутого положения.

Источник: https://studfile.net/preview/3934955/page:18/

Логика врачебного мышления

Лекция. ЗАКОНЫ ФОРМАЛЬНОЙ ЛОГИКИ В ДИАГНОСТИКЕ: Установление диагноза есть научно-познавательный процесс, так как он

Введение

Первые сообщения о «логике» появились более двух тысяч лет назад, в IV в. до н.э. В трудах древнегреческого философа Аристотеля «Органон» («Орудия познания”) сформулированы основные законы мышления: тождества, противоречия. Определены основные логические операции, разработаны теории понятия и суждения, представлено дедуктивное умозаключение [1].

Логическое мышление является основой врачебной деятельности. Академик П. К. Анохин отмечал: «Логика нужна любому специалисту, будь он математик, медик, биолог. Логика — это необходимый инструмент, освобождающий от лишних, ненужных запоминаний, помогающий найти в массе информации то ценное, что нужно человеку.

Без логики это слепая работа» [2]. Профессор С.П.

Федоров подчеркивал: «Гораздо больше ценен врач мыслящий, чем доверяющий или отрицающий; врачу нужно воспитывать в себе логическое мышление, ибо такой врач принесет гораздо больше пользы больным, чем другой, знающий, может быть сотни реакций и все процентные отношения составных частей крови и мочи.

Мыслящий врач не так скоро попадет на ложный путь и, даже попавши, скорее сойдет с него» [3]. Л. П. Боголепов писал: «В медицине особенно потребно знание правильного мыслеводства… думается, не далеко время, когда врачи будут конфузиться, вспоминая свое скептическое отношение к логике» [4].

Мыслить логично — это значит мыслить точно и последовательно, не допускать противоречий в своих рассуждениях, уметь вскрывать логические ошибки. Эти качества мышления имеют большое значение в любой области научной и практической деятельности [5].

Основная часть

«Клиническое (врачебное) мышление – специфическая умственная деятельность практического врача, направленная на наиболее эффективное использование теоретических научных знаний, практических навыков и личного опыта при решении профессиональных (диагностических, лечебных, прогностических и профилактических) задач для сохранения здоровья конкретного пациента» [6].

«Правильное построение и формулировка диагноза … с переходом в непосредственной связи с ним к лечебному процессу … представляют собой сложный процесс оперирования умозаключениями, суждениями и понятиями.

И каждая из этих форм мышления требует неукоснительного соблюдения законов логики. Успешность, правильность и достоверность врачебных заключений появляются тогда, когда заключения доказаны, когда они глубоко продуманы, проанализированы и осознаны.

Анализ же мыслительного процесса невозможен без учета законов логики».

Гераклит в V в до н.э. написал следующий фразеологизм «Всё течёт, всё меняется». Правильно установленный диагноз на сегодня через неопределённое время может стать неверным или неполным.

Диагноз не может быть окончательным, поскольку заболевание – это не состояние, а процесс. Диагноз постоянно находится в динамике: он развивается вместе с патологическим процессом организма пациента.

Возникновение и развитие любого патологического процесса можно характеризовать с помощью диалектической категории «часть и целое», поскольку организм представляет собой диалектическое единство. Выраженность нарушений морфо-функционального локального и автономного патологического процесса тесно зависит от состояния целостного организма.

В организме не существует абсолютно локальных и абсолютно общих процессов: все процессы имеют относительный характер. Значимость проявления патологического процесса зависит от адаптационных возможностей индивидуального организма.

Учет диалектики части и целого, общего и локального, единства и борьбы противоположностей позволяет рассматривать болезнь как сложный и противоречивый процесс.

Стандарт медицинской помощи и клиническое мышление являет собой «единство и борьбу противоположностей». Закон «отрицания отрицания» отражает диалектическое единство цикличности развития какого-либо процесса, что особенно наглядно проявляется в медицине.

Болезнь отрицает здоровье, но, в свою очередь, отрицается выздоровлением.

Процесс выздоровления ассоциируется с восстановлением морфо-функционального статуса органов и систем, с возвращением центральной регуляции по принципу прямой и обратной связи в многоплоскостном режиме, обеспечивающей целостность организма.

На основе прогресса научного знания выделяют несколько методологических направлений врачебного мышления в формировании диагноза:

1. По интуиции – накопление практического опыта, знаний, развитие ассоциативных способностей мышления. Интуиция – это вспомогательный прием познания, требующий обязательной практической проверки. Используется только на начальных этапах формирования диагноза.

2. По аналогии – совокупность врачебной интуиции и дедуктивного умозаключения. Является вспомогательным методом в процессе формирования диагноза. Суть метода: преобладание эмпиризма при мышлении в пределах аналогии.

3. Индуктивное мышление – способность выявить сходство и различие признаков заболевания. Индуктивный метод находится в основе врачебного мышления. По определённым симптомам, синдромам врач устанавливает конкретное заболевание у данного больного за счёт построения цепи связанных умозаключений. Преимуществом данного метода является наибольшая достоверность.

4. Диагностическая гипотеза – это высшая форма умозаключения, которая выдвигается до начала исследования и представляет собой новое знание. Врач должен критически относиться к гипотезе, уметь её отстаивать, дискутируя с самим собой.

Игнорируя факты, противоречащие гипотезе, врач принимает ее за достоверную истину. Поэтому необходимо искать не только симптомы, подтверждающие гипотезу, но и симптомы, опровергающие и противоречащие ей, что может повести к возникновению новой гипотезы.

Построение диагностических гипотез – это средство для формулировки правильных выводов при распознавании болезней

5. Дедуктивный метод диагностического процесса не является ведущим. При его применении находят известное в неизвестном. Но в диагностике несостоятелен, поскольку отдельный симптом или даже синдром не указывает на конкретную болезнь и на её причину. [7]

Работа врача любой специальности, любого профильного отделения начинается с диагностики. Обязательными ступенями для постановки диагноза являются: наблюдение, оценка выявляемых симптомов и умозаключение.

В этой связи выделяют несколько разделов диагностического процесса:

  • врачебная диагностическая техника – включает методы наблюдения и обследования больного;
  • семиология, или семиотика – изучает симптомы, обнаруженные исследованием;
  • методика диагноза – применение индивидуальных особенностей мышления врача при построении диагностических заключений.

Первые два раздела подробно изложены в учебных пособиях, методических рекомендациях, в то время как третьему разделу уделено мало внимания [8].

Как бы вперёд не шло развитие клинических и инструментально-лабораторных методов исследования, лишь уровень врачебного мышления будет определять эффективность диагностического процесса, следовательно, и лечения.

Существует несколько форм логики: формальная и диалектическая.

Формальная логика – изучает формы мысли: понятия, суждения, умозаключения человека. Основной её задачей является формулировка законов и принципов, соблюдение которых является необходимым условием для достижения истинных заключений. При оценке рассуждений врача, прежде всего, обращают внимание на формально-логическую связанность его мышления, то есть формальную логику.

Диалектическая логика – изучает понятия, суждения и умозаключения в их динамике и взаимосвязи. Основные принципы диалектической логики: объективность и всесторонность исследования, изучение предмета в развитии, раскрытие противоречий в самой сущности предметов, единство количественного и качественного анализа.

В изучении динамики патологического процесса врач должен правильно сочетать данные субъективного обследования и объективного исследования, учитывая, что они изменяются по ходу течения заболевания.

Во время диагностического процесса клиническое мышление врача должно быть определенным, последовательным и доказательным. Основные правила этого процесса раскрываются в 4-х законах логики:

  • Закон тождества выражает необходимость определенности мышления.
  • Закон противоречия и третий закон исключенного третьего говорят о последовательности мышления.
  • Закон достаточного основания требует доказательности мышления.

1. Закон тождества. Его основу составляет качественная определённость предметов, явлений, которая сохраняется в процессе их взаимодействия на протяжении некоторого времени.

Мысль о качественно определенном предмете должна быть не только определенной, но и однозначной. Любое понятие и суждение должно употребляться в конкретном смысле и сохраняться в процессе всего рассуждения.

Так и в медицинской практике требуется конкретность, определенность в подходе к построению диагноза.

Использование многочисленных синонимов болезненных состояний (функциональный мегаколон, синдром раздраженного кишечника) лишь запутывают врача, поскольку отсутствует клиническая определенность диагноза.

Нарушает закона тождества употребление окончания «- патия» (например, гастропатия, миопатия, кардиопатия, артропатия и т.д.) В данном случае отсутствует указание на конкретное заболевание того или  иного органа, а имеется только констатация наличия патологического процесса. Для устранения этой проблемы необходимо создание унифицированной клинической номенклатуры заболеваний.

2. Закон противоречия. Выражает такую черту мышления как последовательность, непротиворечивость мысли. В этом законе два противоположных, противоречащих суждения об одном и том же предмете, рассматриваемые в одинаковых условиях, не могут быть одновременно истинными. Одно из них является ложным.

Закон противоречия обнаруживается в умозаключениях, основанных на суждениях, которые, в свою очередь, подразделяются на положительные и отрицательные, истинные и ложные.

Примером применения закона противоречия в диагностической практике является ситуация, когда предварительный диагноз не подтверждается результатами лабораторных и инструментальных исследований.

Врач должен продолжить дифференциальную диагностику применяя другие методы исследования для подтверждения диагноза, и учитывая, что отсутствие патогномоничного признака объективного исследования не исключает разработанный “рабочий” диагноз.

Клиническим примером закона противоречия является трактовка системной артериальной гипертонии (гипертензии).

Поскольку данное заболевание часто носит вторичный характер, развиваясь на фоне нарушения нормального функционирования различных органов, таких как почки и систем – ЦНС, система кровообращения и ткани крови.

Выставление основного клинического диагноза «артериальная гипертензия» как первичного, возможно только после исключения заболеваний, при которых гипертония является их проявлением.

3. Закон исключенного третьего. Данный закон утверждает, что два противоречащих высказывания об одном и том же предмете не могут быть одновременно ложными – одно из них обязательно является истинным.

Это означает, что при решении альтернативного вопроса нельзя уклоняться от определенного ответа, искать что-то промежуточное, среднее, третье – это будет ошибкой.

Значением данного закона является установление определённых границ для поиска истины, заключенной в одном из противоречивых суждении. Нет смысла искать истину за их пределами.

Например, при наличии у пациента системной артериальной гипертензии нужно определить истинность одного из двух суждений: «У пациента есть первичная гипертензия» и «У пациента нет первичной гипертензии». При недостатке опыта, знаний врач находит третье решение постановки диагноза: «Нейроциркуляторная дистония по гипертоническому типу», что противоречит закону исключенного третьего.

4. Закон достаточного основания. Устанавливает истинность или ложность мысли, суждения на основе объективного доказанного обоснования.

Предпосылка возникновения закона: предметы, соотносящиеся между собой, возникают из других предметов и, в свою очередь, порождают новые, взаимодействуют между собой, изменяясь и развиваясь в пространстве и времени.

Следовательно, все предметы в мире имеют свои основания в других. Нельзя считать истинным суждение без основательных доказательств.

Например, врач, собрав жалобы, анамнез жизни и заболевания, оценив настоящее состояние, изучив локальный статус, выраженность системных изменений формирует основной диагноз, осложнения, фоновые заболевания, сопутствующую патологию. Затем доказывает правильность своих суждений, опираясь на объективные данные лабораторно-инструментальных исследований [9].

В сложных ситуациях в построении диагноза существует другой метод поиска – путь исключения. Доказывая вероятность существования конкретного заболевания, исключают остальные варианты патологии со схожими признаками.

Например, абдоминальная боль может быть обусловлена патологией различных органов и систем. Необходимо установить причину возникновения данного синдрома как проявление или осложнение конкретного заболевания, т.е. провести дифференциальную диагностику.

Но при использовании данного метода диагностики невозможно сформировать абсолютно достоверное суждение.

Таким образом, клиническое мышление, базирующееся на законах логики, является основным инструментом в процессе диагностики, определяя квалификацию врача.

Правильное построение и обоснование диагноза, обусловливает назначение соответствующего плана последующих лечебно-диагностических мероприятий, с этапной оценкой течения патологического процесса, что является критерием качества клинической работы врача [10].

В целом, процесс постановки основного клинического диагноза разделен на два больших этапа:

1. Эмпирический – поиск и обнаружение признаков (симптомов), указывающих на вид, форму, характер течения заболевания.

2. Аналитический – построение диагностического вывода на основании данных, полученных эмпирическим путём. Познавательная деятельность врача – умозаключение (рассуждение) [4].

Представленные этапы построены на основных методах исследования – индукции и дедукции.

Индуктивное рассуждение основывается на наблюдении, сборе, классификации данных, полученных врачом во время опроса и осмотра больного. В данном случае врач идёт от простого к сложному, от частного к общему, собирая информацию по установленным алгоритмам обследования пациента:

  • Жалобы.
  • История болезни (аnamnesis morbi).
  • История жизни (аnamnesis vitae).
  • Обследование по органам и системам.
  • Построение предварительного клинического диагноза.
  • Назначение лабораторных и инструментальных методов обследования.

Несколько другой алгоритм обследования в отделении реанимации и интенсивной терапии при стабильном состоянии пациента:

  • Осмотр (поза пациента, внешний вид, поведение, степень активности, температура, рост, масса тела, индекс массы тела).
  • Оценка тяжести состояния пациента (на основе выраженности дисфункции основных четырёх систем жизнеобеспечения – ЦНС, кардиореспираторной и системы ткани крови)
  • Экстренное выполнение целенаправленных клинических, биохимических анализов, инструментальных методов обследования.

Тем не менее, в данном случае врач идет по пути индуктивного типа мышления.

Но в случае жизнеопасной ситуации, при декомпенсации основных систем жизнеобеспечения, выбирается путь дедуктивного мышления (от общего к частному) для выявления причины возникновения критического состояния.

При возникновении клинической смерти пациента и проведения сердечно-лёгочной реанимации основным видом мышления врача предстаёт интуитивное мышление.

Выявленный синдром может явиться следствием различных патогенетических процессов, поскольку организм реагирует на эндо- или экзогенное возмущение типовыми патологическими реакциями на основе изменения морфо-функционального статуса патологических систем, с последующим формированием индивидуальной реакции адаптации. В результате схожий синдром может наблюдаться при различных заболеваниях, а конкретное заболевание может проявляться различными синдромами. В этом и кроется противоречие между особенным и общим, между сущностью и явлением

На данном этапе возможны клинические ошибки врачей, обращающих своё внимание и действия не на поиск причины, а на стабилизацию проявлений патологического процесса. К тому же невозможно сформировать правильный диагноз и назначить соответствующее лечение без определенного практического опыта, навыков, соответствующего уровня теоретических знаний.

При выявлении основного механизма патогенеза, необходимо определить степень зависимости между ним и его патологическим проявлением, т.е. найти конкретную причинно-следственную связь, что в совокупности с этиологией патологического процесса даёт возможность установить нозологическую форму заболевания.

Нозологическая форма – это болезненный процесс, характеризующийся конкретной причиной (этиология), механизмом развития (патогенез) и выраженностью специфических изменений морфо-функционального статуса, отличающей конкретную болезнь от других заболеваний. Основным направлением клинической медицины является непрерывное движение от симптоматологии и синдромологии к нозологии [11].

Врач анестезиолог-реаниматолог в ОРИТ при первом контакте с пациентом, находящимся в критическом состоянии, определяет тяжесть состояния, исходя из выявления выраженности дисфункции основных четырёх систем жизнеобеспечения – ЦНС, кардиореспираторной и системе ткани крови.

Основными сложностями в правильной постановке диагноза пациенту в ОРИТ является кратковременность пребывания в стационаре и тяжесть его состояния. Поэтому построение клинического диагноза должно быть обосновано применением неспецифических и специфических шкал оценки тяжести и динамики состояния пациента.

Целесообразно изучать изменение клинического состояния пациента с привлечением данных инструментально-лабораторных показателей для оценки результатов интенсивной терапии, т.е. оценивать выраженность сдвигов и искать запасы индивидуального адаптационного потенциала пациента.

Целесообразно опираться на клинические рекомендации и стандарты диагностики и лечения [12].

Врачи, работающие только по инструкции, всегда вызывали негативные отзывы в свой адрес, высмеивались в литературных произведениях. В XVI в. Себастиан Брант описал таких врачей в своей сатирической поэме «Корабль дураков»:

«Что скажешь ты глупцу-врачу,

Который, глядя на мочу

Смертельно тяжкого больного,

В растерянности бестолковой

Хватает лекарский томище

И указаний, неуч, ищет?

Пока вникает он, смекает —

Больной и дух свой испускает!» [13]

Следовательно, для повышения качества диагностики и лечения, недостаточно цитировать данные медицинской литературы. Необходимо совершенствовать своё врачебное, клиническое мышление, основываясь на законах логики, с проявлением одного из законов диалектики – «переход количества в качество».

Не менее важным требованием к мышлению является его объективность. Наиболее частой причиной врачебных ошибок является субъективный взгляд на факты, их игнорирование, недостаточно критическое отношение к умозаключениям своих коллег.

Изменчивость клинической картины заболеваний делает процесс мышления врача творческим. В связи с этим мышление врача должно обладать гибкостью, т.е. способностью к быстрой мобилизации и перемене хода рассуждений, когда это диктует динамика индивидуального патологического процесса. Основными причинами врачебных ошибок являются:

  • неэффективный сбор жалоб, анамнеза, недостаточное их осмысление для использования в обосновании диагноза;
  • невнимательное, поверхностное, субъективное обследование пациента, неправильная интерпретация полученных результатов обследования;
  • нецеленаправленное лабораторно-инструментальное исследование, размывающее понимание сути течения основного патологического процесса;
  • невнимание индивидуальным особенностям течения заболевания (длительное, бессимптомное, атипичное);
  • редкость заболевания,
  • нехватка времени в условиях критического состояния пациента, затрудняющее его обследование, требующее незамедлительных жизнеспасающих действий;
  • недостаточность квалификации врача, хроническая усталость.

Всё вышеперечисленное приводит к непродуктивным размышлениям, неправильным выводам, необоснованным действиям.

В последнее время появляется всё больше новых методов лабораторно-диагностических исследований, характеризующих состояние органов и систем пациента.

Врач оказывается в потоке избыточного множества ненужных переменных и параметров, уводящих мышление с правильного курса, что может стать причиной диагностической ошибки.

Происходит столкновение количественного и качественного подходов к обследованию пациента.

Качественный подход, опирающийся не только на знания и разум, но и на врачебное искусство, отточенное восприятие и тонкую наблюдательность, – вот главный путь познания болезни и больного [14].

Заключение

Исторически клиническое врачебное мышление развивалось на фоне противоречий, борьбы противоположных мнений.

Его основу составляют не только фундаментальные и прикладные знания о функционировании органов и систем организма, проявлений их дисфункций, но и философские категории, законы логики.

Развитие «умственного видения», умение включить любой симптом в логическую цепь рассуждений — вот что необходимо для клинициста [15].

Врачу необходимо постоянно расширять свой кругозор — не только профессиональный, но и философский, эстетический и нравственный. В действии и через действие лежит путь к творческому освоению профессии.

По мнению А.Ф. Билибина и Г.И.

Царегородцева: «Клиническое мышление – это та интеллектуальная, логическая деятельность, благодаря которой врач находит особенности, характерные для данного патологического процесса у данной конкретной личности.

Врач, овладевший клиническим мышлением, умеет анализировать свои личные, субъективные впечатления находить в них общезначимое, объективное; он также умеет дать своим представлениям адекватное клиническое истолкование» [16].

«Недостаточно только иметь хороший разум, главное – это хорошо применять его».

«Уточните значение слов, и вы избавите человечество от половины заблуждений».

«Чтение хороших книг есть как бы беседа с почтеннейшими людьми прошлых веков – их авторами, и причем ученая беседа, в которой они открывают нам только лучшие из своих мыслей».

«Уж лучше совсем не помышлять об отыскании каких бы то ни было истин, чем делать это без всякого метода» [17].

Источник: https://medconfer.com/node/18330

Medic-studio
Добавить комментарий