Психологические аспекты заболевания: Все эти примеры помогают выявить то общее, что объединяет большинство

Психологические аспекты заболевания

Психологические аспекты заболевания: Все эти примеры помогают выявить то общее, что объединяет большинство

Все эти примеры помогают выявить то общее, что объединяет большинство конф­ликтов, с которыми сталкиваются наши пациенты за несколько месяцев до воз­никновения заболевания. На основании собственных наблюдений и результатов исследований, проведенных другими учеными, мы можем выделить пять этапов развития психологического процесса, предшествующего возникновению рака.

1. Детские переживания, приводящие к формированию того или иного типа личности.

Большинство из нас может припомнить моменты, когда наши родители делали что-то, что нам не нравилось, и тогда мы давали себе обещание: «Когда я вырасту, я ни за что таким не буду!» Когда же нам очень нравился какой-нибудь поступок сверстников или взрослых, то мы решали тоже всегда так делать.

Многие из этих детских решений весьма положительно влияют на нашу жизнь, но бывают и такие, которые нам мешают. Среди них часто встречаются решения, которые человек принимал в результате каких-то болезненных переживаний.

Если, например, дети видят, как ужасно ссорятся их родители, они могут решить, что выражать враждебность очень плохо, и устанавливают для себя правило: всегда быть хорошим, веселым и приятным для окружающих вне зависимости от того, что в действительности происходит у тебя в душе. Так формируется представле­ние, что если ты хочешь, чтобы дома тебя любили и одобряли, надо обязательно быть очень добрым и любящим. И человек всю жизнь будет выполнять принятое решение и стараться всегда быть хорошим и добрым, даже если это превратит все его существование в сплошное мучение.

Иногда же бывает так, что кто-то еще в раннем детстве решит, что он ответ­ственен за чувства других людей, и если кто-то рядом с ним грустит и печалится, то он обязательно должен сделать так, чтобы они почувствовали себя лучше.

Вполне возможно, что в тот момент, когда подобное решение принимается, оно действительно является самым лучшим выходом из ситуации.

Однако, вероятнее всего, когда ребенок вырастает и его жизненная ситуация изменяется, решения, помогавшие ему когда-то приспособиться к окружающим условиям, больше не являются самыми правильными.

На наш взгляд, решения, принятые в детстве, ограничивают возможности человека, когда ему приходится бороться со стрессом. У взрослого эти решения обычно перестают быть осознанными.

Человек прибегал к одному и тому же типу поведения столько раз, что он уже не может вспомнить, что когда-то сделал осоз­нанный выбор.

Но пока этот выбор действует, он становится своего рода услови­ем игры, неизменным параметром нашей жизни, и получается, что удовлетворе­ние любых потребностей, разрешение любой проблемы должно происходить в рамках когда-то принятого ребенком решения.

Большинство из нас склонно считать, что мы такие, потому что «уж такие мы есть». Но когда человек осознает, что когда-то им был сделан определенный выбор, он обретает способность принимать новые решения.

2. На человека обрушиваются драматические события, вызывающие у него стресс. Проведенные исследования и наши собственные наблюдения свидетель­ствуют о том, что часто возникновению рака предшествует сильное стрессовое состояние.

Иногда за короткий период времени человеку приходится перенести несколько стрессовых ситуаций подряд. Мы обнаружили, что наиболее глубоко потрясают человека те события, которые угрожают его личностной самоиденти­фикации.

К ним относятся смерть супруга или другого близкого человека, выход на пенсию, потеря значимой для человека роли.

3. Возникшие стрессовые ситуации ставят перед человеком проблему, с которой он не может справиться. Это не означает, что эту проблему порождает стресс.

Она возникает в результате того, что человек не может справиться со стрессом, не нарушая установленных им же самим правил поведения и не выходя за рамки когда-то выбранной роли.

Представьте себе человека, который не допус­кает слишком близких отношений с другими людьми и поэтому видит главный смысл своего существования в работе. Когда ему приходится выйти на пенсию, он оказывается неспособным справиться с этим стрессом.

Точно так же не может найти выхода из положения женщина, которая видит смысл своей жизни лишь в семейной жизни и вдруг обнаруживает, что муж ей изменяет. Или мужчина, на­учившийся сдерживать свои чувства, ощущает себя пойманным в ловушку, когда оказывается в положении, выйти из которого можно, лишь открыто выразив свои эмоции.

4.Не видя возможности изменить правила своего поведения, человек чув­ствует свою беспомощность и неразрешимость создавшейся ситуации.

Поскольку бессознательные представления о том, каким «следует быть», во многом опреде­ляют личностную самоидентификацию этих людей, они могут вообще не предпо­лагать, что что-то в их жизни можно изменить — они могут даже чувствовать, что значительно изменившись, они потеряют свое «я».

Большинство наших пациен­тов признает, что еще до начала заболевания они иногда чувствовали себя беспо­мощными, неспособными разрешать или как-то воздействовать на жизненные си­туации, что у них «опускались руки».

Уже за несколько месяцев до возникновения рака они воспринимали себя «жертвой» из-за того, что теряли способность влиять на свою жизнь, разрешать возникшие трудности или снижать переживаемый ими стресс.

Жизнь уходила из-под их контроля, они больше не могли управлять ею и переставали быть в ней действующими лицами. Все, что происходило, происходило без их участия.

Стрес­совые ситуации, в которых они оказывались, только подтверждали, что ничего хорошего им ожидать от жизни не приходится.

5.Человек отказывается от решения проблемы, теряет гибкость, способ­ность меняться и развиваться. Как только у человека пропадает надежда, его жизнь превращается в «бег на месте», он уже не пытается ничего достичь.

Со стороны может показаться, что он живет вполне нормальной жизнью, но для него самого существование теряет любой другой смысл, кроме выполнения привычных условностей.

Серьезное заболевание или смерть представляет для него выход из этого положения, разрешение проблемы или ее отсрочку.

Некоторые из наших пациентов могут вспомнить у себя такую последова­тельность мыслей, другие ее не осознают. Тем не менее, большинство признает, что за несколько месяцев до начала заболевания они переживали чувства беспо­мощности и безнадежности. Этот процесс не вызывает рак, скорее он позволяет ему развиться.

Именно потеря интереса к жизни играет решающую роль в воздействии на иммунную систему и может через изменения гормонального равновесия привести к повышенному производству атипичных клеток. Это состояние создает физичес­кие предпосылки для развития рака.

Для нас самое главное — помнить, что мы сами определяем значение проис­ходящих в нашей жизни событий. Человек, выбирающий позицию жертвы, влия­ет на свою жизнь тем, что придает повышенное значение таким событиям, кото­рые подтверждают безнадежность его положения. Каждый из нас сам выбирает, хотя не всегда осознанно, как реагировать на то или иное событие.

Величина стресса определяется,

во-первых, значением, которое мы ему придаем,

во-вто­рых, теми правилами, которые мы сами когда-то выработали, и которые указыва­ют на допустимые способы выхода из стрессовой ситуации.

Описывая в общих чертах этот процесс, мы не стремились вызвать у кого-то чувство вины или страха — это бы еще больше усугубило ситуацию.

Наоборот, мы надеемся, что, если вы сможете узнать себя в приведенном описании, то это послужит вам сигналом, призывающим к активным действиям, к необходимости что-то изменить в своей жизни.

Поскольку эмоциональные состояния могут со­действовать появлению болезни, они точно так же могут влиять и на сохранение вашего здоровья. Признавая свое содействие возникновению болезни, вы одно­временно признаете, что в ваших силах и содействовать выздоровлению, делая тем самым первый шаг к нему.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/9_198082_psihologicheskie-aspekti-zabolevaniya.html

Болезни –

Психологические аспекты заболевания: Все эти примеры помогают выявить то общее, что объединяет большинство

Рак начинается в клетки, содержащей неправильную генетическую информацию, что делает ее неспособной выполнять отведенные функции.

Если эта клетка начинает воспроизводить другие клетки с тем же самым нарушением генетической структуры, возникает опухоль, состоящая из большой массы атипичных клеток.

Обычно защитная (иммунная) система организма опознает такие клетки, уничтожает их действие так, чтобы они не могли распространяться.

В случае злокачественных клеток в них происходит определенные изменения, так что они начинают быстро репродуцироваться и поражают примыкающие к ним ткани.

Если между нормальными клетками существует некий вид «информационной связи», который предотвращает производство, то злокачественные клетки, слишком дезорганизованы и, не реагируя на эту получаемую от соседних клеток информацию, начинают бесконтрольно размножаться.

Атипичные клетки опухоли начинают блокировать нормальное функционирование органов, либо разрастаясь и оказывая физическое давление на другие органы, либо замещая нормальные клетки этих органов злокачественными, так что орган уже не может функционировать. При тяжелых формах рака злокачественные клетки отрываются от первоначального образования и переносятся в другие части тела, где они начинают расти и формировать новые опухоли (метастазы).

В книге Рональда Глассера «Человеческий организм – герой» описан случай с пересадкой почки, в которой содержались атипичные раковые клетки.

Теория сдерживания

Организм любого человека время от времени воспроизводит атипичные клетки. Это может быть вызвано какими-то внешними факторами или просто ошибкой воспроизводства клеток. Обычно иммунная система организма внимательно отслеживает появление любых атипичных клеток и разрушает их.

Следовательно, для того, чтобы развился рак, работа иммунной системы должна быть каким-либо образом нарушена.

Нас интересуют два вопроса: какие сбои в работе защитного организма позволяют этим клеткам в конкретный момент разрастись в опухоль, угрожающие жизни человека, и, что мешает иммунной системе организма выполнять то, что она так успешно делала в течение многих лет.

Психологические аспекты заболевания

1. Детские переживания, приводящие к формированию того или иного типа личности.

В детстве мы принимаем множество детских решений, которые позитивно или негативно влияют в дальнейшем на нашу жизнь. Среди них множество решений, которые человек принимал в результате болезненных переживаний.

Если, например, дети видят, как ужасно ссорятся их родители, они могут решить, что выражать враждебность очень плохо, и устанавливают для себя правило: всегда быть хорошим, веселым, приятным для окружающих вне зависимости от того, что в действительности происходит у тебя в душе.

Так формируется представление, что если ты хочешь, чтобы дома тебя любили и одобряли, надо обязательно быть очень добрым, даже если это превратит все его существование в сплошное мучение.

2. На человека обрушиваются драматические события, вызывающие у него стресс.

Часто возникновению рака предшествует сильное стрессовое состояние. Иногда несколько сразу за короткий период времени. Наиболее глубоко потрясают человека те события, которые угрожают личностной самоидентификации (Логический уровень «Смысла жизни»). К ним относятся смерть супруга или другого близкого человека, выход на пенсию, потеря значимой для человека роли.

3. Возникшие стрессовые ситуации ставят перед человеком проблему, с которой он не может справиться.

Это не значит, что эту проблему порождает стресс. Она возникает в результате того, что человек не может справиться со стрессом, не нарушая установленных им самим правил поведения и не выходя за рамки когда-то выбранной роли.

Представьте себе человека, который не допускает слишком близких отношений с другими людьми и поэтому видит главный смысл существования в работе.

Когда ему приходится выйти на пенсию, он оказывается не способным справиться с этим стрессом.

4. Не видя возможности изменить правила своего поведения, человек чувствует свою беспомощность и неразрешимость создавшейся ситуации.

Поскольку бессознательные представления о том, каким «следует быть», во многом определяют личностную самоидентификацию этих людей, они вообще не могут предполагать, что что-то в их жизни можно изменить – они могут даже чувствовать, что, значительно изменившись, они потеряют свое «Я».

Уже за несколько месяцев, до возникновения рака, они воспринимали себя «жертвой» из-за того, что теряли способность влиять на свою жизнь, разрешать возникшие трудности или снижать переживаемый стресс.

Стрессовые ситуации, в которых они оказывались, только подтверждали, что ничего хорошего им ожидать от жизни не приходится.

5. Человек отказывается от решения проблемы, теряет гибкость, способность меняться и развиваться.

Как только у человека пропадает надежда, его жизнь превращается в «бег на месте», он уже не пытается ничего достичь.

Со стороны может показаться, что у него все в порядке, что он живет вполне нормальной жизнью, но для него существование теряет любой смысл, кроме выполнения привычных трудностей.

Серьезное заболевание или смерть представляет для него выход из того положения, разрешение проблемы или ее отсрочку.

Этот процесс не вызывает рак, скорее он позволяет ему развиться. Именно потеря интереса к жизни играет решающую роль в воздействии на иммунную систему и может через изменения гормонального равновесия привести, например в случае онкологического заболевания, к повышенному производству атипичных клеток.

Величина стресса определяется, во-первых, значением, которое мы ему придаем, и, во-вторых, теми правилами, которые мы сами когда-то выбрали и которые указывают на допустимые способы выхода из стрессовой ситуации.

Психофизиологическая модель развития заболевания

Депрессия, отчаяние

На протяжении своей жизни многие попадают в стрессовые ситуации, однако человека делает уязвимым для болезни не столько сам стресс, сколько то, как человек на него реагирует.

Мы уже показывали выше, что у каждого из нас есть свои представления о том, кто мы в этом мире и как должны действовать в той или иной ситуации. Эти представления или правила и определяют то, как человек справляется со стрессом.

В некоторых случаях они настолько ограничивают возможности его борьбы со стрессом, что человек оказывается в безвыходном положении.

В результате он погружается в депрессию, его охватывает отчаяние, ощущение безнадежности и беспомощности – словом, все те чувства, которые, как известно, предшествуют раку. Осознанно или неосознанно человек начинает рассматривать свою тяжелую болезнь и/или смерть как возможный выход из создавшегося положения.

Лимбическая система

Лимбическая система, связываемая с деятельностью глубинных отделов головного мозга, участвует во всех процессах, направленных на самосохранение организма.

Она отвечает за реакции типа «драться или убегать, рассмотренной нами в четвертой главе. Эта Лимбическая система регистрирует стресс, его последствия, все чувства и ощущения человека.

Она реагирует также и на переживаемые человеком отчаяние и депрессию.

Деятельность гипоталамуса

Лимбическая система воздействует на организм в основном через гипоталамус – небольшую область головного мозга. Полученные от лимбической системы сигналы гипоталамус передает по двум каналам.

Во-первых, как мы уже говорили в пятой главе, часть гипоталамуса, отвечающая за реакции на эмоциональный стресс, участвует в управлении иммунной системой.

Во-вторых, гипоталамус играет ведущую роль в регулировании деятельности гипофиза, который в свою очередь регулирует работу той части эндокринной системы, которая отвечает в организме человека за гормоны.

Иммунная система

Иммунная система – естественная защита организма – предназначена для того, чтобы изолировать или уничтожать любые злокачественные клетки, которые, как полагает современная медицина, время от времени образуются в организме каждого человека.

Подавление иммунной системы может привести к распространению раковых клеток.

В приведенной выше модели эмоциональный стресс через лимбическую систему и гипоталамус угнетает иммунную систему, что приводит к повышению уязвимости организма для развития тяжелых заболеваний.

Гипофиз, эндокринная система

Имеющиеся данные говорят о том, что помимо описанного выше механизма гипоталамус, реагируя на стресс, воздействует на гипофиз, «переключая режим его работы таким образом, что эндокринная система меняет гормональный баланс организма. Это очень существенный момент, поскольку нарушение надпочечниками гормонального равновесия увеличивает чувствительность организма к негативным факторам.

Нарушения гормонального равновесия организма

Подобное нарушение гормонального равновесия может привести к развития симптомов тяжелых заболеваний и снижению способности иммунной системы бороться с ними.

Развитие болезни

Такая последовательность физиологических изменений создает оптимальные условия для развития тяжелых заболеваний, причем одновременно уменьшается способность организма сопротивляться нежелательным элементам и увеличивается проявление тяжелых симптомов. Все это в результате может привести к возникновению угрожающей жизни человека болезни.

Психофизиологическая модель развития заболевания

Психологический стресс
ê
Депрессия, отчаяние
ê
Лимбическая система
ê
Деятельность гипоталамусаДеятельность гипофиза
êê
Иммунная система(защитные функции организма)Эндокринная система(восстанавливает гормональное равновесие)
êê
Подавление иммунной системыНарушение гормонального равновесия
ê
Развитие болезни

Источник: http://www.nlp.ee/b/247-bolezni2

Психологические аспекты онкологических заболеваний

Психологические аспекты заболевания: Все эти примеры помогают выявить то общее, что объединяет большинство
             

Психологические аспекты онкологических заболеваний

     Актуальность исследования.

В настоящее время в экономически развитых странах, в том числе и России, заболеваемость раком легкого занимает первое место в структуре онкологической заболеваемости, хотя в начале века это заболевание считалось почти казуистическим.

Частота рака легкого у мужчин в 4,8 – 7,7 раза выше, чем у женщин, особенно высока заболеваемость у мужчин старше 45 лет. Рак легкого является одной из главных причин смертности от злокачественных новообразований у мужчин среднего возраста.

     По своей частоте и распространенности онкологические заболевания занимают одно из первых мест в общей структуре инвалидности и смертности.

Они поражают «население, как правило, в активном трудоспособном возрасте, что наносит большой экономический ущерб государству.

Уровень заболеваемости населения злокачественными новообразованиями во многом обусловлен демографическими, экологическими факторами, вредными привычками, фактором питания и др.

     Злокачественные новообразования являются одной из основных причин инвалидизации и смертности населения.

Показатель смертности от злокачественных новообразований составляет 2004,5 на 100 000 населения, он увеличился за последние 15 лет на 6,6%.

В структуре онкологической заболеваемости населения РФ ведущие места занимают опухоли легкого (16,8%), желудка (13,0%), кожи (10,8%), молочной железы (9,0%).

     Частота выявления различных типов рака легкого четко зависит от пола и возраста больных. Несмотря на огромные усилия, проблема этиологии рака легкого, как и других злокачественных опухолей, не решена. Ряд экзогенных факторов имеет несомненное значение для развития рака легкого.

     Во-первых, это значительное увеличение загрязненности воздушной среды вследствие вредного воздействия современной индустрии: у рабочих горнорудной, сталелитейной, деревообрабатывающей, металлургической, химической промышленности, а также у лиц, контактирующих с соединениями мышьяка, хрома, кадмия, малыми дозами ионизирующей радиации, у рабочих, занятых в никелевой, алюминиевой промышленности, у шоферов. Загрязнение воздушной среды промышленными предприятиями и автомобильным транспортом, массовое строительство асфальтовых дорог и других бытовых покрытий также способствует увеличению заболеваемости раком легкого у жителей крупных промышленных городов.

     Во-вторых, по достоверным статистическим данным, частота развития рака у курильщиков табака, особенно сигарет (а среди больных раком легкого 90% – это курильщики), в 8–10 раз выше, чем у некурящих.

При курении создаются концентрации канцерогенных веществ (а их в табачном ре до 50), на несколько порядков превышающие концентрации производимых загрязнений.

В настоящее время курение признано ведущим экзогенным фактором в развитии рака легкого, причем интенсивность и длительность курения прямо влияют на вероятность возникновения заболевания. Велика роль так называемого пассивного курения.

     В-третьих, определенную роль в развитии рака легкого играют хронические воспалительные процессы в легких, такие как хронический бронхит, бронхоэктазы, пневмофиброз, туберкулез, ведущие к метаплазии эпителиябронхов.

     В-четвертых, существует влияние генетических факторов риска, связанных, прежде всего с врожденными дефектами в иммунной системе, однако наследственность не имеет серьезного значения в реальном увеличении частоты рака легкого.

К основным генетическим критериям определения риска рака легкого относятся такие факторы, как первичная множественность опухолей (лечение ранее по поводу злокачественной опухоли) и наличие трех и более наблюдений рака легкого в семье у ближайших родственников.

При проведении медико-генетических исследований у больных раком легкого обнаружены активированные онкогены в опухолевых клетках. Эти онкогены представляют собой точечные мутации в специфическом коде онкогенов.

     Цель работы. Изучение и анализ психологических аспектов онкологических заболеваний.

     Задачи исследования:

    1. Описать картину личности онкологического больного.
    2. Проанализировать основные характеристики онкологических заболеваний.
    3. Выявить психологические причины, влияющие на развитие и течение онкологических заболеваний.
    4. Проанализировать психологические особенности пациентов с онкологической патологией.
    5. Рассмотреть психологические аспекты качества жизни онкологических больных

     Методы исследования.

  1. Изучение специальной литературы по проблеме исследования.
  2. Анализ современных взглядов на психологические аспекты онкологических заболеваний.
  3. Обобщение материалов изучения.

     Объект исследования. Особенности онкологических заболеваний.

     Предмет исследования. Психологические аспекты онкологических заболеваний.

1.1. Картина личности онкологического больного

     Многие авторы этиологически связывают личность риска с отягощающими переживаниями в детстве (например, с утратой одного из родителей) при раке молочной железы, с жестоким детским опытом холодного отношения со стороны близких при раке легкого.

     Выделяет четы ре основных момента.

     1. Юность пациентов была отмечена чувством одиночества покинутости, отчаяния. Слишком большая близость с другими людьми вызывала у них трудности и казалась опасной.

     2. В ранний период зрелости пациенты либо установили глубокие, очень значимые для них отношения с каким-то человеком либо получали огромное удовлетворение от своей работы. В эти отношения или роль они вкладывали всю свою энергию, это стало смыслом их существования, вокруг этого строилась вся жизнь.

     3. Затем эти отношения или роль исчезли из их жизни. Причины были самые разные – смерть любимого человека, переезд на новое место жительства, уход на пенсию, начало самостоятельно жизни их ребенка и т. п. В результате снова наступило отчаяние, как будто недавнее событие больно задело не зажившую с молодости рану.

     4. Одной из основных особенностей этих больных было то, что их отчаяние не имело выхода, они переживали его «в себе» Они были не способны излить свою боль, гнев или враждебное на других (11, с. 907).

     Все эти примеры помогают выявить то общее, что объединяет большинство конфликтов, с которыми сталкиваются пациенты за несколько месяцев до возникновения заболевания. Выделяют пять этапов развития психологического процесса предшествующего возникновению рака.

     1. Детские переживания, приводящие к формированию того или иного типа личности.

     2. На человека обрушиваются драматические события, вызывающие у него стресс.

     3. Возникшие стрессовые ситуации ставят перед человеком проблему, с которой он не может справиться.

     4. Не видя возможности изменить правила своего поведения, человек чувствует свою беспомощность и неразрешимость создавшейся ситуации.

     5. Человек отказывается от решения проблемы, теряет гибкость, способность изменяться и развиваться (11, с. 908).

     Именно потеря интереса к жизни играет решающую роль в воздействии на иммунную систему и может через изменения гормонального равновесия привести к повышенному производству атипичных клеток. Это состояние создает физические предпосылки для развития рака.

     Человек, выбирающий позицию жертвы, влияет на свою жизнь тем, что придает повышенное значение таким событиям, которые подтверждают безнадежность его положения.

Каждый из нас сам выбирает, хотя не всегда осознанно, как реагировать на то или иное событие.

Величина стресса определяется, во-первых, значением, которое мы ему придаем, и, во-вторых, теми правилами, которые мы сами когда-то выработали и которые указывают на допустимые способы выхода из стрессовой ситуации.

     В ряде работ отечественных психологов исследован психологический профиль онкологического больного.

Было выяснено, что у многих пациентов наблюдается следующие черты: доминирующая детская позиция в коммуникации, тенденция к экстернализации локуса контроля, высокая нормативность в ценностной сфере, высокий порог восприятия негативных ситуаций, сложность понимания сущностных признаков в когнитивной сфере. При этом чаще всего в семье обнаруживалось присутствие доминантной матери.

     Социальные факторы (профессиональная стабильность, постоянство взаимоотношений), в отличие от психических, характерных для «раковой личности», имеют намного большее значение для качества выживания, чем это считалось до сих пор.

     Реакция на психосоциальные стрессоры зависит от структуры личности, то есть от того, какое значение событию придает субъект.

К психосоциальным стрессорам относят социальную неустроенность, изменения социального статуса, места жительства, недовольство работой, драматические жизненные события и жизненные кризисы, такие как потеря близких, скорбь, отчаяние, депрессия и безнадежность.

Эти стрессоры могут стать пусковыми факторами в развитии онкологических заболеваний. Есть убедительные доказательства того, что стресс является фактором, способствующим возникновению болезней, в том числе и рака.

     В рамках личности риска у женщин с предрасположенностью к раку молочной железы описывается неспособность проявлять свои чувства и изливать свой гнев. Эти женщины обычно более приспособлены к жизни и склонны к гармонии отношений.

С другой стороны, в прогностических исследованиях описана группа молодых женщин, склонных к экстремальным взрывам чувств.

У женщин, у которых диагностировался рак, отмечались сниженная способность к фантазированию с редуцированием ответов по поводу форм и цвета по тесту Роршаха, уменьшенное число толкований образов; такие больные обнаруживали признаки, указывающие на разочарование, пустоту и чувство, будто они отделены от других людей стеклянной стеной (3, с. 74).

     Многие онкологические больные с плохим прогнозом реагируют на заболевание такой сильной регрессией своих витальных побуждений, что это начинает напоминать психоз. Они жалуются на полную внутреннюю опустошенность и как бы выжженность.

     Что касается влияния психических факторов на благоприятное или неблагоприятное течение заболевания, то имеются прямые указания на более продолжительную жизнь больных раком молочной железы, если они могут проявлять свои агрессивные тенденции вообще и против лечащих врачей в частности. Некоторые авторы даже считают, что некоторым больным можно оказать помощь путем повышения внутренней сопротивляемости и создания установки на активную борьбу (11, с. 910).

     Многие больные считают, что в происхождении рака важную роль играют психические причины. Более трети больных раком молочной железы наряду с такими внешними факторами, как повреждения, вредные влияния внешней среды, считают причиной болезни также психические конфликты и перегрузки, тогда как 30% просто рассматривают эту болезнь как наказание за свои грехи и ошибки.

Это связано с представлением о том, что рак – не такая болезнь, как другие, что само слово «рак» – это метафора для определения злокачественного неодолимого процесса и таинственной судьбы человека, включающей вину и наказание.

Понятие «раковая опухоль» не только в представлениях больных, но и в политической терминологии означает неблагоприятное развитие процесса и недопустимые промахи.

     Психотерапевт должен учитывать индивидуальную систему семьи и семейных отношений.

Он должен спросить себя, какое значение имеет страдание для больного и для членов семьи, какие силы здесь действуют как до, так и, в особенности, во время заболевания л после возможной смерти пациента.

Если эти силы распознаются, ими можно успешнее пользоваться. Поэтому должно стать правилом наблюдение и лечение не только самого больного, но и «пациента-семьи».

     При этом имеется тенденция к чрезмерному информированию родственников и недостаточному – больного. Тем самым создается опасность того, что родственники завершат психологическую переработку скорби уже перед смертью больного и он окажется в изоляции.

1.2. Сущность и основные характеристики онкологических заболеваний

     Термин «онкология» происходит от греческого слова «онкос» – «опухоль». Термин «бластома» происходит от греческого глагола «бласта-нейн» – «расти». Новообразование (неоплазма, бластома) представляет собой особую форму роста тканей, отличающуюся автономностью, т. е. независимостью от регуляторных воздействий организма (22, с. 12).

Источник: https://www.stud24.ru/psychology/psihologicheskie-aspekty-onkologicheskih-zabolevanij/136519-400753-page1.html

Саймонтон К. Возвращение к здоровью. Возвращение к здоровью

Психологические аспекты заболевания: Все эти примеры помогают выявить то общее, что объединяет большинство

Подборка по базе: Анализ гражданско-правового регулирования возмещения вреда причи.
Примеры из жизни наших пациентов Приведенные выше данные и наши собственные наблюдения не оставляют сомнений, что между определенным эмоциональным состояниям и онкологическими заболеваниями существует связь.

Один из первых случаев, с которым нам пришлось столкнуться, произошел еще до того, как мы начали применять описанный в этой книге метод. Сорокалетняя Бетти Джонсон поступила в клинику, где работал Карл, с запущенным раком почки. За год до этого она овдовела, но продолжала жить и работать на ферме, оставшейся за ней после смерти мужа.

диагностическая операция показала, что раковая опухоль распространилась уже за пределы почки и поэтому не может быть удалена хирургически. Без особых надежд на какой-то положительный результат ей провели минимальный курс радиотерапии, после чего выписали домой, предполагая, что ей осталось жить всего несколько месяцев.

Вскоре после возвращения она полюбила одного работавшего у нее на ферме человека и вышла за него замуж. Невзирая на то, что она была обречена, в течение следующих пяти лет никаких симптомов болезни у нее не наблюдалось. Но тут, спустив все ее деньги, второй муж Бетти ее бросил.

Через несколько недель после этого у нее произошел рецидив, и очень скоро она умерла. Скорее всего, в ее выздоровлении значительную роль сыграл новый брак, а уход из семьи второго мужа способствовал наступлению рецидива и летальному исходу.

Знакомясь постепенно с жизнью наших пациентов, мы обнаруживали все новые и новые доказательства связи между их эмоциональным состоянием и болезнью.

Это научило нас одной очень важной вещи: мы стали внимательнее слушать рассказы своих больных, до этого, рассматривая рак как чисто физическое явление, мы воспринимали описания их жизни с пониманием и сочувствием, но считали, что это не имеет никакого отношения к течению заболевания.

Когда же мы, наконец, поняли, что в болезни участвует весь человека, мы стали придавать огромное значение всему, что говорили пациенты. Одной из таких больных, которая многому нас научила, была Милли. В отличие от остальных наших первых пациентов, поступал к нам, Милли Томас уже была уверена, что сама способствовала своей болезни.

Ее направил к нам хирург, как-то побывавший на лекции Карла. Милли было семьдесят лет, но она держалась так прямо, что казалась моложе. Не так давно у нее была удалена часть пораженного раком легкого.

Милли сразу же сообщила Карлу, что она сама способствовала своей болезни и теперь боится, что может так же способствовать ее возвращению или распространению на другие органы. К нам она пришла за помощью. Ее речь звучала с такой прямотой и убедительностью, что мы не нашлись, что ответить, и попросили объяснить, что именно она имеет в виду.

Милли рассказала, что по мере того, как она приближалась к семидесяти годам — возрасту, после которого учителя начальных классов обязаны выходить на пенсию, — ее все больше и больше раздражали ученики и сама работа. Она была не замужем и жила в одной квартире с еще одной пожилой женщиной, которая тоже вызывала у нее все большее раздражение. Казалось, что-то случилось с окружавшим ее миром.

Она заметила, что стала больше курить, и, затягиваясь, думала о том, что смерть уже не за горами. По вечерам, перед тем, как заснуть, она тоже ловила себя на мысли, что ей осталось жить одним днем меньше, что еще один день 45прошел, и впереди их остается все меньше и меньше. Так продолжалось несколько месяцев.

Она много курила и все больше впадала в депрессию, пока наконец не появился очень сильный кашель с кровью. Милли обратилась к врачу. У нее обнаружили рак легких и сделали операцию, но после операции депрессия возобновилась, и Милли стала опасаться возвращения болезни, поскольку считала, что сама сыграла определенную роль в ее возникновении.

Когда она поделилась своими опасениями с хирургом, он вспомнил лекцию Карла и направил ее к нам на консультацию.

По сравнению с другими пациентами Милли обладала необычно высокой степенью осознания своего внутреннего «я», но мы убедились, что и другие больные, поняв, что их эмоциональное состояние имело определенное отношение к возникновению болезни, могли вспомнить у себя появление аналогичных мыслей и чувств.

Нередко они припоминали, как желали собственной смерти или переживали состояние такой безнадежности, что смерть казалась единственным выходом из положения. Часто это происходило в тех случаях, когда перед ними ставили новые требования или они считали, что попали в безвыходную ситуацию.

Многие из наших пациентов, например, чувствуют себя в таком безвыходном положении, когда обнаруживают, что муж (или жена) им изменяет, особенно в том случае, если они, не считая для себя возможным обратиться к психотерапевту, по религиозным соображениям не принимают развода и одновременно не хотят продолжать жить вместе.

Эдит Джоунс столкнулась с такой проблемой в полной мере, когда узнала, что у ее мужа, отца ее шестерых детей, были внебрачные связи. Она не могла с этим смириться и одновременно не допускала возможности развода. Не видя выхода, она чувствовала, что попалась в ловушку. Эдит заболела раком и очень быстро умерла. Для нее смерть казалась единственным выходом.

На ее месте другие женщины могли бы найти возможность как-то продолжать отношения с мужем, или дали бы себе «разрешение» на развод.

Некоторые из наших пациентов-мужчин переживали конфликты, связанные с родственными отношениями по работе. Так случилось у Рода Хансена, которому удалось без чьей-либо посторонней помощи превратить свою небольшую фирму в процветающее предприятие. Род очень дорожил семейными связями и поэтому взял на довольно высокую должность одного из родственников. Тот оказался совершенно неспособен к такой ответственной работе, развалил все дело, и предприятие, в которое Род вложил всю свою душу, перестало быть ему в радость. Более того, оно стало для него невьтносимой проблемой, из которой он не видел выхода.

Примерно через год после того, как ситуация в фирме начала ухудшаться, у Рода был обнаружен рак. Проведя некоторое время в нашей клинике, Род научился более непосредственно решать свои проблемы.

В какой-то момент он был близок к тому, чтобы выгнать этого родственника с работы, но потом передумал и перевел того на должность, больше соответствовавшую его способностям. Еще один мотив, часто встречающийся в жизни онкологических больных, — это ситуация женщины, вкладывающей всю душу и физическую энергию в семью.

Изо дня в день Джун Ларсен была для четырех своих детей поварихой, нянькой, шофером и исповедником. Ее жизнь состояла из занятий музыкой и танцами, футбола, детских праздников и родительских собраний.

Муж Джун, занимавший высокое положение в одной из крупных фирм, часто бывал в отъезде, и поэтому, вся ответственность за воспитание детей почти полностью лежала на ее плечах. Вспоминая этот период своей жизни, она признает, что в те годы их с мужем не объединяло почти ничего, кроме детей.

46Каждый раз, когда наступал черед покидать отчий дом очередному ребенку (кто поступал в колледж, кто выходил замуж), Джун переживала короткий период уныния, но затем с удвоенной энергией переключалась на оставшихся детей. Но когда в колледж поступил младший, она почувствовала, что «ее лишили части жизни».

Джун впала в глубокую депрессию. Она не знала, куда девать время. У нее появились претензии к мужу, на которые тот обижался. Она ни от чего не получала удовольствия, и через год у нее обнаружили рак груди с метастазами в костной ткани.

Джун полностью отождествила себя с детьми, и когда она осталась наедине с собой, оказалось, что, умея ухаживать за другими, она совершенно неспособна к удовлетворять собственные потребности. Ей пришлось признаться себе в том, что от ее брака практически ничего не осталось, и хотя сам внешний стресс — поступление ребенка в колледж — мог бы кому-то показаться незначительным, он полностью разрушил ту роль, которая многие годы определяла ее жизнь.

Ситуация Джун очень типична, и у нас было много пациенток, переживавших нечто подобное, но их реакции на этот конкретный вид стресса были различны. Многие женщины оказываются способны найти в жизни какое-то иное содержание, а не только быть вечной матерью. В некоторых случаях им удавалось возродить свой брак, и он снова наполнял их жизнь смыслом.

Мы наблюдали, как пациентки, сумевшие найти новое место в жизни или восстановить старые значимые для них межличностные отношения, не только жили дольше — у некоторых из них в настоящий момент нет никаких признаков рака — их жизнь стала намного активнее и полнее. У людей, связывающих свою жизнь с работой, часто большие трудности вызывает уход на пенсию.

Одним из таких людей был Сэм Браун. Он занимал руководящую должность в одной фирме, где было заведено, что после 65 лет ее служащие обязаны уходить на пенсию. И хотя Сэм никогда не подвергал сомнению этот порядок, уходить на пенсию ему не хотелось. Через некоторое время после того, как его громко и с почетом проводили на заслуженный отдых, он заскучал и впал в депрессию.

Занимая высокий пост, Сэм казался себе всегда очень значительным. Теперь он чувствовал, что потерял свой социальный статус, и когда на вопрос, чем он занимается, ему приходилось произносить слово «пенсионер», в глазах спрашивающих он не видел огонька привычного интереса и уважения.

Кроме того, ему не хватало того возбуждения, которое обычно вызывала у него работа и командировки, и несмотря на то, что он заранее позаботился о своем финансовом положении, в результате инфляции привычный для него уровень жизни все-таки снизился.

Помимо всего прочего, последние годы Сэм не был особенно близок с женой, и конфликты, которые пока он большую часть времени проводил на работе не находили себе выхода, теперь вырвались наружу. Он чувствовал, что попал в ловушку и теперь всю оставшуюся жизнь должен будет выслушивать ее все более частые жалобы.

Сэм понял, до какой степени его самооценка определялась работой. Без нее он казался себе бесполезным и ненужным. Его стали посещать сомнения, действительно ли он чего-то достиг в жизни, а когда несколько его друзей вскоре после выхода на пенсию скончались, Сэм и сам стал все чаще задумываться о смерти.

Через четырнадцать месяцев после выхода на пенсию у него обнаружили рак мочевого пузыря.

Кроме тех источников стресса, о которых мы уже говорили — потеря жены или мужа, финансовые трудности, уход на пенсию, серьезные неприятности на работе, потеря смысла жизни из-за отъезда детей или ухудшения отношений между супругами, — существует и еще один вид стресса, который мы часто отмечали

47в жизни наших пациентов незадолго до возникновения рака и который можно было быназвать «кризисом середины жизни». В девятой главе мы рассмотрены один из его примеров подробнее.

Психологические аспекты заболевания

Все эти примеры помогают выявить то общее, что объединяет большинство конфликтов, с которыми сталкиваются наши пациенты за несколько месяцев до возникновения заболевания. На основании собственных наблюдений и результатов исследований, проведенных другими учеными, мы можем выделять пять этапов развития психологического процесса, предшествующего возникновению рака.

1.

Детские переживания, приводящие к формированию того или иного типа личности. Большинство из нас может припомнить моменты, когда наши родители делали что-то, что нам не нравилось, и тогда мы давали себе обещание: «Когда я вырасту, я ни за что таким не буду!». Когда же нам очень нравился какой-нибудь поступок сверстников или взрослых, то мы решали тоже всегда так делать.

Многие из этих детских решений весьма положительно влияют на нашу жизнь, но бывают и такие, которые нам мешают. Среди них часто встречаются решения, которые человек принимал в результате каких-то болезненных переживаний.

Если, например, дети видят, как ужасно ссорятся их родители, они могут решить, что выражать враждебность очень плохо, и устанавливают для себя правило: всегда быть хорошим, веселым и приятным для окружающих вне зависимости от того, что в действительности происходит у тебя в душе.

Так формируется представление, что если ты хочешь, чтобы дома тебя любили и одобряли, надо обязательно быть очень добрым и любящим. И человек всю жизнь будет выполнять принятое решение и стараться всегда быть хорошим и добрым, даже если это превратит все его существование в сплошное мучение.

Иногда же бывает так, что кто-то еще в раннем детстве решит, что он ответственен за чувства других людей, и если кто-то рядом с ним грустят и печалится, то он обязательно должен сделать так, чтобы они почувствовали себя лучше.

Вполне возможно, что в тот момент, когда подобное решение принимается, оно действительно является самым лучшим выходом из ситуации. Однако, вероятнее всего, когда ребенок вырастает и его жизненная ситуация изменяется, решения, помогавшие ему когда-то приспособиться к окружающим условиям, больше не являются самыми правильными.

На наш взгляд, решения, принятые в детстве, ограничивают возможности человека, когда ему приходится бороться со стрессом. У взрослого эти решения обычно перестают быть осознанными. Человек прибегал к одному и тому же типу поведения столько раз, что он уже не может вспомнить, что когда-то сделал осознанный выбор.

Но пока этот выбор действует, он становится своего рода условием игры, неизменным параметром нашей жизни, и получается, что удовлетворение любых потребностей, разрешение любой проблемы должно происходить в рамках когда-то принятого ребенком решения. Большинство из нас склонно считать, что мы такие, потому что уж такие мы есть.

Но когда человек осознает, что когда-то им был сделан определенный выбор, он обретает способность принимать новые решения.

2. На человека обрушиваются драматические события, вызывающие у него стресс.

Проведенные исследования и наши собственные наблюдения свидетельствуют о том, что часто возникновению рака предшествует сильное стрессовое

49состояние. Иногда за короткий период времени человеку приходится перенести несколько стрессовых ситуаций подряд. Мы обнаружили, что наиболее глубоко потрясают человека те события, которые угрожают его личностной самоидентификации. К ним относятся смерть супруга или другого близкого человека, выход на пенсию, потеря значимой для человека роли.

З. Возникшие стрессовые ситуации ставят перед человеком проблему, с которой он не может справиться. Это не означает, что эту проблему порождает стресс.

Она возникает в результате того, что человек не может справиться со стрессом, не нарушая установленных им же самим правил поведения и не выходя за рамки когда-то выбранной роли.

Представьте себе человека, который не допускает слишком близких отношений с другими людьми и поэтому видит главный смысл своего существования в работе. Когда ему приходится выйти на пенсию, он оказывается неспособным справиться с этим стрессом.

Точно так же не может найти выхода из положения женщина, которая видит смысл своей жизни лишь в семейной жизни и вдруг обнаруживает, что муж ей изменяет. Или мужчина, научившийся сдерживать свои чувства, ощущает себя пойманным в ловушку, когда оказывается в положении, выйти из которого можно, лишь открыто выразив свои эмоции.

4. Не видя возможности изменить правила своего поведения, человек чувствует свою беспомощность и неразрешимость создавшейся ситуации.

Поскольку бессознательные представления о том, каким «следует быть», во многом определяют личностную самоидентификацию этих людей, они могут вообще не предполагать, что что-то в их жизни можно изменить — они могут даже чувствовать, что значительно изменившись, они потеряют свое «я».

Большинство наших пациентов признает, что еще до начала заболевания они иногда чувствовали себя беспомощными, неспособными разрешать или как-то воздействовать на жизненные ситуации, что у них «опускались руки».

Уже за несколько месяцев до возникновения рака они воспринимали себя «жертвой» из-за того, что теряли способность влиять на свою жизнь, разрешать возникшие трудности или снижать переживаемый ими стресс. Жизнь уходила из- под их контроля, они больше не могли управлять ею и переставали быть в ней действующими лицами.

Все, что происходило, происходило без их участия. Стрессовые ситуации, в которых они оказывались, только подтверждали, что ничего хорошего им ожидать от жизни не приходится.

5. Человек отказывается от решения проблемы, теряет гибкость, способность меняться и развиваться.

Как только у человека пропадает надежда, его жизнь превращается в «бег на месте», он уже не пытается ничего достичь. Со стороны может показаться, что он живет вполне нормальной жизнью, но для него самого существование теряет любой другой смысл, кроме выполнения привычных условностей.

Серьезное заболевание или смерть представляет для него выход из этого положения, разрешение проблемы или ее отсрочку.

Некоторые из наших пациентов могут вспомнить у себя такую последовательность мыслей, другие ее не осознают. Тем не менее, большинство признает, что за несколько месяцев до начала заболевания они переживали чувства беспомощности и безнадежности. Этот процесс не вызывает рак, скорее он позволяет ему развиться.

Именно потеря интереса к жизни играет решающую роль в воздействии на иммунную систему и может через изменения гормонального равновесия привести к повышенному производству атипичных клеток. Это состояние создает физические предпосылки для развития рака.

49

Для нас самое главное — помнить, что мы сами определяем значение происходящих в нашей жизни событий. Человек, выбирающий позицию жертвы, влияет на свою жизнь тем, что придает повышенное значение таким событиям, которые подтверждают безнадежность его положения.

Каждый из нас сам выбирает, хотя не всегда осознанно, как реагировать на то или иное событие.

Величина стресса определяется, во-первых, значением, которое мы ему придаем, и, во-вторых, теми правилами, которые мы сами когда-то выработали, и которые указывают на допустимые способы выхода из стрессовой ситуации.

Описывая в общих чертах этот процесс, мы не стремились вызвать у кого-то чувство вины или страха — это бы еще больше усугубило ситуацию. Наоборот, мы надеемся, что, если вы сможете узнать себя в приведенном описании, то это послужит вам сигналом, призывающим к активным действиям, к необходимости что-то изменить в своей жизни. Поскольку эмоциональные состояния могут содействовать появлению болезни, они точно так же могут влиять и на сохранение вашего здоровья. Признавал свое содействие возникновению болезни, вы одновременно признаете, что в ваших силах и содействовать выздоровлению, делая тем самым первый шаг к нему.

Источник: https://topuch.ru/vozvrashenie-k-zdoroveyu/index6.html

Неочевидная сторона эффекта Даннинга — Крюгера

Психологические аспекты заболевания: Все эти примеры помогают выявить то общее, что объединяет большинство

Многие люди думают, что понимают суть эффекта Даннинга – Крюгера, прочитав его описание где-нибудь в википедии или на любом другом популярном ресурсе. Однако в силу своего низкого уровня квалификации в области социологии часто оказывается так, что они совершенно недооценивают глубину и разнообразие форм его проявления, причём даже у самих себя.

Даже читая про этот эффект они не осознают, как далеки от понимания его реального смысла, испытывая в точности то когнитивное искажение, о котором говорится в описании, которое они читают. В социологии есть вещи, осмысление которых требует понимания того, что осмысляешь.

О подобных «замыканиях» я буду говорить довольно часто, поскольку они составляют основу наших научных исследований в «Социальном Лесничестве».

Суть эффекта Даннинга – Крюгера, казалось бы, проста: человек в силу своей низкой квалификации в чём-либо склонен переоценивать своё понимание вещей в этой области и при этом не осознаёт свой низкий уровень квалификации. Выражаясь афоризмами, можно сказать то же самое словами Бертрана Рассела:

Одно из неприятных свойств нашего времени состоит в том, что те, кто испытывает уверенность, глупы, а те, кто обладает хоть каким-то воображением и пониманием, исполнены сомнений и нерешительности.

или Конфуция:

Истинное знание — в том, чтобы знать пределы своего невежества

Ф. М. Достоевскому приписывают также фразу вроде такой:

Дурак, который понял, что он дурак, уже не дурак.

Подобных фраз много. И вот, прочитав такую, наш читатель уже думает, что раз он понимает заложенный в неё смысл, то он уже точно не дурак, что он обладает знанием и понимание настолько, что к нему подобные фразы применять бессмысленно. Удивительно то, что смысл подобных фраз понимают почти все… и почти все думают, что к ним всё это не относится. И почти ко всем как раз относится.

Наша проблема со стороны выглядит примерно так: человек прочитал что-то про эффект Даннинга – Крюгера, проникся мыслью, согласился с ней, быстро нашёл примеры из своей жизни, как он безуспешно пытался объяснить что-то человеку, который ничего не понимает в некоторой области, но упорно пытается спорить, а может быть и себя вспомнил, как он думал, что в чём-то разбирается, пока на самом деле не начал разбираться. Человек этот думает, что понял суть феномена, научился его распознавать и следить за тем, чтобы самому не оказаться его жертвой… и тут же становится очередным образцом, по которому данный эффект можно изучать. Почему? Потому что в силу своей низкой квалификации в области социологии он не видит, что суть данного метакогнитивного искажения гораздо серьёзнее, чем в этих поверхностных описаниях. Я попробую пояснить это здесь хотя бы кратко на примерах со всё увеличивающейся сложностью обнаружения в них эффекта Даннинга – Крюгера. Чем дальше вы будете читать, тем больше вероятность, что вы ничего не поймёте. Далее пойдут абзацы текста, почти не связанные между собой сюжетом, кроме разве лишь наличия в них всё усложняющегося проявления обсуждаемого когнитивного искажения.

Возьмём для начала простейший пример. Пить и/или курить вредно. Те, кто об этом не знают и делают это – яркие жертвы эффекта Даннинга – Крюгера. Многие из них при этом закусывают выпивку «соусом доктора Фокса», который выражается в советах врачей или якобы научных исследованиях.

Они не способны осознать, что пить и курить вредно в силу тех же особенностей интеллекта, которые и являются причиной употребления этих ядов (кто не понял, одна из этих особенностей – тупость).

То есть, грубо говоря, ситуация такая: умный человек достаточно умён, чтобы не пить и не курить по собственному выбору, а глупый не достаточно умён, чтобы самостоятельно додуматься не употреблять алкогольный и табачный яд, и не достаточно умён, чтобы поумнеть и бросить данные привычки, если они у него были.

Перефразирую Ф. М. Достоевского, упомянутого вначале, – если дурак поймёт, что он дурак – он перестанет делать то, что делает его дураком (в данном примере – пить и/или курить).

Идём дальше. Взять, скажем, начинающего фотографа. Ведь не даром по интернету ходят шутки про таких людей, что, дескать, купил зеркалку и уже считает себя профессиональным фотографом, а если купил скальпель – то уже профессиональный хирург.

Ведь и правда, с хорошей профессиональной техникой фотографии и правда будут получаться на твердую «четверку с плюсом», если у человека хотя бы руки растут из плеч, а поскольку большинство не в состоянии отличить искусство от ширпотреба, такие фотографии будут оценены выше, чем они того стоят.

Не понимая свою низкую квалифицированность в области фотографии, человек тоже не будет осознавать, что по сути его работы – помойка. В эту же категорию примеров попадают начинающие дизайнеры, программисты, частные строители (шабашники) и т. д.

Горе-строитель, у которого в частном доме рухнул потолок, скажет, что «надо было толще арматуру брать», но не скажет, что не сделал расчёт плиты перекрытия на распределённую и сосредоточенную нагрузку, потому что он в принципе не знал о необходимости таких расчётов, а когда его уволят, или когда горе-заказчик пошлёт его лесом, он не будет понимать за что, так как в принципе не способен осознать узость своего понимания строительной механики. Часто такая ситуация возникает с шабашниками, которые не понимают, почему им не платят за работу то, что они якобы заработали. Им невозможно объяснить, почему тот или иной элемент в строительстве они сделали неправильно, потому что у них на всё один ответ «мы так всю жизнь делали, наши деды так делали, и ничего», а фразу «расчёт балки на прогиб» они никогда и не слышали. Корче говоря, объяснить некомпетентному человеку то, что он некомпетентен, невозможно именно в силу его некомпетентности.

Я нередко наблюдал за попытками так называемых «ферматистов» предъявить своё изящное доказательство Великой Теоремы Ферма. С одной стороны, удивляет их настойчивость пропихнуть полную математическую несуразицу, а, с другой стороны, — их неспособность понять аргументы людей, которые действительно понимают математику.

Фанатику-ферматисту невозможно объяснить, в чём ошибка в его доказательстве. Он будет с пеной у рта доказывать, что «научная мафия специально не хочет признавать моё доказательство…», будет обвинять математиков в том, что они сговорились и не пропускают талантливых людей в науку, чтобы не потерять свою работу и т. д.

Есть довольно много таких обиженных на науку людей, которым в силу их непонимания математики невозможно объяснить, что их «доказательства» не являются доказательствами Теоремы, однако у них есть сайты, где они говорят, что вот, их обижают, их не признают… аналогично дело обстоит с другими учёными, которых сейчас модно называть «альтами» или «альтернативными учёными». Почти все они не владеют логикой, но не способны понять это, так как не владеют логикой.

Некомпетентный начальник, не понимающий основы управления, скорее всего свалит всё на подчинённых, будто это они не справляются с задачей, в то время как он не понимает (и не может понять в силу узости своих представлений), что именно он неверно наладил схему управления.

Возможна и другая ситуация: подчинённые в силу своей некомпетентности в области управления будут думать, что во всём виновато управление, не понимая, что это они такие бездарные, что завалили проект.

Вообще просто понаблюдайте за людьми, они часто ищут оправдания своих неудач на стороне, а заслуги объясняют именно своими личными качествами.

Здесь, кстати тоже есть интересная особенность нашего общества, попадающая в нашу тему: многие думают, что во всём виновата власть, с другой стороны считают себя достаточно компетентными, чтобы её выбирать и вообще разговаривать о политике, вести кухонные разговоры на политические темы и говорить в духе «надо было этому Путинку так сделать:…» Осознать свою некомпетентность в политической сфере эти люди не могут сами знаете почему.

По данной теме можно вообще привести множество примеров, где описываемый эффект работает в полной мере: от фанатичного увлечения футболом до коллекционирования каких-нибудь монеток, от увлечения компьютерными играми до попыток строить карьерную лестницу в официальной науке (это не все поймут, но когда-нибудь я поясню).

Все люди, страдающие подобной ерундой, не способны в силу своей некомпетентности в вопросах нашего жизнеустройства осознать, что занимаются ерундой. Осознание смысла своей жизни и необходимости действовать в соответствии с этим смыслом для них является пустым звуком, потому что уровня их понимания хватает только на ерунду.

Есть такая популярная шутка про марксистов. Марксистов не существует. Человек, который понимает марксизм, никогда марксистом не будет, а тот, который не понимает, марксистом не является. Эта шутка содержит в себе обсуждаемый нами эффект, но она очень не понравится «марксистам»… они её не поймут… сами знаете почему.

Гораздо более сложным является непонимание последствий своих решений в жизни. Есть такое наблюдение, что люди не понимают причины происходящего с ними. Например, человек живёт в плохих условиях, постоянно должен торчать на работе ради каких-то копеек, постоянно что-то в его жизни не ладится.

Он не может осознать, в чём именно причина, но часто находит «простые объяснения» тем последствиям, которые всю жизнь и разгребает, которые по сути являются всего лишь оправданиями.

Скажем, женщина может найти простое объяснение того, почему она до сих пор «сильная и независимая» в фразе «все мужики козлы», одновременно с этим мужчины могут найти такое же объяснение своих неудач в другой не менее известной фразе.

Вообще, любящие поплакать о своей судьбе люди – это все те, кто полностью находится под властью эффекта Даннинга – Крюгера. Осознать причину своих неудач они не могут именно потому, что причина эта – та же самая причина, которая привела их к этим неудачам, то есть неспособность мыслить и принимать правильные решения.

Если бы они действительно понимали свою жизнь, не было бы и неудач, не было бы и необходимости плакать. Когда у человека что-то не ладится в жизни, далеко не всегда он способен отыскать длинную-предлинную цепочку причинно-следственных связей, которая, возможно, тянется на многие годы, и отыскать её начало.

Почему? Потому что он, в силу узости своих представлений об этом мире, не знает (а если ему сказать, то не поверит), что подобные цепочки действительно существуют и их действительно нужно уметь раскручивать. Они не могут осознать, что каждое действие в этом мире имеет последствия. Причём нередко причина от следствия может отстоять на многие годы и даже десятилетие. Однако это уже сложная тема, она явно требует отдельного разговора.

Ну и последний пример на сегодня (но не последний по своей сложности) – есть люди, которые реально думают, что понимают эффекта Даннинга – Крюгера. Так вот… они его не понимают! Подумайте сами, почему. В качестве подсказки задайте себе вопрос: вот вы прочитали эту статью, и что? Вы думаете, что поняли её смысл?

Источник: https://pikabu.ru/story/neochevidnaya_storona_yeffekta_danninga__kryugera_4283675

Medic-studio
Добавить комментарий