Особенности врачебной профессии: Московский врач Ф.П. Гааз более ста лет назад провозгласил, что

Читать онлайн Вопросы врачебной деонтологии страница 5. Большая и бесплатная библиотека

Особенности врачебной профессии: Московский врач Ф.П. Гааз более ста лет назад провозгласил, что

Предметом деонтологии является и то, что и когда должен делать врач и чего он делать не должен.

Главный советчик, врача – не только его собственный жизненный опыт и профессиональное мастерство, но и умение создать и сохранить свой авторитет в глазах больных и общества в целом.

Основой для этого должны служить господствующие в Советском Союзе понятия о врачебной этике и деонтологии, о врачебной чести, врачебной совести, о врачебном долге и достоинстве врача, основанные на принципах высокогуманной коммунистической морали.

Особенности врачебной профессии

Московский врач Ф.П. Гааз более ста лет назад провозгласил, что медицина – царица наук; ибо здоровье необходимо для всего великого и прекрасного на свете. Этот “святой доктор”, как его называли больные, ярко выразил величие профессии врача: “Самый верный путь к счастию не в желании быть счастливым, а в том, чтобы делать других счастливыми.

Для этого нужно внимать нуждам людей, заботиться о них, не бояться труда, помогая им советом и делом, словом, любить их, причем, чем чаще проявлять эту любовь, тем сильнее она будет становиться” (Цит. по Вагнеру Е.А. Ростовскому, А.А. Ягунову П.Д. О самовоспитании врача. М. 1971, с. 57). И недаром на могиле Ф. П.

Гааза высечена надпись: “Спешите делать добро”.

Во все времена многое писалось по поводу профессии врача и тех особенностей характера, темперамента, поведения, которыми он должен обладать. Известный голландский медик Ван Тюльп предложил горящую свечу сделать гербом и символом врача: “Светя другим, сгораю”. Врачебная профессия – профессия древняя.

Интереснейшие материалы представляет история древней медицины.

Так, индийский хирург Сушрута в одном из вариантов АюрВеда (“Книга Жизни” – III век до новой эры – древнее индийское сочинение народного эпоса) писал: “Врач, владеющий только умением оперировать, но пренебрегающий медицинскими знаниями, не заслуживает уважения – он может подвергнуть опасности жизнь”. И далее: “…

Будь скромен в жизни и поведении, не выставляй напоказ своих знаний и не подчеркивай, что другие знают меньше тебя – пусть твои речи будут чисты, правдивы и сдержаны” (Цит. по Гусевой Н. – Аюрведа – “Книга Жизни”. “Наука и жизнь”, 1969 № 5, с. 62). Там же говорится и о том, что врач должен стать: “для больного – отцом, для выздоравливающего – охранителем, для здорового – другом”.

Авиценна дал поэтическую характеристику личности врача: он должен иметь глаза сокола, руки девушки, обладать мудростью змия и сердцем льва. В письменных источниках Русского государства IX- XI веков уже можно найти сведения о врачевании, врачах и нормах их деятельности.

Более детальная регламентация врачебной деятельности изложена в ряде указов Петра I. К врачу предъявляются требования, чтобы он “в докторстве доброе основание и практику имел, трезвым, умеренным и доброхотным себя держал и в нужных случаях чин свой как нощно, так и денно отправлять мог” (Памятники Русского права, в. 8. М. 1961, с.

484). Врачебный устав появился в 1857 году. В дальнейшем в устав вносились изменения, дополнения, и без существенных изменений он просуществовал до Великого Октября.

В Советском Союзе огромную роль в истории правовой регламентации врачебной деятельности сыграл Декрет ВЦИК РСФСР “О профессиональной работе и правах медицинских работников” (декабрь 1924 года).

В 1971 году Указом Президиума Верховного Совета СССР утверждены “Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о здравоохранении” и текст присяги врача, отражающие самые гуманные и высокие задачи советской медицины. Различные аспекты врачебной деонтологии отражены в исследованиях Н. Н. Петрова (1956), Д. И.

Писарева (1969), И. А. Кассирского (1970), И. Харди (1973, Венгрия) и др. На протяжении многих столетий преобразовались понимание болезни, лечебная тактика врача и методы лечения.

Современный врач, чтобы по-настоящему служить людям, должен быть эрудирован в различных вопросах медицинской науки и в ряде смежных дисциплин – психологии, педагогике, социологии, экономике и многих других. Однако самой важной из них остается наука, не имеющая рамок, вечно новая и многогранная – Человековедение. Н.Г.Чернышевский оценивал профессиональный труд врача как самый производительный труд, ибо, “предохраняя от болезней или восстанавливая здоровье, доктор приобретает обществу все те силы, которые погибли бы без его забот”.

Возвращение больного в общество, в трудовой коллектив, в семью – серьезнейшая задача советского врача.

Говоря о работе врача среди населения, Р.

Скотт отмечает, что объем и качество работы врача обуслов­ливаются тремя факторами: 1) существующим уровнем медицинских знаний; 2) индивидуальными качествами и особенностями врача, его квалификацией, его способностями применять “знания и использовать накопленный опыт и той степенью, в которой он продолжает совершенствоваться в течение всей своей трудовой деятельности; 3) условиями, в которых он практикует. Как указывает автор, все эти три группы факторов – научные, образовательные и административные – взаимосвязаны (Тетради общественного здравоохранения № 30: “Подготовка общепрактикующих врачей”. ВОЗ, Женева, 1964).

Какими же должны быть особенности врача нашего времени? А.Ф.Билибин (1967), касаясь некоторых аспектов врачебной деонтологии, совершенно справедливо подчеркивает основную мысль, что, леча больного, врач лечит его не только как организм, но и как личность. А личностью управлять может только личность.

Для этого советский врач должен иметь широкий кругозор с усвоением достигнутого предшествующей культурой, обладать высоким образованием и эрудицией, соответствующим воспитанием и самовос­питанием.

Вместе с тем, деятельность советского врача должна быть устремлена в будущее – построение коммунистического общества.

Врач, любящий свою профессию, должен развивать в себе и совершенствовать наблюдательность, мужество, оптимизм, решительность и вместе с тем осторожность при решении жизненно важных для больного вопросов.

Авторитет врача зависит не только от его профессионального опыта и знаний, но и от общей эрудиции, отношения к больным, поведения на работе и в быту, умения ладить с людьми, от такта и в то же время от принципиальности и доброжелательности к коллегам, даже если они недостаточно опытны.

Все это формируется в процессе сложной, трудной каждодневной деятельности врача. Сколько врачей различной специальности во имя своего высокого долга отдают все силы и эмоциональный запал служению больному человеку! Харьковский офтальмолог, профессор Л.Гиршман за свою жизнь оказал помощь огромному числу больных.

В день его похорон прекратили работу заводы, школы, учреждения. Ему принадлежат слова: “У меня нет последнего часа работы, а есть последний больной”.

Касаясь трудностей врачебной профессии в одном из своих писем, А. П. Чехов отмечал, что “у врачей бывают отвратительные дни и часы, не дай бог никому этого”.

Это связанные с чувством высокой ответственности переживания о судьбе больного, переживания из-за неудачи.

В рамках каждой медицинской специальности выявляются свои неповторимые особенности, отличающие врачебную профессию хирурга, терапевта, невропатолога, психиатра, педиатра и др.

С. С. Юдин, обобщая свой огромный опыт, писал о том, что для достижения успеха в любом деле человеку необходимы многие качества, но все вместе они редко достаются. Одни умеют тонко наблюдать, другие – трезво рассуждать, третьи – успешно действовать, прогнозировать.

Врач же должен многое знать и многое уметь, и, конечно, это в равной мере относится к гинекологу и терапевту, эндокринологу и психиатру, ортопеду и инфекционисту и многим другим врачам. Как выразился С.С.

Юдин (1961), “хирургическая работа складывается из двух элементов: искусства рукодействия и научного мышления, которые одно без другого являются бесплодными”.

Н.И.Краковский и Ю.Я.

Грицман (1959) говорят о том, что молодой хирург переживает три периода своего профессионального становления: 1) вначале неуверенность в своих знаниях, страх сделать плохо даже несложную операцию, неумение поддержать свой авторитет среди больных, их родственников, персонала; 2) период адаптации, который длится иногда несколько лет, а затем сменяется (к счастью, не у всех) периодом самоуверенности, непогрешимости своих решений и поступков; 3) с накоплением опыта молодой хирург становится зрелым специалистом, когда всякого рода врачебные ошибки становятся все реже. Рене Лериш (1966), знаменитый французский хирург, писал, что надо стать на службу человеку, думая только о его боли, страданиях, его незащищенности в схватке со страшным чудовищем, каким является болезнь.

И в годы Великой Отечественной войны, и в послевоенные годы, и сейчас наблюдалось и наблюдается бесконечное число примеров преодоления врачами усталости вследствие огромной физической и душевной нагрузки и собственных тяжелейших переживаний, примеры мобилизации своих предельных возможностей.

Не только часами, но и сутками не отходили они от операционного стола, перевязочной, койки, их воля и любовь к людям, их мужество спасали жизнь многим тысячам воинов и гражданского населения. В нынешней повседневной, казалось бы, самой обыденной жизни наши современники-врачи в силу своей профессии совершают тысячи благородных поступков. Заботы, невзгоды, переживания…

и в то же время романтика врачебной профессии – в ежедневном труде, требующем зачастую большого напряжения.

Источник: https://dom-knig.com/read_227250-5

«Святой доктор» Ф.П. Гааз

Особенности врачебной профессии: Московский врач Ф.П. Гааз более ста лет назад провозгласил, что

Фёдор Петрович Гааз

Фёдор Петрович Гааз, русский врач немецкого происхождения, посвятил свою жизнь облегчению участи заключённых и ссыльных.

Когда его хоронили, более 20 тысяч человек пришли проводить доктора в последний путь. А на могильном камне высекли слова: «Спешите делать добро», которым он всегда следовал и которые можно считать его завещанием всем нам.

Читая о таких удивительных людях, всегда невольно задаёшься вопросом: что побуждает благополучных, вполне обеспеченных людей (именно таким человеком был доктор Гааз) обратиться к судьбам самых обездоленных и презираемых обществом людей? В чём источник их милосердия и бескорыстного служения тем, от кого они не могли получить ни славы, ни вознаграждения? «Чудак», — говорили о нём одни. «Фанатик», — считали другие. «Святой», — утверждали третьи.

Может быть, его биография сможет что-то объяснить?

Из биографии доктора Гааза (1780-1853)

Доктор Ф.П. Гааз

Гааз (Фридрих-Иосиф Haas, Федор Петрович), старший врач московских тюремных больниц, родился 24 августа 1780 г. в г. Мюнстерэйфеле, недалеко от Кельна (Пруссия) в католической семье. Учился в Йенском и Гёттингенском университетах, а врачебную практику начинал в Вене.

Впервые приехал в Россию в 1803 г., в 1806 г. начал работать в качестве главного врача Павловской больницы в Москве.

В 1809-1810 гг. дважды ездил на Кавказ, где изучил и исследовал минеральные источники – в настоящее время Кавказские Минеральные Воды: Кисловодск, Железноводск, Ессентуки. Своё путешествие и открытия описал в книге «Ma visite aux eaux d’Alexandre en 1809 et 1810».

Во время Отечественной войны 1812 г. работал хирургом в Русской армии.

После этого некоторое время Ф.П. Гааз пробыл на родине, в Германии, а в 1813 г. решил окончательно поселиться в России. В Москве он имел большую врачебную практику, пользовался уважением и любовью жителей города, был вполне обеспеченным человеком.

На этом, пожалуй, первая часть его благополучной, в некотором смысле даже стандартной биографии, заканчивается.

Перелом

В 1829 г. в Москве открылся Комитет попечительного о тюрьмах общества. Московский генерал-губернатор князь Д.В. Голицын призвал доктора Гааза войти в состав Комитета.

С этого момента жизнь и деятельность доктора решительно меняется: он всей душой принял чужую беду, участь арестантов стала волновать его настолько, что он постепенно прекратил свою врачебную практику, раздал свои средства и, совершенно забывая себя, отдал все свое время и все свои силы на служение «несчастным», причём взгляды его на арестантов были сходны со взглядами простых русских людей, которые всегда жалели обездоленных, нищих, больных.

Тюремные дела в России того времени

Они представляли собой печальное зрелище.

Арестантов содержали в полутёмных, сырых, холодных и грязных тюремных помещениях, которые всегда были переполнены. Ни возраст, ни род преступления не учитывались, поэтому вместе содержались и те, кто был, например, посажен в тюрьму за долги, и те, кто совершил тяжкие преступления, а также вёл асоциальный образ жизни.

Питание в тюрьмах было плохое, а врачебная помощь почти отсутствовала. Люди содержались в условиях жестокого отношения к ним: их приковывали к тяжёлым стульям, помещали в колодки, надевали на них ошейники со спицами, которые лишали людей возможности ложиться… Среди арестантов царило отчаяние и озлобление.

Ссыльные на пруте

При отправке ссыльных в Сибирь арестантов, скованных попарно, закрепляли на железном пруте: сквозь наручники продевали железный прут. При этом не учитывалась разница ни в росте, ни в силе, ни в здоровье, ни в роде вины.

На пруте

На каждом пруте было от 8 до 12 человек, они двигались между этапными пунктами, таща за собою ослабевших в дороге, больных и даже мертвых.

В пересыльных тюрьмах царила ещё бо́льшая беспросветность.

Попечительство доктора Гааза о тюрьмах

Доктор Гааз страдания несчастных арестантов воспринял всей душой.

Казалось бы, зачем нужно было преуспевающему врачу принимать так близко к сердцу проблемы людей, которые были далеки от его собственных нравственных установок? Зачем было их жалеть – ведь они были преступниками? Дело в том, что он в любом человеке видел человека, даже в отверженном. 23 года изо дня в день он боролся с государственной жестокостью, которая превращала наказание людей в муку.

Прежде всего он стал бороться против этих прутьев, на которые «нанизывали» несчастных арестантов. Князь Голицын поддержал его в этом, и ссыльным было разрешено передвигаться только в кандалах, без прута.

Но на кандалы не отпускалось средств, и доктор Гааз постоянно выделял собственные средства на облегчённые кандалы.

…выделял средства на облегчённые кандалы

Затем он добился отмены бритья половины головы женщинам.

Потом добился, чтобы на этапе был построен рогожский полуэтап с элементарными требованиями гигиены для ссыльных, обшития кожей, сукном или полотном ручных и ножных обручей от цепей ссыльных.

Он присутствовал при отправлении каждой партии арестантов из Москвы и знакомился с их нуждами, следил за их здоровьем и при необходимости оставлял подлечиться в Москве. Конечно, начальство протестовало против этого.

Но Гааз старался не обращать на них внимания и всегда утешал тех, кто был болен, слаб или нуждался в душевном утешении и ободрении.

Он привозил им припасы в дорогу, благословлял и целовал, а иногда и шагал с партией арестантов несколько верст.

Он переписывался с арестантами, исполнял их просьбы издалека, высылал им деньги и книги. Ссыльные прозвали его «святым доктором».

Он осматривал каждого арестанта перед отправкой на этап

Много славных, но тайных для других дел совершил этот необыкновенный человек. Он собрал в разное время большие суммы для снабжения пересылаемых арестантов рубахами, а малолетних – тулупами; жертвовал на покупку бандажей для арестантов, страдающих грыжей.

А как страстно он ходатайствовал за тех, кто, по его мнению, был осуждён невинно или заслуживал особого милосердия! В таких случаях он не останавливался ни перед чем: спорил с митрополитом Филаретом, писал письма императору Николаю и прусскому королю, брату императрицы Александры Фёдоровны, а однажды, при посещении государем тюремного замка, умоляя о прощении 70-летнего старика, предназначенного к отсылке в Сибирь и задержанного им по болезни и дряхлости в Москве, не хотел вставать с колен, пока растроганный Государь не помиловал того.

Доктор Гааз считал, что многие из преступников стали таковыми в результате отсутствия у них религиозного и нравственного самосознания, поэтому он снабжал арестантов духовной литературой, Священным Писанием, закупая большие партии таких книг для отсылки в Сибирь. По его инициативе были открыты тюремная больница и школа для детей арестантов.

Доктор Ф.П. Гааз

Доктор Гааз боролся за отмену права помещиков ссылать крепостных.

Он даже выкупал некоторых арестантов (74 человека), ходатайствовал об отпуске детей (более 200 случаев). Как тюремный врач, доктор Гааз был исключительно внимателен к своим подопечным: несколько раз в день навещал их, беседовал с ними об их делах, о семье.

Когда временно арестантов переместили в казенный дом близ Покровки, он тут же стал принимать туда бездомных, заболевших на улицах. А сам жил в небольшой квартире при больнице, в самой скудной обстановке, среди книг и инструментов.

Здесь же консультировал приходивших к нему по утрам больных, снабжал их бесплатно лекарствами, делился с ними своими последними скудными средствами. Популярность его среди населения Москвы была огромной.

Он жил в полном одиночестве, весь преданный делу благотворения, не отступая ни пред трудом, ни пред насмешками и уничижением, ни перед холодностью окружающих и канцелярскими придирками сослуживцев. Его девиз «торопитесь делать добро» подкреплял его и наполнял своим содержанием всю его жизнь.

В его жизни не было «чужой» боли и «плохих» людей. Не было и своей семьи, так как он считал, что не хватит времени на отверженных: каторжников, бедных, больных. Он был католиком, но строгий ревнитель православия святитель Филарет (Дроздов) благословил служить молебен о его здравии.

Высокий, с добрыми и вдумчивыми голубыми глазами, в поношенном платье и заштопанных чулках, он был вечно в движении и никогда не бывал болен, пока первая и последняя болезнь не сломила его. 16 августа 1853 г. он умер, трогательно простясь со всеми, кто шел в открытые двери его квартиры.

Похоронен доктор Гааз на католическом кладбище на Введенских горах в Москве.

Могила Фёдора Петровича Гааза на Введенском кладбище (Москва)

В честь доктора названо Федеральное государственное лечебно-профилактическое учреждение «Областная больница имени доктора Ф. П. Гааза».

Источник: https://www.rosimperija.info/post/3030

Раздел «Телешевская М.Э., Погибко Н.И. Вопросы врачебной деонтологии. Ленинград. Медицина»

Особенности врачебной профессии: Московский врач Ф.П. Гааз более ста лет назад провозгласил, что

В то же время вызывает досаду, что среди врачей в отдельных случаях попадаются лица, демонстрирующие «гипнотические сеансы» на сценах различных клубов, дворцов культуры и превращающие этот лечебный метод в сомнительные «фокусы».

Предметом деонтологии является и то, что и когда должен делать врач и чего он делать не должен.

Главный советчик, врача — не только его собственный жизненный опыт и профессиональное мастерство, но и умение создать и сохранить свой авторитет в глазах больных и общества в целом.

Основой для этого должны служить господствующие в Советском Союзе понятия о врачебной этике и деонтологии, о врачебной чести, врачебной совести, о врачебном долге и достоинстве врача, основанные на принципах высокогуманной коммунистической морали.

Особенности врачебной профессии

Московский врач Ф.П. Гааз более ста лет назад провозгласил, что медицина — царица наук; ибо здоровье необходимо для всего великого и прекрасного на свете. Этот «святой доктор», как его называли больные, ярко выразил величие профессии врача: «Самый верный путь к счастию не в желании быть счастливым, а в том, чтобы делать других счастливыми.

Для этого нужно внимать нуждам людей, заботиться о них, не бояться труда, помогая им советом и делом, словом, любить их, причем, чем чаще проявлять эту любовь, тем сильнее она будет становиться» (Цит. по Вагнеру Е.А. Ростовскому, А.А. Ягунову П.Д. О самовоспитании врача. М. 1971, с. 57). И недаром на могиле Ф. П.

Гааза высечена надпись: «Спешите делать добро».

Во все времена многое писалось по поводу профессии врача и тех особенностей характера, темперамента, поведения, которыми он должен обладать. Известный голландский медик Ван Тюльп предложил горящую свечу сделать гербом и символом врача: «Светя другим, сгораю». Врачебная профессия — профессия древняя.

Интереснейшие материалы представляет история древней медицины.

Так, индийский хирург Сушрута в одном из вариантов АюрВеда («Книга Жизни» — III век до новой эры — древнее индийское сочинение народного эпоса) писал: «Врач, владеющий только умением оперировать, но пренебрегающий медицинскими знаниями, не заслуживает уважения — он может подвергнуть опасности жизнь». И далее: «…

Будь скромен в жизни и поведении, не выставляй напоказ своих знаний и не подчеркивай, что другие знают меньше тебя — пусть твои речи будут чисты, правдивы и сдержаны» (Цит. по Гусевой Н. — Аюрведа — «Книга Жизни». «Наука и жизнь», 1969 № 5, с. 62). Там же говорится и о том, что врач должен стать: «для больного — отцом, для выздоравливающего — охранителем, для здорового — другом».

Авиценна дал поэтическую характеристику личности врача: он должен иметь глаза сокола, руки девушки, обладать мудростью змия и сердцем льва. В письменных источниках Русского государства IX— XI веков уже можно найти сведения о врачевании, врачах и нормах их деятельности.

Более детальная регламентация врачебной деятельности изложена в ряде указов Петра I. К врачу предъявляются требования, чтобы он «в докторстве доброе основание и практику имел, трезвым, умеренным и доброхотным себя держал и в нужных случаях чин свой как нощно, так и денно отправлять мог» (Памятники Русского права, в. 8. М. 1961, с.

484). Врачебный устав появился в 1857 году. В дальнейшем в устав вносились изменения, дополнения, и без существенных изменений он просуществовал до Великого Октября.

В Советском Союзе огромную роль в истории правовой регламентации врачебной деятельности сыграл Декрет ВЦИК РСФСР «О профессиональной работе и правах медицинских работников» (декабрь 1924 года).

В 1971 году Указом Президиума Верховного Совета СССР утверждены «Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о здравоохранении» и текст присяги врача, отражающие самые гуманные и высокие задачи советской медицины. Различные аспекты врачебной деонтологии отражены в исследованиях Н. Н. Петрова (1956), Д. И.

Писарева (1969), И. А. Кассирского (1970), И. Харди (1973, Венгрия) и др. На протяжении многих столетий преобразовались понимание болезни, лечебная тактика врача и методы лечения.

Современный врач, чтобы по-настоящему служить людям, должен быть эрудирован в различных вопросах медицинской науки и в ряде смежных дисциплин — психологии, педагогике, социологии, экономике и многих других. Однако самой важной из них остается наука, не имеющая рамок, вечно новая и многогранная — Человековедение. Н.Г.Чернышевский оценивал профессиональный труд врача как самый производительный труд, ибо, «предохраняя от болезней или восстанавливая здоровье, доктор приобретает обществу все те силы, которые погибли бы без его забот».

Возвращение больного в общество, в трудовой коллектив, в семью — серьезнейшая задача советского врача.

Говоря о работе врача среди населения, Р.

Скотт отмечает, что объем и качество работы врача обуслов­ливаются тремя факторами: 1) существующим уровнем медицинских знаний; 2) индивидуальными качествами и особенностями врача, его квалификацией, его способностями применять “знания и использовать накопленный опыт и той степенью, в которой он продолжает совершенствоваться в течение всей своей трудовой деятельности; 3) условиями, в которых он практикует. Как указывает автор, все эти три группы факторов — научные, образовательные и административные — взаимосвязаны (Тетради общественного здравоохранения № 30: «Подготовка общепрактикующих врачей». ВОЗ, Женева, 1964).

Какими же должны быть особенности врача нашего времени? А.Ф.Билибин (1967), касаясь некоторых аспектов врачебной деонтологии, совершенно справедливо подчеркивает основную мысль, что, леча больного, врач лечит его не только как организм, но и как личность. А личностью управлять может только личность.

Для этого советский врач должен иметь широкий кругозор с усвоением достигнутого предшествующей культурой, обладать высоким образованием и эрудицией, соответствующим воспитанием и самовос­питанием.

Вместе с тем, деятельность советского врача должна быть устремлена в будущее — построение коммунистического общества.

Врач, любящий свою профессию, должен развивать в себе и совершенствовать наблюдательность, мужество, оптимизм, решительность и вместе с тем осторожность при решении жизненно важных для больного вопросов.

Авторитет врача зависит не только от его профессионального опыта и знаний, но и от общей эрудиции, отношения к больным, поведения на работе и в быту, умения ладить с людьми, от такта и в то же время от принципиальности и доброжелательности к коллегам, даже если они недостаточно опытны.

Все это формируется в процессе сложной, трудной каждодневной деятельности врача. Сколько врачей различной специальности во имя своего высокого долга отдают все силы и эмоциональный запал служению больному человеку! Харьковский офтальмолог, профессор Л.Гиршман за свою жизнь оказал помощь огромному числу больных.

В день его похорон прекратили работу заводы, школы, учреждения. Ему принадлежат слова: «У меня нет последнего часа работы, а есть последний больной».

Касаясь трудностей врачебной профессии в одном из своих писем, А. П. Чехов отмечал, что «у врачей бывают отвратительные дни и часы, не дай бог никому этого».

Это связанные с чувством высокой ответственности переживания о судьбе больного, переживания из-за неудачи.

В рамках каждой медицинской специальности выявляются свои неповторимые особенности, отличающие врачебную профессию хирурга, терапевта, невропатолога, психиатра, педиатра и др.

С. С. Юдин, обобщая свой огромный опыт, писал о том, что для достижения успеха в любом деле человеку необходимы многие качества, но все вместе они редко достаются. Одни умеют тонко наблюдать, другие — трезво рассуждать, третьи — успешно действовать, прогнозировать.

Врач же должен многое знать и многое уметь, и, конечно, это в равной мере относится к гинекологу и терапевту, эндокринологу и психиатру, ортопеду и инфекционисту и многим другим врачам. Как выразился С.С.

Юдин (1961), «хирургическая работа складывается из двух элементов: искусства рукодействия и научного мышления, которые одно без другого являются бесплодными».

Н.И.Краковский и Ю.Я.

Грицман (1959) говорят о том, что молодой хирург переживает три периода своего профессионального становления: 1) вначале неуверенность в своих знаниях, страх сделать плохо даже несложную операцию, неумение поддержать свой авторитет среди больных, их родственников, персонала; 2) период адаптации, который длится иногда несколько лет, а затем сменяется (к счастью, не у всех) периодом самоуверенности, непогрешимости своих решений и поступков; 3) с накоплением опыта молодой хирург становится зрелым специалистом, когда всякого рода врачебные ошибки становятся все реже. Рене Лериш (1966), знаменитый французский хирург, писал, что надо стать на службу человеку, думая только о его боли, страданиях, его незащищенности в схватке со страшным чудовищем, каким является болезнь.

И в годы Великой Отечественной войны, и в послевоенные годы, и сейчас наблюдалось и наблюдается бесконечное число примеров преодоления врачами усталости вследствие огромной физической и душевной нагрузки и собственных тяжелейших переживаний, примеры мобилизации своих предельных возможностей.

Не только часами, но и сутками не отходили они от операционного стола, перевязочной, койки, их воля и любовь к людям, их мужество спасали жизнь многим тысячам воинов и гражданского населения. В нынешней повседневной, казалось бы, самой обыденной жизни наши современники-врачи в силу своей профессии совершают тысячи благородных поступков. Заботы, невзгоды, переживания…

и в то же время романтика врачебной профессии — в ежедневном труде, требующем зачастую большого напряжения.

Как известно, ряд хирургов (Н.М.Амосов, Г.Д.Ратнер, В.И.Бураковский и др.) успешно проводят операции в барокамере. В настоящее время в Советском Союзе создан центр, где осуществляется лечение больных, которые дышат живительным кислородом в многоместной барокамере.

Оказалось, что гипербарическая оксигенация — незаменимое подспорье при сложных операциях на сердце и сосудах, в гинекологии. Здесь совершается воскрешение из мертвых.

Врачи-реаниматологи самоотверженно работают сутки и более в экстремальных условиях, где только одна избыточная атмосфера равнозначна давлению десяти метров воды.

Что, кроме профессионального долга, заставляет врачей торопиться к инфекционным больным? Их не останавливает боязнь заразиться, занести опасную инфекцию в свой домашний очаг — они забывают об этом.

Не отступит психиатр перед выполнением своего врачебного долга — оказать срочную помощь забаррикадировавшемуся, иногда вооруженному, опасному для окружающих, галлюцинирующему или бредовому психически больному.

Вообще говоря, примеры бескорыстного служения людям, самоотверженных бойцов за здоровье человека можно найти на протяжении всей истории развития и становления медицины. У врача часто действительно не бывает ограничения рабочего дня, так как его могут вызвать и среди ночи, где бы он ни находился в это время.

Нередко до позднего вечера врач задерживается в больнице, клинике, диспансере. И. А. Кассирский вспоминает следующий, случай. Как-то новый аспирант спросил у профессора: «Когда я обязан приходить и когда могу уходить?»

Я остолбенел, — пишет ученый, — и рефлекторно ответил ему: «Вы можете уходить прямо сейчас и больше не приходить». Конечно, это была реакция несдержанности, но ее можно понять в свете следующих за этим слов И. А.

Кассирского о трудных, наполненных борьбой за жизнь человека ночах врачей: «Бесконечный поток дней и суток — и есть жизнь врача, сердце которого без остатка отдано человеку».

Ночные обходы терапевтом постинфарктных больных, не­вропатологом — постинсультных и других, хирургом, гинекологом — послеоперационных больных — выразительные факты, иллюстрирующие эти слова.

Женщина-врач во многих случаях не уступает мужчине-врачу и даже в некоторых отношениях превосходит его. За рубежом женщине-врачу часто не доверяют, скептически относясь к ее профессии. Однако ряд социологических исследований показал интересные данные. Так, например, Б.Я.

Первомайский (1974) при обследовании студентов-медиков установил, что личностные врачебные качества обычно выше у женщин, чем у мужчин: жалость, сострадание, чуткость, отзывчивость и т.д.

В то же время из различных социологических исследований известно, что, помимо своей профессии, женщина-врач часто имеет достаточно много дополнительных обязанностей и, тем не менее, это не мешает ей быть хорошим и добрым специалистом. И наше общество доверяет ей жизнь и здоровье людей.

По данным, опубликованным Всемирной организацией здравоохранения в 1972 году, самый высокий процент женщин-врачей был в здравоохранении Советского Союза — 72,5%, в Испании —3,5%, Италии—6,3%, в США —7%, в Японии —5%, во Франции— 13,5%, в Англии —25%. В социалистических странах: Венгрии — 28,7%, Румынии— 36,4%, Чехословакии — 37,8, Польше — 46,6% (Эльштейн Н.В. Диалог о медицине. Таллинн 1975).

Одной из важнейших черт нравственного облика врача является его отношение к обществу. В социалистическом обществе возросла роль медицинской науки, расширились ее социальные задачи, изменилось положение врача.

Постоянно сталкиваясь с различными вопросами жизни больных и их трудовой деятельностью, врач стремится облегчить их трудности, заботы и волнения, поскольку они определенным образом влияют на здоровье и на течение заболеваний.

В условиях бесплатной медицинской помощи, обеспечиваемой социалистическим государством, врач бескорыстно служит людям. Иное дело в классовом обществе. Уже Платон и Гален писали о необычайной жадности и корыстолюбии многих известных врачей своего времени.

При капитализме дух стяжательства и личного обогащения, когда врачебная деятельность становится ремеслом, приводит к жесточайшей конкуренции между врачами.

К. Маркс и Ф. Энгельс писали о том, что в условиях капитализма «буржуазия лишила священного ореола все роды деятельности, которые до тех пор считались почетными и на которые смотрели с благоговейным трепетом. Врача, юриста, священника, поэта, человека науки она превратила в своих платных наемных работников» (Маркс К. и Энгельс Ф. Сочинения, т.

4, изд. 2-е, с. 427.). Но врач, вместе с тем, нередко становится и торгашом. Как указывает видный австралийский ученый Тендлер, в экономических условиях буржуазного общества врач является маленьким предпринимателем, который торгует здоровьем доверившихся ему больных. Частнопрактикующая медицина становится одним из самых доходных видов бизнеса.

Ассоциация медиков в США опросила 694 студентов-медиков. Им был задан вопрос: что явилось основной причиной вашего выбора медицины как профессии? 56% опрошенных ответили: «Деньги» или «Положение» (Наука и жизнь 1969 № 2 с. 87).

Шильдер писал в «Медицинской психологии», что во взаимоотношениях врача и больного, «несомненно, играет большую роль психология денег».

В капиталистических странах, как известно, психоанализ стал широко используемым методом лечения многих заболеваний. Проводится он обычно на протяжении ряда лет за немалую плату. Естественно, что у психоаналитиков развивается стремление приобрести наиболее состоятельных пациентов.

Подобная «рента» врача ни в какой мере не способствует его гуманности, человечности, любви к своей профессии, а порождает зачастую алчность, погоню за высоким гонораром.

Немало в нашей и зарубежной печати приводилось иллюстраций, когда домашние врачи или врачи психоаналитики разоряли семью заболевшего.

Источник: https://StudBooks.ru/medicina/voprosy-vrachebnoy-deontologii-1552574758/s-1?page=3

Читать

Особенности врачебной профессии: Московский врач Ф.П. Гааз более ста лет назад провозгласил, что
sh: 1: –format=html: not found

Телешевская М.Э., Погибко Н.И.

Вопросы врачебной деонтологии. Ленинград. Медицина

Предисловие

В свете решений XXV съезда КПСС медицинская наука и профессия врача приобретают возрастающее социальное значение. Восстановление здоровья человека и его возвращение в трудовой коллектив, в семью и общество — важнейшая задача лечебно-профилактических учреждений и врачей всех специальностей.

Медицина все более использует достижения таких наук как психология, социология, педагогика, кибернетика, данные которых способствуют решению вопросов о соотношении биологических, психологических и социальных факторов в развитии и течении ряда заболеваний, о роли психосоциальных воздействий в процессе лечения больных и социально-трудового их восстановления.

В последние годы медицинская литература пополнилась рядом монографий, посвященных различным сторонам одной из серьезных ее проблем медицинской деонтологии. Деонтологию по праву считают душой медицины и мудростью врачевания. Повседневная многогранная деятельность советского врача не может быть оторвана от основных принципов врачебной этики и деонтологии.

Выделенный для обсуждения в настоящей книге круг вопросов представляется актуальным для врача любой специальности: это особенности профессии врача и особенности взаимоотношений врача и больного, складывающиеся в процессе диагностики и лечения, и эталон врача — с позиции больного, те особые переживания, которые испытывает человек, ставший «больным».

В книге рассматриваются отдельные вопросы врачебной профессиональной этики, отношений между врачами, сохранения врачебной тайны, этические аспекты медицинского эксперимента и другие.

Особое место отведено вопросам влияния психогенных факторов, микросоциальной среды, труда на больного, задачам психотерапевтического подхода к больным и социально-трудовой их реабилитации.

Если, знакомясь с книгой, врач вновь продумает, проанализирует и, быть может, переосмыслит отдельные вопросы деонтологии, с которыми он постоянно сталкивается в своей повседневной трудной, сложной и многообразной деятельности, авторы будут считать свою задачу оправданной. Авторы также будут весьма признательны, если читатели сочтут возможным поделиться своими замечаниями по поводу содержания книги.

Врачебная этика и деонтология

Под этикой понимают учение о морали, о нравственности. Медицинская этика — это раздел науки о роли нравственных начал в деятельности медицинских работников, об их высокогуманном отношении к больному как о необходимом условии успешного лечения и укрепления здоровья людей.

Основоположники марксизма-ленинизма показали, что этика — одна из форм общественного сознания, и вскрыли исторический и классовый ее характер. Ф. Энгельс писал: «В действительности каждый класс и даже каждая профессия имеют свою собственную мораль» (Маркс К. и Энгельс Ф. Сочинения, изд. 2-е, т.

21, с. 298—299).

Возникновение и развитие врачебной этики связано с потребностями практической медицины и зависит от характера господствующих социальных отношений, существенно изменяясь при переходе от одного общественного строя к другому. «Этика советского врача, по определению Н. А.

Семашко, — это этика своей социалистической Родины, это этика строителя коммунистического общества, это коммунистическая мораль, это истинно человеческая мораль, стоящая выше классовых противоречий. Вот почему мы не отрываем понятие о врачебной этике от высоких принципов гражданина Советского Союза» (Семашко П. А.

Избранные произведения. М„ 1967, с. 93).

Профессиональная этика влияет на развитие личности в целом, поскольку коммунистическая нравственность характеризуется прежде всего отношением к труду. Поэтому профессиональный долг является существенной стороной общественного долга. Понятие врачебного долга представляет важнейшую часть врачебной этики, иначе – врачебная деонтология входит в качестве стержневой проблемы во врачебную этику.

Термин «деонтология» (от греческих слов «деон» должное и «логос» — учение) введен в начале прош­лого столетия английским философом Бентамом как наименование науки о профессиональном поведении человека.

Частью общей деонтологии является медицинская деонтология, изучающая принципы поведения медицинского персонала, направленные на максимальное повышение полезности лечения и исключение неблагоприятно влияющих упущений в медицинской деятельности.

В понятие медицинской деонтологии входит и система взаимоотношений, которая устанавливается в процессе лечения между врачом и больным. Деонтологию называют учением о должном поведении медицинского персонала.

Несколько шире врачебная деонтология определяется в Большой Медицинской Энциклопедии, где в круг ее задач включается и устранение «вредных последствий неполноценной медицинской работы».

Б. Д. Петров отмечает, что деонтология понималась отечественными медиками «…не как свод правил, определяющих профессиональное поведение врача, а как учение о долге врача, о его гражданских обязанностях — не только перед больными, но и перед всем народом.

Для отечественных врачей характерна деонтология, проявляющаяся не в высказываниях и декларациях, а в поступках, поведении» (Петров Б.Д. Деонтология в истории отечественной медицины. — 1-я Всесоюзн. конф. по проблемам медицинской деонтологии. М.,-1969, 1970, с.

16), Автор справедливо включает в понятие деонтологии проблемы отношений врача и больного, врача и общества, профессиональный и гражданский долг врача, т. е. основные нравственные проблемы медицины. Таким образом, предметом врачебной деонтологии являются принципы должного не только в отношении отдельной личности, но и в отношении общества.

Следует отметить, что большинство зарубежных авторов обсуждают деонтологические требования с учетом главным образом интересов пациента, не всегда, правда, соблюдаемых в западных странах.

В пределах каждой специальности (хирург, терапевт, психиатр, онколог, инфекционист, эндокринолог и др.) содержание деонтологии имеет свои особенности в конкретной деятельности врача.

Принимая во внимание, что врачебная этика и медицинская деонтология сосредоточивают внимание на роли нравственных начал и моральных норм, основанных на них принципах и правилах поведения, правильнее рассматривать врачебную этику и деонтологию в их единстве.

Ряд других авторов также не противопоставляют, а объединяют эти понятия. Так, В.Чолаков, Ал.Вълчев и другие болгарские авторы относят сюда вопросы, характеризующие моральный кодекс врача: 1) врач и пациент; 2) врач и работа; 3) врач и медицинская наука; 4) врач и другие врачи.

Они пишут о долге врача и его этических принципах, о правах и обязанностях врача, о врачебной тайне и т. д.

Во врачебной деятельности существует целый ряд проблем, успешная разработка которых возможна лишь на основе научного разрешения социологических проблем о соотношении личности и общества, общественных и личных интересов, о враче и обществе.

Право на охрану здоровья.

Резолюция, принятая на XXIII сессии Всемирной ассамблеи здравоохранения в 1970 году, утверждает, что «право на здоровье является фундаментальным правом человека», а «достижение всеми народами максимально высокого уровня здоровья» является конечной целью Всемирной организации здравоохранения (Проблемы здравоохранения и права человека.

— «Хроника ВОЗ», 1977, № 1, с. 3). В январе 1975 года Исполнительному комитету ВОЗ были представлены материалы, касающиеся проблем здравоохранения и прав человека в свете научно-технического прогресса. Каждая страна обязана защищать своих граждан от инфекционных заболеваний, распространения наркоманий, загрязнения окружающей среды и т. д.

Право на здоровье юридически обосновывает узаконенную обязанность государства обеспечивать заботу о здоровье отдельных лиц и целых коллективов, но в капиталистических странах это право остается во многих случаях лишь благим пожеланием.

В советском же государстве оно получило реальное воплощение, Как указывается в статье 42-й новой Конституции СССР, у нас «Это право обеспечивается бесплатной квалифицированной медицинской помощью, оказываемой государственными учреждениями здравоохранения; расширением сети учреждений для лечения и укрепления здоровья граждан; развитием и совершенствованием техники безопасности и производственной санитарии; проведением широких профилактических мероприятий; мерами по оздоровлению окружающей среды; особой заботой о здоровье подрастающего поколения, включая запрещение детского труда, не связанного с обучением и трудовым воспитанием; развертыванием научных исследований, направленных на предупреждение и снижение заболеваемости, на обеспечение долголетней активной жизни граждан».

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=274932&p=5

Medic-studio
Добавить комментарий