Психологические особенности допроса свидетеля: При получении информации от свидетеля необходимо принимать во

Психологические особенности допроса свидетеля

Психологические особенности допроса свидетеля:  При получении информации от свидетеля необходимо принимать во

Статья посвящена рассмотрению психологических особенностей допроса свидетелей, поскольку показания свидетелей в уголовном и гражданском судопроизводстве являются одними из основных источников доказательств. Особое внимание уделено тактическим приемам, которые используются при допросе свидетеля, искренне стремящегося вспомнить какие-либо обстоятельства.

Ключевые слова:допрос, свидетель, тактический прием, лжесвидетельство.

Допрос — это длительное, содержательное, непосредственное общение следователя с допрашиваемым. Основными психологическими задачами допроса являются диагностика истинности показаний, оказание правомерного психического воздействия с целью получения достоверных показаний и изобличения ложных показаний.

Из отдельных разновидностей допроса самым распространенным является допрос свидетелей.

Показания свидетелей в уголовном судопроизводстве являются одними из основных источников доказательств, к которым приходится обращаться практически по каждому делу.

Формой закрепления показаний свидетеля об обстоятельствах, имеющих значение для рассматриваемого дела, является его допрос. Порядок допроса свидетелей детально регламентирован соответствующими статьями УПК.

Допрос свидетеля — эффективное средство получения доказательств, широко используемое в процессе расследования преступлений. Согласно статье 78 п.

1 Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан от 4 июля 2014 года № 231-V (далее УПК РК) в качестве свидетеля для дачи показаний может быть вызвано и допрошено любое лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для дела [1].

Предметом допроса свидетелей является установление достоверных сведений о сущности расследуемого события, об обстоятельствах, находящихся в причинных связях с этим событием, получение сведений, позволяющих проверить и оценить имеющиеся доказательства и обнаружить источники новых доказательств [2, с. 252].

В качестве свидетеля, в силу ст. 78 УПК РК не может быть допрошен:

1)судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах дела, которые им стали известны в связи с участием в производстве по уголовному делу, а также в ходе обсуждения в совещательной комнате вопросов, возникших при вынесении судебного решения;

2)третейский судья или арбитр — об обстоятельствах, ставших известными ему в связи с исполнением обязанностей третейского судьи или арбитра;

3)защитник подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, осужденного, а равно их законные представители, представитель потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика, а также адвокат свидетеля — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с выполнением своих обязанностей;

4)священнослужитель — об обстоятельствах, известных ему из исповеди;

5)лицо, которое в силу своего малолетнего возраста либо психических или физических недостатков неспособно правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них показания;

6)медиатор — об обстоятельствах, ставших известными ему в связи с проведением медиации, за исключением случаев, предусмотренных законом;

7)участник национального превентивного механизма — об обстоятельствах, ставших известными ему в связи с осуществлением своей деятельности, за исключением случаев, представляющих угрозу национальной безопасности.

Чуфаровский Ю. В. выделяет следующие основные компоненты, из которых складываются психологические аспекты подготовки к допросу свидетелей:

1.       анализ материалов дела и круга вопросов, подлежащих выяснению;

2.       изучение личности допрашиваемого;

3.       обеспечение необходимых условий для успешного допроса;

4.       поведение самого следователя [3, с. 243].

Объём сведений, о которых может быть допрошен свидетель, — это всё лично воспринятое им, все сведения об обстоятельствах преступления, имеющих значение для установления объективной истины в процессе расследования и рассмотрения дела. Но из этого не следует, что свидетель может повествовать только о том, что непосредственно воспринял; показания могут быть производными.

https://www.youtube.com/watch?v=9OfKu3YkJRQ

Свидетелем может быть не только тот, кто был очевидцем преступления, но и тот, кто слышал о преступлении от очевидцев, либо других лиц. В этом случае обязательно производится оценка доказательств, согласно статье 125 УПК РК.

Из этого следует, что производные показания не могут быть источником доказательств, если свидетель не может указать, откуда они ему стали известны. Свидетель может быть допрошен по всем обстоятельствам, подлежащим доказыванию в процессе расследования.

м показаний свидетеля могут быть не только сведения о фактических данных, но и его доводы, суждения, умозаключения.

Как отмечалось в процессуальной, криминалистической литературе, суждения, высказываемые допрашиваемым, являются необходимым компонентом любого показания, и исключение их из содержания показаний — требование невыполнимое.

Следует согласиться с И. Кертесом, который пишет: «Понятие и суждения — есть начальные формы познания, формы мышления. Допрашиваемый не только в своей памяти должен возобновить образ прошлого, но и словесно оформить это воспроизведение. Поэтому требовать, чтобы в показаниях не было суждений, значит требовать, чтобы показания не состояли из предположений» [4, с. 41].

В целях оживления памяти свидетеля или потерпевшего применяются следующие тактические приемы, иногда используемые и при допросе подозреваемого или обвиняемого, искренне стремящегося вспомнить какие-либо обстоятельства:

–           допрос с использованием ассоциативных связей. Представления, возникающие в сознании свидетеля или потерпевшего в связи с воспринимавшимся событием, вступают друг с другом в определенные связи, называемые ассоциативными.

Поэтому припоминание одного факта может повлечь за собой припоминание связанных с ним других фактов.

С целью оживления таких связей следователь задает допрашиваемому вопросы, относящиеся не к искомому, а к смежным с ним фактам, помогает установить сначала их, а затем по ассоциации с ними и искомый;

–           допрос на месте — разновидность допроса с использованием ассоциативных связей, когда их оживление вызывает не задаваемый следователем вопрос, а повторное восприятие допрашиваемым той обстановки, в которой происходило расследуемое событие.

Допрос на месте не следует смешивать с другим следственным действием — проверкой показаний на месте. Это обычный допрос, который проводится не в кабинете следователя.

Сходным приемом оживления ассоциативных связей является предъявление для повторного восприятия допрашиваемому предметов, связанных с интересующими следствие обстоятельствами;

–           повторный допрос по ограниченному кругу обстоятельств. При повторном воспроизведении показаний допрашиваемый может вспомнить упущенные или забытые им при первом допросе факты, поэтому нельзя непременно подозревать его в нечестности, если при повторном допросе он расскажет о фактах, которые ранее не припомнил.

Свидетелей в зависимости от того, дают они правдивые показания или заведомо ложные, принято делить на добросовестных и недобросовестных.

К числу недобросовестных свидетелей относятся лжесвидетели, дающие заведомо ложные показания. Но встречаются и бессознательные лжецы, так называемые конфабулянты, которые в отличие от лжесвидетеля искренне убеждены в том, что говорят правду.

Это деление условно, ибо один и тот же свидетель при допросе может дать по одному факту правдивые показания, а по другому — ложные.

Кроме того, добросовестный свидетель может заблуждаться и давать показания, не отвечающие действительности. Непроизвольные ошибки — явление частое и подчас незаметное для самого свидетеля. Понять причину таких заблуждений помогает следователю знание психологии.

Лжесвидетельство, то есть дача заведомо ложных показаний может привести либо к осуждению невиновного, либо, наоборот, к оправданию лица, совершившего тяжкое преступление, и может выражаться как в подтверждении обстоятельств, не имеющих места в действительности, так и в умалчивании об известных обстоятельствах дела и, что чаще всего встречается на практике, — в искажении фактических обстоятельств.

Следователю, прежде всего надо установить причины лжи и запирательства, изобличить такого свидетеля во лжи, получить от него полные и объективные показания. Если он отказывается давать показания, то ему разъясняют уголовную ответственность по ст. 421 Уголовного Кодекса Республики Казахстан [5].

Кроме этого следователь разъясняет ему вредность такого поведения, как для расследования дела, так и для всего общества, убеждает дать правдивые показания, объясняет, что всесторонность расследования способствует всестороннему анализу доказательств, исследованию всех возможных версий по делу, установлению уличающих и оправдывающих обвиняемого, а также смягчающих и отягчающих его ответственность обстоятельств.

Если такое объяснение не даёт желаемых результатов, допрос ведется в направлении выяснения обстоятельств, связанных с главным фактом, после чего переходят к выяснению его самого. Свидетель, изложив обстоятельства, касающиеся главного факта, и не желая противоречить своим показаниям, будет вынужден ответить и на те вопросы, которые ранее избегал.

Необходимо отметить, что в ходе производства допроса большое значение имеют ситуативные факторы, обусловливающие линию поведения допрашивающего лица. По отношению к производству допроса свидетеля выделяют классификацию допросов на проводимые в бесконфликтных и конфликтных ситуациях.

Считалось, что в отношении свидетеля возможна только бесконфликтная ситуация, в которой цели допрашиваемого и допрашивающего совпадают (свидетель хочет дать показания, а следователь их получить).

Сложность допроса свидетеля в этой ситуации обусловливается либо возникшими трудностями в припоминании события или при воспроизведении ранее увиденного. Однако в отношении свидетелей возможны конфликтные ситуации допросов.

Свидетельское противодействие может иметь следующую мотивацию: это и опасение за жизнь и здоровье свое и своих родственников, нежелание тратить время в длительной процедуре судопроизводства и т. д.

Поэтому в конфликтной ситуации следователю необходимо избрать надлежащую линию поведения для выявления затруднений в общении, их последующей нейтрализации и дачи достоверных показаний.

Литература:

Источник: https://moluch.ru/conf/law/archive/142/7606/

Тактические и психологические особенности допроса свидетелей и потерпевших

Психологические особенности допроса свидетеля:  При получении информации от свидетеля необходимо принимать во

На основании этих данных было бы неверно делать вывод о непригодности получаемой от потерпевших информации для установления истины по делу. Изъяны и пробелы в передаваемой потерпевшими информации обычно не носят всеобъемлющего характера и касаются лишь отдельных обстоятельств происшедшего.

Чтобы определить время, в течение которого происходило то или иное событие, рекомендуется вспомнить, как оно развивалось в деталях, в какой последовательности, определить время каждого эпизода и суммировать все эти отрезки.

Важную роль в тактике допроса свидетелей и потерпевших играет понимание процесса формирования их показаний. На первой, вводной части допроса, следователь узнает от допрашиваемого анкетные данные (фамилию, имя, отчество, год рождения, состав семьи и т. д.) и разъяснеет свидетелю и потерпевшему их права и обязанности.

Разъяснение необходимо проводить доброжелательным тоном, в конце объяснения необходимо переспросить допрашиваемого, понятна ли ему суть сказанного.

За отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний свидетель и потерпевший несут ответственность в соответствии со статьями 307 и 308 Уголовного кодекса Российской Федерации (ст. 42, 56 УПК РФ).

Расследуя дела о хулиганстве, разбойном нападении, изнасиловании при безотлагательном допросе после получения необходимых для розыска и задержания преступника сведений, целесообразно повторно подробно допросить потерпевших и свидетелей.

Тактика допроса потерпевших и свидетелей дающих ложные показания? К внешним коммуникативным качествам следователя относятся внешний вид, физические данные, манера поведения, стиль одежды и т. п.

Подтянутость, аккуратность, простота, общительность следователя, скромный деловой стиль одежды, внимательность, доброжелательность — все это способствует появлению доверия, готовности к общению со стороны допрашиваемых.

Тактические особенности допроса свидетелей и потерпевших

Потерпевший — физическое лицо, которому преступлением причинен моральный, имущественный или физический вред, а также юридическое лицо, в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации.

Решение о признании потерпевшим физического лица оформляется постановлением следователя, дознавателя, прокурора или суда.

Потерпевший может быть допрошен об обстоятельствах, которые лично воспринимал или же слышал о них от других лиц, а также и о взаимоотношениях с обвиняемым, подозреваемым, свидетелями и потерпевшими.

В процессе допросов свидетелей и потерпевших могут возникнуть различные ситуации.
К наиболее типичным из них относятся:

Предметом допроса свидетеля могут быть любые обстоятельства, относящиеся к уголовному делу, которые он лично воспринимал или слышал о них от других лиц, а также сведения, относящиеся к личности потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, своих отношениях с ними, а также с другими лицами.5) показания на допросе являются правдивыми, но противоречат материалам дела, которые следователь ошибочно считает бесспорными;6) сведения, которые сообщает допрашиваемый, являются заведомо ложными.

свидетелей –очевидцев; Они видели, как происходило расследуемое событие.

свидетелей, которые могут показать о различных обстоятельствах, связанных с происшедшим событием ( приметы лица, орудия преступления и др).

Не м. б. допрошены в качестве свидетеля: защитник, адвокат, представитель профсоюза, др общ-ых орг-ий об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанности защитника или представителя.

окончании свободного рассказа следователь ставит свидетелю дополняющие, уточняющие и контрольные вопросы в целях восполнения, проверки и оценки полученных показаний.

Если следователь в результате оценки показаний свидетеля определит, что показания неполны или недостоверны вследствие забывания или добросовестного заблуждения, дальнейшая тактика

Психология допроса свидетелей и потерпевших

Допрос свидетеля и потерпевшего одна из разновидностей допроса, которая подробно регламентируется ст. 369 УПК РК (допрос потерпевшего) и ст. 370 УПК РК (допрос свидетелей) [1].

Внутреннюю основу психологического контакта составляют обмен информацией и взаимопонимание, внешнюю же — отношение людей, при котором следователь стремится создать такую обстановку, когда участники следственного действия могут и хотят воспринять информацию, исходящую друг от друга, тем самым преодолев барьер отчужденности. Кроме того, следователь стремится получить правдивую, достоверную информацию, которая имеет отношение к делу.

Допрос — одно из распространенных следственных процессуальных действий, которое известно в истории правосудия с 5 в. до н. э.

Психологические аспекты подготовки к допросу свидетелей и потерпевших складываются из следующих основных компонентов: Перед допросом необходимо изучить материалы дела, проанализировать доказательства, связанные с кругом вопросов, подлежащих установлению при допросе свидетеля, потерпевшего. 3) вызывая свидетелей по одному и тому же уголовному делу, следователь должен принять меры, чтобы они не смогли общаться между собой[18]. Следует помнить, что необоснованный вызов свидетеля на допрос влечет бесполезную трату времени как следователя, так и граждан, причиняет им неоправданное беспокойство, а в конечном итоге порождает предвзятое отношение к следственным органам.

Когда же судьи и участники процесса подробно и обсто­ятельно допросят свидетеля и потерпевшего, поставят им ряд де­тализирующих, контрольных и уточняющих вопросов, то оказыва­ется, что противоречий в действительности нет.

Отсюда вытекает необходимость для суда и участников про­цесса оказывать психологическое воздействие на указанных сви­детелей и потерпевших (в меньшей мере), чтобы побудить их вспом­нить забытые ими факты, обстоятельства, имеющие значение для рассматриваемого дела.

Задаваемые вопросы должны быть постро­ены таким образом, чтобы каждый предыдущий вопрос подготав­ливал последующий, а каждый последующий являлся бы логическим продолжением предыдущего; чтобы ответы допрашиваемого воссоздавали полную картину того события, которое он воспринимал.

Для получения правдивых показаний от лица, дающего ложные показания, существуют конкретные тактические приемы, разработанные криминалистами-практиками.

Данные приемы направлены на изобличение лжесвидетеля или лжедоноса, который либо хочет оправдать виновного, либо осудить невинного.

Выражается в умалчивании об известных обстоятельствах дела, в искажении действительных фактов либо в подтверждении обстоятельств, не имевших места.

https://www.youtube.com/watch?v=6AEVlhh1cJU

Следователю важно воздействовать на положительные стороны личности допрашиваемого, использовать его привязанности, увлечения, высокое профессиональное мастерство и заботы о профессиональном авторитете. Такие уверения обязательно приведут к желаемому результату, если только допрашиваемый обладает требуемой от него информацией.

Однако я считаю, что ключевые моменты для следствия свидетель или потерпевший при их добросовестности при даче показаний должны отчетливо обозначить. Например, те обстоятельства дела, которые позволяют квалифицировать противоправное деяние как конкретное преступление.

А рассхождение в мелочах лишь отражает свойство человеческой памяти. Тактика допроса свидетелей и потерпевших дающих правдивые показания? Приемы, приведенные профессором Порубовым, в некотором роде дублируют приемы Белкина, однако среди них есть и не упоминаемые ранее.

Профессор Порубов не разделяет приемы разоблачения по группам, а просто обозначает целесообразность их применения в различных ситуациях.

В их числе он называет установление мотива ложных показаний, предъявление имеющихся доказательств, разъяснение последствий при даче ложных показаний, сравнение первичных и последующих показаний, тщательный осмотр места происшествия, наличие несвойственных для конкретной ситуации обстоятельств.

Порубов Н. И. Тактика допроса на предварительном следствии. — М.: Издательство БЕК, 1998. С.66

Особенности тактики допроса свидетелей и потерпевших

Круг объектов, подлежащих изъятию при выемке, таков, как и при обыске, но чаще всего ими являются документальные материалы. Выемка предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, производится следователем с санкции прокурора. Выемка в жилище производится на основе судебного решения.

В зависимости от количества участников осуществляется одиночный или групповой поиск.

Если свидетель явился на допрос с адвокатом, приглашенным им для оказания юридической помоши, то адвокат присутствует при допросе, но при этом не вправе задавать вопросы свидетелю и комментировать его ответы.

По окончании допроса адвокат вправе делать заявления о нарушениях прав и законных интересов свидетеля. Указанные заявления подлежат занесению в протокол допроса (ст. 189 УПК РФ).

§ тепловизоры, инфракрасные обнаружители объектов для выявления объектов, отличающихся по температуре от окружающей среды (человек, животное);Различают следующие виды обыска : помещений, участков местности, личный.

Тактика допроса свидетелей и потерпевших

На установление контакта влияют обстановка допроса, манера поведения следователя, умение владеть собой, его тон, внешний вид.

Следователь может рекомендовать определенный порядок (последовательность) изложения, когда допрашиваемому предстоит дать показания по большому количеству эпизодов или обстоятельств и сам он затрудняется в выборе такого порядка (иногда даже спрашивает, с чего ему начать рассказ).

  • Каждый случай уникален и индивидуален.
  • Тщательное изучение вопроса не всегда гарантирует положительный исход дела. Он зависит от множества факторов.
  • Обратиться за консультацией через форму.
  • Воспользоваться онлайн чатом в нижнем правом углу экрана.
  • Позвонить:
    • По всей России: +7 (800) 350-73-32

В ходе беседы следователь, не заостряя внимания допрашиваемого, исподволь должен выяснить характер взаимоотношений между ним и потерпевшим, подозреваемым (обвиняемым). Подготовка и тактические приемы допроса свидетелей и потерпевших? Это важно как для выбора дальнейшей тактики допроса, так и для правильной оценки полученных показаний.

Свидетельские показания формируются под влиянием различных факторов. Их нельзя учесть заранее, однако из основных и наиболее часто встречающихся одни связаны с индивидуальными свойствами самого свидетеля, другие с внешними условиями и обстоятельствами, в которых происходило восприятие, сохранение в памяти и воспроизведение.

К таким факторам относятся: Для проведения допроса, позволяющего получить показания, содержащие наиболее полную и достоверную информацию о событии преступления или связанных с ним лицах, событиях, необходимо умелое, построенное на научных основах, применение тактико-криминалистических приемов и рекомендаций.

Знания из области криминалистической тактики особенно необходимы практикам для решения сложных поисково-познавательных ситуаций.

1) изучить требования уголовно-процессуального законодательства, относящиеся к производству допроса свидетеля и потерпевшего на стадии предварительного следствия и в судебном разбирательстве; Конечно, если есть основания полагать, что свидетель или потерпевший не намерены говорить правду, соответствующее предупреждение должно быть сделано в иной, более жесткой форме.

Необходимо отметить, что в методических целях бесконфликтные и конфликтные ситуации четко разграничиваются; однако в реальной жизни нередко случается так, что в ходе одного и того же допроса приходится сталкиваться сразу с обеими ситуациями (когда допрашиваемый дает правдивые показания по одному эпизоду и пытается обмануть, дезориентировать следователя в другом).

5) показания на допросе являются правдивыми, но противоречат материалам дела, которые следователь ошибочно считает бесспорными;2) свидетель (потерпевший) заявляет, что ему ничего не известно об обстоятельствах, о которых его допрашивают, хотя в деле имеются достоверные данные, что они ему известны; Вместе с тем, нельзя не заметить, что психологические основы допроса свидетеля включают в себя два взаимосвязанных и взаимообусловленных процесса:

  • собственно формирование свидетельских показаний, когда свидетель воспринимает, запечатлевает и воспроизводит информацию
  • получение и процессуальное закрепление исходящей от свидетеля информации следователем. Поэтому предпочтительнее рассматривать психологический процесс свидетельствования не только как формирование, но и как получение показаний.

Читайте другие статьи на сайте:

Источник: https://urist-onlain.ru/sostav-prestupleniya/takticheskie-i-psihologicheskie-osobennosti.html

Глава ii. психология расследования преступлений

Психологические особенности допроса свидетеля:  При получении информации от свидетеля необходимо принимать во

Расширительное толкование понятия «свидетель» предполагает, что в качестве источника информации может выступать любое осведомленное лицо, в том числе и не являющееся участником процесса (например, в оперативно-разыскной деятельности).

Свидетель — это лицо, располагающее информацией о преступлении и его участниках

При этом психологические особенности таких свидетелей в основном совпадают. Свидетель может лично воспринимать событие преступления (очевидец) либо получить информацию от других лиц.

Взаимодействие следователя со свидетелями осуществляется, как правило, в форме сотрудничества. Атмосферу сотрудничества необходимо специально поддерживать, подчеркивая удовлетворенность успехами в общении, проявляя положительное отношение к добросовестному свидетелю.

При этом в необходимых случаях следователь оказывает мнемическую помощь (избегая каких бы то ни было внушающих воздействий). Следует, однако, остерегаться конформности поведения свидетелей, с готовностью отвечающих на все вопросы следователя, смешивающих истину с домыслом.

Между следователем и отдельными свидетелями могут возникать псевдоконфликты. Если подлинные конфликты основаны на противоречивости целей двух сторон, то псевдоконфликты происходят при нейтральном отношении одной стороны к другой, при отсутствии противоречий их целей.

Псевдоконфликты возникают при нежелании сотрудничать по мотивам, не имеющим отношения к расследованию (из-за недостатка времени, непонимания смысла сотрудничества со следователем, из-за негативного отношения к нему в силу проявляемой им низкой культуры поведения и т. п.).

Психология свидетеля (осведомленного лица) определяется следующими основными моментами. 1) физиологическим и психофизиологическими особенностями, состоянием психики (норма или патология), половыми и возрастными характеристиками, свойствами второй сигнальной системы, т. к.

связано с восприятием, запоминанием и воспроизведением информации; 2) эмоциональным фоном до и эмоциональным реагированием в период преступления; 3) особенностями личности (социальным положением, направленностью личности, мотивационной и ценностной сферой, профессиональной принадлежностью и т. д.

); 4) значительной долей оценочной информации, требующей тщательного анализа; 5) внушаемостью и самовнушаемостью;

6) процессуальным положением; 7) психологической ролью в совершенном преступлении; 8) характером взаимодействия с лицом, проводящим расследование.

Не могут допрашиваться в качестве свидетелей лица, которые в силу своих физических или психических недостатков не способны правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания.

Для определения психического или физического состояния свидетеля назначается экспертиза. Она проводится в отношении психически здоровых свидетелей, имеющих частичные психические аномалии.

К этим аномалиям относятся особенности психического развития индивида, обусловленные его заболеваниями, временные провалы памяти, состояния астении, психической депрессии, расстройства речи.

Основанием для назначения судебно-психологической экспертизы могут быть временные деформации когнитивной (отражательно-познавательной) деятельности. Они могут быть связаны с нарушением целостности, осмысленности, константности восприятия, снижением чувствительности (десенсибилизацией) к отдельным внешним воздействиям.

Свидетели, безразличные к деятельности правоохранительных органов, не желая лгать и вводить органы следствия в заблуждение, не проявляют активности и занимают, по существу, позицию стороннего наблюдателя. Побудить таких лиц дать развёрнутые показания иногда удается, побеседовав о гражданском долге, ценностных ориентациях, жизненной позиции.

Давая оценку криминальной ситуации, являющейся предметом допроса, необходимо сформировать у свидетеля личностный смысл ее, персонифицировать его отношение к выясняемым обстоятельствам. С такими лицами бесполезно отвлеченно говорить о долге вообще, о процессуальной обязанности давать правдивые показания.

Разговор целесообразно переводить в круг привычных, близких их сознанию представлений.

Участие гражданина в уголовном или гражданском процессе в качестве свидетеля связано с рядом обязанностей, нарушением привычного ритма его жизнедеятельности, с отрывом от трудовой деятельности, с возникновением конфликтных межличностных отношений.

Отдельные люди воспринимают положение свидетеля с негативным оттенком, и это необходимо учитывать следователю, проявляя к свидетелю чуткое и доброжелательное отношение. Свидетели несут случайную повинность, писал А. Ф. Кони, всегда более или менее тягостную, большинство из них теряется в необычной обстановке.

Одни свидетели раздражаются и, чувствуя, что их ловят на словах, становятся грубы и принимают вызывающий тон, большинство же теряется и нравственно страдает. Нужно зорко следить за настроением свидетелей; нужно мысленно становиться на их место, умея вернуть спокойствие и самообладание или поддержать активность.

В ряде случаев для оценки показаний свидетеля возникает необходимость проведения следственного эксперимента.

Так, свидетельница 3. показала, что в ночь убийства завмага Г. в его дом около 12 часов ночи вошли двое узнанных ею односельчан, которых она наблюдала с крыльца своего дома. В ходе проведенного следственного эксперимента было установлено, что свидетельница 3. хорошо видит ночью.

Свидетельские показания — это воспроизведение ранее сформированных впечатлений, актуализированные образы происшедших событий

В качестве свидетелей могут выступать люди с эйдетической памятью, высокоразвитой профессиональной памятью и с неразвитой ослабленной памятью, нуждающиеся в систематической мнемической помощи.

Допрашивая свидетелей, следователь должен учитывать основные закономерности запоминания и забывания. При этом следует иметь в виду, что процесс забывания особенно интенсивен на протяжении первых трех-пяти суток после восприятия событий.

Особенно быстро забываются сведения о временных интервалах, динамические и количественные характеристики событий, речевые формулировки общающихся лиц.

В памяти свидетеля может произойти рекомбинация — к действительным событиям может быть отнесено то, что было до него или после него, и даже то, о чем свидетель услышал затем от других лиц (внушенное представление).

Значительное информационное преимущество имеет допрос очевидцев непосредственно на месте происшествия.

Оценивая их показания, следователь должен принимать во внимание не только индивидуальные, но и возрастные, половые, этнические и профессиональные различия восприятия и запоминания, социально-психологические закономерности восприятия человека человеком, психические состояния индивида и особенности его речевой деятельности.

Не рассматривая подробно всех закономерностей памяти, напомним, что наиболее прочно в памяти удерживается то, что вызывает повышенную ориентационную реакцию: сильные физические раздражители (крик, вспышка света, громкие неожиданные голоса и т. и.

), начало или конец каких-либо процессов, действий, а также все то, что охватывается активными действиями, является целью или условием деятельности, что имеет значимость для субъекта.

При этом следует также иметь в виду, что одни люди лучше запоминают приятные, другие — неприятные события.

Воспринятые события иногда непроизвольно реконструируются под влиянием последующих воздействий.

Так, значительные деформации в показаниях могут произойти в результате последующего обсуждения событий, суггестивных воздействий, возникающих под влиянием слухов, сообщений средств массовой информации и т. д.

При этом непроизвольно изменяются те впечатления, которые соответствуют распространенной интерпретации событий, возникают ретроактивные иллюзии, явления аутосуггестии (самовнушения).

При допросе некоторые свидетели стремятся предугадать желаемый для следователя ответ и соответствующим образом сформулировать свои показания. Так, положительная эмоциональная реакция следователя на показания обвинительного содержания непроизвольно формирует у свидетеля определенную установку.

Вопросы должны быть образно нейтральными — в них не должно быть образов, которые могут включаться в ответ. Кроме того, вопросы следует формулировать так, чтобы они были доступными для понимания свидетеля. С целью оказания мнемической помощи свидетелю могут быть заданы напоминающие вопросы, активизирующие ассоциативные связи.

Так, при расследовании дела о столкновении двух теплоходов в ночное время в качестве свидетеля был допрошен пассажир, находившийся на верхней палубе одного из этих судов.

На вопрос, с какой стороны приближалось другое судно, он ответил: «Встречное судно шло прямо на нас». Это противоречило фактам, выявленным при осмотре повреждений судна.

Для выяснения возникшего противоречия был поставлен контрольный вопрос о том, какие огни видел свидетель на встречном судне. Последовал ответ: «Зеленый». Этот ответ еще раз был перепроверен: «Не видел ли свидетель на встречном судне красного огня?» Ответ был отрицательным.

Итак, свидетель видел только зеленый огонь (огонь правого борта) и не видел красного (огня левого борта). Это позволило сделать вывод, что курсы столкнувшихся судов пересекались под некоторым углом.

Особенности показаний о событиях, наблюдавшихся в состоянии алкогольного опьянения. Значительная часть преступлений не только совершается, но и воспринимается в состоянии алкогольного опьянения.

В нейрофизиологическом плане алкоголь вызывает дисбаланс процессов торможения и возбуждения.

Особенно отражается это на внутреннем торможении — ухудшается дифференцировочная деятельность, в аналитико-синтетической деятельности мозга происходят значительные деформации.

По выражению И. П. Павлова, алкогольное опьянение снимает с индивида «корковую покрышку» и переводит его в состояние «буйства подкорки». При этом в первую очередь страдают лица со слабым типом высшей нервной деятельности.

В алкогольной интоксикации различают, как известно, три степени: легкую, среднюю и тяжелую.

Легкая степень алкогольного опьянения характеризуется состоянием легкой эйфории; возникает временное повышение эмоционального тонуса, некоторый прилив сил и, как правило, переоценка индивидом своих возможностей.

Однако уже через 20-30 мин начинается заметный спад в продуктивности психических процессов, увеличивается время сенсорных реакций, ослабляется чувствительность анализаторов, ухудшается ориентация в пространстве, определение продолжительности событий.

Средняя степень алкогольной интоксикации характеризуется переходом от эйфорической в наркотическую фазу опьянения. Сначала ускоряются элементарные ассоциативные процессы, так как они выходят из-под логического контроля, а затем установление связей резко замедляется в силу резких нарушений в аналитико-синтетической деятельности мозга, значительно снижается ориентировочная деятельность.

Психические процессы «разорваны», фрагментарны. Сознание модифицируется («оглушается»), отражение окружающей действительности носит неадекватный характер, На этой стадии возможны аффективные иллюзии, значительные пробелы и искажения памяти, диффузная генерализация — общее суммарное, нерасчлененное отражение действительности.

Описание объектов при этом бывает неточным, смешиваются признаки объектов.

В большинстве случаев лица, пребывавшие в этой стадии опьянения, способны лишь к смутным воспоминаниям, у них высока вероятность оговора. Пребывание в тяжелой степени опьянения исключает адекватное отражение действительности.

Для определения степени алкогольного опьянения, в котором пребывало лицо, наблюдавшее существенное для расследования событие, необходимо проведение комплексной судебно-медицинской и судебно-психологической экспертизы.

Итак, показания свидетелей играют важную роль в деятельности следователей и судей, защитников и адвокатов, прокуроров и инспекторов.

Данные показания способствуют восстановлению обстоятельств подготовки или совершения преступления, выявлению лиц, которые совершили преступление, мотивов их преступных деяний, установлению социально-психологических данных, которые характеризуют личность обвиняемого или потерпевшего.

Показания свидетелей зависят от направленности восприятия события и оценочной позиции воспринимаемого лица, уровня его психического, интеллектуального и нравственного развития.

Источник: http://yurpsy.com/files/ucheb/police/023.htm

Особенности допроса свидетелей в гражданском и арбитражном процессе

Психологические особенности допроса свидетеля:  При получении информации от свидетеля необходимо принимать во

Порядок получения показаний свидетелей регламентирован ст. 69, 70, 170, 177 ГПК РФ, ст. 88 АПК РФ.

В зависимости от того, по инициативе какой стороны в суд были приглашены свидетели, различают свидетелей со стороны истца и свидетелей со стороны ответчика.

Свидетелю сначала предлагается в свободной форме рассказать об известных ему фактических обстоятельствах, что вытекает из смысла ч. 2 ст. 177 ГПК РФ. Первой свидетелю задает вопрос та сторона, по инициативе которой он приглашен, затем остальные участники процесса. Судья в гражданском судопроизводстве может задавать вопросы в любое время (ст. 69 ГПК РФ).

Вопросы, как правило, ставятся уточняющего характера относительно свободного рассказа. Не должны задаваться наводящие вопросы, а также вопросы, требующие оценочных суждений, мнений, предположений. Запрет задавать наводящие вопросы содержится в ч. 2 ст. 189 УПК РФ. Это правило распространяется и на гражданский (арбитражный) процесс.

В гражданском процессе правовые основания и порядок допроса свидетелей регламентированы более детально, нежели в арбитражном. Это обусловлено несколькими обстоятельствами. Во-первых, обязательностью документарной формы закрепления отношений хозяйствующих субъектов.

Во-вторых, законодательным ограничением использования свидетельских показаний как источника доказательственной информации при доказывании определенных обстоятельств. Согласно ст.

162 ГК РФ несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны в случае спора права ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

Статья 68 АПК РФ предусматривает, что обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут быть подтверждены другими доказательствами. Кроме того, закон в ряде случаев прямо устанавливает средство доказывания того или иного обстоятельства (например, в соответствии со ст. 720 ГК РФ при возникновении между заказчиком и подрядчиком спора по поводу недостатков в выполненной работе или их причин должна быть назначена экспертиза).

Закон прямо предусматривает случаи использования свидетельских показаний в арбитражном процессе. В соответствии с ч. 2 ст.

88 АПК РФ арбитражный суд по своей инициативе может вызвать в качестве свидетеля лицо, участвовавшее в составлении документа, исследуемого судом как письменное доказательство, либо в создании или изменении предмета, исследуемого судом как вещественное доказательство.

Непроведение допроса в качестве свидетелей лиц, например, подписавших документы, может быть одним из оснований для отмены судебного решения.

https://www.youtube.com/watch?v=aTv0xqq9BQU

Свидетель – источник информации о фактических обстоятельствах. В соответствии с ч. 1 ст. 69 ГПК РФ и ч. 4 ст. 88 АПК РФ не являются доказательствами сведения, сообщаемые свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности.

Свидетель является юридически не заинтересованным лицом, вызываемым в суд для сообщения сведений о непосредственно им воспринятых или сообщенных ему фактах, имеющих значение для дела.

Он не является участником материально-правовых отношений и в отличие от лиц, участвующих в деле, не имеет юридической заинтересованности в его исходе.

Свидетелю со стороны истца задаются вопросы, относящиеся к фактическим обстоятельствам, подтверждающим исковые требования.

Например, при рассмотрении наследственного спора свидетелю, который, будучи соседом, был очевидцем заботы истца по отношению к наследодателю, могут быть заданы вопросы: какие отношения были между истцом и наследодателем при жизни последнего, в какой форме проявлялась забота истца, как часто его посещал истец и т.п.

Свидетелю со стороны ответчика задаются вопросы, относящиеся к фактическим обстоятельствам, подтверждающим его возражения.

Например, если продолжить предыдущую ситуацию, свидетелю со стороны ответчика, родственнику наследодателя, логично будет задать следующие вопросы: было ли ему известно о взаимоотношениях наследодателя и истца, почему наследодатель в своем завещании мог обойти истца и т.п.

Допрос свидетеля, как правило, носит последовательный перекрестный характер. Как отмечалось ранее, он может быть неоднократным, т.е.

повторным, дополнительным, сочетаться с предъявлением для опознания лиц, предметов.

Может быть проведен шахматный допрос, который целесообразно практиковать при даче противоречивых показаний разными свидетелями, свидетелями и сторонами, свидетелями и другими участниками процесса.

Допрос свидетелей в гражданском (арбитражном) судопроизводстве имеет свои психологические особенности, которые заключаются прежде всего в том, что в условиях гласного судебного разбирательства свидетели должны давать показания по истечении довольно продолжительного времени с момента произошедших событий.

Важнейшими факторами, определяющими достоверность свидетельских показаний, являются: а) способность свидетеля правильно и точно воспринимать наблюдаемые им явления; б) длительность сохранения воспринятого в памяти; в) способность правильно воспроизводить то, что он запомнил. В задачу допроса входит выяснение всех перечисленных факторов для учета их при допросе свидетеля по существу и оценки его показаний.

Необходимо еще раз напомнить, что на правильность и остроту восприятия человеком происходящего явления оказывают влияние субъективные (физическое и психическое состояние в момент восприятия, склонность к внушению и самовнушению, приспособленность органов чувств к действующим на них раздражителям) и объективные (внешние обстоятельства) факторы.

Нужно учитывать и такое свойство человеческой памяти, как забывание, которое зависит от многих причин, в частности от таких явлений, как: а) проактивное торможение, когда забывание события активизируется предшествующей деятельностью, действиями данного лица; б) ретроактивное торможение, когда на предыдущее событие наслаиваются последующие. Это обусловливает необходимость оказывать психологическое воздействие на указанных свидетелей, чтобы побудить их вспомнить забытые ими факты, обстоятельства, имеющие значение для рассматриваемого дела. Задаваемые вопросы должны быть построены таким образом, чтобы каждый предыдущий вопрос подготавливал последующий, а каждый последующий становился бы логическим продолжением предыдущего, чтобы ответы допрашиваемого воссоздавали полную картину того события, которое он воспринимал.

На показания свидетелей определенное психологическое воздействие в условиях судебного заседания оказывает реакция присутствующей в зале публики. Допрашиваемый всегда думает о возможной реакции зала на его показания, переживает ее.

Реакция зала способна сбить допрашиваемого с процесса припоминания, воспроизведения интересующего суд события; она может резко изменить его психологическое состояние.

Поэтому рекомендуется особенно осторожно и продуманно ставить вопросы свидетелям, так, чтобы уже сам вопрос не содержал эмоциональной нагрузки, например, не вызывал смеха, веселого оживления в зале, что может восприниматься допрашиваемым как насмешка над ним.

Основными задачами тактики допроса свидетелей являются:

– получение точной и четкой информации об известных им фактах, относящихся к предмету доказывания,

– разоблачение ложных показаний.

Решить эти задачи в рамках процесса довольно сложно в силу следующего:

– ограниченных временных рамок;

– возможности проверки правдивости показаний средствами, которыми располагают субъекты доказывания и судья по материалам данного дела.

В судебной практике свидетель вызывается в суд для того, чтобы подтвердить какое-то зафиксированное в деле обстоятельство. Поэтому допрос свидетеля в процессе обычно занимает 10 – 15 минут.

Работа со свидетелем в суде в рамках современного гражданского (арбитражного) законодательства может существенно совершенствоваться за счет включения в допрос других средств доказывания аналогично тому, как это делается в уголовном процессе (например, проведение предъявления для опознания). Кроме того, в рамках допроса вполне может быть осуществлен судебный эксперимент. В отношении этих средств доказывания в криминалистике подробно разработаны тактические приемы их проведения.

В ситуациях, когда показания свидетелей расплывчаты, неконкретны или противоречат другим источникам информации, очень важно именно в процессе допроса использовать другие средства доказывания для уточнения обстоятельств и проверки правдивости показаний. Если достоверность таких показаний другими средствами проверить невозможно, суд не должен принимать их в качестве доказательств.

Практически допрос свидетеля в суде должен представлять собой комплексное средство доказывания, объединяющее непосредственный опрос допрашиваемого в его различных формах и другие судебные действия, предпринимаемые в рамках допроса, и оценку всей получаемой информации, относящейся к предмету доказывания.

В ходе процесса судебная ситуация может меняться, причем иногда непредвиденным образом, как это имеет место в двух случаях:

– кто-то из участников процесса меняет свои показания относительно тех, которые прогнозировались до судебного разбирательства или уже в процессе судебного разбирательства;

– сторона или другое лицо, участвующее в деле (например, третье лицо, прокурор), заявляет ходатайство о новом источнике информации – о допросе ранее не заявленного свидетеля.

В этих случаях лицо, меняющее свои показания, и так называемый новый свидетель должны допрашиваться особенно тщательно.

В первом случае выясняются причины, мотивы изменения показаний. Важно установить, какие показания (прежние или измененные) правдивы. Измененные показания сопоставляются с другими доказательствами по делу.

Если необходимо, должны проводиться повторные допросы других свидетелей, применяться комментирование показаний и другие тактические средства.

В случае если прежние показания свидетеля были противоречивы и не подтверждались другими средствами доказывания, а измененные более логичны и вписываются в общую картину фактических обстоятельств, им отдается предпочтение.

Бывает, что свидетель меняет свои показания, так как ранее не осознавал всей ответственности и последствий дачи ложных показаний.

Однако если свидетель меняет свое представление о фактах по существу, ему следует задавать уточняющие вопросы, требующие подробного описания тех моментов, о которых он свидетельствует.

Если описание подробностей подтверждается другими доказательствами, это свидетельство в пользу правдивости измененных показаний.

Если же показания противоречат другим доказательствам по делу, суд не должен их принимать.

При рассмотрении дел в гражданском (арбитражном) судопроизводстве ответственность за лжесвидетельство возможна только при даче показаний об обстоятельствах, от которых может зависеть решение по иску, жалобе или заявлению. Если заведомо искажаются несущественные факты, от которых не зависит исход дела, это не образует состава преступления, предусмотренного ст. 307 УК РФ.

Правовой отдел УМВД России по Ярославской области.

Источник: https://76.xn--b1aew.xn--p1ai/%D0%B4%D0%BB%D1%8F-%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%B6%D0%B4%D0%B0%D0%BD/poleznaya_informatsia/pravovoj_likbez/%D0%BE%D1%81%D0%BE%D0%B1%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8-%D0%B4%D0%BE%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%81%D0%B0-%D1%81%D0%B2%D0%B8%D0%B4%D0%B5%D1%82%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%B9-%D0%B2-%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%B6%D0%B4%D0%B0%D0%BD

Психология допроса свидетелей

Психологические особенности допроса свидетеля:  При получении информации от свидетеля необходимо принимать во

Показания свидетелей являются одним из факторов формирования внутреннего убеждения следователей и судей.

Свидетели содействуют установлению обстоятельств подготовки и совершения преступлений, выявлению лиц, совершивших преступление, их виновности, мотивов их преступных деяний, установлению данных, характеризующих личность обвиняемого (а иногда и потерпевшего), причин и условий, способствовавших совершению преступления. Свидетели могут помочь в выявлении других очевидцев происшествия, в проверке и уточнении собранных по делу доказательств.

Наиболее психологизированными моментами допроса свидетелей являются:

    1. оценка истинности их показаний;
    2. диагностика ложности показаний;
    3. преодоление лжесвидетельства;
    4. оказание мнемической помощи.

При этом не могут допрашиваться в качестве свидетелей лица, которые в силу своих физических или психических недостатков не способны правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания.

Для определения психического или физического состояния свидетеля назначается экспертиза. Она проводится в отношении психически здоровых свидетелей, имеющих частичные психические аномалии.

К этим аномалиям относятся особенности психического развития индивида, обусловленные его заболеваниями, временные провалы памяти, состояния астении, депрессии, расстройства речи. Основанием для назначения судебно-психологической экспертизы могут быть временные деформации когнитивной (отражательно-познавательной) деятельности.

Они могут быть связаны с нарушением целостности, осмысленности, константности восприятия, снижением чувствительности (десенсибилизацией) к отдельным внешним воздействиям.

Свидетельствование бывает сопряжено с остроконфликтными жизненными ситуациями, с различными позициями свидетелей в отношении правоохраняемых ценностей, с различными нравственными и гражданскими качествами личности. Отдельные люди воспринимают положение свидетеля с негативным оттенком, и это необходимо учитывать следователю, проявляя к свидетелю чуткое и доброжелательное отношение.

Все свидетели занимают определенную позицию — они так или иначе относятся к криминальному событию, к личностным качествам обвиняемого и лица, ведущего расследование. Находясь в определенной социальной микросреде, они обычно разделяют установки этой среды.

Не исключено и прямое давление на них со стороны заинтересованных лиц. У каждого свидетеля возникает та или иная модель расследуемого события.

Однако предупреждение об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний не должно восприниматься свидетелем как необходимость дачи угодных следователю показаний.

Показания могут быть правдивыми, но не соответствующими действительности — не истинными. Люди в отражении событий могут заблуждаться, их отражение действительности в силу ряда причин бывает ошибочным. И это так называемое добросовестное заблуждение не может караться законом.

Отдельные показания могут быть неожиданными, выходящими за рамки здравого смысла, но и они не должны игнорироваться.

В ряде случаев для оценки показаний свидетеля возникает необходимость проведения следственного эксперимента.

В качестве свидетелей могут выступать люди с эйдетической памятью, высокоразвитой профессиональной памятью и с неразвитой, ослабленной памятью, нуждающиеся в систематической мнемической помощи. Допрашивая свидетелей, следователь должен учитывать основные закономерности запоминания и забывания.

При этом следует иметь в виду, что процесс забывания особенно интенсивен на протяжении первых 3-5 суток после восприятия событий. Особенно быстро забываются сведения о временных интервалах, динамические и количественные характеристики событий, речевые формулировки общающихся лиц.

В памяти свидетеля может произойти рекомбинация — к действительным событиям может быть отнесено то, что было до него или после него и даже то, о чем свидетель услышал затем от других лиц (внушенное представление).

Значительное информационное преимущество имеет допрос очевидцев непосредственно на месте происшествия.

Оценивая их показания, следователь должен принимать во внимание не только индивидуальные, но и возрастные, половые, этнические и профессиональные различия восприятия и запоминания, социально-психологические закономерности восприятия человека человеком, психические состояния индивида и особенности его речевой деятельности.

В психологическом аспекте свидетельские показания — это воспроизведение ранее сформированных впечатлений, актуализированные образы происшедших событий.

Здесь существенны правильность, адекватность процесса восприятия, особенности сохранения и реконструкции сформировавшихся образов в памяти данного лица.

На этапе первичного контакта с событием отражение действительности подчинено, как известно, ряду сенсорных и перцептивных закономерностей.

Существенное значение имеют мнемические и интеллектуальные особенности индивида, его ценностные ориентации, устойчивая личностная направленность.

https://www.youtube.com/watch?v=Me6U00Ob7gM

Не рассматривая подробно всех закономерностей памяти, напомним, что наиболее прочно в памяти удерживается то, что вызывает повышенную ориентационную реакцию: сильные физические раздражители (крик, вспышка света, громкие неожиданные голоса и т.п.

), начало или конец каких-либо процессов, действий, а также все то, что охватывается активными действиями, является целью или условием деятельности, что имеет значимость для субъекта.

При этом следует иметь в виду, что люди лучше запоминают незаконченные, прерванные действия (“эффект Зейгарник”).

Воспринятые события иногда непроизвольно реконструируются под влиянием последующих воздействий.

Так, значительные деформации в показаниях могут произойти в результате последующего обсуждения событий, суггестивных воздействий, возникающих под влиянием слухов, сообщений средств массовой информации и т.д.

При этом непроизвольно изменяются те впечатления, которые соответствуют распространенной интерпретации событий, возникают ретроактивные иллюзии, явления аутосуггестии (самовнушения).

Суггестия (лат. suggestio) — психологическое воздействие на сознание человека, при котором происходит некритическое восприятие им убеждений и установок. Представляет собой особо сформированные словесные (но иногда и эмоциональные) конструкции, часто также называемые внушением.

Вовлечение свидетеля в процесс уголовного судопроизводства вызывает особое его психическое состояние, обусловленное повышенной ответственностью за свои действия.

Он чутко, часто на фоне повышенной тревожности, реагирует на характер вопросов следователя; психические процессы обретают селективную, остро избирательную направленность.

При этом существенное значение приобретает характер межличностных отношений между следователем и свидетелем.

Осознав вопрос следователя, свидетель сначала в наиболее общем виде дифференцирует материал, подлежащий воспроизведению, оценивает его достоверность и лишь затем осуществляет необходимую его вербализацию, не извлекая, а формируя информацию. Здесь возможны трудности припоминания, а также перевода первосигнальной (непосредственно чувственной) информации во второсигнальную (словесно-обобщенную).

То, что вспоминает свидетель, в значительной мере зависит от вопросов следователя. Они должны касаться существа дела и не касаться очевидных обстоятельств.

Вопросы, адресованные свидетелю, следует выстраивать в целенаправленную систему, соотнесенную с логикой расследования. Если вопрос следователя связан с ответом, неблагоприятным для свидетеля, он должен быть поставлен в завершающей части допроса.

Не следует задавать примитивных, “детских” вопросов. Излишни и те вопросы, ответы на которые являются логическим выводом из предыдущего ответа.

В статусе следователя заложены значительные возможности внушающего влияния, особенно на лиц с повышенной внушаемостью. Их допрос требует особого подхода.

Общими первичными признаками гиперсуггестивности допрашиваемого служат проявления слабого типа высшей нервной деятельности: тревожности, ригидности, возбудимости (низкая переключаемость внимания), низкого уровня притязаний (застенчивость, робость, переоценка значимости других, особенно вышестоящих лиц), конформности, соглашательности, уступчивости.

Ригидность [от лат. rigidus — жесткий, твердый] — неспособность и неготовность индивида к перестройке запланированной схемы активности в обстоятельствах, когда ранее намеченная программа требует существенных изменений.

При допросе некоторые свидетели стремятся предугадать желаемый для следователя ответ и соответствующим образом сформулировать свои показания. Так, положительная эмоциональная реакция следователя на показания обвинительного содержания непроизвольно формирует у свидетеля определенную установку.

Уголовно-процессуальным законом запрещено задавать наводящие вопросы, предопределяющие возможные ответы. Любой вопрос ориентирует сознание на определенную сферу.

Поэтому вопросы должны быть образно нейтральными — в них не должно быть образов, которые могут включаться в ответ. Кроме того, вопросы следует формулировать так, чтобы они были доступными для понимания свидетелем.

С целью оказания мнемической помощи свидетелю могут быть заданы напоминающие вопросы, активизирующие ассоциативные связи.

Контрольные вопросы задаются для выяснения условий формирования образных представлений и установления фактических данных, лежащих в основе оценочных суждений свидетеля.

При этом не следует задавать слишком общих, беспредметных вопросов, а также повторять вопросы в одной и той же редакции.

Существенное для следствия обстоятельство целесообразно выяснять посредством системы варьирующихся вопросов.

Расследуемое событие должно воспроизводиться последовательно в системе причинно-следственных связей. При этом вопросы следует задавать в очередности от общего к частному, от первичного синтеза к анализу. Желательно также, чтобы все вопросы были взаимосвязаны — один вопрос вытекал из другого и подготавливал постановку следующего.

Получая очень подробные описания, следователь может поинтересоваться, чем вызвано такое большое внимание к этим обстоятельствам. Он должен предвидеть, какие стороны событий могут вызвать у свидетеля наибольшую ориентацию.

Слушая рассказ свидетеля, можно сделать некоторые выводы об избирательно-устойчивой направленности его внимания, развитости или неразвитости отдельных видов памяти, о типе восприятия (аналитическом или синтетическом), о склонности к конформизму, суггестивности и т.п.

В процессе воспроизведения свидетель в зависимости от своего психического состояния вспоминает лишь те или иные фрагменты события. Затрудняет оптимальное функционирование его когнитивной (познавательной) сферы обстановка подчеркнутой строгости, официальности, вызывающая состояние психической напряженности.

В ряде случаев свидетелю должна быть оказана психологическая помощь в форме предъявления изображений, макетов, моделей, шкал цветов (таблицы Рабкина), предложения графически изобразить объект, пространственные схемы — “карты пути”, “карты обозрения” и т.п.

Некоторые приемы способствуют активизации репродуктивной и повествовательной деятельности свидетеля: предложение описать событие в его хронологической последовательности (с чего оно началось, как развивалось, чем завершилось); постановка напоминающих вопросов.

Для более полного описания свидетелем событий могут быть использованы ассоциативные опорные пункты.

В процессе допроса следователь должен отчленять факты, описываемые уверенно, от сообщаемых с определенным сомнением, выясняя при этом, чем обусловлены уверенность или сомнение, а также условия восприятия события свидетелем, его ориентационно-оценочные возможности.

Свидетель может сказать правду. Но ему очень трудно многосторонне, объективно охватить все события происшествия; чтобы помочь свидетелю, необходима соответствующая система вопросов. То, что видел свидетель, — это, образно говоря, луч света, а вопросы следователя — это механизм управления движением такого луча.

Источник: https://jurkom74.ru/ucheba/psichologiya-doprosa-svideteley

1. Психологические особенности допроса свидетелей, потерпевших,

Психологические особенности допроса свидетеля:  При получении информации от свидетеля необходимо принимать во

Психология допроса свидетелей и потерпевших

Психологические аспекты подготовки к допросу свидетелей и потерпевших складываются из следующих основных компонентов: 1) анализ материалов дела и круга вопросов, подлежащих выяснению; 2) изучение личности допрашиваемого; 3) обеспечение необходимых условий для успешного допроса; 4) поведение самого следователя.

Каким бы несложным ни казался на первый взгляд предстоящий допрос свидетеля или потерпевшего, он, все равно, требует серьезной подготовки. Основой допроса является план, в котором определяются вопросы, требующие выяснения, их содержание и последовательность.

Перед допросом необходимо изучить материалы дела, проанализировать доказательства, связанные с кругом вопросов, подлежащих установлению при допросе свидетеля, потерпевшего. Если следователь плохо подготовился к допросу, то почти наверняка он проведет его неуверенно и нецелеустремленно.

Неподготовленность следователя к допросу вряд ли останется незамеченной допрашиваемым, усилит его волнение, затруднит процесс припоминания необходимых данных, что отрицательно отразится на результатах допроса.

А если это будет касаться свидетелей и потерпевших, дающих заведомо ложные показания, неподготовленность следователя лишь усилит их позиции.

Задолго до допроса необходимо начинать изучение личности свидетелей и потерпевших.

Сюда относятся данные биографического характера, о профессии, образовании, условиях работы, образе жизни, уровне развития, интересах, наиболее значимых личностных психологических качествах, условиях восприятия события преступления, отношении к факту преступного деяния, к преступнику.

В непосредственном общении, предшествующем официальной части допроса, следователь путем наблюдения получает информацию о внешнем облике свидетеля, потерпевшего, уровне их культуры, особенностях речи, мимики, жестов, наблюдаемых психофизиологических реакциях и состояниях (растерянность, волнение, страх, спокойствие, безразличие, враждебность и т. д.), желании оказать помощь следствию или, напротив, стремлении ограничиться минимумом несущественных сведений. Данные о личности свидетеля, потерпевшего окажут следователю большую помощь при установлении психологического контакта, выборе наиболее рациональной тактики допроса.

Психологическое значение имеют время и способ вызова свидетелей и потерпевших, а также обстановка и место проведения следственного действия.

По общему правилу свидетели и потерпевшие должны быть допрошены как можно скорее. Однако и здесь есть исключения.

Если потерпевший, а порой и свидетели в результате совершенного преступления находятся в состоянии душевного волнения, напряженности, растерянности, допрос следует отложить.

Расследуя дела о хулиганстве, разбойном нападении, изнасиловании при безотлагательном допросе после получения необходимых для розыска и задержания преступника сведений, целесообразно повторно подробно допросить потерпевших и свидетелей.

С психологической точки зрения, определяя время вызова свидетеля, потерпевшего, нужно стараться сочетать интересы дела с возможностями и интересами вызываемых.

Вызов не должен причинять допрашиваемым излишних трудностей и неприятных переживаний, которые могут осложнить отношения со следователем.

Не следует, например, вызывать так, чтобы вызываемый не в состоянии был спланировать свое время, не следует заставлять долго ждать в приемной, переносить допрос на другое время и т. д.1 Свидетеля, потерпевшего лучше допросить в нерабочее время, а учащихся – до или после занятий.

Если показания вызываемых лиц очень значимы для дела, то для вызова их лучше воспользоваться телефоном. Телефонный звонок будет способствовать установлению психологического контакта, позволит снять излишнее волнение, свойственное людям, вызываемым на допрос, и препятствующее припоминанию нужных фактов.

К вызову по телефону следователь может прибегнуть и для сокрытия факта приглашения свидетеля или потерпевшего в милицию от родственников, соседей, посторонних лиц.

Их можно на допрос вызвать и повестками, которые целесообразно направлять по домашнему адресу потерпевших, свидетелей, обязательно в запечатанном конверте, чтобы исключить ознакомление с ними посторонних лиц.

В психологическом плане важно решить вопрос и о месте допроса свидетеля, потерпевшего. И хотя этот вопрос предрешен законом, где говорится, что свидетель допрашивается в месте производства следствия, к нему следует подойти дифференцированно.

Если, например, свидетели, потерпевшие забыли важные для дела обстоятельства события преступления, не могут вспомнить их механизм, последовательность, отдельные детали, есть основания допросить их на месте происшествия. Психологически оправдан также допрос в домоуправлении, в общественном пункте охраны порядка и т. п.

, когда по оперативно-тактическим соображениям нежелательна преждевременная огласка факта вызова потерпевшего, свидетеля.

Нельзя забывать и о нравственно-этических соображениях при выборе места допроса. Вызывать к следователю людей преклонного возраста или больных не рекомендуется. Он сам в этом случае должен выехать к месту нахождения этих лиц и допросить их.

Если же сделать это невозможно, необходимо направить отдельное поручение соответствующему следователю или лицу, производящему дознание о производстве допроса этого лица по месту жительства1.

Больного потерпевшего, свидетеля можно допросить только с разрешения врача и в том месте, где больной находится (квартира или больница).

В значительной степени успешность допроса зависит и от обстановки его проведения. Психологические основы порядка допроса свидетелей заложены в норме закона, в частности: «свидетели, вызванные по одному и тому же делу, допрашиваются порознь и в отсутствие других свидетелей. При этом следователь принимает меры к тому, чтобы свидетели по одному и тому же делу не могли общаться между собой»2

Важнейшим психологическим правилом является допрос «с глазу на глаз», без посторонних лиц. Как правило, допрос свидетелей, потерпевших проходит в служебном кабинете следователя.

Обстановка кабинета здесь имеет значение, от простоты, делового и строгого стиля в большинстве случаев зависит доверительный и серьезный разговор.

Важно, чтобы на протяжении всего допроса ничто не отвлекало внимания следователя, потерпевшего, свидетеля, чтобы следователю не мешали телефонные звонки, беседы с заходящими в кабинет сотрудниками.

Допрос – длительное, содержательное, непосредственное общение следователя с допрашиваемым. Это диалог, в процессе которого происходят поиски и установление истины.

На допросе сталкиваются два различных мировоззрения, две воли, две тактики борьбы, различные интересы, нередко решается судьба допрашиваемого и судьбы других людей.

Победить в этой борьбе следователю помогают специальные научные знания в области психологии и тактики допроса и мастерство, проявляющееся в профессиональных навыках ведения диалога.

Поэтому результат допроса в значительной степени будет зависеть от личностных качеств его участников, а в решающей степени – от профессионально необходимых психологических качеств следователя. Принципиальный, справедливый, честный, доброжелательный следователь вызывает уважение у допрашиваемого, желание дать правдивые показания, помочь следствию.

Эффективность допроса обеспечивают и другие социально-психологические качества следователя, такие как выдержка, самообладание, эмоциональная устойчивость, жизненный опыт, профессиональные знания, умение логически правильно вести допрос.

Умение найти нужный индивидуально-психологический подход к допрашиваемому – одна из основных задач следователя.

Этот подход предусматривает учет возраста, пола, образования, профессии, жизненного опыта допрашиваемого, уровня культуры, интересов, взглядов, испытываемых в момент допроса психических состояний.

К внешним коммуникативным качествам следователя относятся внешний вид, физические данные, манера поведения, стиль одежды и т. п. Подтянутость, аккуратность, простота, общительность следователя, скромный деловой стиль одежды, внимательность, доброжелательность – все это способствует появлению доверия, готовности к общению со стороны допрашиваемых.

Необходимо учитывать и психологическое состояние свидетеля, вызванного на допрос, так как для большинства людей вызов к следователю является необычным событием, вызывающим волнение и растерянность.

Помехой на пути установления надлежащей психологической обстановки допроса становятся и отдельные психологические качества следователя, в частности недоверчивость, замкнутость, чрезмерная стеснительность, необщительность1.

Во всех случаях допросу должна предшествовать беседа следователя со свидетелем, Беседа с учетом его взглядов, интересов, настроения, психологических особенностей способствует снятию психического напряжения, устранению недоверия, появлению готовности дать правдивые показания.

Еще большей психологической подготовки требует допрос потерпевших.

Опытный следователь на допросе, целенаправленно воздействуя на личность допрашиваемого в рамках закона, умеет выбрать тот единственный катализатор, который открывает интимный мир человека, его душу.

Одной из ведущих характеристик этого процесса является закономерность его динамики, установление последовательных этапов, выявление особенностей каждого из этих этапов, раскрытие психологических факторов, которые определяют особенности каждого из этапов.

Первая, вводная часть допроса, в ходе которой следователь получает от допрашиваемого анкетные данные: фамилию, имя, отчество, год рождения, семейное положение и т. д. Это внешняя сторона. Ее внутренним содержанием является определение обоими собеседниками линии своего дальнейшего поведения по отношению друг к другу.

Вторая фаза допроса – стадия перехода к психологическому контакту, под которым понимается готовность допрашиваемого к общению со следователем, к даче правдивых показаний. На этой стадии определяются такие общие параметры беседы, как ее темп, ритм, уровень напряженности, основные состояния собеседников и главные аргументы, которыми они будут убеждать друг друга в своей правоте.

Способы установления психологического контакта весьма многочисленны и разнообразны. Их выбор зависит от сложившейся следственной ситуации, особенностей личности, психологического состояния допрашиваемого и самого следователя.

Психологический контакт может быть установлен путем воздействия на социально-психологические качества потерпевших, свидетелей.

Иногда следователь добивается психологического контакта, пробуждая доверие к себе, интерес у потерпевших, свидетелей к общению, стремление найти общие склонности, увлечения.

Объяснив свидетелю, потерпевшему, в связи с чем они вызваны на допрос, следователь должен выслушать их свободный рассказ, что дает допрашиваемому возможность сосредоточиться, вспомнить обстоятельства, а следователю – избежать постановки наводящих вопросов, внушающего воздействия. Уважительность и доверие к показаниям следователей и потерпевших должны быть обязательными для следователя, с его стороны недопустимы грубость, насмешки, подчеркнутая недоверчивость, невнимательность, торопливость и т. п.1

В ходе свободного рассказа или после его окончания, если следователь увидит, что допрашиваемый значительно отклоняется от интересующих следствие обстоятельств, он может задавать дополняющие, уточняющие, контрольные вопросы.

Следователь должен при этом внимательно следить за формой их постановки, за своей интонацией, контролировать свою мимику и жесты, так как и они могут оказывать внушающее воздействие.

Установив мотивы дачи ложных показаний, следователь должен стараться убедить недобросовестного потерпевшего, свидетеля в необходимости изменить позицию.

При расследовании преступлений очень часто возникает необходимость, допрашивая свидетелей, потерпевших, установить точное время воспринимаемого ими события. В частности, это позволяет определить момент совершения преступления, время нахождения подозреваемого в определенном месте, другие существенные для дела обстоятельства.

При расследовании преступлений, для которых характерна быстротечность преступного события и кратковременность восприятия, нужно стремиться к установлению возможно большего числа свидетелей, потерпевших, тщательно сопоставлять их показания с другими собранными по делу доказательствами.

Следователь может оказать помощь допрашиваемому в припоминании времени события. С этой целью возможно применение метода хронометража. В качестве точки отсчета избирается какое-либо памятное потерпевшему, свидетелю событие, время которого известно.

Затем следователь предлагает допрашиваемому вспомнить, что он еще делал в это день, последовательность его действий, их длительность и тем самым хронометрирует день до интересующего следствие момента.

В ходе заключительной части допроса следователь различными способами (рукопись, машинопись, магнитофонная запись) фиксирует полученную в результате допроса информацию и представляет эту информацию уже в письменном виде допрашиваемому, который, подтвердив правильность сведений в протоколе, его подписывает.

В ходе допроса между следователем и допрашиваемым происходит обмен информацией, в которой выделяются два аспекта: это словесный обмен информацией между допрашиваемым и допрашивающим и получение информации о состоянии допрашиваемого и даже направление его мыслей путем наблюдения за его поведением (жесты, мимика, цвет кожных покровов и т. д.).

В ходе допроса всегда должно быть обеспечено тщательное наблюдение за допрашиваемым для установления его состояния, которое определяется по его внешнему виду, поведению, реакции на передаваемую ему информацию, на основании анализа его речи (темп, связность, повторения, отрывистость и т. д.). Так, например, неожиданные спазмы, изменения скорости и ритма речи, утрата пауз, разрыв слов, пробалтывание, форсирование звука или хохот, быстрое или поверхностное дыхание и постоянное прерывание других… рассматриваются как симптомы напряжения1.

Допрос потерпевших, свидетелей требует глубокого изучения их личности, ее психологического содержания, что позволяет оказать воспитательное воздействие на потерпевших и свидетелей с антиобщественными взглядами, ведущих паразитический образ жизни, алчных, жестоких, трусливых, грубо нарушающих нормы морали, тем более, если эти социально-психологические отклонения вошли в число причин, условий, способствовавших совершению преступления.

Источник: https://sci-book.com/yuridicheskaya-psihologiya/psihologicheskie-osobennosti-doprosa-88099.html

Medic-studio
Добавить комментарий