Преступление в сфере медицинского обслуживания.: В отличие от врачебной ошибки и несчастного случая в некоторых

Несчастный случай, врачебная ошибка, профессиональное преступление в деятельности медицинских работников

Преступление в сфере медицинского обслуживания.: В отличие от врачебной ошибки и несчастного случая в некоторых

Профессиональное преступление– недобросовестная работа врача (легкомыслие, самонадеянность,небрежность.)105ст.-убийство

109ст.-причинение смерти по неосторожности

111ст.-умышленное причинение тяжелого вреда здоровью.

118ст.- причинение вреда и тяжелого ущерба по неаккуратности.

Неблагоприятный исход лечения, связанный с добросовестным заблуждением врача, принято относить к врачебным ошибкам. Термин «врачебная ошибка» употребляется лишь в медицинской практике.

Многообразие врачебных ошибок, их причин и условий возникновения привело к тому, что до настоящего времени нет единого понятия врачебной ошибки, что, естественно, затрудняет медико-юридическую оценку ошибочных действий медицинских работников.

Основным критерием врачебной ошибки является вытекающее из определенных объективных условий добросовестное заблуждение врача без элементов халатности, небрежности и профессионального невежества.

Врачебные ошибки подразделяются на три группы:
1) ошибки диагностические — нераспознавание или ошибочное распознавание болезни; 2) ошибки тактические — неправильное определение показа¬ний к операции, ошибочный выбор времени проведения опера¬ции, ее объема и т.п.

; 3) ошибки технические — неправильное использование медицинской техники, применение несоответствующих медикаментов и диагностических средств и т.д.

Врачебные ошибки обусловлены как объективными, так и субъективными причинами.
Объективные затруднения в диагностике ряда заболеваний возникают из-за скрытого атипичного течения болезни, которая нередко может комбинироваться с другими недугами или проявиться в виде других заболеваний, а иногда затруднения в диагностике заболеваний и травм связаны с состоянием алкогольного опьянения больного.

Большие затруднения вызывает также своевременная диагностика воспаления легких у детей в возрасте 1—3 лет, особенно на фоне катара верхних дыхательных путей.

Несчастный случай– вмешательство, приведшее к непредвиденным обстоятельствам или причинам  смерти, которые врач не мог предвидеть. Иногда неблагоприятный исход операции или иного врачебного вмешательства является случайным, причем врач был не в состоянии предвидеть несчастье.

Такие исходы в медицинской литературе получили название несчастных случаев в медицинской практике. До настоящего времени нет единого понятия «несчастный случай».

Некоторые врачи и юристы пытаются неправомерно широко истолковывать этот термин, включая в несчастные случаи неосторожные действия медицинских работников, врачебные ошибки и даже отдельные случаи халатного отношения медицинского персонала к своим обязанностям.

К несчастным случаям относятся все летальные исходы, которые для врача оказались неожиданными. В качестве примеров подобных исходов можно назвать:

1) активацию хронической инфекции после операции;

2) послеоперационные осложнения — случаи перитонита и кровотечений после простых аппендэктомий, разрыв операционного рубца или тромбоз спустя много дней после операции, воздушная эмболия сердца и многие другие;

3) задушение рвотными массами во время наркоза;

4) смерть после энцефалографии, эзофагоскопии и т.д.  Для доказательства несчастного случая в медицинской практике необходимо полностью исключить возможность профессионального невежества, небрежности, халатности, а также врачебной ошибки.

Такие исходы иногда связаны с непереносимостью и аллергией к некоторым лечебным препаратам, что при жизни больного было неизвестно. К настоящему времени в литературе накопился значительный материал о побочных действиях различных медикаментов, в том числе об аллергических и токсических реакциях после парентерального введения антибиотиков.

Одним из мероприятий по предупреждению неблагоприятных исходов от анафилактического шока при введении антибиотиков является предварительное определение чувствительности к ним больных. Случайные неблагоприятные исходы могут наблюдаться при обследовании больных в момент различных диагностических манипуляций.

Судебно-медицинская практика показывает, что подобные исходы иногда наблюдаются при диагностической ангиографии с использованием препаратов йода. Иногда случайные смертельные исходы наблюдаются при переливании крови, соответствовавшей по группе крови больных, или при переливании кровезаменителей.

Случайная смерть во время оперативных вмешательств наиболее трудна для распознавания, поскольку не всегда можно полностью выяснить причины и механизм ее наступления.

Таким образом, к несчастным случаям в медицинской практике можно относить лишь такие неудачные исходы, при которых исключается возможность предвидеть последствия врачебных действий, когда неудачи в лечении не зависят от врачебных ошибок и других упущений, а связаны с атипичным течением заболевания, индивидуальными особенностями организма, а иногда и с отсутствием элементарных условий для оказания экстренной медицинской помощи.

Юристы должны знать, что все это необходимо учитывать судебно-медицинским экспертным комиссиям при оценке летальных исходов в медицинской практике. Прежде чем прийти к выводу о наступлении летального исхода в результате несчастного случая или связать его с неосторожными действиями врача, такие комиссии должны детально изучить все обстоятельства, относящиеся к данному происшествию.

Источник: http://neostom.ru/kontrol-i-obespechenie-kachestva-med-pomoschi/neschastniy-sluchay-vrachebnaya-oshibka-professionalnoe-prestuplenie-v-deyatelnosti-meditsinskich-rabotnikov.html

Врачебные ошибки и несчастные случаи в медицинской практике

Преступление в сфере медицинского обслуживания.: В отличие от врачебной ошибки и несчастного случая в некоторых

Неблагоприятный исход лечения, связанный с добросовест­ным заблуждением врача, принято относить к врачебным ошиб­кам. Термин «врачебная ошибка» употребляется лишь в меди­цинской практике.

Многообразие врачебных ошибок, их причин и условий воз­никновения привело к тому, что до настоящего времени нет единого понятия врачебной ошибки, что, естественно, затрудня­ет медико-юридическую оценку ошибочных действий медицин­ских работников. Основным критерием врачебной ошибки яв­ляется вытекающее из определенных объективных условий доб­росовестное заблуждение врача без элементов халатности, небрежности и профессионального невежества.

Врачебные ошибки подразделяются на три группы:

1) ошибки диагностические — нераспознавание или ошибоч­ное распознавание болезни;

2) ошибки тактические — неправильное определение показа­ний к операции, ошибочный выбор времени проведения опера­ции, ее объема и т.п.;

3) ошибки технические — неправильное использование ме­дицинской техники, применение несоответствующих медика­ментов и диагностических средств и т.д.

Врачебные ошибки обусловлены как объективными, так и субъективными причинами.

Объективные затруднения в диагностике ряда заболеваний возникают из-за скрытого атипичного течения болезни, которая нередко может комбинироваться с другими недугами или про­явиться в виде других заболеваний, а иногда затруднения в ди­агностике заболеваний и травм связаны с состоянием алкоголь­ного опьянения больного.

Большие затруднения вызывает также своевременная диаг­ностика воспаления легких у детей в возрасте 1—3 лет, особенно на фоне катара верхних дыхательных путей.

Пример.

Клава Б., 1 года 3 месяцев, умерла во время дневного сна в яслях 29 января 1998 г. С 5 по 17 января она перенесла острую респираторную инфекцию, по поводу которой ясли не посещала.

Врач яслей принял ребен­ка 18 января с остаточными явлениями после перенесенного катара верхних дыхательных путей (обильные слизистые выделения из носа, прослушива­лись единичные сухие хрипы в легких), в последующем ребенок был ос­мотрен врачом лишь 26 января.

Диагноз пневмонии установлен не был, но было отмечено, что явления катара верхних дыхательных путей держатся, но температура у ребенка была нормальная. Лечение продолжалось в яслях (микстура — от кашля, капли в нос — от насморка). Ребенок выглядел плохо, был вялым, сонливым, ел без аппетита, кашлял.

29 января 1998 г. в 13 ч Клаву Б. вместе с другими детьми в спаль­ной комнате уложили спать. Ребенок спал спокойно, не кричал. При подъ­еме детей в 15 ч Клава Б. не подавала признаков жизни, но была еще теп­лой.

Старшая сестра яслей немедленно стала делать ей искусственное ды­хание, сделала два укола кофеина, тело ребенка согревалось грелками. Прибывшим врачом скорой медицинской помощи производились искусст­венное дыхание рот в рот и непрямой массаж сердца.

Однако оживить ре­бенка не удалось.

При судебно-медицинской экспертизе трупа Клавы Б. были обнару­жены: катаральный бронхит, распространенная серозно-катаральная пнев­мония, интерстициальная пневмония, множественные фокусы кровоизлия­ний в легочную ткань, что и послужило причиной смерти ребенка.

По мнению экспертной комиссии, ошибочность действий врачей в дан­ном случае заключалась в том, что ребенок был выписан в ясли не выздо­ровевшим, с остаточными явлениями респираторной инфекции.

Врач яслей должен был обеспечить активное наблюдение за ребенком, провести допол­нительные исследования (рентгеноскопию, анализ крови). Это дало бы возможность более правильно оценить состояние больного ребенка и актив­нее проводить лечебные мероприятия.

Более правильным было бы лечение ребёнка производить не в условиях здорового коллектива детей в яслях, а в лечебном учреждении.

Отвечая на вопросы органов следствия, экспертная комиссия указала, что дефекты ведения больного ребенка обусловлены в значительной степени трудностью диагностики интерстициальной пневмонии, которая протекала при малонарушенном общем состоянии ребенка и нормальной температуре тела. Пневмония могла развиться и в последние дни жизни ребенка. Смерть детей при пневмонии может наступать и во сне без каких-либо вы­раженных признаков заболевания.

Экспертная комиссия рекомендовала данный случай атипичного течения пневмонии обсудить в детских медицинских учреждениях, обратив внимание на терапевтическую тактику врача при ведении такого рода больных детей.

Практика показывает, что большинство врачебных ошибок связано с недостаточным уровнем знаний и небольшим опытом врача. Вместе с тем ошибки, например диагностические, встре­чаются не только у начинающих, но и у опытных врачей.

Реже ошибки обусловлены несовершенством применяемых методов исследования, отсутствием необходимой аппаратуры или техническими недочетами в процессе ее использования.

Пример.

Больной П., 59 лет, поступил 10 февраля 1998 г. в больницу 131 с диагнозом: гипохромная анемия. При клиническом обследовании установле­на грыжа пищеводного отверстия диафрагмы, рентгенологически обнаруже­на ниша в нижнем отделе пищевода.

Для уточнения характера ниши и исключения злокачественного новооб­разования по медицинским показаниям больному 12 февраля 1998 г.

про­ведена эзофагоскопия, в процессе которой было установлено, что слизистая оболочка пищевода настолько утолщена, что трубку не удалось провести даже в верхнюю треть пищевода.

В связи с неясностью эзофагоскопической картины были рекомендованы повторное рентгенологическое исследо­вание и эзофагоскопия под наркозом.

На следующий день состояние больного П. резко ухудшилось, темпе­ратура повысилась до 38,3°С, появилась боль при глотании.

При рентге­нологическом исследовании 15 февраля у больного выявился дефект в левой стенке пищевода и обнаружено затемнение в области верхнего отдела сре­достения. Диагноз: разрыв пищевода, медиастинит.

В этот же день произ­ведена срочная операция — вскрытие околопищеводной клетчатки слева, опорожнение абсцесса, дренирование средостения. Послеоперационное те­чение протекало тяжело, на фоне анемии.

2 марта 1998 г. у больного П. внезапно появилось массивное кровоте­чение из раны на шее, от которого он через 10 минут скончался.

При судебно-медицинской экспертизе трупа П.

установлено: инстру­ментальный разрыв передней и задней стенок шейного отдела пищевода, гнойный медиастинит и осумкованный левосторонний плеврит; состояние после операции — дренирование абсцесса околопищеводной клетчатки сле­ва; небольшая эрозия левой общей сонной артерии; большое количество темно-красных свертков крови в полости дренажного канала, малокровие кожных покровов, миокарда, печени, почек, умеренно выраженный атеро­склероз аорты и венечных артерий сердца, рассеянный мелкоочаговый кар­диосклероз, сетчатый пневмосклероз и эмфизема легких.

В данном случае техническая ошибка в процессе эзофагоско­пии привела к тяжелому заболеванию, осложнившемуся смер­тельным кровотечением.

Современной формой врачебных ошибок являютсяятрогенные заболевания, возникающие обычно от неосторожного слова или неправильного поведения врача или среднего медицинского персонала.

Неправильное поведение медицинского работника может оказать сильное неблагоприятное воздействие на психику больного, вследствие чего у него развивается ряд новых болез­ненных ощущений и проявлений, которые могут перейти даже в самостоятельную форму заболевания.

Подавляющее большинство ятрогенных заболеваний зависит не столько от неопытности и незнания врача, сколько от его невнимательности, бестактности, отсутствия достаточной общей культуры. Такой врач почему-то забывает, что он имеет дело не только с болезнью, но и с мыслящим, чувствующим и страдаю­щим больным человеком.

Чаще ятрогенные заболевания развиваются в двух формах: значительно ухудшается течение имеющегося у больного орга­нического заболевания или появляются психогенные, функцио­нальные невротические реакции. Во избежание ятрогенных за­болеваний информация больному о болезни должна быть дана в понятной, простой и неустрашающей форме.

Для предупреждения любых ошибочных действий врача каж­дый случай врачебной ошибки должен быть тщательно изучен и обсужден на врачебных конференциях.

При оценке врачебных ошибок с помощью судебно-медицинских экспертных комиссий необходимо вскрыть сущность и характер неправильных действий врача и в результате получить основание для квалификации этих действий как добросовестных и, следовательно, допустимых, или, наоборот, недобросовестных и недопустимых.

Объективные трудности выявления некоторых заболеваний возникают как следствие особенностей самого па­тологического процесса. Болезнь может протекать скрыто или принимать атипичное течение, комбинироваться с другими за­болеваниями, что, естественно, не может не отразиться на диаг­ностике.

Например, сильная степень алкогольного опьянения лиц, получивших повреждения черепа, затрудняет неврологиче­ское обследование и распознавание черепно-мозговой травмы.

Ошибочная диагностика иногда обусловливается поведением больных, которые могут активно противодействовать исследова­ниям, отказываться от биопсии, госпитализации и т.д.

Несчастные случаи в медицинской практике

Иногда неблагоприятный исход операции или иного врачеб­ного вмешательства является случайным, причем врач был не в состоянии предвидеть несчастье. Такие исходы в медицинской литературе получили название несчастных случаев в медицин­ской практике.

До настоящего времени нет единого понятия «несчастный случай».

Некоторые врачи и юристы пытаются не­правомерно широко истолковывать этот термин, включая в не­счастные случаи неосторожные действия медицинских работни­ков, врачебные ошибки и даже отдельные случаи халатного от­ношения медицинского персонала к своим обязанностям.

К несчастным случаям относятся все летальные исходы, кото­рые для врача оказались неожиданными.

В качестве примеров подобных исходов можно назвать: 1) активацию хронической инфекции после операции; 2) послеоперационные осложнения — случаи перитонита и кровотечений после простых аппендэктомий, разрыв операционного рубца или тромбоз спустя много дней после операции, воздушная эмболия сердца и многие дру­гие; 3) задушение рвотными массами во время наркоза; 4) смерть после энцефалографии, эзофагоскопии и т.д.

Профессор А.П. Громов под несчастным случаем в медицин­ской практике предлагает понимать неблагоприятный исход вра­чебного вмешательства, связанный со случайными обстоятельст­вами, которые врач не может предвидеть и предотвратить.

Для доказательства несчастного случая в медицинской практике необ­ходимо полностью исключить возможность профессионального невежества, небрежности, халатности, а также врачебной ошибки.

Такие исходы иногда связаны с непереносимостью и аллергией к некоторым лечебным препаратам, что при жизни больного было неизвестно.

К настоящему времени в литературе накопился зна­чительный материал о побочных действиях различных медикаментов, в том числе об аллергических и токсических реакциях после парентерального введения антибиотиков. Одним из меро­приятий по предупреждению неблагоприятных исходов от ана­филактического шока при введении антибиотиков является пред­варительное определение чувствительности к ним больных.

Случайные неблагоприятные исходы могут наблюдаться при обследовании больных в момент различных диагностических ма­нипуляций. Судебно-медицинская практика показывает, что по­добные исходы иногда наблюдаются при диагностической ан­гиографии с использованием препаратов йода.

Иногда случайные смертельные исходы наблюдаются при переливании крови, соответствовавшей по группе крови боль­ных, или при переливании кровезаменителей.

Случайная смерть во время оперативных вмешательств наи­более трудна для распознавания, поскольку не всегда можно полностью выяснить причины и механизм ее наступления.

Таким образом, к несчастным случаям в медицинской прак­тике можно относить лишь такие неудачные исходы, при кото­рых исключается возможность предвидеть последствия врачеб­ных действий, когда неудачи в лечении не зависят от врачебных ошибок и других упущений, а связаны с атипичным течением заболевания, индивидуальными особенностями организма, а иногда и с отсутствием элементарных условий для оказания экс­тренной медицинской помощи.

Юристы должны знать, что все это необходимо учитывать судебно-медицинским экспертным комиссиям при оценке ле­тальных исходов в медицинской практике.

Прежде чем прийти к выводу о наступлении летального исхода в результате несчаст­ного случая или связать его с неосторожными действиями врача, такие комиссии должны детально изучить все обстоятельства, относящиеся к данному происшествию. Судебная медицина: Учеб. пособие для вузовПод ред. проф. А.Ф. Волынского

med-tutorial.ru

Источник: https://bogdan-63.livejournal.com/4556102.html

Правовая оценка несчастного случая, «врачебной ошибки» и профессионального преступления

Преступление в сфере медицинского обслуживания.: В отличие от врачебной ошибки и несчастного случая в некоторых

2.2 Правовая оценка несчастного случая, «врачебной ошибки» и профессионального преступления

Все действия медицинских работников, связанные с неблагоприятными последствиями, большинство судебно-медицинских экспертов и юристов делят на три группы: 1) несчастные случаи; 2) врачебные ошибки; 3) профессиональные преступления.

Основным критерием для отнесения оцениваемого медицинского действия к одной из перечисленных трех групп служит признак его правильности или неправильности, а также породившая его причина.

Под несчастным случаем в медицинской практике принято понимать неблагоприятный исход врачебного вмешательства, связанный со случайными обстоятельствами, которые врач не может предвидеть и предотвратить. В таких случаях врач действовал правильно и своевременно в полном соответствии с правилами и методами медицины[23].

Некоторые юристы и врачи пытаются неправомерно широко истолковывать этот термин, включая в несчастные случаи неосторожны действия медицинских работников, врачебные ошибки и даже отдельные случаи халатного отношения медицинского персонала к своим обязанностям.

А.В. Грегори предлагал относить к несчастным случаям все летальные исходы, которые для хирурга оказались неожиданными. Примерами подобных исходов он называл активизирование дремлющей инфекции после операции, послеоперационные осложнения, задушение рвотными массами во время наркоза и др.[24]

И.В.

Марковин считал возможным причислять к несчастным случаям некоторые технические погрешности во время операций, влекущие за собой смертельный исход: перегрузку мочеточников при выделении большой опухоли органов малого таза, вскрытие сосудистой аневризмы, принятой за абсцесс, и даже случаи, когда беременная матка принималась за опухоль, пытаясь объяснить подобные случаи несовершенством врачебного искусства, невозможностью иногда поставить правильный диагноз, что встречается не только у начинающих, но и весьма квалифицированных врачей[25].

Таким образом, к несчастным случаям в медицинской практике можно относить лишь такие неудачные исходы, при которых исключается возможность предвидеть последствия врачебных действий, когда неудачи в лечении не зависят от врачебных ошибок и других упущений, а связаны с атипичным течением заболевания, индивидуальными особенностями организма, а иногда и с отсутствием элементарных условий для оказания экстренной помощи, внезапная смерть перед операцией или на операционном столе от психического или эмоционального шока.

Вот пример из врачебной практике. Мальчик 9 лет поступил на срочную операцию по поводу острого аппендицита.

В предоперационном периоде проведено полное обследование, нарушение действующих инструкций не отмечено, методика операции, выбор наркоза и его проведение были правильны.

Однако вскоре после дачи наркоза наступило редкое осложнение наркоза – злокачественная гипертермия, в основе которой лежит наследственная предрасположенность, которую предусмотреть было невозможно[26].

Сложная, полная неожиданностей врачебная работа, когда даже квалифицированный врач при самом добросовестном отношении к делу, внимательный и милосердный, встречается с непредвиденной угрозой, которую отвести не может или не успевает, терпит неудачу.

В отличие от несчастных случаев врачебные ошибки и наказуемые упущения (профессиональные преступления) связаны с неправильными действиями медицинского персонала, идущими вразрез с общепринятыми в медицине правилами. Разница между врачебной ошибкой и профессиональным преступлением заключается по существу в причинах и в условиях их возникновения.

Врачебные ошибки связаны чаще всего с какими-то объективными причинами или смягчающими вину врача обстоятельствами. Это либо несовершенство метода исследования или лечения, либо недостаточный опыт и умение врача, либо отсутствие соответствующих объективных условий для оказания (мало времени для обследования, нет необходимой аппаратуры и др.) медицинской помощи[27].

Общество резко реагирует на неожиданные последствия врачебных ошибок, обычно принимая их за преступные действия врача. Между тем в распространенном определении врачебной ошибки, автором которого является академик И. В.

Давыдовский, сказано: «Врачебные ошибки – это следствие добросовестного заблуждения врача при выполнении им профессиональных обязанностей. Главное отличие ошибки от других дефектов врачебной деятельности заключается в исключении умышленных преступных действий – небрежности и халатности, а также невежества»[28].

Естественно, юридического понятия врачебной ошибки нет. Сюда относятся действия, не нарушающие правила установленные законом и подзаконными актами.

Например, вследствие недостаточной обеспеченности специалистами, оборудованием и лечебными препаратами, аномальных анатомических особенностей пациента, неожиданной аллергической реакции, которые не могли быть предвидены. В связи с развитием коллективной медицины их точнее следует называть медицинскими ошибками.

Таким образом, отличительной чертой врачебной ошибки является добросовестность действий врача, стремление его оказать помощь больному, хотя по существу действия врача были ошибочными.

Существует ряд классификаций врачебных ошибок.

Н.И. Краковский и Ю.Я. Грицман предлагают классификацию хирургических ошибок (ещё более сужают сферу допущения ошибок), позволяющую разграничить их по этапам хирургической работы: диагностические, лечебно-тактические, лечебно-технические, организационные, ошибки в ведении медицинской документации, ошибки поведения медицинского персонала в лечебных учреждениях[29].

Судебный медик И.Ф.Огарков считает целесообразным делить все врачебные ошибки на две группы: ошибки в диагностике заболеваний и ошибки в назначении и осуществлении лечебных мероприятий[30].

Юрист И.Ф.

Крылов предлагает делить врачебные ошибки на три группы: 1) ошибки диагностические, к которым относится нераспознавание или ошибочное распознавание болезни; 2) ошибки тактические, к которым причисляются неправильное определение показаний к операции, ошибочный выбор времени и проведения операции, её объема и др.; 3) ошибки технические, включающие неправильное использование медицинской техники, применение несоответствующих медикаментов и диагностических средств и т.д.[31]

На наш взгляд, наиболее удачной является классификация, предложенная И.В. Давыдовским, потому что в ней учитываются и ошибки объективного происхождения (большое количество больных на одного врача, недостаток оборудования и т.п.

), и ошибки субъективного происхождения (недостаточное исследование больного, недостаточность общих и специальных знаний, легкость суждений и т.п.)[32].

Данная классификация позволяет учитывать ошибки не только врачей, но и среднего и младшего медицинского персонала.

Таким образом, никакие знания и опыт не в состоянии гарантировать безошибочность действий врача, т.к. уникальность и многочисленные сочетания тех или иных признаков разных болезней столь разнообразны, что предусмотреть это трудно при самом добросовестном отношении.

Однако, прежде всего, хочется заметить, что ответственность наступает не по факту совершения врачебной ошибки, а по факту совершения правонарушения или преступления. Таким образом, врачебная ошибка, не повлекшая за собой причинение вреда здоровью или жизни пациента, нарушение его гражданских прав, остается на совести медицинского работника и говорит скорее всего о некомпетентности.

Помимо врачебных ошибок и несчастных случаев, которые при их установлении не являются правонарушениями, дефекты врачебной профессиональной деятельности включают и профессиональные преступления медицинских работников, в основе которых лежит недобросовестность проявляющаяся в небрежности, халатности и даже врачебном невежестве.

Профессиональным преступлением в медицинской деятельности признается умышленное или неосторожное совершение лицом медицинского персонала в нарушение своих персональных обязанностей такого общественно-опасного деяния, которое причинило (или реально могло причинить) существенный вред здоровью человека или вызвало опасность для его жизни.

Большинство ученых в области медицины и в области уголовного права называют следующие случаи преступных деяний, связанных с нарушением профессиональных обязанностей медицинского персонала: недостаточное обследование больных и невыполнение диагностических исследований; небрежный уход и наблюдение за детьми; несвоевременная и неосуществленная госпитализация и преждевременная выписка больных из лечебных учреждений; недостаточная подготовка или небрежное выполнение операций и других лечебных мероприятий; несоблюдение и нарушение различных медицинских инструкций и правил; небрежное применение лекарственных веществ[33].

Таким образом все упущения медицинских работников могут быть разделены на три группы: несчастные случаи, врачебные ошибки и профессиональные преступления. Несчастные случаи и врачебные ошибки не являются правонарушением и, следовательно, уголовной ответственности за них не наступает. Медицинские работники несут уголовную ответственность за профессиональные преступления.

Глава 3. УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ МЕДИЦИНСКИХ

РАБОТНИКОВ

… ин-та МВД. 1996. – 298 с. 41.       Красновский Г.Н. Биоэтические и уголовно-правовые проблемы в Законе РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека» // Государство и право. – 1993. – № 12.

– С. 72-73. 42.       Красновский Г.Н., Иванов Д.Н. Актуальные вопросы правового регулирования трансплантации органов и тканей в Российской Федерации // Вестник Московского ун-та. Сер. 11 «Право». – …

… правовой природы эвтаназия, в отличие от самоубийства, не подпадает под механизм правовой реализации права на жизнь, являясь убийством.

Уголовно-правовая квалификация эвтаназии неразрывно связана с проблемами медицинско-правового свойства, в первую очередь, – с определением момента возникновения и утраты права на жизнь.

Критерии установления момента наступления смерти неоднократно менялись, что …

… путь исправления. Конечная цель административного надзора – предупреждение новых противоправных деяний.1 ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ АДМИНИСТРАТИВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МИЛИЦИИ ОБЩЕСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ Функции административной деятельности милиции административной деятельности милиции составляет реализация ее функций, осуществляемых в установленных формах и соответствующими методами. …

… в лесных поселках, в сочетании со слабостью государственного контроля за лесами, являются главными причинами незаконных рубок в России. 3. Государственное регулирование лесохозяйственной деятельности 3.1. Государственный контроль за состоянием, использованием, воспроизводством, охраной и защитой лесов Государственный контроль за состоянием, использованием, воспроизвод­ством, охраной …

Источник: https://www.KazEdu.kz/referat/194885/2

Врачебная ошибка и несчастные случаи в практике работ учреждений здравоохранения: правовые аспекты

Преступление в сфере медицинского обслуживания.: В отличие от врачебной ошибки и несчастного случая в некоторых

Стеценко С.Г., кандидат юридических наук, старший научный сотрудник, начальник научно-исследовательской лаборатории Государственного института усовершенствования врачей Министерства обороны РФ.

В настоящее время повышенную актуальность приобретают вопросы правового регулирования медицинской деятельности. В соответствии с законодательством в России выделяются три вида учреждений здравоохранения: государственные, муниципальные и частные.

Основным критерием отнесения лечебного учреждения к одному из указанных видов здравоохранения является собственность, в которой находится данное учреждение. На сегодняшний день, к сожалению, далеко не все медицинские вмешательства заканчиваются благополучно, т.е. выздоровлением больного.

В этой связи представляется необходимым освещение вопросов, связанных с правовой регламентацией дефектной работы медиков.

Существующие классификации дефектов оказания медицинской помощи, как правило, основаны на судебно-медицинских принципах, в то время как правовая классификация, отвечающая современным требованиям правовой науки и практики, до настоящего времени не разработана. Возникающие трудности, как правило, связаны с необходимостью учета как юридических, так и медицинских особенностей.

Представляется, что на нынешнем этапе развития регламентации медицинской деятельности необходимо различать следующие виды дефектов оказания медицинской помощи: 1) врачебные ошибки; 2) несчастные случаи; 3) врачебные преступления.

В рамках настоящей статьи речь пойдет о врачебных ошибках и несчастных случаях в практике деятельности учреждений здравоохранения.

Врачебные преступления как наиболее значимые и общественно опасные деяния медицинских работников нуждаются в отдельном рассмотрении.

По всей видимости, врачебную ошибку можно считать наиболее противоречивым явлением теоретико-правового осмысления медицинской практики.

Существенный вопрос, требующий своего толкования и в теоретическом, и в практическом приложении, – ответственность медиков за врачебные ошибки. “Вопрос об ответственности врачей за свои ошибки имеет многовековую историю – он так же стар, как и сама медицина” .

Несмотря на значительные успехи в лечении многих заболеваний, следует согласиться с точкой зрения Н. Кондаковой, что “мы должны признать, что врачебные ошибки являются такой же составляющей нашей работы, как и победа над болезнью” .

Учитывая такое положение, задачей правового регулирования сферы врачебных ошибок является выработка правильной, продуманной и единой позиции относительно юридической квалификации ошибочных действий врачей.

Зальмунин Ю.С. Врачебные ошибки и ответственность врачей (по материалам Ленинградской судебно-медицинской экспертизы): Автореф. дис. … канд. мед. наук. Л., 1959. С. 2.
Кондакова Н. Врачебные ошибки и их анализ: еще один взгляд на проблему // Качество медицинской помощи. 2000. N 1. С. 3.

Актуальность проблемы правовой регламентации врачебных ошибок поясняется в том числе и статистическими данными, относящимися как к частоте врачебных ошибок, так и к экономическим потерям, связанным с дефектной работой медицинских работников.

Как правило, изначально экономические санкции возлагаются на учреждения здравоохранения, которые в настоящее время весьма скудно финансируются из средств бюджетов различных уровней.

Значимые для здоровья пациента врачебные ошибки, по данным российской практики, имели место более чем в каждом пятом случае оказания медицинской помощи . В то же время В.

Акопов утверждает, что в соответствии с данными Американской медицинской ассоциации в США каждые 15 минут умирает 5 человек, став жертвами врачебных ошибок или небрежности медперсонала . Само название статьи С.

Серебряковой , где красной нитью проходит мысль о том, что медицина не застрахована от ошибок, является лишним свидетельством актуальности проблемы регламентации медицинских ошибок.

В практике медицины Германии “за ошибки врачей, медсестер и прочего персонала приходится выплачивать ежегодно до десяти миллиардов марок в виде штрафов, возмещения ущерба материального и морального, в виде пенсионных платежей малолетним, оставшимся без кормильца” . идея, как представляется, заключается в регулировании при помощи правовых механизмов не самих врачебных ошибок, а вопросов ответственности медицинских работников и учреждений за их совершение. Существующая ситуация, при которой среди врачей распространено мнение о ненаказуемости за профессиональные ошибки, не отвечает реалиям сегодняшнего времени.

См.: Человек и здравоохранение: правила игры: Пособие для пациентов и их родственников. СПб., 2001. С. 94. См.: Акопов В.И. Медицинское право в вопросах и ответах. М.: ПРИОР, 2000. С. 10. Серебрякова С. 25 миллионов за врачебную ошибку // Медицина для Вас. 1997. N 16. С. 4.

Колчанов Р. Пойти к доктору или еще пожить? // Труд. 2000. 22 августа.

Определение термина “врачебная ошибка” необходимо с той целью, чтобы правильно регламентировать ее последствия. Сразу необходимо оговориться, что на сегодняшний день в нормативно-правовых актах отсутствует понятие врачебной ошибки, что дает основания некоторым авторам считать ее неправовой категорией. Н.А.

Маргацкая правильно указывает, что “в законе нет понятия “врачебной ошибки”, и хотя в литературе оно употребляется широко, единства в его определении не существует” . Такое положение не может быть оптимальным, поэтому есть необходимость дать юридически обоснованное определение врачебной ошибки.

Многочисленные определения, данные как врачами, так и юристами, в той или иной степени базируются на точке зрения И. Давыдовского, считавшего врачебные ошибки “досадным браком во врачебной деятельности” , при котором первопричиной является добросовестное заблуждение врача, исключающее уголовную ответственность. Ю. Сергеев и С.

Ерофеев указывают, что в литературе содержится не менее 65 промежуточных определений, понятий и признаков врачебных ошибок .

Анализ определений, данных в отношении врачебных ошибок хирургами, судебными медиками и юристами, а также собственное видение данной проблемы позволяют автору высказать свою точку зрения на определение данного термина в теоретико-правовом отношении.

Маргацкая Н.А. Гражданско-правовые проблемы донорства и трансплантации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1984. С. 22. Давыдовский И.В. Врачебные ошибки // Советская медицина. 1941. N 3. С. 9.

См.: Сергеев Ю., Ерофеев С. Ятрогения: актуальная проблема медицины и права // Медиц. газета. 1998. 27 февраля.

Врачебная ошибка – это дефект оказания медицинской помощи, связанный с неправильными действиями медицинского персонала, характеризующийся добросовестным заблуждением при отсутствии признаков умышленного или неосторожного преступления.

Из этого определения следует, что врачебная ошибка возникает при добросовестном отношении медика к своим обязанностям, когда нет причин подозревать наличие признаков состава преступления. В основе ошибок могут находиться как объективные, так и субъективные факторы.

Среди первых можно отметить:

  • отсутствие надлежащих условий оказания медицинской помощи;
  • несовершенство существующих способов лечения заболеваний;
  • тяжесть состояния больного и др.

Рассматривая наиболее значимые субъективные причины врачебных ошибок, следует выделить:

  • недостаточный опыт медицинского работника;
  • недостаточное обследование больного, неправильная интерпретация лабораторных и инструментальных исследований;
  • недоучет или переоценку результатов консультаций других специалистов и др.

Характерно, что объективные причины возникновения врачебных ошибок зачастую связаны с организационно-экономическими трудностями функционирования лечебных учреждений. М.

Малеина полагает, что в соответствии с критерием вины врачебные ошибки могут быть наказуемые (с учетом субъективных причин), а также не влекущие юридической ответственности (при наличии объективных причин возникновения врачебных ошибок) . Классификация врачебных ошибок зависит от выбранного критерия.

По нозологическому принципу, то есть в зависимости от локализации и вида патологического процесса, выделяют ошибки при “остром животе”, инфаркте миокарда, заболеваниях дыхательной системы и др. Н.И. Краковский и Ю.Я. Грицман в зависимости от этапа хирургической работы выделяют следующие виды врачебных ошибок :

См.: Малеина М.Н. Юридическая квалификация врачебной ошибки // Совет. госуд. и право. 1984. N 9. С. 128.
См.: Громов А.П. Права, обязанности и ответственность медицинских работников. М., 1976. С. 75.

  1. диагностические;
  2. лечебно-тактические;
  3. лечебно-технические;
  4. организационные;
  5. ошибки в ведении медицинской документации;
  6. ошибки поведения медицинского персонала в лечебных учреждениях.

Наиболее адекватной и отвечающей требованиям медицины и права может считаться классификация, разработанная юристом И.Ф. Крыловым, согласно которой врачебные ошибки делятся на три группы :

См.: Грандо А.А. Врачебная этика и медицинская деонтология. Киев: Выща школа, 1988. С. 95.

  • диагностические (нераспознавание или ошибочное распознавание болезни);
  • тактические (неправильное определение показаний к операции, ошибочный выбор времени и объема операции);
  • технические (неправильное использование медицинской техники, оставление при операции инородных тел в полостях и ранах и т.д.).

Латинская пословица гласит: “Errare humanum est” – “Каждому человеку свойственно ошибаться”. Не являются исключением и медицинские работники. Здесь важная роль принадлежит детальному рассмотрению и изучению подобных ошибок внутри врачебных коллективов. Это необходимо в целях определения основной причины ошибки – не исключено, что речь идет об объективном характере причины врачебной ошибки.

Следует заметить, что в доступной литературе имеются определенные сведения относительно правового отношения к проблеме врачебных ошибок. Так, например, Г.

Каликова предлагает признать врачебную ошибку юридической категорией, в основе которой будет лежать ответственность медицинских учреждений (работников) по принципу безвиновной ответственности.

Автор полагает, что при этом достигается цель более полного гарантирования прав пациентов от нежелательных последствий лечения, в то же время деятельность врача не пострадает от ненужных ограничений . Оппонентом такой точки зрения выступает М.

Мироненко, полагающий, что “нельзя согласиться с употреблением некоторыми авторами понятия “принцип ответственности без вины”. Такого принципа у ответственности нет и быть на данном этапе цивилизации не должно” . И.

Тяжкова полагает, что врачебные ошибки должны влечь в некоторых случаях ответственность, если заблуждение врача являлось результатом несоблюдения каких-то установленных правил, предписаний или инструкций . Иными словами, предпринимаются попытки сделать врачебную ошибку правовой категорией. Данные тенденции должны приветствоваться, ведь именно в различных подходах, разных точках зрения кроется путь к качественному определению места и роли врачебных ошибок среди дефектов работы врачей и деятельности медицинских учреждений.

См.: Каликова Г.А. Проблемы правового регулирования медицинского страхования и медицинских услуг: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Алма-Ата, 1992. С. 20 – 21. Мироненко М.Б. Принципы юридической ответственности в системе принципов права: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2001. С. 19.

См.: Тяжкова И.М. Уголовная ответственность медицинских работников // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 11. 1994. N 6. С. 14.

Целесообразно, принимая во внимание необходимость всестороннего теоретико-правового исследования дефектов оказания медицинской помощи, внести в общее законодательство о медицинской помощи, в планируемый Медицинский кодекс РФ, положения о квалификации врачебных ошибок.

При этом есть необходимость признать ошибки врачей, произошедшие по причине объективных обстоятельств (несовершенство медицины, отсутствие необходимых лекарственных средств и медицинской техники и др.), ненаказуемыми для конкретных медицинских работников.

Данные неблагоприятные исходы должны разбираться с позиций ответственности лечебных учреждений, их руководителей, других существенных факторов.

Когда же речь идет о врачебных ошибках, в основе которых лежат субъективные причины (неправильная интерпретация результатов лабораторно-инструментальных исследований, недостаточный опыт и т.п.), необходимо предусмотреть персональную ответственность медицинских работников.

В данном случае речь может идти также и о возмещении ущерба и компенсации морального вреда пациенту. Важное место в детальном анализе и профилактике врачебных ошибок должны занять клинико-анатомические и лечебно-контрольные комиссии, в рамках которых необходимо тщательно анализировать и определять приоритетные пути профилактики возникновения врачебных ошибок.

Рассматривая следующий вариант дефектов оказания медицинской помощи – несчастный случай, важно отметить, что относительно его правовой квалификации большинство авторов сходятся во мнении – это ненаказуемое врачебное деяние.

В жизни человека вне зависимости от специфики его профессии встречаются ситуации, когда происходят те или иные явления, которые не зависят от самого человека, на ход и возникновение которых человек не может оказать значительного воздействия. Не является исключением и сфера медицины.

Примерами таких ситуаций являются несчастные случаи в практике оказания медицинской помощи. Несчастные случаи “по своему происхождению существенно отличаются от врачебных ошибок, поскольку не зависят от каких-либо действий или бездействия врача” . Следует согласиться с мнением Г.

Пучкова, утверждающего, что “даже при честном и добросовестном выполнении своего служебного и гражданского долга деятельность врача не гарантирована от возможных ошибок и так называемых несчастных случаев.

Такие ситуации не влекут за собой уголовного наказания и имеют свои особенности, свои отличительные признаки, которые получают различную оценку в зависимости от конкретных условий их возникновения” . Думается, что несчастные случаи достаточно часто встречаются в практике функционирования лечебных учреждений, что является дополнительным фактором необходимости их пристального изучения, в том числе с правовой точки зрения.

Акопов В.И. Экспертиза вреда здоровью (правовые вопросы судебно-медицинской практики). М.: Экспертное бюро. М., 1998. С. 62.
Организационно-правовые основы врачебной деятельности. Минск, 1991. С. 65.

Существует целый ряд определений несчастного случая в медицине. Под ним понимают “неблагоприятный исход медицинского вмешательства в силу объективно случайных обстоятельств, исключающих небрежность или халатность со стороны медицинского персонала” . В. Федоров и В.

Пристансков полагают, что несчастный случай – это “ситуация, развившаяся при оказании медицинской помощи вследствие случайного стечения обстоятельств” . “Некоторые юристы и медики склонны придать этому понятию (несчастный случай. – С.С.

) довольно широкий смысл, усматривая в ряде неосторожных действий и врачебных ошибок как причину их возникновения стечение непредвиденных обстоятельств” .

Учитывая вышесказанное, а также необходимость правового подхода к определению и исследованию несчастных случаев в практике учреждений здравоохранения, автор предлагает собственное определение, в соответствии с которым несчастный случай в медицине – это дефект оказания медицинской помощи, связанный со случайным стечением обстоятельств, которые врач, действуя правомерно, в рамках должностных инструкций и в соответствии с принятыми в медицине методами и способами лечения (диагностики), не мог предвидеть и предотвратить. Представляется, что такой подход к определению несчастного случая позволит без затруднений квалифицировать подобный неблагоприятный исход медицинского вмешательства и провести качественный правовой анализ.

Концептуальные и правовые основы страхования профессиональной ответственности медицинских работников / Под ред. акад. О.П. Щепина. М., 1998. С. 8. Федоров В.В., Пристансков В.Д. Ятрогенная патология. Медицинские и правовые аспекты // Мир медицины. 1998. N 7. С. 7.

Огарков И.Ф. Врачебные правонарушения и уголовная ответственность за них. Л., 1968. С. 160.

Несчастных случаев, к сожалению, нельзя избежать даже при самом квалифицированном и добросовестном отношении врачей к выполнению своих профессиональных обязанностей. Важным фактором при этом является обстоятельство, в соответствии с которым ответственность медика в силу объективных обстоятельств не наступает.

Основанием освобождения от ответственности медицинских работников при несчастных случаях является отсутствие вины, поскольку при самом добросовестном отношении к выполнению обязанностей врач не предвидел и не мог предвидеть возможности наступления неблагоприятных последствий.

Рассматривая особенности права на существование несчастных случаев в медицинской практике, Ю.

Сергеев справедливо отмечает, что “решение вопроса о наличии или отсутствии в действиях медицинских работников (как и специалистов других профессий) элементов противоправности и виновности является исключительной прерогативой юристов, а не судебных медиков и клиницистов” .

Рекомендации для граждан и некоммерческих организаций по защите прав и интересов населения в области здоровья. М.: Росс. Ассоциация общественного здоровья; Фонд “Здоровье и окружающая среда”, 1997. С. 90.

Характеризуя примеры несчастных случаев в медицинской практике, можно отметить наиболее типичные. К ним относятся:

  • необычное анатомическое строение или врожденные аномалии строения того или иного органа (важный фактор при проведении инвазивных диагностических исследований, сопровождающихся проникновением сквозь телесную оболочку человека);
  • атипичное течение заболевания у конкретного пациента, связанное с индивидуальными особенностями организма;
  • аллергические и токсические реакции на диагностические манипуляции и введение лекарственных средств;
  • внезапные изменения показателей артериального давления (шок, коллапс) в результате индивидуальной психологической или эмоциональной реакции на оперативное вмешательство (манипуляцию) и др.

Права И. Концевич, утверждающая, что наиболее часто при несчастных случаях неблагоприятные исходы наступают в силу индивидуальных особенностей организма больного .

Важность изучения и анализа несчастного случая в практике медицины связана с необходимостью определения правомерности действий медиков и оценки их влияния на неблагоприятный исход вмешательства.

Невинный не должен страдать, а виновный должен отвечать – такой принцип уместен и объясняет актуальность и значимость определения несчастного случая в практике оказания медицинской помощи учреждениями здравоохранения.

Например, трансплантация органов и тканей человека – относительно новое направление медицины, характеризующееся достаточно большим количеством несчастных случаев, остро нуждается в выработке правовых критериев данных неблагоприятных исходов .

При этом отличие несчастных случаев от врачебных ошибок – правильность и своевременность действий врача, в полном соответствии с положениями руководящих документов. Однако, как представляется, разбираться до установления сущности дефекта оказания медицинской помощи несчастные случаи должны как врачебные ошибки. Объясняется это невозможностью в краткие сроки определить причину дефекта, то есть основное звено, приведшее к неблагоприятному исходу.

См.: Концевич И.А. Долг и ответственность врача. Киев, 1983. С. 93.
Сальников В.П., Стеценко С.Г. Трансплантация органов и тканей человека: проблемы правового регулирования: Научное издание. Серия “Право и медицина”. СПб., 2000. С. 70 – 71.

Таким образом, необходимость правильного толкования и правовой квалификации несчастных случаев в медицине объясняется как частотой возникновения таких исходов медицинских вмешательств, так и необходимостью определения роли врачей в возникновении несчастных случаев. “Судебная практика свидетельствует о том, что в подобных случаях (при несчастных случаях. – С.С.

) возмещения материального ущерба и морального вреда не наступает” . Данное обстоятельство в сочетании с общим отсутствием ответственности медика заставляет правоведов более пристально рассматривать несчастные случаи.

Ситуация, при которой любой дефект оказания медицинской помощи, любой неблагоприятный исход медицинского вмешательства будет выдаваться за несчастный случай, представляется недопустимой. Закрепление в законе о здравоохранении (Медицинском кодексе) такого подхода к несчастному случаю позволит оптимизировать процесс правовой квалификации дефектов оказания медицинской помощи.

Успешная работа в области правового регулирования медицинской деятельности возможна лишь при условии объединения усилий юристов, медиков, представителей других заинтересованных специальностей.

Новоселов В.П., Канунникова Л.В. Правовое регулирование профессиональной деятельности работников здравоохранения. Новосибирск: Изд-во НГОНБ, 2000. С. 153.

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/19379-vrachebnaya-oshibka-neschastnye-sluchai-praktike-rabot-uchrezhdenij

Medic-studio
Добавить комментарий