Развитие паллиативной помощи в России.: Паллиативная помощь пронизывает всю медицину, существовавшую в России

Паллиативная медицина и хосписы

Развитие паллиативной помощи в России.: Паллиативная помощь пронизывает всю медицину, существовавшую в России

ПАЛЛИАТИВНАЯ  МЕДИЦИНА  И  ХОСПИСЫ

Иванова  Дарья  Юрьевна

1  курс,  12  группа,  стоматологический  факультет,  ОрГМУ,  РФ,  г.  Оренбург

Е-mail: 

Воробьёв  Дмитрий  Олегович

научный  руководитель,  ассистент  кафедры  философии  ОрГМУ,  РФ,  г.  Оренбург

Е-mail:dratsolonchack@mail.ru

Актуальность  данной  темы  заключается  в  том,  что  паллиативная  помощь  является  составляющей  частью  здравоохранения.  В  мире  процент  инкурабельных  больных,  как  это  ни  прискорбно,  растет.  Долгом  государства  и  общества  является  обеспечение  неизлечимо  больного  человека  необходимыми  условиями,  направленными  на  улучшение  качества  жизни.

Цель:  изучить  специфику  работы  учреждения  паллиативной  медицины  на  примере  хосписа.

Задачи:

·     Дать  понятие  паллиативной  медицины  и  хосписа;

·     Рассмотреть  историю  создания  хосписов  в  мире  и  России;

·     Узнать,  что  представляет  из  себя  современное  хосписное  движение;

·     Изучить  специфику  работы  хосписов.

Паллиативная  медицина  и  хосписы

Паллиативная  медицина  —  это  специфическая  отрасль  медицины,  которая  направлена  на  повышение  уровня  жизни  неизлечимо  больных  пациентов  и  их  родных.

  Эта  помощь  осуществляется  путем  симптоматического  лечения,  облегчения  страданий,  предоставления  неотложной  помощи  при  острой  фазе  болезни,  помощью  в  повышении  психической,  физической  и  духовной  устойчивости  пациента  и  его  родственников  к  предстоящим  трудностям.

Целостный  подход  предполагает  внимание  к  четырем  группам  проблем:

·     Физические  —  боль,  кашель,  усталость,  жар.

·     Психологические  —  тревоги,  страхи,  печаль,  гнев.

·     Социальные  —  потребности  семьи,  проблемы,  связанные  с  пропитанием,  работой,  жильем  и  взаимоотношениями.

·     Духовные  —  вопросы  о  смысле  жизни  и  смерти,  потребность  в  спокойствии  (гармонии  и  согласии)  [3]. 

В  обществе  сложился  такой  стереотип,  что  паллиативная  медицина  —  это  всего  лишь  оказание  помощи  физической  составляющей  здоровья  пациента  в  последний  период  их  жизни.  На  самом  же  деле  —  это  оказание  посильной  помощи  в  облегчении  страданий  больного.

  Страданий  не  только  физического,  но  и  духовного  плана.  Так  же  паллиативная  помощь  —  это  повышение  качества  жизни  с  момента  обнаружения  неизлечимой  болезни.

  Цель  паллиативной  медицины  —  сделать  так,  чтобы  оставшееся  время  —  будь  то  дни,  месяцы  или  годы  —  было  максимально  комфортны  и  для  больного  и  его  семьи.

Паллиативная  медицина  может  помочь  при:

·     ВИЧ-инфекции.

·     Раке.

·     Тяжелой  почечной  или  сердечной  недостаточности.

·     Терминальной  стадии  легочных  заболеваний.

·     Прогрессирующих  неврологических  и  других  смертельных  заболеваниях  [5]. 

Лечение  симптомов  болезни  инкурабельных  пациентов,  постоянный  уход  и  забота  должны  дополнять  друг  друга,  тем  самым  повышая  уровень  жизни  больного.

  Психологическая  поддержка  в  медицинских  учреждениях  паллиативной  медицины  так  же  немаловажна.

  В  настоящее  время  существуют  медицинские  учреждения,  оказывающие  паллиативную  помощь,  одним  из  них  является  хоспис,  рассмотрение  специфики  и  структуры  которого  является  одной  из  поставленных  задач.

Хоспис  —  медицинское  учреждение  специального  профиля,  в  котором  неизлечимо  больные  пациенты  получают  неотложную  и  необходимую  помощь  в  облегчении  симптоматики  болезни  (больные  могут  получать  кислород,  зондовое  питание,  патронажный  уход,  обезболивающие  препараты,  и  т.  п.).

  Больные  получают  достойное  обслуживание,  и,  что  важно  подчеркнуть,  психологическую  помощь.  Ведь  очень  многих  инкурабельных  больных  после  ознакомления  с  диагнозом  посещают  мысли  о  самоубийстве,  наступает  апатия,  глубокая  депрессия.

  Люди  замыкаются  в  себе,  перестают  принимать  пищу,  спать,  причиняют  себе  физические  увечья,  отрицают  смерть,  боятся  собственного  будущего,  желают  прямо  здесь  и  сейчас  прекратить  собственные  мучения  и  мучения  близких.

  Именно  в  эти  тяжелые  минуты  им  требуется  психологическая  помощь,  как  со  стороны  специалистов,  так  и  со  стороны  своих  родственников.

История  возникновения  хосписов

Слово  «хоспис»,  этимологически  не  связано  со  смертью.  В  переводе  с  латинского  «hospes»  —  гость.  Позже  значение  слова  видоизменилось,  стало  обозначением  понятия  «хозяин»,  а  слово  «hospitalis»  означало  «гостеприимный,  дружелюбный  к  странникам»  [6].

Христианство,  известное  как  религия  милосердия,  принесло  в  Европу  проблему  заботы  об  умиравших.

  Понятие  паллиативной  помощи  до  появления  сподвижников  Христа  считалось  оскорблением  богов:  любому  смертному,  даже  врачу,  нельзя  сомневаться  в  том,  что  боги  вынесли  больному  смертный  приговор.

  Принципы  работы  хосписов  как  заведений,  создававшихся  для  облегчения  страданий,  берут  свое  начало  только  в  раннехристианской  эре.

Первые  хосписы  располагались  вдоль  дорог,  по  которым  проходили  первые  христиане,  паломники.  Эти  хосписы  —  дома  отдыха  для  истощенных,  усталых  и  больных  людей.  Однако  хосписы  не  отказывали  в  помощи  и  окрестным  жителям.

Употребление  слова  «хоспис»  в  применении  к  уходу  за  смертельно  больными  и  умирающими  впервые  появилось  лишь  в  XIX  веке.  К  этому  времени  некоторые  средневековые  хосписы  попросту  закрылись,  некоторые  другие  стали  домами  для  престарелых  или  сирот.

  А  врачи  того  времени  занимались  только  больными,  имеющими  шансы  на  выздоровление.  Даже  смерть  таких  больных  приходилось  констатировать  священнослужителям,  приходящим  на  отпевание.  Безнадежно  больные  умрут  при  любом  методе  лечения.

  Смерть  пациента  существенно  снижала  авторитет  доктора,  поэтому  врачеватели  того  времени  даже  не  появлялись  по  вызову  к  умирающим.

В  1842,  во  французском  городе  Лион,  молодая  вдова,  потерявшая  мужа  и  детей,  Жане  Гарнье,  открыла  первый  приют  для  умирающих.  Название  этого  заведение  —  хоспис  «Голгофа».  А  тридцать  лет  спустя  ирландская  община  Сестры  Милосердия  основала  уже  второй  в  мире  хоспис  —  Хоспис  Богоматери  для  умирающих.

  Интересно  отметить,  что  Орден  Матери  Марии  Айкенхэд  основан  еще  в  начале  века,  что  по  хронологическим  рамкам  значительно  раньше,  чем  дублинский  хоспис.

  Этот  орден  всегда  заботился  о  страждущих,  больных,  умирающих,  бедных,  но  хоспис  Богоматери  стал  первым  местом,  куда  брали  обученных  сестер  для  специального  ухода  за  умирающими.

В  конце  XIX-го  века  был  открыт  Дом  для  бедных  и  умирающих  имени  Святого  Луки,  который  был  основан  Говардом  Барретом.

  Важным  и  интересным  было  то,  что  по  ходу  деятельности  Говард  публиковал  подробные  и  живые  отчеты.  Доктор  Баррет  рассказывал  трогательные  истории  об  отдельных  пациентах,  их  личности,  жизни.

  Он  много  писал  о  людях,  ярко  описывал  характер  своих  пациентов,  их  мужество  перед  лицом  смерти.

Не  менее  ценным  вкладом  хосписа  св.  Луки  в  отрасль  паллиативной  медицины  было  установление  необходимости  регулярного  приема  морфина.  До  сих  пор  его  применяли  в  медицине  редко  и  для  снятия  очень  сильных  болей.

  Установление  регулярного  приема  обезболивающего  было  действительно  огромным  шагом  вперед  в  деле  ухода  за  неизлечимо  больными.

  Когда  в  обычных  больницах  пациенты  просто  умоляли  персонал  избавить  их  от  боли,  они  часто  слышали  фразу  «Вы  еще  можете  немного  потерпеть»,  врачи  попросту  боялись  сделать  больного  наркотически  зависимым.

  А  пациенты  хосписа  святого  Луки  практически  не  испытывали  физической  боли.  Хоспис  использовал  для  снятия  боли  «Бромптонский  коктейль»,  придуманный  врачами  Бромптонской  больницы  для  пациентов  с  поздними  стадиями  туберкулеза.  Он  состоял  из  опиатов,  кокаина  и  алкоголя. 

В  1935  году  вышла  книга  знаменитого  врача  Альфреда  Ворчестера  «Уход  за  больными  и  умирающими».  Этот  автор  по  праву  считается  пионером  в  хосписном  деле.

  Книга  —  собрание  лекций,  которые  врач  прочитал  студентам-медикам  в  Бостоне.

  Доктор  Ворчестер  смог  написать  эту  книгу  не  только  благодаря  своему  врачебному  опыту,  но  и  благодаря  помощи,  полученной  от  сестер  дома  Отдохновения  и  монахинь  ордена  святого  Августина. 

В  1952  году  мемориальный  фонд  Марии  Кюри  произвел  на  свет  работу,  посвященную  уходу  за  умирающими.  Этот  труд  писали  по  данным  опроса  районных  медсестер.  Там  были  систематизированы  симптомы  стресса  у  онкологических  больных,  находящихся  дома.

  Полученная  информация  стала  основой  дальнейшей  деятельности  фонда  Марии  Кюри.

  Фонд  организовал  стационары  и  выездные  службы,  создал  пункты  специальной  подготовки  медсестер  для  домашнего  ухода  за  инкурабельными  больными,  спонсировал  фундаментальные  исследования  и  создание  образовательных  программ  для  развития  паллиативной  медицины.

Большой  вклад  в  развитие  истории  хосписного  движения  внесла  доктор  Кюблер-Росс,  которая  проработала  много  лет  в  медицинском  центре  Колорадского  университета  с  неизлечимыми  больными.

  В  ходе  своей  деятельности  Элизабет  Кюблер-Росс  приходит  к  выводу,  который  на  первый  взгляд  шокирует:  смерть  не  есть  недоработка  медицины,  смерть  —  это  естественный  процесс,  одна  из  фаз  жизни  человека.

  К  этому  выводу  она  пришла,  следя  за  метаморфозами  пациента  после  ознакомления  с  диагнозом.  Первая  реакция  –  чувство  всепоглощающей  паники.  Оно  сменяется  отрицанием  своего  положения,  отрицанием  смертельности  заболевания.

  Затем  человека  охватывает  гнев  на  невозможность  медицины  его  вылечить,  на  здоровых  людей,  находящихся  вокруг,  на  несправедливость  судьбы.  Гнев  сменяет  глубокая  депрессия,  апатия.  А  затем  постепенно  приходит  смирение  со  своей  участью.  Страх  перед  неотвратимой  смертью  исчезает. 

В  1969  году  была  напечатана  книга  Элизабет  Кюблер-Росс  «О  смерти  и  умирании».  В  сознании  общества  того  времени  эта  книга  произвела  фурор.

  Именно  доктор  Кюблер-Росс  положила  начало  обсуждению  темы  смерти  в  медицинском  сообществе,  доказывая  врачам,  что  они  —  не  боги,  не  творцы  судеб,  что  медицина  не  способна  решить  всех  проблем  человеческого  существования,  и  что  помощь  неизлечимо  больным  людям  складывается  совместными  усилиями  специалистов  не  только  медицинского  профиля.

Хосписное  движение  сегодня

Первые  хосписы  современного  типа  были  созданы  в  Англии,  в  специально  отстроенных  зданиях.  Это  частные  учреждения,  отделенные  от  больниц.  Они  созданы  на  благотворительные  деньги  и  не  зависят  от  государственного  бюджета,  как  обычные  больницы.

  Палаты  окружены  вещами,  привычными  для  больного,  обстановка  в  таких  комнатах  обычно  напоминает  простые  спальни.

  Специфическое  явление  —  в  хосписах,  в  отличие  от  больниц,  существует  график  свободного  посещения:  друзья  и  близкие  в  любое  время  суток  могут  посетить  больного.

В  конце  ХХ-го  века  создается  Информационный  центр,  пропагандирующий  идею  хосписного  движения  и  оно  начинает  свое  распространение  по  всему  миру.

  Центр  поставляет  необходимую  литературу  для  обучения  персонала,  дает  практические  рекомендации  по  организации  выездных  служб  и  стационарных  клиник,  помогает  только  что  созданным  хосписам  найти  добровольцев  для  оказания  помощи  больным  людям.

  Проводятся  конференции  по  паллиативному  уходу,  которые  позволяют  встречаться  и  обмениваться  опытом  врачам,  медсестрам  и  добровольцам. 

Первая  международная  конференция,  посвященная  хосписному  уходу,  состоялась  в  1980  году.  Доктор  де  Суза,  индийский  доктор  из  Бомбея,  выступая,  убедительно  говорил  не  только  о  проблемах  хосписного  движения,  но  и  о  голоде,  нищете,  о  физической  боли.

  «Достаточно  плохо  само  по  себе  быть  старым  и  немощным.  Но  быть  старым,  больным  на  последней  стадии  рака,  голодным  и  нищим,  не  иметь  близких,  которые  бы  позаботился  о  тебе,  наверное  —  это  верх  человеческих  страданий».

  Благодаря  доктору  де  Суза  в  1986  году  в  Индии  открылся  первый  хоспис. 

По  инициативе  Виктора  Зорза  —  журналиста  и  активного  участника  хосписного  движения  —  первый  хоспис  в  России  появился  в  1990  году,  в  Петербурге.  Виктор  вместе  с  Розмари,  женой  написал  книгу  «История  Джейн  Зорза»,  историю  смерти  его  родной  дочери.

  Джейн  в  одном  из  хосписов  Англии  получила  огромную  помощь  и  поддержку  в  последние  дни  своей  жизни.  Перед  смертью  она  взяла  с  отца  обещание,  что  он  поможет  развитию  хосписов  в  мире.  Книга  о  Джейн  была  переведена  на  русский  язык  и  издана  в  1990  году.

  Зорза  привез  в  Россию  не  просто  свою  историю,  он  привез  вдохновение,  которое  поспособствовало  развитию  хосписного  движения  в  России. 

После  этого  в  столице  создается  Российско-Британская  Ассоциация  для  оказания  профессиональной  поддержки  российским  хосписам.  Был  создан  Попечительский  совет  по  созданию  Хосписов  в  СССР,  председателем  которого  стал  академик  Д.С.  Лихачев. 

В  1992  году  в  Москве  организовывается  выездная  бригада  специально  обученных  добровольцев  и  медицинских  работников,  помогающая  неизлечимо  больным  на  дому.  А  1997  году  в  центре  Москвы  на  улице  Доватора  открывается  здание  для  Первого  Московского  хосписа.

Идеи  хосписного  движения  продолжают  распространяться  по  всей  России.  Всего  в  России  сейчас  существует  около  20  хосписов  [2]. 

До  настоящего  времени  в  нашей  стране  практически  вся  работа  по  оказанию  паллиативной  помощи  инкурабельным  больным  возложена  на  участковых  терапевтов.

  Следовательно,  значительная  часть  участковых  терапевтов  и  сегодняшних  студентов  —  будущих  врачей  —  неизбежно  столкнется  с  проблемой  появления  на  своих  участках  неизлечимо  больных.

  Поэтому,  основы  паллиативной  помощи  должны  преподаваться  всем  врачам,  не  только  тем,  кто  чаще  всего  сталкивается  со  инкурабельными  пациентами  (например,  онкологи),  но  и  врачам  общей  практики  —  терапевтам,  среднему  медицинскому  персоналу,  а  так  же  студентам  медицинских  вузов.  Как  отмечают  Н.

В.  Багданова,  А.И.  Беневский,  З.П.  Словинская  (кафедра  онкологии  РГМУ  им.  Н.И.  Пирогова,  1996),  назрела  настоятельная  необходимость  включения  в  программу  обучения  студентов  медицинских  вузов  отдельного  курса  «Паллиативная  помощь  инкурабельным  больным»  [1]. 

Специфика  работы

Жизнь  и  смерть  —  это  неотделимые  друг  от  друга  понятия.  Без  познания  смерти  невозможно  осознание  ценности  жизни.  Подготовка  квалифицированных  специалистов  сферы  оказания  помощи  при  хосписах  невозможна  без  изучения  феномена  смерти  и  посмертного  существования.

  Технологию  работы  с  инкурабельными  больными,  профилактика  суицидального  поведения,  этики  общения  с  такими  пациентами  и  их  родными  нельзя  разрабатывать  без  изучения  опыта  специалистов  прошлых  лет  и  без  современных  открытий,  раскрывающих  феномен  бессмертия  души  и  существования  загробного  мира.

Страх  —  самая  главная  причина  нежелания  обращать  внимание  на  смерть,  которая  является  столь  же  естественным  явлением,  сколько  и  переход  от  молодости  к  старости.

  Существует  теория,  что  физическая  составляющая  человека  умирает,  но  какая-то  другая,  невидимая  часть  продолжает  существовать,  сохраняя  способность  видеть,  слышать,  чувствовать  и  думать.

  Эту  гипотезу  опровергнуть  еще  никому  не  удалось,  а  вот  игнорирует  ее  практически  весь  мир,  оттого  и  появляется  неверное  отношение  людей  к  хосписной  медицине  и  неправильная  подготовка  кадров  для  работы  с  инкурабельными  больными.

На  самом  деле,  в  хосписе  должны  работать  люди:  «…получившие  специальную  подготовку  и  имеющие  опыт  работы  с  пациентами,  страдающими  неизлечимыми  заболеваниями,  и  их  семьями.  Персонал  хосписа  помогает  пациенту  и  членам  семьи  чувствовать  себя  более  комфортно  [7]». 

В  состав  сотрудников  должны  включаться:

·     Врачи

·     Медицинские  сестры

·     Социальный  работник

·     Священнослужитель

·     Домашний  помощник

·     Волонтер

·     Психолог,  а  иногда  и  психиатр

Качество  и  эффективность  организации,  применения  и  управления  паллиативной  помощью  зависит  от  оптимального  подбора  кадров  для  работы  в  междисциплинарном  коллективе,  а  также  от  его  специализированного  обучения  и  квалификации;  от  мобильности  и  полноценности  межведомственного  сотрудничеств  и  партнерства,  от  оптимального  выделения  и  перераспределения  ресурсов  (финансовых,  материальных,  кадровых  и  др.).

А  самое  главное  —  желание  людей  обеспечить  терминальных  больных  и  умирающих  медицинской  помощью  и  уходом,  реализовав  на  деле  тем  самым  принцип  гуманности  нашей  медицины  и  основной  принцип  общечеловеческой  и  христианской  этики  [4]. 

Хоспис  —  это  особая  форма  внимания  к  больным  людям  со  стороны  общества,  это  система  организации  и  координации  работы  по  разносторонней  поддержке  и  обслуживанию  инкурабельных  больных  и  их  близких.

Хосписное  движение  широко  развито  в  современном  мире.  Не  везде,  конечно,  в  равной  степени,  ведь  материальный  уровень  в  странах  различен,  но  цели  преследуются  одни  и  те  же.

  Задача  хосписа  —  обеспечение  поддержки  и  заботы  о  больных  людях  в  последний  период  их  жизни,  чтобы  они  смогли  прожить  его  настолько  полноценно  и  комфортно,  насколько  это  возможно.

Хоспис  —  это  целая  философия  помощи  безнадежно  больным  людям.

  Эта  философия  строится  на  убеждении,  что  благодаря  уходу  и  заботе  окружающих  пациенты  могут  комфортно,  не  испытывая  неудобств,  сильных  страданий,  страшной  боли,  как  физической,  так  и  духовной,  прожить  последний  период  жизни,  приготовиться  к  смерти.

  Уход,  организованный  сотрудниками  хосписа,  не  ускоряет,  но  и  не  отсрочивает  смерть,  ведь  чудес  не  бывает.  Но  есть  вера  в  то,  что  смерть  —  это  не  конец,  этой  идеей  пропитаны  стены  хосписов.  Смерть  —  новый  этап,  новое  рождение.  Хоспис  помогает  ее  достойно  встретить.

Список  литературы:

  1. Беневский  А.И.,  Словинская  З.П.  О  преподавании  курса  паллиативной  помощи  в  медицинских  вузах.  Материалы  I  Конгресса  паллиативной  медицины  и  реабилитации  в  здравоохранении.  Москва;  1996.  —  с.  9.
  2. Гнездилов  А.В.  Проблемы  хосписной  службы  в  России.  Материалы  Конференции  «Всем  миром  против  рака».  Москва;  2001  —  с.  24—25.
  3. Модников  О.П.  Введение  в  паллиативную  медицину  //  Учебно-методическое  пособие.  Модников  О.П.,  Шарафутдинов  М.Г.,  Емельящева  Н.Ф.  и  соавт.  Ульяновск,  2004.  —  с.  48.
  4. Паллиативная  помощь  —  современное  направление  общественного  здравоохранения.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://pallcare.ru/ru/?p=1175006539.  (дата  обращения  4.11.2014).
  5. Стойчева  М.Г.  Паллиативный  уход:  современный  взгляд  на  новое  общественное  здравоохранение.  Профилактика  заболеваний  и  укрепление  здоровья  —  2002  —  №  6  —  с.  45—48.

Источник: https://sibac.info/studconf/natur/xxvi/40427

Паллиативная помощь

Развитие паллиативной помощи в России.: Паллиативная помощь пронизывает всю медицину, существовавшую в России

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Введение

1. Паллиативная помощь

2. История развития паллиативной помощи

3. Задачи паллиативной помощи

4. Цели и принципы паллиативной медицины

5. Формы организации паллиативной помощи

6. паллиативной помощи

7. Паллиативная помощь и страдание

Литература

Введение

Паллиативная медицина — область здравоохранения, призванная улучшить качество жизни пациентов с различными нозологическими формами хронических заболеваний преимущественно в терминальной стадии развития в ситуации, когда возможности специализированного лечения ограничены или исчерпаны.

Паллиативная помощь больным не ставит целью достижение длительной ремиссии заболевания и продление жизни (но и не укорачивает ее).

Для решения всех проблем пациента, как физических, так и психологических, используется целостный междисциплинарный подход, при котором врачи, медсестры и другие медицинские и немедицинские специалисты координируют все аспекты помощи пациенту.

Паллиативная помощь призвана повышать качество жизни пациента, невзирая на предполагаемую небольшую продолжительность жизни.

Главный принцип — от какого бы заболевания пациент не страдал, каким бы тяжелым это заболевание не было, какие средства не были бы использованы для его лечения, всегда можно найти способ повысить качество жизни больного в оставшиеся дни. Если нет способа остановить прогрессирование основного заболевания, нельзя говорить пациенту, что «больше ничего нельзя сделать». Это никогда не бывает абсолютной истиной и может выглядеть как отказ от оказания помощи. В такой ситуации больному можно оказывать психологическую поддержку и контролировать патологические симптомы.

Паллиативная помощь не допускает эвтаназию и самоубийство при посредничестве врача. Просьбы об эвтаназии или о содействии в самоубийстве обычно свидетельствуют о необходимости улучшения ухода и лечения больного.

При развитой современной междисциплинарной паллиативной помощи пациенты не должны испытывать непереносимых физических страданий и психосоциальных проблем, на фоне которых чаще всего возникают подобные просьбы.

Паллиативная помощь является составляющей частью здравоохранения. Формирование принципов паллиативной медицины исходило из того факта, что больные в терминальной стадии болезни не получают оптимальных, соответствующих их потребностям медицинской помощи и ухода в лечебных учреждениях общей лечебной сети.

Современная паллиативная медицина должна быть кооперирована с официальной клинической медициной, поскольку она обеспечивает действенный и целостный подход, дополняющий специальное лечение основного заболевания.

Приемы паллиативной медицины могут использоваться различными медицинскими специалистами при терапии боли, других симптомов заболевания и особенно при учете психологических аспектов лечения.

Современная паллиативная медицина требует наличия высококвалифицированных врачебных и медсестринских кадров, обладающих знаниями в области клинической медицины, фармакологии, онкологии и психотерапии, а также владеющих навыками межчеловеческого общения. «Нет ничего дороже умения общаться с окружающими…», — наставлял своих наследников и правопреемников Рокфеллер – старший — человек, по роду своих занятий далекий от медицины.

1. Паллиативная помощь

Паллиативная помощь — направление медико-социальной деятельности, целью которого является улучшение качества жизни больных и их семей, оказавшихся перед лицом смертельного (уносящего жизнь) заболевания. Эта цель достигается благодаря предупреждению и облегчению страданий, путем раннего выявления, тщательной оценки и купирования боли и других симптомов — физических, психологических и духовных.

Паллиативная медицина – (palliative medicine) особый вид медицинской помощи пациентам с активными проявлениями прогрессирующих заболеваний в терминальных стадиях развития с неблагоприятным прогнозом для жизни, целью которой является обеспечение качества жизни. Это составляющая часть паллиативной помощи в которую не входят аспекты социально-психологической и духовной помощи

Понятие «паллиативная» (медицина/помощь) происходит от латинского «pallium» и означает «покрывало, покров, покрытие». Иными словами, это защита и всестороння опека больного.

2. История развития паллиативной помощи

Истоки современной паллиативной помощи и медицины следует искать в первых домах сестринского ухода, а также хосписах (домах для странников), богадельнях и домах приюта (Богоугодных заведениях для асоциальных лиц), которые возникали в средневековье при костёлах и монастырях, поскольку во врачебной практике было не принято иметь дело с проблемами умирающих. Только христианская церковь брала на себя в те времена заботу об умирающих и безнадёжно больных людях, обеспечивая им социальную и духовную помощь силами сестёр милосердия.

Как и все богоугодные заведения того времени, первые специализированные богадельни и хосписы первоначально устраивались при больницах и даже сливались с ними.

Так, в Польше богадельни с давних времен существовали большей частью под названием «приходских гошпиталей», и лишь в 1843 году, когда на основании указа 18 февраля (2 марта) 1842 г.

проведено было систематическое и правильное разделение благотворительных заведений соответственно преследуемым ими различным целям, они были переименованы в «дома приюта для престарелых и немощных».

Некоторые из этих домов очень старинного происхождения. Так, например, дом приюта в Люблине был открыт в 1342 г., в Варшаве дом Св. Духа и девы Марии — в 1388, в Радоме — в 1435, в Скерневицах в 1530.

Во Франции и в настоящее время приюты для престарелых, немощных и увечных под наиболее распространённым названием хосписы (hospices) составляют вместе с больницами общего ухода одно ведомство госпиталей.

В России первые упоминания о богадельнях относятся ко времени издания указа 1682 г. царя Фёдора Алексеевича «об устройстве в Москве двух шпиталень по новым еуропским обычаям, одной в Знаменском монастыре, в Китай-городе, а другой за Никитскими воротами на Гранатном дворе».

Поворот всей европейской медицины «лицом к умирающим больным» одним из первых предсказал английский философ Фрэнсис Бэкон в своем труде «О достоинстве и приумножении наук» в 1605 г.: «…необходимо специальное направление научной медицины по эффективному оказанию помощи неизлечимым, умирающим больным».

Таким образом, современная история хосписов тесно связана с христианской духовной культурой и сестричеством.

В 1879 г. Мэри Эйкенхед, основательница ордена сестер милосердия, открыла в Дублине (Ирландия) приют девы Марии, главной заботой которого была забота об умирающих.

В 1905 г. ирландские сестры милосердия открыли аналогичный приют Св.Иосифа в Лондоне, куда принимались в основном умирающие. После второй мировой войны в приюте Св.Иосифа Сесилия Сандерс стала первым штатным доктором, в 1967 г. она организует в пригороде Лондона в приюте Св.Христофера первый в мире хоспис современного типа.

В 1967 г. в Нью-Йорке организован фонд танатологии, который ставит целью создание помощи терминальным больным через усилия различных специалистов, т.е. делая акцент на междисциплинарной природе проблем умирающего человека.

3.Задачи паллиативной помощи

* облегчать боль и другие причиняющие страдание и дискомфорт симптомы;

* формировать отношение к умиранию как к естественной фазе жизненного цикла;

* оказывать психологическую и духовную помощь пациентам;

* обеспечивать максимально активный образ жизни до самой кончины;

* поддерживать родных и близких пациента в период болезни, и непосредственно после тяжелой утраты;

* использовать комплексный подход для удовлетворения потребностей пациентов и их родственников, в том числе, при необходимости, непосредственно после утраты.

* повышать качество жизни в целом, что может положительно повлиять на течение болезни;

* проводить исследования с целью поиска более эффективных методов решения выше изложенных задач.

4. Цели и принципы паллиативной медицины

Целью паллиативной помощи пациентам с поздними стадиями активного прогрессирующего заболевания и небольшой предполагаемой продолжительностью жизни является максимальное повышение качества жизни, не предусматривающее ускорение или отдаление смертельного исхода.

Активная форма и прогрессирующий характер заболевания подтверждаются или оцениваются с помощью объективных клинических критериев и исследований.

Поздние стадии заболевания труднее поддаются четкому определению, примерами могут служить обширное метастазирование злокачественных опухолей, рефрактерная сердечная недостаточность, полная утрата самостоятельности при нейродегенеративных заболеваниях или СПИДе.

Ограниченная продолжительность жизни может определяться по-разному, и обычно предполагает ожидаемый срок жизни менее года, а чаще менее шести месяцев.

Поддержание максимально возможного качества жизни пациента является ключевым моментом в определении сущности паллиативной медицины, так как она ориентирована на лечение больного, а не поразившей его болезни. Паллиативная помощь занимается целым рядом аспектов жизни инкурабельного пациента — медицинских, психологических, социальных, культурных и духовных.

Помимо ослабления боли и купирования других патологических симптомов, необходимы психо-социальная и духовная поддержка пациента, а также оказание помощи близким умирающего при уходе за ним и в горе утраты.

Целостный подход, объединяющий разные аспекты паллиативной помощи, является признаком высококачественной медицинской практики, существенную часть которой составляет паллиативная помощь.

Отношение к пациенту, нуждающемуся в паллиативной помощи, должно содержать заботу, ответственный подход, уважение индивидуальности, учет культурных особенностей и права выбора места пребывания. Это означает:

— выражение сочувствия и сострадания, внимания ко всем нуждам больного;

— помощь в решении любых проблем, встающих перед больным;

— подход к каждому пациенту как к личности, а не как к «клиническому случаю»;

— уважение этнических, расовых, религиозных и других культурных приоритетов больного;

— учет пожеланий пациента при выборе места пребывания.

Лечение и забота складываются из свободного общения, отличного ухода, непрерывной адекватной всесторонней медицинской помощи, предотвращения кризисов, систематической оценки состояния пациента и помощи его близким.

Это означает:

— налаживание взаимодействия с больным в ходе лечения;

— лечение в соответствии со стадией заболевания и прогнозом, избегающее излишних инвазивных вмешательств;

— наилучшая помощь врачей, медсестер и других медицинских специалистов в уходе в соответствии с обстоятельствами и имеющимися возможностями;

— всестороннее внимание ко всем аспектам состояния больного, обеспечиваемое междисциплинарной бригадой специалистов;

— недопущение резких, непредвиденных и неоправданных изменений в ходе лечения;

— координация работы комплексной бригады специалистов для оказания оптимальной помощи и максимальной поддержки больному и его близким;

— непрерывное систематическое лечение симптомов, поддерживающую терапию от первого обращения до момента смерти, в особенности при смене места пребывания пациента;

— планирование мер профилактики возможных клинических, психологических и социальных проблем в процессе прогрессирования заболевания;

— оказание психологической и социальной поддержки близким пациента.

Принципы паллиативной медицины относятся ко всем видам паллиативной помощи независимо от характера заболевания пациента, нуждающегося в ней.

Методы паллиативного лечения, включая медикаментозное и хирургическое лечение, лучевую терапию, широко используются врачами различных специальностей для ослабления патологических симптомов и страданий пациентов, но составляют лишь малую часть широкого спектра средств паллиативной медицины. Специалист по паллиативной медицине в идеале должен быть хорошо ориентирован в показаниях и противопоказаниях этих методов, знать и уметь их применять на практике, иметь соответствующий сертификат и работать только в этой области здравоохранения. Актуальность такой специализации необходимо обсуждать в контексте потребностей и особенностей национальной системы здравоохранения.

5. Формы организации паллиативной помощи

Существуют многообразные формы оказания паллиативной помощи пациентам. В разных странах они различны, так как развитие помощи идет по собственному сценарию в каждой стране. Однако все многообразие можно разделить на две основные группы – это помощь на дому и в стационаре.

Стационарными учреждениями паллиативной помощи являются хосписы, отделения (палаты) паллиативной помощи, расположенные в структуре больниц любого уровня, онкологических диспансеров, а также стационарных учреждений социальной защиты населения.

Помощь на дому осуществляется специалистами выездной службы, которая может быть, как самостоятельной структурой, так и подразделением стационарного учреждения.

Таблица 3. Важнейшие компоненты паллиативной помощи

Основные организационные формы паллиативной помощи
На домуВ стационареХоспис
Выездные бригады в составе хосписа, больницы, поликлиники:· Врач – специалист· паллиативной помощи· Медсестра· Социальный работник· При необходимости:· Психотерапевт· Священник· Другие специалистыОтделение (палата) паллиативной помощи· В онкологическом диспансере· В больнице· В гериатрической больнице· В больнице сестринского ухода· В доме-интернате для инвалидов и престарелых· В госпитале для инвалидов· В других лечебных учреждениях

6. паллиативной помощи

Основными компонентами паллиативной помощи служат симптоматическая терапия и связь с пациентами, их семьями и другими людьми, ухаживающими за больными. Реабилитация, если она возможна, направленная на повышение самостоятельности больного, тоже является неотъемлемой частью качественной помощи.

Задача реабилитации — восстановить нормальную физическую, эмоциональную, социальную и духовную жизнь человека на фоне естественного развития его болезни.

Эта задача в равной мере относится и к реабилитации больных детей и подразумевает, что ребенку необходимо вернуть способность играть, смеяться, есть, молиться, петь и чувствовать себя любимым и защищенным (табл. 3).

По мере развития заболевания возрастает важность правильной организации помощи: необходимы четкое взаимодействие разных служб, своевременная и точная передача сведений медицинским и социальным работникам, родственникам и, безусловно, самому пациенту (рис. 1).

¦ Лечение оппортунистических инфекций и СПИД-индикаторных опухолей

¦ По возможности, антиретровирусная терапия

¦ Профилактика в соответствии с показаниями

¦ Упор на положительный настрой и здоровый образ жизни, реабилитация на фоне естественного развития ВИЧ-инфекции

¦ Лечение боли и симптоматическая терапия

¦ Помощь родственникам и другим людям, ухаживающим за больным

¦ Лечение и поддержка перед смертью

Рисунок 1. Семь ключевых задач паллиативной помощи

7. Паллиативная помощь и страдание

Паллиативная помощь складывается из двух больших компонентов – это облегчение страданий больного на протяжении всего периода болезни (наряду с радикальным лечением) и медицинская помощь в последние месяцы, дни и часы жизни.

Именно второму разделу в России уделялось и до сих пор уделяется очень мало внимания. Неправильным было бы считать, что умирающий больной нуждается только в уходе. На самом деле существует много профессиональных тонкостей, необходимых для облегчения страдания, которые могут решить только подготовленные специалисты.

«Помощь в конце жизни» или «помощь умирающим» является частным разделом паллиативной помощи.

Ведущим компонентом в этом направлении является формирование особой философии, организация психологической поддержки больного и его семьи. Поэтому часто говорят, что паллиативная помощь – это философия.

Главной целью паллиативной помощи в конце жизни является избавление больного и умирающего от страдания.

Очень трудно дать определение человеческому страданию. Это ощущение очень индивидуально. Страдание определяется как сильное трагическое переживание, связанное с событиями, которые угрожают стабильному состоянию и целостности личности (Woofruff R., 1996).

Страдание — самостоятельный феномен, и его необходимо отличать от боли или других симптомов, с которыми оно может сочетаться в силу ряда причин. Во-первых, человек переживает страдание как личность, как целостная личность, страдают не тело или разум отдельно друг от друга.

Во-вторых, страдание может быть результатом нарушения баланса или благополучия любого составляющего компонента личности – физического, психологического, социального, культурного или духовного, а не только результатом боли или других симптомов.

В-третьих, существуют огромные индивидуальные различия в степени страдания, вызванного конкретной болью или угрозой. И, наконец, если во время острой болезни человек и испытывает страдание как результат боли или другого физического дискомфорта, то оно присутствует в незначительной степени и легко преодолимо.

Однако в паллиативной помощи, когда проблемы больных почти всегда хронические, прогрессирующие и чрезвычайно серьезные для больного, страдание почти всегда носит универсальный характер.

Этиология и сущность страдания – сложный вопрос, на тему которого было написано множество философских, психологических и теософских трудов.

В клинической практике удобно использовать простую классификацию для того, чтобы осмыслить все сложные проблемы больного и обеспечить его всесторонней защитой.

Источники страдания могут быть сгруппированы в зависимости от их природы в несколько групп: источники физического, психологического, социального, и духовного плана.

Для больных с далеко зашедшими злокачественными новообразованиями страдание может быть результатом одной или всех из названных причин, и каждая из причин взаимно усиливает эффект других. Термин «тотальное страдание» используется для описания всепоглощающего страдания человека, что и является проблемой, для решения которой предназначена паллиативная помощь.

Источник информации

1. http://ru.wikipedia.org/wik

2. www.pallcare.ru

3. palliativ.ru/

4. http://medicalru.ru

5. http://medic.studio/palliativnaya-meditsina/

Размещено на Allbest.ru

Источник: https://revolution.allbest.ru/medicine/00763921_0.html

В россии у системы паллиативной помощи назрели большие проблемы

Развитие паллиативной помощи в России.: Паллиативная помощь пронизывает всю медицину, существовавшую в России

перепалки между Федермессер и Скворцовой.

Виновата статистика?

Со временем стали известны детали и нюансы происшедшего в Санкт-Петербурге, озвученные на форуме цифры. Прояснилась и ситуация с паллиативной помощью в России.

«Реально в стране в паллиативной помощи нуждаются порядка 1,3 миллиона человек, на уровне Минздрава мы озвучиваем цифру 576 тысяч. И, конечно, с такой цифрой мы быстрее покажем, что паллиативную помощь получают все, – сказала А. Федермессер, выступая на панельной сессии ПМЭФ «Увеличить продолжительность жизни к 2030 году.

Как решить задачу?». – В обезболивании у нас нуждаются, по мировым подсчётам, 800 тысяч, мы озвучиваем на уровне Минздрава, что нуждаются 200 тысяч. И, конечно, мы покажем, Вероника Игоревна (Скворцова – ред.), что у нас все обезболены. Это не так.

И я не знаю, как мы будем врать в 2030 году, что у нас выросла продолжительность жизни».

Вот так, и не больше и ни меньше: Президент ставит задачу увеличить к этому времени продолжительность жизни россиян до 80 лет, а Минздрав, мягко говоря, занижает статданные, чтобы быстрее отчитаться об успешном решении проблемы. К тому же, по словам А. Федермессер, «распоряжение Ольги Голодец (вице-премьер РФ, курировавший в прежнем составе правительства социальные вопросы – ред.

) о том, что 2018 году все нуждающиеся должны быть обезболены, недостижимо. Проблема обезболивания – не в отсутствии денег или препаратов, а в страхе, который есть у медицинского сообщества перед статьей УК 228.

2 «Нарушение правил оборота наркотических средств или психотропных веществ» и в стигме, которая есть у пациентского сообщества – люди боятся морфина и зависимости, им никто ничего не объясняет».

Напомню, ещё в марте 2017 года О. Голодец на заседании возглавляемого ею Совета при Правительстве РФ по вопросам попечительства в социальной сфере поручила Минздраву создать до 1 января 2018 года государственный регистр пациентов, нуждающихся в обезболивании.

Такая система должна была позволить не только отслеживать состояние больного, но и понимать, где, на каком этапе лечения возникли проблемы при выписке таких препаратов и где такие срывы случаются чаще. Поручение было дано, кстати, после выступления той же А.

Федермессер, которая также заявила тогда, что в России отсутствуют качественные статистические данные для проведения аналитики и расчётов, что у нас нет единой системы учёта пациентов, нуждающихся в паллиативной помощи и обезболивании, что «дает возможность для манипуляций с данными».

В конце 2017 года Президент России Владимир Путин обязал кабинет министров увеличить финансирование закупок обезболивающих и оборудования, необходимого тяжелобольным для использования на дому.

Глава государства сообщил об этом во время своей ежегодной пресс-конференции, назвав «кричащей» проблемой организацию дополнительной помощи людям с тяжёлыми заболеваниями и приобретение для них достаточного количества лекарств. «У нас продолжительность жизни увеличилась значительно, с 65 до почти 73 лет.

Люди, страдающие тяжёлыми заболеваниями, слава Богу, из жизни не уходят. Но их количество растёт. А объём денег, который выделяется, недостаточен», – сказал, отвечая на вопросы журналистов, В. Путин.

И что же? «Вы знаете, что не Минздрав собирает эту статистику, а специальная государственная организация Росстат», – ответила А. Федермессер на ПМЭФ – 2018 В. Скворцова.

Уточнив, что статистика о нуждающихся в паллиативной помощи формируется министерством на основе данных указанного ведомства, она и посоветовала своему оппоненту представить в Росстат конкретные предложения по улучшению медицинской статистики.

«Если не можете предложить, корригируйте свою речевую продукцию, как невролог рекомендую», – добавила министр.

Замечу, что когда весной прошлого года О.

Голодец поручала Минздраву создать до 1 января 2018 года госрегистр пациентов, нуждающихся в паллиативной помощи, замминистра здравоохранения Сергей Краевой выразил сомнение, что министерство сможет свести регистр на федеральном уровне.

«Сергей Александрович, вы не можете регистр вести? Вы можете учёт вести, никто вам это не запрещает! У вас есть учёт?» – прервала его тогда вице-премьер. «Сейчас я к этому подхожу, – поспешил с ответом представитель Минздрава.

– У нас оказание паллиативной помощи является бюджетным обязательством региона, они ведут этот учёт, и мы берём у них данные. Наверное, абсолютно права Анна Константиновна (Федермессер – ред.), и, по всей видимости, необходимо сделать единые технические требования к ведению этого учёта».

«У нас уже есть критерии отнесения пациента к паллиативной помощи, обозначенные в приказе Минздрава, – продолжил С. Краевой. – И вот как раз чёткое соблюдение этих критериев и правильный учёт позволят нам выправить ситуацию. Мы, конечно, должны понимать, что это за два месяца не сделаем, но этот год мы можем использовать так, скажем, как год приведения к порядку».

О. Голодец дала Минздраву три месяца на утверждение федерального порядка учёта таких пациентов. Прошло больше года…

Наша справка

Паллиативная помощь (от фр. Palliatif, лат. pallium – покрывало, плащ) – это подход, позволяющий улучшить качество жизни пациентов и их семей, столкнувшихся с проблемами угрожающего жизни заболевания.

Предотвращение и облегчение страданий обеспечивается благодаря раннему выявлению, тщательной оценке и лечению боли и других физических симптомов, а также оказанием психосоциальной и духовной поддержки пациенту и его близким.

Паллиативная медицина – раздел медицины, задачами которого является использование методов и достижений современной медицинской науки для проведения лечебных процедур и манипуляций, призванных облегчить состояние больного, когда возможности радикального лечения уже исчерпаны (паллиативные операции по поводу неоперабельного рака, обезболивание, купирование тягостных симптомов).

В 2011 году понятие «паллиативная медицинская помощь» было впервые в нашей стране введено в федеральном законе № 323 ФЗ «Об охране здоровья граждан в Российской Федерации».

Согласно его статье 32, эта помощь может оказываться в амбулаторных условиях, в том числе на дому, и стационарах медицинскими работниками, прошедшими соответствующее обучение.

Пациент, которому она требуется, – люди с неизлечимыми прогрессирующими заболеваниями и состояниями, выделенными на следующие основные группы:

  • пациенты с различными формами злокачественных новообразований;
  • пациенты с органной недостаточностью в стадии декомпенсации, при невозможности достичь ремиссии заболевания или стабилизации состояния больного;
  • пациенты с хроническими прогрессирующими заболеваниями терапевтического профиля в терминальной стадии развития;
  • пациенты с тяжелыми необратимыми последствиями нарушений мозгового кровообращения, нуждающиеся в симптоматическом лечении и в обеспечении ухода при оказании медицинской помощи;
  • пациенты с тяжелыми необратимыми последствиями травм, нуждающиеся в симптоматической терапии и в обеспечении ухода при оказании медицинской помощи;
  • пациенты с дегенеративными заболеваниями нервной системы на поздних стадиях развития заболевания;
  • пациенты с различными формами деменции, в том числе с болезнью Альцгеймера, в терминальной стадии заболевания.

В апреле 2015 года Приказ Минздрава РФ №187н определил Порядок оказания паллиативной медицинской помощи взрослому населению. В стране создана Российская ассоциация паллиативной медицины.

Исходя из того, что понятие «паллиативная помощь» шире паллиативной медицины и включает в себя последнюю, мы и ведём сегодня разговор в более широком спектре.

Коек на всех никогда не хватит…

Уже к концу 2012 года российское здравоохранение располагало почти 2 тыс. паллиативных коек, и более 21 тыс. коек сестринского ухода.

«Министерством разработаны порядок оказания паллиативной медицинской помощи и подпрограмма «Организация системы оказания паллиативной медицинской помощи неизлечимым пациентам» госпрограммы «Развитие здравоохранения».

В соответствии с расчётной потребностью предусматривается открыть к 2020 году 14 200 паллиативных коек из расчёта 100 коек на 1 млн населения», – доложила на совещании у премьер-министра РФ 18 декабря 2012 года В. Скворцова.

В 2015 году были разработаны клинические рекомендации по оказанию паллиативной медицинской помощи.

На полях ПМЭФ – 2018 глава Минздрава в интервью ТАСС сообщила: «Нужно отметить, что мы на порядок увеличили число паллиативных коек за прошедшие пять лет – по-моему, в 9,5 раза, я могу чуть-чуть ошибиться в десятых, но примерно так. И эта служба, она с нуля у нас фактически развилась. Конечно, многое предстоит сделать в перспективе, но над этим будем работать обязательно».

Работать, конечно же, надо, хотя одними койками ситуацию, понятно, не разрешишь. По оценке главного внештатного специалиста по паллиативной помощи Минздрава Дианы Невзоровой в паллиативной помощи ежегодно нуждаются около 300 тыс. неизлечимо больных российских граждан.

Так что коек на всех не хватит. Тем более, что, по мнению других экспертов, эта цифра опять же занижена и может достигать 1 млн. человек. Министерство же ставит целью довести количество паллиативных коек к 2020 году до 14 тыс., по одной койке на 1 млн. жителей страны.

В ходе недавней рабочей поездки в Новосибирск В. Скворцова сообщила, что по поручению Президента России правительство выделяет из Резервного Фонда на развитие паллиативной помощи более 4 млрд. рублей.

Минздрав распределит эти средства по регионам на её организацию, закупки обезболивающих препаратов и аппаратов ИВЛ, в том числе для применения на дому.

Говоря о поставках наркотических обезболивающих, министр отметила, что в настоящее время, несмотря на временные сложности с организацией транспортировки, недостатка в этих лекарствах в субъектах РФ нет. «Мы предупредили все регионы, что желательно иметь несгораемый резерв на две недели, лучше – больше.

Возникли временные сложности в лицензировании органов, которые осуществляют охрану при транспортировке. Мы провели расследование, потому что не можем допустить, чтобы население осталось без обезболивающих средств», – пояснила она. Напомню, что в прошлом году вместо необходимых 389 тыс. упаковок наркотических обезболивающих, регионы получили только 267 тыс. – 69% от требуемого количества.

А заместитель главы Минздрава Татьяна Яковлева рассказала журналистам, что в шести регионах страны началось пилотное внедрение системы долговременного ухода за пожилыми людьми и инвалидами, включающей оказание паллиативной медицинской помощи.

Протоколы и стандарты уже создаются – их разработкой занимаются профильные сообщества, то есть врачи-гериатры и паллиативные врачи, гГотов стандарт по болевому синдрому. Помимо этого, в медицинских университетах организовано обучение специалистов.

Участники пилотного проекта командируются в Израиль, чтобы научиться современны методикам оказания долговременной помощи нуждающимся.

В настоящее время, по словам Т. Яковлевой, здравоохранение располагает 12 тыс. паллиативных коек, с пациентами работают 450 врачей паллиативной помощи – это больше, чем врачей-гериатров, которых в России пока 200 человек.

Главное – уважение к жизни человека

На парламентских слушаниях по нормативно-правовому регулированию паллиативной помощи, которые провёл в конце мая Комитет Госдумы по охране здоровья, директор Департамента организации медицинской помощи и санаторно-курортного дела Минздрава РФ Евгений Камкин сообщил, что в министерстве готов законопроект, вносящий изменения в порядок оказания паллиативной помощи взрослому населению. «У нас есть соответствующее поручение по совершенствованию законодательства в части расширения понятия паллиативной помощи, расширения возможностей её оказания с привлечением, в том числе, социального аспекта. Мы подготовили проект соответствующего закона, учли замечания», – сказал он.

Глава профильного думского комитета Дмитрий Морозов заметил в этой связи, что депутаты и эксперты работают сейчас над несколькими законопроектами, касающимися паллиативной медпомощи. В частности, согласован со всеми ведомствами и прошёл все стадии законотворческого процесса проект закона о посещении родственниками больных в реанимационных отделениях, он готов к первому чтению.

Доктор медицинских наук Д. Морозов убеждён, что «уважение к жизни каждого должно стать основой оказания паллиативной помощи в стране».

«Законодательное регулирование этой помощи, где переплетаются и обеспечение достойной жизни, и морально-нравственные аспекты лечения тяжелобольных людей – сложный сектор», – заметил парламентарий, призвав участников слушаний представлять свои предложения в виде конкретных мер. В дальнейшем они будут проработаны и самые актуальные из них вынесены на обсуждение в виде законодательных инициатив.

«Решения в сфере паллиативной помощи требуют срочных, безотлагательных решений. У нас есть прямые поручения Президента в этой сфере, но все вместе мы – врачи, законодатели, не дожидаясь очередных поручений, должны выходить на высокий уровень оказания паллиативной помощи», – заявил депутат.

Напомнив о выделении на паллиативную помощь регионам дополнительных 4 млрд. руб.

, он сообщил, что, кроме того, при работе над федеральным бюджетом на 2019 и последующие годы планируется направить часть средств на то, чтобы у субъектов РФ была возможность приобрести мобильные комплексы, оснащенные соответствующими аппаратами, для возможности организации выездных патронажных служб.

Однако член комитета Юрий Кобзев обратил в этой связи внимание на то, что специалисты в российских регионах не могут передать такое оборудование пациентам на дом, поскольку этот вопрос пока ещё окончательно не урегулирован.

«Экспертное сообщество начинает обсуждать тему стационаров на дому. Нужно прийти к консенсусу – возвращаться нам к этой форме обслуживания или нет», – сказал он. Депутаты считают также целесообразным декриминализацию медицинского оборота наркотических обезболивающих.

На слушаниях отмечалось, что в ожидании законодательного расширения понятия «паллиативная медицинская помощь», возможности её оказания в условиях дневного стационара и утверждения медицинских показаний для оказания паллиативной медицинской помощи завершается общественное обсуждение предложенного Минздравом проекта изменений Порядка оказания паллиативной помощи взрослому населению. Всё это, как и развитие взаимодействия оказывающих её организаций с социальными службами, благотворительными, добровольческими (волонтерскими), и религиозными организациями, направлено на защиту прав и законных интересов пациентов, нуждающихся в оказании паллиативной помощи.

Не дожидаясь закона

Столица давно и активно развивает паллиативную помощь и уже создала её единую систему. Ещё в 1994 году в городе был открыт первый хоспис, носящий сейчас имя врача В.В. Миллионщиковой (1942–2010) – одного из инициаторов и организаторов его создания. Сподвижником Веры Васильевной был британский журналист Виктор Зорза, известный как один из организаторов мирового хосписного движения.

А в 2015 году был создан Московский многопрофильный центр паллиативной помощи, который объединил многопрофильный стационар, восемь филиалов (хосписов), в том числе Первый московский хоспис имени В.В. Миллионщиковой, и выездную патронажную службу паллиативной помощи для взрослых. Возглавляет центр А. Федермессер, дочь В.В. Миллионщиковой.

Всего стационарную паллиативную медицинскую помощь в столице оказывают 5 городских учреждений (1127 коек), в том числе; центр паллиативной помощи и его филиалы (440 коек); отделения многопрофильных городских больниц (687 коек, 67 из которых детские). В 2017 году в условиях стационара здесь получили помощь 12 593 взрослых и 361 ребенок.

В поликлиниках Москвы открыты 83 кабинета паллиативной помощи, на учёте в них состоят около 10 тыс. пациентов. Кроме того, в городе работают десять выездных патронажных служб для взрослых и четыре выездные патронажные службы для детей (в том числе одна негосударственная).

В прошлом году все они сделали 57 659 выездов на дом к 10 282 взрослым пациентам и 3084 выездов к 341 ребёнку.

С октября 2017 года в столице круглосуточно работает городской координационный центр паллиативной медицинской помощи, в функции которого входят: первичный сбор информации, ведение реестра паллиативных пациентов; маршрутизация паллиативных пациентов (их прикрепляют к организации/филиалу/отделению, которые оказывают паллиативную помощь); организация транспортировки паллиативных пациентов (при необходимости).

После того как пациент встал на учёт в этом центре, врач должен приехать к нему в течение трёх рабочих дней. При первичном осмотре доктор подбирает схему помощи и определяет необходимую частоту посещений, это может корректироваться в процессе наблюдения. В столице приняты дополнительные меры, которые помогают повысить доступность обезболивающих препаратов.

Паллиативная помощь – один из самых сложных и проблемных видов медицинской помощи и, согласно действующему в стране законодательству, государство обязано заботиться о людях, которым осталось жить считаные месяцы или годы, подчеркнул на состоявшемся в конце мая в хосписе им. В.В. Миллионщиковой совещании мэр Москвы Сергей Собянин.

«В последние годы, – отметил он, – мы стали более активно действовать в этом направлении, создав единую систему паллиативной помощи. Спасибо маме Вере Миллионщиковой, она создала такой центр, и это послужило толчком к оказанию на регулярной основе паллиативной помощи в Москве. Спасибо Ане (А. Федермессер – ред.

) за то, что она взялась за эту работу и во многом благодаря её энергии мы стали более активно продвигаться, сформировали систему стационарной, амбулаторной, выездной паллиативной помощи, утвердили внятный регламент оказания паллиативной помощи, в том числе и при обезболивании.

Многие проблемы решены, но многие остаются значимыми, и есть над чем работать».

В. Миллионщикова, которая возглавляла хоспис в течение 16 лет, и её дочь заложили, кстати, и такой важный принцип в дело оказания паллиативной помощи в столице, как тесное партнерство между Правительством Москвы и общественными организациями, специализирующимися на оказании такой помощи.

Участники совещания обсудили перспективы развития паллиативной помощи в столице, пути повышения качества этой помощи, а также вопросы обеспечения беспрепятственного доступа родственников пациентов в реанимационные отделения, оказания перинатальной паллиативной помощи женщинам, которые ожидают ребенка с множественными нарушениями развития, создания кафедр паллиативной помощи в медицинских учебных заведениях и другие.

Источник: https://medrussia.org/17556-v-rossii-u-sistemi-palliativnoy-pomoshh/

Паллиативная медицина и реабилитация

Развитие паллиативной помощи в России.: Паллиативная помощь пронизывает всю медицину, существовавшую в России

№4 октябрь-декабрь 2019 года

Дата выпуска: 20-12-2019  

КЛИНИЧЕСКИЕ И ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Новиков Г.А., Вайсман М.А., Рудой С.В., Зеленова О.В., Введенская Е.С., Подкопаев Д.В.

АЛГОРИТМЫ ВЫБОРА МЕТОДОВ ДИАГНОСТИКИ И ЛЕЧЕНИЯ ХРОНИЧЕСКОЙ БОЛИ У ОНКОЛОГИЧЕСКИХ ПАЦИЕНТОВ

По данным ВОЗ, одной из наиболее частых и серьезных клинических проблем у пациентов, нуждающихся в паллиативной медицинской помощи, является боль.

Результаты проведенного в России в 2018 году эпидемиологического исследования полностью подтверждают европейские данные, свидетельствующие о 70% распространенности хронической боли у онкологических пациентов (ESMO, 2018). Исследования показали большие экономические потери, связанные с проблемой хронической боли различной этиологии.

В России первая работа по расчету затрат на фармакотерапию хронической боли была опубликована в 2017 г. Адекватное обезболивание пациентов до сегодняшнего дня остает-ся самой значимой проблемой паллиативной медицины.

Ситуация обусловлена целым рядом причин, одной из которых является недостаточное знание медицинскими работниками теоретических основ формирования хронической боли, современной методологии противоболевой терапии, а иногда и профессиональная опиофобия.

На основании анализа значительного числа международных и собственного исследований, авторы предлагают алгоритм выбора метода лечения хронической боли, включающий в себя ряд последовательных этапов и базирующийся на знании этиопатогенеза и принципов лечения хронической боли, а также параметров и критериев эффективности и безопасности противоболевого лечения.

План обследования и лечения составляется индивидуально для каждого пациента с хронической болью, объем диагностических процедур и характер беседы должен соответствовать ситуации. По мнению авторов, использование в клинической практике клинико-экономических симуляторов для фармакотерапии хронической боли будет способствовать совершенствованию организационно-методологических и экономических подходов к эффективной и безопасной терапии хронической боли у онкологических пациентов.

Ключевые слова: хроническая боль, паллиативная медицинская помощь, онкологический пациент

ОБМЕН ОПЫТОМ

Арабачян М.И., Соловьев В.И., Борсуков А.В., Семкина Е.Н.

РОЛЬ МУЛЬТИПАРАМЕТРИЧЕСКОГО УЛЬТРАЗВУКОВОГО ИССЛЕДОВАНИЯ В ДИАГНОСТИКЕ РАКА В КИСТЕ МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

Целью данного исследования явилось определение возможностей мультипараметрического ультразвукового исследования в диагностике рака в кисте молочной железы на основании определения информативности полученных данных.

Обследованы 164 пациентки с подозрением на рак в кисте молочной железы с использованием комплексного ультразвукового исследования (УЗИ), включающего УЗИ в В-режиме, ультразвуковую допплерографию, компрессионную эластографию, эластографию сдвиговой волны, а также рентгеновскую маммографию (пациенткам с 39 лет).

У 137 пациенток диагноз подтвердился после хирургического лечения. Данные комплексного УЗИ соответствовали патоморфологическому заключению в 132 случаях. Чувствительность ультразвукового исследования составила 96%, специфичность – 98%.

В результате исследования доказана высокая эффективность использования мультипараметрического УЗИ в сочетании с рентгеновской маммографией, тонкоигольной аспирационной биопсией с последующим цитологическим исследованием в диагностике рака в кисте молочной железы.

Ключевые слова: рак в кисте молочной железы, фиброзно- кистоз-ная мастопатия, киста молочной железы, мультипараметрическое ультразвуковое исследование

Шевцова В.И., Зуйкова А.А., Болотских В.И.

ОПЫТ ПРЕПОДАВАНИЯ ДИСЦИПЛИНЫ «ПАЛЛИАТИВНАЯ МЕДИЦИНА» ПРИ ОБУЧЕНИИ ПО ПРОГРАММАМ ОРДИНАТУРЫ

Развитие паллиативной медицинской помощи как отдельного вида медицинской помощи требует подготовки грамотных специалистов. Оказание паллиативной медицинской помощи включено в трудовые функции специалистов.

Формирование профессиональных знаний, умений и навыков происходит при подготовке кадров высшей квалификации по программам ординатуры. С 2018 года в ФГБОУ ВО ВГМУ им. Н.Н. Бурденко Минздрава России реализуется дисциплина «Паллиативная медицина» для ординаторов.

В статье приводится опыт реализации дисциплины на факультете подготовки кадров высшей квалификации.

Ключевые слова: паллиативная медицинская помощь, ординатура, подготовка кадров высшей квалификации, паллиативная медицина

Орлов А.Е., Каганов О.И., Козлов С.В., Воздвиженский М.О., Савельев В.Н., Ткачев М.В., Борисов А.П.

УСТРОЙСТВО ДЛЯ БИОПСИИ СИГНАЛЬНЫХ ЛИМФАТИЧЕСКИХ УЗЛОВ У БОЛЬНЫХ С ДИАГНОЗОМ ПЕРВИЧНО-ОПЕРАБЕЛЬНЫЙ РАК МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

На базе Самарского областного клинического онкологического диспансера разработано устройство для биопсии сигнального лимфатического узла (патент на полезную модель № 176191 11.01.2018).

Данное устройство позволяет выполнять биопсии лимфатических узлов у больных с диагнозом первично-операбельный рак молочной железы, не повреждая его анатомические структуры и статистически значимо сократить время выполнения операции. 

Ключевые слова: устройство, биопсия, сигнальный лимфатический узел, рак молочной железы

Важенин А.В., Циринг Д.А., Миронченко М.Н., Евстафеева Е.А., Пономарева И.В.

ОСОБЕННОСТИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ БОЛЬНЫХ  РАКОМ МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

С одной стороны, совершенствование медицинских технологий лечения онкологических заболеваний способствует увеличению продолжительности жизни больных, что приводит к повышению фактического числа онкологических больных, с другой стороны, ухудшается качество жизни больных злокачественными заболеваниями, зависящее как от методов лечения, так и психоэмоционального состояния больного. Поэтому данные о психологических личностных детерминантах создают научные основы, позволяющие использовать субъективные психологические факторы наряду с медицинской практикой, в работе с онкобольными для улучшения их качества жизни. По результатам проведенного исследования можно отметить, что женщины, больные раком молочной железы, имеют психологические особенности, отличающие их от здоровых женщин. У женщин, больных РМЖ, статистически достоверно выше значения общей интернальности и интернальности в области неудач. По сравнению с группой здоровых женщин у больных РМЖ отмечаются статистически достоверные повышения значений по таким показателям жизнестойкости, как вовлеченность, контроль, принятие риска (p < 0,01).

Ключевые слова: рак молочной железы, психологическое состояние больных раком, жизнестойкость, интернальность, самоконтроль

Самойлов А.С., Удалов Ю.Д., Мироманова Е.А.

ОПЫТ ОРГАНИЗАЦИИ ПАЛЛИАТИВНОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ В МНОГОПРОФИЛЬНОМ СТАЦИОНАРЕ

Статья посвящена опыту работы по стратегическому развитию паллиативной медицинской помощи взрослому населению в условиях ФГБУ ГНЦ ФМБЦ им. А.И.

Бурназяна как флагманского лечебного учреждения системы ФМБА России.

В статье приведены приоритетные направления по лечению пациентов паллиативного профиля на базе мультидисциплинарного подхода с применением передовых медицинских технологий и современных методик.

Ключевые слова: паллиативная медицинская помощь, передовые медицинские технологии, мультидисциплинарный подход

Палехов А.В., Введенская Е.С., Бессонов А.П.

СОВРЕМЕННЫЕ НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫЕ И ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ АСПЕКТЫ ПРИМЕНЕНИЯ ОПИОИДНЫХ АНАЛЬГЕТИКОВ

В статье говорится о норматиивно-правовых и организационных проблемах использования опиоидных анальгетиков (ОА) с целью купирования хронического болевого синдрома. Предлагаются пути решения указанных проблем, позволяющие полноценно реализовывать право каждого пациента на адекватное обезболивание при осуществлении лекарственной терапии.

Обосновывается целесообразность применения для борьбы с хронической болью препаратов, обладающих достаточным анальгетическим эффектом и меньшим наркогенным потенциалом.

Отмечается, что перевод ряда ОА из одной нормативной группы в другую (находящуюся под более строгим контролем) не только не снизит доступность адекватной анальгетической терапии, но и будет способствовать повышению ее качества.

Ключевые слова: опиоидные анальгетики, купирование хронической боли, обезболивание

ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

Ткаченко Г.А., Панахов А.Д., Мусаев И.Э.

КАЧЕСТВО ЖИЗНИ БОЛЬНЫХ РАКОМ ПРЕДСТАТЕЛЬНОЙ ЖЕЛЕЗЫ ПОСЛЕ РАДИКАЛЬНОЙ ПРОСТАТЭКТОМИИ

Цель исследования – изучение психического состояния больных раком предстательной железы и оценка качества их жизни после радикальной простатэктомии.

Материалы и методы. Проспективному анализу подвергнуты результаты оперативного лечения 75 пациентов из групп высокого риска рака предстательной железы.

Клинико-психологическое исследование проведено дважды: на 5-7 сутки после операции и через 12 месяцев после радикальной простатэктомии. В исследовании использовали шкалу тревоги и депрессии (HADS), модифицированную шкалу самооценки Дембо-Рубинштейна.

Результаты.

Анализ данных HADS после операции и 12 месяцев спустя показал, что средние показатели уровня тревоги, хотя немного повышаются, однако остаются в пределах нормы (6,95+0,21 и 7,02+0,21 балла), достоверных различий указанных величин не обнаружено (t-Стьюдента = 0,24, p > 0,05). Отмечается достоверное увеличение средних показателей уровня депрессии с 6,63+0,17 до 8,02+0,23 балла (t-Стьюдента = 4,89, p < 0,05).

При первичной диагностике качество жизни больных в целом их удовлетворяло: средние показатели по основным шкалам выше середины. Через 12 месяцев удовлетворенность сексуальными и семейными отношениями достоверно снижается (p

Источник: http://www.palliamed.ru/publications/pub146/number165/

Развитие паллиативной помощи в России

Развитие паллиативной помощи в России.: Паллиативная помощь пронизывает всю медицину, существовавшую в России

2. Деятельность хосписов в некоторых зарубежных странах

2.1 Организация работы

В мире существуют разные формы организации хосписной службы. Например, в США система организации хосписов чрезвычайно разнообразна – по объему обеспечиваемой помощи, структуре хосписных служб, источникам финансирования. В 1981 г.

Национальная организация хосписов США приняла стандартный список основных документов и принципы, лежащие в основе работы междисциплинарной команды специалистов хосписа.

Чтобы рассчитывать на финансовую поддержку, любой хоспис должен соответствовать этим требованиям.

На основании этих принципов Международной организацией детских хосписов в 1993 г. сформулированы «Стандарты хосписного попечительства над детьми».

Здесь, в частности, говорится, что для детей с угрожающими жизни заболеваниями и их семей характерны особые нужды.

Прием под опеку хосписа не ограничивает для ребенка и его семьи выбор между продолжением лечения и поддерживающей терапией (паллиативным лечением).

Программы хосписа представляют собой программы ухода, сфокусированного на семье, с целью повышения качества жизни умирающего ребенка. Команда хосписа старается помочь каждому ребенку и семье жить нормальной жизнью, насколько это доступно в конкретной ситуации.

Основная команда хосписа регулярно встречается и разрабатывает определенный план действий по уходу. Представители других дисциплин (физиотерапевт, терапевт, логопед, консультант по питанию, специалист по арттерапии) по мере необходимости подключаются к команде.

В команду также могут входить психологи, педагоги, специалисты по отдыху и развлечениям, ассистенты по уходу и другие сотрудники.

В хосписе работает активная добровольческая программа. Все волонтеры тщательно отбираются и по мере участия в работе находятся под наблюдением сотрудников хосписа, их работа оценивается не реже 1 раза в год. Службы хосписа всегда (7 дней в неделю, 24 ч в сутки) находятся в распоряжении детей и их семей в лечебных учреждениях и дома.

Особое внимание уделяется детям, которые не в состоянии разъяснить свои нужды. Обезболивание достигается всеми доступными способами. В хосписе работает структурированная активная программа «утрата». Поддержка семьи после смерти ребенка предоставляется всем ее членам и / или близким для семьи лицам. Обслуживание в связи с утратой предоставляется в течение 13 мес.

после смерти ребенка, а если это возможно и необходимо, оно продлевается и на второй год8

2.2  социально-медицинской и психологической работы в хосписах

Всемирная Организация Здравоохранения еще в 1990 году представила наиболее адекватное определение паллиативной помощи: «Паллиативная помощь – это активная всеобъемлющая помощь пациентам с прогрессирующими заболеваниями в терминальных стадиях развития. Главной задачей паллиативной помощи является купирование боли и других симптомов, а также решение психологических, социальных и духовных проблем».

Концепция паллиативной помощи состоит в том, что борьба с болью, решение психологических, социальных и духовных проблем больного приобретает первостепенное значение, а целью паллиативной помощи становится достижение максимально возможного в возникающей ситуации качества жизни больных и их семей. В паллиативной помощи нуждаются не только больные с распространёнными формами злокачественных новообразований, но и инкурабельные пациенты, страдающие тяжелыми формами хронических прогрессирующих заболеваний различных систем и органов в терминальной стадии их развития 9

Российские ученые (Модников О.П., Шарафутдинов М.Г., Емельянцева Н.Ф. 2004) к контингенту больных с различными формами хронических прогрессирующих заболеваний, нуждающихся в оказании паллиативной помощи, относят

• инкурабельных онкологических больных;

• больных в терминальной стадии хронической почечной недостаточности различного генеза;

• больных в терминальной стадии хронической недостаточности систем кровообращения и дыхания, некоррегируемой или плохо поддающейся коррекции;

• больных, потерявших способность к передвижению и самообслуживанию вследствие заболеваний и травм (сосудистые заболевания головного и спинного

мозга, рассеянный энцефаломиелит, дегенеративные заболевания костно-суставной системы, травмы позвоночника и др.);

• больных в терминальной стадии цирроза печени с выраженной декомпенсированной портальной гипертензией и печеночно-клеточной недостаточностью;

• больных в терминальной стадии ВИЧ – инфекции;

• больных с другими патологическими состояниями, не поддающимися коррекции и приводящими к тяжёлым нарушениям функции жизненно важных органов и систем, значительно ограничивающих социальную активность и др10.

К сожалению, во второй половине XX века сначала в зарубежных, а несколько позже и в российских средствах массовой информации неожиданно вызвал интерес вопрос о легализации эвтаназии.

В противовес этому у нравственно-ориентированной части медицинских работников и в практическом, и в научном плане стали активно обсуждаться и решаться проблемы организации паллиативной помощи инкурабельным больным. А основоположница современного хосписного движения англичанка С. Сондерс еще в 1982 г.

в статье «Помощь умирающим» назвала современную паллиативную медицину «единственной альтернативой социально опасной идеи эвтаназии» 11

Термин «эвтаназия» впервые употреблен в XVII столетии для определения «легкой смерти», и с XIX века стал означать «умертвить кого-либо из жалости».

Бессмысленное страдание является злом» – это один из главных аргументов в пользу эвтаназии.

Если человек никому не обязан своей жизнью – значит, он является ее полным хозяином и может сам решать проблему своей смерти. По большому счету, это разговор о свободе воли.

Эвтаназия законодательно утверждена в ряде стран. Добровольный уход из жизни узаконен инструкцией от 14 апреля 1994 г., принятой Голландским парламентом.

Его примеру последовали некоторые другие законодательные органы различных стран: Соединенных Штатов Америки (в частности, штата Орегон в 1994 г. и штата Вашингтон в 2008 г.), Северной провинции Австралии (25.05.1995).

Аналогичный закон был принят в Бельгии 23 сентября 2002 года.12

Существует также пассивная эвтаназия, при которой пациенту отказывается в дальнейшей медицинской помощи с целью приближения срока естественной смерти. Этот вид эвтаназии был узаконен в 1976 г. решением Верховного суда Калифорнии и сейчас широко распространен в США. С 2004 г. пассивная эвтаназия была разрешена в Израиле и Франции.

Заключение

Хоспис – это больница особого типа, куда пациентов направляют не для выздоровления. Все, кто попадают сюда, обречены, и цель обслуживающего персонала – облегчить пациентам физические и духовные страдания в преддверии ухода в мир иной.

Среди пациентов хосписов преобладают онкологические больные.

Кто возьмет такого пациента в больницу? Кому нужны высокие показатели больничной летальности? Кто организует ему постоянное наблюдение и адекватное лечение на дому, если не помогают уже самые сильные обезболивающие средства и другие лекарства? Как помочь ему избавиться от нестерпимой боли, удушья, постоянной тошноты и рвоты, зуда и бессонницы? Как помочь ему осознать неизбежность происходящих перемен и поддержать психологически? Как поддержать его близких и дать им передохнуть от изнурительной и непрестанной работы – уходу за тяжелым или умирающим больным? Как помочь одинокому старику умереть с миром и не проклинать нерадивых родственников, которые его бросили?

Все эти задачи берет на себя хосписная служба, которая обеспечивает адекватную грамотную медицинскую помощь терминальному больному, смягчает не только физические страдания, но помогает решить его психологические и духовные проблемы, а также оказывает психологическую помощь близким пациента во время его болезни и в период переживания тяжелой утраты.

Выводы

Актуальность развития социально-медицинской работы с онкологическими больными во многом обусловлена необходимостью расширения мер социальной защищенности.

Неуклонный рост онкозаболеваемости вызывает необходимость реформирования системы организации онкологической помощи.

Это позволит решать прежние задачи на новом качественном уровне и обеспечить выполнение вновь появившихся стандартов социально-медицинской работы в онкологии.

Важнейшую роль играет организация восстановления больного не только в рамках учреждения онкологического профиля, в амбулаторных условиях, но и по месту жительства – оказание помощи семьям, в которых живут онкологические больные.

В таких семьях возникает множество сложных проблем, в том числе медицинских, экономических, проблем ухода, психологических проблем, связанных с тяжелым заболеванием и с трудностями в установлении контакта с ними, проблемы приобретения специального оборудования, социальные проблемы, связанные с формированием специального уклада жизни семьи13

Концепция социально-медицинской работы в онкологии построена на принципе междисциплинарного подхода к осуществлению помощи больным со злокачественными новообразованиями.

Такой принцип предполагает с целью повышения эффективности терапии и качества жизни пациентов и их семей, одновременно с комплексным специальным лечением, оказание им и их семьям различных видов социальной и психологической поддержки на всех этапах специализированной помощи, от момента установления диагноза до категории лиц к прежнему социальному положению посредством участия в процессе лечения и диспансерного наблюдения помимо профессиональных онкологов и врачей различных специальностей, психолога и специалиста по социальной работе. Концепция строится на выделении обобщенных групп и работе с ними по дифференцированным, но соответствующим общим принципам социально-медицинской работы в онкологии программам помощи14.

Организация медицинской помощи больным с далеко зашедшими формами злокачественных опухолей представляет собой одну из сложных и нерешенных до сих пор проблем. Однако не менее важной проблемой является оказание таким больным социальной помощи, в которой они нуждаются не меньше, а может быть и гораздо больше.

У половины больных рак диагностируется в запущенных стадиях, когда полное излечение уже невозможно. Большинство онкобольных получают симптоматическое лечение в домашних условиях.

Средняя продолжительность жизни таких больных колеблется от нескольких месяцев до 1,5 – 2 лет, при этом последние месяцы жизни больного, как правило, сопровождаются тяжелыми болями, связанными с прогрессированием основного заболевания и нарастающей кахексией. Несомненно, что многие из этих больных нуждаются в госпитализации.

Однако специализированные онкологические стационары не могут взять на себя заботу об этих пациентах, поскольку, в виду запущенности опухолевого процесса они не подлежат радикальному лечению. Такие люди нуждаются в паллиативной помощи. 15

На сегодняшний момент в России умирают на дому свыше 90% онкологических больных. К сожалению, печальная реальность современного российского здравоохранения состоит в том, что больные с четвертой стадией онкологического процесса «неперспективны» в плане радикальных методов лечения.

Литература

1. К.Ф. Лях Хоспис: Помощь умирающим в современном обществе

2. Иванюшкин А.Я., Хетагурова А.К. История и этика сестринского дела. – М.: ГОУ ВУНМЦ, 2003.

3. Приложение к приказу Комитета здравоохранения от 20 марта 2002 г. №138

4. Приложение №1 к приказу Минздрава РСФСР от 1 февраля 1991 г. №19

5. Паллиативная медицина и реабилитация / Под ред. Г.А. Новикова. М.: Фонд «Паллиативной медицины

6. Артюнина Г.П. Основы социальной медицины: Учебное пособие для вузов. М.:

7. Хосписы. Сборник материалов. Составители: В.В. Миллионщикова (отв. ред.), П.Н. Лопанов, С.А. Полишкис. М., 2002.

8. Новиков Г.А., Чиссов В.И., Прохоров Б.М. и др. Состояние и перспективы развития паллиативной помощи онкологическим больным

9. Новиков Г.А. Паллиативная помощь онкологическим больным // Учебное пособие. Новиков Г.А., Чиссов В.И. (под ред.). – М.: ООД «Медицина за качество жизни», 2006.

10. Модников О.П. Введение в паллиативную медицину // Учебно-методическое пособие

11. Гнездилов А.В. Некоторые социальные проблемы в хосписной службе среди онкологических больных /Гнездилов А.В., Леоненкова С.А., Репина М.Т. // Паллиативная медицина и реабилитация. – 1997.

12. www.utro

13. Научный журнал «Фундаментальные исследования» №4, 2007 год

14. Моисеенко Е.И. Основные положения концепции социально-медицинской работы в онкологии //

15. Новиков Г.А. Практическое руководство по паллиативной помощи онкологическим больным. М.

Источник: https://www.referat911.ru/Medicina/razvitie-palliativnoj-pomoshhi-v-rossii/327884-2725264-place2.html

Medic-studio
Добавить комментарий