Торако-абдоминальная онкохирургия: Солидные опухоли торако-абдоминальной локализации среди опухолей

Торакоабдоминальной отделение

Торако-абдоминальная онкохирургия: Солидные опухоли торако-абдоминальной локализации среди опухолей

Торакоабдоминальное отделение Отдела торакоабдоминальной онкохирургии МНИОИ им. П.А. Герцена является головным онкохирургическим подразделением в Российской Федерации по разработке и внедрению новых технологий хирургического, комбинированного и комплексного лечения злокачественных новообразований органов пищеварительного тракта и забрюшинного пространства.

ЧЕМ МЫ ЗАНИМАЕМСЯ:

Отделение является лидером в хирургическом лечении пациентов с такими заболеваниями, как:

  • рак пищевода;
  • рак желудка, в том числе с переходом на пищевод (кардиоэзофагеальный рак);
  • неорганные опухоли забрюшинного пространства;
  • опухоли тонкой кишки;
  • нейроэндокринные опухоли (НЭО);
  • гастроинтестинальные стромальные опухоли (ГИСО);
  • десмоидные фибромы брюшной стенки и забрюшинного пространства;
  • опухоли брюшины и перитонеальный канцероматоз (мезотелиома, псевдомиксома).

В отделении торакоабдоминальной хирургии проводится хирургическое лечение опухолей пищевода, желудка, тонкой кишки, неорганных опухолей забрюшинного пространства и брюшной стенки. Операции выполняются на высоком профессиональном уровне в условиях современного технического оснащения в соответствие с мировыми стандартами. Предпочтение отдается органосохранным и функциональнощадящим хирургическим технологиям. Отделение обладает богатым клиническим опытом, позволяющим выполнять уникальные по характеру и объему операции в сложных клинических ситуациях, в том числе операции при местно-распространенных опухолях, по поводу местных рецидивов злокачественных новообразований и отдаленных метастазов, а также повторные операции после пробных или нерадикальных вмешательств, выполненных в других медицинских учреждениях. При вовлечении в опухолевый процесс соседних органов производятся мультивисцеральные комбинированные резекции (печени, поджелудочной железы, мочевого пузыря, мочеточников и крупных сосудов) с последующей реконструкцией (протезирование магистральных сосудов). Хирургическое лечение может проводиться как в самостоятельном режиме, так и в плане комбинированного лечения, в сочетании с радиотерапией, химиотерапией, иммунотерапией, фотодинамической терапией. Отделение торакоабдоминальной хирургии МНИОИ им. П.А. Герцена является одной из ведущих клиник по лечению рака желудка в Российской федерации. В отделении используются наиболее современные и эффективные подходы в хирургическом и комбинированном лечении больных раком желудка, зарекомендовавшие себя в ведущих онкологических клиниках мира. Выполняется весь спектр оперативных вмешательств на желудке в зависимости от клинической стадии и морфологической формы заболевания. Широко используется современные технологии органосохраняющего и функционально-щадящего лечения – эндоскопическая мукозэктомия с диссекцией в подслизистом слое, фотодинамическая терапия, аргоноплазменная коагуляция при начальных формах заболевания, лапароскопические и пилоросохранные резекции желудка – при локализованных опухолях. Стандартные объемы оперативных вмешательств – гастрэктомия, проксимальная и дистальная субтотальная резекция с расширенной лимфаденэктомией выполняются при локализованных и местно-распространенных формах заболевания. При распространении опухоли на пищевод, операция производится из комбинированного торакоабдоминального доступа (трансплевральная гастрэктомия с резекцией пищевода). Специалисты отделения имеют уникальный опыт выполнения оперативных вмешательств в сложных клинических ситуациях, в том числе с нестандартными вариантами реконструкции (эзофагогастрэктомия с пластикой тонкой или толстой кишкой), а так же при рецидивах рака желудка. В нашей клинике активно применяются комбинированный метод лечения местно-распространенного рака желудка. В соответствие с международными протоколами используются современные схемы химио- и таргетной терапии, как неоадъювантном (предоперационном), так и в адъювантном (послеоперационном) режимах. В последние годы внедрена и активно используется методика внутрибрюшной гипертермической химиотерапии для лечения диссеминированного рака желудка. Не менее значимым направлением клинической работы клиники является хирургическое лечение больных с неорганными забрюшинными опухолями. Пациентам с первичными и рецидивными саркомами забрюшинного пространства проводится высококвалифицированное хирургическое лечение с использованием новейших технологий ангиоплатики (протезирование магистральных сосудов), микрохирургии, реинфузии собственной крови пациента с использованием аппарата «селл-север». Отделение обладает опытом выполнения уникальных по объему и технической сложности операций, сопровождающихся мультивисцеральными резекциями при массивных местно-распространенных опухолях, вовлекающих внутренние органы и магистральные сосуды брюшной полости. Позитивные результаты лечения данной категории больных нашли отражение в многочисленных научных трудах группы по изучению сарком брюшной полости отделения торакоабдоминальной хирургии. На базе отделения торакоабдоминальной хирургии совместно с отделением эндоскопии и физических методов лечения (руководитель, д.м.н., проф. В.В. Соколов) проводится радикальное эндоскопическое лечение начальных форм рака желудка и пищевода, а так же паллиативное эндоскопическое лечение (реканализация, стентирование) при местно-распространенных и генерализованных формах заболевания у больных с выраженной сопутствующей патологией. На базе отделения функционирует группа по лечению нейроэндокринных (НЭО) и гастроинтестинальных стромальных опухолей (ГИСО) пищеварительной системы и брюшной полости (к.м.н. В.М. Хомяков, к.м.н. В.В. Черемисов, к.м.н. И.В. Колобаев). В отделении накоплен уникальный опыт хирургического и комбинированного лечения больных с десмоидными фибромами абдоминальной (передняя брюшная стенка) и интраабдоминальной локализации (брюшная полость, забрюшинное пространство). Операции по поводу первичных и рецидивных ДФ брюшной стенки выполняются по оригинальной методике, разработанной в отделении с пластикой современными синтетическими сетками. В плане комбинированного лечения проводятся обширные циторедуктивные вмешательства при ДФ забрюшинного пространства с вовлечением магистральных сосудов с последующей радиотерапией и лекарственным лечением. Вся работа по лечению больных с ДФ ведется в сотрудничестве с группой по лечению десмоидных фибром института (руководитель группы – д.м.н. О.В. Новикова), в состав которой, так же, входят сотрудники отделения (консультанты группы – д.м.н. А.Б. Рябов, к.м.н. В.М. Хомяков, координатор группы по хирургическому лечению абдоминальных десмоидов – к.м.н. В.В. Черемисов). Выполняются циторедуктивные операции (максимально полное удаление пораженной брюшины с резекцией органов, несущих диссеминаты) в сочетании с внутрибрюшной гипертермической химиотерапией и фотодинамической терапией. В ряде случаев проводится интраоперационная и лапароскопическая фотодинамическая терапия. Пациентам предлагается полный спектр помощи, от очной или онлайн консультации, диагностики, в том числе иммуногистохимическое, генетическое исследование (отделение патоморфологии, руководитель -, проф.  Н.Н. Волченко), исследование специфических маркеров, до специального лечения, включая хирургическое и лекарственное с дальнейшим мониторингом. 

  • Комбинированное лечение больных раком грудного отдела пищевода
  • Комбинированное лечение больных раком желудка
  • Расширенные комбинированные операции при неорганных опухолях забрюшинного пространства
  • Циторедуктивная хирургия
  • Малоинвазивная хирургия
  • Комбинированное лечение больных раком грудного отдела пищевода с предоперационной химиолучевой терапией и последующей операцией
  • Комбинированное лечение больных раком желудка с периоперационной химиотерапией
  • Внутрибрюшная интраоперационная гипертермическая химиотерапия при раке желудка и опухолях брюшины
  • Лапароскопическая внутрибрюшная аэрозольная химиотерапия под давлением при раке желудка
  • Хирургическое лечение рецидивов рака желудка
  • Хирургическое лечение первичных и рецидивных неорганных опухолей забрюшинного пространства
  • Хирургическое лечение десмоидных фибром абдоминальной локализации
  • Малоинвазивные технологии при лечении раннего рака желудка с исследованием сторожевого лимфатического узла
  • Клинико-морфологические особенности нейроэндокринных карцином желудка
  • Хирургическое и комбинированное лечение нейроэндокринных опухолей пищеварительного тракта
  • Хирургическое и комбинированное лечение гастроинтестинальных стромальных опухолей (ГИСО)
  • Исследование эффективности методики ускоренной реабилитации после оперативных вмешательств (fast track surgery)
  • Рак пищевода
  • Рак желудка
  • Неорганные опухоли забрюшинного пространства
  • Нейроэндокринные опухоли желудочно-кишечного тракта (НЭО)
  • Гастроинтестинальные стромальные опухоли (ГИСО)
  • Десмоидные фибромы (ДФ)
  • Опухоли брюшины (мезотелиома, псевдомиксома, канцероматоз, саркоматоз брюшины)

Наряду с лечебно-практической деятельностью сотрудниками отделения проводятся научные исследования, направленные на улучшение результатов лечения больных злокачественными новообразованиями органов брюшной полости.

Сотрудничество

Отделение торакоабдоминальной онкологии осуществляет научно-практическое сотрудничество с ведущими хирургическими и онкологическими учреждениями нашей страны, такими как, РОНЦ им. Н.Н. Блохина, РНЦХ РАМН им. Акад. Б.В. Петровского, институт хирургии им. А.В.

Вишневского, Российский Научный Центр Рентгенорадиологии, Государственный Научный Центр Колопроктологии, Морозовская ДКБ, головные онкологические учреждения Субъектов Федерации, кроме того, в рамках международных контактов осуществляется сотрудничество с клиникой университета Ruhr (Германия) по проблеме лечения диссеминированных форм рака желудка.

Источник: https://www.mnioi.nmicr.ru/klinika-i-otdeleniya/otdel-torakoabdominalnoy-onkokhirurgii/torakoabdominalnoe-otdelenie/

Торакоабдоминальная онкохирургия

Торако-абдоминальная онкохирургия: Солидные опухоли торако-абдоминальной локализации среди опухолей

ENG⬇️ Пока доехал из пекинского аэропорта до апартаментов, думал – заболел. Горло дерет. Попил чаю – прошло. Потом оказалось, что пекинцы не просто так передв…игаются по городу в масках и с термосами. Смог – воздух тяжелый, мутный. Глоток тёплой воды и тебе чуть легче».

Торакальный хирург-онколог Александр Валерьевич Коротаев работает в ЦКБ не так давно. Он перешел в команду торако-абдоминального хирургического отделения Центра онкологии ЦКБ в августе прошлого года из МНИОИ им. Герцена. Несмотря на юный возраст (доктору нет еще и 30) он выполняет сложнейшие операции при раке пищевода и раке легкого на мировом уровне.

«Почему Пекин? Там коллеги накопили самый большой в мире опыт и их практики в операциях на пищеводе самые прогрессивные».

В Пекин наш доктор отправился по приглашению профессора Yin Li, ведущего китайского пищеводного хирурга, который выполняет в год более 700 эзофагэктомий – операций по удалению пищевода с одновременной трансплантацией желудочной трубки. В день профессор обычно проводит три операции – настоящий конвейер. Он первым в мире стал выполнять эту операцию с сохранением блуждающих нервов, обеспечивающих работу ых связок.

«Стажировались мы бесплатно, кроме того, Пекинский онкологический центр, который работает при Китайской академии наук, предоставил нам бесплатные апартаменты в двух минутах ходьбы – хорошую, обустроенную двухкомнатную квартиру. Жили мы в ней втроем. Одновременно с нами в Центре стажировались коллеги из Европы, Индии, Филиппин. И даже известный американский пищеводный хирург Фергюссон тоже приехал учиться. Центр открыт для всех».

В день в пекинской клинике проходит 120-160 операций, на торакальные приходится около половины. Подавляющее большинство (около 80%) выполняется эндоскопически.

«Пекин на 80% живет на угле, национальное бедствие. Однажды вечером профессор выдал нам маски, сказав, что сегодня индекс загрязнения выше 200. Мы вышли на улицу и не могли увидеть соседних зданий, все в дыму. Я посмотрел, в Москве предел загрязненности – 30. Вот почему в Пекине на первом месте стоит рак легких.

А рак пищевода стоит на втором. Китайские врачи связывают это с очень низким качеством алкоголя, которым местное население злоупотребляет. Кроме того, боле 60% китайских мужчин курит. Правительство активно борется с курением, везде социальная реклама, пачка сигарет стоит 300-400 руб. в пересчете на наши деньги.

Для китайцев это дорого.

Зато вот рак кишечника встречается гораздо реже, чем в России. Ученые считают, что это связано с особенностями диеты, в составе продуктовой корзины китайцев гораздо меньше мяса, преобладают овощи, клетчатка».

Государство в Китае оплачивает только 30% любого лечения. Остальную часть вносит сам пациент. Лечение очень дорогое.

Если у нас в стране платная операция по поводу рака пищевода стоит примерно 180 000 рублей, то в Китае – 1,1 млн руб. На лечение скидываются многочисленные родственники. Они же берут на себя послеоперационный уход.

Родственники, спящие на полу в коридоре, – обычная картина. Они не поместились на полу в палатах.

При центре действует огромная поликлиника, в день она пропускает через себя около 3 тыс пациентов. Здесь по плотному расписанию работают 10 КТ-аппаратов и 8 аппаратов МРТ.

При этом прием профессора занимает 1-2 минуты и стоит 5000 руб. За это время профессор успевает только посмотреть на снимки и казать: «Вас беру на операцию» либо «Идите вначале к онкологам лечиться».

Верят ли хирурги в знаменитую китайскую медицину? Нет, не верят. По иронии судьбы, прямо напротив центра работает клиника традиционной китайской медицины. «Все равно их пациенты потом к нам приходят», – наш профессор только плечами пожимал.

Интересно устроено питание хирургов. Их кормят практически в операционной. На первом этаже оперблока большая столовая, и там три раза в день накрывают столы. Нагрузка у врачей огромна. Поэтому надолго от операционного стола не отойдешь. Когда видели наши европейские растерянные лица, приносили нам столовые приборы. Ну не умеем мы пока суп палочками есть.

В Пекинском онкологическом центре пациенты «идут» по системе «фаст трек» – на следующий день после удаления пищевода уже едят кашку. В реанимации смотрят телевизор – людям не скучно и они не начинают крутиться с боку на бок, находятся в нужном состоянии покоя. Находятся там недолго, быстро встают, начинают ходить, на 5-7 день выписываются.

Мы, конечно, много полезного для себя вынесли, подсмотрели разные хитрости. Торакоскопическую верхнюю лобэктомию справа (удаление доли легкого) перед отъездом я сделал за 2,5 часа. После приезда из Китая, снова такая же операция, и я делаю ее уже за 1,5 часа, потому что увидел, где можно оптимизировать процесс вмешательства без вреда для пациентов.

Нам особенно помогал один хирург, он китаец, закончил Сеченовский, потом защитил диссертацию в институте Вишневского и вернулся на работу на Родину – говорил по-русски свободно и мог посвятить нас в нюансы. И делал это от чистого сердца, не скупясь.

С нашими коллегами из Китая надеюсь увидеться весной в Москве на конференции».

#хирургия_пищевода #онкология_в_цкб #хирург_онколог_москве #рак_пищевода #рак_легкого

“As I was making my way from the Beijing airport to the apartment, I thought I was sick. My throat hurt. Drinking tea seemed to fix the problem. Then it turned out that Beijingers don't just move around the city in masks, carrying flasks for no reason. The air is heavy, muddy and thick with smog. A sip of warm water and you a little easier off.”

Thoracic surgeon-oncologist Alexander V. Korotaev started working in the CCH not so long ago. He joined the team of thoraco-abdominal surgical Department of the center of Oncology of the Central clinical hospital in August last year. Despite his young age (the doctor is not yet 30), he performs complex operations in esophageal cancer and lung cancer at the world level.

“Why Beijing? There colleagues have amassed the world's largest experience and practices in surgery on the esophagus that is most progressive.”

Our doctor went to Beijing at the invitation of Professor Yin Li, a leading Chinese esophageal surgeon who performs more than 700 esophagectomies a year-esophageal surgery with simultaneous transplantation of the gastric tube. In day Professor usually conducts three operations-real the conveyor. He was the first in the world to perform this operation with the preservation of wandering nerves, ensuring the work of the vocal cords.

“We trained for free, in addition, the Beijing cancer center, which works at the Chinese Academy of Sciences, provided us with a free apartment in a two – minute walk-a good, furnished one-bedroom apartment.

We lived in it together. At the same time, our colleagues from Europe, India and the Philippines trained at the Center. And even the famous American esophageal surgeon Ferguson also came to study.

The center is open to everyone.”

On the day of the Beijing clinic runs 120-160 operations, thoracic account for about half. The vast majority (about 80%) is performed endoscopically.

“Beijing is 80% living on coal, a national disaster. One evening, the Professor gave us masks, saying that today the pollution index is above 200. We went outside and could not see the neighboring buildings, all in smoke. I looked up, in Moscow the limit of pollution-30. That is why lung cancer is in the first place in terms of disease effect in Beijing.

And esophageal cancer is in close second. Chinese doctors attribute this to a very low quality of alcohol, which is abused by the local population. In addition, more than 60% of Chinese men smoke. The government is actively fighting against Smoking, social advertising, a pack of cigarettes costs 300-400 rubles when converted to our currency.

It's expensive for the Chinese.

But here bowel cancer is much less common than in Russia. Scientists believe that this is due to the peculiarities of the diet, as part of the Chinese food basket is much less meat, dominated by vegetables”.

The state in China pays only 30% of any treatment. The rest is done by the patient. Treatment is very expensive. If our country paid for the surgery on the esophagus tumors it would come around to about 180 thousand, in China 1.

1 million rubles for treatment are thrown in by numerous relatives. They also take care of the post-operative care. Relatives sleeping on the floor in the hallway is a usual practice. They didn't fit on the floor of the wards.

There is a huge polyclinic at the center, about 3 thousand patients a day pass through. There are 10 CT-devices and 8 MRI devices working on a tight schedule.

In this procedure the professor takes 1-2 minutes and the cost is 5000 RUB. During this time, the professor manages only to look at the pictures and say: “You have to have a surgery” or “Go first to the oncologists to be treated”.

Do surgeons believe in the famous Chinese medicine? They don't. Ironically, there is a clinic of traditional Chinese medicine right in front of the center. “All the same, their patients then come to us” – our professor shrugged.

I wonder how surgeons manage to grab a bite to eat. They are fed practically in the operating room. On the ground floor of the operating room is a large dining room, and there three times a day tables are laid out.

The number of doctors there is huge. So for a long time he won’t be able to pull away from the operating table. When he saw our perplexed faces, brought us cutlery. Well, we are not able to eat the soup chopsticks.

In the Beijing cancer center, patients “go” on the system “fast track” – the next day after removal of the esophagus already eat porridge. In the intensive care unit watching TV-people are not bored and they do not start to spin from side to side, they are in the right state of rest.

They aren’t there for long, quickly get up, start walking, in 5-7 days they’re discharged.
We of course use plenty of helpful tricks ourselves where we can. Thoracoscopic upper lobectomy on the right (removal of the lobe of the lung) before leaving, I did for 2.5 hours. After arriving from China, again the same operation, and I completed it in 1.

5 hours, because I saw where you can optimize the process of intervention without harm to patients.

We especially helped one surgeon, he is Chinese, graduated Sechenovsky, then defended his thesis at the Vishnevsky Institute and returned to work at home – spoke Russian fluently and could explain to us to the nuances. And he did it from the heart, without stint.

I hope to see our Chinese colleagues in Moscow at the conference this spring.”

Источник: https://www.facebook.com/1667938896767760/posts

Medic-studio
Добавить комментарий