Причины возникновения политической психологии. Краткая история.

Предыстория политической психологии

Причины возникновения политической психологии. Краткая история.

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru

Федеральное агентство по образованию

Московский государственный

Университет технологий и управления

Институт социально – гуманитарных технологий

Контрольная работа

по Политической психологии

на тему:

Предыстория политической психологии

Выполнил:

студент II курса заочного отделения

факультет психологии

специальность 030300

Бычков А. В.

Москва 2012 г

f

Введение

Основные вехи истории политической психологии

Предыстория зарубежной политической психологии

Предыстория российской политической психологии

Заключение

Список литературы

fВведение

Политическая психология (греч. politika – искусство управлять) – один из новейших разделов психологической науки. Она изучает «человеческое измерение» политики, особенности и стереотипы восприятия политических событий, усвоение политических ценностей, особенности качества лидера и тому подобное.

Политика традиционно рассматривается как процесс взаимодействия социальных или территориальных общностей, групп влияния, региональных элит, где сотрудничают или конкурируют не просто представители безличных общественных организаций, а живые люди, которым свойственны свои идеи, таланты и амбиции, которые и оказывают прямое влияние на политический процесс.

Политическая психология как наука богата своей предысторией. Задолго до ее оформления в качестве самостоятельной науки политико-психологические идеи занимали умы исследователей, причем даже в большей степени, чем ныне.

Главный вопрос, который постоянно и настойчиво был интересен людям во все времена – это власть над себе подобными. Интриги и заговоры, убийства и перевороты – все это непрерывно сопровождает историю человечества, начиная с родоплеменного строя.

Человек и власть – вот тот круг вопросов, который образует предысторию политической психологии.

Основные вехи истории политической психологии

Предыстория зарубежной политической психологии

Возникновение и развитие политической психологии имело свои особенности в разных политических системах. Попробуем проследить наиболее важные этапы этого процесса за рубежом и в нашей стране.

Политико-психологические идеи получили распространение задолго до оформления политической психологии как самостоятельной науки. В ранней истории человечества проблемы субъективного фактора были даже более значимы – просто в силу меньшей развитости объективного фактора. Великие ораторы Древней Греции (Демосфен) открыли механизмы воздействия на разные типы народов.

Древний Рим (Плутарх, Светоний) отрыл механизмы осуществления личной власти, прихода к ней и борьбы за неё. Огромную роль сыграл Аристотель, описавший человеческое содержание разных форм политической организации. Однако это были отдельные находки. Политическая психология древности не могла стать самостоятельной наукой – она была ещё слишком непосредственной практикой.

Из политической практики Древней Греции в рассмотрении политико-психологической природы человека, в целом, в обобщенном виде можно выделить две традиции.

С одной стороны, выделяется традиция «демократическая», предполагавшая равенство возможностей главных «политических участников», то есть, реальных субъектов политического процесса.

С другой стороны, отчетливо существовала традиция «аристократическая» (элитарная), открыто подчеркивавшая превосходство тех или иных, вполне определенных типов людей, и их роли в политическом процессе.

Великие ораторы Древней Греции (Демосфен) открыли механизмы воздействия на разные типы народов. Древний Рим (Плутарх, Светоний) открыл механизмы осуществления личной власти, прихода к ней и борьбы за неё.

Взгляды философов эпохи Просвещения Т. Гоббс, Дж. Локк, Ж-Ж. Руссо продвинули понимание не только общих, но и конкретных психологических факторов в политических процессах.

Эта эпоха стала родоначальницей жанра книжных описаний и размышлений, а также их философско-методологического осмысления.

Она заложила философские основы для тех конкретных направлений политической психологии, которые уже были намечены предшествующей историей.

Свой вклад в формирование политической психологии внесли Сенека, Макиавелли, Смит, Гегель и множество других великих людей. Им принадлежат наиболее значительные идеи о соотношении личности и власти, о природе человека в политике, о воспитании хорошего гражданина, о том, каким надлежит быть правителю.

Возьмём, например, книгу Н. Макиавелли «Государь». Её появление в эпоху Возрождения сыграло принципиальную роль в развитии политической психологии. Расширился набор политико-психологических факторов, которые осознавались как важные в организации власти и управления. Работа «Государь» признаётся как лучшее практическое наставление для правителей.

Эпоха Просвещения, как следует из самого ее названия, отличалась расцветом наук.

Соответственно, и политико-психологическая природа человека оказалась, по сути дела, в самом центре внимания большинства обществоведов.

Это касалось не только политической психологии отдельных индивидов, пусть даже лидеров, но и определенных социально-политических общностей — прежде всего, национально-этнических.

Таким образом, эпоха Просвещения серьезно продвинула понимание не только общих, но, также совершенно конкретных психологических факторов в политических процессах.

Кроме того, эпоха Просвещения стала родоначальницей жанра обширных книжных описаний наблюдений и размышлений такого рода, а также их философско-методологического осмысления.

По сути, именно эпоха Просвещения заложила философские основы тех уже вполне конкретных направлений политической психологии, которые стали развиваться практически сразу после этой эпохи.

Начиная с периода Великой Французской революции, в силу ее гигантских масштабов и огромного количества, вовлеченных в нее людей с их политическими действиями, политическая психология уже просто никак не могла ускользать от специального внимания исследователей.

Именно в этот период она начинает становиться самостоятельной наукой, хотя пока еще не обладающей соответствующим статусом.

Соответственно, именно от этого времени ведут многие авторы отсчет реальной истории данной науки, несмотря на то, что формализация ее статуса произошла только во второй половине XX века.

Многие исследователи обращались в своих произведениях к вопросам массовой психологии, однако, с профессионально-психологической точки зрения, феномен «массы» и, в частности, поведение толпы были изучены лишь в конце XIX века. Это понятно: требовалось время для научного осмысления исторического опыта и гигантских исторических потрясений. Эти исследования были связаны с тремя теперь уже классическими именами Г. Тарда, Ш. Сигеле и Г. Лебона.

В политике заметное место стали играть массы. Одним из первых уделил внимание этой теме француз Г. Лебон, написавший «Психологию народов и масс», «Психологию толпы», «Психологию социализма».

Следует отметить, что наряду с работами Г. Лебона в этот же период появились «Преступная толпа» итальянца С. Сигеле, «Социальная логика» француза Г. Тарда, «Герой и толпа» русского социолога Н.К.

Михайловского.

Появление на политической авансцене массы как нового субъекта было связано с развитием промышленности, ростом городов и сопровождалось серьёзными социальными и политическими потрясениями, революциями, забастовками.

И Лебон, и Михайловский увидели в массе угрозу индивидуальности, силу, нивелирующую личность. Среди различных видов массы они исследовали толпу – как более спонтанное проявление неорганизованной активности.

Вполне справедливы и сегодня те психологические характеристики, которые они обнаружили у толпы: агрессивность, истеричность, безответственность, анархичность.

Другой темой, вызвавший интерес у ранних психологов, была психология народов и рас, национальный характер.

Проявил своё влияние в политико-психологической сфере и психоанализ З.Фрейда. Помимо исследований психологии масс, психоанализ ввёл в политическую психологию ряд методических приёмов. Важнейшим стало создание психобиографии политических лидеров, а также психоистории как «психобиографии» эпохи.

Своеобразным следствием психоанализа стало появление Чикагской научной школы. Её представитель Г.Д.Лассуэлл попытался соединить психоанализ с политической наукой, что сделал в рамках приходящего на смену психоанализу «поведенческого движения».

Он анализировал личности американских политиков, используя в качестве материала для исследований их медицинские карты. При этом, Лассуэлл исходил не из того, что политики, как и другие люди, могут иметь те или иные отклонения, которые и представляют интерес для биографа.

Исследователь искал, прежде всего, скрытые бессознательные мотивы поступков политических деятелей и находил их в особенностях детского развития, в тех конфликтах, которые оставили в душе будущего политика шрамы психологических травм.

Власть же является тем средством, которое компенсирует эти травмы, что и объясняет её притягательность. Таким образом, сложный синтез привёл к неожиданному успеху: от работ Лассуэлла начинается реальный отсчёт существования политической психологии.

Формальное время становления политической психологии датируется 1968 годом, когда в рамках Американской ассоциации политических наук было создано отделение политической психологии. В 1979 году на его основе было организовано Общество политических психологов, уже получившее статус международного. политическая психология школа

Суммируя предысторию политической психологии, американские исследователи ещё в начале 1960-х годов констатировали: из всех междисциплинарных отношений наиболее важным для политической науки является связь между политикой и психологией.

Предыстория российской политической психологии

Развитие российской политической психологии отставало от мирового. Это объясняется тем, что в российской культуре функции гуманитарного знания вообще, и политической психологии, в частности, при отсутствии соответствующих наук, брала на себя художественная литература. А.С.Пушкин, Л.Н.Толстой, Ф.М.Достоевский внесли многое в коллекцию политико-психологических наблюдений и размышлений.

Особенно активно работы по политической психологии начинают появляться с конца 19-го – начала 20 века, когда интерес к личности, к психологическому компоненту социальных процессов был широко представлен и в политической мысли, и в философии, и в социологии. В научных рамках следует выделить работы Н.К.Михайловского – автора теории «героя» и «толпы». Развитие идей Н.К.Михайловского можно наблюдать и в полемике марксистов с народниками, в частности в работах И.В.Плеханова и В.И.Ленина.

До сих пор представляют не только историческую ценность концепции целого ряда русских мыслителей того периода. Так, в «Очерках по истории русской культуры» П.Милюков прослеживает развитие российской политической культуры, особенности русского политического сознания в его “идеологической ” форме на протяжении всей русской истории.

В свой русский период П.Сорокин размышлял над проблемой социального равенства, свободы и прав человека. Пережив ужасы гражданской войны, он попытался их осмыслить не только как социолог, но и как тонкий психолог. В начале века выходят пять томиков «Психиатрических эскизов из истории» П.И.

Ковалевского, представляющие собой вполне реальную альтернативу психоаналитическим подходам к психобиографии политиков. Позже, уже в 20-е годы, вышла книга Г.Чулкова о русских императорах, где даны блестящие психологические портреты русских правителей, В историческом плане много политико-психологических размышлений встречается в трудах В.О.

Ключевского. В книге Д.В.

Ольшанского «Психология современной российской политики» представлена статья «Василий Ключевский: «Государство может быть без государя», где анализируется особое историко-политико-психологическое рассмотрение того Смутного времени 17 века, которое имело важное значение в развитии государства российского, и аналогии с которым многие часто находят в новейшей истории России.

Отдельная страница истории политической психологии в России, как и на Западе, связана с психоанализом. Это направление стало быстро распространяться в нашей стране особенно после революции 1917 года. О судьбе тех, кто увлёкся ставшей модной теорией З.Фрейда, можно прочесть в книге А.Эткинда «Эрос невозможного».

Ещё предстоит осмыслить влияние марксизма на политическую психологию, однако ясно лишь то, что тот вариант марксизма, который развивался в Советском Союзе, не способствовал проявлению интереса к этой проблематике.

Первый этап возникновения серии работ, касающихся политико-психологической проблематики, относится к началу-середине 60-х годов. Работы Б.Поршнева, Ю.Давыдова, В.Парыгина, Ю.

Замошкина и других социологов, историков и психологов ввели в научный оборот проблематику политической деятельности в её политическом измерении.

В эти годы происходит первое знакомство с трудами западных учёных и их критическое переосмысление в советском контексте.

В 70-е -80-е годы эта проблематика перемещается на периферию научных дискуссий и общественного интереса. В то же время, оставаясь невостребованной, она не перестаёт развиваться в рамках отдельных отраслей знания.

Так, в страноведении под защитой рубрики «критика буржуазной» социологии, политологии и иных теорий были опубликованы результаты отечественных исследований специалистов по развивающимся странам (Б.Ерасова, Б.Старостина, М.Чешкова, Г.Мирского и др.), американистов (Ю.Замошкина, В.Гантмана, Э.

Баталова), европеистов (А.Галкина, Г.Дилигенского, И.Бунина, В.Иерусалимского).

Политологи-страноведы обсуждали такие проблемы, как политическое сознание и поведение, политическая культура, политическое участие и другие политико-психологические сюжеты, оставаясь в рамках зарубежного материала, так как проводить непосредственное исследование своей собственной политической жизни не рекомендовалось. Книги А.Галкина, Ф.

Бурлацкого, А.Федосеева, А.Дмитриева, Э.Кузьмина, Г.Шахнозарова и других советских политологов заложили основу современной политологии в целом и политической психологии в частности.

Создание Советской ассоциации политических наук способствовало поискам отечественных политологов в указанном направлении, помогало их приобщению к зарубежному опыту исследований.

Второй период обострённого интереса к психологическим аспектам политики начался в середине 80-х годов с началом процесса демократизации и гласности, получившем название «перестройка».

Первыми на запрос реальной политической практики откликнулись те учёные, которые уже имели определённый исследовательский опыт и интерес к политико-психологической проблематике: А.Асмолов, Э.Баталов, Г.Дилигенский, Е.Егорова-Гантман, И.Кон, Д.Ольшанский, А.Петровский, С.Рощин, Ю.

Шерковин и другие известные политологи, психологи, социологи. За ними последовали их ученики, более молодые исследователи.

Таким образом, с середины 1980-х годов началось строительство отечественной психологии политики как отдельного направления внутри системной организованной политологии. Постепенно идейно-терминологические противоречия, разграничивавшие эти направления, сгладились, и сегодня мы имеем дело с единой политической психологии.

Заключение

Итак, как на Западе, так и в России формирование, становление политической психологии имело свои особенности и происходило в различные временные рамки при совместном влиянии философских, исторических, политических и психологических процессов.

С 90-х годов 20-го века начинается современный этап существования политической психологии и в России, и за рубежом.

В 90-е годы сама политика дала новый мощный толчок к развитию политической психологии.

Начал формироваться социальный заказ на исследования по электоральному поведению, восприятию образов власти и политиков, лидерству, психологическим факторам становления многопартийности, политической социализации и многим другим.

Сейчас в стране работают десятки исследователей, ведущих как фундаментальные, так и прикладные исследования, занимающихся одновременно аналитической и консультативной работой. Особенно востребованы специалисты в этой области в период выборов.

Созданы специальные научные подразделения в области политической психологии в Москве и Санкт-Петербурге. Курсы лекций читаются во многих отечественных университетах. Вышли первые учебные пособия по политической психологии. В 1993 году образовалась Российская ассоциация политических психологов, которая является коллективным членом ISP.

Список литературы

Андреев А.Л. Политическая психология./ А.Л. Андреев. – М.: Весь мир, 2002, 237с.

Гозман Л.Я. Политическая психология./ Л.Я. Гозман, Е.Б. Шестопал. – Ростов-на-Дону: Феникс, 1996, 445с.

Ольшанский Д.В. Психология современной российской политики: Хрестоматия для вузов/ Д.В. Ольшанский. – М.: Академический проект; Екатеринбург. Деловая книга, 2001, 648с.

Размещено на Allbest.ru

Источник: https://knowledge.allbest.ru/psychology/3c0b65625b2ac79b5d53b89521306d27_0.html

§ 1. Становление политической психологии как науки

Причины возникновения политической психологии. Краткая история.

1. Истоки политической психологии

Политическая психология — одна из новейших политических наук. Она возникла на стыке политологии с рядом «поведенческих» дисциплин, среди которых особую роль сыграли психология и социо логия.

Правда, парадокс заключался в том, что до самого последнего времени психологи и социологи не очень-то интересовались самой по литикой как объектом изучения и у нас в стране, и за рубежом. Точно так же отечественные историки не слышали до последнего времени о таком разделе политической психологии, как психоистория . Причи ной подобного дистанцирования от политики в нашей стране была… сама политика, а точнее, страх перед официальной политической ма шиной, вполне понятный в недавнем историческом контексте.Ситуация в политологии складывалась несколько иначе. Полити ческая психология признана как перспективная область исследования в мировой политической науке достаточно давно. Да и в отечествен ной литературе, несмотря на идеологическое табу, первые разработки появились еще в годы хрущевской «оттепели», хотя лишь в годы «перестройки» произошло ее официальное признание как составной части политической науки.Возникновение и развитие политической психологии имели свои особенности в разных политических системах. Попробуем проследить наиболее важные вехи этого процесса за рубежом и в нашей стране.Еще не написана подробная история политической психологии от Платона до наших дней: эта история пока довольно коротка. Но оче видно, что предыстория этой науки богата выдающимися именами по литических мыслителей. Наиболее значительные идеи о соотношении личности и власти, о природе человека в политике, о воспитании хо рошего гражданина, о том, каким надлежит быть правителю, — все этиразмышления Аристотеля, Сенеки, Макиавелли, Руссо, Гоббса, Смита, Гегеля и других великих мыслителей в основание новой дис циплины.Однако все они творили в иных теоретических рамках, и не нужда лись в специальном психологическом подходе к политике. Впрочем, психологии как науки в современном смысле слова тоже не было во времена Руссо или Гоббса. Только во второй половине XIX в. стали появляться концепции, которые можно было бы назвать непосредст-венными предшественниками современных политико-психологичес ких работ.Историки и философы, социологи и политологи тогда обратили внимание на то, что в самой политике появилось совершенно новое явление. Помимо вождей, королей, президентов и прочих представи телей политической элиты в политике заметное место стали играть массы. Одним из первых уделил внимание этой теме француз Г. Лебон, написавший «Психологию народов и масс», «Психологию толпы» и «Психологию социализма». В этот же период появились «Преступная толпа» итальянца С. Сигеле, «Социальная логика» француза Г. Тарда и ряд других работ, среди которых и «Герои и толпа» русского социолога Н.К. Михайловского .

Появление на политической авансцене массы как нового субъекта было вызвано развитием промышленности, ростом городов и сопро вождалось серьезными социальными и политическими потрясениями, революциями, забастовками. По резко негативной оценке первых про явлений массовой политической активности можно представить себе, как напуганы были современники этих событий.

И Лебон, и Михай ловский видели в массе угрозу индивидуальности, силу, нивелирую щую личность. Среди различных видов массы они в первую очередь исследовали толпу как наиболее спонтанное проявление неорганизо ванной активности. Вполне справедливы и сегодня те характеристики толпы, на которые они указывали: агрессивность, истеричность, безот ветственность, анархичность.Однако если в работах конца XIX — начала XX в. отмечена лишь негативная сторона массового поведения, те опасности, которые оно влечет за собой, то исследователи XX в., напротив, уделяли внимание позитивным аспектам массовых форм политического участия в разви тии демократии. Так, современные политические психологи многовнимания уделяют конструктивным аспектам массовых движений (от движения за права женщин до экологических движений).Другой темой, вызвавшей интерес у ранних политических психо логов, была психология народов и рас, национальный характер. Опи раясь на идеи антропологической школы Ф. Боаса и Б. Малиновского, психологи искали подходы к соединению знаний о личности с анали зом более широких социальных и культурных феноменов, в частности политики. При этом сама культура трактовалась как «спроецирован ная крупным планом на экран психология индивида, имеющая гигант ское измерение и длительно существующая» . Таким экраном, на ко торый отбрасывается слепок с психологии индивида, является, преж де всего, национальный характер.Еще одним источником формирования современной политичес кой психологии стали идеи психоанализа. Знаменитая книга Г. Лас- свела «Психопатология и политика» открывается справедливым утверждением автора: «Политология без биографии подобна такси дермии — науке о набивании чучел» . Действительно, описание поли-тического процесса без его творцов — скучно, да и неверно. Жанр по литического портрета использовали авторы самых разных ориента- ций. Например, в России начала XX в. большой популярностью пользовалась книга психиатра П.И. Ковалевского «Психиатрические этюды из истории» , где представлена галерея портретов политичес ких деятелей от царя Давида до Петра I, от Суворова до пророка Му- хамедда, от Жанны д'Арк до Наполеона.Однако именно психоаналитическое движение придало полити ческому портретированию широкую известность. Одно из первых ис следований в этой области принадлежало перу 3. Фрейда и У. Булли та и было посвящено президенту США Вудро Вильсону. Большой вклад в создание таких портретов внес исследователь Фрейда, поли тический психолог Г. Лассвел. Так, в качестве материала для анализа личности американских политиков он использовал их медицинские карты. При этом он исходил не из того, что политики, как и другие люди, могут иметь те или иные отклонения, которые и представляют интерес для биографа. Лассвел искал прежде всего скрытые бессозна тельные мотивы поступков политических деятелей и находил их в особенностях детского развития, в тех конфликтах, которые послужи ли причиной психологических травм и оставили в душе будущего по-литика шрамы. Власть является тем средством, которое залечивает указанные травмы, что и объясняет ее притягательность.2. Современное состояние политической психологии как научной дисциплиныФундаментальные и систематические разработки по психологии политики начались в 60-е годы XX в. в США под влиянием «поведен ческого движения». Тогда при Американской психиатрической ассо циации была создана группа для изучения проблем международной политики, на базе которой в 1970 г. был создан Институт психиатрии и внешней политики. В 1968 г. в Американской ассоциации политичес ких наук возник исследовательский комитет по политической психо логии, а в 1979 г. на его основе было организовано Общество полити ческих психологов, уже получившее статус международного (Interna tional Society of Political Psychology, или сокращенно ISPP). Это общество сразу начало издание своего журнала «Political Psychology». В настоящее время публикации по политико-психологической пробле матике появляются во всех престижных изданиях по политологии и психологии. В ISPP сейчас более 1000 членов практически со всех кон тинентов. Ежегодно они проводят собрания, посвященные наиболее актуальным теоретическим проблемам. Так, в 1994 г. собрание прово дилось в Испании и рассматривало тему: «Психологические аспекты политики изменения», на собрании 1995 г. в Вашингтоне обсуждалась тема: «Национальное строительство и демократия в мультикультур- ных обществах».Хотя политическая психология получила действительно междуна родное признание, однако большая часть исследователей живет и ра ботает все же в США и Канаде. Назовем имена таких крупных уче ных, как М. Херманн, Р. Сигел, Д. Сире, С. Реншон, Ф. Гринстайн, А. Джордж, Р. Такер, Дж. Пост, Б. Глэд, Р. Кристи.В Европе существуют свои давние традиции анализа политико- психологических явлений. Успешно работают в области политико- психологических исследований в Германии (А. Ашкеназн, П. Шмидт, Г. Ледерер, Х.-Д. Клингеман, Г. Мозер и др.), во Франции (А. Перше рон, А. Дорна, С. Московиси), в Великобритании (X. Хает, М. Биллиг, А. Сэмюэль), а также в Финляндии, Голландии, Чехии, Испании, Польше и других странах. Хотя следует отметить, что традиционные политологи испытывают в Европе определенные опасения перед ир- рационалистскими политическими концепциями (прежде всего, перед психоанализом), с которыми у них по преимуществу и ассоциируется политическая психология.Следует отметить, что интерес к политической психологии наблю дается в таких регионах, где раньше и политическая наука, и психоло гия не имели развитых традиций, либо традиционные школы находи лись в отрыве от современной методологии. Так, в последние десяти летия исследования в этой области проводятся в Латинской Америке, в Африке, в Азиатско-Тихоокеанском регионе, в частности, в таких странах, как Китай, Индия, Пакистан, не говоря уже об Австралии и Новой Зеландии, где ведется большая исследовательская работа, из даются десятки монографий.Хотя единичные книги и статьи появлялись и ранее, отсчет совре менного этапа развития политической психологии, очевидно, следует вести с издания в 1973 г. коллективной монографии под редакцией Дж. Кнутсон, в которой подведены итоги развития этой науки и выде лены важнейшие направления для дальнейшего исследования . Дру-гой крупной вехой было появление монографии под редакцией М. Херманн в 1986 г. Эта книга дает представление о тех изменениях, которые произошли в политической психологии, и выделяет следую-щие позиции. Во-первых, большинство исследователей пришло к убеждению, что фокус изучения должен быть сосредоточен на взаимо действии политических и психологических феноменов. Во-вторых, объектом исследования должны стать наиболее значимые политичес кие проблемы, к которым привлечено внимание общественности. В-третьих, следует уделять значительно больше внимания политичес кому и социальному контексту анализируемых психологических яв лений. В-четвертых, необходимо не только изучать результат тех или иных психологических воздействий на политику, но и пытаться по нять процесс формирования тех или иных политических убеждений. И, наконец, в-пятых, современные политические психологи стали го раздо более терпимыми в отношении методов сбора данных и иссле1 довательских процедур, полагая,, что методологический плюрализм — неизбежное явление на нынешнем этапе развития теории.О состоянии науки во многом можно судить по тому, кому и как широко она преподается. В качестве примера можно привести практи ку университетов США и Канады. Так, в 90-е годы в 78 университетах читалось более .100 курсов политической психологии. Лекции и семи нары по политической психологии слушало более 2300 студентовтолько на младших курсах. Преподавание велось как для студентов- политологов, так и для психологов (хотя и в меньшей степени) .Важным параметром развития науки является ее прикладное ис пользование. Так, политические психологи активно привлекаются для поиска решений в конфликтных ситуациях. Известна эффективная роль политических психологов во время Карибского кризиса, при за ключении Кэмп-Девидской сделки между Израилем и Египтом. Спе циалисты по политической коммуникации в разных странах Европы и Америки вносят свой вклад в подготовку политических лидеров к парламентским и президентским выборам.Ряд политических деятелей сами владеют психологическими ме тодами, используя их для выработки стратегии на будущее и для ана лиза прошлого. Так, один из соперников Дж. Буша по президентским выборам 1988 г. М. Дукакис активно работает в области политико- психологической теории. Такие известные политические деятели, как Р. Никсон и Д. Локард, психологически осмысливают свой прежний политический опыт. Интерес к работам по политической психологии проявляют политики всех ориентаций. Они используют данные этой науки для налаживания отношений с общественностью, для мобили зации населения на выполнение реформ, для принятия решений по важнейшим стратегическим направлениям политики.3. Отечественная психология политикиСовременная отечественная политическая психология также имеет замечательных предшественников. Особенно богато наследие конца XIX — начала XX в., когда интерес к личности, к психологичес кому компоненту социальных процессов был широко представлен и в политической мысли, и в философии, и в нарождавшейся социологии. Мы уже упоминали имя народника Н.К. Михайловского. Развитие этих идей можно наблюдать и в полемике марксистов с народниками, в частности в работах Г.В. Плеханова и В.И. Ленина.До сих пор не только представляют историческую ценность, но и имеют практическую значимость концепции целого ряда русских мыслителей того периода. Так, в «Очерках по истории русской куль туры» П. Милюков прослеживал развитие российской политической культуры, в частности особенности русского политического сознания в его «идеологической» форме на протяжении всей русской истории .В свой русский период П. Сорокин размышлял над проблемой соци ального равенства, свободы и прав человека . Пережив ужасы граж данской войны, он попытался их осмыслить не только как социолог, но и как тонкий психолог . В начале века выходят пять маленьких томиков «Психиатрических эскизов по истории» П.И. Ковалевского, представляющие собой вполне реальную альтернативу психоаналити-ческим подходам к психобиографиям политиков. Позже, уже в 20-е годы вышла книга Г. Чулкова о русских императорах, где даны блестящие психологические портреты русских правителей .Отдельная страница истории политической психологии должна быть отведена психоанализу. Это направление стало очень быстро распространяться в России особенно после революции 1917 г. О необычайной судьбе тех, кто увлекся ставшей модной теорией 3. Фрейда, можно прочесть в книге А. Эткинда . Пожалуй, самое пора зительное в истории расцвета, запрета и вновь проявившегося интере са к психоанализу уже в наши дни — это именно его связь с реальной политикой. Можно без всякого преувеличения сказать, что не будь среди увлеченных идеями психоанализа таких политиков, как Троц-кий, Каменев, Радек, судьба этой психологической школы в России была бы иной.Еще предстоит осмыслить влияние марксизма на политическую психологию. Но, очевидно, это можно будет сделать не раньше, чем осядет пыль после политических и идеологических баталий Новейше го времени. Сейчас ясно лишь, что тот вариант марксизма, который развивался в Советском Союзе, не слишком способствовал проявле нию интереса к этой проблематике. В нашем обществоведении преоб ладали тенденции, которые подчеркивали определяющую роль масс в политическом процессе и одновременно недооценивали значение лич ностного фактора, деятельность отдельных политических групп. При этом трактовка масс была весьма упрощенной. Они понимались как некая безликая сумма индивидов, приводимая в движение волей по литического авангарда. Такие методологические посылки делали не-нужным учет психологического фактора. Добавим к этому, что реаль ного знания о политическом сознании и поведении отдельных пред ставителей этой массы не было вообще. В этом отношении политическая психология находилась еще в худшем положении, чем социальная психология и социология. Дваж ды в послевоенный период представители этих наук приступали к изучению человеческой составляющей общества в целом и политики в частности. Оба раза эти попытки были вызваны реформой системы: в годы хрущевской «оттепели» и в годы «перестройки». Первый этап возникновения серии работ, касающихся политико-психологической проблематики, относится к началу — середине 60-х годов XX в. Рабо ты Б.Ф. Поршнева, Ю.Н. Давыдова, В.Д. Парыгина, Ю.Ф. Замошкина и других социологов, историков и психологов ввели в научный оборот проблематику политической деятельности в ее человеческом измере нии. В эти годы происходит первое знакомство с трудами западных ученых и их критическое переосмысление в советском контексте.В 70—80-е XX в. годы проблематика перемещается на периферию научных дискуссий и общественного интереса. В то же время, остава ясь невостребованной, она не перестает развиваться в рамках отдель ных отраслей знания. Так, в рамках страноведения, под защитой руб рики «критика буржуазной социологии», политологии и иных теорий были опубликованы результаты отечественных исследований специа листов по развивающимся странам (Б. Брасова, Б. Старостина, М. Чешкова, Г. Мирского и др.), американистов (Ю. Замошкина, В. Гантмана, Э. Баталова), европеистов (А. Галкина, Г. Дилигенского, И. Бунина, В. Иерусалимского).Политологи-страноведы обсуждали такие проблемы, как полити ческое сознание и поведение, политическая культура, политическое участие и другие политико-психологические сюжеты, оставаясь в рам ках зарубежного материала, так как проводить непосредственное ис-следование своей собственной политической жизни не рекомендова лось. Книга А. Галкина, Ф. Бурлацкого, А. Федосеева, Д. Дмитриева, Э. Кузьмина, Г. Шахназарова и других советских политологов зало жили основу современной политологии в целом и политической пси хологии в частности. Создание советской ассоциации политических наук способствовало поискам отечественных политологов в указан ном направлении, помогало их приобщению к зарубежному опыту ис следований.Второй период обостренного общественного интереса к психоло гическим аспектам политики начался в середине 80-х годов с началом процесса демократизации и гласности, получившего название «пере-стройки». Первыми на запрос реальной политической практики откликнулись те ученые, которые уже имели определенный исследо вательский опыт и интерес к политико-психологической проблемати ке: А. Асмолов, Э. Баталов, Г. Дилигенский, Е. Егорова-Гантман,И. Кон, Д. Ольшанский, А. Петровский, С. Рощин, Ю. Шерковин и другие известные политологи, психологи, социологи. За ними после довали их ученики, исследователи более молодого поколения.В 90-е годы сама политика дала мощный толчок к развитию поли тической психологии. Начал формироваться социальный заказ на ис следования по электоральному поведению, восприятию образов влас ти и политиков, лидерству, психологическим факторам становления многопартийности, политической социализации и многим другим.Сейчас в стране работают десятки исследователей, ведущих как фундаментальные, так и прикладные исследования, занимающиеся одновременно аналитической и консультативной работой. Особенно востребованы немногочисленные специалисты в этой области в пери од выборов, где они способны просчитать ситуацию не на глазок, а с использованием специального научного инструментария.

Созданы научные подразделения и кафедры в области политичес кой психологии в Москве и Санкт-Петербурге. Курсы лекций читают ся во многих отечественных университетах. Вышли первые учебные пособия по политической психологии . В 1993 г. была образована Рос сийская ассоциация политических психологов, которая является кол лективным членом ISPP.

Источник: М.Н. Марченко. Политология. 2003

Источник: https://finances.social/politologiya_730/stanovlenie-politicheskoy-psihologii-kak.html

Понятие политической психологии (становление и основные этапы развития) | Блог одного учёного

Причины возникновения политической психологии. Краткая история.

Перед тем как рассмотреть феномен политической психологии, следует выяснить прежде всего суть психологии и политики.

Психология как наука возникла в древние времена. В наиболее обобщённом виде значении психология происходит (от старогрецьк. psyche – душа, психика и logos — слово, учение) — это учения о душе.

И хотя первые упоминания о психологии находим уже в работах великого Аристотеля (трактат “О душе”), собственное термин “психология” в науке появился значительно позднее. Одним из первых в своих работах этот термин использовал известный чешский психолог

Й. Прохазка в конце XVI ст., а от философии как самостоятельная область психология отделилась лишь в XVIII ст.

СТАНОВЛЕНИЕ И ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

А) Предпосылки.

Американский психолог С. Хоффман справедливо заметил, что не вся психология посвящена политике, но вся политика психологична. И он совер¬шенно прав: поскольку политику «делают» живые люди, то их психология неизбежно накладывает свою печать на всю полити¬ческую жизнь общества.

Задолго до возникновения политичес¬кой психологии интерес к ее проблемам проявляли почти все авторитетные пред¬ставители психологической науки.

3. Фрейд, по мнению некоторых его последователей, считается «творцом современной социаль¬ной науки», а сам же он претендовал на разработку «психологии народов, которая вела непосредственно к происхождению важнейших культурных установлении, го¬сударственных порядков, нравственности, религии…» (Фрейд, 1923, 1991].

А.Адлер предложил концепцию психологии власти, которая до сих пор сохраняет свое влия¬ние в политической мысли на Западе.

Б. Скиннер [1972] разработал теорию «За¬программированной культуры» как новой формы общества и государства.

А. Маслоу [1977] написал работу о способе форми¬рования политической структуры власти на основе принципов гуманистической психологии.

Г. Айзенк был озабочен поис¬ком психологических предпосылок раз¬личных политических ориентации граж¬дан.

Этологическое течение в психологии (К. Лоренц, Д. Моррис и др.), бурно про¬явившее себя в разгар «холодной войны», отражало запросы политики того времени, объясняя неизбежность гонки вооружений биологически детерминированной склон¬ностью человека к агрессивности.

Многие американские психологи — К. Левин, Г. Мюррей, Л. Фестингер, О. Кляйнберг, Ю. Бронфенбреннер и др. — пригла¬шались в качестве консультантов при реше¬нии конкретных политических вопросов.

Россию можно по праву назвать пер¬вой страной, где уже в XIX в. были прове¬дены серьезные социально-психологичес¬кие и политико-психологические исследо¬вания. Не случайно Г. Спенсер и В.

Вундт, признанные мировые авторитеты, выска¬зывали сожаление по поводу незнания русского языка, полагая, что российские исследователи в некоторых вопросах опе¬редили их.

К политико-психологическим исследованиям можно отнести, например,

изучение поведения солдат при разгоне толпы и демонстраций (Д.Д. Безсонов),

работы по проблемам массовых психичес¬ких заражений и самоубийств (В.Х. Кан¬динский, А.А. Токарский и др.),

попытки найти психологические основы правосо¬знания (Л.И. Петражицкий, М.А. Рейснер) и многие другие.

В 1905 г. вышла книга К. Головина «Вне партий. Опыт политической психологии», в которой с удивительной глубиной про¬слежено влияние национально-историчес¬ких и этнопсихологических особенностей народов Франции, Германии и США на развитие государственности и политичес¬кой жизни в этих странах.

Б) Вехи становления.

Отличие политико-психологических концепций психологов разных времен от современной политичес¬кой психологии заключается главным об¬разом в том, что первые обычно не были ориентированы на практику. Вот лишь некоторые вехи на пути ее становления:

начало 40-х гг. — первые социально-пси¬хологические исследования поведения избирателей (исследования избирателей начались в 30-х гг., но они носили чисто социологический характер).

1942 г. — первое практически ориенти¬рованное, проведенное по заказу прави¬тельства США исследование личности политического деятеля. Это был психоло¬гический анализ личности Гитлера, осущест¬вленный психиатром У. Лангером (1972).

1959 г. — публикация книги «Полити¬ческая социализация» Г. Хаймэна [Hyman, 1959], ставшей теоретической основой одного из разделов политической психо¬логии;

1967 г. — исследование массовых анти¬правительственных выступлений студентов в США, проведенное в национальном мас¬штабе;

1966 г. — начало поисков психологи¬ческих методов разрешения политических конфликтов;

1968 г. — создание первой кафедры политической психологии в Иельском университете. Этот год можно условно считать годом рождения политической психологии как самостоятельной научной дисциплины;

1973 г. — издание первого фундамен¬тального труда «Руководство по поли¬тической психологии» под редакцией Дж.Н. Кнутсон (см.: [Hankbook…, 1973]);

1978 г. —учреждение в США Междуна¬родного общества политической психоло¬гии;

1979 г. — Кэмп-Дэвидские соглашения между лидерами Египта Садатом и Из¬раиля — Бегином. В их подготовке актив¬ное участие приняли американские пси¬хологи.

В Советском Союзе, когда даже соци¬альная психология долгое время рассмат¬ривалась как «буржуазная» наука, для воз¬никновения психологии политической не было никаких условий.

Все ее возможные проблемы безапелляционно решались с позиций партийных догм. Лишь в 1980 г.

словосочетание «политическая психоло¬гия» впервые появилось на страницах про¬фессиональных психологических и поли¬тических изданий (Рощин, 1980].

С тех пор в Институте психологии РАН был про¬веден ряд исследований, посвященных проблемам политической социализации, отношению детей и молодежи к угрозе ядерной войны, политико-психологичес¬кой типологии общества, поведению из¬бирателей, политической пропаганде. В 1990 г. в университете Петербурга создана первая кафедра политической психологии.

Среди всех определений понятия психологии, которые несущественно различаются, приведем наиболее вместительное: психология — это наука и система знаний о закономерностях, механизмах, психических фактах и явления в жизни человека.

Поскольку предметом психологии есть такая сложная сфера жизнедеятельности человека, как его психика, то среди наук о человеке психология является наиболее многогранной и наиболее сложной. Возможно, потому, что психические явления, которые присущи человеку, зависят, прежде всего, от биологических, а потом и от социальных условий и обстоятельств.

Если исходить из того, что психология включает в себя социальные и физиологические механизмы воспроизведения чувств и эмоций, можно утверждать, что политическая психология охватывает такие аспекты:

• специализированные чувства и эмоции, связанные с отображением интересов определенного человека и формированием мотивов его политической деятельности. Имеется ввиду социальный аспект политической психологии;

• личностно-психические свойства— память, воля, умственные способности;

• биохимические и физиологические механизмы, обусловленные генетическими свойствами индивида. Они проявляются в темпераменте человека, его возрастных, демографических, половых (возбуждение, наследственность) и других характеристиках.

Проанализируем политику как общественное явление.

Довольно часто политику по ошибке рассматривают как что-то исключительно связанное с политическими структурами — государством, его политической системой — и зависимое от них.

Тем не менее, диапазон ее действия, взаимодействия с многочисленными социальными политическими субъектами весьма широкий, сложный и требует отдельного подробного рассмотрения.

Существуют два основных подхода к определению политики как общественного явления — это сфера человеческой деятельности вообще и направление или способ деятельности человека. Первый подход называют еще общенаучным, а второй — публицистическим.

Политика имеет определенные особенности, структуру, классификацию и функции.

Особенности политики: универсальность, способность проникать в все сферы общественной жизни и касаться их; тесная связь с неполитическими общественными явлениями и процессами.

Структура политики охватывает определенные политические интересы ее субъектов, политические отношения, политические организации, политическое сознание субъектов политики и их политическую деятельность. Структурные составные политики тесно переплетаются, взаимодействуют и влияют одна на одну.

Политику классифицируют так:

• по сферам общественной жизни — экономическая, национальная, воинская, экологическая, научно-техническая, социальная, культурная;

• по объектом влияния — внутренняя и внешняя;

• по субъектам политики, политического процесса — государственная, политика политических партий, общественных объединений, движений, групп;

• по приоритетам деятельности (то есть целью) — политика нейтралитета, национального примирения, “большого прыжка”, “открытой двери”, компромиссов и др.

Основные функции политики:

•обеспечение и стимулирование инновационного, поступательного развития общества;

• управление общественными процессами;

• уравновешение, согласование и взаимодействие субъектов политического процесса, устранение разногласий между субъектами политического процесса;

• выражение интересов и потребностей всех социальных групп и слоев населения;

• стабилизация социального положения личности, его социализация, саморазвитие и самореализация.

В отдельности следует рассмотреть особенности политической жизни, ее связь с жизнью экономической, специфику политических процессов и политические технологии, благодаря которым эти процессы происходят.

Выделяют четыре основных уровня политики, которые характеризуются определенными особенностями, закономерностями и конкретными субъектами.

1. Геополитический. Охватывает отношения, деятельность отдельных государств, международных организаций, которые создаются большей частью для координации политики на межконтинентальном, межгосударственном уровне.

Непосредственные субъекты: политики — руководители государств, отдельных ветвей власти, политики — лидеры ведущих политических партий, общественных объединений.

представители экономической, творческой, духовной элиты и др.

2. Государственный. Основой такой политики является организация публичной власти, деятельность государственных структур разных уровней (центральный, региональный), организация местного самоуправления.

3. Структурный. Имеется в виду политика таких субъектов политического процесса, как партии, объединения, движения, отдельные авторитетные социальные формирования.

4. Личностный. На этом уровне осуществляется политика, связанная с деятельностью отдельных индивидов, граждан, политических деятелей, лидеров низшего уровня (прежде всего регионального).

Наибольшее количество участников политических процессов приходится на третий и четвертый уровни.

Чрезвычайно важные в политике символы. Они воссоздают, фиксируют характер, особенности нации, народа, государства, являются идейными или идейно-образными структурами.

Символы имеют большое значение в жизни людей. Именно с помощью символов люди общаются, взаимодействуют.

К основным политическим символам принадлежат конституции, флаги, эмблемы, праздника, отдельные знаки.

Рассмотрим политическую психологию как науку.

Как явление политическая психология появилась с возникновением политической жизни. Фактически политическая психология выделяется в науку из политологии лишь в 60-тые года XX ст. Одной из причин этого было то, что политические партии, организации, объединения вынуждены были искать новые методы эффективного управления участниками политического процесса.

Формирования политической психологии как науки, научной дисциплины базируется прежде всего на идеях, концепциях таких выдающихся философов разных времен, как Т. Гоббс, Дж. Локк, И. Бетман, Г. Спенсер, А. Смит, Т. Петерсон, Р. Мертон.

Методологию подходов к изучению психологических, социальных процессов, основные методы их исследования политическая психология в свое время позаимствовала из социологии и социальной психологии.

Более или менее единого, упроченного определения понятия “политическая психология” не существует. Приведем несколько наиболее удачных с нашей точки зрения.

Чаще всего политическая психология трактуется как научная дисциплина, которая возникла в результате политизации психологии и психологизации политики. При этом ее объективно считают относительно самостоятельной составной системы политических наук.

Наиболее общим и простым можно считать такое определение политической психологии: политическая психология — это наука, которая изучает психологические аспекты политической жизни.

Много специалистов политическую психологию определяют как систему проявлений общественной психологии (то есть сознания), которые выражают отношения людей к политической системе, направляют и характеризуют их поведение в политической жизни общества.

По мнению специалистов по проблемам средств массовой информации, связей с общественностью, политическая психология представляет интерес тем, что может ответить, в частности, на такие вопросы:

каким является политический портрет лидера и избирателя,

какими мотивами может руководствоваться лидер, принимая те или иные решения, то есть политическую психологию рассматривают под определенным практическим углом зрения, которое также важно и объективно обусловлено.

Поскольку, как отмечалось, предметом политической психологии являются психологические компоненты политического поведения людей, довольно удачной кажется его дефиниция известного ученого Г.

Щокина, который считает, что политическая психология — это область психологии, которая изучает психологические компоненты (настроения, мысли, чувства, ценностные ориентации и т.п.

) политической жизни общества, которые формируются и проявляются на уровне политического сознания наций, классов, социальных групп, правительств, индивидов и реализуются в их конкретных политических действиях.

Украинский политолог В. Бебик справедливо подчеркивает, что политическая психология состоит из:

*сознательных (рациональных) и

*подсознательных (иррациональных) элементов и потому объединяет логику социального взаимодействия с логикой инстинктов, рефлексивность (сознательное отображение действительности) и рефлекторность (безсознательную форму мышления).

Известная и так называемая двумерная модель политической психологии, приверженцами которой являются, в частности, группа психологов во главе с Т. Адорно.

Эта модель обусловлена историко-традиционным существованием четко определенных дуалистических партийно-политических систем республиканцев и демократов (США), либералов и консерваторов, правых и левых.

Конечно, в “чистом” виде такой модели практически не существует, но в политической жизни ей принадлежит важное значение.

В тоталитарном обществе психология безоговорочно защищала принципы классовости.

Даже признавая индивидуальность в отдельности взятого человека, психологи в бывшем СССР утверждали, что “в индивидуальной своеобразности любого человека в той или другой мере проявляется общеклассовое, поскольку многогранность личных судеб имеет границы, которые определяют принадлежность к определенному классу”.

Именно на таком утверждении и основывается общий вывод, который “в общности психологических черт, типичных для членов класса, и проявляется реальность классовой психологии”. Дальше обосновывались особенности соотношения психологии и идеологии классов, их общее и особое, обосновывались исторический характер и динамика классовой психологии.

Безоговорочно отстаивая классовый характер психологии, В. Ленин утверждал, что есть психология буржуа и пролетария, призывал “уметь понять особенности, своеобразность черт психологии каждой прослойки, профессии и т.п…. массы” [52, 192}, доказывал, что пролетариату в условиях капитализма присуще “настоящее влечение к социализму”.

Выделяют такие основные функции политической психологии:

• познавательную — дает возможность человеку четко ориентироваться в политической жизни и выбирать способы своих действий;

• адаптационную — оказывает содействие приспособлению субъекта политики к окружающей среде;

• мотивационную – дает возможность воплотить намерения в определенные политические действия. Ограниченность приведенного объяснения сути политической психологии очевидная.

Следует исходить из того, что ее основой является собственно психология как наука о психическом отображении действительности в процессе жизнедеятельности, внутреннего мира человека, конкретных его связей с внешним миром, о возможностях развития психики человека. Учитывая изложенное, очертим предмет, объект и метод политической психологии.

Рубрики: Лекции | 17.07.2010

Нужна курсовая или дипломная?

Источник: https://myaria.ru/ponyatie-politicheskoj-psixologii-stanovlenie-i-osnovnye-etapy-razvitiya/

1.1 Возникновение и основные этапы развития политической психологии

Причины возникновения политической психологии. Краткая история.

Возникновение и развитие политической психологии имело свои особенности в разных политических системах. Попробуем проследить наиболее важные этапы этого процесса за рубежом и в нашей стране.

Политико-психологические идеи получили распространение задолго до оформления политической психологии как самостоятельной науки. В ранней истории человечества проблемы субъективного фактора были даже более значимы – просто в силу меньшей развитости объективного фактора. Великие ораторы Древней Греции (Демосфен) открыли механизмы воздействия на разные типы народов.

Древний Рим (Плутарх, Светоний) отрыл механизмы осуществления личной власти, прихода к ней и борьбы за неё. Огромную роль сыграл Аристотель, описавший человеческое содержание разных форм политической организации. Однако это были отдельные находки. Политическая психология древности не могла стать самостоятельной наукой – она была ещё слишком непосредственной практикой.

Свой вклад в формирование политической психологии внесли Сенека, Макиавелли, Смит, Гегель и множество других великих людей. Им принадлежат наиболее значительные идеи о соотношении личности и власти, о природе человека в политике, о воспитании хорошего гражданина, о том, каким надлежит быть правителю.

Возьмём, например, книгу Н. Макиавелли «Государь». Её появление в эпоху Возрождения сыграло принципиальную роль в развитии политической психологии. Расширился набор политико-психологических факторов, которые осознавались как важные в организации власти и управления. Работа «Государь» признаётся как лучшее практическое наставление для правителей.

Взгляды философов эпохи Просвещения (Т. Гоббс, Дж. Локк, Ж-Ж. Руссо) продвинули понимание не только общих, но и конкретных психологических факторов в политических процессах.

Эта эпоха стала родоначальницей жанра книжных описаний и размышлений, а также их философско-методологического осмысления.

Она заложила философские основы для тех конкретных направлений политической психологии, которые уже были намечены предшествующей историей.

Однако все вышеперечисленные мыслители работали в иных теоретических рамках, которые не нуждались в специальном психологическом подходе к политике. Лишь во второй половине 19 века стали появляться концепции, которые можно было бы назвать истинными предшественниками современных политико-психологических работ.

Историки и философы, социологи и политологи обратили внимание на то, что в самой политике появилось совершенно новое явление. В политике заметное место стали играть массы. Одним из первых уделил внимание этой теме француз Г.

Лебон, написавший «Психологию народов и масс», «Психологию толпы», «Психологию социализма». Следует отметить, что наряду с работами Г. Лебона в этот же период появились «Преступная толпа» итальянца С. Сигеле, «Социальная логика» француза Г.

Тарда, «Герой и толпа» русского социолога Н.К. Михайловского.

Появление на политической авансцене массы как нового субъекта было связано с развитием промышленности, ростом городов и сопровождалось серьёзными социальными и политическими потрясениями, революциями, забастовками.

И Лебон, и Михайловский увидели в массе угрозу индивидуальности, силу, нивелирующую личность. Среди различных видов массы они исследовали толпу – как более спонтанное проявление неорганизованной активности.

Вполне справедливы и сегодня те психологические характеристики, которые они обнаружили у толпы: агрессивность, истеричность, безответственность, анархичность.

Другой темой, вызвавший интерес у ранних психологов, была психология народов и рас, национальный характер. Опираясь на идеи антропологической школы Ф.Боаса и Б.Малиновского, психологи искали подходы к соединению знаний о личности с анализом более широких социальных и культурных феноменов, в частности, политики.

Проявил своё влияние в политико-психологической сфере и психоанализ З.Фрейда. Помимо исследований психологии масс, психоанализ ввёл в политическую психологию ряд методических приёмов.

Важнейшим стало создание психобиографии политических лидеров, а также психоистории как «психобиографии» эпохи. Сюда следует отнести одно из первых исследований, принадлежащих перу З.Фрейда и У.

Буллита о Вудро Вильсоне.

Своеобразным следствием психоанализа стало появление Чикагской научной школы. Её представитель Г.Д.Лассуэлл попытался соединить психоанализ с политической наукой, что сделал в рамках приходящего на смену психоанализу «поведенческого движения».

Он анализировал личности американских политиков, используя в качестве материала для исследований их медицинские карты. При этом, Лассуэлл исходил не из того, что политики, как и другие люди, могут иметь те или иные отклонения, которые и представляют интерес для биографа.

Исследователь искал, прежде всего, скрытые бессознательные мотивы поступков политических деятелей и находил их в особенностях детского развития, в тех конфликтах, которые оставили в душе будущего политика шрамы психологических травм.

Власть же является тем средством, которое компенсирует эти травмы, что и объясняет её притягательность. Таким образом, сложный синтез привёл к неожиданному успеху: от работ Лассуэлла начинается реальный отсчёт существования политической психологии.

Формальное время становления политической психологии датируется 1968 годом, когда в рамках Американской ассоциации политических наук было создано отделение политической психологии.

В 1979 году на его основе было организовано Общество политических психологов, уже получившее статус международного (International Society of Political Psychology или сокращённо ISPP). Это общество сразу начало издание своего журнала «Political Psychology».

В Йельском университете США была введена примерно в это же время специальная программа подготовки политологов по психологии.

Суммируя предысторию политической психологии американские исследователи ещё в начале 1960-х годов констатировали: из всех междисциплинарных отношений наиболее важным для политической науки является связь между политикой и психологией.

Развитие российской политической психологии отставало от мирового. Это объясняется тем, что в российской культуре функции гуманитарного знания вообще, и политической психологии, в частности, при отсутствии соответствующих наук, брала на себя художественная литература. А.С.Пушкин, Л.Н.Толстой, Ф.М.Достоевский внесли многое в коллекцию политико-психологических наблюдений и размышлений.

Особенно активно работы по политической психологии начинают появляться с конца 19-го – начала 20 века, когда интерес к личности, к психологическому компоненту социальных процессов был широко представлен и в политической мысли, и в философии, и в социологии. В научных рамках следует выделить работы Н.К.Михайловского – автора теории «героя» и «толпы». Развитие идей Н.К.Михайловского можно наблюдать и в полемике марксистов с народниками, в частности в работах И.В.Плеханова и В.И.Ленина.

До сих пор представляют не только историческую ценность концепции целого ряда русских мыслителей того периода. Так, в «Очерках по истории русской культуры» П.Милюков прослеживает развитие российской политической культуры, особенности русского политического сознания в его “идеологической ” форме на протяжении всей русской истории.

В свой русский период П.Сорокин размышлял над проблемой социального равенства, свободы и прав человека. Пережив ужасы гражданской войны, он попытался их осмыслить не только как социолог, но и как тонкий психолог. В начале века выходят пять томиков «Психиатрических эскизов из истории» П.И.

Ковалевского, представляющие собой вполне реальную альтернативу психоаналитическим подходам к психобиографии политиков. Позже, уже в 20-е годы, вышла книга Г.Чулкова о русских императорах, где даны блестящие психологические портреты русских правителей, В историческом плане много политико-психологических размышлений встречается в трудах В.О.

Ключевского. В книге Д.В.

Ольшанского «Психология современной российской политики» представлена статья «Василий Ключевский: «Государство может быть без государя», где анализируется особое историко-политико-психологическое рассмотрение того Смутного времени 17 века, которое имело важное значение в развитии государства российского, и аналогии с которым многие часто находят в новейшей истории России.

С рефлекторно-физиологических позиций объяснял политическое поведение значительных общностей людей Б.М.Бехтерев.

Отдельная страница истории политической психологии в России, как и на Западе, связана с психоанализом. Это направление стало быстро распространяться в нашей стране особенно после революции 1917 года. О судьбе тех, кто увлёкся ставшей модной теорией З.Фрейда, можно прочесть в книге А.Эткинда «Эрос невозможного».

Ещё предстоит осмыслить влияние марксизма на политическую психологию, однако ясно лишь то, что тот вариант марксизма, который развивался в Советском Союзе, не способствовал проявлению интереса к этой проблематике.

Первый этап возникновения серии работ, касающихся политико-психологической проблематики, относится к началу-середине 60-х годов. Работы Б.Поршнева, Ю.Давыдова, В.Парыгина, Ю.

Замошкина и других социологов, историков и психологов ввели в научный оборот проблематику политической деятельности в её политическом измерении.

В эти годы происходит первое знакомство с трудами западных учёных и их критическое переосмысление в советском контексте.

В 70-е -80-е годы эта проблематика перемещается на периферию научных дискуссий и общественного интереса. В то же время, оставаясь невостребованной, она не перестаёт развиваться в рамках отдельных отраслей знания.

Так, в страноведении под защитой рубрики «критика буржуазной» социологии, политологии и иных теорий были опубликованы результаты отечественных исследований специалистов по развивающимся странам (Б.Ерасова, Б.Старостина, М.Чешкова, Г.Мирского и др.), американистов (Ю.Замошкина, В.Гантмана, Э.

Баталова), европеистов (А.Галкина, Г.Дилигенского, И.Бунина, В.Иерусалимского).

Политологи-страноведы обсуждали такие проблемы, как политическое сознание и поведение, политическая культура, политическое участие и другие политико-психологические сюжеты, оставаясь в рамках зарубежного материала, так как проводить непосредственное исследование своей собственной политической жизни не рекомендовалось. Книги А.Галкина, Ф.

Бурлацкого, А.Федосеева, А.Дмитриева, Э.Кузьмина, Г.Шахнозарова и других советских политологов заложили основу современной политологии в целом и политической психологии в частности.

Создание Советской ассоциации политических наук способствовало поискам отечественных политологов в указанном направлении, помогало их приобщению к зарубежному опыту исследований.

Второй период обострённого интереса к психологическим аспектам политики начался в середине 80-х годов с началом процесса демократизации и гласности, получившем название «перестройка».

Первыми на запрос реальной политической практики откликнулись те учёные, которые уже имели определённый исследовательский опыт и интерес к политико-психологической проблематике: А.Асмолов, Э.Баталов, Г.Дилигенский, Е.Егорова-Гантман, И.Кон, Д.Ольшанский, А.Петровский, С.Рощин, Ю.

Шерковин и другие известные политологи, психологи, социологи. За ними последовали их ученики, более молодые исследователи.

Таким образом, с середины 1980-х годов началось строительство отечественной психологии политики как отдельного направления внутри системно-организованной политологии. Постепенно идейно-терминологические противоречия, разграничивавшие эти направления, сгладились, и сегодня мы имеем дело с единой политической психологией.

С 90-х годов 20-го века начинается современный этап существования политической психологии и в России, и за рубежом.

Итак, как на Западе, так и в России формирование, становление политической психологии имело свои особенности и происходило в различные временные рамки при совместном влиянии философских, исторических, политических и психологических процессов.

Источник: https://psy.bobrodobro.ru/40920

Понятие политической психологии (становление и основные этапы развития)

Причины возникновения политической психологии. Краткая история.

Передтем как рассмотреть феномен политическойпсихологии, следует выяснить преждевсего сутьпсихологии и политики.

Психологиякак наукавозникла в древние времена. В наиболееобобщённом виде значении психологияпроисходит (от старогрецьк. psyche – душа,психика и logosслово,учение) — это учения о душе.

Ихотя первые упоминания о психологиинаходим уже в работах великого Аристотеля(трактат “О душе”), собственноетермин “психология” в науке появилсязначительно позднее. Одним из первых всвоих работах этот термин использовализвестный чешский психолог

Й.Прохазка в конце XVI ст., а от философиикак самостоятельная область психологияотделилась лишь в XVIII ст.

СТАНОВЛЕНИЕ ИОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙПСИХОЛОГИИ

А)Предпосылки.

Американскийпсихолог С.Хоффмансправедливо заметил, что не вся психологияпосвящена политике, новся политика психологична.И он совер­шенно прав: посколькуполитику «делают» живые люди, то ихпсихология неизбежно накладывает своюпечать на всю полити­ческую жизньобщества.

Задолгодо возникновения политичес­койпсихологии интерес к ее проблемампроявляли почти все авторитетныепред­ставители психологической науки.

3.Фрейд,по мнению некоторых его последователей,считается «творцом современнойсоциаль­ной науки», а сам же онпретендовал на разработку «психологиинародов, которая вела непосредственнок происхождению важнейших культурныхустановлении, го­сударственныхпорядков, нравственности, религии…»(Фрейд,1923,1991].

А.Адлерпредложил концепциюпсихологии власти,которая до сих пор сохраняет своевлия­ние в политической мысли наЗападе.

Б.Скиннер[1972]разработал теорию «За­программированнойкультуры» как новой формы общества игосударства.

А.Маслоу[1977]написал работу о способе форми­рованияполитической структуры власти на основепринципов гуманистической психологии.

Г.Айзенкбыл озабочен поис­ком психологическихпредпосылок раз­личных политическихориентации граж­дан.

Этологическоетечениев психологии (К.Лоренц, Д. Моррис и др.),бурно про­явившее себя в разгар«холодной войны», отражало запросыполитики того времени, объясняянеизбежность гонки вооружений биологическидетерминированной склон­ностьючеловека к агрессивности.

Многиеамериканские психологи— К.Левин, Г. Мюррей, Л. Фестингер, О. Кляйнберг,Ю. Бронфенбреннер и др.—пригла­шались в качестве консультантовпри реше­нии конкретных политическихвопросов.

Россиюможно по праву назвать пер­вой страной,где уже вXIXв. были прове­дены серьезныесоциально-психологичес­кие иполитико-психологические исследо­вания.Не случайно Г.Спенсер и В.

Вундт,признанные мировые авторитеты,выска­зывали сожаление по поводунезнания русского языка, полагая, чтороссийские исследователи в некоторыхвопросах опе­редили их.

Кполитико-психологическим исследованиямможно отнести, например,

изучениеповедения солдат при разгоне толпы идемонстраций (Д.Д.Безсонов),

работыпо проблемам массовых психичес­кихзаражений и самоубийств (В.Х.Кан­динский, А.А. Токарский и др.),

попыткинайти психологические основы правосо­знания(Л.И.Петражицкий, М.А. Рейснер)и многие другие.

В1905г.вышла книга К.Головина«Вне партий. Опыт политической психологии»,в которой с удивительной глубинойпро­слежено влияние национально-историчес­кихи этнопсихологических особенностейнародов Франции, Германии и США наразвитие государственности и политичес­койжизни в этих странах.

Б)Вехи становления.

Отличиеполитико-психологических концепцийпсихологов разных времен от современнойполитичес­кой психологии заключаетсяглавным об­разом в том, что первыеобычно не были ориентированы на практику.Вотлишь некоторые вехи на пути ее становления:

начало40-х гг.—первые социально-пси­хологическиеисследования поведения избирателей(исследования избирателей начались в30-х гг., но они носили чисто социологическийхарактер).

1942г.—первое практически ориенти­рованное,проведенное по заказу прави­тельстваСША исследование личности политическогодеятеля. Это был психоло­гическийанализ личности Гитлера, осущест­вленныйпсихиатром У.Лангером(1972).

1959г.—публикация книги «Полити­ческаясоциализация» Г.Хаймэна [Hyman,1959], ставшей теоретической основойодного из разделов политическойпсихо­логии;

1967г.—исследование массовых анти­правительственныхвыступлений студентов в США, проведенноев национальном мас­штабе;

1966г.—начало поисков психологи­ческихметодов разрешения политическихконфликтов;

1968г.—создание первой кафедры политическойпсихологии в Иельском университете.Этот год можно условно считать годомрождения политической психологии каксамостоятельной научной дисциплины;

1973г.—издание первого фундамен­тальноготруда «Руководство по поли­тическойпсихологии» под редакцией Дж.Н.Кнутсон(см.: [Hankbook…,1973]);

1978г.—учреждение в США Междуна­родногообщества политической психоло­гии;

1979г.—Кэмп-Дэвидские соглашения между лидерамиЕгипта Садатом и Из­раиля—Бегином. В их подготовке актив­ноеучастие приняли американские пси­хологи.

ВСоветском Союзе,когда даже соци­альная психологиядолгое время рассмат­ривалась как«буржуазная» наука, для воз­никновенияпсихологии политической не было никакихусловий.

Все ее возможные проблемыбезапелляционно решались с позицийпартийных догм. Лишьв1980 г.

словосочетание «политическая психоло­гия»впервые появилось на страницахпро­фессиональных психологическихи поли­тических изданий (Рощин,1980].

Стех пор в Институте психологии РАНбыл про­веден ряд исследований,посвященных проблемам политическойсоциализации, отношению детей и молодежик угрозе ядерной войны, политико-психологичес­койтипологии общества, поведению из­бирателей,политической пропаганде. В1990г. в университете Петербурга созданапервая кафедра политической психологии.

Средивсех определений понятия психологии,которые несущественно различаются,приведем наиболее вместительное:психология — это наука и система знанийо закономерностях, механизмах, психическихфактах и явления в жизни человека.

Посколькупредметом психологии есть такая сложнаясфера жизнедеятельности человека, какего психика,то среди наук о человеке психологияявляется наиболее многогранной инаиболее сложной. Возможно, потому, чтопсихические явления, которые присущичеловеку, зависят, прежде всего, отбиологических, а потом и от социальныхусловий и обстоятельств.

Еслиисходить из того, что психология включаетв себя социальные и физиологическиемеханизмы воспроизведения чувств иэмоций, можно утверждать, что политическаяпсихология охватывает такие аспекты:

специализированныечувстваиэмоции,связанные с отображением интересовопределенного человека и формированиеммотивов его политической деятельности.Имеется ввиду социальный аспектполитической психологии;

личностно-психические свойствапамять, воля, умственные способности;

биохимическиеифизиологическиемеханизмы,обусловленные генетическими свойствамииндивида. Они проявляются в темпераментечеловека, его возрастных, демографических,половых (возбуждение, наследственность)и других характеристиках.

Проанализируемполитику как общественное явление.

Довольно часто политику по ошибкерассматривают как что-то исключительносвязанное с политическими структурами— государством, его политическойсистемой — и зависимое от них.

Тем неменее, диапазон ее действия, взаимодействияс многочисленными социальнымиполитическими субъектами весьма широкий,сложный и требует отдельного подробногорассмотрения.

Существуютдваосновных подхода к определению политикикак общественного явления— это сфера человеческой деятельностивообще и направление или способдеятельности человека. Первый подходназывают еще общенаучным, а второй —публицистическим.

Политика имеетопределенные особенности, структуру,классификацию и функции.

Особенностиполитики:универсальность, способность проникатьв все сферы общественной жизни и касатьсяих; тесная связь с неполитическими общественными явлениями и процессами.

Структураполитикиохватывает определенные политическиеинтересы ее субъектов, политическиеотношения, политические организации,политическое сознание субъектов политикии их политическую деятельность.Структурные составные политики теснопереплетаются, взаимодействуют и влияютодна на одну.

Политикуклассифицируют так:

посферам общественной жизниэкономическая, национальная, воинская,экологическая, научно-техническая,социальная, культурная;

пообъектом влияниявнутренняя и внешняя;

посубъектам политики, политическогопроцессагосударственная, политика политическихпартий, общественных объединений,движений, групп;

поприоритетам деятельности(то есть целью) — политика нейтралитета,национального примирения, “большогопрыжка”, “открытой двери”,компромиссов и др.

Основныефункции политики:

•обеспечениеи стимулирование инновационного,поступательного развития общества;

• управлениеобщественными процессами;

• уравновешение,согласование и взаимодействие субъектовполитического процесса, устранениеразногласий между субъектами политическогопроцесса;

• выражениеинтересов и потребностей всех социальныхгрупп и слоев населения;

• стабилизациясоциального положения личности, егосоциализация, саморазвитие и самореализация.

В отдельностиследует рассмотреть особенностиполитической жизни, ее связь с жизньюэкономической, специфику политическихпроцессов и политические технологии,благодаря которым эти процессы происходят.

Выделяютчетыреосновных уровня политики,которые характеризуются определеннымиособенностями, закономерностями иконкретными субъектами.

1.Геополитический.

Охватывает отношения, деятельностьотдельных государств, международныхорганизаций, которые создаются большейчастью для координации политики намежконтинентальном, межгосударственномуровне.

Непосредственные субъекты:политики — руководители государств,отдельных ветвей власти, политики —лидеры ведущих политических партий,общественных объединений. представителиэкономической, творческой, духовнойэлиты и др.

2.Государственный.Основой такой политики являетсяорганизация публичной власти, деятельностьгосударственных структур разных уровней(центральный, региональный), организацияместного самоуправления.

3.Структурный.Имеется в виду политика таких субъектовполитического процесса, как партии,объединения, движения, отдельныеавторитетные социальные формирования.

4.Личностный.На этом уровне осуществляется политика,связанная с деятельностью отдельныхиндивидов, граждан, политическихдеятелей, лидеров низшего уровня (преждевсего регионального).

Наибольшееколичество участников политическихпроцессов приходится на третий ичетвертый уровни.

Чрезвычайноважные в политикесимволы. Они воссоздают, фиксируютхарактер, особенности нации, народа,государства,являются идейными или идейно-образнымиструктурами.

Символыимеют большое значение в жизни людей.Именно с помощью символов люди общаются,взаимодействуют.

К основнымполитическим символам принадлежатконституции, флаги, эмблемы, праздника,отдельные знаки.

Рассмотримполитическую психологию как науку.

Как явлениеполитическая психология появилась свозникновением политической жизни.Фактически политическая психологиявыделяется в науку из политологии лишьв 60-тые года XX ст. Одной из причин этогобыло то, что политические партии,организации, объединения вынужденыбыли искать новые методы эффективногоуправления участниками политическогопроцесса.

Формированияполитической психологии как науки,научной дисциплины базируется преждевсего на идеях, концепциях такихвыдающихся философов разных времен,как Т.Гоббс, Дж. Локк, И. Бетман, Г. Спенсер, А.Смит, Т. Петерсон, Р. Мертон.

Методологиюподходовк изучению психологических, социальныхпроцессов, основные методы их исследованияполитическая психология в свое времяпозаимствовала из социологии и социальнойпсихологии.

Болееили менее единого, упроченного определенияпонятия “политическая психология”не существует. Приведем нескольконаиболее удачных с нашей точки зрения.

Чаще всегополитическая психология трактуетсякак научная дисциплина, которая возниклав результате политизации психологии ипсихологизации политики. При этом ееобъективно считают относительносамостоятельной составной системыполитических наук.

Наиболееобщим и простым можно считать такоеопределение политической психологии:политическая психология — это наука,которая изучает психологические аспектыполитической жизни.

Многоспециалистов политическую психологиюопределяют как систему проявленийобщественной психологии (то естьсознания), которыевыражают отношения людей к политическойсистеме, направляют и характеризуют ихповедение в политической жизни общества.

Помнению специалистов по проблемам средствмассовой информации,связей с общественностью, политическаяпсихология представляет интерес тем,что может ответить, в частности, натакие вопросы:

каким являетсяполитический портрет лидера и избирателя,

какими мотивамиможет руководствоваться лидер, принимаяте или иные решения, то есть политическуюпсихологию рассматривают под определеннымпрактическим углом зрения, котороетакже важно и объективно обусловлено.

Поскольку,как отмечалось, предметом политическойпсихологии являются психологическиекомпоненты политического поведениялюдей, довольно удачной кажется егодефиниция известного ученого Г.

Щокина,который считает, чтополитическая психология — это областьпсихологии, которая изучает психологическиекомпоненты (настроения, мысли, чувства,ценностные ориентации и т.п.

) политическойжизни общества, которые формируются ипроявляются на уровне политическогосознания наций, классов, социальныхгрупп, правительств, индивидов иреализуются в их конкретных политическихдействиях.

Украинскийполитолог В.Бебиксправедливо подчеркивает, что политическаяпсихология состоитиз:

*сознательных(рациональных) и

*подсознательных(иррациональных) элементов и потомуобъединяет логику социальноговзаимодействия с логикой инстинктов,рефлексивность (сознательное отображениедействительности) и рефлекторность(безсознательную форму мышления).

Известнаяи так называемаядвумерная модель политической психологии,приверженцами которой являются, вчастности, группа психологов во главес Т.Адорно.

Эта модель обусловлена историко-традиционнымсуществованием четко определенныхдуалистическихпартийно-политических систем республиканцеви демократов (США), либералов иконсерваторов, правых и левых.

Конечно,в “чистом” виде такой моделипрактически не существует, но вполитической жизни ей принадлежитважное значение.

Втоталитарном обществе психологиябезоговорочно защищала принципыклассовости.

Даже признавая индивидуальностьв отдельности взятого человека, психологив бывшем СССР утверждали, что “виндивидуальной своеобразности любогочеловека в той или другой мере проявляетсяобщеклассовое, поскольку многогранностьличных судеб имеет границы, которыеопределяют принадлежность к определенномуклассу”.

Именно на таком утверждении и основываетсяобщий вывод, который “в общностипсихологических черт, типичных длячленов класса, и проявляется реальностьклассовой психологии”.Дальше обосновывались особенностисоотношения психологии и идеологииклассов, их общее и особое, обосновывалисьисторический характер и динамикаклассовой психологии.

Безоговорочноотстаивая классовыйхарактер психологии,В.Ленинутверждал, что есть психология буржуаи пролетария, призывал “уметь понятьособенности, своеобразность чертпсихологии каждой прослойки, профессиии т.п…. массы” [52, 192}, доказывал,что пролетариату в условиях капитализмаприсуще “настоящее влечение ксоциализму”.

Выделяют такие основныефункции политической психологии:

познавательнуюдает возможность человеку четкоориентироваться в политической жизнии выбирать способы своих действий;

адаптационнуюоказывает содействие приспособлениюсубъекта политики к окружающей среде;

мотивационную- даетвозможность воплотить намерения вопределенные политические действия.Ограниченность приведенного объяснениясути политической психологии очевидная.

Следует исходить из того, что ее основойявляется собственно психология какнаука о психическом отображениидействительности в процессежизнедеятельности, внутреннего мирачеловека, конкретных его связей с внешниммиром, о возможностях развития психикичеловека.

Учитываяизложенное, очертимпредмет, объект и метод политическойпсихологии.

Вопрос № 4

Источник: https://studfile.net/preview/3994425/page:3/

Medic-studio
Добавить комментарий