Расходы на здравоохранение в США: Медицинское обслуживание в США – это бизнес на миллиарды долларов, с

Содержание
  1. Какого care: как наполняется и на что тратится бюджет американского здравоохранения
  2. Медицина в сша: вся правда, или почему в сша нельзя болеть
  3. Медицина в США. Бесплатно не будет, даже со страховым полисом
  4. Сложно, еще сложнее
  5. Верните медицину, мистер президент
  6. Калькулятор
  7. Всего за пару десятилетий нас приучили не перенимать лучший опыт стран мира, а жить с оглядкой на других. Но если приглядеться, так ли все хорошо там, где нас нет? Разбираемся предметно. Каждую среду Царьград рассказывает о мировом опыте в той или иной сфере жизни. Мы не говорим, что у них плохо, а в России – хорошо. Просто приводим факты
  8. Медицина в США: плати или умри
  9. Система Здравоохранения США в международной перспективе
  10. В сравнении с другими OECD странами:
  11. Причины высоких расходов 
  12. Неравномерное покрытие медицинского страхования и его влияние
  13. Как OECD снижает цены
  14. Здравоохранение в Германии
  15. Качество Американского образования 

Какого care: как наполняется и на что тратится бюджет американского здравоохранения

Расходы на здравоохранение в США:  Медицинское обслуживание в США - это бизнес на миллиарды долларов, с

«Все свыклись с тем, что американская система здравоохранения – в беспорядке. Мы немеем от огромных счетов и считаем высокие цены неизбежным бременем американцев», – заметила в преамбуле к своему бестселлеру American Sickness именитая нью-йоркская журналистка Элизабет Розенталь.

Заявленный ею тезис подкреплен цифрами: годовой бюджет национального здравоохранения, превышающий $3,5 трлн, ставит мировой рекорд в 17,9% ВВП, и в то же время в рейтинге государств с наиболее эффективной системой охраны здоровья США занимают только 50-ю строчку, уступая большинству европейских стран.

Vademecum попытался разобраться, что с этой богатой, безусловно высокотехнологичной медициной и ее пациентской аудиторией не так.

Миссис Викизер, 50‑летняя вдова из Норфолка, в одиночку воспитывающая двоих сыновей, попала в Sentara Norfolk Hospital с жалобами на головную боль и рвоту. Пациентке диагностировали субарахноидальное кровоизлияние, требующее незамедлительной операции, и срочно перебросили на вертолете в крупный госпиталь за 160 миль.

Женщине оказали помощь, угроза летального исхода миновала, и она смогла благополучно вернуться домой.

Практически сразу после выписки ей пришла серия счетов на общую сумму свыше $400 тысяч – за услуги Sentara Norfolk Hospital и второй клиники, санавиационный рейс, диагностику, покрытие расходов сторонних организаций, администрирующих работу операционной бригады.

Шестизначный счет был обусловлен отсутствием у миссис Викизер какой‑либо медицинской страховки. После смерти мужа она перебивалась случайными заработками, не подразумевающими оплату медпомощи работодателем.

Государственная страховка Medicaid полагалась только ее детям.

Миссис Викизер пыталась прибрести частную страховку, но из‑за регулярного приема антидепрессантов была отнесена страховщиками к группе высокого риска, подразумевающей ежемесячную выплату $800 страховой премии.

Подобные расходы семейный бюджет не тянул. Вдова старалась не попадать в больницы до тех пор, пока у нее не «лопнул сосуд в голове».

Миссис Викизер пыталась договориться с медорганизациями о снижении или реструктуризации задолженности, но тщетно – кредиторы угрожали наложить арест на ее дом.

«Лучше бы я умерла, тогда бы у вас остались деньги на колледж», – в сердцах заявила она сыновьям, а затем подала иск к госпиталю и направила петицию с описанием трагических обстоятельств своего выздоровления президенту Обаме.

Этот эпизод середины 2000‑х годов, приведенный Элизабет Розенталь в книге American Sickness, иллюстрирует главные проблемы национального здравоохранения – дороговизну и недоступность качественных медуслуг. «К сожалению, значительное число людей в США вовсе не имеют доступа к качественной медицинской помощи», – свидетельствует известный журналист и хроникер американской жизни Михаил Таратута.

Несмотря на триллионные бюджеты индустрии, по разным оценкам, от 10% до 15% американцев не имеют никакой страховки и потому всячески избегают получения медицинской помощи. В ходе проведенного в 2016 году Kaiser Family Foundation опроса около четверти американцев в возрасте 18–64 лет сообщили о проблемах с оплатой медицинских счетов.

В рейтинге стран мира по эффективности национального здравоохранения The Most Efficient Health Care 2016, составленном агентством Bloomberg, США заняли лишь 50‑ю позицию с индексом 32.6/100.

Россия в той же табели о рангах оказалась на 55‑й строчке с индексом 24.3/100.

Оценки ВОЗ показывают, что выстроенная в США модель оказания медуслуг не позволяет успешно бороться со смертоносной эпидемией неинфекционных заболеваний.

Из опубликованного в 2018 году отчета ВОЗ, отражающего данные 2016 года, индекс смертности от неинфекционных заболеваний, рассчитываемый как вероятность летального исхода в результате любой из отнесенных к этой категории болезней населения в возрасте от 30 до 70 лет, составил для США 14,6%. Это значительно выше, чем показатели почти всех западноевропейских стран: в Швейцарии, например, индекс составляет 8,6%, в Великобритании – 10,9%. Но и некоторые соседи США по полушарию демонстрируют лучшие результаты: Чили – 12,4%, Коста‑Рика – 11,5%.

Почему же индустрия, накачанная деньгами и компетенциями, не выполняет своего основного предназначения – сбережения нации?

В отличие от многих европейских стран, в том числе России, американская модель оказания медицинской помощи формировалась в начале ХХ века исключительно на рыночных страховых принципах. Прообраз системы был создан в 1920‑е годы на базе Университетского медицинского центра в Далласе.

Услугами этого госпиталя пользовались многие жители штата Техас, но часто не могли оплатить лечение. Местный адвокат Юстин Форд Кимбалл предложил техасскому профсоюзу преподавателей сделку: за $6 в год, или 50 центов в месяц, они получали оферту на 21‑дневное пребывание в больнице с полным покрытием всех расходов.

Без страховки такая же медицинская помощь обошлась бы техасцам в $525.

Модель не только прижилась в Техасе, но и получила распространение по всей стране.

К 1939 году 3 млн американцев были включены в аналогичные страховые программы, названные Blue Cross Plans – по имени крупнейшей компании‑страховщика, действующей в США и поныне.

Целью организации этой страховой системы было заявлено не извлечение прибыли, а повышение доступности медицинской помощи для пациентов и регулярное финансовое обеспечение клиник.

Коррекция благих намерений произошла, можно сказать, из‑за событий исторического масштаба.

Во время и сразу после Второй мировой войны Национальный совет по труду США «заморозил» рост зарплат для многих предприятий, и, поскольку мотивировать персонал напрямую стало невозможно, работодатели начали привлекать сотрудников, предлагая им медицинскую страховку.

Федеральное правительство поддержало затею нормативными актами, освобождающими от налогообложения средства компаний, направляемые на поддержание здоровья работников. Тогда условия для всех застрахованных были одинаковыми, независимо от возраста и наличия заболеваний.

В период с 1940 по 1955 год число обладателей медицинских страховок в стране выросло с 10% до 60%, что превращало медицинское страхование в перспективный рынок. Провайдеры принялись страховать более молодых и условно здоровых пациентов, тех, на которых они могли заработать.

Следом появились градации стоимости программ, в зависимости от возраста и наличия болезней. Возникли мощные страховые компании, обозначились лидеры индустрии, такие как корпорации Blue Cross и Blue Shield. С другой стороны, для многочисленных групп населения медицинская помощь оказалась практически недоступной.

Например, американцы старше 65 лет вынуждены были платить медстраховщикам премии, втрое превышающие среднюю по стране стоимость полиса.

Ответом на жесткие рыночные обстоятельства стало появление государственных страховых программ, в первую очередь Medicare. Социальный проект, утвержденный федеральным правительством в 1965 году, нацеливался на аудиторию американцев старше 65 лет и обеспечивал медпомощью около 60% возрастных пациентов.

Следом появилась Medicaid, адресованная населению с уровнем дохода ниже среднего. Однако государственные страховые программы были вынуждены интегрироваться в сформировавшийся рынок, а значит, адаптироваться к ценам и правилам большой игры, без всякой возможности влиять на отрасль регуляторно.

Так США остались одной из немногих в мире стран без системы всеобщего обязательного медицинского страхования.

Госпрограмма Medicare с годовым бюджетом около $700 млрд (около 4% ВВП), обеспечиваемым федеральным правительством, в 2017 году обслуживала не более 18% населения, в том числе основную целевую аудиторию – 49 млн американцев старше 65 лет, а также 9 млн более молодых жителей страны, имеющих инвалидность.

Medicaid, ориентированная на население с доходом ниже среднего и финансируемая из федерального и регионального бюджетов, по данным Statista, охватывает не более 15% населения США – 48,855 млн человек.

Наконец, аудитория госпрограммы Children’s Health Insurance Program (CHIP), разработанная для детей, чьи родители зарабатывают немного, но не подпадают под критерии Medicaid, не превышает 15 млн человек.

Еще ряд специализированных страховых госпрограмм адресованы узким группам населения: например, военная и ветеранская Veteran’s Health Administration, планы для госслужащих – Federal Employees Health Benefits Program, для представителей коренного населения континента – Indian Health Service. Таким образом, основная часть трудоспособного населения США, или более 60% жителей страны (195,42 млн человек), выключены из госпрограмм и пользуются корпоративными или частными страховыми планами.

По данным факультета экономики Бостонского университета, в 2014 году (более свежие сведения недоступны) в США действовало более 1 200 страховых компаний, продававших десятки тысяч медицинских планов.

Крупнейшие компании на этом рынке, по оценке Health Payer Intelligence, – United Health Group, с числом застрахованных 70 млн человек и капитализацией $184,8 млрд, и Anthem, имеющая 39,9 млн застрахованных и капитализацию $89,1 млрд.

По данным Health Reform Monitoring Survey, в 2016 году 83% трудоспособного населения в возрасте от 18 до 64 лет пользовались корпоративными страховыми планами, оплачиваемыми работодателями (в США один человек может иметь сразу нескольких страховок).

В то же время корпоративные и частные страховки покрывают не весь спектр предлагаемых услуг, и потому в отрасли распространена практика соплатежей за оказываемые медуслуги.

В зависимости от доли покрываемых страховой компанией затрат на лечение, планы можно разделить на пять категорий: «платиновая» страховка, диапазон ежемесячных выплат по которой варьируется от $500 до $1 100, покрывает около 90% всех медицинских расходов клиента; «золотая» – до 80%; «серебряной» и «бронзовой» оплачиваются 70% и 60% затрат соответственно.

Самый дешевый пакет с ежемесячной премией менее $100 подразумевает покрытие расходов лишь на экстренные случаи, предоставляется исключительно лицам моложе 30 лет или тем, кто может документально подтвердить свое сложное финансовое положение.

Различаются страховые планы и по типу взаимодействия страховщика с клиентом. Например, модель co‑pay подразумевает, что застрахованный сам платит фиксированную сумму за каждую из услуг, а остальные расходы покрывает компания.

Схема co‑insurance имеет схожую логику, но здесь пациент оплачивает определенный процент от стоимости услуги. Модель deductible обязывает клиента потратить определенную сумму для активации страхового покрытия.

Наконец, out‑of‑pocket maximum предполагает индивидуально рассчитанную фиксированную сумму, которую пациент может потратить на медпомощь в течение года, затраты сверх установленного лимита покрываются страховщиком.

Ежемесячные выплаты по частным страховым планам разнятся от штата к штату и рассчитываются персонально с учетом предпочтений клиента, его возраста, уровня дохода, а также выбранной страховой модели. Важным фактором цены и наполнения пакета становится наличие хронических заболеваний.

Например, по данным Healthpocket.com, средняя стоимость частной премиум‑страховки для 30‑летнего американца составит $483, а для 60‑летнего – $1 150.

Такие ежемесячные расходы могут себе позволить очень немногие жители страны, впрочем, отсутствие страховки увеличит стоимость медицинских услуг в разы.

По данным Authoritydental.org, если по страховке, например, лечение корневых каналов зуба обойдется в среднем в $333–608, то без страховки может достигать $957–1 156, средняя цена установки коронки по страховке будет стоить $618, а без нее – $1 093.

По информации healthhearty.com, средний соплатеж за операцию на коленном суставе для пациента, имеющего страховку, составит $4–6 тысяч, в то время как без страховки такая операция обойдется в $30–70 тысяч. И попадание в клинику, более того, на операционный стол, незастрахованного американца обрекает его на многолетнее обслуживание медицинских счетов.

Как замечает Элизабет Розенталь в своей American Sickness, бурный рост системы частного медицинского страхования, отсутствие законодательных ограничений для назначения провайдерами цены услуги разогнали медицинскую инфляцию – страховщикам выгоден дорогой общий «пирог».

«Вместо того чтобы добиваться более приемлемой стоимости медпомощи, страховщики просто платят клиникам, а свои затраты компенсируют за счет клиентов – введением дополнительных опций, развитием программ лояльности, продажей премиум‑планов и другими способами, – пишет Розенталь. – Широкое распространение медстрахования вызвало проявление эффекта домино. Больницы и врачи адаптировались к этим финансовым реалиям, началась погоня за деньгами, в которой уже никто не защищал пациента».

Конфигурация медицинской инфраструктуры в США, особенности управления этим бизнесом заставляют провайдеров поддерживать рост цен. «Представьте, что вы купили билет на самолет, а потом получили отдельные счета от авиакомпании, пилота, второго пилота и стюардессы. Именно так работает рынок здравоохранения.

Ни в одной другой стране мира цены на один и тот же продукт не меняются десятки раз, в зависимости от того, где и как он был куплен. Но именно это происходит в формировании цены на эхокардиограммы, МРТ и анализы крови», – утверждает Элизабет Розенталь.

Отдельные счета за медицинские манипуляции, осмотры, анестезию и сервис стали рутинной практикой американских клиник.

В США получила распространение практика, когда врачи отдельных специальностей, например, хирурги или анестезиологи, не состоят в штате больницы, а объединяются в обособленные структуры, сотрудничают с клиникой на аутсорсинге.

В случае привлечения таких специалистов больница выставляет пациенту или страховой компании счет за проведенные в госпитале дни, а кооператив врачей – собственно за проведенные манипуляции.

И такое разделение счетов только препятствует оптимизации цен.

Скачать таблицу в формате PDF можно здесь

Обработка документов, обилие сложных взаимозачетов со страховщиками приводят к значительным административным расходам, которые, разумеется, закладываются в стоимость услуг.

«Около четверти расходов на здравоохранение связаны с администрированием – это намного выше, чем в любой другой стране мира.

Например, в 2010 году в госпитале Университета Дьюка, рассчитанного на 900 коек, работали 1 200 человек персонала, занятого страховыми документами, выставлением счетов, определением страховых случаев», – рассказывал в интервью порталу Investopedia гарвардский экономист Дэвид Катлер.

Росту совокупных затрат на здравоохранение способствует порой чрезмерное количество назначений, которые принято делать в американских клиниках.

По данным Организации экономического сотрудничества и развития, в 2014 году врачи в США, по сравнению со своими коллегами из других развитых стран, в три раза чаще назначали маммограммы, в два с половиной раза – МРТ, проводили на 31% больше кесаревых сечений.

«Американская система оказания медицинской помощи характеризуется избыточной бюрократизацией, – рассказывает Михаил Таратута.

– Для того чтобы посетить врача узкой практики, необходимо обязательно получить направление от терапевта, а до этого терапевт должен при осмотре удостовериться в необходимости оказания такой помощи.

Но прежде нужно пройти множество тестов и опросов, только после этого может быть поставлен диагноз».

Генеральный директор The Doctors Company, компании – страховщика врачей, Ричард Андерсон рассказывал в интервью порталу ModernМedicine Network в 2016 году, что в силу особенностей действующей в медицинской сфере правовой системы при любой спорной ситуации врач несет прямую ответственность за любой отрицательный результат. И медики, стараясь минимизировать риски судебного преследования, направляют пациента на повторные исследования, даже если уверены в диагнозе.

Элизабет Розенталь называет еще одну причину избыточности назначений – KPI, которые клиники ставят специалистам. Критерием тут становится составной показатель RVU (Relative value units), включающий оценку работы врача, затрат медорганизации на проведенные им диагностику и лечение, а также расходов, понесенных в результате его халатности.

По сведениям Розенталь, все крупные операторы рынка, включая Henry Ford Health System, Duke Health, Baylor Scott & White Health, практиковали удержание с врачей премий за низкие показатели RVU и, наоборот, выплачивали докторам бонусы за «продуктивность», принесенный организации дополнительный доход. В 2015 году такие премии получили 71% американских врачей. «Бонусы мотивируют докторов так, как если бы они были торговцами облигаций», – комментирует сложившуюся практику Розенталь.

Самой масштабной в истории США попыткой реформировать здравоохранение был принятый 23 марта 2010 года Affordable Care Act (ACA), известный как Obamacare.

Таких разворотов индустрия не знала с 60‑х годов, когда президентом США Линдоном Джонсоном были учреждены Medicare и Medicaid.

Целью Obamacare называлось усиление государственного контроля и повышение доступности медицинской помощи для населения страны.

Модернизация предполагала расширение аудитории медицинского страхования, предусматривающее, с одной стороны, штрафы за игнорирование проекта, с другой – субсидии на покупку страховок для неимущих и представителей малого бизнеса, наказание страховщиков за отказ от выплат или дискриминацию клиентов по уровню дохода, половым признакам, показателям состояния здоровья и так далее.

Предполагалось создание бирж страховых планов для граждан и владельцев малых компаний. Страховщики должны были распределять не менее 80–85% собираемых ими премий непосредственно на оплату медуслуг, включать в страховые планы превентивные мероприятия.

Наконец, ACA настаивал на повышении прозрачности деятельности всех игроков рынка – публикации стоимости медуслуг, стандартизации страховых планов, их сопровождении потребительскими рейтингами и критериями оценки качества медпомощи, обоснования повышения страховых премий, раскрытия объемов платежей от производителей лекарств и оборудования медикам.

Obamacare была рассчитана на 10 лет и предварительно оценивалась в $900 млрд. Инициаторы реформы надеялись, что в перспективе программа должна сэкономить бюджету как минимум $4 трлн.

Положения Obamacare сразу встретили сопротивление страховщиков.

Как пишет Элизабет Розенталь, особенно отчаянно страховые компании протестовали против нормы, обязывающей их тратить на оплату медпомощи не менее 80% премий.

В 2010 году, по оценкам автора American Sickness, этот показатель составлял в среднем 64,4%, остальную часть сборов компании направляли на администрирование, маркетинг, лоббистские нужды и другие цели.

«Включение такого ограничения в ACA было расценено как победа пациентов. Но даже оно было для страховщиков довольно щедрым даром, если учесть, что в государственной системе Medicare 98% премий расходуется на медицинскую помощь и только 2% – на администрирование», – пишет Розенталь.

Однако кардинально повлиять на систему здравоохранения ACA не успел – в 2017 году федеральный акт был решением суда упразднен, хотя в ряде штатов продолжает действовать.

Одним из основных нареканий со стороны критиков Obamacare стал довод об ограничении свободы американцев, которых ACA фактически обязывал приобретать страховку.

Правительство Дональда Трампа пока не предложило альтернативу реформе Барака Обамы.

В то же время, по данным Committee for a Responsible Federal Budget, к 2028 году расходы только федерального бюджета на здравоохранение увеличатся почти в два раза – до $2,8 трлн, что заставляет аналитиков прогнозировать коллапс национальной финансовой системы, уже сегодня отягощенной $22 трлн внешнего долга.

Разговор о таких безумных деньгах уводит американское здравоохранение все дальше от темы соблюдения интереса пациентов.

«Разве мы можем получить другую медицинскую помощь в стране, где клиники более подотчетны страховым компаниям и госорганам, чем пациентам? Представьте, что больница, куда попал мой отец, должна была предоставить отчет о заботе о нем не бюрократам, а моей скорбящей матери.

Неужели больница, вынужденная отчитываться о некачественном обслуживании перед реальным потребителем, не заставила бы своих врачей мыть руки?» – рассуждает писатель Дэвид Голдхилл в книге «Катастрофическая помощь», рассказывающей о смерти его отца от внутрибольничной инфекции в одном из крупнейших госпиталей США.

Источник: https://vademec.ru/article/kakogo_care/

Медицина в сша: вся правда, или почему в сша нельзя болеть

Расходы на здравоохранение в США:  Медицинское обслуживание в США - это бизнес на миллиарды долларов, с

Каждый раз, когда вы собираетесь в США, вам следует собирать огромный пакет, куда следует складывать все лекарства, которые вам могут понадобиться в этой стране, начиная от каких-нибудь противогрибковых мазей и заканчивая антибиотиками.

Потому, что в моём понимании США, как ни странно – страна, где доступ граждан к медицине сравним где-то с беднейшими африканскими странами. Никакого нормального доступа к медицине для рядовых американцев и в помине нет. Объясню, что я имею ввиду.

Когда разговариваешь с американцами, говоришь, например, что ездил в Индию, в Гоа, они по-американски делают круглые глаза: «Oh, my God»!, Т.е.

, с удивлением спрашивают, – «Ты не боишься туда ездить?; Ты что, там такая беднейшая страна, там нет медицины!; А вдруг заболеешь?!» Всегда смешно слушать такие вещи.

Я же не могу им сказать, что на самом деле «медицины нет у вас тут», и даже Индия по сравнению со штатами – это страна, где есть доступ у каждого человека вообще, к достаточно таки качественной медицине.

В этом смысле, если на минуточку рассказать об Индии, то там как раз-таки традиционно очень сильная фармацевтика ещё со времён СССР, когда у нас был постоянный обмен со специалистами этой страны, много клиентов по медицинской специальности приезжали в Советский Союз, и вот они в своё время смогли наладить производство очень качественных и недорогих дженериков. Особенно, что касается лечения онкологических заболеваний, заболеваний печени – они делают действительно очень качественные препараты, которые стоят сотни долларов, а аналогичные препараты в странах Запада могут стоить тысячи долларов.

При этом сам доступ к медицине у рядового человека весьма свободный, так же, как у нас, на каждом шагу, есть аптеки, где продаются любые лекарства, и в этом смысле у них рынок ещё менее зарегулирован, чем у нас.

В Индии свободно можно вообще купить любые препараты, даже такой препарат как прегабалин (противоэпилептическое средство – аналог гамма амино-масляной кислоты, у нас он отпускается только по рецепту врача, а там он в свободном доступе) – это ноотропное средство, иногда применяется при апатии, если нужно чуточку психологически встряхнуться, для прихода в тонус – и на следующий день пошёл уже резвиться. Есть ещё и такой препарат, как модафинил (аналептик, применяется для лечения сонливости, связанной с нарколепсией) – для армейских нужд – применяется спецслужбами, лётчиками. В России это вещество включено в список, оборот которых запрещён. В Индии же, его можно спокойно приобрести за 200 рупий. Это маленький пример того, настолько доступна медицина в Индии.

В Америке всё обстоит совершенно иначе. И наверняка, как вы уже знаете, аптек там нет, в нашем понимании и представлении. Номинально, есть похожие, в которых продаются пиво, чипсы, жвачки и из медпрепаратов в свободном доступе там продаются только, как правило, антиаллергические средства и обезболивающие средства, и всё.

Медицина в США – это, по сути, государственный лохотрон. Да, не удивляйтесь. Представьте совершенно обыденную ситуацию.

К примеру (не дай бог), у вас хроническое заболевание (конъюнктивит, например), и вы отлично знаете, какая вам нужна мазь, вы её уже не один год используете; или, например, уши у вас продуло: нужно какие-то капли купить и закапать в уши, вы не сможете этого сделать в США: нельзя зайти в аптеку и купить их просто так. Для этого вам понадобится за несколько дней назначить приём у врача, выбрать время, выбрать окно у своего работодателя, отпросится с работы, приехать к врачу.

Наконец, вы заходите к врачу. Естественно, он вас выслушает (с натянутой улыбкой), проговорит дежурные фразы, типа: «как дела, как погодка, как семья» (т.н.

, «смол ток»), потом сдерёт с вас 100 баксов и при этом выпишет вам в 20-й раз рецепт того самого лекарства, о котором вы прекрасно осведомлены и пользуетесь не один год.

И так делается в штатах всё через врачей, через хождение по кругам.

После визита к врачу вы идёте в отдел рецептурных лекарств (очень часто они его изготавливают индивидуально, под вас), потом вам звонят через день, говорят: «Сэр, лекарство готово».

Вы приходите и забираете баночку с вашим именем и фамилией, именно ту дозу, которую вам прописал врач (ни больше, ни меньше, ни-ни!). Аптекарь будет заинтересован именно в том, чтобы изготовить ту дозу, которую назначил вам врач, т.е., как можно меньшую.

Недельку вы попили, оно кончилось, вы опять записываетесь к врачу и… всё повторяется по-новому.

Вы представляете, о каком нормальном доступе к медицине может быть речь при такой сложившейся системе?

У нас же, в России, по пути между овощным магазином и магазином игрушек, вы в аптеку зашли, купили всё, что вам надо и сколько надо, без рецептов, и спокойно лечитесь. Всё это в Америке для рядового гражданина невозможно.

Я уж не говорю о том, что если надо лекарства для более серьёзного заболевания. В этом случае пример следующий. Если у вас нет страховки и вдруг сильно заболевает зуб. Вы, конечно понимаете, что это будет стоить не одну тысячу-три тысячи рублей (в пересчёте на наши), но когда они начинают озвучивать такие цифры, как 1500$ за вырванный зуб, вы можете от удивления упасть.

Вы говорите секретарю дентал-офиса: «Почему так дорого?», она начинает вас разводить, петь, типа: «Ну, там, анестезия 800 долларов только стоит» (вколоть новокаин, понимаете?)…Вы ей говорите, что у вас нет страховки, в этом случае можно с ними поторговаться и магическим образом эти 800 долларов превращаются в 400 долларов.

О чём это говорит? Это говорит о том, что озвученные цифры они берут из потолка, чтобы по максимуму развести вас. Там все разводят друг друга: доктора – страховые компании, страховые компании – докторов, пациентов. Для них это просто бизнес.

Вы скажете – «Ну, какие проблемы? Оформи страховку – да и дело с концом!». Да, вы можете оформить страховку, но ничего с реальностью она не имеет. Страховка в США – это тоже очередной обман. Когда человек выбирает страховку, у него есть выбор среди нескольких компаний.

И там, как у сотовых операторов, есть тарифные планы, которых аж штук, не менее 15.

Всё это специально так устроено, чтобы запутать человека и просто, чтобы у него от непонимания всей этой кухни была полнейшая путаница, кружилась голова (очень мелким текстом идут пояснения к каждому плану) и ничего простого там абсолютно нет.

Медицинская страховка в США – не панацея выздоровления, скорее средство вымогательства денег

Смотришь на эти тарифные планы – к примеру, один стоит 200 долларов – ну ладно, думаешь, потом дальше читаешь этот шрифт, оказывается, что при таком тарифном плане у тебя обязанность по оплате 20%, (страховая компания платит за тебя 80 %, а ты платишь 20%). Но при их расценках это не приемлемо. Если же ты хочешь, чтобы страховая компания покрывала страховку, скажем на 80%, будь добр купить страховку уже за 350 долларов. И абсолютно нет тарифного плана, где бы страховку полностью покрывала страховая компания. Чем больше ты рассматриваешь и вникаешь в эти тарифные планы, понимаешь, насколько это всё развод, ничего они на самом деле не покрывают. Все эти тарифные планы не включают в себя очень многое, что могла бы покрыть страховая компания: всё делается специально, чтобы вы по-максимуму оплачивали из своего кармана, а страховая компания оплачивала по-минимуму и таким образом за покупку полисов только богатела.

Что касается суставов – это особая тема. Все, наверное, замечали, насколько американцы деформированы, искажены, искривлены, то есть, много хромых, инвалидов, просто перекошенных на каждом шагу. Самое интересное, что многие скажут, что у нас тоже много инвалидов, просто они не выходят из дому, и поэтому мы их не видим.

Но это на самом деле чушь. И это ни в какое сравнение не идёт с тем, что есть в Америке. Это потому, что американцы вообще не лечат заболевания, связанные с суставами. Эти заболевания у них выделены в отдельную категорию, там есть спортивные врачи и эта сфера медицины доступна только для очень богатых людей.

Ну, в общем, когда начинаешь выбирать страховку, ты понимаешь, что на самом деле эта страховка не даёт покоя уму, и чем на большую сумму вы хотите себя застраховать, тем больше она растёт, растёт и растёт, и в итоге это превращается в то, что вам необходима огромная сумма, – по 1000 долларов в месяц отдавать – чтобы быть полностью спокойным, что у тебя всё будет чин-чинарём.

Медицинская страховка в США – это не тот инструмент, который даёт тебе ощущение безопасности. Имея страховку, американцы в ужасе бояться заболеть, не дай бог с ними что-нибудь случится.

Пример из реальной жизни одного нашего соотечественника, живущего в США. Однажды у него заболели резко коленные суставы. Он в то время ходил в спортзал и вдруг колени начали опухать, причём всё сильнее и сильнее. Наступил момент, когда он даже не мог спускаться по лестнице.

Он купил страховку, за неделю записался на приём к соответствующему врачу. Приходит к врачу на приём – а пыль в глаза американцы умеют пускать – там музыка играет, кондиционер работает, конфеточки в вазах, внешне всё чинно, вылизано, но нашему герою это блеск нафиг не нужен.

Улыбочки до ушей, проходите, присаживайтесь (и всё это с такой театральщиной).

Врач такой: «Ну, давайте закатывайте штанину». Он оголил ногу, врач несколько потискал её, буквально несколько секунд, и говорит: «ладно, понятно», и начинает писать. Наш соотечественник спрашивает его:

– Ну, хорошо, а как нога? Что вы пишете?

– Назначаю вам лечение – говорит тот.

– Подождите, подождите, какое лечение? – он говорит, – нужно снимки сначала сделать, томографию, нужно понять, это и то (говорит ему разные вещи).

– У тебя артрит – твёрдо говорит эскулап и дальше пишет.

– Да не может быть у меня артрита. Я не пью, не курю, занимаюсь таким-то спортом, какой артрит? Может быть это связано с нагрузками в спортзале, я вот начал недавно ходить?

Нет, артрит и всё! Наш друг начал спорить с врачом. В дополнение сказал, что из-за этих болей, не может спать нормально по ночам, бессонница появилась. На что врач тут же нашёлся, что сказать, намекнув на то, что ещё надо что-то прописать и от бессонницы.

Наш говорит: «Можете меня направить к какому-то специалисту, невропатологу например?». Врач ему так и сказал: «Нет, твоя страховка этого не покрывает». И далее говорит:

– У меня есть отличный специалист, мой друг, мы вместе, типа, учились, он спортивный врач. У тебя есть 1000 долларов на приём? Он тебя примет».

– Нет, давайте снимки сделаем – парирует наш соотечественник.

– Снимки мы тебе не сделаем! Если хочешь, сделай за свой счёт (их стоимость около 1500 долларов).

– Ну как же так? У меня же страховка!

– Я не могу сейчас сидеть и доказывать страховым агентам, что тебе нужен снимок. Пока необходимости в этом снимке нет. У тебя артрит.

Что тут сказать… В этом смысле, что касается штатов, почему там медицина с моей точки зрения плохая, – она плохая потому, что там подход, в принципе, неправильный.

Неправильный в том, что там роль врача сведена до минимума и врач, так же, как и в образовательном процессе учитель – это просто технический работник. Личность лечащего врача – она вообще не играет никакой роли. Знаете почему? Потому, что, как говорится, шоу заправляю страховые компании.

Они, как и во многих сферах США – это сфера с чётко прописанными инструкциями, которым следуют все эти винтики: ты не принимаешь собственные решения. И вот у них там написано в инструкциях, что в 70% случаях, когда человек обращается с аналогичной жалобой, – это артрит, и это действительно так.

Поэтому, «мы тебя сначала лечим от артрита (причём, как лечим?), даём тебе таблетки обезболивающие и противовоспалительные». Вот это называется «лечить по-американски».

Если врач, допустим, внутренне даже убеждён, что здесь не может быть артрита, что здесь что-то другое, нужно исследование глубокое проводить, страховая компания это не одобрит, и в то же время врач понимает, что страховая компания скажет ему: «А почему вы это начали делать? Вы же должны были его лечить от артрита. Почему вы эти затраты, дополнительные, начали допускать?». И вот какой-нибудь сопляк из страховой компании будет говорить врачу с 20-летним стажем, что ему делать. Поэтому врачи на это никогда не идут.

Поэтому (вернёмся к истории с нашим соотечественником) врач сказал ему: «Никакая страховая не одобрит тебе этого. Хочешь, иди сделай снимки за свой счёт». В итоге, врач прописал ему антидепрессанты (которые в Америке на первом месте по употреблению и назначению). Естественно, наш соотечественник их не стал пить.

Вот так «лечат» в Америке, ребята.

А коленные суставы пришлось вылечить ему в России. Как это произошло? В первый же день по приезду он сделал себе компьютерную томографию, за 6 тыс. рублей оба колена. Можно было сделать и бесплатно, но пришлось бы ждать две недели. И что вы думаете? Компьютерная томография показала разрыв менисков.

И вот из-за этой американской системы люди портят своё здоровье и страдают всю жизнь, их никто там абсолютно не лечит так, как надо. Поэтому, когда говорят о высоком уровне медицины в США – это бред полнейший! Высокий? – возможен, но для тех, у кого лишние деньги для этого выкинуть – не париться. Но это относится только к 5% населения.

Кстати, находясь в России, наш герой попутно вылечил и ещё запущенные заболевания. Сделал себе септопластику – у него был несколько раз сломан нос, внутренняя перегородка искривлена, он дышать не мог. Бесплатно, по направлению, сделали ему в больнице отличную операцию (сейчас прекрасно дышит нос), несколько дней там держали, кормили усиленно, обихаживали.

Он не представлял себе, во сколько бы это всё могло вылиться в Америке, даже если бы у него был какой-то супер тарифный план, который покрыл бы всё это. И то, его бы там точно в больнице не держали 10 дней, – поскорее бы выбросить из больницы! Это бизнес, ребята.

В Америке медицина – не область человеколюбия и сердечности, а одна из сфер бизнеса, причём аморального.

Так что, вот так. Иногда мы по праву критикуем наше здравоохранение за какие-то огрехи, недочёты, непрофессионализм, но всё же получаем в большинстве случаев тот набор медицинских услуг и то лечение, которого и в помине нет в США.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5c62f0393f72e900ad7e1a12/5d3b6d106c300400ac631fa0

Медицина в США. Бесплатно не будет, даже со страховым полисом

Расходы на здравоохранение в США:  Медицинское обслуживание в США - это бизнес на миллиарды долларов, с

Американская система здравоохранения лучшая, но… худшая. Медики получают хорошие зарплаты, но качество услуг все равно падает.

Ежегодно на развитие тратят миллиарды долларов, однако для конкретного пациента чек все равно слишком велик. Никто с середины прошлого века не смог решить растущие как снежный ком проблемы отрасли.

Ситуация феноменальная, но почему так получилось и что делать теперь, пока никто понять не может.

Исторически любая система здравоохранения в части финансирования развивалась «от пациента». Заплатил – получи услугу. Со временем стало ясно, платная медицина – это тупик. Всегда найдется тот, кто не в состоянии дать денег. В этот момент на смену тарифам пришла социально-ориентированная медицина.

Только способы «гуманизма» у всех оказались разными. Кто-то выбрал путь полностью бесплатной медицины для определенных слоев населения. Другие равномерно распределили хлопоты по оплате услуг среди всех жителей – в виде налогов и сборов, получив таким образом бесплатную медицину для каждого.

Третьи остановились на страховке, обеспечивающей медицинское обслуживание. 100-процентный результат не показала ни одна из описанных систем. А самой буксующей назвали страховую – такая десятилетиями эксплуатируется в США. Она не худшая – просто ее хвалят эксперты и всей душой ненавидят американцы.

Кажется, такой разброс уже должен вызвать интерес. Чтобы подогреть его, приведем еще несколько тезисов.  

  • Американская система здравоохранения занимает ведущее место в мире по масштабам сосредоточенных в ней ресурсов! Но… США – самая опасная страна для родов, о чем этим летом заявили сами представители родильных домов в масштабном опросе.
  • Государственные расходы на медицину в США насчитывают триллионы долларов. Но… для конкретного пациента услуга будет платной, а счета за медицину стали основной причиной банкротства физлиц.
  • Говорят, каждый «нормальный американец» может позволить себе страховку, которая покроет все расходы на услуги врачей! Но… даже сегодня после нескольких лет реализации «социалистической» реформы Obamacare с обязательной страховкой для каждого неохваченными остаются порядка 10 процентов жителей страны.

США – единственная промышленно развитая нация, которая не гарантирует своим гражданам универсальной и всеохватной системы медицинского страхования. Фотографии предоставлены globallookpress.com.

Сложно, еще сложнее

Пациент и врач в США не контактируют напрямую при планировании приема. Здесь нет бесплатной медицины, оплаченной социальным налогом, в полном понимании этого термина. Покупка медицинской страховки – это дорого, но еще дороже лечиться без нее.

Американская система здравоохранения считается сложнейшей в мире, хотя бы потому, что модель не похожа на российскую и даже европейскую. Большинство американцев не могут воспользоваться услугами бесплатных врачей просто по записи.

А платные клиники настолько дороги, что обращаться туда бессмысленно, если только ваш доход не превышает средний. Условно бесплатный доступ к медикам обеспечивают посредники – частные страховые компании.

Купив страховку, американец гарантирует себе определенный набор услуг. Страховые планы могут быть разными.

  • Платиновый – страховая берет на себя 90 процентов расходов, при этом ваш ежемесячный взнос будет максимальным.
  • Золотой – компенсация 80 процентов расходов с меньшим ежемесячным взносом.
  • Серебряный – 70 процентов.
  • Бронзовый – 60 процентов.

Кроме того, существует план «минимум» – он для здоровых. Чаще всего его выбирают молодые люди, редко посещающие медиков. Они тратят минимум, но и компенсацию получают лишь за основные медицинские услуги.

Инвалиды и пожилые люди, а также те, кто доказал свой низкий доход, получают помощь бесплатно – для них действуют страховые программы Medicare и Medicaid. Помощь в оплате медицинских расходов теоретически могут получить беременные, приемные дети до 26 лет и многодетные семьи.

Решение о помощи власти принимают, рассмотрев заявку, оставленную в офисе Департамента медицинских услуг. Надо понимать, что программы поддержки малоимущих и стариков действуют с 1965 года.

С каждым годом они требуют все больше средств из федерального бюджета и, естественно, влияют на увеличение госдолга США. С другой стороны, повышаются цены на предоставляемые услуги врачей, а качество этих услуг постоянно падает – ведь пациентов становится все больше.

Особенно после реализации программы Obamacare. Ежегодно растут и очереди на прием к врачу, все более ощутима нехватка медиков в стране. Словом, в этой части многое кажется знакомым.

Несмотря на впечатляющие успехи американского здравоохранения и системы медицинских услуг, миллионам американцев они недоступны из-за чрезвычайного роста стоимости.Фотографии предоставлены globallookpress.com.

Очень часто страховку за американца покупает работодатель, оплачивая ее полностью или частично. Казалось бы, неплохо. Для работодателя такой формат выгоден – он сулит некоторое уменьшение налогов.

К тому же есть инструмент, чтобы «привязать» к себе сотрудника, особенно, если ему уже больше 35 лет, а страховой план покрывает и лечение членов его семьи. Сто раз подумаешь перед поиском нового места. Однако сложным до последнего времени оставался вопрос pre-existing conditions – «уже имеющихся заболеваний».

Если вы страдаете тяжелым недугом, зафиксированным в записях врачей, страховщик или не будет оплачивать затраты на эту часть лечения, или просто откажется от заключения договора. В результате зависимость от работодателя усиливается.

Оставить работу просто нельзя, в противном случае останешься без страховки и будешь платить за лечение из своего кармана. Президент США Барак Обама пытался решить эту проблему, но, исправляя одно, упустил из виду другое. Об этом чуть позже.

К 2008 году без медицинской страховки жили около 15 процентов американцев, или порядка 46 миллионов человек. Сейчас таких порядка 10 процентов, впрочем, оценка меняется от одной профсоюзной организации к другой, от первого опроса ко второму.

Фактически эти миллионы людей не могут получить медицинскую помощь. И кстати, сейчас, когда действует правило обязательной медицинской страховки, «бунтари» еще и заплатят штраф, конечно, если попадутся.

Стартовую сумму определили в 2014 году – это были $95 или 1 процент от годового дохода человека. В дальнейшем тариф только рос, в результате на семью с одним ребенком он составлял уже порядка $1000. Индексация проводится на основании стоимости жизни с учетом инфляции.

Сумма штрафа в целом сравнима с оплатой ежемесячной суммы страховки. Она не должна ее превышать.

Фотографии предоставлены globallookpress.com.

Я купил страховку. Теперь все бесплатно?

Все зависит от выбранного вами плана медицинского страхования. Например:

  • HMO – предоставляемые услуги ограничены специалистами, работающими по договору c HMO (неотложная помощь – исключение). Но и платить за НМО вы будете меньше.
  • PPO – больше возможностей за большие деньги. Вы пользуетесь услугами любых врачей и любых больниц. А если доктор заключил контракт с РРО, можете рассчитывать на скидку.
  • POS – средний тариф, однако есть особенность. К специалисту можно идти, только получив направление терапевта.
  • EPO – вы обращаетесь только в те медицинские учреждения, которые включены в контракт.

А теперь серия «подводных камней».  

  • Бесплатно все равно не будет.

Купив полис, вы делите расходы со страховой компанией. Как правило, вы платите около 20 процентов от стоимости услуги.

Большинство планов не предполагают посещение стоматологов и окулистов. Есть и другие специалисты, на которых придется покупать дополнительную страховку, поэтому надо внимательно изучать договор.

Ходите вы к врачу или нет, платить придется в любом случае. Ежемесячно от $150 до $500 долларов на человека. В среднем семья с одним ребенком в месяц тратит $1000 долларов.

  • Список больниц и лекарств ограничен.

Если вы не взяли самый дорогой план, список медицинских учреждений, куда можно обратиться, будет зафиксирован. То же самое с лекарствами – они включены в страховку, а затраты будут компенсированы, но только в рамках списка. Кстати, почти все препараты в США продаются по рецепту врача.

  • Сначала плати сам, потом получи компенсацию. Правило Deductible.

При наступлении страхового случая, даже если вы каждый месяц исправно направляли взносы, сначала придется заплатить врачам самому. «Потолок» наступления ответственности страховщика оговаривается в договоре – это, как сказали бы в России, франшиза. Ее размер может доходить до $8000 – все, что до, компенсируете сами.

Дальше делите расходы со страховщиком – по тарифному плану, от «платины» до «бронзы». А на полную компенсацию можете рассчитывать только после того, как исчерпаете свой out-of-pocket limit, или «общий предел финансовой ответственности пациента за свое здоровье». Этот «аут» может достигать $30 тысяч.

Но и это ничто в сравнении с полными ценниками в больницах. О них расскажем чуть ниже.

И в завершение этого блока о том, как работает система здравоохранения в США, расставим акценты.

Часто болеете – платите больше. Стареете – готовьтесь к растущему счету. Живете большой семьей – раскошеливайтесь. Не хотите брать полис? Ну… вы поняли.

Страховка в США – это обмен риска огромных затрат на гарантированную небольшую плату каждый месяц. Если риск возрастает, то ежемесячная плата тоже. Страховаться, будучи 60-летним пенсионером, намного дороже, чем если бы вам был 21 год.

Система здравоохранения состоит из многочисленных служб, различающихся по типу финансирования и выполняемым функциям.Фотографии предоставлены globallookpress.com.

Верните медицину, мистер президент

Если вы пробились через все перечисленные выше списки, наверняка стали понимать, почему большинство американцев критикуют собственную систему здравоохранения. Она сложна, неповоротлива и не обеспечивает гарантированную помощь врачей.

Подобная оценка во многом помогла избраться на пост президента США Бараку Обаме. Еще президент Билл Клинтон пытался провести реформу здравоохранения, однако задумка провалилась. Джордж Буш-младший просто не стал обращать внимания на проблемы медицины.

На чем и сыграл Обама в 2008 году.

К его чести, надо сказать, что реформу он запустил. Обещать полностью государственную систему страхования Обама не мог. Предложил альтернативу: страховые компании обязаны были оказывать помощь людям с «уже имеющимися заболеваниями», для всех американцев вводилась более-менее одинаковая плата за страховку, а части жителей гарантировали субсидии. На деле Obamacare выглядела так:

Страховку обязан купить каждый. А страховая компания берет на себя новые обязательства. Тарифы становятся более-менее похожими для всех групп населения. Если денег на полис не хватает, государство готово помочь, но придется доказать свой низкий уровень дохода.

Работодатель обязан закупать полисы, если штат превышает 50 человек – государство взамен обещает субсидии. Страховщик в любом плане должен обеспечить «неотложку», лечение рака, диспансеризацию, оплату лекарств и консультации у психиатра.

Кроме того, расширилось число услуг для малоимущих, умножились гарантии для стариков.  

Обама надеялся, что его идеи помогут снизить медицинские расходы как для самих американцев, так и для государства. Но все получилось иначе. Только за два первых года реализации траты на Medicaid и Medicare выросли на 13 процентов. Но это еще полбеды. Угрожающими темпами стали расти страховые взносы граждан. В результате реформа получилась такой:

Число застрахованных действительно выросло. Расширились и пакеты медицинских услуг. Однако больницы стали нести огромные издержки, по цепочке выросли и страховые взносы.

Чтобы избежать роста в геометрической прогрессии, Обама обязал страховщика тратить не менее 80-85 процентов выручки на оплату счетов клиентов. Бизнес такой маневр не оценил.

Что касается субсидий для неимущих: американцы стали жульничать – дешевле было ничего не делать и получать условно бесплатную страховку, ведь чем ниже доход, тем выше помощь Барака Обамы.

Obamacare – первая с 1965 года масштабная реформа в сфере здравоохранения США, предполагающая всеобщее медицинское страхование. Фотографии предоставлены globallookpress.com.

При росте зарплаты в 7,8 процента страховые взносы подскочили в цене на 31 процент. К тому же полисы пришлось покупать тем, кто раньше не хотел этого делать. «Подогревали» ситуацию и противники Обамы, называя реформу социалистической.

В результате промежуточная оценка реформы, согласно опросам Gallup International, получилась печальной: 30 процентов призывали отказаться от Obamacare, 40 процентов требовали что-то поменять и лишь 26 процентов настаивали на сохранении новшеств. И вот уже Дональд Трамп разыгрывает медицинскую карту.

В ходе предвыборной кампании он обещает «отменить и заменить» Obamacare. Но не делает ни того, ни другого. План республиканцев проваливается в Сенате, даже несмотря на то, что али за так называемую тощую отмену – она лишь корректирует Obamacare, но не ликвидирует ее.

Что в результате? Реформа продолжает работать, республиканцы не оставляют идей ее отменить, но фактически не могут этого сделать. Американцы тем временем продолжают ненавидеть собственную систему здравоохранения.

Причины для критики разные. Самые часто встречающиеся в беседе с Царьградом назвали русские американцы.

« проблема – это счета, – объясняет Камиль, он переехал в США почти 10 лет назад, сначала учился, теперь работает. – Хорошо, если работодатель приобретет тебе страховку, но и там есть свои трудности. Если работаешь с частником, у которого маленький штат, проблема со страховкой обострится».

Еще одна собеседница редакции, Екатерина, вспоминает о споре среднего класса с бедняками.

«Фактически государство не берет на себя расходы на финансирование так называемой бесплатной медицины. Как и в любой системе, расходы перекладывают друг на друга. Мы платим налоги, «казначей» их распределяет, в том числе в помощь медикам и страховщикам. Но денег не хватает. В результате взвинчиваются страховые тарифы.

Получается, те, у кого есть деньги, в любом случае оплачивают затраты бедняков. Возможно, для русского уха это звучит неплохо, но в США другой оценочный подход. Происходящее вызывает раздражение у американцев, поскольку с младенчества их воспитывают по принципам личной ответственности в капиталистическом мире. Проще говоря, твоя проблема – тебе и решать ее.

Тогда почему я должен платить за бедняка?»

Еще несколько собеседников Царьграда среди тех, кто долгое время жил в США или до сих пор остается в Америке, назвали все те же основные причины для критики. Но были и оригинальные ответы. Например, Наиля рассказала о личном опыте участия в медицинском эксперименте.

«Медицина в США – это широкий рынок. Каждый зарабатывает, как может, и в первую очередь – фармацевты. Экспериментальные препараты испытывают на добровольцах – любителях рискнуть ради «легкого» заработка или отчаявшихся людях, кому не помогли известные методы лечения. Я, к сожалению, попала во вторую группу. Надеялась спастись от редкой формы аллергии, в результате лишилась волос».

До реформы страховку имели около 85% жителей Штатов, тогда как сейчас ею охвачен примерно 91%. Этот прорыв уходящий президент Барак Обама называл одним из своих главных достижений на посту главы государства. Но жизнь внесла свои коррективы.Фотографии предоставлены globallookpress.com.

Калькулятор

УслугаСШАРоссия
Страховой полис, ежемесячноот $150 до $500от $25 до $80 (ДМС)
«Золотая» страховкаот $1000от $100
Вызов скорой помощи без страховки/бесплатная и платная услуга в Россииот $50000/от $150
Экстренная помощь, самостоятельный визит к врачу без страховки/бесплатная и платная услуга в Россииот $800 до $35000/от $30
Роды без страхового полиса/бесплатная и платная услуга в Россииот $10 0000/от $900
Простое пломбирование зуба/бесплатная и платная услуга в Россииот $1000 до $15000/от $30
Дневной стационар/бесплатная и платная услуга в Россииот $40000/от $25
Отдельные услуги без страховки, например, рентген/бесплатная и платная услуга в Россииот $9000/от $10

Посещение врача со страховкой будет оцениваться по-разному. Например, система фиксированного платежа – copay – позволит сократить расходы на неотложную помощь до $150, на вызов скорой помощи – до $30, на единовременный поход к терапевту – до $10, на роды – до $250. Впрочем, цены могут различаться в зависимости от штата или тарифного плана. 

Всего за пару десятилетий нас приучили не перенимать лучший опыт стран мира, а жить с оглядкой на других. Но если приглядеться, так ли все хорошо там, где нас нет? Разбираемся предметно. Каждую среду Царьград рассказывает о мировом опыте в той или иной сфере жизни. Мы не говорим, что у них плохо, а в России – хорошо. Просто приводим факты

Источник: https://tsargrad.tv/special_projects/medicina-v-ssha-besplatno-ne-budet-dazhe-so-strahovym-polisom_167604

Медицина в США: плати или умри

Расходы на здравоохранение в США:  Медицинское обслуживание в США - это бизнес на миллиарды долларов, с

Эта статья с сайта американской профсоюзной ассоциации DPE прекрасно отражает современное состояние и тенденции в системе здравоохранения США. Тем не менее, статья написана прежде всего американцами для американцев, поэтому для российских читателей мы должны дать несколько вводных пояснений.

Медицина в США является одной из самых коррумпированных и нерегулируемых отраслей. Вопреки мифам российских либералов, сами американцы эту систему ненавидят (кроме тех, кто на ней наживается). Вот только не могут определиться, кого в этом винить.

То ли монополистов-страховщиков, то ли врачей с заоблачными зарплатами, то ли “предпринимателей”, постоянно изобретающих рискованные методы лечения и включающих стоимость разработки в счета для обычных пациентов. То ли бедняков, которых правительство субсидирует за счёт среднего класса, то ли само правительство.

Как бы то ни было, счета за оплату медицинских услуг – основная причина для банкротства физических лиц. Хотя зарплаты в США в разы больше, чем в России, стоимость лечения выше в десятки раз. Сходить к терапевту насчёт гриппа – 200-500$. Вызвать скорую в сельской местности (в “одноэтажной Америке”, где живёт большинство населения) – 2000-3000$.

В отличие от России, страховка в США – это не своеобразная форма налога, а реальная страховка. То есть, обмен небольшого риска чудовищных затрат на гарантированную небольшую плату каждый месяц. Если риск возрастает, то ежемесячная плата тоже. Страховаться, будучи 60-ти летним пенсионером, намного дороже, чем если бы вам был 21 год.

Но и при наличии страховки ваши беды не заканчиваются. Если вы платите, допустим, 400$ в месяц за сам факт наличия страховки, то при наступлении “страхового случая” вы должны будете сначала выложить из своего кармана определённую сумму, прежде чем страховая начнёт помогать вам выплачивать хоть что-то (в России это называется “франшиза”).

Размер франшизы может доходить до 3000-8000$, в зависимости от условий договора. Можете представить, к чему это приводит людей, у которых годовая зарплата 30000$.

После того, как франшиза исчерпана, страховая компания начинает оплачивать большую часть медицинских услуг, но застрахованному все равно нужно “со-оплачивать” затраты (как правило, 5-10% от цены услуги, либо фиксированную плату в 10$ за визиту к врачу и лекарства и 100$ за операции и каждый день в госпитале). И лишь после того, как исчерпаны не только франшиза, но и “out-of-pocket limit” (общий предел финансовой ответственности пациента за своё здоровье), страховая берёт на себя оплату полностью. При этом сам лимит может доходить до 30 000$ в год.

Спрашивается, зачем нужна такая страховка, если в случае серьёзных проблем со здоровьем всё равно придётся выложить из кармана 30 000$? Ну хотя бы затем, что без страховки за пару дней, проведённых в реанимации, вы задолжаете медицинской корпорации несколько сотен тысяч, а то и пару миллионов долларов.

Некоторые наивно полагают, что при таких ценах в США должно быть превосходное качество медицинских услуг. Но об этом расскажут уже авторы статьи.

Система Здравоохранения США в международной перспективе

Система здравоохранения в США в своем роде уникальна и отличается от остальных индустриализированных стран. Она не имеет единых стандартов для всей страны, и до недавних времен здесь вовсе отсутствовал единый способ страхования граждан. Лишь в 2014 изменения в законах о здравоохранении сделали обязательным всеобщее приобретение страховок.

Уникальность системы здравоохранения проявляется также в способах погашения стоимости медицинских услуг. Часть собираемых с граждан налогов переводится в Medicare – национальную страховую компанию – и предоставляет помощь в оплате самых обычных медицинских услуг для всех граждан.

Однако, во-первых, не делает их полностью бесплатными.

Во-вторых, все нетипичные траты стоят крайне дорого и погашаются самим гражданином либо же его работодателем, где оба имеют возможность платить на прямую за услуги или же использовать различные страховки от частных или общественных организаций.

В 2014, 48% всех медицинских затрат США являлись частными, из них 28% были расходы обычных граждан и лишь 20% были погашены бизнесом. Федеральные правительственные затраты составили 28%, а штатов и местных органов самоуправления – 17%. Большинство медицинских услуг оказывается частниками.

В-третьих, страховка распространяется по-разному на различные группы населения. Далеко не все могут её себе позволить. В 2014, только 89.6% населения (283 миллиона), воспользовались медицинскими услугами в какой-либо форме, и только 66% расходов граждан были погашены страховыми фирмами. Среди застрахованных лишь 36.5% (115.

4 миллиона), получило компенсации по оплате медицинских услуг от различных государственных организаций в том числе и Medicare. Также помощь в оплате мед. услуг граждане могут получать от нескольких государственных программ если они попадают под определенную социальную группу (ветераны, малоимущие и т.д.).

По итогу 2014 года, около 33 миллион граждан не имело страховок.

Приведенная ниже информация сравнит американскую систему здравоохранения с другими развитыми странами. Сопоставление всех фактов покажет американскую систему в интернациональном контексте.

В сравнении с другими OECD странами:

Организация экономического сотрудничества и развития (OECD) – международная экономическая организация развитых стран, признающих принципы представительной демократии и свободной рыночной экономики. Страны-члены организации в основе своей передовые или активно развивающиеся.

Финансирование самой структуры происходит с помощью стран, включенных в организацию, где Мексика и США имеют самую незначительную роль. Однако расходы на душу населения в Америке выше чем во всех остальных странах, кроме Норвегии и Нидерландов.

Этот парадокс возможен лишь из-за высокой стоимости медицинских услуг в США и соответственно больших затрат на них.

В 2013-м OECD подсчитала, что расходы на здравоохранение в США были куда выше нежели в остальных странах: Америка выделяла 8713$ на душу населения или 16.4% ВВП. В то время как средний уровень стран OECD был 8.9% ВВП. Второе место по затратам делили Нидерланды с 11.1% ВВП вместе со Швейцарией и Швецией. В Северной Америке, Канаде власти тратили 10.2% ВВП, а Мексике – 6.2%.

То есть в пересчёте на душу населения правительство США потратило в два раза больше в сравнении со средним показателем по OECD.

Причины высоких расходов 

Чрезвычайно высокие цены на медицинские услуги делают невозможным обращение к врачам для многих американцев. Те слои населения, которые получают зарплату ниже среднего, как правило, реже обращаются за помощью, чем люди в таком же положении из других передовых стран.

59% врачей в США признают оплату медицинских услуг проблематичной для их пациентов. В 2013, 31% незастрахованных взрослых заявили, что не обращались за медицинской помощью или отсрочили визит к врачу из-за высокой цены и 5% взрослых, имеющих частные страховки, также не обращались за помощью, даже будучи больными.

Более того, 27% взрослых с государственными страховками не посещали врачей.

В США происходит множество дебатов на тему постоянно растущих цен на медицинские услуги и их влияния на население. Можно выделить по крайней мере три фактора, которые играют в этом крупную роль.

  1. Высокая цена разработки и внедрения новых технологий и лекарств. Некоторые эксперты указывают, что чаще всего инвестиции уходят в разработки, которые затратны на начальном этапе и потом создают «базу» для высокой стоимости услуг, даже если они не всегда эффективны. В 2013, в расчёте на душу населения, на лекарства было потрачено 1026$, что вдвое больше среднего показателя по OECD.
  2. На цену также влияют хронические заболевания, количество которых в США увеличивается. Национальные затраты на хронические заболевания составляют большую часть от трат на здравоохранение. Автор приводит цитату, что за последние два года  32% расходов в Medicare приходится на больных хроническими заболеваниями. Большинство этих расходов уходит на оплату услуг докторов и госпиталей при чем неоднократно среди некоторых больных. Эксперты из Национальной Академии Наук в своих исследованиях нашли, что среди остальных стран с высокими зарплатами, в США продолжительность жизни ниже, а хронических заболеваний больше. Причиной этого называется высокая степень расслоения населения по социально-экономических факторам.
  3. Также, высокая административные затраты являются причиной постоянно растущих цен. США возглавляют список среди развитых стран по затратам на административный ресурс в здравоохранении. К тому же, трудно проанализировать разницу, по эффективности и не только, между муниципальными и частными затратами, поскольку в каждом заведении они имеют разные критерии. Более того, некоторые государственные функции отдаются частникам на аутсорсинг. Кстати, о частных фирмах: как показывает практика, крупные фирмы меньше тратятся на административный ресурс, но по всей стране примерно 361 миллиард долларов пропадает впустую ежегодно именно по этой статье расходов, что показывает низкую эффективность таких затрат.

Неравномерное покрытие медицинского страхования и его влияние

Конечно же,  большинство населения обладает страховками, но стоимость страховых услуг постоянно растет, а качество этих услуг падает. С 1999 по 2005 цены увеличились на 11%, с 2005 по 2015 они снизились на 5% от прошлых цифр.

Суммы, которые пациенты вынуждены платить из своего кармана, прежде чем страховая начнёт компенсировать хоть что-то, (так называемые deductibles) выросли на 67%. Такие взлеты в цене намного обгоняют темпы роста инфляции и зарплат.

Недоступность страховок сильно влияет на американскую экономику.

Например, в 2009 году Центром Американского Прогресса было рассчитано, что недостаточное страховое обошлось американцам от 124 миллиардов до 248 миллиардов долларов.

Где нижняя граница – потери от низкой продолжительности жизни незастрахованных, а верхняя – в добавок ещё и потери от низкой производительности больных и незастрахованных.

До сих пор страховки доступны не всем. Очень часто национальные меньшинства и бедные группы населения не обращаются за медицинскими услугами.

40 миллионов рабочих, примерно каждый второй из пяти, не имеют право на оплаченные больничные.

Соответственно, многие болезни усугубляются стремлением работников выходить больными на работу – вплоть до сниженной продуктивности и возникновения эпидемий. Всё это, естественно, влечёт резкое увеличение затрат на здравоохранение.

Немного сухой статистики и фактов:

  • 32 миллиона американцев не были застрахованы в 2014, это на 9 миллионов меньше чем в предыдущем году. Эксперты считают, что такое падение было вызвано реформами Барака Обамы (the ACA). В 2014, среди тех, кто обладал страховкой, 73% были семьи с трудоустроенными на полную ставку с одним или двумя работающими родственниками. И всего 12% работали не на полную ставку. Всего 49% взрослых американцев обладали страховками от работодателя.
  • В компаниях с большим количеством низкооплачиваемого труда, оплата медицинских услуг фирмой происходит намного реже. Такая ситуация никак не регулируется. Все зависит полностью от работодателей.
  • В 2014 11% работников на полной ставке не обладали страховками, что не сильно отличается от прошлых лет. Однако, с помощью последних реформ положение дел среди работников с неполной занятостью улучшилось с 24% до 17.7% Также снизилось и количество незастрахованных безработных с 22.2% до 17.3%.
  • Маленькие фирмы намного реже предоставляют страховые расходы своим работникам. Среди всех мелких фирм (штатом из 3-199 работников) лишь 56% предоставляли такие выплаты. Для сравнения: 98% крупных фирм покрывают такие расходы.
  • После реформ при Обаме, молодые люди (19-25 лет) получили возможность остаться на семейном страховом плане (ранее это было невозможно), что увеличило цифры среди страхования у молодого населения: с 63% до 82.9%. В то же время, распространение страховок увеличилось среди другой возрастной группы населения (26-34) с 70.9% до 81.8%.
  • Меньшинства и дети застрахованы крайне непропорционально. В 2014 7.6% не испаноговорящих белых не обладали страховкой. Среди черных – 11.8%, азиатов – 9.3%, происходящих из испаноговорящих семей – 19.9%. При этом 80% из незастрахованных обладают гражданством. Среди детей, 6% не было застраховано в 2014, и по прогнозам шанс получить должные медицинские услуги у таких детей в 10 раз меньше, чем у застрахованных, так же как и шанс увидеть доктора хотя бы раз в два года снижается в пять раз.
  • До недавнего времени женщины были вынуждены платить большие страховые взносы, чем мужчины, за одинаковые пакеты услуг. В 2014 такой уклад вещей был отменен реформами, также были убраны надбавки на стоимость за врожденные отклонения.
  • В 2014, 19.3% самых бедствующих (23500$ в год на семью из четверых) не были застрахованы, хотя такие семьи могут обращаться за субсидиями и увеличением государственных страховых выплат.

Постоянное увеличение страховых взносов.

  • В 2005, средние страховые взносы были около 2713$ на человека и 8167$ на всю семью. В 2015, они выросли до 6251$ и 17545$.
  • Все большее количество рабочих получают вычеты из затрат на страховые выплат в размере 1000$ в год. С каждым годом все больше рабочих обращаются за такой помощью: 46% в 2015, 38% в 2013, 22% в 2009. В маленьких фирмах такие вычеты чаще всего превышают 1000$.
  • Работники профсоюзов чаще обладают страховками и оплаченными больничными, чем обычные работники. В 2015, 95% членов профсоюзов воспользовались социальными страховыми пакетами. Если сравнивать с обычными рабочими, то только 68% сделали то же самое. В 2015, 85% профсоюзников и 62% работников без профсоюза прибегли к оплаченным больничным.

В каждом штате разная ситуация по возможности получения медицинских услуг и их цен:

  • В 2012, годовые затраты по Medicare варьировались от 6724$ в Анкоридже (Аляска) до 13596$ в Майами. Страховые взносы так же отличаются, средняя семейная выплата на юге США была 16785$, а на северо-западе США 18096$. Кроме того, как правило, компании на юге реже покрывают страховые услуги своим работникам.

 Многие американцы банкротятся из-за высоких цен на медицинские услуги. 

 В Великобритании, Швейцарии, Японии, Германии, банкротство среди пациентов из-за большего страхового покрытия является ничтожным. Однако, в Америке, оценка причин банкротств периода с 2005 по 2013 годы выявила, что невозможность оплаты медицинских услуг является самой частой причиной банкротства.

По разным данным, от 18% до 25% опрошенных главным поводом для банкротства назвали оплату медицинских услуг. Другие исследования показывают, что 56 миллионов американцев до 65 лет имели трудности в оплате медицинских услуг, а 10 миллионов американцев не смогут оплатить услуги имея при этом годичные страховки.

 Многие эксперты надеются, что реформы 2014 года помогут снизить количество банкротств такого сорта.

Как OECD снижает цены

Если взглянуть на положение вещей в других странах, с практически полным покрытием медицинских услуг, то можно будет заметить сильную разницу между системами и многому научиться на примере других стран.

Конечно методы везде разные, но общая картина в других странах-участницах OECD сильно отличается в лучшую сторону. Национальные системы здравоохранения больше контролируют цены, тем самым защищая бедные группы населения.

Всего преобладает три типа здравоохранений:

Национальное регулируемое здравоохранение  – подконтрольная государству система, где зарплаты и цены устанавливаются государством. Частная практика разрешена, но сильно урегулирована. (Великобритания, Испания, Новая-Зеландия).

Национальная страховая система –  государство полностью администрирует здравоохранение и оплачивает все затраты компенсируя их налогами. Нет частных клиник, но есть клиники в которые могут вложиться частные инвесторы (Канада, Дания, Тайвань, Швеция).

Фондовая система – из доходов граждан налогами изымается сумма, которая компенсирует траты на поход к врачу. Это дает возможность каждому гражданину обратиться за медицинской помощью по одинаковой цене (Франция, Германия, Япония).

Все эти три системы в корне отличаются от американской одним – универсальным распространением на каждого гражданина. При таком положении вещей трудно представить, чтобы граждане тратили громадные суммы на медицину, будучи незастрахованными. Такой подход снижает стоимость вызова скорой помощи и оплаты других экстренных услуг. Другими методами для снижения цен могут быть:

  • Индексирование стоимости услуг и страховок по доходу, а не истории болезней.
  • Возможность влиять на цены лекарств и медицинского оборудования, и покупать их по более низкой цене в большом количестве (по оптовым ценам). Такая практика была  успешно использована лишь в некоторых департаментах США и пока запрещена из-за Medicare и прочих программ.

Здравоохранение в Германии

Например, в Германии одна из самых успешных здравоохранительных систем по соотношению цены и качества. Примерно 240 страховочных фондов, которые коллективно держат цены на медицинские услуги, и они покрывают нужды практически 90% населения.

Лишь только 10% немцев с более высоким доходом предпочитают частное страхование. Средние затраты на здравоохранение на душу населения практически вдвое меньше чем в США.

При этом Германия также не обладает централизованной системой, в которой социальные фонды работают на общественные нужды.

  • Расходы на страхование покрываются рабочими и работодателями пополам, и эти выплаты составляют только 15.5% от общей годовой зарплаты. Общая картина такова, что работодатель платит 8.2%, а 7.3% покрываются работником.
  • Страховые взносы не базируются на риске и зависят от семейного положения, размера семьи, или здоровья в целом (прим. В Америке практически любая характеристика подающегося за страхованием учтена в составлении суммы взносов).
  • Доктора сильно урегулированы и работают на частной основе, получая оплату оказанных услуг от фондов страхования. Коллективы докторов вынуждены договариваться о ценах с фондами, чтобы обе стороны могли распланировать свой бюджет. В каждом регионе такие торги ведутся по-разному, доктора и клиники не могут превышать своего бюджета, так как этого им никто не компенсирует. Это помогает держать цены постоянными и довольно-таки низкими. При этом зарплаты немецких врачей на 1/3 меньше, чем у их американских коллег.
  • Государство оплачивает фондовые взносы детей, планируя, что подрастающее поколение будет основной статьей налоговых доходов в будущем и “вернёт государственные инвестиции”.
  • Германия реформировала политику выстраивания цен на лекарства после их долгого возрастания. До этого, компании-производители устанавливали цены и не были обязаны доказывать чем новые, а следовательно и более дорогие, лекарства лучше старых. После реформ, компании смогли устанавливать цену лишь на год после выхода препарата. Если в течении 12 месяцев не будет доказана большая эффективность нового лекарства, то цена его снизится на старую, как у прошлого аналога. Если же будет доказано обратное, то цена будет регулироваться фондами и производителем.

Качество Американского образования 

Врачи в США считаются одними из самых лучших, однако применение их знаний крайне неэффективно: медработники ведут борьбу с болезнями, но не предотвращают их. В этом смысле в Америке ситуация хуже, чем в остальных развитых странах.

Она хуже Австралии, Канады, Франции, Германии, Нидерландов, Новой Зеландии, Норвегии, Швеции, Швейцарии, Великобритании по общим показателям.

По качеству предоставляемых услуг американская система была пятой, но заняла последнее место по показателям эффективности, равнодоступности и здоровья жителей.

  • Даже учитывая высокие затраты на здравоохранение, в США меньше врачей на душу населения чем в большинстве стран OECD. В 2013, в США было 2.6 % врача на 1,000 людей—меньше среднего показателя OECD в 3.3%.
  • В США наблюдается нехватка врачей общей практики, где один терапевт приходится на тысячу населения. По прогнозам, к 2025-м году стране понадобятся ещё 52 000 терапевтов. С бурно растущим населением и ростом продолжительности жизни, нехватка таких врачей может оказаться крайне негативной.
  • Также в США распределение докторов между населением является непропорциональным. В среднем по США 225 докторов приходится на 100000 населения, однако на деле эта цифра сильно колеблется от штата к штату: В Массачусетс 349, а в Миссисипи 170.
  • В 2013 смертность среди младенцев была выше чем средняя у других стран: 5.96 на тысячу новорожденных в сравнении с 3.8 у OECD.
  • Ожирение выше среди взрослых американцев – 35.3 % в 2013, хоть и снизилось по сравнению с 2011 и 36.5%. Средний показатель OECD – 19%.

Источник: https://vestnikburi.com/meditsina-v-ssha-plati-ili-umri/

Medic-studio
Добавить комментарий