Таблица 14.3. Виды поведения, характерные для паттерна типа «А»

Поведение типа А и Б у человека / Стой, кто ведет? Биология поведения человека и других зверей / Библиотека / Наша-Природа.рф

Таблица 14.3. Виды поведения, характерные для паттерна типа «А»

Поведение типа А и Б у человека

Рис. 6.10. Оба персонажа относятся к поведенческому типу А.

Хотя радиоведущий из фильма «Пятый элемент» не склонен решать конфликты стрельбой и, более того, откровенно трусоват, он относится к поведенческому типу А, как и герой Брюса Уиллиса. Его агрессивность проявляется в манере общения с людьми.

Кроме того, он откровенно амбициозен (первый вопрос ассистентам по окончании эфира: «Как все прошло?») и социально активен – другие люди радиоведущими не работают

К типу А относятся люди, для которых характерны такие черты, как агрессивность, амбициозность, социальная активность. К типу Б – неагрессивные, неамбициозные и не склонные к общественной активности люди.

Следует отметить, что агрессивность здесь понимается в самом широком смысле этого слова – как постоянное стремление сократить дистанцию общения (подробнее в главе 7).

Поэтому ярким представителем поведенческого типа А является не только д’Артаньян Дюма, но и гоголевский Ноздрев, который быстро переходит на «ты» с едва знакомым ему Чичиковым и сразу же пускается в ненужные откровения, заявляя собеседнику: «Будь я твоим начальником, я бы тебя повесил». В быту такие люди называются бесцеремонными.

Отметим, что люди типа А не обязательно склонны к решению спора насилием. Студенты привели в качестве примера людей типа А и Б персонажей фильма «Пятый элемент» – героя Брюса Уиллиса и радиоведущего (рис. 6.10). Это ошибка. Агрессивность не обязательно проявляется в склонности причинять физический вред оппоненту, как это постоянно делает герой Брюса Уиллиса.

Если людей с поведением типа А много и в жизни, и в литературе, точнее, они бросаются в глаза и их легко описывать, то привести пример литературного героя с поведенческим типом Б намного сложнее. Люди этого психического склада по определению остаются в тени.

В напряженные моменты, сопровождающиеся стрессом, люди типа Б не осуществляют активных действий, не принимают определяющих решений и стараются быть как можно незаметнее. Они не дают такого обильного материала писателю, как колоритные носители типа А. Можно указать на многочисленных «униженных и оскорбленных» Ф. М. Достоевского.

Но этот пример уязвим для критики, поскольку резонно возразить, что манера поведения этих людей является следствием хронического социального стресса, т. е. выученной беспомощности. Например, Соня Мармеладова росла при отце-алкоголике.

Для детей алкоголик в семье – источник постоянного неконтролируемого стресса, так как неизвестно, в какой стадии опьянения он окажется, когда ребенок вернется домой. Поэтому, скорее всего, Соня демонстрировала выученную беспомощность.

Часто студенты называют Обломова «типичным представителям поведения типа Б». С этим мнением нельзя согласиться. В романе И.

Гончарова достаточно подробно описано детство Ильи Ильича, то, как родители постоянно ограждали его от каких-либо усилий и напряжений – как физических, так и умственных и эмоциональных.

Кроме того, в период влюбленности Обломов был отнюдь не скромен, а весьма энергичен, напорист и красноречив. Поэтому, скорее всего, обломовщина – результат влияния среды, а не врожденных особенностей личности героя романа Гончарова.

Поведенческий тип А характеризуется тремя «А»: агрессивностью, амбициозностью, активностью в общественной жизни. Поведенческий тип Б характеризуется противоположными качествами: низкой агрессивностью, низкой амбициозностью, низкой активностью в общественной жизни

Один из ярких примеров поведенческого типа Б – царевич Алексей.

Корни его драмы не в том, что его политические взгляды были сформированы противниками Петра Великого, а в том, что он принадлежал к психологическому типу, совершенно неприемлющему стиль жизни, к которому понуждал его отец, – стилю, требующему постоянного принятия решений и энергичнейшего их выполнения. Но и здесь нельзя все списать на врожденные особенности царевича, поскольку Алексей был рожден от нелюбимой жены и рос без отца, что не могло не сказаться на его поведении во взрослом возрасте.

О ком можно сказать с уверенностью, что он обладал врожденными особенностями поведения типа Б, так это Квинт Фабий Максим Кунктатор. Он спас Рим от Ганнибала, применив стратегию выжидания. Не вступая в решающее сражение, блокировал Ганнибалу пути для маневров и снабжения армии.

Такая стратегия оказалась эффективной, Ганнибалу пришлось покинуть Италию, а Фабий максим получил почетное прозвище Кунктатора – Медлителя. Заметим, что ту же стратегию, разработанную Барклаем де Толли, в 1812 г. реализовал М. И. Кутузов.

И вот что пишет Плутарх в биографии Фабия Максима (I):

прозвище – Овикула, что значит «Овечка», ему дали еще в детстве за кроткий нрав и неторопливость.

Спокойный, молчаливый, он был чрезвычайно умерен и осторожен в удовольствиях, свойственных детскому возрасту, медленно и с большим трудом усваивал то, чему его учили, легко уступал товарищам и подчинился им, и потому людям посторонним внушал подозрения в вялости и тупости, и лишь немногие угадывали в его натуре глубину, непоколебимость и величие духа – одним словом, нечто львиное. Но вскоре, побужденный обстоятельствами, он доказал всем, что мнимая его бездеятельность говорит о неподвластности страстям, осторожность – о благоразумии, а недостаточная быстрота и подвижность – о неизменном, надежнейшем постоянстве.

Характеристика, данная Плутархом, вполне соответствует поведению типа Б, а указание на то, что все его особенности проявлялись с раннего детства, дает все основания говорить о врожденном поведенческом типе Б у Кунктатора.

Для поведенческого типа А основу стрессорной реакции составляет секреция адреналина, а для поведенческого типа Б – кортизола

Разделение людей по типам А и Б было предложено не психологами и не психиатрами, а кардиологами М. Фридманом и Р. Розенманом в 1959 г. Они первые обратили внимание на то, что для людей типа А в несколько раз выше риск заболевания ишемической болезнью сердца, а это основная причина смерти в развитых странах.

Хотя поведение типа А или Б – это прежде всего стиль поведения в стрессорной ситуации, оно проявляется и в ситуациях с небольшим уровнем новизны. Экспериментальных животных достаточно поместить в стрессогенную обстановку, и тип двигательной реакции будет очевиден.

Принадлежность человека к тому или иному типу определяется с помощью опросников. Кроме того, рекомендуется обращать внимание на манеру поведения тестируемого во время интервью. Один из авторов классификации, М.

Фридман, описывая поведение лиц типа А во время интервью, пишет:

Бросается в глаза не столько сущность ответов на вопросы, сколько сама манера их поведения. Обращает на себя внимание характерная мимика, ая интонация, движение рук и ног. Лицо напряжено и враждебно, глаза бегают, часто мигают, колени постоянно в движении, пальцы рук постукивают.

Речь сопровождается заглатыванием воздуха, облизыванием губ, киванием головой. При разговоре они спешат и перебивают речь собеседника. Ответы чаще крайние, категоричные: «всегда», «никогда». Жесты направлены на проявление доминирования над собеседником.

В споре они или не дают сказать слова собеседнику, или пропускают его слова мимо ушей, т. е. не хотят вникнуть в суть мысли оппонента и снова повторяют свои тезисы. Думают не о том, что говорит партнер, а о том, что ему ответить.

Жестикулируя, часто сжимают кулаки, используют неподходящие ругательства, крикливо и громко смеются[194].

Описанное поведение типа А является, конечно же, результатом обобщения, совокупностью типических черт, характерных для идеального, ядерного, носителя поведения данного типа. Люди с такой манерой ведения беседы, к счастью, в жизни встречаются нечасто. У большинства представителей поведенческого типа А характерные черты проявляются мягче. Например:

Наш согражданин Нигер вернулся на родину от ученых занятий. Он слушал прославленного философа, не столько времени, чтобы воспринять его систему, но достаточно, чтобы, подражая ему, усвоить неприятную манеру по всякому поводу изобличать своих собеседников в ошибках[195].

С большой долей вероятности можно утверждать, что Нигер имел врожденную склонность к «обличению собеседников», а общение с философом только укрепило ее.

Стремление победить в споре является, пожалуй, главной чертой человека поведенческого типа А. Такие люди противоречат не для того, чтобы родилась истина, и вовсе не для того, чтобы отстоять свою точку зрения.

Им важно оказаться победителем, даже если для этого придется выдать взгляды оппонента за свои.

К представителям поведения типа А разные авторы относят от 10 % до 30 % населения. Таково же и количество представителей поведенческого типа Б. Дело в том, что подобное деление – это аналитическая классификация, подобная системе Шелдона.

Принадлежность к тому или другому типу и степень приближения к идеальному типу определяется с помощью специально разработанных опросников[196].

В них предлагаются такие, например, вопросы: «Часто ли вы думаете о работе по вечерам и в выходные дни?», «Чувствуете ли вы, что вам постоянно не хватает времени?», «Старались ли вы быть первым и лучшим во всем, когда были моложе?», «Предпочитаете ли вы поесть как можно быстрее, чтобы заняться более важными делами?» Требуется дать один из четырех вариантов ответа: «никогда», «довольно редко», «довольно часто», «всегда». Каждый из ответов оценивается в баллах – от одного до четырех. Набранные баллы суммируются, и выводится среднее арифметическое, по которому определяется психологический тип.

В другом варианте опросника приводятся утвердительные предложения. Тестируемый должен указать, в какой степени он разделяет каждое из утверждений: «полностью согласен»; «скорее не согласен»; «пожалуй, согласен»; «совершенно согласен».

Предлагаются фразы типа: «Вы всегда беретесь за труднодостижимую цель», «Вы часто делаете несколько дел одновременно, например, читаете и едите», «Когда вас втягивают в ссору, вы предпочитаете отмолчаться, не желая портить отношения с окружающими», «Свою работу вы делаете лучше, чем обычно, когда соревнуетесь с другими».

Как и в предыдущем случае, находят среднее арифметическое баллов, полученных за ответ на каждый вопрос.

Деление на поведенческие типы А и Б – это аналитическая система. Большинство людей относятся к промежуточному типу

Легко увидеть, что опросники не содержат одиозных вопросов или утверждений, на которые большинство людей ответили бы категорически, например: «Случалось ли вам убивать неприятных вам людей?» или «Вы теряете сознание, когда получаете выговор от начальника?».

Очевидно, что б?льшая часть опрашиваемых получает не крайние значения среднего балла, а средние, близкие к 2,5, т. е. большинство опрашиваемых относятся к некоему промежуточному типу людей. Выбор граничного критерия полностью зависит от исследователя.

Он может взять в качестве критерия значения 3 и 1, и тогда все лица, набравшие более 3 баллов, будут считаться носителями типа А, а набравшие менее 1 балла – носителями типа Б. Набравшие меньше 3 баллов и больше 1 балла будут относиться к промежуточному типу.

В качестве граничных значений можно взять и любые другие числа, например 3,5 и 0,5. Тогда к типу А будут относиться лица, получившие больше 3,5, а к типу Б – меньше 0,5. Группа с промежуточным поведенческим типом будет состоять из лиц, получивших оценки меньше 3,5 и больше 0,5.

Очевидно, что в первом случае, при критериях ядерных типов 3 и 1, к промежуточному типу будет отнесено меньше лиц, чем во втором случае, при критериях 3,5 и 0,5. Соответственно, в первом случае б?льшая часть людей, чем во втором, будет отнесена к определенному типу – А или Б.

Ситуация с определением типа поведения человека примерно та же, что возникла бы при необходимости разделить всех людей на группы «высоких» и «низких». При определении типа поведения с помощью опросников и оценки поведения во время интервью к типу А или Б оказываются принадлежащими не все исследованные лица. Как правило, б?льшая часть опрошенных относится к промежуточному типу.

Источник: https://ours-nature.ru/lib/b/book/680840204/104

Человек эмоциональный: тип А и тип Б

Таблица 14.3. Виды поведения, характерные для паттерна типа «А»

Психологи в этой связи условно делят всех людей на два типа: А и Б.

К типу А относятся люди у которых до болезненности развито чувство ответственности – все, что происходит в окружающем мире касается их лично. еще одна черта – честолюбие, стремление добиться определенного (желательно высокого) статуса, который выделял бы их в толпе.

При этом неважно, чем они занимаются, ключевые слова – “быть лучшим”, для людей типа А движущей их по жизни силой можно считать стойкое стремление к деловому или личностному успеху. Ставя перед собой очередную цель, такой человек подчиняет ей всего себя, в жертву идут и близкие люди и собственные желания, остается лишь слово “надо”.

Это тип очень работоспособного, вечно загруженного человека, для которого вошло в привычку забывать о том, что существуют праздники, выходные и отпуска. Любой перерыв в работе человек типа А воспринимает как досадную помеху, ни на минуту не переставая думать о делах. По большому счету его психика не получает никакой разгрузки.

Ведь общеизвестно, что для того, чтобы отдохнуть иногда достаточно просто переключится на другой вид деятельности. А вот этого, как раз, эти люди делать и не умеют.

Тип А, кроме всего прочего, – жесткая, конфликтная личность, предпочитающая при малейшем противостоянии ни сотрудничество или компромисс, а подавление, противостояние.

Человека с поведением типа А, как утверждает английский биолог М.

Медавар, можно обнаружить уже в детстве, за школьной партой: он всегда тянет руку вверх, не слушая ни товарищей, ни учителей, для него важно лишь показать себя.

Человек типа А мало задумывается о своем здоровье, предпочитает игнорировать недомогания, “забывать” о них. Пойти к врачу? Что вы! Этому человеку некогда заниматься пустяками! В лучшем случае он выпьет какое-нибудь быстродействующее средство, чтобы убрать симптом и забыть, не думать о причинах болезни: болеть унизительно, это удел слабых.

Между тем нервная система у типа А не обладает достаточным запасом прочности: прямо скажем, слабая у этих людей нервная система.

К этому стоит добавить, что самоконтроль за свои поведением у такого человека развит явно недостаточно, часто бывают эмоциональные срывы, когда кажется, что человек, стоящий перед вами и вовсе не обладает “кожей”, одни обнаженные нервы, Буквально все его раздражает, вызывает эмоциональные вспышки.

Соответственно, по статистике, люди типа А в пять – семь раз чаще получают инфаркт, чем люди типа Б, в несколько раз чаще страдают гипертонией и язвенными болезнями.

А в экстремальных ситуациях им трудно собраться, они теряются, чувствуют себя беспомощными, суетятся, срывают зло на окружающих.

Отрицательные эмоции надолго “застревают” в их психике, не вытесняются в подсознание, наслаиваются одна на другую, постепенно переходя на физический уровень в виде всевозможных болезней.

Тип Б – это спокойные, добродушные, уравновешенные люди. Утвердиться на работе для них не самоцель: собственное настроение и здоровье дороже. Эти люди никогда не задерживаются на работе сверхурочно, не берут работу на дом, у них четко простроены границы “мое – не мое”.

Если уж отпуск, то отпуск по полной программе, с полным отключением от привычных дел и мыслей. Со стороны такой человек может показаться “пофигистом”, равнодушным ко всему, кроме собственной персоны.

На самом деле это не так: у людей типа Б прекрасно развиты защитные механизмы психики, которые не допускают накапливания, “застревания” негативных эмоций.

Срабатывают механизмы психологической защиты – вытеснение (перевод негативного переживания в подсознание, “забывание”) рационализация (переход с языка чувств на язык логики, что делает переживание не таким острым), избегание и пр.

Результат – гораздо более устойчивая нервная система и, соответственно, в несколько раз меньше риск всевозможных заболеваний.

В экстремальных ситуациях у людей типа Б гораздо больше шансов собраться, сориентироваться, принять правильное решение, не поддавшись паническим атакам эмоций.

Кто-то может возразить, что такая независимость от чувств и эмоций характерна для человека сугубо рационального, сухого, не способного понять другого человека, его переживаний.

Это не так: люди типа Б прекрасно чувствуют все нюансы своего и чужого настроения, способны сопереживать им. Просто их устойчивая от природы нервная система не допускает “застоя” непрятных эмоций, перерабатывая их.

Люди типа Б, как правило прекрасные семьянины, умеющие любить и ценить любовь. Мало того, они с успехом могут поднять настроение окружающих, заражая их своим оптимизмом.

Считается, что принадлежность к тому или иному типу закладывается в раннем детстве, но свойства эти не врожденные, то есть можно, хорошенько поработав над собой, изменить свой тип, или, по крайней мере, научиться не допускать длительного “заражения” негативными эмоциями, разрушающими нашу психику и подрывающими наше здоровье.

Безусловно, механизмы эмоционального реагирования человека гораздо богаче и разнообразнее, чем это представлено в типах А и Б. Однако, причислив, хотя бы условно, себя к одному из этих типов вы сможете лучше отследить механизмы своих эмоциональных реакций, степень их влияния на ваше самочувствие, то, насколько вы способны контролировать эти моменты.

На самом деле главный показатель того, насколько мы психологически здоровы, это – умение радоваться. Американские психологи в этой связи основными критериями считают то, как человек способен радоваться (и способен ли вообще) каждому утру и каждой новой весне. Если это присуще вам, то вы – счастливый обладатель стойкого психологического иммунитета ко всем жизненным невзгодам.

Источник информации

Источник: https://moy-psiholog.moy.su/load/nauchnye_stati/chelovek_ehmocionalnyj_tip_a_i_tip_b/4-1-0-63

Поведение типа «А» (ВВП) – Психологос

Таблица 14.3. Виды поведения, характерные для паттерна типа «А»

Большое внимание привлек к себе тип поведения, или личностный стиль, названный паттерном типа «А». Многие годы врачи замечали, что жертвы сердечных приступов — нередко враждебные, агрессивные, нетерпеливые люди, слишком ушедшие в свою работу.

В 50-х годах два кардиолога составили список видов поведения, образующих паттерн типа «А», который характерен для пациентов с ишемической болезнью сердца (Friedman & Rosenman, 1974).

Люди с поведением по типу «А» слишком настроены на конкуренцию и успех; они ощущают нехватку времени, им трудно расслабиться, и они становятся нетерпеливы и злятся, встречаясь с задержками во времени или с людьми, которых считают некомпетентными.

На вид они кажутся самоуверенными, но на самом деле их постоянно терзает чувство неуверенности в себе; они заставляют себя делать все больше за все меньшее время. Некоторые виды поведения, относящиеся к паттерну типа «А», приведены в табл. 14.3.

Таблица 14.3. Виды поведения, характерные для паттерна типа «А»

К паттерну типа «В» относятся люди, не проявляющие характеристик типа «А». Люди с типом «В» могут расслабляться без чувства вины и работать без ажиотажа; у них нет чувства нехватки времени и сопровождающего его нетерпения, они не злятся по пустякам.

Чтобы изучить связь между поведением типа «А» и ишемической болезнью сердца, более 3000 здоровых мужчин среднего возраста были обследованы при помощи структурированного интервью. Оно было составлено так, чтобы вызывать раздражение. Интервьюер без объяснений заставлял испытуемого ждать и затем задавал ряд вопросов о конкуренции, враждебности и нехватке времени.

Например: «Вы когда-нибудь чувствуете, что спешите или вам не хватает времени? Вы ездите быстро? Считаете ли вы себя честолюбивым и трудноуправляемым или имеющим легкий характер и беззаботным? Обижаетесь ли вы, когда кто- то опаздывает?» Интервьюер перебивал, задавал вопросы вызывающим тоном и отпускал неуместные замечания.

Испытуемый оценивался больше не по самим ответам, а по тому, как он вел себя, отвечая на вопросы. Например, мужчины с крайне выраженным поведением типа «А» говорили громко и запальчиво, заговаривая интервьюера так, чтобы он их не перебивал, выглядели напряженными и сжимали губы, описывали ситуации враждебности с большой эмоциональной силой.

Мужчины, относящиеся к типу «В », сидели непринужденно, говорили медленно и мягко, часто улыбались, их легко было прервать.

Разделив испытуемых на типы «А» и «В», их наблюдали в течение 8,5 лет. За этот период у мужчин с поведением типа «А» было вдвое больше сердечных приступов или других видов ишемической болезни сердца, чем у мужчин с поведением типа «В». Эти результаты не менялись даже после принятия в расчет диеты, возраста, курения и других переменных (Rosenman et al., 1975).

Другие исследования подтвердили такое удвоение риска в связи с поведением типа «А» и у мужчин, и у женщин (Kornitzer et al., 1982; Haynes, Feinleib & Kannel, 1980). Кроме того, при аутопсии и рентгеновском обследовании внутренних стенок коронарных сосудов обнаружилась корреляция между поведением типа «А» и тяжестью артериальной блокады (Williams et al., 1988; Friedman et al., 1968).

Рассмотрев эти данные, в.1981 году Американская кардиологическая ассоциация решила, что поведение типа «А» следует считать фактором риска ишемической болезни сердца. Однако в двух более новых исследованиях не удалось найти связь между поведением типа «А» и сердечными заболеваниями (Case et al., 1985; Shekelle et al., 1983).

Хотя некоторые исследователи относят этот отрицательный результат на счет методов оценки индивидов в этих исследованиях, другие полагают, что определение поведения типа «А» в своей первоначальной формулировке слишком расплывчато.

Они утверждают, что нехватка времени, торопливость и конкурентность не являются самыми важными составляющими и что решающей переменной скорее, является враждебность.

В нескольких исследованиях подтвердилось, что враждебность имеет больший вес в прогнозировании сердечной болезни, чем общая характеристика поведения как относящегося к типу «А» (Booth-Кеwley & Friedman, 1987; Dembrosky et al., 1985; Thoresen, Telch & Eaglestone, 1981).

Чтобы детальнее изучить «злобную» составляющую поведения типа «А», в нескольких исследованиях при измерении враждебности использовались тесты личности, а не интервью.

Например, в 25-летнем исследовании 118 мужчин-юристов было обнаружено, что те, у кого в юридической школе были высокие показатели враждебности по личностному опроснику, в 5 раз чаще умирали до 50 лет, чем их не столь враждебно настроенные сокурсники (Barefoot et al., 1989).

В аналогичном более позднем исследовании врачей выяснилось, что по показателям враждебности, полученным в медицинской школе, можно прогнозировать заболеваемость ишемической болезнью сердца, а также смертность от всех причин (Barefoot, Williams & Dahlstrom, 1983).

В обоих исследованиях было учтено влияние курения, возраста и повышенного давления. Есть некоторые данные, что когда человек подавляет гнев, держит его в себе, это может иметь еще более разрушительные последствия для сердца, чем открыто выраженная злость (Wright, 1988; Spielberger et al., 1985).

Ряд исследований показал, что уровень враждебности служит более значимым показателем вероятности заболевания, чем общий уровень проявления поведения типа «А».

Выносливые индивиды (т. е. те, кто не заболевает при стрессе) активнее в работе, более настроены на новые задачи и изменения и больше контролируют свою жизнь, чем люди, поддающиеся воздействиям стресса.

Каким путем поведение типа «А» или враждебность как его компонента ведут к ишемической болезни сердца? Один из вероятных биологических механизмов — это характер реакции симпатической нервной системы индивида на стресс.

Находясь в экспериментальной стрессовой ситуации(например, при угрозе неудачи, изматывании или противоречивых требованиях), большинство испытуемых сообщают о чувстве гнева, раздражении и напряжении.

При этом у испытуемых с высоким показателем враждебности как их личной особенности увеличение кровяного давления, частоты сердцебиений и выделения стрессовых гормонов гораздо выше, чем у испытуемых с низким показателем враждебности (Suarez & Williams, 1989).

То же самое было обнаружено при сравнении испытуемых с поведением типов «А» и «В». Видимо, у враждебных индивидов и/или индивидов с поведением типа «А» симпатическая нервная система сверхчувствительна к стрессовым ситуациям.

Все эти физиологические изменения наносят вред сердцу и кровеносным сосудам.

Возможно, у враждебных и невраждебных людей нервная система фундаментально различается.

У возбужденных и расстроенных невраждебных индивидов парасимпатическая нервная система срабатывает подобно гасящему выключателю и успокаивает их. Напротив, у враждебных индивидов она, возможно, слаба.

Когда они в гневе, у них постоянно выделяется адреналин и они все время неприятно раздражены. Вследствие этого они иначе взаимодействуют с окружением (Williams, 1989).

К счастью, поведенческий паттерн типа «А» поддается изменению посредством хорошо разработанных программ психотерапии, и у людей, способных смягчить свое поведение по типу «А», риск ишемической болезни сердца снижается.

Коррекция поведения типа «А»

Сочетание когнитивного и поведенческого методов позволяет значительно редуцировать поведение типа «А» (Friedman et al., 1994). Испытуемыми были 1000 человек, у которых хотя бы раз был сердечный приступ.

Испытуемым лечебной группы помогали снизить чувство нехватки времени, приучая их ждать у телефона (индивидов с поведением типа «А» эта ситуация особенно раздражает), и, пользуясь этой возможностью, поразмышлять о том, о чем у них обычно нет времени подумать, или понаблюдать за людьми, или завести разговор с незнакомцем.

Лечение включало также обучение выражать свои мысли, не раздражаясь на людей, и изменять конкретные виды поведения (такие, как манера перебивать других, торопливо есть или говорить).

Психотерапевты помогали этим испытуемым переоценить основные убеждения (вроде представления о том, что успех определяется количеством выполненной работы), побуждающие многих индивидов типа «А» к торопливому и враждебному поведению. Наконец, испытуемые находили способ сделать обстановку дома и на работе менее стрессовой (например, сократить количество лишних социальных обязательств).

В этом исследовании основной зависимой переменной было возникновение новых сердечных приступов.

К концу исследования — 4,5 года спустя — их количество в экспериментальной группе было почти вдвое меньше, чем у контрольных испытуемых, которых не учили, как изменять свой стиль жизни.

Очевидно, что коррекция поведения типа « А » была полезной для здоровья испытуемых экспериментальной группы (Friedman et al., 1994).

Как и другие исследования, описанные в этой главе, данный эксперимент был основан на предположении, что разум и тело оказывают взаимное влияние. Простые модели, описывающие влияние стресса на здоровье, уступили место сложным моделям, объясняющим, каким образом переплетаются между собой биологические, психологические и социальные факторы, определяющие здоровье или болезни.

Как мы убедились, организм производит специфические физиологические реакции на стресс. Для людей, страдающих предрасположенностью к сердечным заболеваниям, такие физиологические реакции на стресс могут привести к ухудшению здоровья.

В то же время индивидуальное восприятие стресса определяется характеристиками событий, происходящих в окружающей индивидуума среде, его личной историей, оценкой событий и стилем преодоления проблем.

Таким образом, степень, в которой индивидуум испытывает психологический дистресс или проблемы со здоровьем, вызванные потенциально стрессовыми ситуациями, определяется сильными и слабыми отличительными особенностями его биологической и психологической конституции, с которыми он вступает в ситуации, встречающиеся в его жизни.

Вызванные стрессовыми ситуациями эмоции и физиологическое возбуждение крайне неприятны, и этот дискомфорт мотивирует индивида предпринять что-то для их ослабления. Процесс, посредством которого человек пытается справиться со стрессовыми требованиями, называется преодолением и встречается в двух основных видах. См.→

Источник: https://www.psychologos.ru/articles/view/povedenie-tipa-a-vvp

Медиаторы реакций на стресс

Таблица 14.3. Виды поведения, характерные для паттерна типа «А»

⇐ ПредыдущаяСтр 135 из 187Следующая ⇒

Как уже говорилось, неконтролируемые и непредсказуемые события, а также события, бросающие вызов представлению человека о самом себе, переживаются как стрессовые.

Некоторые люди чаще, чем другие, расценивают те или иные события именно таким образом и переживают их соответственно как стрессовые.

Существует три основных теории, объясняющих, почему некоторые люди склонны расценивать события как стрессовые: психоаналитическая теория, бихевиористская теория и когнитивные теории.

Психоаналитическая теория

Психоаналитики проводят различие между объективной тревожностью, являющейся разумной реакцией на угрожающую ситуацию, и невротической тревожностью, которая неадекватна реальной опасности.

Фрейд полагал, что невротическая тревожность происходит от бессознательных конфликтов, возникающих у индивида при столкновении неприемлемых импульсов, идущих от «оно» (в основном сексуальных и агрессивных), с ограничениями, выдвигаемыми со стороны эго и суперэго (см. гл. 13).

Многие импульсы, исходящие из «оно», представляют для индивида угрозу, поскольку они противоречат личным и общественным ценностям. Женщина может не ощущать сознательно свою сильную враждебность к своей матери, поскольку эти чувства противоречат ее убеждению, что ребенок должен любить своих родителей.

Если бы она признала свои истинные чувства, то разрушила бы Свое «понятие о Я» как о любящей дочери и рисковала бы потерять любовь и поддержку матери. Когда она начинает злиться на свою мать, возрастающая тревожность служит сигналом потенциальной опасности.

Поэтому эта женщина может переживать как сильный стрессор даже небольшие разногласия со своей матерью по поводу, например, места проведения отпуска или того, что приготовить на обед. Женщина, не находящаяся в столь серьезном конфликте со своими чувствами в отношении матери, не будет переживать это как сильный стрессор.

Согласно психоаналитической теории, у всех нас есть те или иные бессознательные конфликты. Однако у некоторых людей эти конфликты более серьезны и более многочисленны, и для таких людей большее количество событий оказывается стрессовым.

Бихевиористская теория

Если Фрейд видел источник стрессовых реакций в бессознательных конфликтах, то бихевиористы сосредоточились на том, как индивиды научаются ассоциировать реакции на стресс с той или иной ситуацией. На определенные ситуации люди могут реагировать страхом и тревожностью еще и потому, что эти ситуации в прошлом причинили им вред или были стрессовыми.

Некоторые фобии развиваются путем такого классического обусловливания (см. гл. 7). Например, человек, чья машина соскользнула с дороги в сторону крутого обрыва, может испытывать тревогу каждый раз, когда он находится на высоком месте.

Или учащийся, проваливший последний экзамен в определенной классной комнате, может чувствовать тревогу на следующий год, когда снова входит в ту же классную комнату, будучи уже учеником старшего класса.

Иногда чувство страха трудно приглушить. Если вашей первой реакцией на вызывающую тревожность ситуацию было избегание или уход от нее, то вы не сможете определить, когда эта ситуация уже не будет опасной.

Маленькая девочка, которую в прошлом наказали за напористое поведение, может никогда и не узнать, что в новых ситуациях выражать свои желания вполне приемлемо, поскольку она больше не пытается это делать.

Таким образом, люди могут продолжать бояться определенных ситуаций, поскольку они постоянно избегают этих ситуаций и потому никогда не подвергают их проверке.

Когнитивная теория

Вариант теории приобретенной беспомощности, предложенный Абрамсон и ее коллегами (Abramson et al., 1978), основан на одном стиле личности, имеющем отношение к процессам атрибуции, то есть тем объяснениям причин, которые люди дают важным событиям.

Эти исследователи утверждали, что когда люди приписывают отрицательные события своим внутренним причинам («это моя вина»), или причинам, стабильным во времени («похоже, так будет вечно»), или причинам, затрагивающим многие сферы их жизни («это скажется на всем, что я делаю»), у них, скорее всего, возникнет реакция беспомощности, подавленности в ответ на отрицательные события.

Например, если человек, от которого ушла жена, приписывает развал своего брака своей «плохой» личности (внутренняя, устойчивая и глобальная атрибуция), он потеряет самоуважение и будет ожидать, что и будущие отношения тоже развалятся. Как следствие, у него проявится заниженная мотивация, пассивность и печаль.

Напротив, если его атрибуция менее пессимистична, например, он отнесет развал своего брака на счет простой несовместимости с женой, то он сохранит самоуважение и мотивацию на будущее (аналогичную логику см. в: Weiner, 1972).

Абрамсон и ее коллеги полагают, что у людей есть устойчивые стили атрибуции для событий в своей жизни, которые они назвали атрибутивными стилями, и что от этих стилей зависит, насколько стрессовыми люди считают события и насколько беспомощно и депрессивно они реагируют на трудности.

Эту теорию подтверждают несколько исследований (Peterson & Seligman, 1984). В одной работе оценивались атрибутивные стили студентов за несколько недель до сдачи ими экзаменов в середине курса. Перед самым экзаменом у студентов спросили, какую отметку они сочтут неудачей, а от какой будут счастливы.

Затем, после того как студенты получили свои экзаменационные отметки, у них измерили уровень огорчения и депрессии.

Среди студентов, получивших оценку ниже своих стандартов, обладатели пессимистического атрибутивного стиля были значительно более подавлены, чем обладатели оптимистического стиля атрибуции (Metalsky, Halberstadt, & Abramson, 1987).

Пессимистический стиль атрибуции имеет связь и с физической заболеваемостью (Peterson, Seligman & Vaillant, 1988; Peterson & Seligman, 1987).

Студенты с пессимистическим стилем атрибуции чаще сообщают о заболевании и чаще бывают в поликлинике, чем студенты с оптимистическим атрибутивным стилем.

В ходе 35-летнего исследования мужчин, обучавшихся в Гарварде, было обнаружено, что у мужчин, у которых в 25 лет был пессимистический стиль атрибуции, физические заболевания в последующие годы возникали чаще, чем у мужчин с оптимистическим атрибутивным стилем.

Как атрибутивный стиль влияет на здоровье? Мы пока точно не знаем.

Можно предположить, что люди с пессимистическим стилем атрибуции имеют тенденцию чувствовать, что они слабо контролируют свою жизнь, а, как отмечалось ранее, ощущение неконтролируемости имеет связь с понижением функций иммунной системы. Исследование Тэйлора и его коллег (Taylor et al.

, 1992) показывает, что пессимистические взгляды могут нарушать здоровье, подталкивая людей к нездоровому поведению. Он изучал мужчин-гомосексуалистов, у части из которых был вирус, вызывающий СПИД (т. е. у них была положительная ВИЧ-реакция), а у некоторых — нет (т. е.

у них была отрицательная ВИЧ-реакция). Оказалось, что среди и тех и других мужчины с более пессимистическими и фатальными взглядами реже придерживались здорового образа жизни, то есть соблюдения правильной диеты, режима сна и занятий физическими упражнениями.

Это особенно важно для ВИЧ-положительных мужчин, поскольку здоровое поведение может снижать риск заболевания СПИДом. Таким образом, пессимистическое мировоззрение может влиять на здоровье прямо, снижая деятельность иммунной системы, или косвенно, снижая склонность человека к поведению, способствующему здоровью.

Выносливость.Еще одно направление исследований сосредоточилось на людях с наибольшей сопротивляемостью стрессу, у которых не возникает физических или эмоциональных нарушений даже перед лицом серьезных стрессовых событий (Kobasa, Maddi & Kahn, 1982; Kobasa, 1979).

В одном исследовании более чем 600 мужчинам, работавшим ответственными исполнителями или менеджерами в одной и той же компании, раздали бланки и попросили описать все стрессовые события и заболевания, которые они перенесли за последние 3 года.

Для сравнения были выбраны 2 группы: в первой показатели стрессовых событий и заболеваний были выше среднего; во второй показатели стрессов и заболеваний были равны, но ниже среднего. Затем члены обеих групп заполнили подробные личностные опросники.

Анализ этих результатов показал, что мужчины с высокой сопротивляемостью стрессу и низкой заболеваемостью отличались от тех, кто заболевал под влиянием стресса, по трем основным параметрам: а) они более активно участвовали в своей работе и общественной жизни; б) они были более готовы к изменениям и появлениям новых задач; в) они чувствовали больший контроль над событиями своей жизни (Kobasa, 1979).

Сомнительно, чтобы эти личностные различия были причиной, а не результатом заболеваемости. Например, люди вряд ли будут участвовать в работе или общественной жизни, когда они больны.

Поэтому было проведено долгосрочное исследование, в котором рассматривались личностные характеристики ответственных исполнителей в бизнесе прежде, чем они заболевали, а затем прослеживался уровень стрессовости их жизни и заболеваемость за двухлетний период.

Результаты показали, что ответственные исполнители, у которых отношение к жизни можно оценить как высокое (они были участливы, чувствовали свой контроль над ситуацией и положительно реагировали на изменения), лучше сохраняли свое здоровье со временем, чем мужчины с низкими показателями этих параметров (Kobasa, Maddi & Kahn, 1982).

Наиболее важным является чувство собственного контроля и приверженность личным целям (Cohen & Edwards, 1989). Хотя это исследование проводилось только с мужчинами, сходные результаты были обнаружены и в исследовании женщин (Wiebe & McCallum, 1986).

В итоге к личностным характеристикам стрессоустойчивых или выносливых людей относятся приверженность личным целям, контроль над ситуацией и способность противостоять вызову. Эти характеристики взаимосвязаны с факторами, которые, как мы говорили, влияют на воспринимаемую серьезность стрессоров.

Например, ощущение контроля над событиями своей жизни отражает чувство компетентности и влияет также на оценку стрессовости событий.

Принятие вызова со стороны новой задачи также связано с когнитивной оценкой, убеждением в том, что изменения — нормальная часть жизни и они должны рассматриваться как возможность для роста, а не как угроза безопасности.

Поведение типа «А»

Большое внимание привлек к себе тип поведения, или личностный стиль, названный паттерном типа «А». Многие годы врачи замечали, что жертвы сердечных приступов — нередко враждебные, агрессивные, нетерпеливые люди, слишком ушедшие в свою работу.

В 50-х годах два кардиолога составили список видов поведения, образующих паттерн типа «А», который характерен для пациентов с ишемической болезнью сердца (Friedman & Rosenman, 1974).

Люди с поведением по типу «А» слишком настроены на конкуренцию и успех; они ощущают нехватку времени, им трудно расслабиться, и они становятся нетерпеливы и злятся, встречаясь с задержками во времени или с людьми, которых считают некомпетентными.

На вид они кажутся самоуверенными, но на самом деле их постоянно терзает чувство неуверенности в себе; они заставляют себя делать все больше за все меньшее время. Некоторые виды поведения, относящиеся к паттерну типа «А», приведены в табл. 14.3.

Таблица 14.3. Виды поведения, характерные для паттерна типа «А»

Делают или обдумывают два дела сразу

Планируют все больше дел на все меньшее время

Не замечают окружающего и не интересуются им или чем-то красивым

Торопят других, когда те говорят

Необоснованно раздражаются, когда приходится ждать у телефона или когда думают, что машина впереди едет слишком медленно

Уверены, что если что-то надо сделать хорошо, лучше это сделать самому

Жестикулируют при разговоре

Часто трясут коленом или постукивают пальцами

Речь строят запальчиво и часто непристойно выражаются

Имеют «пунктик» всегда успевать вовремя

Им трудно сидеть и ничего не делать

Всегда играют ради выигрыша, даже когда играют с детьми

Измеряют свой и чужой успех численно (количество осмотренных пациентов, написанных статей и т. п.)

При разговоре прищелкивают языком, кивают головой, стучат по столу или втягивают воздух

Не могут смотреть, как другие делают дело, которое, как они считают, они могут сделать лучше или быстрее

Часто моргают или непроизвольно подергивают бровями

(Так ведут себя люди с повышенной склонностью к ишемической болезни сердца (по: Friedman & Rosenman, 1974).)

К паттерну типа «В» относятся люди, не проявляющие характеристик типа «А». Люди с типом «В» могут расслабляться без чувства вины и работать без ажиотажа; у них нет чувства нехватки времени и сопровождающего его нетерпения, они не злятся по пустякам.

Чтобы изучить связь между поведением типа «А» и ишемической болезнью сердца, более 3000 здоровых мужчин среднего возраста были обследованы при помощи структурированного интервью. Оно было составлено так, чтобы вызывать раздражение. Интервьюер без объяснений заставлял испытуемого ждать и затем задавал ряд вопросов о конкуренции, враждебности и нехватке времени.

Например: «Вы когда-нибудь чувствуете, что спешите или вам не хватает времени? Вы едите быстро? Считаете ли вы себя честолюбивым и трудноуправляемым или имеющим легкий характер и беззаботным? Обижаетесь ли вы, когда кто-то опаздывает?» Интервьюер перебивал, задавал вопросы вызывающим тоном и отпускал неуместные замечания.

Испытуемый оценивался больше не по самим ответам, а по тому, как он вел себя, отвечая на вопросы. Например, мужчины с крайне выраженным поведением типа «А» говорили громко и запальчиво, заговаривая интервьюера так, чтобы он их не перебивал, выглядели напряженными и сжимали губы, описывали ситуации враждебности с большой эмоциональной силой.

Мужчины, относящиеся к типу «В», сидели непринужденно, говорили медленно и мягко, часто улыбались, их легко было прервать.

Разделив испытуемых на типы «А» и «В», их наблюдали в течение 8,5 лет. За этот период у мужчин с поведением типа «А» было вдвое больше сердечных приступов или других видов ишемической болезни сердца, чем у мужчин с поведением типа «В». Эти результаты не менялись даже после принятия в расчет диеты, возраста, курения и других переменных (Rosenman et al., 1975).

Другие исследования подтвердили такое удвоение риска в связи с поведением типа «А» и у мужчин, и у женщин (Kornitzer et al., 1982; Haynes, Feinleib & Kannel, 1980). Кроме того, при аутопсии и рентгеновском обследовании внутренних стенок коронарных сосудов обнаружилась корреляция между поведением типа «А» и тяжестью артериальной блокады (Williams et al.

, 1988; Friedman et al., 1968).

Рассмотрев эти данные, в 1981 году Американская кардиологическая ассоциация решила, что поведение типа «А» следует считать фактором риска ишемической болезни сердца. Однако в двух более новых исследованиях не удалось найти связь между поведением типа «А» и сердечными заболеваниями (Case et al., 1985; Shekelle et al., 1983).

Хотя некоторые исследователи относят этот отрицательный результат на счет методов оценки индивидов в этих исследованиях, другие полагают, что определение поведения типа «А» в своей первоначальной формулировке слишком расплывчато.

Они утверждают, что нехватка времени, торопливость и конкурентность не являются самыми важными составляющими и что решающей переменной, скорее, является враждебность.

В нескольких исследованиях подтвердилось, что враждебность имеет больший вес в прогнозировании сердечной болезни, чем общая характеристика поведения как относящегося к типу «A» (Booth-Kewley & Friedman, 1987; Dembrosky et al., 1985; Thoresen, Telch & Eaglestone, 1981).

Чтобы детальнее изучить «злобную» составляющую поведения типа «А», в нескольких исследованиях при измерении враждебности использовались тесты личности, а не интервью.

Например, в 25-летнем исследовании 118 мужчин-юристов было обнаружено, что те, у кого в юридической школе были высокие показатели враждебности по личностному опроснику, в 5 раз чаще умирали до 50 лет, чем их не столь враждебно настроенные сокурсники (Barefoot et al., 1989).

В аналогичном более позднем исследовании врачей выяснилось, что по показателям враждебности, полученным в медицинской школе, можно прогнозировать заболеваемость ишемической болезнью сердца, а также смертность от всех причин (Barefoot, Williams & Dahlstrom, 1983).

В обоих исследованиях было учтено влияние курения, возраста и повышенного давления. Есть некоторые данные, что когда человек подавляет гнев, держит его в себе, это может иметь еще более разрушительные последствия для сердца, чем открыто выраженная злость (Wright, 1988; Spielberger et al., 1985).

Каким путем поведение типа «А» или враждебность как его компонента ведут к ишемической болезни сердца? Один из вероятных биологических механизмов — это характер реакции симпатической нервной системы индивида на стресс.

Находясь в экспериментальной стрессовой ситуации (например, при угрозе неудачи, изматывании или противоречивых требованиях), большинство испытуемых сообщают о чувстве гнева, раздражении и напряжении.

При этом у испытуемых с высоким показателем враждебности как их личной особенности увеличение кровяного давления, частоты сердцебиений и выделения стрессовых гормонов гораздо выше, чем у испытуемых с низким показателем враждебности (Suarez & Williams, 1989).

То же самое было обнаружено при сравнении испытуемых с поведением типов «А» и «В». Видимо, у враждебных индивидов и/или индивидов с поведением типа «А» симпатическая нервная система сверхчувствительна к стрессовым ситуациям. Все эти физиологические изменения наносят вред сердцу и кровеносным сосудам.

Возможно, у враждебных и невраждебных людей нервная система фундаментально различается.

У возбужденных и расстроенных невраждебных индивидов парасимпатическая нервная система срабатывает подобно гасящему выключателю и успокаивает их. Напротив, у враждебных индивидов она, возможно, слаба.

Когда они в гневе, у них постоянно выделяется адреналин и они все время неприятно раздражены. Вследствие этого они иначе взаимодействуют с окружением (Williams, 1989).

К счастью, поведенческий паттерн типа «А» поддается изменению посредством хорошо разработанных программ психотерапии, и у людей, способных смягчить свое поведение по типу «А», риск ишемической болезни сердца снижается. Метод этой терапии мы обсудим ниже в данной главе.

Навыки преодоления стресса

Вызванные стрессовыми ситуациями эмоции и физиологическое возбуждение крайне неприятны, и этот дискомфорт мотивирует индивида предпринять что-то для их ослабления. Процесс, посредством которого человек пытается справиться со стрессовыми требованиями, называется преодолением и встречается в двух основных видах.

Человек может сосредоточиться на конкретной проблеме или ситуации, пытаясь изменить ее или избежать в будущем. Это называется проблемно-ориентированным преодолением. Человек может также сосредоточиться на ослаблении связанных со стрессовой ситуацией эмоций, даже если саму ситуацию изменить нельзя. Это называется эмоционально-ориентированным преодолением (Lazarus & Folkman, 1984).

Большинство людей в стрессовой ситуации пользуются обоими этими видами преодоления.

⇐ Предыдущая130131132133134135136137138139Следующая ⇒

Источник: https://stydopedya.ru/1_101065_mediatori-reaktsiy-na-stress.html

Дмитрий Жуков «Стой, кто ведет? Биология поведения человека и других зверей»

Таблица 14.3. Виды поведения, характерные для паттерна типа «А»
Стресс

Поведение типа А – «борьба или бегство», поведение типа Б – «затаивание»

Удовлетворение потребности может происходить с использованием двух стратегий: либо вернуть параметры среды к исходным (поведение типа А), либо приспособиться к произошедшим изменениям (поведение типа Б). Человек, как правило, сознательно выбирает одну из стратегий поведения. Он либо старается вернуть параметры среды к прежним (закрывает форточку), либо приспосабливается к ним (запахивается поплотнее и поднимает воротник).

Тип стрессорной реакции – А или Б – генетически детерминирован

Тип стрессорной реакции почти полностью зависит от наследуемых, т. е. врожденных факторов. Те 5 % изменчивости такого признака, как «тип стрессорной реакции», которые обычно приписывают факторам внешней среды, частично связаны с ошибкой методов тестирования.

Кроме того, существуют методы, позволяющие радикально изменить личность, например выработка выученной беспомощности. Однако, как правило, они приводят к разрушению личности. Тем не менее формально нельзя говорить о полной независимости типа стрессорной реакции от воздействия факторов внешней среды.

Надо подчеркнуть, что ими нельзя изменить только тип, но не величину стрессорной реакции. Накопление индивидуального опыта человеком или животным приводит к тому, что они будут все реже сталкиваться с ситуациями, содержащими значительный элемент новизны. Соответственно, стрессорная реакция будет становиться, как правило, все менее выраженной.

Таким образом, влияние разнообразных средовых воздействий приведет к изменению стресс-реактивности, но тип реакции не изменится никогда.

Поведение типа А и Б у человека

К типу А относятся люди, для которых характерны такие черты, как агрессивность, амбициозность, социальная активность. К типу Б – неагрессивные, неамбициозные и не склонные к общественной активности люди.

Следует отметить, что агрессивность здесь понимается в самом широком смысле этого слова – как постоянное стремление сократить дистанцию общения.

Поэтому ярким представителем поведенческого типа А является не только д’Артаньян Дюма, но и гоголевский Ноздрев, который быстро переходит на «ты» с едва знакомым ему Чичиковым и сразу же пускается в ненужные откровения, заявляя собеседнику: «Будь я твоим начальником, я бы тебя повесил».

Люди психического склада Б по определению остаются в тени. В напряженные моменты, сопровождающиеся стрессом, люди типа Б не осуществляют активных действий, не принимают определяющих решений и стараются быть как можно незаметнее.

Разделение людей по типам А и Б было предложено не психологами и не психиатрами, а кардиологами М. Фридманом и Р. Розенманом в 1959 г. Они первые обратили внимание на то, что для людей типа А в несколько раз выше риск заболевания ишемической болезнью сердца, а это основная причина смерти в развитых странах.

Эндокринный стрессорный ответ типа А и Б

Особенности поведения при стрессе должны отражаться в эндокринных реакциях организма. Поэтому в первую очередь внимание привлекают гормоны стрессорных систем, а именно кортизол и адреналин.У людей с поведением типа А преобладает секреторная активность мозгового слоя надпочечников, а у людей типа Б – коркового.

Соответственно, основным стрессорным гормоном для типа А является адреналин (еще одна буква «А»), а для типа Б – кортизол. Различия в организации эндокринного компонента стрессорной реакции тесно связаны с различиями в поведении при стрессе.

Таблица 6.2.

Перечень основных поведенческих и эндокринных особенностей представителей поведенческих типов А и Б у животных

Особого внимания заслуживают различия в системе прогестерона (его содержание сильно меняется в разные стадии цикла) у животных двух поведенческих типов, которыми объясняются различия в репродуктивной системе.

Высокое содержание прогестерона обеспечивает стабильность беременности у животных типа Б, а из-за низкого прогестерона у животных типа А она может прерваться в результате незначительного воздействия. В то же время высокая продукция прогестерона препятствует наступлению беременности, что наблюдается у крыс типа Б.

По всей вероятности, с различной секрецией прогестерона связан и разный уровень тревожности у животных двух типов. В состоянии покоя тревожность выше у животных типа Б, однако они более устойчивы к сильным стрессорным воздействиям.Весьма примечательно и различие в активности системы окситоцина.

Сканирование мозга 430 испытуемых показало, что чем больше человек склонен к активному избеганию стрессогенных стимулов, тем меньше у него гиппокамп.

Типы А и Б при различной контролируемости ситуации

Наиболее ярко преимущества поведения типа Б проявляются в неконтролируемых ситуациях. Относящиеся к этому типу животные и люди лучше переносят неконтролируемые стрессорные воздействия. Соответственно, их оптимальной стратегией является затаивание.Это было показано в условиях эксперимента на животных с использованием различных моделей.

На этой модели было показано, что только у животных с поведением типа А, развивается выученная беспомощность. У них ухудшается как обучение, так и воспроизведение имеющихся навыков. Изменяется и вся структура поведения таких животных. В условиях, не содержащих фактора новизны, в домашней клетке, у них проявляются ранее несвойственные им реакции замирания.

Кроме того, у животных развивается агедония – потребление вкусной пищи, которую они ранее предпочитали, резко падает. Наконец, только животные типа А после неконтролируемого воздействия начинают употреблять алкоголь.

Поскольку он является универсальным стресс-протектором, его потребление служит показателем стрессорности ситуации, которую пережило животное или человек. Животные типа Б не начинают пить растворы этанола, бутылки с которым ставят им в клетку, следовательно, это является одним из показателей того, что неконтролируемое воздействие не оставило следа в их психике.

После неконтролируемого воздействия животные этого типа демонстрируют повышенный уровень тревоги, но в остальном их поведение не меняется (рис. 6.11).

Социальный неконтролируемый стресс, так же как и физический, имеет неблагоприятные последствия для психики (и здоровья вообще) только носителей психологического типа А, тогда как люди и животные с психологическим типом Б, основу которого составляет реакция затаивания, в неблагоприятных условиях хорошо переносят неконтролируемое стрессорное воздействие.

Подчеркнем, что поведение типа Б оптимально только в неконтролируемых условиях. Когда можно и нужно что-то предпринимать для изменения неблагоприятных условий существования, животные и люди типа Б проявляют худшую приспособленность по сравнению с обладателями врожденного типа А.Говорят, что «хуже нет – ждать да догонять». Уточним народную мудрость.

Ждать тяжело обладателям поведенческого типа А, а что касается догонять, то этим они занимаются с удовольствием, это их стихия. Если же у животного или человека поведенческий тип Б, то выжидание для него – естественная реакция, а вот бежать он не приспособлен психологически.Крысам, чтобы избежать ударов током, надо было перейти в другую половину клетки, т. е.

преодолеть расстояние в две длины своего тела. Быстро обучившиеся животные относились к типу А, а обучившиеся плохо – к типу Б. Через пять дней после проведения таких процедур обнаружилось, что у животных типа Б повышена концентрация глюкокортикоидов – гормонов стресса. Это вполне ожидаемый результат, так как обучение сопровождалось болевыми ощущениями.

Но оказалось, что у животных типа А концентрация гормонов стресса ниже, чем была до обучения.

Иначе говоря, несмотря на боль, испытанную во время процедур, стресс у этих животных завершился очень быстро – они были в своей стихии, ситуации контролируемого стресса, в которой надо что-то делать – бежать! Более того, потребление сладкого раствора тоже изменилось противоположным образом у животных с разными типами поведения.

У крыс типа А оно возросло и оставалось повышенным еще две недели. Иными словами, им было хорошо, когда была возможность эффективно реализовывать свою врожденную стратегию поведения – суетиться при неблагоприятных изменениях в среде. А крысы типа Б стали пить значительно меньше сахара, что свидетельствует об агедонии, симптоме выученной беспомощности. Предпринимать что-либо для них более пагубно, чем просто сидеть и терпеть.Таким образом, можем сделать вывод: выбор стратегии поведения – А или Б – зависит от возможности контролировать ситуацию. В контролируемых условиях оптимально поведение типа А, в неконтролируемых – типа Б.

Эндокринные реакции после неконтролируемого стресса у представителей типа А и Б

Характер эндокринного компонента стрессорного ответа различается у животных и людей в зависимости от психологического типа. Для типа А характерно преобладание выброса адреналина при стрессе. Подчеркиваем, именно «выброса», так как увеличение содержание адреналина в крови отмечается спустя секунды после начала действия стимула.

Это объясняется тем, что фактически мозговой слой надпочечников представляет собой нервный ганглий. Хотя он и удален топографически от спинного мозга и окружен чисто эндокринной тканью, его секреторная активность регулируется исключительно нервными сигналами, распространяющимися по симпатической нервной системе.

Поэтому тип людей (и животных), у которых выражен адреналовый компонент стресса, еще называют симпатотониками.У организмов с психическим типом Б в эндокринном стрессорном ответе преобладают глюкокортикоиды, более высокое содержание которых отмечается у них также и в состоянии покоя.

Носителей типа Б еще называют парасимпатотониками, так как для них характерна активация парасимпатической нервной системы – функционального антагониста симпатической нервной системы.Обратите внимание на разный психотропный эффект адреналина и глюкокортикоидов.

Высокая активность коркового слоя надпочечника обеспечивает реакцию затаивания (определяющий тип поведенческой реакции Б), взаимодействуя непосредственно со структурами ЦНС, а адреналин модулирует мобилизацию энергетических ресурсов при активных попытках изменить внешнюю среду, составляющих сущность поведенческой реакции типа А.

Если в состоянии покоя различия между эндокринными реакциями животных типов А и Б остаются только количественными (у А несколько выше содержание адреналина в крови и несколько ниже содержание глюкокортикоидов, чем у Б), то после неконтролируемого воздействия различия между двумя психологическими типами становятся качественными.
Рис. 6.15.

Дексаметазоновый тест у крыс двух поведенческих типов – А и Б, подвергнутых неконтролируемому стрессорному воздействию По оси абсцисс – время суток; по оси ординат – содержание кортикостерона в плазме крови; стрелкой отмечено введение дексаметазона. Схематически показано изменение содержания кортикостерона в крови.

Положительный результат теста (содержание кортикостерона в крови не снижается) – у животных типа А с выученной беспомощностью. У животных типа Б чувствительность к дексаметазону нормальная.Эти различия выявляются при анализе регуляции гипофиз-адреналовой системы по механизму обратной связи (рис. 6.15).

После применения неконтролируемой стрессорной ситуации уровень глюкокортикоидов постепенно возвращается к норме, оставаясь, впрочем, у крыс типа Б несколько выше, чем у крыс типа А.Если в это время применить к животным дексаметазоновый тест, то окажется, что секреторная активность коры надпочечников подавляется только у животных типа Б.

В то же время реакция у животных типа А на дексаметазон очень слаба или вообще отсутствует.Эта картина соответствует результатам дексаметазонового теста у больных разными формами депрессии.

Таким образом, они соответствуют поведенческим изменениям, вызываемым неконтролируемым стрессом у животных двух психологических типов: у типа А развивается депрессивноподобное состояние выученной беспомощности, а у типа Б – высокотревожное состояние.

Пониженная чувствительность к дексаметазону у животных с выученной беспомощностью и у человека с депрессивными состояниями имеет не только диагностическое значение, а еще и раскрывает механизм формирования депрессии. Ослабление регуляции гипофиз-адреналовой системы по механизму обратной связи означает, что нарушена способность к торможению стрессорной реакции.

Вспомним, что обратная связь – это единственный механизм, с помощью которого происходит торможение эндокринного компонента стресса. Продукция глюкокортикоидов корой надпочечников уменьшается только за счет того, что в высших структурах ЦНС, а также в гипоталамусе и гипофизе глюкокортикоиды вызывают торможение активности соответствующих клеточных элементов. В гипофизе это клетки, синтезирующие АКТГ, в гипоталамусе – кортиколиберин, а в ЦНС – нейроны, модулирующие активность гипоталамуса.При ослабленной чувствительности к сигналам обратной связи незначительные воздействия будут поддерживать в организме постоянное состояние стресса. Высокая активность всех компонентов эндокринной системы, когда стрессорный стимул уже не действует, лишена биологической целесообразности. Это пагубно сказывается на поведенческих и физиологических механизмах адаптации животного или человека.

Субъективизм контролируемости у типов А и Б

Около 100 лет назад в Антарктике судно «Дискавери» оказалось затертым льдами. Провизия была на исходе, помощи ждать было неоткуда, и команду охватила апатия. Неизбежно появилась цинга – биологическая маска депрессии. Только два человека не страдали от цинги – Руаль Амундсен и лейтенант (еще не капитан) Роберт Скотт.

Они, не считая ситуацию неизбегаемой, организовали команду, стали рубить лед и вывели корабль в открытые воды.Это пример того, как неконтролируемую ситуацию можно превратить в контролируемую и исключительно путем ее субъективного восприятия избежать развития депрессии.

Таким образом, хотя все психические процессы разворачиваются на фоне биологических, а биологические закономерности первичны по отношению к психическим, такой субъективный процесс, как оценка ситуации, может поменять не только поведение, но и физиологические последствия стресса.

Значит ли это, что в некоторых случаях психологические законы приоритетны по отношению к биологическим? Разумеется, нет. Совершенно очевидно, что для восприятия сложной ситуации как контролируемой нужно быть носителем психологического типа А. Типы А и Б определяются типом нейрогуморальной организации, которая, в свою очередь, обусловлена генотипом.

В специально поставленных экспериментах не удалось «перевоспитать» крыс с врожденным типом Б. Таким образом, бороться с неконтролируемым стрессом, воспринимая ситуацию как контролируемую, может только человек или животное с поведенческим типом А. В этом случае результат, может быть, будет достигнут.

с одной стороны, носители психологического типа А могут приспособиться к сложной ситуации, воспринимая ее как контролируемую. Но, с другой стороны, они подчас страдают, субъективно воспринимая ситуацию как неконтролируемую (рис. 6.17):Рис. 6.17. Фактор контролируемости – субъективное понятие.

Особи психологического типа А могут воспринимать ситуацию неизбежной угрозы как контролируемую, упорно реализуя стратегию поведения «что-то делать» и не обращая внимания на бесплодность усилий.

Для представителей типа Б, наоборот, пагубной оказывается ситуация, которая вынуждает их изменить окружающую среду – физическую или социальную, вместо того чтобы, используя свою стратегию поведения – затаивание, приспособиться к произошедшим изменениям.

Таким образом, чтобы успешно переживать стрессорные ситуации, необходимо не только оценить ситуацию как контролируемую либо как неконтролируемую, но и знать собственный психологический тип. Не следует забывать, что наибольшее приспособительное значение имеет не та или иная стратегия сама по себе, а способность выбирать ее применительно к обстоятельствам, т. е.

пластичность поведения.Представители типа Б в человеческой популяции составляют большинство. К этому выводу первыми пришли философы, анализируя природу человека. У таких очень разных авторов, как, например, С. Кьеркегор, Ф. Ницше, Э. Фромм, мы находим сходный вывод: большинству человечества (массовому человеку, среднему человеку и т. п.) свобода не нужна.

А ведь свобода – это контролируемые условия существования. Если возможность контролировать ситуацию неблагоприятно сказывается на самочувствии и здоровье субъекта, значит, он приспособлен к противоположной ситуации, в которой оптимальной будет стратегия затаивания.

К выводу о преобладании людей со склонностью к пассивно-оборонительным реакциям в неблагоприятной обстановке пришел советский генетик С. Н. Давиденков.Проводя исследования по медицинской генетике, он обнаружил, что поведенческий тип Б наследуется по доминантному типу. Иными словами, в потомстве родителей, один из которых принадлежит к типу А, а другой – к типу Б, будут преобладать представители последнего. Следовательно, в человеческой популяции в целом бόльшую часть составляют люди с врожденной склонностью к реакциям затаивания при неблагоприятных изменениях условий существования.

По доминантному типу, как правило, наследуются признаки, которые увеличивают адаптивные возможности организмов (если бы доминировали признаки, снижающие способность приспосабливаться, их носители вымерли бы, и популяция исчезла).

Источник: https://m-3713.livejournal.com/75723.html

Medic-studio
Добавить комментарий