Неоперабельный рак предстательной железы: С 2000 по 2008 гг. 74 пациента, страдающие от локально

Содержание
  1. Прогностические факторы выживаемости больных при раке предстательной железы | Experimental and clinical urology
  2. Рак простаты неоперабельный
  3. Как повысить выживаемость
  4. 1 стадия
  5. 2 стадия
  6. 3 стадия
  7. 4 стадия
  8. Общие сведения о заболевании
  9. Зависимость прогноза от симптомов
  10. После химиотерапии
  11. После операции
  12. Без операции
  13. После рецидива
  14. Рак четвертой степени: сколько живут пациенты с поражением легких?
  15. Онкология печени четвертой степени с метастазами
  16. Неоперабельный рак поджелудочной железы
  17. Отдаленные результаты дистанционной лучевой терапии у пациентов с впервые выявленным раком предстательной железы с различным риском прогрессирования
  18. Лечение рака простаты 4 степени – запущенной стадии
  19. Гормональная терапия
  20. Химиотерапия
  21. Лучевая терапия
  22. ПСМА-терапия при метастазах
  23. Лечение костных метастазов
  24. Неоперабельный рак предстательной железы

Прогностические факторы выживаемости больных при раке предстательной железы | Experimental and clinical urology

Неоперабельный рак предстательной железы: С 2000 по 2008 гг. 74 пациента, страдающие от локально

В Российской Федерации рак предстательной железы (РПЖ) является одним из наиболее распространенных онкологических заболеваний у мужчин, занимая второе место после опухолей легких. Доля РПЖ в структуре онкозаболеваний составляет 14,4%.

Стандартизированный показатель заболеваемости в 2015 году составил 40 на 100 000 мужчин. В РФ число мужчин, заболевших РПЖ в 2015 г., составило 38 812, тогда как в 2005 г. было зафиксировано 16 861 больных, прирост заболеваемости за последние 10 лет составил +105,7%.

Важно отметить, что при общем снижении смертности от всех онкозаболеваний, смертность от РПЖ растет: в 2005 г. было 8192 летальных исходов, в 2015 г. – уже 11987.

Несмотря на значительное увеличение числа больных с ранними формами заболевания, 45% пациентов при выявлении заболевания имеют местно-распространенные и метастатические формы [1].

Зная неагрессивный характер большинства типов РПЖ, а также тот простой факт, что это заболевание скорее связано с возрастом, чем с другими факторами, большой клинической проблемой является определение абсолютных показаний для назначения адекватного лечения.

Риск чрезмерной диагностики и чрезмерного лечения во многих случаев РПЖ является реальным и вызывает много вопросов. В последние годы сформировалась устойчивая тенденция к изучению выбора наиболее подходящей стратегии и наиболее подходящего вида лечения РПЖ.

Учитывая медленные темпы развития и прогрессирования РПЖ и возраст больных, риск смерти от сопутствующих заболеваний часто превышает риск смерти от РПЖ. В то же время лечебные вмешательства, которые проводят при РПЖ, обладают выраженными побочными эффектами и существенно влияют на качество жизни больных.

В связи с этим при планировании тактики необходимо тщательно проанализировать факторы риска, связанные с одной стороны с потенциалом прогрессирования рака и с другой стороны – с состоянием соматического здоровья и ожидаемой продолжительностью жизни [2-6].

Настоящая работа предполагает изучение прогностических факторов выживаемости для понимания адекватного клинического подхода в стратегии лечения РПЖ.

Цель исследования: улучшение результатов лечения больных РПЖ на основании выделенных факторов прогноза выживаемости в зависимости от клинико-морфологической характеристики опухоли, соматических данных, тяжести интеркуррентных заболеваний, вида лечения и осложнений.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

В исследование включены данные 1127 больных с морфологически подтвержденным диагнозом РПЖ. Был проведен ретроспективный анализ лечения больных локализованным(Т0-Т2сNх-0М0),местнораспространенным(Т3а-Т4Nх/0М0) и метастатическим (ТлюбоеNх/1М1а-1c) РПЖ.

Больные наблюдались и проходили лечение в ФГБУ «Институт хирургии им. А.В. Вишневского» г. Москвы, ГБУЗ «ГКБ им. Д.Д. Плетнева (ГКБ №57)» г. Москвы, ГБУЗ “ГП №218” г. Москвы, ГБУЗ «Клинический онкологический диспансер №1» г. Краснодара с 1995 по декабрь 2016 гг.

включительно.

Возраст больных на момент включения в исследование колебался от 41 до 89 лет, средний возраст – 65,4±5,2 года.

В группу хирургического лечения (радикальная простатэктомия – РПЭ) включено 495 больных, в группу лучевых (гормонолучевых) методов лечения – 256 больных, в группу андрогенной депривации – 305 больных и в группу отсроченного лечения (активное наблюдение/выжидательная тактика) – 71 больной.

У 447 (39,7%) больных был локализованный РПЖ, у 399 (35,4%) – местно-распространенный и у 281 (24,9%) больного – метастатический РПЖ. У 435(38,6%) больных сумма баллов по шкале Глисона (индекс Глисона) был ≤ 6 баллов, у 478 (42,4%) – 7 баллов и у 198 (17,6%) – 8-10 баллов.

Из 478 больных с индексом Глисона равным 7, у 238 (21,1%) больных сумма складывалась как 3+4, и у 240 (21,3%) – как 4+3. У 16 (1,4%) больных после РПЭ при тотальном морфологическом исследовании опухоли не было обнаружено (рТ0).

При сравнении всех групп лечения по ряду клинико-морфологических и соматических признаков имели место статистически значимые отличия, связанные с селекцией больных для различных видов специального лечения из-за степени распространенности опухолевого процесса и сопутствующей патологии.

Общие сроки наблюдения за больными составили 1–213 месяцев, средний период – 43,5±10,5 месяцев. При медиане наблюдения 49 месяцев (ИКР: 31-77 месяцев) из 1127 больных 704 (62,5%) были живы. В процессе специального лечения находился 251 (22,3%) больной.

За время наблюдения всего погибло 423 (37,5%) больных: 189 (16,8%) – от прогрессирования кастрат резистентного РПЖ (КРРПЖ), 228 (20,2%) – от причин, не связанных с РПЖ.

От осложнений лечебных мероприятий умерло 6 (0,5%) больных: 4 (0,3%) – из группы радикальной простатэктомии и 2 (0,2%) – из группы дистанционного лучевого лечения (ДЛТ).

Для решения поставленных в исследовании задач проведен подгрупповой анализ результатов лечения локализованного, местно-распространенного и метастатического РПЖ с многофакторным анализом влияния на выживаемость больных клинико-морфологических и соматических прогностических факторов. 

РЕЗУЛЬТАТЫ

Группа хирургического лечения

В группу хирургического лечения включено 325 (65,7%) больных с локализованным РПЖ, 94 (19%) больных местно-распространенным РПЖ и 76 (15,4%) больных метастатическим РПЖ .

Наличие опухолевого роста по линии резекции (ПХК) было выявлено у 15,6% больных. Наиболее частой (29,9%) локализацией являлась зона апекса предстательной железы (ПЖ).

У 24,7% пациентов ПХК был отмечен в зоне шейки мочевого пузыря, у 14,3% – в боковых отделах, у 31,1% – в базальных отделах ПЖ. У 20,8% больных имел место мультифокальный ПХК.

При сравнении частоты выявления ПХК у больных с интракапсулярными и экстракапсулярными опухолями отмечены статистически достоверные различия (р30) имело место у 108 (35,4%) больных.

При медиане наблюдения 37 месяцев (ИКР: 19-58 месяцев) из 305 больных, включенных в исследование, 126 (41,3%) живы (все с признаками болезни).

За время наблюдения 179 (58,7%) больных погибли: 121 (67,6%) – от КРРПЖ, 58 (32,4%) – от причин, не связанных с РПЖ. Без кастрационной рефрактерности живых больных – 45 (14,8%).

До десяти лет дожили больные только с локализованными формами РПЖ. Таким образом всего больных, доживших до КРРПЖ было 211 (69,2%).

5-ти и 10-летняя выживаемость 305 больных без резистентности к АДТ составила 36,4% и 2,3%.

Независимыми факторами выживаемости без КРРПЖ являлись:

  • уровень щелочной фосфотазы (ЩФ) >250 Ед/л (р=0,047);
  • стадии сМ1 (р=0,006);
  • болевой синдром в костях (р=0,039);
  • уровень надира ПСА >4 нг/мл (р=0,009);
  • на границе статистической достоверности было наличие аппендикулярных костных метастазов (р=0,053).

5-ти, 10-летняя ОСВ 305 больных в группе АДТ составила 41,8% и 4,9%. В многофакторном анализе было подтверждено влияние пяти факторов:

  • уровень ЩФ>250 Ед/л, как снижение 5-летней ОСВ с 46,1% до 37,9% (р=0,037),
  • стадии сМ1, как снижение 5ти и 10-летней ОСВ с 49,1% и 7,5% до 37,4% и 0%, соответственно (р=0,011),
  • болевой синдром в костях, как снижение 5-ти летней ОСВ с 46,1% до 37,4% (р=0,046),
  • стадия сТ >2, как снижение 5-ти и 10-летней ОСВ с 48,7% и 6,2% до 37,6% и 0% (р=0,041) и
  • уровень надира ПСА ≥4 нг/мл, как снижение 5-ти и 10-летней ОСВ с 56,2% и 5,9% до 28,7% и 0% (р=0,004).
  • наблюдалась тенденция к ухудшению выживаемости при наличии аппендикулярных костных метастазов (р=0,061).

За время наблюдения в группе АДТ умерли 179 (58,7%) больных: 121 (39,7%) – от прогрессирования РПЖ, 58 (19%) от причин, не связанных с РПЖ.

Медиана времени до смерти составила 35 месяцев (ИКИ: 29-41; диапазон от 7 до 145 мес.). 5-ти, 10летняя ОВ была равна 28,6% и 1,3%, соответственно. В многофакторном анализе было подтверждено влияние только трех факторов:

  • стадии сМ1, как снижение 5-ти и 10-летней ОВ с 38,2% и 1,8% до 20,2% и 0% (р=0,041);
  • уровень надира ПСА 250 Ед/л (р=0,067), наличии болевого синдрома в костях (р=0,057), стадии сТ >2 (р=0,072).

Группа отсроченного лечения

Больные этой группы были подходящими кандидатами для специального лечения: хирургического, лучевого или гормонального.

В силу различных обстоятельств: самостоятельный отказ или временное воздержание от лечения, выбор стратегии наблюдения, предложенной онкологом, урологом, больные не получали никакого специального онкологического лечения.

В данную группу наблюдения включено 56 (78,9%) больных с локализованным РПЖ и 15 (21,1%) больных местнораспространенным РПЖ. У большей половины больных (67,6%) в группе наблюдения определялись умеренно-высоко дифференцированные опухоли (индекс Глисона ≤6).

Средний уровень ПСА составил 10,8±7,4 нг/мл, медиана – 8,6 нг/мл (ИКР: 5,1–14,1, вариация 1,2-56). Индекс Чарльсона составил 1,04±0,97. Наиболее распространенными клинически значимыми интеркуррентными заболеваниями, выявленными у 71 больного, являлись артериальная гипертензия (45,1%) и ишемическая болезнь сердца (69,1%). Индекс массы тела составил 28,5±4,1, ожирение (ИМТ>30) имело место у 28 (39,4%) больных.

За весь период наблюдения 37 (52,1%) больных в связи с прогрессированием стали получать специальное лечение: 6 (8,5%) больных – ДЛТ, 3 (4,2%) – выполнена РПЭ и 28 (39,4%) – получали АДТ. Из 37 больных четверо самостоятельно обратились для радикального специального лечения (РПЭ и ДЛТ).

Все 9 больных, получивших местное специальное лечение, были из группы соматически здоровых мужчин (ИКЧ =0). ДЛТ и РПЭ была выполнена в течение первых двух лет наблюдения (вариация 7-24 месяца).

Гормонотерапию получали преимущественно больные (n=25) с отягощенным соматическим статусом (ИКЧ ≥1).

Из 71 больного, включенного в исследование, 24 (33,8%) живы. В процессе специального лечения (АДТ) находится 9 (12,7%) больных. За время наблюдения умерли 47 (66,2%) больных: 5 (10,67%) – от прогрессирования КРРПЖ, 42 (89,4%) – от причин, не связанных с РПЖ. От осложнений РПЭ и ДЛТ летальности не было (табл. 2).

Таблица 2. Характеристика летальности в группе наблюдения

Причина смерти n=51 n %
Осложнения простатэктомии/ДЛТ
Прогрессирующий КРРПЖ510,6
Второе онкологическое заболевание36,4
Сердечно-сосудистая патология3165,9
Другие причины: болезни, травмы817,1

5-ти и 10-летняя общая выживаемость в группе 71 больного составила 67,3%, 36,7%; опухолевоспецифическая – 91,2%, 84,1%, соответственно. Медианы данных показателей выживаемости достигнуты не были. Всего из умерших от других причин погибло 42 (89,4%) больных.

Доля неспецифической летальности прямо пропорциональна ухудшению соматического статуса: от 76,9% у соматически здоровых мужчин, до 95,7% больных с ИКЧ ≥2. За весь период наблюдения погибло 25 (89,3%) больных из 28 страдавших ожирением (ИМТ >30).

РПЖ был причиной смерти у 5 (7%) больных наблюдавшихся больных (10,6% от всех смертей).

По данным однофакторного анализа достоверно на ОСВ влияет:

  • возраст больных: 5-ти и 10-летняя ОСВ при возрасте менее 70 лет – 89,1% и 81,2% против 94,7% и 86,3% более у возрастных (р=0,012);
  • наличие местно-распространенных форм рака. При наличии стадии Т3 влияние было слабым: 5-ти и 10-летняя выживаемость составляла 88,2% и 81,6%, против стадии ≤Т2 – 95,7% и 87,9%, соответственно (р=0,024).

Статистически достоверного влияния других анализируемых клинико-морфологических показателей (уровень ПСА, степень дифференцировки опухоли, соматический статус и наличие ожирения) на ОСВ получено не было (р>0,05). Отсутствие подтвержденной статистической значимости других клиникоморфологических факторов объясняется либо небольшим количеством смертельных исходов или преобладанием значений других характеристик.

Многовариантный анализ также не подтвердил статистическую значимость клинико-морфологических факторов на ОСВ (р>0,05). Очевидно, это можно объяснить небольшим количеством наблюдений смерти от РПЖ.

За время наблюдения умерли 47 (66,2%) больных: 5 (7%) – от прогрессирования КРРПЖ, 42 (59,2%) – от причин, не связанных с РПЖ.

Медиана времени до гибели больных от всех причин – 40 месяцев (ИКР: 25-72, вариация 4-137 месяцев). 5-ти и 10-летняя общая выживаемость в группе 71 больного составила 67,3% и 36,7%, соответственно.

Основной причиной смерти больных явились сердечно-сосудистые заболевания (n=31; 65,9%) (табл. 2).

Независимыми прогностическими факторами являлись:

  • более молодой возраст больных (0,05).В настоящее время уделяется внимание изучению зависимости выживаемости от ожидаемой продолжительности жизни и коморбидности. При локализованном РПЖ оценка продолжительности жизни более 10 лет является обязательной для определения выгоды в выживаемости от проведенного местного радикального лечения. Однако коморбидный фон является у мужчин более важной прогностической категорией при анализе общей выживаемости при лечении локализованного РПЖ [20].В нашей серии наблюдений возраст значительно снижал ОВ, особенно на отрезке 5-10 летнего периода наблюдения: с 87,5% до 72,9%. Влияние определялось, как независимая переменная в многофакторном анализе (ОР 1,29, ДИ 1,15-1,54; р=0,045). Полученные данные сопоставимыс литературными источниками при длительных наблюдениях [21,22].В последнее время в литературе при прогнозировании выживаемости придается важное значение активности мужчин, нарушению питания и когнитивным расстройством. Коморбидность является основным предиктором смерти от других причин после РПЭ [23]. Это отмечено P. Albertsen и соавт., в работе которых больные не получали активногоместного лечения [20]. Через 10 лет большинство мужчин с индексомкоморбидностиЧарльсона >2 умерли от других причин, независимо от возраста и агрессивности рака.Агрессивность рака имела малое влияние на ОВ. Мужчины с ИКЧ ≤2 имеют низкий риск специфической смерти в течение 10 лет, особенно при высокодифференцированных раках. В последнее время для оценки рисков ранней смерти от других причин у больных при радикальных методахлечения все чаще пользуются Шкалой кумулятивного гериатрического риска (CISR-G) [24]. В нашей ретроспективной работе не было возможности пользоваться данным прогностическим инструментом изза дефицита полной коморбидной информации: показателей эндокринного, метаболического статуса, мышечно-скелетные физиометрические критериев и т.д.В нашей серии наблюдений отягощенный соматический статус (Индекс Чарльсона ≥2) снижал 5-ти и 10-летнюю ОВ с 96,2% и 90,2% до 91,4% и 84,2%, соответственно. В многофакторном прогнозе этот показатель являлся независимым прогностическим признаком (ОР 1,16, ДИ 1,02-1,35; р=0,025). На другие виды выживаемости коморбидность не оказывала влияния ни в однофакторном, ни мультивариантном анализе (р>0,05).ЗАКЛЮЧЕНИЕРетроспективный анализ подтверждает эффективность хирургического, гормонолучевого, гормонального метода, а также целесообразность применения отсроченного лечения у определенных групп больных. Длительная АДТ после ДЛТ увеличивает выживаемость без ПСАрецидива и общую выживаемость. Длительная АДТ, по-видимому, обладает широким спектром отрицательного влияния на метаболический статус мужчин с повышенным риском кардиоваскулярных осложнений. Однако таких достоверных данных в нашей работе получено не было. Выбор длительной гормонолучевой терапии целесообразен у больных с неблагоприятным прогнозом течения болезни.Планируется провести в дальнейшем для всех групп лечения общий многофакторный анализ влияния на выживаемость больных клинико-морфологических и соматических прогностических факторов, а также вида проводимого лечения. Полученные данные, возможно, позволят говорить об определенной селекции больных для наиболее подходящего вида лечения и возможность прогнозирования дальнейшего течения заболевания.ЛИТЕРАТУРА1. Злокачественные новообразования в России в 2015 году (заболеваемость и смертность). [Под редакцией А.Д. Каприна, В.В. Старинского, Г.В. Петровой]. М.: 2017. С.12-36.2. Buhmeida A, Pyrhönen S, Laato M, Collan Y. Prognostic factors in prostate cancer. Diagn Pathol 2006;1–4. doi: 10.1186/1746-1596-1-4

Источник: https://ecuro.ru/article/prognosticheskie-faktory-vyzhivaemosti-bolnykh-pri-rake-predstatelnoi-zhelezy

Рак простаты неоперабельный

Неоперабельный рак предстательной железы: С 2000 по 2008 гг. 74 пациента, страдающие от локально

Сейчас можно привести только приблизительные сведения о раке тех или иных видов. Опухоль злокачественного характера, которая локализуется в предстательной железе, отличается наиболее высоким процентом выживаемости – 30%.

Злокачественные формирования в груди не заканчиваются летальным исходом только в 15% случаев. При раке желудка может выжить каждый пятый. Самыми опасными являются неоперабельный рак печени и легких – 6 и 10% соответственно.

Как повысить выживаемость

Симптомы могут включать в себя появление в моче кровянистых примесей. Четвертая стадия рака простаты в любом случае предполагает метастазирование опухолевых клеток в иные системы и органы, что значительно влияет на качество, продолжительность жизни и прогноз, а также становится причиной смерти пациентов не от самого заболевания, а от сопровождающих его осложнений.

Сколько живут при неоперабельном раке простаты?

Особенно частым местоположением метастазов, которое укорачивает длительность жизни людей с последней степенью онкологической патологии простаты, становятся кости и печень.

Если метастазы поражают кости позвоночника, то формируется компрессия спины. У пациентов с четвертой степень.

Это может стать причиной формирования параплегий, то есть паралича конечностей, обездвиживания и выраженных болевых ощущений.

При диагностировании метастазов прогноз значительно хуже, даже если операция и химиотерапия назначены своевременно, и пациенты при этом сравнительно молоды (после сорока лет).

Сложно сказать о том, сколько проживет человек в таком случае. Зависит это от состояния его внутренних органов, качества лечения, наличия метастазов, включая также их присутствие в кости.

В среднем, этот показатель – от года до трех.

Итак, мы рассмотрели неоперабельный рак 4-й степени.

Прогноз выживаемости при раке предстательной железы зависит от времени диагностирования и формы онкологии. При обнаружении заболевания на ранней стадии вероятность успешного прекращения разрастание опухоли повышается.

Большую роль для прогноза играет форма аденокарциномы предстательной железы. Разные формы заболевания имеют различную сложность диагностирования на раннем этапе и отличаются по скорости разрастания опухоли.

1 стадия

Выявить опухоль на раннем этапе очень тяжело. Она не определяется при пальпации и почти не имеет симптомов. Легкие недомогания не вызывают тревоги, поэтому мужчины не обращаются в клинику за обследованием.

При условии ранней диагностики и соблюдении всех врачебных рекомендаций продолжительность жизни при раке предстательной железы 1 степени довольно высока. Почти 95% при подборе правильной методики лечения живут более 10 лет.

2 стадия

При второй степени онкологии у мужчин проявляются симптомы заболевания:

  • нарушение мочеиспускания (боль, частые позывы);
  • проблемы с потенцией.

При ощупывании простаты врач может обнаружить опухоль и назначить дополнительное обследование: сдачу лабораторных анализов, прохождение УЗИ, МРТ, биопсию.

Продолжительность жизни при раке простаты 2 степени будет зависеть от выбора способа лечения:

  1. Хирургическое удаление органа.
  2. Радиотерапия.
  3. Химиотерапия.
  4. Криозаморозка.

Общий прогноз при применении различных методов от 60 до 90 % пациентов имеют шанс пересечь 10-летний рубеж.

3 стадия

https://www..com/watch?v=Tg6MntYrAvU

Предлагаем ознакомиться:  Гипотиреоз у мужчин признаки – Гипотиреоз

На этом этапе опухоль проникает за границы предстательной железы, давит на мочевой пузырь и прямую кишку. Третья степень болезни имеет выраженные симптомы:

  • нарушение мочеиспускания (сильные боли, затрудненное и учащенное мочеиспускание, примесь крови);
  • проблемы желудочно-кишечного тракта.

Лечение карциномы 3 стадии не обходится без хирургического вмешательства. Продолжительность жизни при раке простаты 3 степени при наличии метастаз составляет 5 лет всего у 50 % пациентов.

4 стадия

При четвертой степени количество симптомов увеличивается, и они имеют ярко выраженный характер:

  • отсутствие аппетита;
  • снижение веса;
  • сильные боли в спине и костях;
  • иногда наблюдается паралич ног.

Четвертая стадия онкологии считается неоперабельной, так как она сопровождается метастазами по всему организму. У них большая скорость распространения по кровяной и лимфатической системе. Злокачественные клетки поражают костную ткань, соседние органы, мозг.

При раке простаты 4 степени с метастазами более 5 лет живут только 30 % больных. При отсутствии лечения прогнозы вовсе неутешительные – от 1 до 3 лет.

Для того чтобы увеличить срок жизни при онкологии простаты необходимо своевременно проходить профилактические осмотры, соблюдать все врачебные рекомендации:

  1. Исключить жареные, жирные и копченые продукты из рациона. Не употреблять продукты быстрого приготовления (фастфуд) и маргарин.
  2. Добавить в рацион грейпфруты, помидоры, морковь, арбуз, дыню.
  3. Не употреблять алкоголь.
  4. Разрешены легкие физические нагрузки, тренировки на укрепление мышц промежности.
  5. При сохранении эрекции рекомендуется вести нормальную половую жизнь.

Общие сведения о заболевании

Для того чтобы хорошо разобраться в тех факторах, которые влияют на продолжительность жизни пациента, нужно узнать как можно больше информации о самом заболевании.

К несчастью, несмотря на все имеющиеся в современной медицине достижения в сфере терапии онкологических болезней, специалисты до сих пор не установили причины появления такого недуга и не могут объяснить, из-за чего атипичные клетки затрагивают метастазами даже самые отдаленные органы. Как наиболее общие и вероятные причины перечисляются следующие:

  • предрасположенность генетического характера;
  • вредные привычки;
  • воздействие внешних факторов (деятельность в химической промышленности, облучение).

Протекание различных онкологических болезней имеет серьезные различия в зависимости от того, где локализована опухоль. Однако пациент зачастую не чувствует или просто игнорирует симптомы, а потому приходит в медицинское учреждение лишь в тех случаях, когда поздно что-то предпринимать, и рак может развиться в ускоренные сроки.

Именно поэтому заболевание чаще всего диагностируется уже на четвертой стадии с появлением метастаз.

Нужно знать, что особенно стремительно патология развивается у молодых людей, поскольку обменные процессы работают довольно хорошо, и метаболизм у них высокий.

О том, что можно полностью излечиться от рака четвертой стадии, не приходится говорить, однако не стоит ставить крест на своей жизни.

Выживаемость больных с онкологическим поражением желез груди четвертой степени колеблется от 10 до 15%, если проводится мастэктомия.

Чтобы определить размеры хирургического вмешательства, специалисту необходимо подробное томографическое исследование пораженного участка.

Когда проводится радикальное вмешательство, что особенно относится к женщинам с поражением фасции груди и метастазами в нескольких скоплениях лимфоузлов, врач назначает цитостатические средства в максимальной дозировке.

Зависимость прогноза от симптомов

Симптомы заболевания зависят от степени и формы рака. Карцинома может быть:

  1. Низкодифференцированной.
  2. Высокодифференцированной.

При низкодифференцированной карциноме длительность жизни намного меньше:

  • она имеет агрессивную природу;
  • быстро разрастается;
  • пускает метастазы;
  • хуже поддается медикаментозной терапии (плохо реагирует на химиотерапию и облучение).

При обнаружении низкодифференцированной опухоли шансы на 5-летнее выживание зависят от того, на какой стадии она была обнаружена:

  1. На первой – 50%.
  2. На второй – 25-40%.
  3. На третьей – 25%.

Лечение 1-2 степени высокодифференцированной карциномы, когда она еще не вышла за пределы органа, позволяет полностью избавиться от нее и значительно продлить жизнь.

Злокачественная опухоль предстательной железы начиная с 3 стадии имеет ярко выраженные симптомы и появление метастаз. Тогда лечение усложняется и сокращаются шансы на полное выздоровление.

После химиотерапии

Химиотерапия при раке простаты назначается при высокодифференцированной форме и продляет жизнь приблизительно на 3 года. При появлении гормонорезистентности шансы сокращаются вдвое.

После операции

Хирургическое удаление простаты при онкологии допустимо на 1-3 стадиях заболевания. При проведении операции удаляется предстательная железа, семенные каналы, и в случае поражения – лимфатические узлы.

Продолжительность жизни после операции (5-летний показатель) на 1-2 стадии составляет 100 %, на 3 стадии несколько ниже.

При распространении метастаз на соседние органы – 5-летний рубеж пересекает 90 % пациентов.

На 4 стадии хирургическое вмешательство производится в исключительных случаях. Продолжительность жизни после удаления рака простаты при метастазах на отдаленные органы (5 лет) составляет около 30 %.

Без операции

Чаще всего мужчины не соглашаются на операцию по удалению предпочитая другие методы терапии. Без проведения операции по удалению рака простаты 1 -2 степени при соблюдении всех врачебных предписании многие пациенты преодолевают 5 летний рубеж:

  1. При лучевой терапии – 70 – 80 %.
  2. При орхиэктомии и гормональном лечении – 55%.
  3. При андрогенной блокаде — 95%.
  4. При применении метода заморозки более 80 % живут примерно 5 лет. Статистика для этого метода не точная, так как он стал применяться сравнительно недавно.

При онкологии предстательной железы метастазы в первую очередь поражают ближайшие органы:

  • мочевыводящую систему;
  • почки;
  • кишечник;
  • яички.

И только на 4 стадии они распространяются дальше и поражают кости.

Прогноз продолжительности жизни при раке предстательной железы с метастазами в кости неутешительный. Более 5 лет при таком диагнозе живет лишь около 25 % мужчин.

После рецидива

После проведения любого вида лечения есть риск рецидива. Реабилитационный курс обязательно сопровождается сдачей анализов на ПСА. Его резкое увеличение свидетельствует о системном рецидиве.

При своевременном обнаружении возвращения болезни риск смертельного исхода можно значительно снизить.

Выживаемость при рецидиве рака простаты после радикальной простатэктомии зависит от многих факторов:

  • своевременном обнаружении;
  • возраста пациента;
  • реакции организма на медикаменты.

Продолжительность жизни после системного рецидива колеблется от 5 до 15 лет.

Рак четвертой степени: сколько живут пациенты с поражением легких?

При раке легких прогноз имеет существенные отличия, что определяется гистологической разновидностью опухоли. Судя по статистике выживаемости больных с мелкоклеточной карциномой, за пятилетний период данный показатель не выше 1%, и обусловлено это чрезвычайно агрессивным ростом данного новообразования. Крупноклеточный рак легких обладает более высокими цифрами – 12%.

Продолжительность жизни таких пациентов с неоперабельной стадией рака снижается из-за распространения данного заболевания на соседние системы и органы, образуются метастазы.

На протекание патологии положительно воздействует резекция целого легкого или его части.

При четвертой степени заболевания легких применение химио- и лучевой терапии может в определенной мере облегчить страдания больного.

Предлагаем ознакомиться:  Нужно ли кончать после массажа простаты

В сравнении с остальными онкологическими видами рак желудка с образованием метастазов отличается самым высоким показателем выживаемости, составляющих от 15 до 20%. Специалисты диагностируют последнюю стадию, если поражен желудок, орган, расположенный рядом, а также как минимум один регионарный лимфоузел.

Наиболее эффективным способом стабилизации онкологического процесса в желудке является химиотерапия, вводящаяся внутрь артерии. На запущенной стадии может быть проведена хирургическая операция, если имеются кровотечения или непроходимость кишечника.

При экзофитном росте новообразования (когда перекрывается просвет канала пищеварения) специалисты предлагают паллиативное оперативное вмешательство. Подобная операция по ликвидации опухоли восстанавливает проходимость пищи. 10-15% больных делается хирургическая операция, во время которой вживляется особый зонд для парентерального употребления пищи.

Онкология печени четвертой степени с метастазами

Новообразования злокачественного характера в печени особенно ускоренно прогрессируют и переходят от первой стадии к поздней буквально за 3-4 месяца. Именно из-за подобного агрессивного роста у рака печени очень неблагоприятный прогноз, и это отображается в статистике выживаемости, равной пяти годам.

При онкологическом поражении печени четвертой степени все доли и портальная вена поражаются злокачественным процессом. Традиционная помощь таким больным заключается в том, что назначаются обезболивающие лекарственные средства наркотического происхождения, а также лапароцентез, то есть ликвидация накопленной в брюшной полости жидкости. Все равно умерших от рака этого вида очень много.

На поздних этапах пациентам со злокачественным поражением печени можно продлить жизнь с помощью инновационных технологий устранения рака: радиочастотного лечения и химиоэмболизации.

Неоперабельный рак поджелудочной железы

Поскольку для пациентов с таким диагнозом отсутствует хирургическое лечение, выживаемость в этом случае равна двум процентам. И наоборот – у больных, которым была проведена радикальная операция, есть возможность прожить до пяти лет в 15-20%.

При раке поджелудочной железы самой распространенной разновидностью оперативного вмешательства по сути является операция Уиппла. Ее методика основана на том, что удаляется головка раковой опухоли одновременно с частью желудка, желчного пузыря и двенадцатиперстной кишки.

Радикальная операция не может быть проведена пациентам, имеющим злокачественные дефекты расположенных рядом сосудов и множественные метастазы.

Чтобы улучшить качество жизни больных с неоперабельной формой рака поджелудочной железы, специалисты могут сделать дренирование выводных протоков желчного пузыря.

Кроме того, комплексная паллиативная терапия включает в себя обезболивающие наркотические препараты.

Прогноз при неоперабельном раке неутешительный.

Отдаленные результаты дистанционной лучевой терапии у пациентов с впервые выявленным раком предстательной железы с различным риском прогрессирования

Неоперабельный рак предстательной железы: С 2000 по 2008 гг. 74 пациента, страдающие от локально

Демешко П.Д., Красный С.А.

Государственное учреждение «Республиканский научно-практический центр онкологии и медицинской радиологии им. Н.Н. Александрова», Минск, Беларусь

Эл. почта: pdemeshko@icloud.com, sergeykrasny@tut.by

Введение. В настоящее время в Республике Беларусь наблюдается экспоненциальный рост заболеваемости раком предстательной железы (РПЖ) и данная нозология находится на первом месте по темпам прироста [1]. На фоне общего снижения смертности от злокачественных новообразований в республике рак простаты остается одной из немногих опухолей, при которых смертность растет.

Результаты лечения пациентов, страдающих РПЖ, определяются распространенностью опухолевого процесса на момент установки диагноза, а также наличием других факторов.

Разработаны ряд классификаций, позволяющих разделять пациентов на группы с целью определения необходимого объема лечения и прогноза.

В частности, выделение групп высокого и крайне высокого риска необходимо для идентификации популяции пациентов, страдающих «летальным» РПЖ, при котором существует необходимость применения наиболее активной лечебной тактики.

Одной из наиболее ранних и часто применяемых прогностических классификаций является стратификация, разработанная в 1998 году D’Amico A. et al. [2].

Авторы исследования показали, что выживаемость до биохимического прогрессирования у пациентов с высоким риском оказалась статистически значимо ниже при использовании внутритканевой брахитерапии (БТ) по сравнению с дистанционной лучевой терапией (ДЛТ) и радикальной простатэктомией. Другая распространенная стратификация используется в стандартах исследовательской группы National Comprehensive Cancer Network (NCCN) [3]. В отличие от предыдущей, NCCN отдельно выделяет группу крайне высокого риска, к которой относят пациентов с клинически определяемой инвазией опухоли в семенные пузырьки или прилежащие органы (cT3b-4), а также при наличии трех факторов высокого риска.

Относительная частота встречаемости пациентов, страдающих раком предстательной железы с неблагоприятным прогнозом (с высоким и крайне высоким риском) в разных популяциях варьирует в широких пределах. В частности, по данным Grossfeld G. D. et al. она составляет от 20 до 35% [4]. Согласно другим источникам, пациенты с высоким риском составляют 15-40% от всех вновь выявленных случаев РПЖ [5, 6].

В настоящее время существуют различные мнения относительно выбора оптимального метода лечения у пациентов с высоким риском прогрессирования, которое может включать радикальную простатэктомию (РПЭ), лучевую терапию (ЛТ), гормональную и химиотерапию, а также различные сочетания перечисленных методов специального лечения [7].

Однако в доступной литературе нет общепринятого консенсуса относительно предпочтительной тактики лечения, поскольку на сегодняшний день большие проспективные рандомизированные исследования по сравнению эффективности РПЭ и ЛТ не проводились.

Целью настоящего исследования явилась оценка отдаленных результатов дистанционной ЛТ у пациентов с впервые выявленным РПЖ в зависимости от групп онкологического риска и различных прогностических факторов.

Материалы и методы. Материалом для исследования послужили данные о 178 пациентах, которым в период с 2005 по 2008 г.г. включительно в РНПЦ ОМР им. Н.Н. Александрова проведена ЛТ по радикальной программе по поводу аденокарциномы предстательной железы

Риск прогрессирования оценивался как низкий согласно критериям NCCN [3]: сТ1с-2а, сумма баллов Глисона ≤ 6 и ПСА < 10 нг/мл. К группе промежуточного риска были отнесены пациенты со следующими одним или двумя факторами: сТ2b-c или сумма баллов Глисона 7 или ПСА 10-20 нг/мл.

Высоким риском считали случаи с клинической стадией сТ3а, суммой баллов Глисона 810 или ПСА > 20 нг/мл. Также к данной группе были отнесены пациенты с тремя факторами промежуточного прогноза.

Крайне высокий риск характеризовался наличием инвазии семенных пузырьков или окружающих органов (сT3b4) или 3 факторов высокого риска.

В исследование не включались пациенты с клинически выявляемыми метастазами в регионарных лимфатических узлах по данным интраскопических методов исследования (компьютерной или магнитно-резонансной томографии).

Кроме этого, всем пациентам для исключения метастатического поражения костных структур, лимфатических узлов забрюшинного пространства и/или органов брюшной полости выполнялась остеосцинтиграфия с 99m технецием и ультразвуковое исследование органов брюшной полости.

Всем пациентам облучение проводилось в условиях 3D планирования на линейном ускорителе электронов Clinac 2300/CD (Varian Medical Systems, США). Объем облучения включал предстательную железу и семенные пузырьки, а также зоны регионарных лимфоузлов.

Разовая очаговая доза (РОД) составила 2 Гр, 5 фракций в неделю. Медиана суммарной очаговой дозы (СОД), подведенной на предстательную железу была равна 74 Гр, на регионарный лимфатический аппарат – 44 Гр. Управление процессом ЛТ по изображениям не применялось.

Общая характеристика пациентов представлена в таблице 1.

Таблица 1 – Общая характеристика пациентов

ПоказательЗначение
Число пациентов178
Медиана возраста (разброс значений), лет70,7 (53-82)
Степень местного распространения опухоли: сТ1-2сТ3-4 93 (52,2%) 85 (47,8%)
Медиана ПСА (разброс значений), нг/мл26,0 (2,8-370,0)
Сумма Глисона: ≤ 6≥ 7 72 (40,4%)106 (59,6%)
Наличие адъювантного лечения: Лечение не проводилосьЛечение проводилось 84 (47,2%)94 (52,8%)
Группа риска: Низкий Промежуточный ВысокийКрайне высокий 30 (16,9%) 38 (21,3%) 64 (36,0%)46 (25,8%)

Адъювантное лечение в виде хирургической кастрации проведено 52,8% пациентам (группа неблагоприятного прогноза).

В качестве первичной конечной точки исследования выступала раковоспецифическая выживаемость (РСВ), в качестве события принимали факт смерти от причины, связанной с РПЖ. Наблюдение считалось завершенным, если пациент умер до даты завершения срока наблюдения.

Наблюдение считалось цензурируемым, если к моменту завершения наблюдения пациент был жив, выбыл из-под наблюдения, умер от причин, не связанных с основным заболеванием или если получить достоверную информацию о дальнейшей судьбе не представлялось возможным.

За начало наблюдения принималась дата установки диагноза, датой завершения исследования считали 1 августа 2014 года. Для оценки выживаемости использовался подход Каплан-Мейера. Рассчитывались точечные и интервальные оценки РСВ в различные контрольные сроки.

Статистический анализ выполнен с использованием программы SPSS v.17.

Результаты. Медиана времени наблюдения при анализе РСВ в общей когорте пациентов составила 78,2 месяца (от 5,0 до 121,5 месяца). За указанный период времени от причин, связанных с РПЖ умерло 40 пациентов. Медиана выживаемости достигнута не была, 5-летняя и 10-летняя РСВ в общей когорте пациентов составила соответственно 81,3±0,028% и 67,4±0,039% (рисунок 1).

Рисунок 1 – РСВ в общей когорте пациентов

При анализе РСВ в зависимости от группы риска получены статистически значимые различия (рисунок 2, таблица 2).

Рисунок 2 – РСВ в зависимости от групп риска (р = 0,001)

Таблица 2 – РСВ в зависимости от группы риска

Группа рискаМедиана РСВ, мес.РСВ, %±SE
3-х летняя5-ти летняя9-ти летняя
НизкийНе достигнута92,3±0,0592,3±0,0581,3±0,1
ПромежуточныйНе достигнута97,4±0,0397,4±0,0394,3±0,04
ВысокийНе достигнута83,9±0,0580,4±0,0563,4±0,1
Крайне высокий76,881,5±0,0664,3±0,0749,1±0,09

При проведении попарного сравнения статистически значимой разницы в показателе РСВ между группами низкого и промежуточного риска не получено (p log-rank = 0,5).

В группах высокого и крайне высокого риска разница носила пограничный характер (p log-rank = 0,05).

Разница в выживаемости между группами низкого и промежуточного риска и высокого и крайне высокого риска продемонстрировала статистическую значимость (p log-rank < 0,05).

Отдельно были проанализированы отдаленные результаты лечения (РСВ) в зависимости от суммы Глисона, уровня ПСА, клинической стадии, а также возраста пациентов (таблица 3).

Таблица 3 – Показатели РСВ в зависимости от различных прогностических факторов

ПоказательМедиана РСВ, месРСВ, %±SE
5-ти летняя9-ти летняяр
Сумма Глисона: ≤ 6 7≥ 8 Не достигнута Не достигнута49,4 87,5±0,03 66,1±0,0954,5±0,173,2±0,08 60,1±0,136,4±0,1
< 0,001 Уровень ПСА, нг/мл: < 10,0 10,0-20,0 > 20,0 Не достигнута Не достигнутаНе достигнута 88,7±0,03 93,0±0,0367,5±0,06 59,1±0,2 87,2±0,0558,2±0,070,003Клиническая стадия: сТ1с-2с cT3acT3b-4 Не достигнута Не достигнута76,8 90,9±0,03 78,4±0,0663,7±0,07 81,9±0,06 62,9±0,148,1±0,090,001Возраст, лет: Моложе 7070 и старше Не достигнутаНе достигнута 71,8±0,0687,3±0,04 61,6±0,0770,2±0,090,02

Как следует из представленных данных, все вышеуказанные факторы статистически значимо коррелировали с РСВ пациентов (рисунок 3).

Рисунок 3 – РСВ в зависимости от суммы Глисона, уровня ПСА, клинической стадии и возраста

Обсуждение. На сегодняшний день существуют несколько классификаций, позволяющих разделять пациентов на группы низкого, промежуточного и высокого риска прогрессирования заболевания и смерти от РПЖ с целью определения прогноза и необходимого объема лечения [2, 3].

Наиболее часто применяемыми подходами к лечению данного заболевания у пациентов с низким и промежуточным онкологическим риском является радикальная простатэктомия, ЛТ и активное наблюдение. У пациентов с высоким онкологическим риском и/или местно-распространенным процессом наиболее часто используется ЛТ в сочетании с ГТ.

В настоящем исследовании изучены отдаленные результаты ЛТ у пациентов с различным риском прогрессирования, который продемонстрировал статистически значимое влияние на выживаемость.

Следует отметить, что большинство подобных обсервационных исследований по изучению отдаленных результатов ЛТ у пациентов, страдающих РПЖ, в качестве конечной точки рассматривают факт развития биохимического рецидива заболевания [2, 8]. Однако, как показало исследование Pound C.R. et al.

[9], медиана времени от развития биохимического рецидива после радикального лечения до смерти пациента составляет около 13 лет и не у всех пациентов с повышением уровня ПСА развивается клиническое прогрессирование заболевания.

Касательно пациентов с благоприятным и промежуточным прогнозом это может означать, что существует достаточно высокая вероятность (принимая во внимание возраст и сопутствующую патологию) умереть от причины, не связанной с основным заболеванием.

Поэтому смерть пациента, причиной которой является прогрессирование РПЖ – раково-специфическая выживаемость – является наиболее адекватной конечной точкой подобных исследований [10].

Согласно полученным нами данным, применение ЛТ у пациентов с благоприятным прогнозом (низким и промежуточным риском) продемонстрировало удовлетворительные отдаленные результаты: 9-летняя РСВ составила 81,3±0,1% и 94,3±0,04% соответственно.

В связи с вышеуказанным, при удовлетворительных показателях выживаемости на первый план могут выступать функциональные результаты лечения, качество жизни пациентов, а также затраты на проведение самой терапии.

В данном аспекте перспективным является применение брахитерапии высокой мощностью дозы в качестве монотерапии при низком риске или ее комбинации с дистанционной ЛТ у пациентов с промежуточным прогнозом.

Использование данной техники позволяет провести точное подведение высокой дозы излучения к предстательной железе с минимальным воздействием на окружающие ткани, а также значительно сократить сроки лечения [11].

Раково-специфическая выживаемость пациентов с неблагоприятным прогнозом (высоким и крайне высоким риском прогрессирования) оказалась статистически значимо хуже относительно низкого и промежуточного риска и составила 63,4±0,1% и 49,1±0,09% соответственно.

Возможной причиной относительно низких показателей являлось использование стандартных суммарных доз излучения (72-74 Гр), что в указанной подгруппе пациентов может быть недостаточно.

Согласно ряду проведенных в настоящее время исследований, использование более высоких доз излучения (78-86 Гр) по сравнению со стандартными (66-74 Гр) приводит к значительному улучшению показателей безрецидивной выживаемости у пациентов с высоким риском прогрессирования. В частности, Heemsbergen W.D.

et al [12] представили отдаленные результаты проспективного рандомизированного исследования по сравнению эффективности дистанционной ЛТ в стандартной (68 Гр) и эскалированной (78 Гр) СОД у пациентов с промежуточным и высоким онкологическим риском.

Согласно полученным данным, в основной группе было отмечено статистически значимое повышение показателя 10-летней выживаемости без биохимического прогрессирования по сравнению со стандартной ЛТ, который составил 49% и 43% соответственно. Сходные результаты получены в исследовании Dearnaley D.P. et al. [13], согласно которому 10-летняя безрецидивная (ПСА) выживаемость составила 43% в контрольной группе и 55% в группе эскалированной ЛТ (относительный риск = 0, 69, p = 0,0003).

В изучаемой нами популяции пациентов проведение ЛТ в более молодом возрасте также было ассоциировано со статистически значимо худшими отдаленными результатами: 9-летние показатели РСВ у пациентов моложе и старше 70 лет составили соответственно 61,6±0,07% и 70,2±0,09% (р = 0,02). Согласно данным Zelefsky M.J. et al., возраст также являлся независимым прогностическим фактором при оценке долгосрочных результатов ЛТ у пациентов с промежуточным и высоким риском (уровень 7-летней смертности от РПЖ составил 19%) [14].

Заключение. Выбор метода лечения у пациентов, страдающих РПЖ, остается сложной клинической проблемой современной онкологии.

Совершенствующиеся методики проведения ЛТ, включающие брахитерапию, ЛТ с модулированной интенсивностью (IMRT) и модуляцией интенсивности по объему (VMAT), ЛТ с управлением по изображениям (IGRT) позволяют провести безопасную эскалацию дозы и ее гипофракционирование.

Указанный подход потенциально способен улучшить отдаленные результаты лечения пациентов, страдающих РПЖ в высоким риском прогрессирования, что, однако, требует подтверждения в проспективных исследованиях.

Литература

1. Океанов, А.Е. Статистика онкологических заболеваний в Республике Беларусь (2003-2012) / А.Е. Океанов, П.И. Моисеев, Л.Ф. Левин ; Под редакцией О.Г. Суконко. – Минск : РНПЦ ОМР им. Н.Н. Александрова, 2013. – 373 с.

2. Biochemical outcome after radical prostatectomy, external beam radiation therapy, or interstitial radiation therapy for clinically localized prostate cancer. / A.V.D’Amico R.Whittington, S.B. Malkowicz et al. // JAMA – 1998. – Vol. 280. – P. 969-974.

3. Prostate cancer, version 2.2014 / J.L. Mohler, P.W. Kantoff, A.J. Armstrong et al. // J. Natl. Compr. Canc. Netw. – 2014. – Vol. 12 (5). – P. 686-718.

4. Predicting recurrence after radical prostatectomy for patients with high risk prostate cancer / G.D. Grossfeld, D.M. Latini, D.P. Lubeck et al. // J Urol. – 2003. – Vol. 169. – P.157–163.

5. Secondary therapy, metastatic progression, and cancer-specific mortality in men with clinically high-risk prostate cancer treated with radical prostatectomy / O. Yossepowitch, S.E. Eggener, A.M. Serio et al. // Eur. Urol. – 2008. – Vol. 53. – P. 950–959.

6. Cooperberg, M.R. Time trends and local variation in primary treatment of localized prostate cancer / M.R. Cooperberg, J.M. Broering, P.R. Carroll // J Clin. Oncol. – 2010. – Vol. 28. – P.1117–1123.

7. Multimodal treatment for high-risk prostate cancer with high-dose intensitymodulated radiation therapy preceded or not by radical prostatectomy, concurrent intensified-dose docetaxel and long-term androgen deprivation therapy: results of a prospective phase II trial / A. Guttilla, R. Bortolus, G. Giannarini et al. // Radiation Oncology – 2014. – Vol. 9. – P. 24-34.

8. Comparative analysis of prostate-specific antigen free survival outcomes for patients with low, intermediate and high risk prostate cancer treatment by radical therapy. Results from the Prostate Cancer Results Study Group / P. Grimm, I. Billiet, D. Bostwick et al. // BJU Int. – 2012. – Vol. 109 (Suppl. 1). – P. 22-29.

9. Natural history of progression after PSA elevation following radical prostatectomy / C.R. Pound, A.W. Partin, M.A. Eisenberger et al. // J.A.M.A. – 1999. – Vol. 281 (17). – P. 1591–1597.

10. Comparative effectiveness of radical prostatectomy and radiotherapy in prostate cancer: observational study of mortality outcomes / P. Sooriakumaran, T. Nyberg, O. Akre et al. // B.M.J. – 2014. – Vol. 26. – P. 348.

11. High-dose-rate brachytherapy as monotherapy for prostate cancer: technique, rationale and perspective / Y. Yoshioka, O. Suzuki, Y. Otani et al.// J. Contemp. Brachytherapy. – 2014. – Vol. 6. – P. 91-98.

12. Long-term results of the Dutch randomized prostate cancer trial: Impact of dose-escalation on local, biochemical, clinical failure, and survival / W.D. Heemsbergena, A. Al-Mamganib, A. Slotc et al. // Lebesque Radiotherapy and Oncology. – 2014. – Vol. 110. – P. 104–109.

13. Escalated dose versus control-dose conformal radiotherapy for prostate cancer: long-term results from the MRC RT01 randomised controlled trial / D.P. Dearnaley, G. Jovic, I. Syndikus et al. // Lancet Oncol. – 2014. – Vol. 15. – P. 464–473.

14. Long-term results of conformal radiotherapy for prostate cancer: impact of dose escalation on biochemical tumor control and distant metastases-free survival outcomes / M.J. Zelefsky, Y. Yamada, Z. Fuks et al. // Int. J. Radiat. Oncol. Biol. Phys. – 2008. – Vol. 71. – P. 1028-1033.

в журнале “Вестник урологии”. Номер №3/2015 стр. 42-53

Источник: https://www.uroweb.ru/article/otdalennie-rezultati-distantsionnoy-luchevoy-terapii-u-patsientov-s-vpervie-viyavlennim-rakom-predstatelnoy-gelezi-s-raz

Лечение рака простаты 4 степени – запущенной стадии

Неоперабельный рак предстательной железы: С 2000 по 2008 гг. 74 пациента, страдающие от локально

О необходимости и желательности ранней диагностики рака предстательной железы написано немало.

Но если время упущено, и рак простаты перешел в 3-ю или 4-ю стадию (неоперабельную), когда уже имеются метастазы, не следует впадать в отчаяние и поддаваться панике.

Ведь сейчас даже 4 стадия рака простаты относительно успешно лечится, хотя еще не так давно этот диагноз звучал как смертный приговор.

Гормональная терапия

И заслуга в этом канадского доктора Чарльза Брентона Хаггинса, который установил, что рак простаты – гормонозависим, и зависит он прежде всего от мужских половых гормонов.

И при резком снижении уровня этих гормонов наступает “торможение” развития опухоли, а именно этого врачи и добиваются в лечении далеко зашедших стадий (3 и 4 степени рака простаты). За это Хаггинс и был удостоен Нобелевской премии по медицине в 1966 году.

Ему принадлежит концепция резкого подавления уровня мужских половых гормонов, в особенности тестостерона, гормонотерапия для борьбы с раком простаты.

Именно этими постулатами и руководствуются немецкие медики при лечении далеко зашедших случаев рака простаты – 3 и 4 стадии. Выделяют несколько методик подавления уровня гормонов:

  • Классический метод – орхиэктомия, хирургическое удаление яичек. Это вмешательство мгновенно снижает в организме уровень половых гормонов. В последнии годы предпочтение стало отдаваться медикаментозной методике подавления гормонов.
  • Раньше больным назначали эстрогены, женские половые горомоны, которые противодействовали мужским половым гормонам, что так же приводило к нужному эффекту. Но теперь появились новые, революционные методы воздействия на мужские половые гормоны. И сейчас для лечения рака простаты 4 степени в Германии используют так называемые LHRH-аналоги. Это необычайно сложные по строению вещества. Они подавляют выработку мужских половых гормонов на уровне рилизинг-факторов, продуцирующихся в нашем организме в гипоталамусе – крошечной области в головном мозге. Этой же цели немецкие врачи добиваются с помощью назначения LHRH-антагонистов – препаратов еще более нового поколения. Они действуют еще мягче, но не менее эффективно.
  • Ну и наконец, последняя группа препаратов, применяющихся для подавления уровня мужских половых гормонов – стероидные и нестероидные антиандрогены (андрогены – мужские половые гормоны). Они воздействуют не на сам уровень гормонов в крови, а прежде всего на рецепторы, воспринимающие половые гормоны, и это является их безусловным плюсом.

Химиотерапия

Но все сказанное выше относится к тем опухолям простаты, которые чувствительны к антигормональной терапии. При лечении гормононечувствительного рака простаты 3, 4 степени врачам остается только химиотерапия. Она подавляет рост раковых клеток и тормозит развитие заболевания, даже в запущенной степени.

Не чувствительный к гормонам рак предстательной железы (гормонорезистентный) можно затормозить, воздействуя на злокачественные клетки специальными химическими препаратами.

Попадая в организм пациента через кровь, желудочно-кишечный тракт или лимфу (при подкожном введении), препараты отравляют злокачественные клетки и те не могут больше нормально делиться (размножаться) и опухоль регрессирует.

При раке простаты 4 степени речь уже идет не о полном лечении как таковом, а, к сожалению, только о приостановке роста опухоли и распространении метастазов.

При агрессивных видах рака простаты, да еще и на 4 стадии полного излечения с помощью химиотерапии добиться невозможно, поскольку химические препараты воздействуют и на здоровые клетки организма, хоть и в меньшей степени.

Тем не менее, химиотерапия способна продлить жизнь пациента.

Лучевая терапия

Радиотерапия успешно может применяться как самостоятельный метод лечения рака простаты на 1 и 2 стадии, как вспомогательный метод – на 2, 3 и 4 стадии.

Когда речь идет о 4 степени развития заболевания, то лучевая терапия может рассматриваться и как паллиативное лечение. Облучение злокачественных очагов выраженно снимает болевые симптомы.

Также, как и химиотерапия, затормаживает метастазирование и разрушает раковые клетки.

Выбор того или иного метода лечения рака простаты 4 степени выбирает врач-онколог, исходя не только из особенностей заболевания, но и общего состояния организма пациента. Только на основе детальной диагностики может быть составлена наилучшая программа лечения с применением одного или нескольких методов лечения (комбинированная терапия).

ПСМА-терапия при метастазах

С недавнего времени в университетских клиниках Германии проводятся курсы лечения рака простаты путём внутривенного введения радиоактивного вещества, накапливающегося преимущественно в метастазах – как в костных, так и мягких тканях, при рецидивах заболевания после оперативного удаления простаты при раке простаты. Стоит отметить, что этот метод применяется только в тех случаях, когда уже исчерпаны возможности эффективного лечения гормональными препаратами.

Выбор подобной терапии не случаен, поскольку после длительного применения гормональных препаратов, в далекозашедших стадиях заболевания, раковые клетки становятся почти невосприимчивыми к воздействию многих медикаментов, и остаётся только единственный метод – химиотерапия. Теперь у врачей в этой ситуации есть еще один метод – новое целенаправленное лечение “ПСМА-терапия”.

Внутривенное введение радиоизотопного, накапливающегося в метастазах, препарата (применяют изотопы йода, актиния и лютеция) воздействует ß-излучением на раковые клетки изнутри.

Обязательно пребывание в радиологическом стационаре под наблюдением до 72 часов. В процессе пребывания будут проведены преддиагностические и множественные лечебные мероприятия.

Так, профилактическая защита всего организма от вредного воздействия излучения включает в себя: защиту слюнных желёз их охлаждением, защита щитовидной железы медикаментозными препаратами: капли Irenat®, табл. йодида калия. Защита почек проводится инфузионной терапией и обильным питьём.

Также осуществляются контроль за параметрами крови, оценка лучевой дозировки, проводится контрольно-дополнительная сцинтиграфия слюнных желёз.

ПСМА-терапия, как правило, хорошо переносится пациентами, препарат выводится из организма почками, печенью и желчным пузырём. Возможен контроль показателей крови в клинике каждые 2 недели. Общее наблюдение до 10 недель. Повторный курс ПСМА-терапии можно повторить через 2 месяца.

Лечение костных метастазов

Лечение метастазов костей и позвоночника при прооперированной, или при неоперабельной аденокарциноме простаты проводится по подобной методике, в основе которой лежит принцип особенности быстрого накопления препарата костными метастазами. Развитие костных метастазов способствует прогрессированию ломкости костей из-за потери их прочности – выводу кальция. Это приводит к возникновению болей, онемению, нарушению подвижности.

Препарат Ксофиго / Xofigo® содержит радиоактивный изотоп радия / Ra223 , особенностью которого является проникновение и накопление в костной ткани, особенно в метастазах.

При этом продуцируемое излучение действует только на коротком расстоянии и не повреждает окружающие ткани.

По сравнительной статистике, проверенной более чем на 1000 пациентов, после инъекций данного препарата, осложнения в виде переломов костей встречались крайне редко, уменьшились боли в костях, значительно улучшалось и увеличивалось качество и продолжительность жизни.

Во время лечения препаратом ограничений половой жизни придерживаться не надо, но в связи с изменением состава эякулята под влиянием лучевого воздействия, использование презерватива обязательно и по окончании лечения ещё на протяжении 6 месяцев.

Перед началом лечения препаратом Ксофиго, необходимо провести контроль анализа крови. Внутривенная инъекция препарата длится всего одну минуту. Для комплексного, полугодового лечения нужно произвести всего 6 инъекций, повторяемых каждые 4 недели.

Источник: https://www.MedHaus.ru/pages/neoperabelniy_rak_prostaty/

Неоперабельный рак предстательной железы

Неоперабельный рак предстательной железы: С 2000 по 2008 гг. 74 пациента, страдающие от локально

Чаще всего такой диагноз как неоперабельный рак предстательной железы ставится, когда болезнь запущена и имеет последнюю, четвертую степень, развития. В этой степени наблюдаются значительные метастазы в разные органы и сильные боли.

В странах, с плохо развитой диагностикой этого заболевания рак простаты на четвертой степени диагностируется в половине случаев. Эта ситуация характерна для бывших стран СССР. В странах с развитой соответствующей системой, к примеру, в Японии и США, Евросоюзе, четвертая степень диагностируется у трети больных.

Что касается метастазирования костей. то оно происходит на 5-6 год после ранней стадии развития рака простаты. При таких метастазах операция уже, в подавляющем большинстве случаев, невозможна. Поэтому врачи назначают терапию гормонами.

Гормонально-резистентная стадия развивается на протяжении одного-двух лет. Это в ситуации, когда новообразования перестают реагировать на поступающие гормоны или же полное отсутствие тестостерона на рост раковых клеток уже не влияет.

При раке простаты четвертой степени пациенты живут в среднем 6-7 лет. как показывает статистика. За точку отсчета берется начало гормонального лечения. Когда развивается устойчивость рака к гормонам, то на фоне общего симптоматического лечения пациент проживет еще от трех до пяти лет.

Это важно! Если рак предстательной железы является неоперабельным, это не значит, что стоит запускать болезнь. При отсутствии лечения продолжительность жизни значительно сократиться. Правильное и своевременное вмешательство врачей способствует улучшению качества и увеличению продолжительности жизни.

Если лечения нет, то продолжительность жизни сократится от средней прогнозируемой продолжительности в два раза.

На выбор метода лечения влияет стадия рака

Полностью вылечиться от рака предстательной железы можно на начальной стадии болезни. Чаще всего для этого назначается проведения соответствующей операции. Если рак находится на четвертой стадии, то операция уже невозможна и прогноз будет не самым благоприятным. Но можно сдерживать прогрессирование рака и значительно повысить качество жизни пациента, снять сильные боли.

Конкретный метод лечения неоперабельного рака предстательной железы медик выбирает в зависимости от стадии болезни и возраста пациента, от того, есть ли какие-то хронические заболевания, насколько велики риски развития разного рода осложнений.

Из не операционных эффективных методов лечения рака предстательной железы можно выделить следующие:

  1. Лучевая терапия. Под воздействием радиоактивного излучения можно разрушить злокачественную ткань. Этим методом можно пользоваться на четвертой стадии рака, когда болезнь дала сильные метастазы и операция для лечения противопоказана.
  2. Гормональная терапия также назначается на последней стадии рака предстательной железы, когда не только операция, но и другие методы воздействия уже противопоказана. Гормональная терапия имеет много вариантов, но все лечение направлено на то, чтобы подавить синтез тестостерона в организме и предотвратить воздействие этого мужского гормона на ткани. Вылечить пациента с помощью этого метода нельзя, но это важный этап комплексной терапии.
  3. Брахитерапия относится к разновидностям лучевой терапии при раке простаты. Излучатели при проведении лечения таким методом имплантируются в саму опухоль. В итоге она облучается изнутри, что сильно снижает возникновение различных побочных эффектов. При таком методе облучения достигается самая эффективная радиоактивная нагрузка на больной орган.
  4. Криотерапия. Лечение проводится под воздействием высоких температур. Метод довольно популярный для помощи пациентам на четвертой стадии рака предстательной железы и активно используется наряду с лучевой терапией.
  5. Химиотерапия. Назначается в ситуации, когда гормоны не дают результатов, опухоль не перестает расти. Часто химиотерапия назначается для лечения метастаз. Метастазы при раке предстательной железы наиболее распространенны в костях и печени, легких.

При раке простаты на самой первой стадии есть 100% пятилетняя выживаемость. Что касается рака железы на четвертой степени, то прогнозы куда менее оптимистичными. Правильно поставленный диагноз поможет врачу подобрать соответствующий и наиболее эффективный курс лечения. Полностью излечить пациента с четвертой стадией рака простаты современная медицина пока не в силе.

Продолжительность жизни при неоперабельной раке предстательной железы будет зависеть от правильного назначенного курса лечения. Важно остановить развитие метастаз.

Врачи ставят пациентам с четвертым раком простаты, если он впервые диагностирован на таком этапе, планку в три года жизни. При благоприятных обстоятельствах доктора добавляют пациенту еще два года.

Но бывали случаи, когда с четвертой стадией жили до восьми и даже десяти лет.

Источник: http://therapycancer.ru/novosti/rak/5266-neoperabelnyj-rak-predstatelnoj-zhelezy

Medic-studio
Добавить комментарий