СТАТЬЯ ПЕРВАЯ ПАРАГРАФ ПЕРВЫЙ. О НАТУРАХ ПРОСТЫХ ЛЕКАРСТВ

О натурах простых лекарств

СТАТЬЯ ПЕРВАЯ ПАРАГРАФ ПЕРВЫЙ. О НАТУРАХ ПРОСТЫХ ЛЕКАРСТВ

В основу средневековой греческо-персидско-арабской медицины заложено учение о мизадже (естестве, темпераменте, натуре) человека и натуре и естестве лекарственных средств. На этой основе в азиатской медицине разработаны как методы диагностики, так и профилактики и лечения болезней.

 Если учение о мизадже учитывает индивидуальные особенности каждого организма – физические, психологические, особенности течения заболеваний и индивидуальные способы терапии, то учение о натуре и естестве лекарственных средств рассматривает особенности воздействия этих лекарств.

 Учение о натуре лекарственных средств, предложенное Гиппократом, а затем усовершенствованное Галеном, Авиценной и рядом других арабских, персидских, среднеазиатских, армянских врачевателей, которые использовали эту систему медицины, является богатым наследием азиатской медицины и имеет не только историческое значение. Это учение может внести свой вклад в теорию и практику использования лекарственных средств натурального происхождения.

 В отличие от современной медицины, которая видит в лечебных средствах растительного и животного происхождения лишь энергетическую ценность и химическую составляющую, азиатская народная медицина учитывала информационно-энергетическую сущность лекарств.

 Натура лекарственных средств определялась азиатскими целителями на основании учёта воздействия препаратов на органы чувств (вкус, запах) внешних качеств (цвет, строение).

Решающим были результаты опыта лечебного их применения на людях с уравновешенной натурой.

В зависимости от того, какое действие оказывало указанное средство – стимулирующее или угнетающее на функции организма определяли горячие и холодные по натуре средства и т. д.

 По классификации греческо- персидско- арабской медицины определяли горячие, холодные, сухие и влажные лекарственные средства. Эти качества могли сочетаться в одном и том же средстве. То есть, кроме этих четырех натур определяли и горячо – влажные, горячо – сухие, холодно – влажные и горячо – сухие средства.

 Следует отметить, что натура лечебных средств определялась, не только качественно, но и количественно. Для каждого качества определяли четыре степени проявления. Наименьшей считалась I степень, наивысшей IV горячести, холодности, сухости, влажности. Кроме того, качество каждого лекарства делилось на три части: в начале, в середине и конце каждой степени.

 Натура лекарственных средств определялась и обозначалась, по вышеизложенной схеме так например, трава зверобоя горячая в начале II степени и сухая в середине I степени.

 В зависимости от натуры лекарств, прогнозировалось их влияние на организм человека. Ниже мы приводим воздействие лекарственных средств на человека в зависимости от их натуры по греческо-персидско-арабской медицине.

Горячие лекарства:

 Увеличивают количества тепла в организме, повышают функции органов, тонизируют, возбуждают нервную систему, приводят к бессоннице, повышают потенцию, сушат. Улучшают состояния здоровья при «холодных» и «влажных» заболеваниях, ухудшают состояния человека с горячей натурой.

Холодные лекарства:

 Уменьшают количества тепла, понижают функции органов, успокаивают и улучшают сон, успокаивают нервную систему, понижают потенцию, увлажняют, помогают лечиться от «горячих» болезней, ухудшают состояния здоровья у людей холодной натурой.

Сухие лекарства:

 Уменьшают количество жидкости в тканях тела или какого-либо органа, закрепляют, уменьшают количество выделяемого пота, менструальной крови, молока и мочи, приводят к бессоннице, ухудшают состояние при «горячих» и «сухих» заболеваниях. Улучшают состояние при «влажных» заболеваниях, а у кого сухая натура приводят к образованию горячих опухолей и «закупорок» в его организме.

Влажные лекарства:

 Увеличивают количество жидкости в тканях тела, усыпляют, послабляют, увеличивают количество выделяемого пота, спермы, молока, мокроты и мочи. Улучшают состояние при «горячих» и «сухих» заболеваниях, ухудшают здоровья человека влажно-холодной натурой и вызывают в его теле доброкачественные опухоли.

 Такая практическая классификация лекарственных средств, представленная в древних справочниках, позволяла азиатскому врачевателю подбирать лекарственные средства при каждом заболевании, каждому больному, учитывая его индивидуальные особенности.

 До нашего времени сохранились справочники, которые описывают до 15000 средств натурального происхождения состоявших из лекарственных трав, минералов и средств животного происхождения. Отсутствие современного толкования теоретических основ, этой медицинской системы не дают возможность правильной понятии и внедрения в сферу практического здравоохранения такой огромный опыт наших предков.

 Происхождение натур лекарственных средств растительного происхождения азиатская медицина связывала со средой произрастания. Растительные средства с горячей и сухой натурой преимущественно произрастают в жарких странах, на территориях с большей инсоляцией.

Растения, имеющие холодную и влажную натуру, преимущественно растут, в странах с умеренным и холодным и влажным климатом. Особо ценились растения, которые произрастают на территориях с суровыми климатическими условиями.

Считали, что они обладают очень сильными лечебными свойствами.

Например, аконит, чилибуха, мандрагора так как, более жарких и более холодных климатах растут сильно действующие лекарства, как азиатские мыслители считали, что климатические условия произрастания определяют натуру растения. Поэтому у одних и тех же растениях, в зависимости от их места произрастания определяли различную натуру.

Опытные лекари используют только те лекарственные травы, произрастающие из проверенных мест.

Например, я зверобой использую растущий в Ургутских и Заминских горах Самарканда, хотя зверобой растет повсеместно.

Потому что зверобои, растущие в других местностях, не имеют те сильные психотропные и антибактериальные свойства, которые имеет зверобой из хребтов Зеравшанских гор. Таких примеров можно привести тысяче.

 На современном научном языке это можно интерпретировать следующим образом. Растение адаптируется к условиям среды произрастания. Адаптация каждого растения идет посредством определенных биохимических реакций, с накоплением биологически активных веществ. Так как биохимический язык един для всего живого, эти механизмы, при употреблении их человеком передаются и ему.

Например, унсал – горный морской лук, убывает крыс и мышей, произрастающий в тех горах, где в недрах их имеется залежи ископаемых содержания мышьяка. Именно такой лук использую в своих противораковых бальзамах.

Или другой пример, только радиолу из Таласских гор Киргизии использую, при лечении импотенции, бесплодия и рассеянном склерозе, а произрастающие радиолы на других местах, такого эффекта не имеют.

 Натура лекарств минерального происхождения связывалась только с их сущностью, то есть химической составляющей. Очень интересен опыт азиатской медицины в лечебном применении средств животного происхождения.

Если лекарства растительного происхождения греческо-персидско-арабской медицины более менее изучены, то средства животного происхождения из числа млекопитающих, рептилий, птиц, насекомых абсолютно не изучены.

Натура средств животного происхождения определялась в первую очередь по их видовой принадлежности. Вторым определяющим фактором являлось двигательная активность животного. Чем более подвижно животное, тем горячее. Так, в среди животных самые горячие по натуре считались птицы, насекомые, так они наиболее активные. Среди домашних животных, наиболее горячими считались козы и лошади.

Но домашняя коза не пасущиеся на свободе более влажна.

 Для млекопитающих, кроме вышеизложенных факторов, решающим считалось также питание животных. Считалось, что если животного кормить «холодными» по натуре травами, то их натура и мясо «охлаждались» и наоборот.

 Если в процессе подбора лекарственных средств какое-либо средство не подходило для данного больного по его натуре, азиатские врачеватели производили коррекцию натуры. Это достигалось ими при помощи смешивания с другими средствами с противоположной натурой, с приготовлением сложных лекарственных средств. Опыт азиатской народной медицины в этой области, к сожалению не изучен.

 Современные исследователи лекарственные средства старой азиатской народной медицины делают попытки, интерпретации их на языке современной медицины, используя современные категории и понятия. Неудивительно, что при этом теряется большая информация, которая могла быть полезной для практического здравоохранения.

Древные врачеватели интуитивным, эмпирическим путем пришли к пониманию информационно-энергетической ценности лекарств и оставили богатейший опыт в этой области.

Греческо- персидско-арабскую медицину можно считать системой, стоящей на позиции информационно-энергетической медицины.

Современный научный анализ с этой точки зрения, помог бы в деле использования богатейшего опыта, назначения лекарственные средства натурального происхождения.

Авиценна говорит:

 “Мы уже изъяснили в Книге первой, что означают наши слова: «это лекарство — горячее», «это лекарство— холодное», «это лекарство — сухое», «это лекарство — влажное», и изъяснили, что сие имеет место в сравнении с нашим телом.

При этом мы исходили из того, что основой всех сложных минеральных, растительных и животных [тел] являются четыре элемента и что они смешиваются и действуют друг на друга, пока не утвердятся в состоянии взаимного равновесия или преобладания” [какого-либо элемента], а когда они на чем-либо утвердятся, это и будет истинная натура.

[Мы изъяснили также], что коль скоро натура возникла в сложном [теле], она [тем самым] подготовила его к восприятию сил и качеств, которым свойственно у него быть после [возникновения] натуры.

 Мы уже изъяснили, сколько всего [существует] разновидностей натуры, что подразумевается под уравновешенной натурой у людей и что подразумевается под уравновешенной натурой в лекарствах.

Под этим разумеют, сказали мы, что если человеческое тело, встречаясь с лекарством, воздействует на него своей прирожденной теплотой, то и лекарство может вызвать в человеческом теле охлаждение, согревание, увлажнение или осушение, большее, [чем обычно] для человека.

[Однако] мы не разумели под этим, что натура лекарств подобна натуре человека, ибо натура человека свойственна только человеку.

Знай также, что натура бывает двух видов: натура первичная и натура вторичная. Первичная натура—это натура, первоначальная, возникающая из основных элементов, а вторичная натура — это натура, возникающая от воздействия вещей, которые сами по себе обладают натурой. Такова, например, вторичная натура сложных лекарств, бальзамов и терьяка.

 Ведь каждое из простых лекарств, входящих в состав терьяка, обладает натурой, присущей ему одному, а когда они смешиваются, сочетаясь с другими лекарствами вплоть до объединения, и приобретают другую натуру, возникает вторичная натура – натура терьяка. Эта вторичная натура не вся порождается искусственно, иногда она образуется также естественно.

Молоко, например, состоит из смеси водянистых и творожистых частиц с частицами жировыми, а каждая из этих трех составных частей не является простой по природе, молоко тоже представляет собой смесь и обладает своей особой натурой. Эта вторичная натура возникла под действием природы, а не искусственно.

Вторичная натура бывает двух видов: натура сильная и натура слабая. Сильная натура возникает, например, тогда, когда каждая из двух простых составных частей соединяется с другой так прочно, что нашей естественной теплоте трудно их разделить; больше того, иногда разделить их трудно даже при жаре огня, как например, в веществе золота.

 Действительно, влажное и сухое в натуре золота достигает такого предела, что огненное качало не может их разделить.

Когда огонь заставляет течь водянистые [частицы золота], чтобы подвергнуть их возгонке, ко всем водянистым частицам крепко пристают частицы землистые, и огонь не может поднять вверх водянистые частицы и осадить вниз землистые частицы, как он это делает с деревом и даже с оловом и свинцом.

Поскольку же натуре присуща подобная крепость, то вполне возможно существование такой натуры, элементы которой не в силах разделить имеющаяся в нас прирожденная теплота. Это есть такая натура, которая называется прочной. Если она уравновешенна, то остается во всем теле такой, как есть, пока не изменит форму тела и не сделает его снова уравновешенным.

Тот элемент в прочной натуре, который стремится к преобладанию, остается в теле преобладающим, пока не разрушит его форму. Вообще от такой натуры исходит лишь одно какое-либо действие.

 Когда же натура не прочна, а наоборот, рыхла и мягка до распада, то возможно допустить, что ее элементы отделяются друг от друга при воздействии на нее нашего естества.

Силы их при этом различны, так что часть их производит одно действие, а другая часть — противоположное.

Когда врачи говорят, что свойство такого-то лекарства сочетается из противоположных друг другу сил, то они не думают, и ты тоже не должен думать, что отдельная частица лекарства несет и теплоту и холодность вместе, и что эти качества действуют порознь, как два раздельных начала, ибо это невозможно. Наоборот, эти качества заключаются в двух различных частях лекарства, из которых оно сочетается.

 Точно так же не следует полагать, что лекарства какого-либо другого рода не сочетаются из взаимно противоположных сил, ибо все лекарства сочетаются из взаимно противоположных сил.

Ты должен понимать слова врачей в том смысле, что лекарство обладает взаимно противоположными силами действительно пли в потенции, близкой к действительности, ибо в нем есть различные частицы, которые не оказывают друг на друга настолько полного действия, чтобы между всеми, схожими по свойству частицами, установилось совершенное тождество; они не связаны между собой и не слились воедино в такой мере, чтобы если одна частица оказывается в какой-либо части органа, другая обязательно была бы там вместе с нею.

Ведь если бы силы их были сходны, то действие их на тело не 1236 было бы ни в чем различным, а если [считать, что их] частицы взаимно связаны, а свойства различны, то допустимо, что действие их на тело тоже не является различным.

Наоборот, когда один из элементов лекарства оказывается в каком-либо органе, ему сопутствует другой, с ним неразлучный.

От обоих элементов возникает тогда во всех частях органа одинаковое действие и влияние, вызванное действием этих элементов.

Ведь в каждой части органа имеется нечто препятствующее лекарству оказать полное действие и овладевающее им. Это бывает всегда, если только часть органа не воспринимает действия лишь одного из элементов предпочтительно перед другим, и естество использует один из них и отвергает другой, как нередко случается.

 Но мы ведем речь не об этом, а о разновидности лекарств, которые оказывают различное влияние по причине, заложенной в них самих, а не по причине, заложенной в чем-либо другом.

Причина эта состоит в том, что смешение простых частиц в данных лекарствах настолько слабо, что лекарства подвергаются разложению под влиянием нашей прирожденной теплоты.

Простые лекарства, о которых мы говорили, что им присущи взаимно противоположные силы, принадлежат именно к числу тех, в коих отсутствует полное смешение. Среди этих лекарств есть такие, которые смешаны прочнее, так что ни варка, ни промывка не могут разделить их сил.

Такова, например, ромашка, которая одновременно обладает и растворяющим и вяжущим свойством; когда ее отваривают для лекарственных повязок, оба свойства не покидают ее. 

 Есть, однако, и такие лекарства, силы которых могут быть разделены варкой, как например, капуста. Ее вещество смешано из землистой вяжущей материи и из материи, обладающей свойствами баврака, очищающей и разреженной. Поэтому, если капусту отварить в воде, ее очищающее вещество, обладающее свойствами баврака, растворится и останется одно землистое вяжущее вещество.

Таким образом, отвар капусты становится послабляющим из-за содержания баврака – пищевой соды, а тело ее — вяжущим. То же самое относится к чечевице, к курам и к чесноку, ибо в них есть очищающая и сжигающая сила, а также тяжелая влага, и варка разделяет их. Таковы также лук, редька и другие овощи. Поэтому о редьке говорят, что она способствует пищеварению, но сама не переваривается.

Это относится не ко всем ее частицам, а только к имеющемуся в ней разреженному и более мягкому веществу. Если это вещество растворится, то останется плотное вещество редьки – клетчатки, не поддающееся переваривающей силе и вязкое, тогда как другая часть ее вещества отрывает вязкие соки.  

 К этой же категории относятся лекарства, в которых можно разделить элементы путем промывки, как например, цикорий и многие овощи.

Вещество этих растений состоит из обильной землисто-водянистой холодной материи и небольшого количества материи разреженной; они охлаждают благодаря первой материи, а открывают закупорки и проводят соки больше благодаря второй; главная часть этой разреженной материи распространяется на поверхности растения, поднимаясь к ней и расстилаясь по ней.

Когда растения промывают, то разреженная материя растворяется в воде и от нее остается лишь такая доля, с которой не следует считать лечебным. Поэтому промывать их запрещено законом врачебной науки. 

 По той же причине многие лекарства, когда человек их принимает внутрь, сильно охлаждают, а когда их прикладывают в виде лекарственной повязки, они рассасывают. Таков, например, кориандр. При приеме внутрь его сока охлаждающая способность становится очень сильной, а если приложить из него лекарственную повязку, особенно в смеси с толокном, он иногда рассасывает опухоли, например, «свинки».

Это объясняется тем, что кориандр сочетается из сильно охлаждающего, землисто-водянистого вещества и из разреженного вещества, способного рассасывать; употребленный внутрь, он воспринимает себе прирожденную теплоту, и теплота растворяет в нем разреженное вещество. Количество последнего не столь велико, чтобы оказать какое-либо влияние на натуру, наоборот, оно удаляется и проходит через поры, и охлаждающее вещество само остается, производя чрезвычайное охлаждение. 

 А если из кориандра приложить лекарственную повязку, то землистое вещество, по-видимому, не проникает в поры и не оказывает никакого действия. Что же касается разреженного огненного вещества, то оно проникает через поры и вызывает согревание; если же ему сопутствует некоторое количество холодного вещества, то оно полезно для отвлечения соков и определения посторонней теплоты.

Это близко к тому, что сказано в Книге первой о жгучести лука в лекарственной повязке и безвредности его в пище, поскольку мы признали одной из причин этого явления нечто близкое к тому, о чем идет речь. Посему эта мысль должна быть утверждена и известна. 

 Встречаются и такие лекарства, которые как будто содержат два различных по естеству вещества при полном отсутствии смешения. Иногда это явно для чувства, как например, в частицах цитрона, а иногда скрыто.

Так, оболочка семян подорожника блошного и то, что находится поверх оболочки, как будто бы сильно охлаждают, а мучнистое вещество, находящееся внутри, сильно согревает, так что чуть ли не оказывается средством, вызывающим красноту или изъязвление.

Оболочка его, таким образом, служит как бы преградой, разделяющей эти два свойства. 

 Но если выпить семян подорожника блошного не растертым в муку, то твердость его оболочки не позволит силе внутреннего мучнистого вещества проникнуть наружу; наоборот, оно будет действовать только своими внешними частями и своей слизистостью.Если же его истолочь, оно действует иначе.

Быть может, толченый подорожник потому и считают ядом, что его мучнистое вещество и начинка выходят при толчении наружу. Похоже, что способность толченого подорожника ускорять вскрытие нарывов и свойство цельного подорожника препятствовать их созреванию и разгонять их объясняется той же причиной. Сказанного достаточно, чтобы преподать эту основу науки”.

Источник: http://russiannurse.ru/gurnali-/372-onmk/1613-med.html

Параграф 1. О натурах простых лекарств | Новости медицины , народные методы лечения, описание болезней, трав, здоровье семьи и детей

СТАТЬЯ ПЕРВАЯ ПАРАГРАФ ПЕРВЫЙ. О НАТУРАХ ПРОСТЫХ ЛЕКАРСТВ

Мы уже изъяснили в Книге первой, что значат наши слова: «это лекарство — горячее», «это лекарство— холодное», «это лекарство — сухое», «это лекарство — влажное», и изъяснили, что сие имеет место в сопоставленьи с нашим телом.

При этом мы исходили из того, что основой всех трудных минеральных, растительных и животных [тел] являются четыре элемента || и что они смешиваются и действуют друг на \23а друга, пока не утвердятся в состоянии обоюдного равновесия или преобладания” [какого-либо элемента], а когда они на чем-либо утвердятся, это и будет подлинная натура.

[Мы изъяснили также], что коль быстро натура возникла в трудном [теле], она [тем самым] подготовила его к восприятию сил и качеств, которым свойственно у него

быть *после [происхождения] натуры ‘.

Мы уже изъяснили, сколько всего [существует] разновидностей натуры, что подразумевается под уравновешенной натурой у людей и что подразумевается под уравновешенной натурой в лекарствах2.

Под этим разумеют, сказали мы, что если человеческое тело, встречаясь с лекарством, воздействует на него своей прирожденной теплотой, то и лекарство может вызвать в человеческом теле охлаждение, согревание, л’влажкение или осушение, большее, [чем обычно] для человека.

[Однако] мы ‘не разумели под этим, что натура лекарств сходственна натуре человека, ибо натура человека свойственна только человеку. (223) Знай также, что натура посещает двух видов: натура первичная и натура вторичная.

Первичная натура—это натура первоначальная, возникающая из [главных] элементов, а вторичная натура — это натура, возникающая от [воздействия] вещей, которые сами по себе владеют натурой. Такова, например, [вторичная] натура трудных лекарств и терьяка3. Ведь

каждое   из   простых   лекарств, [входящих

 в состав] терьяка, владеет натурой, присущей ему Пригодному], а когда они смешиваются, сочетаясь [с иными лекарствами] вплоть до соединения, и приобретают [иную] натуру, возникает вторичная натура [терьяка]. Эта вторичная натур.

а не вся порождается искусственно, иногда она образуется также природно.

Молоко, [например], состоит из смеси водянистых и творожистых [частиц] с [частицами] жировыми, а каждая из этих трех [составных долей] не является простои по природе, ко тоже представляет собой смесь и владеет своей особой натурой. Эта вторичная натура [возникла] под деянием

природы, а не искусственно.

Вторичная натура посещает двух видов: натура сильная и натура слабая. Сильная натура возникает, например, тогда, когда кзждая из двух простых составных долей соединяется с иной так [прочно], что нашей природной теплоте трудно их разделить; ботьше того, иногда разделить их

трудно даже для жара огня, как например, в веществе золота.

Действительно, влажное и сухое в натуре золота достигает такого предела, что огненное качало не может их разделить.

Когда огонь принуждает течь водянистые [частицы'золота], чтобы подвергнуть их возгонке, ко всем водянистым частицам сильно пристают частицы землистые, и [огонь] не может поднять вверх водянистые частицы и осадить вниз землистые частицы, как он это делает с деревом и даже с оловом и свинцом.

Поскольку же натуре присуща сходственная крепость, то вполне вероятно существование такой натуры, элементы которой не в мощах разделить имеющаяся в нас прирожденная теплота. Это есть такая натура, которая [величается] прочной.

Если она уравновешенна, то остается во всем теле такой, как есть, пока не изменит форму тела и не сделает его [снова] уравновешенным. Тот элемент [в прочной натуре], который устремляется к преобладанию, остается в теле преобладающим, пока не разрушит его

форму. Вообще от [такой натуры] исходит лишь одно [какое-либо] деяние.

Когда же натура не прочна, а наоборот, рыхла и мягка до распада, то вероятно [допустить], что ее элементы отделяются друг от друга при воздействии на нее нашего естества. Силы их [при этом] разны, так что

часть их производит одно деяние, а иная часть — противоположное.

Когда лекари разговаривают, что свойство такого-то лекарства сочетается из противоположных друг друг}’ сил, то они. [не размышляют], и ты тоже не обязан размышлять, что отдельная частица [лекарства] песет и теплоту и холодность вместе, и что эти качества действуют порознь, как два раздельных начала, ибо это невероятно. Наоборот, эти качества содержатся в двух разных долях

лекарства, из которых око сочетается.

Точно так же не следует полагать, что лекарства [какого-либо] иного рода не сочетаются из обоюдно противоположных сил, ибо все лекарства сочетаются из обоюдно противоположных сил.

Ты обязан разуметь [слова лекарей] в том смысле, что [лекарство] владеет обоюдно противоположными мощами действительно пли в потенции, недалёкой к действительности, ибо в нем есть разные частицы, которые не оказывают друг на друга [настолько] полного деянья, чтобы между всеми, схожими по свойству частицами, установилось абсолютное тождество; они не связаны между собой и не [слились] воедино [в такой .мере], чтобы если одна частица оказывается в какой-либо доли органа, иная непременно была бы [там] вместе с нею. Ведь если бы || силы их были сходны, то деяние их на тело не 1236 было бы ни в чем разным, а если [считать, что их] частицы обоюдно связаны, а свойства разны, то возможно, что деяние их на тело тоже не является разным. Наоборот, когда один из элементов [лекарства] оказывается в каком-либо органе, ему сопутствует иной, с ним неразлучный. От обоих [элементов] возникает тогда во всех долях органа одинаковое деяние и воздействие, вызванное деянием этих элементов. Ведь в каждой доли [органа] имеется нечто препятствующее [лекарству оказать] полное деяние и овладевающее им. [Это посещает всегда], если только часть органа не воспринимает [деянья] лишь одного из элементов преимущественно перед иным, и естество использует один

из них и отклоняет иной, как нередко случается.

Но мы водим речь не об этом, а о разновидности [лекарств], которые оказывают разное воздействие по причине, [заложенной] в них самих, а не по причине, [заложенной] в чем-либо приятелем.

Причина эта состоит в том, что смешение простых частиц в данных [лекарствах] настолько слабо, что [лекарства] подвергаются разложению под воздействием нашей прирожденной теплоты.

Простые лекарства, о которых мы разговаривали, что им присущи обоюдно противоположные силы, принадлежат именно к числу тех, в коих отсутствует

полное смешение.

Среди этих [лекарств] есть такие, которые (224) смешаны прочнее, так что ни варка, ни промывка не могут разделить их сил. Такова, например, ромашка, которая [одновременно] владеет и растворяющнм и вяжущим свойством; когда ее отваривают для лечебных повязок, оба свойства не

покидают ее.

Есть, [однако], и такие лекарства, силы которых могут быть разделены варкой,   как  например, капуста. Ее вещество   смешано из землистой вяжущей материи и из материи, владеющей свойствами баврака4, очищающей и разреженной.

Поэтому, если капусту отварить в воде, ее очищающее вещество, владеющее свойствами баврака, растворится и останется [одно] землистое вяжущее вещество. Таким образом, отвар [капусты] становится послабляющим [из-за содержания бае рака], а тело ее — вяжущим.

То же самое относится к чечевице, к курам и к чесноку, ибо в них есть очищающая и сжигающая сила, а также тяжелая влага, и варка делит их. Таковы [также] лук, редька и иные [овощи]. Поэтому о редьке разговаривают, что она способствует пищеварению, но сама не переваривается.

Это относится не ко всем ее частицам, а только к имеющемуся в ней разреженному и более мягкому веществу. Если это [вещество] растворится, то останется плотное вещество [редьки], не поддающееся переваривающей силе и вязкое, тогда как иная [часть ее] вещества отрывает

вязкие [соки].

К этой же категории [относятся] лекарства, в которых можно разделить элементы маршрутом промывки, как например, цикорий и многие овощи.

Вещество [этих растений] состоит из обильной землисто-водянистой холодной материи и маленького количества материи разреженной; они остужают благодаря первой материи, а раскрывают закупорки и проводят [соки] больше благодаря второй; основная часть этой разреженной материи распространяется на поверхности [растения], поднимаясь к ней и расстилаясь по ней. Когда [растения] промывают, то [разреженная материя] растворяется в воде и от нее остается лишь такая доля, с которой не следует считаться. Поэтому промывать

их воспрещено [законом] шариата и лечебной наукой.

По той же причине многие лекарства, когда человек их принимает [внутрь], сильно остужают, а когда их прикладывают в виде целебной повязки, они рассасывают. Таков, например, кориандр.

При приеме [внутрь] его остужающая способность становится очень сильной, а если приложить из него лечебную повязку, неподражаемо в смеси с толокном, он иногда рассасывает [опухоли], например, «свинки»5.

Это объясняется тем, что кориандр сочетается из сильно остужающего, землисто-водянистого вещества и из разреженного вещества, [способного] рассасывать; употребленный [внутрь], он воспринимает прирожденную теплоту, и [теплота] растворяет в нем разреженное вещество.

Количество заключительного не столь велико, чтобы оказать какое-либо воздействие на натуру, наоборот, оно удаляется и проходит [через поры], и остужающее вещество остается [одно], производя чрезвычайное

охлаждение.

А если из кориандра приложить лечебную повязку, то землистое вещество, по-видимому, не проникает в поры и не оказывает никакого деянья.

Что же дотрагивается разреженного огненного вещества, – то- оно проникает через поры и вызывает согревание; если же ему сопутствует некоторое количество .холодного вещества, то оно полезно для отвлечения [соков] и определения посторонней6 теплоты.

Это недалеко к тому, что сказано в Книге первой о жгучести лука в целебной повязке и безвредности его в пище7, поскольку мы признали одной из причин этого [явления] нечто недалёкое к тому, о

чем идет речь. || Посему эта мысль обязана быть утверждена и известна.

Встречаются и такие лекарства, которые как словно содержат два разных по естеству вещестза при полном неименьи смешения. Иногда это явно для чувства, как [например], в частицах цитрона, а иногда тайно.

Так, оболочка [зёрен] подорожника блошного и то, что находится поверх оболочки, как словно бы сильно остужают, а мучнистое вещество, находящееся внутри, сильно согревает, так что чуть ли не оказывается средством, вызывающим красноту или изъязвление.

Оболочка его, [таким образом], служит как бы

преградой, делящей эти два [свойства].

Но если опьянеть [семя] подорожника блошного не растертым в пытку, то твердость его оболочки не позволит силе внутреннего мучнистого вещества проникнуть наружу; наоборот, оно будет действовать [только] своими

наружными долями и своей слизистостью.

Если же его истолочь, [оно действует иначе]. Быть может, [толченый подорожник] потому и считают ядом, что его мучнистое вещество и начинка выходят [при толчении] наружу. Схоже, что способность толченого подорожника ускорять вскрытие нарывов и [свойство] целостного [подорожника] препятствовать их созреванию и разгонять их [объясняется] той же причиной.

Сказанного достаточно, чтобы преподать эту основу [науки].

Источник: http://evanmed.ru/2009/07/20/Paragraf_1_O_naturah_prostyh_lekarstv/

Параграф 1. О натурах простых лекарств | Статья первая на портале Apteka.uz (Узбекистан)

СТАТЬЯ ПЕРВАЯ ПАРАГРАФ ПЕРВЫЙ. О НАТУРАХ ПРОСТЫХ ЛЕКАРСТВ

Мы уже изъяснили в Книге первой, что означают наши слова: «это лекарство — горячее», «это лекарство— холодное», «это лекарство — сухое», «это лекарство — влажное», и изъяснили, что сие имеет место в сравнении с нашим телом.

При этом мы исходили из того, что основой всех сложных минеральных, растительных и животных [тел] являются четыре элемента || и что они смешиваются и действуют друг на друга, пока не утвердятся в состоянии взаимного равновесия или преобладания” [какого-либо элемента], а когда они на чем-либо утвердятся, это и будет истинная натура.

[Мы изъяснили также], что коль скоро натура возникла в сложном [теле], она [тем самым] подготовила его к восприятию сил и качеств, которым свойственно у него быть *после [возникновения] натуры '.

Мы уже изъяснили, сколько всего [существует] разновидностей натуры, что подразумевается под уравновешенной натурой у людей и что подразумевается под уравновешенной натурой в лекарствах2.

Под этим разумеют, сказали мы, что если человеческое тело, встречаясь с лекарством, воздействует на него своей прирожденной теплотой, то и лекарство может вызвать в человеческом теле охлаждение, согревание, л'влажкение или осушение, большее, [чем обычно] для человека.

[Однако] мы 'не разумели под этим, что натура лекарств подобна натуре человека, ибо натура человека свойственна только человеку. (223) Знай также, что натура бывает двух видов: натура первичная и натура вторичная.

Первичная натура—это натура первоначальная, возникающая из [основных] элементов, а вторичная натура — это натура, возникающая от [воздействия] вещей, которые сами по себе обладают натурой. Такова, например, [вторичная] натура сложных лекарств и терьяка3. Ведь каждое из простых лекарств, [входящих

в состав] терьяка, обладает натурой, присущей ему Годному], а когда они смешиваются, сочетаясь [с другими лекарствами] вплоть до объединения, и приобретают [другую] натуру, возникает вторичная натура [терьяка]. Эта вторичная натур.а не вся порождается искусственно, иногда она образуется также естественно.

Молоко, [например], состоит из смеси водянистых и творожистых [частиц] с [частицами] жировыми, а каждая из этих трех [составных частей] не является простои по природе, ко тоже представляет собой смесь и обладает своей особой натурой. Эта вторичная натура [возникла] под действием природы, а не искусственно.

Вторичная натура бывает двух видов: натура сильная и натура слабая. Сильная натура возникает, например, тогда, когда кзждая из двух простых составных частей соединяется с другой так [прочно], что нашей естественной теплоте трудно их разделить; ботьше того, иногда разделить их трудно даже для жара огня, как например, в веществе золота.

Действительно, влажное и сухое в натуре золота достигает такого предела, что огненное качало не может их разделить.

Когда огонь заставляет течь водянистые [частицы'золота], чтобы подвергнуть их возгонке, ко всем водянистым частицам крепко пристают частицы землистые, и [огонь] не может поднять вверх водянистые частицы и осадить вниз землистые частицы, как он это делает с деревом и даже с оловом и свинцом.

Поскольку же натуре присуща подобная крепость, то вполне возможно существование такой натуры, элементы которой не в силах разделить имеющаяся в нас прирожденная теплота. Это есть такая натура, которая [называется] прочной.

Если она уравновешенна, то остается во всем теле такой, как есть, пока не изменит форму тела и не сделает его [снова] уравновешенным. Тот элемент [в прочной натуре], который стремится к преобладанию, остается в теле преобладающим, пока не разрушит его форму. Вообще от [такой натуры] исходит лишь одно [какое-либо] действие.

Когда же натура не прочна, а наоборот, рыхла и мягка до распада, то возможно [допустить], что ее элементы отделяются друг от друга при воздействии на нее нашего естества. Силы их [при этом] различны, так что часть их производит одно действие, а другая часть — противоположное.

Когда врачи говорят, что свойство такого-то лекарства сочетается из противоположных друг друг}' сил, то они.

[не думают], и ты тоже не должен думать, что отдельная частица [лекарства] песет и теплоту и холодность вместе, и что эти качества действуют порознь, как два раздельных начала, ибо это невозможно.

Наоборот, эти качества заключаются в двух различных частях лекарства, из которых око сочетается.

Точно так же не следует полагать, что лекарства [какого-либо] другого рода не сочетаются из взаимно противоположных сил, ибо все лекарства сочетаются из взаимно противоположных сил.

Ты должен понимать [слова врачей] в том смысле, что [лекарство] обладает взаимно противоположными силами действительно пли в потенции, близкой к действительности, ибо в нем есть различные частицы, которые не оказывают друг на друга [настолько] полного действия, чтобы между всеми, схожими по свойству частицами, установилось совершенное тождество; они не связаны между собой и не [слились] воедино [в такой .мере], чтобы если одна частица оказывается в какой-либо части органа, другая обязательно была бы [там] вместе с нею. Ведь если бы || силы их были сходны, то действие их на тело не 1236 было бы ни в чем различным, а если [считать, что их] частицы взаимно связаны, а свойства различны, то допустимо, что действие их на тело тоже не является различным. Наоборот, когда один из элементов [лекарства] оказывается в каком-либо органе, ему сопутствует другой, с ним неразлучный. От обоих [элементов] возникает тогда во всех частях органа одинаковое действие и влияние, вызванное действием этих элементов. Ведь в каждой части [органа] имеется нечто препятствующее [лекарству оказать] полное действие и овладевающее им. [Это бывает всегда], если только часть органа не воспринимает [действия] лишь одного из элементов предпочтительно перед другим, и естество использует один из них и отвергает другой, как нередко случается.

Но мы ведем речь не об этом, а о разновидности [лекарств], которые оказывают различное влияние по причине, [заложенной] в них самих, а не по причине, [заложенной] в чем-либо другом.

Причина эта состоит в том, что смешение простых частиц в данных [лекарствах] настолько слабо, что [лекарства] подвергаются разложению под влиянием нашей прирожденной теплоты.

Простые лекарства, о которых мы говорили, что им присущи взаимно противоположные силы, принадлежат именно к числу тех, в коих отсутствует полное смешение.

Среди этих [лекарств] есть такие, которые (224) смешаны прочнее, так что ни варка, ни промывка не могут разделить их сил. Такова, например, ромашка, которая [одновременно] обладает и растворяющнм и вяжущим свойством; когда ее отваривают для лекарственных повязок, оба свойства не покидают ее.

Есть, [однако], и такие лекарства, силы которых могут быть разделены варкой, как например, капуста. Ее вещество смешано из землистой вяжущей материи и из материи, обладающей свойствами баврака4, очищающей и разреженной.

Поэтому, если капусту отварить в воде, ее очищающее вещество, обладающее свойствами баврака, растворится и останется [одно] землистое вяжущее вещество. Таким образом, отвар [капусты] становится послабляющим [из-за содержания бае рака], а тело ее — вяжущим.

То же самое относится к чечевице, к курам и к чесноку, ибо в них есть очищающая и сжигающая сила, а также тяжелая влага, и варка разделяет их. Таковы [также] лук, редька и другие [овощи]. Поэтому о редьке говорят, что она способствует пищеварению, но сама не переваривается.

Это относится не ко всем ее частицам, а только к имеющемуся в ней разреженному и более мягкому веществу. Если это [вещество] растворится, то останется плотное вещество [редьки], не поддающееся переваривающей силе и вязкое, тогда как другая [часть ее] вещества отрывает вязкие [соки].

К этой же категории [относятся] лекарства, в которых можно разделить элементы путем промывки, как например, цикорий и многие овощи.

Вещество [этих растений] состоит из обильной землисто-водянистой холодной материи и небольшого количества материи разреженной; они охлаждают благодаря первой материи, а открывают закупорки и проводят [соки] больше благодаря второй; главная часть этой разреженной материи распространяется на поверхности [растения], поднимаясь к ней и расстилаясь по ней. Когда [растения] промывают, то [разреженная материя] растворяется в воде и от нее остается лишь такая доля, с которой не следует считаться. Поэтому промывать их запрещено [законом] шариата и врачебной наукой.

По той же причине многие лекарства, когда человек их принимает [внутрь], сильно охлаждают, а когда их прикладывают в виде лекарственной повязки, они рассасывают. Таков, например, кориандр.

При приеме [внутрь] его охлаждающая способность становится очень сильной, а если приложить из него лекарственную повязку, особенно в смеси с толокном, он иногда рассасывает [опухоли], например, «свинки»5.

Это объясняется тем, что кориандр сочетается из сильно охлаждающего, землисто-водянистого вещества и из разреженного вещества, [способного] рассасывать; употребленный [внутрь], он воспринимает прирожденную теплоту, и [теплота] растворяет в нем разреженное вещество.

Количество последнего не столь велико, чтобы оказать какое-либо влияние на натуру, наоборот, оно удаляется и проходит [через поры], и охлаждающее вещество остается [одно], производя чрезвычайное охлаждение.

А если из кориандра приложить лекарственную повязку, то землистое вещество, по-видимому, не проникает в поры и не оказывает никакого действия. Что же касается разреженного огненного вещества, – то- оно проникает через поры и вызывает согревание; если же ему сопутствует некоторое количество .

холодного вещества, то оно полезно для отвлечения [соков] и определения посторонней6 теплоты. Это близко к тому, что сказано в Книге первой о жгучести лука в лекарственной повязке и безвредности его в пище7, поскольку мы признали одной из причин этого [явления] нечто близкое к тому, о чем идет речь.

|| Посему эта мысль должна быть утверждена и известна.

Встречаются и такие лекарства, которые как будто содержат два различных по естеству вещестза при полном отсутствии смешения. Иногда это явно для чувства, как [например], в частицах цитрона, а иногда скрыто.

Так, оболочка [семян] подорожника блошного и то, что находится поверх оболочки, как будто бы сильно охлаждают, а мучнистое вещество, находящееся внутри, сильно согревает, так что чуть ли не оказывается средством, вызывающим красноту или изъязвление.

Оболочка его, [таким образом], служит как бы преградой, разделяющей эти два [свойства].

Но если выпить [семя] подорожника блошного не растертым в муку, то твердость его оболочки не позволит силе внутреннего мучнистого вещества проникнуть наружу; наоборот, оно будет действовать [только] своими внешними частями и своей слизистостью.

Если же его истолочь, [оно действует иначе]. Быть может, [толченый подорожник] потому и считают ядом, что его мучнистое вещество и начинка выходят [при толчении] наружу.

Похоже, что способность толченого подорожника ускорять вскрытие нарывов и [свойство] цельного [подорожника] препятствовать их созреванию и разгонять их [объясняется] той же причиной.

Сказанного достаточно, чтобы преподать эту основу [науки].

Источник: https://apteka.uz/arch/statya_pervaya/paragraf_1_o_naturah_prostyh_lekarstv

Medic-studio
Добавить комментарий