Психологическая помощь тяжелобольным: Знания о психологии болезни необходимы тем, кто работает с людьми,

Психологическая помощь больным и их близким: если ваш близкий тяжело заболел – Круглосуточная психологическая помощь онлайн

Психологическая помощь тяжелобольным: Знания о психологии болезни необходимы тем, кто работает с людьми,

Если ваш близкий тяжело заболел: психологическая помощь больным и их близким

Внезапное известие о тяжелой, смертельно опасной или неизлечимой болезни, такой как рак, инсульт, ВИЧ-инфекция, тяжелые заболевания мозга, гормональной системы и внутренних органов, или лишение частей тела или функций тела (потеря зрения, например), становится ударом как для заболевшего, так и для его близких.

Еще месяц/неделю/день/час назад все было хорошо, но болезнь внезапно вмешивается и переворачивает все течение жизни. Возникает перспектива, например, срочной операции с непредсказуемым исходом или длительного, тяжелого и болезненного лечения, нахождения в мед.учреждении. Многое меняет невозможность больного свободно передвигаться, обслуживать себя и необходимость ухода за ним.

Психологическая помощь больным на разных стадиях

Психолог Кюблер-Росс в работе с тяжело больными и умирающими людьми выделила 5 стадий принятия болезни.

Эти стадии (периоды) могут иметь различную продолжительность у разных людей, могут идти не в том порядке, который описан ниже, а также могут повторяться, даже если человек уже прошел эту стадию.

Психологическая помощь больным состоит для начала в том, чтобы помочь им понять, что с ними происходит.

Человек не может и не хочет верить (защитная реакция психики), что это случилось с ним (или его близким). Он переживает сильное потрясение, удар.

Шок может проявляться в форме ступора, апатии, бездействия — таким способом организм затормаживает бурные процессы переживания очень сильных эмоций, чем снимает напряжение. Это нормальная реакция.

Если ваш близкий заболел и находится в фазе шока, не нужно срочно «включать» его в решение проблемы. Ему необходимо время для того, чтобы прийти в себя, для осознания происходящего.

Это не значит, что не нужно помочь тяжелобольному предпринять срочные меры, если они необходимы и предписаны врачом. Просто будьте рядом с близким, будьте внимательны к его состоянию, т. к. шок может перейти в следующую стадию — агрессию, истерику, в сильные эмоциональные реакции.

Агрессия может быть направлена как на врачей, так и на близких, или на судьбу, на общество.

Если вы или ваш заболевший близкий находитесь в таком состоянии, могут помочь техники, описанные в статье «Эмоциональный кризис».

Когда ваш близкий пребывает в агрессивной эмоциональной фазе, дайте ему выговориться, пусть выскажет свое возмущение, дайте ему возможность вынести наружу его страхи, переживания, негодование. При проговаривании тяжелых чувств эмоциональное напряжение так или иначе снижается.

В более позднем периоде протеста и агрессии, когда основной поток эмоций схлынул, и у вашего близкого появилось осознание необходимости справиться с отрицательными эмоциями, могут быть полезны приемы арт-терапии: предложите больному нарисовать свои переживания, или слепить, или даже пропеть.

Психологическая помощь больным на этой и других стадиях может быть оказана как близкими людьми, так и специалистами. Если ваш близкий находится в медицинском учреждении, не отказывайтесь от предложения помощи штатного психолога или волонтера. Такая помощь больным часто дает положительный эффект.

Например: «если я буду делать каждый день определенное действие, то болезнь уйдет».

Здесь важно поддерживать веру в лучшее, дать человеку как можно больше позитивной информации, можно рассказывать истории болезни с позитивным концом, показывать вдохновляющие фильмы и книги. Вера и надежда на выздоровление очень важны для заболевшего.

Если ваш близкий заболел, но начинает просто верить в чудо и перестает лечиться, очень важно, чтобы родные мотивировали его на квалифицированное лечение.

Ведь если человек верит на самом деле – он делает все необходимое. А если он «верит», но ничего не предпринимает – чаще всего такая «вера» прикрывает бессознательный отказ от борьбы, скрытое отчаяние.

И тогда в качестве мотивации придется пытаться сделать для человека его отчаяние явным.

Здесь больной осознает тяжесть болезни и иногда теряет надежду. Может закрываться от общения, ничего не хотеть и уже ничего не ждать. Мало кто избежал этой фазы.

Психологическая помощь больным со стороны близких заключается в том, чтобы дать ему максимальную поддержку, показать, что он не один на один со своим горем. Вы можете давать ему понять, что вы переживаете за него, но ваше отношение к нему не изменилось. И, безусловно, стоит продолжать говорить о его и своих чувствах, и самое главное — просто быть рядом.

Когда врачи дают плохие прогнозы, не стоит пытаться вселить в больного оптимистические настроения во что бы то ни стало, слишком активно его мотивировать: «соберись, не вешай нос» и т. п. Это может привести к еще большему отчуждению человека от вас, к ощущению, что его не понимают. Зачастую больной может испытывать гнетущее одиночество на этом этапе.

Когда больной в депрессии, важно предоставить ему возможность простого общения без утешений и стенаний. Важно соблюдать режим, строить планы на каждый день, обеспечить ему возможность общаться с приятными для него людьми.

Какую еще можно оказать помощь больным, глубоко погрузившимся в депрессивные переживания? Имеет смысл рекомендовать им использовать антидепрессанты. В сочетании с психотерапией они могут дать ощутимый эффект и вытащить человека из этого состояния. Хорошим ресурсом для тяжело больного человека, а также его близких может стать групповая терапия.

Как можно помочь себе, если Ваш близкий заболел

Помощь больным необходима, но не менее важна психологическая поддержка их родственников. Если ваш близкий заболел, а вы активно вовлечены в уход за ним, вы можете испытывать целую гамму чувств: боль, отчаяние, бессилие, злость, печаль, скорбь, усталость и даже вину.

Вы можете испытывать боль за него, за его страдания, сочувствовать ему настолько, что даже хотеть оказаться на его месте. И это нормальные чувства, умение сочувствовать, глубоко сопереживать и делает человека человеком. Не держите эту боль внутри, найдите способ выразить ее.

Родственникам и близким тяжело больных людей часто приходится менять свою жизнь, подстраиваться под изменившуюся ситуацию. Например, одному из членов семьи приходится уволиться с работы для того, чтобы ухаживать за больным. В этом случае вам может быть обидно и жаль себя, вы можете злиться на ситуацию и не заболевшего.

Вы можете испытывать вину — за то, что не можете помочь тяжелобольному, за то, что вы якобы не идеально ухаживаете за ним, за то, что вам может хотеться защититься от всего этого, меньше находится рядом с ним, убежать, заниматься своими делами, за свое раздражение на него, в конце концов, за то, что он заболел, а вы – здоровы.

Эти чувства важно осознать, назвать, и хорошо, если у вас есть кто-то, с кем вы можете поговорить о них. Как осознать? Чувства чаще всего идентифицируют по мыслям, например: «Хочется сбежать в леса и там пропасть», «Я не смогу этого вынести, за что мне эта непосильная ноша?» — отчаяние.

«Я его убил бы!», «Она просто невыносима, как же хочется что-нибудь разбить!» — это злость. «Мне хочется послать его подальше, закрыть дверь и не видеть!» — раздражение, усталость. «Как я могу обо всем этом думать, когда он так нуждается во мне?», «Какой же я черствый человек!»- вина.

Подумайте о том, какие проявления больного вас больше всего затрагивают, задевают сильнее всего, а потом попытайтесь понять, какие чувства вы испытываете и почему. Что стоит за вашей болезненной реакцией на происходящее?

Это может быть ваша собственная травма, страхи, например, страх остаться без средств к существованию, страх потерять значимые отношения, лишиться поддержки этого человека (ведь теперь он сам нуждается в ней), наконец, страх смерти, который так или иначе актуализируется у всех, кто находится рядом с тяжелобольным.

Только осознавая их, можно снизить остроту вашей реакции. Очень хорошо, если вы сможете дальнейшую работу с чувствами продолжить с психологом.

Где найти собственные ресурсы для того, чтобы помочь тяжелобольному

Старайтесь не забывать о себе. В такое время заботиться о себе нужно даже больше, чем обычно, ведь вы являетесь ресурсом своего заболевшего родственника, и вам необходимо этот ресурс восполнять. Как?

Подумайте о том, что для вас лично является ресурсом? Что вы цените, любите в жизни, что придает вам сил, вдохновения? Это может быть семья, дети, ваши друзья, домашние животные, увлечения, хобби, спорт, просто поход в соседнее кафе или телефонный разговор с другом — все то, что приносит вам радость.

Обязательно планируйте себе каждый день время на эти занятия. Расскажите об этом родным, попросите помочь вам в этом. Ваш тяжело больной родственник, скорее всего, будет только рад тому, что вы где-то черпаете радость и энергию.

Правда, бывает и по-другому: иногда больной притягивает на себя все внимание, например, может отказываться от помощи сиделки, требует, чтобы только вы были с ним рядом постоянно, что означает для вас лишиться многого в своей жизни — работы, времени для себя, своей семьи и т. д.

Здесь необходимо понять, что стоит за манипулятивным поведением больного: делает ли он это из чувства страха одиночества, изоляции? В этом случае вы можете поговорить по душам, объяснить, успокоить, что не бросаете его, но у вас есть и своя жизнь. Можно договориться, как часто вы будете отлучаться по своим делам, как построите свой график работы, чтобы больше времени быть рядом. Но не стоит лишать себя всего того, что для вас важно в жизни.

Если стоит вопрос разграничения родительской и своей семьи (например, вы мужчина, мама которого тяжело больна) — важно решить для себя, сколько времени и сил уделять маме, а сколько — жене и детям. Не бойтесь говорить о своих переживаниях и чувствах с больным, это важно как для вас, так и для него.

Все это – общие рекомендации, но каждая семья и ситуация уникальна, позаботьтесь о себе, обратившись к психологу или к человеку, с которым вы можете поговорить откровенно, если вам плохо и кажется, что нет выхода.

Постарайтесь определить для себя, что в этой ситуации вы реально можете сделать для тяжелобольного, а что – не в ваших силах изменить, осознайте границы своей ответственности. Не взваливайте на себя все сразу: несмотря на ваши родственные отношения, его жизнь все равно остается его жизнью, а ваша – вашей.

Не жертвуйте своей жизнью, ищите дополнительной помощи, привлекайте других людей к уходу, к бытовой помощи. Дайте больному возможность взять на себя ответственность в тех сферах, в которых он сам способен что-то изменить: выбирать врача, метод и место лечения. Ему это позволит ощутить, что в какой-то мере он сам влияет на ситуацию.

Если больной категорически отказывается использовать какой-то метод лечения, который кажется вам оптимальным, не стоит брать на себя ответственность за его решение. Лучше организуйте ему разговор с врачом, который поможет больному правильно оценить ситуацию.

Еще о границах: если вам очень тяжко поддерживать постоянные разговоры о болезни, стоит сказать об этом вашему близкому, дав понять, что вы рядом, но не в силах сегодня говорить на эту тему, и мягко перейти на другую.

Помощь больным и их близким в принятии болезни

Постарайтесь принять тяжелую болезнь близкого человека как данность, которую вы не можете изменить, но внутри которой вы можете сделать то, что вам по силам: поддерживать его настолько, насколько вы можете, быть рядом, делать какие-то простые, но важные для него вещи: обустроить удобно его постель, почитать книгу, поставить хороший фильм, вывезти на прогулку.

Готовьте план действий на каждый день, выполняйте рекомендации врачей, организуйте свою жизнь так, чтобы в ней было время и для больного, и для ваших личных дел. Старайтесь жить настоящим, своими целями и ценностями, в моменте «здесь и сейчас», в согласии с собой, радуясь проявлениям жизни.

Лечение может затянуться надолго, и если вы выработаете определенный распорядок жизни, сможете адаптироваться к новым условиям и поможете в этом больному, вам будет проще перейти к пятой стадии.

Здесь больной принимает болезнь, способен жить по-новому, пересмотреть ценности и приоритеты, «переписать» свою жизненную историю.

Есть масса примеров, когда тяжело больные люди достигали такой степени самоактуализации, что, несмотря на недуг, и на прогнозы скорой смерти, успевали сделать что-то значимое для себя и для общества, находили силы и мотив максимально использовать оставшееся время для реализации значимых целей.

Ирвинг Ялом описал личностный рост онкологических больных в терминальной стадии: для них уменьшается значение жизненных тривиальностей, появляется чувство освобождения от всего бренного, обостряется переживание жизни в настоящем, формируется более глубокий эмоциональный контакт с близкими.

К этой стадии приходят не все, но для тех, кто пришел, открываются новые грани жизни.

Знание, в какой фазе находится ваш близкий, поможет вам лучше понять, что с ним происходит, помочь тяжелобольному и самому себе пройти этот непростой путь к принятию.

Если у Вас возникли вопросы по статье:

«Если ваш близкий тяжело заболел: психологическая помощь больным и их близким»

Вы можете задать их нашему психологу Online:

Если Вы по каким-либо причинам не смогли связаться с психологом онлайн, то оставьте свое сообщение здесь (как только на линии появится первый свободный консультант — с Вами сразу же свяжутся по указанному e-mail), либо на форуме.

Если ваш близкий тяжело заболел: психологическая помощь больным и их близким: https://psyhelp24.org/blizkii-tayjelo-zabolel/

Источник: https://PsyHelp24.org/blizkii-tayjelo-zabolel/

9 вопросов о работе психологов в детской больнице — Про Паллиатив

Психологическая помощь тяжелобольным: Знания о психологии болезни необходимы тем, кто работает с людьми,

Консультацию психолога в больнице запрашивают, или она положена всем поступившим на лечение? Кто определяет меру вмешательства психолога в ситуацию семьи? Могут ли медицинские психологи работать с личными проблемами медперсонала? А есть ли специальные методики поддержки специалистов, которые часто сталкиваются со смертью?

Об этом порталу «Про паллиатив» рассказали медицинские психологи НМИЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева Наталья Клипинина и Александр Кудрявицкий.  

№ 1. Кому должен помогать медицинский психолог — пациенту, родственникам или врачу?

Всем. Дело в том, что психологическая нагрузка в процессе лечения детских онкологических/гематологических и иммунологических заболеваний лежит на всех участниках лечения – детях, родителях и медицинском персонале.

Дети оказываются оторваны от своего привычного окружения, и при этом сталкиваются со всеми трудностями агрессивного заболевания и лечения.

Photo: Josh Applegate / Unsplash

Родители переживают за ребенка, за его жизнь, испытывают хроническое психологическое и физическое напряжение.

При этом они должны эмоционально поддерживать, подбадривать его, и нередко им приходится скрывать от ребенка свои собственные волнения и переживания, а это дополнительная психологическая нагрузка.

«Моя задача — вернуть в семью жизнь»Психолог Детского хосписа «Дом с маяком» Наталья Перевознюк – об уважении к семье, где есть больной ребенок, о важности восстановления отношений между супругами и о том, как плакать вместе с плачущими

Работа врачей в этих областях связана с принятием сложных решений, необходимостью контролировать сложные ситуации, поддерживать плотное общение с семьей, начиная с момента постановки диагноза и на протяжении всего лечения (которое редко проходит без побочных эффектов).

Именно они сообщают родителям трудную, травмирующую информацию, помогают семье сохранять настой на продолжение непростого лечения.

 В последнее время в нашей стране виден рост потребительского и крайне неуважительного отношения к докторам, при этом к ним сохраняются высокие и не всегда реалистичные требования – лечить и гарантировано излечивать детей от крайне тяжелых и опасных заболеваний.

Лечение обычно длительное, оно проходит в условиях закрытых отделений, поэтому образуется очень тесная связка между пациентом, врачом и родственниками пациента: если кому-то одному эмоционально плохо, становится тяжело и всем остальным. Поэтому очень важно организовать работу психологической службы так, чтоб поддержку могли получать и пациент, и родители, и персонал.

В нашей стране до сих пор существует предубеждение против психологической и психиатрической помощи:

Обращение семьи к психологу может восприниматься как косвенное указание на то, что они не справляются. Хотя это, конечно же, не так! Это дополнительный ресурс для семьи, способ сэкономить силы, которые, безусловно, им понадобятся, как бы ни развивались события.

Но пользоваться им или нет – выбор каждого.

Некоторым людям очень важно почувствовать, что они справляются сами, поэтому от помощи психолога они отказываются. Но это не означает, что работа психолога на этом заканчивается. Тогда мы продолжаем их сопровождать психологически через врача, которому помогаем осмыслять то, что происходит с семьей пациента.

Например, маленький пациент сопротивляется проведению тех или иных процедур – почему это происходит? Или почему родитель отказывается от того или иного типа лечения, как лучше с ними общаться и как строить взаимоотношения в такой ситуации? Опыт показывает, что такая «косвенная работа психолога» достаточно эффективна.

№ 2. Помощь психолога нужно запрашивать, или ее предлагают всем, кто поступает в больницу?

Есть два подхода – обусловлены они преимущественно тем, достаточно ли в штате клиники психологов. Но вне зависимости от подхода психологическая помощь оказывается только добровольно.

Один подход предполагает, что в клинике регулярно проводится мониторинг (скрининг): он позволяет выявить сильный стресс у ребенка, родителя и своевременно предложить им психологическую помощь.

Такой инструмент («Термометр дистресса» со «шкалами дистресса» для детей и родителей) недавно был переведен на русский язык и адаптирован к нашим реалиям научными сотрудниками Отделения клинической психологии НМИЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева, работающими под руководством к.п.н. Хаин Алины Евгеньевны.

Когда есть готовый инструмент, семье проще обращаться за помощью – наблюдение становится привычным, есть четкие критерии обоснованности вмешательства в их ситуацию психолога. Этот подход подтвержден многолетним успехом применения в разных странах.

Другой подход (он, на самом деле, не противоречит первому) предполагает, что психологи работают в режиме «по требованию» (самого пациента, родителей, медицинского персонала). Получается, они помогают не всем и не всегда, а в определенные сложные для семьи моменты.

Дело в том, что есть люди и семьи, у которых достаточно собственных ресурсов, чтобы справляться, и здесь очень важно «не лезть».

Каждая семья (в этом смысле не бывает плохих или хороших семей) может в тот или иной момент нуждаться в психологической поддержке, обращаться к психологу.

Это могут быть эмоциональные трудности, сложности адаптации в начале лечения или к сложным его этапам, кризисные ситуации, поддержка родителей в моменты тяжелого соматического лечения детей, поддержка семей в момент перевода их на паллиативный этап лечения, или помощь в адаптации дома в случае успешного лечения. Кому-то достаточно кратковременного консультирования, кто-то использует психологическую помощь на протяжении всего лечения. Перинатальный психолог — об общении врача с будущей мамой, когда что-то пошло не такПсихолог Мария Голяева – о том, как медикам говорить с родителями, переживающими болезнь или смерть ребенка, и не «выгореть» на работе

Скрининги часто выявляют высокую потребность в работе с психологом у врачей, пациентов и их родителей, но они носят рекомендательный характер: обращение к психологу может быть только добровольным. Для врачей такими скринингами могут выступать изучение эмоционального выгорания специалистов, выявление дискомфорта или эмоциональной усталости, связанных с работой.

На наш взгляд (если говорить про работу психолога в большом медицинском центре или клинике), очень перспективна модель знакомства психолога с семьей на раннем этапе – наряду с другими специалистами мультидисциплинарной команды, когда, возможно, сложности у семьи еще не начались. Это и профилактика проблем, и формирование привычки обращаться за психологической помощью.

Психологи помогают пациентам разных возрастов и родителям – в процессе информирования о болезни и предстоящем этапе лечения, помогают организовать жизнь ребенка в условиях больницы, подобрать для детей занятия, дать рекомендации по поводу улучшения адаптации и расширения способов совладания с различными трудностями, наладить отношения между ребенком и родителем, снизить конфликтность в отделении между родителями и персоналом или внутри родительского коллектива отделения и т.д.

№ 3. Как часто врачу и пациенту нужно встречаться с психологом во время лечения?

Многие наши коллеги требуют слишком большого внимания к себе со стороны доктора. А у врачей хронический дефицит времени, большая нагрузка и ответственность, поэтому нужно находить баланс. Лучше всего выработать индивидуальный график встреч по мере поступления вопросов и возможностей у врача их обсуждать.

Обычно мы стараемся держать врача в курсе динамики психологической проблемы пациента и родителя, делая краткие, не нарушающие границ конфиденциальности, записи в истории болезни детей.

Многие наши коллеги-врачи изначально очень внимательны к эмоциональным нуждам пациентов и их родных, понимают и поддерживают их и своевременно сигнализируют о необходимости подключиться психологам.

Photo: Youssef Naddam on Unsplash

Мы всегда стремимся показать, что вклад в изучение психологических аспектов работы в детской онкологии/гематологии/иммунологии — это очень выгодная инвестиция.

Психологи могут дать персоналу много знаний, которые помогают общаться с пациентом, выстраивать партнерские отношения пациент-родитель-врач с самого начала лечения, мотивировать на лечение; сообщать плохие новости, не причиняя дополнительных травм, но поддерживая (с опорой на специальные протоколы информирования). Если медицинский специалист обладает этими знаниями, это вполне может способствовать профилактике конфликтов, сотрудничеству врачу и пациента и увеличению удовлетворенности уровнем лечения, помогает лучше адаптироваться к обычной жизни после лечения, помощи в управлении тяжелыми симптомами (нарушениями питания, боли и т.д). Такому обучению посвящен цикл наших занятий курса для ординаторов НМИЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева «Психология для врачей».

Однако подготовиться ко всему невозможно – в процессе лечения возникают самые разные ситуации.

Наша идея — учить медицинский персонал, врачей и медицинских сестер, размышлять про психологически сложные ситуации, анализировать свой опыт.

Поэтому продуктивен формат балинтовских групп (метод групповой тренинговой исследовательской работы, созданный венгро-британским психиатром Майклом Балинтом в середине XX века. Центральный объект исследования в классической балинтовской группе — отношения «врач—больной» — Прим.

ред.), где специалисты помогающих профессий расширяют навыки справляться с разными психологически сложными профессиональными ситуациями, делятся своим опытом, получают эмоциональную поддержку друг от друга.

Исследования и наш опыт говорят, что это здорово обогащает и самого доктора, и весь персонал, с которым он взаимодействует.

Даже целые отделения больниц начинают по-другому функционировать! Происходит это потому, что в самих отделениях вольно или невольно доктора тоже обучают друг друга своим моделям взаимодействия с пациентами, вариантам выхода из сложных ситуаций, делятся своими знаниями.

№ 4. Когда вмешательство психолога обязательно? Кто определяет меру этого вмешательства?

Это острые ситуации, которые несут опасность ребенку или его родным: например, суицидальные наклонности, импульсивное желание прервать лечение, какой-то острый конфликт и так далее. В таких случаях обязательно привлекаются психологи и, как правило, подключается и психиатр.

В некоторых ситуациях, например, если речь идет об отказе родителей от лечения ребенка в критической для него ситуации, подключаются социальные службы: они могут добиться временного лишения родительских прав и продолжения лечения ребенка вопреки желанию родителей.

В мировой практике экстренные вмешательства проводятся не по субъективному решению отдельного специалиста, к таким решениям подключается команда, потому что в мультидициплинарных центрах проблема зачастую носит комплексный характер.

Командный подход позволяет и проблему оценить более комплексно, со всех сторон, и принять грамотное, взвешенное решение.

В международных клиниках работа психолога прописана на уровне протоколов кризисных ситуаций. Например, есть бригада, которая занимается проблемами боли. В случае, когда боль не удается купировать исключительно медикаментозными методами, собирается команда, в которую входят люди разных специальностей, включая психолога, и каждый со своей стороны думает про боль и ее контроль.

Психологи могут помочь оценить уровень боли (особенно у вербальных детей), понять, какой вклад в болевые ощущения вносят какие-то личностные, эмоциональные факторы, факторы внешней среды, особенности культуры и общения родитель-ребенок-врач. И таким образом помогают подобрать психотерапевтические методы совладания с болью – конечно, в комплексе с медикаментозным лечением.

№ 5. Почему люди, нуждающиеся в психологической помощи, не всегда за ней обращаются?

Исторически у нас нет массовой культуры обращения к психологам, как, например, на Западе.

Нам более свойственны «экстремальные» способы совладания со стрессом: «поплакаться в жилетку», выпить водки, искупаться в проруби.

От такой особенности менталитета страдают пациенты и их семьи, которые, сталкиваясь с тяжёлым заболеванием, отказываются от психологической помощи по внутренним и культурным причинам.

Photo: Matthew Henry / Unsplash

Они боятся стигматизации: того, что получат статус не только тяжелобольного, но ещё и того, кто не справляется, или, еще хуже, сумасшедшего. То же самое касается и докторов, и персонала.

Доктор может считать, что предложение психологической помощи для него — это нарушение границ, навязывание психотерапии (что точно не так, если мы говорим о помощи и организации работы психологов с персоналом в больнице) или признак того, что он не справляется со своими обязанностями.

На самом же деле привлечение к работе психолога – нормальная практика в интердисциплинарных и мультидисциплинарных командах. Это «еще одна голова», еще один взгляд на происходящее – с психологической точки зрения.

Зачастую мы сталкиваемся с предрассудками: люди считают, что психолог — это тот, кто «лезет в чужую голову» или тот, кто «должен сделать всех больных в онкологическом отделении счастливыми».

Это естественно, ведь мы еще в самом начале пути – психологи в российских больницах появились относительно недавно.

Отделение клинической психологии Центра имени Дмитрия Рогачева, уже упомянутого выше, — как раз то учреждение, которое занимается разработкой стандартов психологической помощи.

Сейчас остро стоит вопрос о подготовке квалифицированных кадров и о том, чтобы клиники были готовы таких специалистов брать.

Очень часто мы слышим от администраций больниц и докторов: «Да, у нас тяжёлая работа, но мы же не про психику, мы про тело».

№ 6. Почему у нас в стране психику и физиологию чаще всего лечат раздельно?

Существующее на протяжении многих десятилетий в России отделение соматической больницы от психиатрической накладывает свой отпечаток.

В какой-то период стали появляться кризисные отделения, например, для лечения психосоматических расстройств – к ним можно отнести многие желудочно-кишечные расстройства, сердечно-сосудистые заболевания, нарушения пищевого поведения, неврологические и невротические расстройства.

В подобных отделениях соматика и психика рассматривались более комплексно, а лечение психосоматических и соматопсихических расстройств проводилось параллельно – врачами соматической практики, психиатрами, психотерапевтами.

№ 7. Вы можете прорабатывать личные проблемы медперсонала?

Работа в клинике ни в коем случае не связана с личной психотерапией, она касается исключительно психологических аспектов работы, у неё есть чёткие границы и задачи.

Психологически напряжённый труд, конечно же, оставляет какие-то следы, как сажа на лицах шахтеров. Когда эта «сажа» накапливается, она становится грузом, который снижает и эффективность работы, и желание человека оставаться в профессии, и может влиять на качество всей жизни специалиста, на отношения в семье.

Шанс долго, эффективно и комфортно проработать в больнице выше, если идет работа с психологом против выгорания. Иногда человек принимает осознанное решение работать недолго, но ярко — это его выбор.

Но мы можем, как минимум, рассказать, что есть такая опция — психологическое сопровождение, которая помогает работать долго и комфортно.

Сейчас это только начинает становиться нормой, поэтому, с одной стороны, вызывает интерес, с другой — воспринимается с опаской. Проект «Психология для врачей» направлен именно на это.

№ 8. В каких формах психологу лучше всего работать с медперсоналом?

Еще раз подчеркнем, что в больнице психологи не занимаются психотерапией персонала. Психотерапия — это область работы с личными проблемами человека или взаимоотношениями.

В клинике можно реализовать такие форматы как семинары, образование, тренинги, дискуссии, балинтовские семинары, но не психотерапия.

Идеально, если эту работу ведет внешний по отношению к персоналу человек, нейтральный по отношению к сотрудникам.

Тренинг для врачей в рамках проекта “Психология для врачей” / www..com/psyfdoc/

Кроме перечисленных стоит назвать организационное консультирование. Оно решает часть проблем выгорания, особенно если они связаны именно со структурой или спецификой организации коллектива.

На самом деле, организационные факторы вносят гораздо больший вклад в выгорание персонала, чем индивидуальные.

Профилактика выгорания с этой точки зрения – это обеспечение хорошей атмосферы в коллективе, отсутствия конкуренции и соперничества, культуры взаимопомощи, взаимной поддержки, развитой и справедливой системы поощрений и стимуляции, возможности для непрерывного обучения, повышения квалификации и профессиональных навыков, заботы о комфорте работы, баланса работы и отдыха, забота о психологическом комфорте персонала.

№ 9. Существуют ли специальные методы поддержки врачей, работающих в хосписах и постоянно сталкивающихся со смертью пациентов?

Балинтовский семинар — это одна из самых эффективных форм работы. Хотя если есть проблемы, связанные с какими-то определенными темами, где требуются психологические знания или навыки, то другие формы семинаров, мини-тренингов тоже очень актуальны.

Например, мы знаем, что в паллиативе и в сестринской работе на Западе существуют такие проблемы как плохое знание медсестрами шкал боли, недостаточные навыки по точному измерению уровня боли у некоторых категорий детей, незнание методов психотерапевтического облегчения боли.

Балинтовская группа не будет решать эти проблемы. Эффективными здесь будут прицельное психологическое обучение и мини-тренинги. Паллиативная психологическая помощь подросткамПодростковый возраст – время надежд, сложных переживаний, формирования личности, мучительного поиска смысла.

А если к этому добавляется неизлечимая болезнь – как говорить о будущем с таким подростком?

В паллиативе очень много прикладных задач, где требуются психологические знания и навыки: например, коммуникация для поддержки детей, подростков, родственников в формировании эффективных копингов — совладания с фактом неизбежной смерти или с той же самой болью, с процессом горевания. В конце концов, очень часто персонал должен научить пациента терпеть, справляться, отвлекаться, сообщать, сигнализировать, что ему плохо, дискомфортно, страшно, и пользоваться этой помощью.

Вообще мы чувствуем большой интерес паллиативного движения к программе «Психология для врачей». И еще – с паллиативными специалистами намного легче работать. Они лучше, чем врачи других специальностей, подготовлены к работе с тяжелыми психологическими темами, в том числе с темой смерти. И лучше осознают, что психологическая составляющая – неотъемлемая часть работы медика.

Над текстом работали Диана Карлинер и Валерия Михайлова

Источник: https://pro-palliativ.ru/blog/9-voprosov-o-rabote-psihologov-v-detskoj-bolnitse/

Психологическая помощь тяжелобольным — Народные методы лечения рака

Психологическая помощь тяжелобольным: Знания о психологии болезни необходимы тем, кто работает с людьми,

Психологическая помощь тяжелобольным.

И в давние времена, и сейчас люди страдали от различных заболеваний, легких и тяжелых, быстро проходящих или затягивающихся на годы, временных и неизлечимых. Последствия некоторых недугов, даже при своевременно проведенном лечении, могут стать причиной временной или постоянной неподвижности пациента, привести к инвалидности и потере трудоспособности. 

Разумеется, при этом неизбежно будут нарушены так называемые социальные связи: человек не может свободно располагать собой, передвигаться по квартире, планировать свой досуг без помощи близких родственников или медицинского персонала.

Все перечисленные выше факторы являются стрессовыми, они становятся причиной дестабилизации душевного равновесия пациента. Резкое изменение привычных условий существования вызывает у больного сильное беспокойство, тревожность, страх за собственное будущее, угнетенность собственной слабостью, болезненностью. Как никогда в этот момент нужна психологическая помощь больным. 

Бывает так, что помощь нужна престарелым людям, а дети не могут ее дать — у них нет времени. Лучшим выходом будет отдать родителя в частный дом престарелых. Это вовсе не значит отвязаться от родителя. Вы оплачиваете ему самые комфортные условия, обеспечиваете комфорт, уют, о нем будут заботиться специальные люди, он найдет общение там, а вы сможете навещать его в любой момент.

Огромное значение имеют и события, предшествовавшие началу недуга. Если в семье пациента уже были случаи смерти от аналогичного заболевания, скорее всего он будет тревожиться по этому поводу.

Стараясь получить как можно больше информации о своем состоянии, он будет прислушиваться к каждому слову родственников и медицинского персонала, делая правильные и неправильные выводы о тяжести своего положения.

Даже люди, спокойные и уравновешенные от природы, столкнувшись с подобными трудностями, нередко теряют присутствие духа и становятся тревожными и мнительными неврастениками.

Именно поэтому следует заранее обсудить эту проблему с теми, кто будет осуществлять уход за пациентом: какая информация и в каком объеме должна быть предоставлена. Желательно также исключить доступ больного к медицинской литературе — сложные термины и понятия могут быть поняты им неправильно.

На душевное состояние лежачего больного влияет и его профессия.

Если пациент раньше работал за компьютером или, например, вел бухгалтерский учет, то скорее всего после некоторого улучшения физического состояния он сможет вернуться к своим занятиям, взяв работу на дом, — сделать соответствующие приспособления над кроватью будет несложно. Тяжелее всего постельный режим переносят спортсмены, военные, тренеры, актеры, музыканты, а также люди, привыкшие к постоянному общению и обмену информацией.

Отношение к собственному заболеванию у пациентов может быть различным. Одни переоценивают тяжесть собственного состояния, требуют от родственников и медицинского персонала постоянного внимания, несмотря на то что некоторые действия они могли бы выполнять самостоятельно.

Другие же, напротив, убеждают себя и окружающих в том, что чувствуют себя превосходно, пытаются вставать, обслуживать себя, отказываются от сделанных врачом назначений.

Вы должны своевременно выявить первые признаки неблагополучия и постараться скорректировать поведение больного: ободрить слабого и отчаявшегося, приструнить чрезмерно активного.

Психологическая помощь больным.

Если тяжелое заболевание продолжается в течение длительного времени, у пациента неизбежно возникают характерные психические отклонения, связанные с изменением образа жизни. Человек может резко замкнуться, уйти в себя, не реагируя на окружающих, сосредоточиться на болезненных ощущениях.

Пессимистическое настроение способствует ухудшению физического состояния, нарастанию патологических симптомов. Больной также может испытывать зависть к окружающим его здоровым людям и даже ненавидеть их за то, что они могут двигаться.

Но известны также и примеры, когда неизлечимо больные проявляют чудеса героизма, не только пытаясь побороть свой недуг, но и вселяя оптимизм в своих родственников, убеждая их в собственном хорошем самочувствии.

Ваша задача помочь пациенту избавиться от тяжелых мыслей и направить его силы на выздоровление. Даже если нам известно, что его недуг неизлечим, ни в коем случае ни следует говорить об этом больному. Медицина знает случаи спонтанного избавления от тяжелейших заболеваний — рака, обменных нарушений и т. п.

, которые невозможно объяснить с научной точки зрения, поскольку наш организм из-за его сложности до настоящего времени не изучен до конца.

Если пациент приводит вам конкретные примеры из жизни других людей, убеждающие в том, что летальный исход неизбежен, обязательно спорьте с ним, приводите контраргументы, подкрепленные сведениями из средств массовой информации или популярной литературы.

Очень важно сразу же наладить эмоциональный контакт с больным: если он будет полностью доверять вам, без сопротивления принимать все необходимые процедуры, тем самым он ускорит собственное выздоровление.

Ход беседы зависит от настроения пациента. Возможно, ему захочется выговориться, поведать вам о своих переживаниях — в этом случае вам придется набраться терпения и спокойно выслушать его.

Нередко после такой “исповеди” состояние больного улучшается, поскольку он избавляется от мучающего его нервного напряжения.

Иногда, если тревожность нарастает, целесообразно пригласить психотерапевта, специализирующегося на работе с лежачими больными.

Иногда пациент стремится узнать “всю правду” о собственном физическом состоянии, считая, что врачи его обманывают. В подобных случаях вы должны проявить максимум деликатности и такта.

Прежде чем сообщить больному его истинный диагноз (если речь идет о тяжелом неизлечимом недуге), желательно посоветоваться с квалифицированным психотерапевтом: некоторым людям можно говорить правду, поскольку они в состоянии правильно воспринять ее, другим же следует преподносить иную версию, заверяя их в том, что заболевание поддается терапии.

В процессе ухода за лежачим больным вы обязательно должны установить некоторую дистанцию, регулирующую ваши отношения.

Чересчур близкое, фамильярное обращение в итоге может привести к тому, что пациент не будет воспринимать всерьез ваши рекомендации, станет отказываться от необходимых процедур.

С другой стороны, жесткий, официальный стиль общения неизбежно окажет негативное влияние на психическое состояние больного. Ваша задача — найти золотую середину, установить доверительные, но не слишком интимные отношения. Это будет  лучшей психологической помощью больным.

Немаловажное значение имеет и ваш внешний вид. Обычно медицинский персонал носит форменную белую одежду, которая регулярно стерилизуются.

В домашних условиях полной стерильности добиться очень сложно, и в этом нет необходимости: если пациента выписали домой, значит, ему не грозит инфицирование. Кроме того, белая униформа может напоминать больному о стационаре, а это нежелательно.

Вы можете носить удобный домашний халат, который следует менять ежедневно и проглаживать утюгом. Волосы должны быть убраны в прическу и спрятаны под чистую хлопчатобумажную косынку.

Уделите достаточно внимания уходу за вашими руками. Желательно сделать гигиенический маникюр — подстричь ногти как можно короче и полностью избавиться от заусениц. Длинные ногтевые пластины могут поранить кожу больного, когда вы будете переодевать его или выполнять предписанные врачом процедуры.

Постарайтесь не пользоваться духами и парфюмированными дезодорантами.

У большинства лежачих больных, особенно если недуг продолжается уже не первую неделю, обостряется восприятие, и сильный аромат может вызвать неприятные ощущения и даже аллергическую реакцию или одышку.

Вы можете поинтересоваться у больного, какие запахи он не переносит, и сделать соответствующие выводы. Разумеется, вы не должны забывать о собственной гигиене, регулярно принимать душ и пользоваться антиперспирантом.

Далее — Основы анатомии необходимые для ухода за тяжелобольными

Вернуться в меню раздела

Вернуться на главную страницу

Источник: https://rakynet.ru/psixologicheskaya_pomoshh_tyazhelobolnym.html

Психологическая помощь семье с тяжелобольным человеком

Психологическая помощь тяжелобольным: Знания о психологии болезни необходимы тем, кто работает с людьми,

Как тяжело переносить болезнь близких, описать невозможно, но те, кому приходится с этим жить, знают об этом не понаслышке.

Данная статья написана скорее для тех, кто только столкнулся с бедой и не знает, что делать и к кому обращаться и обращаться ли вообще.

К категории «семья с тяжелобольным человеком» относятся те семьи, в которых минимум один из членов страдает любым серьезным соматическим или нервно-психическим заболеванием. Сюда причисляют и зависимости (алкогольную, наркотическую).

Болезнь одного из членов семьи сопровождается эмоциональным напряжением. Потребность в дополнительном уходе, помимо физической нагрузки, вынуждает одного или нескольких членов семьи лишать себя социальной жизни, часто уход за больным лишает и личной жизни.

Такое лишение несет дополнительную нагрузку и совсем не способствует улучшению отношений между больным и другими членами.  В тех ситуациях, когда больной убегает из дома, со временем дом превращается в «учреждение закрытого типа» и сопровождается дополнительным контролем.  

Трудности, с которыми сталкивается семья больного, можно разделить на объективные и субъективные.

К объективным относят:

  • увеличение материальных расходов семьи;
  • ухудшение психического состояния членов семьи;
  • ухудшение физического состояния членов семьи;
  • изменения в худшую сторону распорядка семьи;
  • в зависимости от заболевания может измениться и социальный статус семьи;
  • присутствие/частое посещение дома медперсоналом.

К субъективным относят переживания и эмоциональные реакции:

  • постоянное чувство тревоги;
  • чувство беспомощности, вины, ответственности;
  • чувство страха за собственное здоровье, здоровье близких;
  • депрессия;
  • разочарование;
  • ярость, сменяющаяся бессилием, и бессилие, сменяющееся яростью.

Такие реакции семьи нормальны и естественны, важно не вытеснять их, а позволять себе по возможности адекватно к ним относиться. Это не значит, что нужно срывать злость на близких, но важно понимать, что у Вас есть на то причины.

Сама структура семьи претерпевает изменения. Взаимоотношения между ее членами меняются в зависимости от сплоченности или разрозненности в обычной жизни. Но даже в самых сплоченных семьях происходит разделение, как правило, на три подгруппы с различным уровнем вовлеченности (Terkelsen, 1987).

Первая группа или внутренний слой. В нее входит один или несколько человек которые берут на себя основную роль повседневного ухода. Чаще всего это мать, сестра или жена. Жизнь этого члена семьи полностью сосредоточена на больном. В тех случаях, когда больной лишен социального контакта, этот человек остается единственным, кто поддерживает его связи с внешним миром.

Кроме постоянной заботы о потребностях больного этот человек занимается поисками причин болезни. Он ищет специалистов в Интернете, читает специальную литературу и ищет контакты с другими семьями, у которых есть подобное заболевание и опыт во взаимодействии с больным и медперсоналом.

Часто этот человек приносит в жертву всю свою жизнь. Со временем у них формируется некая зависимость, и если после длительной болезни больной умирает, смысл жизни у опекуна теряется.

ВАЖНО!  Семья должна отслеживать состояние первой группы. Желательно, чтобы группа состояла минимум из двух человек. Обязательно минимум раз в неделю полностью исключать контакт с больным.

Вторая группа — это члены семьи, которые продолжают вести активную социальную жизнь (работают, учатся, встречаются с друзьями), но, несмотря на нечастые контакты, их эмоциональная связь с больным членом семьи достаточно сильная.

ВАЖНО!   Отслеживать и прорабатывать возникающее чувство вины. Для второй группы важна социальная реализация.

Ухудшение состояния больного может грозить прерыванием их самореализации, и в то же время они чувствуют потребность оказания помощи.

Необходимо обговорить объем и возможность оказания помощи, стараться его выполнять или предупреждать, что сегодня Вы не можете, но завтра сделаете. Это снижает тревожность и помогает сохранить отношения с первой группой.

Третья группа. В нее входят близкие и дальние родственники, знающие о проблемах, но не принимающие никакого участия в помощи. К сожалению, от третьей группы чаще всего вместо поддержки слышны обвинения в адрес родственников.

К. Теркельсен описывает две наиболее встречающиеся точки зрения членов семьи психически больного на причины болезни.

  • Биологическая: причины болезни кроются в независящих от пациента изменениях в его организме. В таких случаях присутствует сильный страх за детей (болезнь передается генетически) или за себя (болезнь заразна). Отсутствует чувство самобичевания.
  • Психологическая: постоянно идет поиск виноватого. Зачастую виновником случившегося становится и сам больной. Результатом подобных обвинений становится разделение членов семьи на обвиняющих и обвиняемых. Дом наполняется если не открытой, то скрытой агрессией точно.

Поведение больного. Поведение психически больного человека часто носит неадекватный характер, утрата самоконтроля сопровождается агрессивным поведением. Физические проявления болезни, появление отсутствия потребномтну гигиены, утрата координации и как следствие все в доме кувырком, трансформация взрослого человека в беспомощного ребенка и много чего другого.

Если в связи с болезнью поведение больного становится проблемным, вся семья попадает под надзор полиции, семья стесняется своего положения, и это сужает круг общения, в том числе и тех, кто может оказать посильную помощь. 

ВАЖНО! Семья должна запастись терпением и понимать, что агрессивный посыл на любого из членов семьи чаще всего не касается того, на кого он направлен. Дом приходится переоснащать в соответствии с состоянием больного, например, при утрате координации заменить стеклянную посуду на пластиковую и т. д.

Длительность болезни. Психические заболевания имеют колебания клинических проявлений. Улучшение состояния сменяется ухудшением, затем вновь улучшение и так по множеству раз. Улучшение вызывает у родственников надежду на возврат к новой жизни, ухудшение приводит к очередному разочарованию и чувству безнадежности. 

ВАЖНО!   Научиться не быть психически зависимыми от колебаний состояния больного.

Специфика переживания семьей также обусловлена возрастом заболевшего члена семьи, наличием видимых дефектов физического развития, способностью или неспособностью контактировать с ровесниками, наличие опыта пережвания заболевания в роду, наличие внешних контактов с семьями с подобными заболеваниями.

Любое изменение в жизни человека/семьи имеет стадии переживания. У семьи с тяжелобольным членом первичной является стадия

  • шока, достаточно кратковременна, характеризуется состоянием растерянности, беспомощности, чувством собственной неполноценности, вины, страха перед будущим.

Далее следует стадия

  • отрицания, отказ от обследования больного и проведения лечения, обращение в разные центры и к разным специалистам с целью отменить «неверный» диагноз, часто обращения к нетрадиционной медицине, гадалке, шаманам и т.д.

После признания болезни следует стадия

  • печали и депрессии («хронической усталости»), когда члены семьи начинают принимать диагноз. На этой стадии у членов семьи «опускаются руки», происходит частичная или полная социальная изоляция, снижается интерес к работе, совместному досугу.

Заключительной, если ее можно так назвать, является стадия

  • зрелой адаптации – характеризуется принятием факта болезни, реальной оценкой сложившейся ситуации, построением дальнейших планов, учитывая прогнозы развития заболевания. Семья начинает руководствоваться интересами больного. Следуют инструкциям специалиста для улучшения состояния больного.

Психологическая помощь

А) Психологическая помощь семье с заболевшим взрослым.

Психологическая поддержка, заключающаяся в том, что психолог Вас выслушает и поймет. Поможет Вам выявить сильные и слабые стороны.

Учитывая специфику ситуации, поможет адаптировать всю семью либо человека, который будет находиться в наибольшем контакте с больным. Поможет научиться вести себя так, чтобы эмоционально не выгорать при общении с больным.

Научит, как принять случившееся с наименьшей утратой социальных контактов и возможностью продолжать личную жизнь.

Если в связи с болезнью исходом является развод, чаще в ситуациях алкоголизма и наркомании, психолог окажет Вам необходимую поддержку. Возможно, совместно Вы найдете способ госпитализации, и развода можно будет избежать. Психолог научит Вас, как относиться к возникающим чувствам вины, стыда, моральному давлению со стороны окружающих и других членов семьи.

Психолог, работающий при учреждении, пояснит Вам, в чем заключается Ваша помощь именно при данном заболевании. Как себя вести в тех или иных ситуациях.  

Б) Оказание психологической помощи семье с заболевшим ребенком.

Наиболее эффективна и целесообразна в работе с детьми организация комплексного подхода. Психологическая помощь наиболее эффективна при активном взаимодействии с родителями.

Психолог поможет Вам понять, как себя вести с ребенком, у которого отклонения в развитии.

Подготовит и расскажет, как Вы можете корректировать и направлять своего малыша, дабы лучшим образом способствовать его нормальной социализации.

Поможет Вам справиться с чувством вины, снять стресс, эмоционально стабилизироваться. Обучит, как вводить ребенка в круг сверстников, если такое допустимо, с наименьшей травмой.

Независимо от того, кто страдает заболеванием, психологическая помощь и поддержка необходима в равной мере как самому больному, так и его окружению. И отказываться от нее не стоит!

Источник: https://psynavigator.ru/publikacii/psihologicheskaya-pomosch-seme-s--tyazhelobolnym-chelovekom

Medic-studio
Добавить комментарий