«ВРАЧ – ПАЦИЕНТ»: «Врач – пациент» – отношения, исторически складывающиеся с такими

Модели отношения врач – пациент

«ВРАЧ - ПАЦИЕНТ»:  «Врач - пациент» – отношения, исторически складывающиеся с такими

Медицинская практика, особенно современная, – это сложно дифференцированная система, в которой медики и пациенты могут находиться в самых различных формах социального взаимодействия. Каждая из этих форм отражает, во-первых, определенные традиции врачевания, существующие в данном обществе, и, во-вторых, специфику состояния, в котором находится пациент.

Контакты врачей с пациентами относятся к числу таких, событий, которые случаются каждый день многократно и всюду в мире.

Естественно, и для врача, и особенно для пациента подобное событие всякий раз бывает уникальным, неповторимым.

И тем не менее в чем-то существенном эти взаимодействия являются упорядоченными, регулярными – как правило, обе стороны, чаще всего даже не осознавая этого, ведут себя в ходе контакта так, “как положено”, “как принято”.

Американский биоэтикРоберт Витч выделяет четыре модели взаимоотношения врач-пациент, характерную для современной культуры: инженерную, пастырскую (патерналистскую), коллегиальную и контрактную. С точки зрения Витча, эти модели неравноценны по своему моральному значению и представляют собой иерархию от наименее морально обоснованной инженерной модели к наиболее обоснованной – контрактной.

1-ю модель отношения врача к пациенту Витч называет инженерной.

В рамках этой модели пациент воспринимается врачом как безличный механизм. Смысл врачевания сводится к манипулированию с телом пациента. Врач с помощью определенных физических воздействий стремится вернуть физиологический механизм человека в положение равновесия.

Инженерная модель строится на представлении о медицинской деятельности как о сфере прикладного применения объективного научного знания о природных механизмах жизнедеятельности человеческого организма. Объективное знание определяет выбор метода лечения, которое осуществляется как техническая процедура.

Предполагается, что это знание ценностно нейтрально, а поэтому выбор лечебного воздействия не зависит от личностных предпочтений и интересов врача. Благо пациента (состояние здоровья) также уясняется через совокупность объективных признаков: биохимических показателей, значений артериального давления, газообмена, данных рентгенографии и т.п.

Посколькупациент не обладает необходимыми научными знаниями о собственном состоянии, то учет его мнения при выборе лечебного мероприятия не только бесполезен, но и может быть вреден из-за привнесения субъективных оценок. Его личное мнение о собственном благе (здоровье), поскольку оно необъективно и ненаучно, с точки зрения знающего медика-профессионала считается не заслуживающим внимания.

В то же время предполагается, что, поскольку врач руководствуется сугубо объективными знаниями, на его выбор не оказывают влияния собственные субъективные предпочтения и интересы. Поэтому властное доминирование врача признается не только естественным, но и благим для пациента.

Задача врача – исправление отклонений в неисправном физиологическом механизме.

В здравоохранении технократизм, характерный для инженерной модели, морально ущербен, поскольку практически низводит личность больного человека до статуса неодушевленного предмета, что, отметим, приходит в резкое противоречие с принципом уважения автономии пациента.

В принципе критика идеологии инженерной модели обоснованна и справедлива в той степени, в которой речь идет об ее универсализации, то есть превращении в некую базисную, основополагающую модель врачевания.

Современный моральный стандарт медицинской деятельности предписывает самым решительным образом не допускать деперсонализации отношения врача к пациенту, требует уважения его как личности. (Врач – прикладной учёный, склонный интересоваться фактами, а не ценностями этического характера.

Позитив – стремление врача использовать в клинической практике новейшие достижения медицинской науки. Негатив – следование принципу «лечить болезнь, а не больного»; игнорирование психического и культурного измерения болезни).

2-ой тип отношений между врачом и пациентом – патерналистский

Межличностные отношения здесь подобны отношениям священника и прихожанина или отца и ребёнка, наставника и подопечного.

Принципы отношения к пациенту – любовь, милосердие, забота, благодеяние и справедливость.

Патерналистская модель господствовала в христианской европейской культуре на протяжении многих столетий и не потеряла актуальности и в наши дни.

Она явно выражена и в “Клятве Гиппократа“, и в “Обещании врача России”.

Патернализм в общении с пациентами остается нормой и для значительного числа современных медиков, да и многие пациенты воспринимают Патерналистское отношение к себе в качестве наиболее адекватного.

Существует значительное число людей, для которых патерналистское отношение врача психологически наиболее приемлемо. Их личные предпочтения необходимо уважать.

Несовершенство этой модели, по мнению Р. Витча, в том, что патернализм ущемляет права пациента как автономной личности, самостоятельно и свободно принимающей жизненно важные решения, контролирующей свое состояние.

По сути дела, при этом присутствует элемент унижения личного достоинства больного, поскольку взаимодействие строится не как “горизонтальное” равноправное, а как “вертикальное”, как отношение власти и подчинения.

Пациент, фигурально выражаясь, вынужден глядеть на врача “снизу вверх”.

В ситуации же, когда пациент в состоянии вести себя как автономная личность, с моральной точки зрения патерналистское нарушение его прав недопустимо.

Патернализм наиболее приемлем в педиатрии, психиатрии, гериатрии. Недостатки модели в том, что взаимоотношения могут перерасти в отношения типа « начальник – подчинённый».

(врач – не только профессионал в медицине, но и «эксперт» относительно жизни вообще. Врач берёт на себя моральное превосходство над пациентом.

Позитив модели – принцип «приноси пользу пациенту и не наноси вреда»; негатив – лишение права пациента на автономию).

3-й тип взаимоотношений между врачом и пациентом Витч называет коллегиальный.

Больной в рамках этой модели предстает как равноправный в своем взаимодействии с врачом.

Для того чтобы играть свою роль, пациент должен получить от врача достаточное количество правдивой информации о своем состоянии здоровья, вариантах лечения, прогнозе развития заболевания, возможных осложнениях и т.д.

Будучи в некоторой степени уравнен в отношении информированности с медиками, пациент становится в состоянии принимать участие в выработке конкретных решений, касающихся своего лечения, по сути дела действуя как коллега лечащего врача. В данном случае он реализует неотъемлемое право личности на свободу выбора.

С достаточным основанием Р.

Витч утверждает: “Когда два индивида или две группы людей действительно привержены общим целям, то взаимное доверие и конфиденциальность отношений оправданы, а сама коллегиальная модель имеет смысл.

Это очень приятный и гармоничный путь взаимодействия с другими людьми. Он предполагает равенство достоинства и уважения, общность ценностей, которым каждая из сторон привержена. Всего этого недоставало предшествующим моделям”.

Однако подобного рода гармония интересов редко достижима. Медработник и пациент могут придерживаться различных ценностных ориентации, они могут относиться к различным социальным классам и этническим группам. Совпадение интересов очень часто является не правилом, а исключением из правил реального общественного устройства.

К примеру, в условиях коммерческой медицины у врача существует объективная (то есть обусловленная не его личностными качествами, а самим реальным положением дел) заинтересованность в минимизации собственных расходов и максимизации доходов, тогда как интерес пациента, напротив, состоит в том, чтобы получить максимум доступной помощи при минимизации собственных затрат на ее получение.

Коллегиальная модель не соответствует требованиям социального реализма, как полагает Р. Витч, и представляет собой обычно неосуществимую мечту.

Вместе с тем следует иметь в виду, что существует достаточно представительная область, в которой отношения между врачом и пациентом действительно могут носить коллегиальный характер.

(Речь идет о случаях длительно текущих хронических заболеваний, когда пациент достаточно уже информирован об особенностях своей болезни).

Здесь господствует принцип равноправия, и пациент, участвуя в обсуждении этой информации, реализует право на свободу выбора. На процесс лечения негативно могут влиять некомпетентность или особенности психики пациента.

(врач и пациент сотрудничают в качестве коллег в преследовании общей цели – сохранение здоровья, исцеление болезни, ослабление боли или страданий умирающего человека. Позитив – создание максимального духа доверия и ответственности от обеих сторон, атмосферы диалога.

Негатив – этнические, экономические, ценностные и другие различия между врачом и пациентом, препятствующие практической реализации этой модели ).

4 модель отношения врача к пациенту, которую выделяет Витч, называется «контрактная».

Взаимодействия врача и пациента осуществляются на принципах общественного договора. Пациенты заключают договор на медицинское обслуживание с лечебным учреждением или через страховую компанию.

Каждая сторона в таком договоре несёт свои обязательства, и каждая достигает своей выгоды. Чем привлекательна контрактная модель в качестве образцовой структуры взаимоотношений между медиками и пациентами? По мнению Р.

Витча, именно эта модель в наибольшей степени защищает моральные ценности автономной личности.

В рамках контрактной модели “индивидуумы и группы взаимодействуют между собой таким образом, что каждая из сторон несет определенные обязательства и каждая достигает некоторых выгод… Основные моральные принципы свободы, сохранения достоинства, правдивости, верности принятым обязательствам и справедливости существенно важны для реализации контрактных отношений”.

Контрактная форма отношений позволяет избежать тех пагубных для свободы пациента недостатков, которые присущи инженерной и патерналистской моделям. Одновременно она не уповает на иллюзию возможности соучастия пациента в качестве “коллеги” врача.

Пациент добровольно устанавливает отношения с врачом на тех условиях, которые считает для себя выгодными и возможными. При этом он может делегировать определенные “властные” полномочия врачу с тем, чтобы тот мог адекватно выполнить свои профессиональные обязательства.

Контрактная модель более реалистична, чем коллегиальная. Она учитывает невозможность равенства врача и пациента, то есть неизбежность наличия “вертикальных” отношений зависимости.

Эта зависимость, однако, устанавливается на вполне определенных условиях.

Если условия не соблюдаются, то пациент вправе считать для себя договор недействительным, лишить врача тех полномочий, которые последний получил в силу договора, и потребовать компенсации.

Контрактная модель призвана защитить моральные ценности личности, однако в структуре оказания медицинской помощи населению занимает незначительное место.

взаимоотношение между врачом, как поставщиком медицинской услуги и пациентом, как клиентом, покупающим эти услуги.

(Позитив – чёткая юридическая и медицинская определённость и регламентация услуг, определяющих взаимные обязательства врача и пациента. Негатив – принижение роли ценностей гуманистического характера).

Следует отметить, что каждая из рассмотренных моделей представляет собой то, что социолог назвал бы идеальным типом: в конкретных ситуациях ни одна из них, как правило, не реализуется в чистом виде, хотя взаимодействие врача и пациента в том или ином случае и может строиться в соответствии с одной из моделей. Надо также иметь в виду и то, что выбор той или иной модели может и должен быть обусловлен состоянием пациента и характером оказываемой ему помощи (о чем речь пойдет ниже), специализацией врача и т.д.

Рассмотренные модели взаимоотношений между врачом и пациентом можно классифицировать и по иным основаниям. Их можно различать по тому, каким монологичным или диалогичным – представляется в них взаимодействие между врачом и пациентом.

Монологичной моделью можно считать такую, в которой общение между врачом и пациентом выстраивается как монолог знающего специалиста с невежественным слушателем.

Ярким примером монологичного взаимодействия представляется так называемая “пасторская модель”: если не считать жалоб, то пациенту нечего сказать врачу по существу вопроса – о сущности заболевания и выборе лечения.

Диалогичной моделью может считаться такая, при которой взаимодействие врача и пациента разворачивается как диалог равноправных партнеров, обсуждающих общую проблему с разных сторон и как бы дополняющих познания друг друга для более точного отображения истинного положения дел.

Существуют другие ориентиры, по которым можно охарактеризовать формы модели взаимоотношений врач-пациент, например, если учитывать не только биологический, но и биографический план заболевания.

Данный подход позволяет говорить о 4 моделях отношений, характер которых определяется состоянием больного. Это отношения к пациенту в остром периоде заболевания, отношения к хроническим больным, инвалидам и умирающим.

Острые заболевания. Острое заболевание предстает для больного лишь как временное состояние ограничения нормальных и привычных для него форм жизнедеятельности. При этом задача врачевания трактуется как исправление возникшей “поломки” в организме с помощью тех или иных терапевтических или хирургических мероприятий и возвращение к исходному – нормальному положению.

Врачевание в основном разворачивается на организменном уровне. Больные могут быть пассивными участниками взаимоотношения врач-пациент.

Модель острого заболевания создает как бы идеал врачебной деятельности, который хорошо описывается метафорой – больного ввозят в больницу на каталке, а из нее он выезжает на велосипеде.

В подобных ситуациях важнейшим моральным ориентиром для врача является принцип “делай благо”. Основная задача врача – вылечить пациента и как можно быстрее возвратить к прежнему образу жизни.

Хронически больные пациенты. Инвалиды.

Их образ жизни заставляет быть компетентными и создавать группы взаимопомощи.

При хроническом заболевании необратимость возникших патологических изменений в организме преобразует цели врачевания, дополняя их особыми, специфическими задачами – задачами реабилитации больного.

Основная задача врача – реализовать принцип равноправия и взаимопонимания в процессе лечения. При остром заболевании целями врачевания выступают спасение жизни больного, борьба с болезнью и стабилизация его состояния.

Целями же реабилитационной терапии являются приспособление больного человека к условиям инвалидности, максимизация его компенсаторных возможностей и возвращение в общество.

Больной с острым заболеванием может быть пассивным участником терапевтического процесса, даже находиться в коме, поскольку все должен сделать профессионал-медик. При реабилитационной терапии пациент должен быть активно включен в реабилитационный процесс.

В ситуации хронического заболевания особую важность приобретает принцип уважения автономии личности. При этом врач превращается в его консультанта и советчика.

Когда болезнь приобретает хронический характер, то есть восстановление жизнедеятельности до нормального уровня оказывается либо вообще невозможным, либо растягивается на достаточно продолжительный период времени, задачи врачевания существенно усложняются за счет обозначенного реабилитационного направления. Реабилитационная терапия как бы перешагивает биологический уровень оказания помощи, перемещая основной акцент своей деятельности на биографический уровень заболевания.

Врач, исходя из возможностей организма больного, может подсказать тому, какие физические нагрузки для него допустимы, как целесообразно изменить диету, какой образ жизни предпочтительно вести. Но медик не в состоянии сам изменить образ жизни пациента так, как он мог изменить и нормализовать до определенных пределов нарушения в организме.

Основной действующей фигурой в реабилитационном процессе становится пациент, поскольку именно от его готовности изменить образ жизни, воли и целеустремленности, от умения эффективно сотрудничать с медицинскими работниками зависит в конечном результате успех врачевания.

Деятельность врача в ситуации острого заболевания детерминирована естественнонаучной по своему содержанию логикой интерпретации биологических процессов на организменном уровне.

Реабилитационная медицина усложняет мышление врача необходимостью учета социальных закономерностей.

Задача врача – приспособить пациента к условиям инвалидности, но не оставить прикованным только к своей койке или комнате.

Умирающие больные

Основной задачей оказания медицинской помощи в такой ситуации становится обеспечение обезболивание, уход, нравственную поддержку и достойное умирание. Роль врача, способного купировать симптомы, вызывающие страдания умирающего (например, болевой синдром), чрезвычайно велика.

Главенствующее место здесь занимает не принцип уважения автономии пациента, а реализация таких личностных качеств, как милосердие, любовь, сострадание, внимание, терпение, заботливость, отзывчивость.

В отличие от этических принципов врачевания, которые так или иначе базируются на определенных рациональных процедурах, этика ухода в рассматриваемой ситуации делает акцент на моральную настройку эмоциональных качеств отношения к пациентам.

Больные в коматозном состоянии. Может показаться, что для взаимодействия с пациентом, находящимся в бессознательном состоянии, вполне подходит инженерная модель.

Отношение к нему как к личности затруднено в силу вполне объективных обстоятельств, ограничивающих какие-либо личностные проявления с его стороны. Но даже в этом случае моральный статус пациента, несомненно, качественно иной, чем статус безличного объекта.

Коматозный больной остается человеком, и этим он автоматически исключается из разряда объектов.

При принятии жизненно важных решений, касающихся лечения подобных больных (например, решения о хирургической операции), законодательство предполагает необходимость получения информированного согласия от их законных представителей. Таким образом защищаются интересы личности больного, находящегося в бессознательном состоянии.

При невозможности – в силу критичности состояния больного – получения согласия со стороны самого больного необходимо согласие консилиума специалистов. Когда и это невозможно, врач вправе принять решение самостоятельно.

Но при этом он должен доложить о принятом решении администрации медицинского учреждения, что обеспечивает определенный контроль за правомочностью его действий.

Целесообразно также информировать о принятых медиками решениях законных представителей пациента, объяснив им причины, по которым они не смогли учесть их волю.

Что касается рутинных манипуляций с телом коматозного больного, то моральной нормой должно быть уважительное отношение к нему, категорическое воспрещение любых оскорбительных или циничных действий, поддержание внешнего вида больного в достойном состоянии, в опрятности и ухоженности.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/2_43437_modeli-otnosheniya-vrach--patsient.html

Модели взаимоотношений врача и пациента

«ВРАЧ - ПАЦИЕНТ»:  «Врач - пациент» – отношения, исторически складывающиеся с такими

Поклассификации Роберта Вича существует4 модели взаимоотношений врача и пациента:

Техническая.В данной модели пациент является«неисправным механизмом, которыйнуждается в починке». Личность пациентане учитывается. Есть только физическаяпроблема, которую нужно устранить.

Одноиз неоднозначных последствий бурногоразвития биомедицинских технологий –возникновение врача-ученого. В данноймодели ответственность за исход лечениялежит в равной степени и на враче, и напациенте.

Нередко врач ведет себя какученый-прикладник, основная задачакоторого – исправить неполадки ворганизме пациента и сам процессликвидации «поломки» является самоценнымс точки зрения научного знания ипредполагает ярко выраженнуюбеспристрастность врача.

Этическаянекорректность отношения к пациентукак к неисправному механизму здесь вполной мере компенсируется ответственностьюсамого пациента за конечное принятиерешений.

Патерналистская(сакральная).Врач здесь рассматривается как «родитель»,а пациент как «неразумное дитя». Врачсам определяет, что является благом дляпациента. Здесь уделяется вниманиеличности пациента, но лишь с точки зренияморальной поддержки.

Основы моделизаложены в гиппократовскую эпоху. Врачпредстает здесь в роли волшебника,заботливого отца и даже бога, которыйпо своему усмотрению управляет жизньючеловека (пациента).

Пациент выступаетв роли ребенка, слепо и безоговорочнодоверяющего врачу и не несет никакойответственности за собственное здоровье.Гарантом безопасности для пациентаздесь выступают деонтологическиепринципы, закрепленные в Клятве врача.

И если не будет этих гарантий, пациентпросто никогда не рискнет обратитьсяк врачу. Поэтому основной моральныйпринцип, который выражает традициюсакрального типа, гласит: «Оказываяпациенту помощь, не нанеси ему вреда».

Коллегиальная.Данная модель в своем крайнем вариантеявляется пациент-центрированной. Пациентздесь играет активную роль, с нимсогласовываются все решения врача. Насегодняшний день это самая притягательнаяс моральной точки зрения модель.

Врачи пациент выступают как равные коллегиименно в борьбе с болезнью. Социальныйстатус, возраст, образование и т. д. невлияют на данное равноправие.

Единственнойдолей некоторого лицемерия здесьвыступает тот факт, что врач не испытываетстраданий больного, со всеми вытекающимиотсюда психологическими и моральнымипроблемами.

Контрактная.Взаимоотношения врача и пациентабазируются на негласном (в некоторыхслучаях, правда, оформляемомпроцессуально-юридически) договоре овзаимном уважении прав друг друга.Пациента оповещают о том, как проходитлечение, от него не скрывают информацию,но решение принимает врач, обосновываяего для пациента.

Ещёодна модель равной ответственностиврача и пациента за исход лечения. Врамках договора (соглашения – какустного, так и письменного) обговариваютсявсе аспекты профессиональных отношений«врач – конкретный пациент».

Модельнаиболее распространена в Европе, СШАи России, позволяет избежать отказа отэмпатии со стороны врача, что характернодля модели технического типа, и отказаот моральной ответственности со стороныпациента, что характерно для моделисакрального типа; позволяет уйти отложного и неконтролируемого равенствав модели коллегиального типа.

В отношениях,основанных на контракте, врач осознает,что в случаях значимого выбора запациентом должна сохраняться свободауправлять своей жизнью и судьбой.

ВРоссии практическое применение этоймодели имеет существенное отличие отобщемировой практики. Ввиду рядакультурно-исторических причин, патернализмв России распространялся не только намедицину, но и на политику, на экономику,и на все сферы общественной деятельности.

Поэтому избавиться от патерналистскихустановок общественного сознания за30-40 лет просто невозможно. Контрактнаямодель в пореформенной России представляетиз себя симбиоз патернализма и техницизма.

Многочисленные социологическиеисследования в медицине за последние10 лет показывают, что заключениемконтракта (договора) российский пациентс одной стороны, демонстрирует своеравноправие в отношениях «врач –пациент», а, с другой стороны, сознательно,договором стремится узаконитьпатерналистские отношения с врачом (т.е. перекладывает всю ответственностьза исход лечения на врача).

Такимобразом, доверие к врачу остаетсяобязательным компонентомлечебно-диагностического процесса.Однако его внутренняя сущность в лечебномпроцессе меняется. «Доверие, основанноена слепой вере, следует отличать отдоверия заслуженного». Взаимоотношенияврача и пациента – не просто обменсведениями; это – часть лечения.

Известно,что врачи могут воздействовать наболезнь без всяких лекарств: примеромможет служить эффект плацебо. Плацебо– это биологически инертное вещество,которое врач дает пациенту в качествебиологически активного.

В клиническихиспытаниях (где плацебо применяютспециально для того, чтобы вводитьпациентов контрольной группы взаблуждение) совершенно однозначнопродемонстрирована эффективностьтакого «лечения».

Обычнодумают, что основное действие плацебо– болеутоляющее; на самом же деле плацебоможет быть средством воздействия навсе потенциально устранимые симптомы;клинические испытания с применением«двойного слепого» контроля убедительноэто доказывают, идет ли речь о симптомахсахарного диабета, ишемической болезнисердца или даже рака.

В свое времяобязательной предпосылкой возникновенияэффекта плацебо считалась слепая верав чудесную силу лекарств. Однако отношениясотрудничества между врачом и пациентомпорождают эффект плацебо без всякогоплацебо; будучи научно обоснованным,эффект плацебо дополняет медицину какнауку и оправдывает взгляд на нее какна искусство.

Источник: https://studfile.net/preview/3006476/page:4/

Любовь на грани

«ВРАЧ - ПАЦИЕНТ»:  «Врач - пациент» – отношения, исторически складывающиеся с такими

Лариса Ракитина о том, к чему приводят романы с пациентами

Наш ­­эксперт

Анна Танакова (Новосибирск) — арт-гештальт-терапевт, психолог Центра психолого-педагогической поддержки молодежи «Апрель»

В 2006 году британский гинеколог Ангус Томсон был обвинен пациенткой в сексуальном домогательстве. Бывшая модель Биби Джайлз утверждала, что врач за полторы минуты осмотра дважды «заставил» ее испытать оргазм, делал ей неподобающие комплименты, склонял к интрижке, а в последующие полгода однажды ­поцеловал.

Судебное разбирательство длилось три года. Для доктора это было тяжелым испытанием, отец троих детей чуть не лишился карьеры и семьи. В результате все обвинения с него были сняты.

Выяснилось, что миссис Джайлз сама в течение шести месяцев засыпала врача телефонными звонками и непристойными предложениями, а доктор Уильям Доули, ранее лечивший пациентку, рассказал следствию, что тоже страдал от ее ­домогательств.

Биби Джайлз пришлось оплатить судебные издержки в размере 50 тысяч евро, не говоря уже о том, что она испортила свою репутацию, — вот на какие жертвы толкает людей любовь.

Однако если бы врач на самом деле воспылал страстью к Биби, он рисковал бы еще больше, ведь этические комиссии медицинских ассоциаций и правосудие западных стран чрезвычайно бдительно следят за соблюдением жестких правил относительно интимных связей врача и ­пациента.

Комитет по этическим и юридическим вопросам Американской медицинской ассоциации в 1992 году разработал следующие ­правила:

  • интимные контакты между врачом и пациентом, возникающие в период лечения, ­аморальны;
  • интимная связь с бывшим пациентом в определенных ситуациях может признаваться ­неэтичной;
  • вопрос об интимных отношениях между доктором и пациентом следует включить в программу обучения всех медицинских ­работников;
  • врачи должны непременно докладывать о нарушении врачебной этики своими ­коллегами.

Этика vs Природа

Любовная связь между больным и доктором не приветствовалась во все времена, и этому есть объяснение. Отношения «врач — пациент» изначально неравные. Врач более компетентен, авторитетен, и больной так или иначе от него зависит. Роберт Вич, один из крупнейших мировых экспертов в области медицинской этики, возглавлявший Институт этики им.

Кеннеди Джорджтаунского университета, отмечал, что самая древняя модель взаимодействия «врач — пациент» — патерналистская, то есть «родитель — ребенок», и она же поныне господствует в медицине.

В таком контексте романтические отношения неизбежно приобретают оттенок инцеста; видимо, поэтому они и воспринимаются многими как нарушение профессиональной ­этики.

В Клятве Гиппократа, которой уже 2,5 тысячи лет, говорится: «В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всякого намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и ­рабами».

Несмотря на негативное отношение общества к подобным эксцессам, а в США и странах Западной Европы — еще и высокому риску дисциплинарных, репутационных и юридических последствий, пациенты и врачи продолжают влюбляться.

И хотя комиссии по этике равно осуждают всякие интимные отношения, следует признать, что их спектр очень широк: от неприглядной интрижки до настоящей любви и долгого счастливого брака. Любовные истории многовариантны и разнообразны, но тем не менее в их развитии есть определенные закономерности.

Как сохранить баланс на грани профессиональной этики и личного счастья и каких ошибок стоит остерегаться — рассмотрим на примерах из ­жизни.

История № 1. Навязчивая пациентка

Один из моих коллег, молодой хирург, назовем его Сергей, оперировал аккуратно, перевязывал не больно, был внимателен, остроумен, а женщинам делал комплименты. Неудивительно, что одна из пациенток влюбилась в него.

Пока лежала в больнице, она ежедневно караулила доктора у дверей отделения, а после выписки ни одно его дежурство не проходило без ее визита. Сергей был завален романтическими подарками, от которых отказывался как мог.

Дежурная смена регулярно пила чай с тортами, пирожками и конфетами, которые приносила ­воздыхательница.

Но, хотя доктор не был женат, его отношение к пациентке за рамки профессиональных интересов не выходило, а повышенное внимание со временем стало тяготить. Однажды, стараясь избежать очередной встречи, он попытался покинуть ординаторскую через окно по пожарной лестнице, упал и сломал руку. Смеялась вся больница, зато мучительница, наконец, оставила его в ­покое.

Взгляд ­психолога:

Влюбленность в своего спасителя присуща эмоционально неустойчивым невротичным личностям, — тем, кто имеет серьезные неразрешенные внутренние конфликты.

Такие люди, как правило, чувствуют себя одинокими, испытывают гипертрофированную потребность в любви и одобрении со стороны окружающих.

«Всемогущий», внимательный и заботливый врач для такого пациента (чаще пациентки) становится своего рода заменителем родительской фигуры, по которой он так ­тоскует.

Героиня этой истории в силу своей психологической незрелости не могла реально оценить происходящее: она не замечала, что участливое поведение доктор демонстрирует и по отношению к другим больным, а также тактично дает ей понять, что не желает выходить за рамки отношений «врач — ­пациент».

Взгляд ­врача:

Чаще всего в лечащего врача влюбляются молодые женщины, а лидируют среди объектов привязанности врачи хирургических специальностей. Знаю множество историй, как пациентки не давали прохода хирургу, а вот о том, что больная прониклась глубоким чувством к гельминтологу, мне слышать не ­приходилось.

Специальность, героическая в глазах пациентки, придает ее обладателю особый шарм. А доктор — тоже человек, влюбленные взгляды и знаки внимания пациенток согревают ему душу и повышают самооценку, ведь приятно чувствовать себя не только медицинским светилом, но и неотразимым сердцеедом, так сказать, Пироговым и Дон Жуаном в одном ­лице.

Однако в большинстве случаев пациентки принимают желаемое за действительное: у доктора уже есть жена и дети, а влюбленная пациентка так и останется для врача «больной ­N».

Если говорить о конкретной ситуации, врач поступил, на мой взгляд, неэтично. Дальновиднее было бы с первого дня корректно и вежливо объясниться с больной, а не принимать от нее ­подарки.

История № 2. Хрестоматийный пример

Главный герой романа американского писателя Фрэнсиса Скотта Фицджеральда «Ночь нежна» молодой талантливый психиатр Ричард Дайвер принимает участие в лечении от шизофрении дочери миллионера по имени Николь. В какой‑то момент он перестает воспринимать ее как пациентку.

Вопреки советам друзей и доводам рассудка, он женится на Николь. Доктору Дайверу 26 лет, он стажировался у Фрейда и подает большие надежды как врач. Психиатр прекрасно понимает, что шизофрения неизлечима, и в будущем возможны рецидивы болезни.

Поначалу супруги счастливы, однако мечты доктора о служении науке не выдерживают столкновения с мироощущением и образом жизни Николь, а шизофрения опять наступает.

Уже не разобрать, где необходимая для врача дистанция между ним и пациенткой, а где — нарастающее отчуждение, вытесняющее ­любовь.

В конце концов, героиня полностью исцеляется и Дайвер ей больше не нужен. После развода она выходит замуж за своего любовника, а психиатр падает во всех смыслах: блестящая карьера не состоялась, жизнь потеряла ­смысл.

Взгляд ­психолога:

Идеализация врача, невротическая зависимость от психотерапевта противоположного пола в психоанализе описаны очень подробно и получили название «эротизированный перенос». Бывают случаи, когда у психотерапевта может появиться контрперенос по отношению к клиенту.

Это может выглядеть как ответное чувство влюбленности, желание стать надежным оплотом и покровителем для чувствительного и беззащитного перед жизненными невзгодами человека. Как правило, ни к чему хорошему это не приводит — ни в психотерапевтическом, ни в личном плане.

В данном примере психиатр преступил черту профессионального долга, за что и поплатился в конечном ­итоге.

Согласно статистике, собранной Комитетом по этическим и юридическим вопросам Американской медицинской ассоциации в 1992 году, 85–90 % случаев интимных отношений в паре «врач — больной» возникают между молодой пациенткой и врачом-мужчиной, и чаще всего подобные контакты происходят в ­психиатрии.

Взгляд ­врача:

Психиатрия — особая область медицины, но даже благие намерения не делают поступок доктора Дайвера ­этичным.

Конечно, изображенная Фицджеральдом шизофрения больше смахивает на невроз, дочки миллионеров среди пациентов встречаются редко, а замуж за врачей они выходят еще реже.

Конечно, история эта — художественный вымысел, и, хоть она и содержит автобиографические элементы, Фицджеральд не был врачом, а его жена Зельда, прообраз Николь, — его пациенткой.

Но каждая сказка, как известно, содержит намек, а еще дает повод подумать о том, как неудачный шаг может разрушить не только карьеру, но и ­жизнь.

История № 3. Останемся друзьями

Моя подруга Наташа работала эндокринологом в поликлинике. У ее пациента Игоря был диффузный токсический зоб, процесс обследования и подбора терапии оказался непростым и местами даже драматичным.

Наташа переживала за пациента, потратила немало времени и душевных сил, чтобы уговорить его на хирургическое лечение (а Игорь сначала был категорически против), даже навестила после операции в больнице.

Игорь проникся симпатией к заботливому доктору, и в день закрытия больничного листа пригласил ее на свидание. Потом у них были совместные путешествия, цветы, подарки, ревность, размолвки, примирения и прочие атрибуты настоящего романа.

До свадьбы, правда, так и не дошло. Сейчас у каждого уже есть своя семья, но они тепло вспоминают тот период своей жизни, не жалеют о нем и поддерживают хорошие ­отношения.

Взгляд ­психолога:

Врач в этой истории, сама того не осознавая, сыграла роль матери, способной защитить и позаботиться о своем чаде, а пациент — роль ребенка.

Когда подобные отношения складываются между врачом и пациентом, они становятся более доверительными и эмоционально-теплыми, а тут и до романтического контекста недалеко.

Впрочем, финал этих отношений тоже предсказуем — в какой‑то момент мужчине хочется чувствовать себя сильным и мужественным, а женщине быть просто женщиной, а не «матерью» собственного ­любовника.

Взгляд ­врача:

C этической точки зрения поступок врача мне кажется нейтральным. Это одна из многих жизненных историй, закончившихся взаимной привязанностью.

Если между врачом и пациентом возникает симпатия, коммуникация из врачебной сферы переходит в сферу человеческую, отношения развиваются так же, как и у всех остальных людей, и брак может быть счастливым и не очень.

А то, что вначале мужчина и женщина были врачом и пациентом, иногда не только не мешают зарождению романа, но и, напротив, вносит в него определенную ­изюминку.

История № 4. Герой-любовник

Клинический ординатор второго года Игорь регулярно обхаживал молодых пациенток, спасенных им от аппендицита. С яркой девушкой Любой и «тихой мышкой» Таней роман завязался одновременно. Однажды Люба приехала к Игорю без звонка и нашла там Таню, еще не убывшую с утра домой.

Они попили на кухне кофе, разобрались в ситуации и хором Игоря бросили. Тот попереживал, а потом прооперировал Катю и быстренько на ней женился. Затем уехал в Мурманскую область, где ему предложили хорошее место, и живет там припеваючи уже лет 15 с Катей и двумя их ­детьми.

Взгляд ­психолога:

Роль «спасителя» может быть весьма привлекательной для некоторых мужчин, а профессия врача отлично подходит под это амплуа. Эксплуатируя эту роль, достаточно легко завязать отношения — «сильный, умный, внимательный мужчина» просто не может не покорить «слабую, нуждающуюся в помощи женщину».

Если любвеобильный врач использует свое положение для завязывания новых отношений, то серия романов с пациентками — вполне ожидаемый результат. Таким мужчинам, скорее всего, в глубине души страшно вступать в отношения с равным партнером, не обремененным чувством благодарности и психологической зависимостью от доктора.

Рядом с благодарной женщиной он чувствует себя уверенным и ­значимым.

Взгляд ­врача:

Полагаю, Игорь всегда был ориентирован на семью с патриархальным укладом и искал девушку с такой же ориентацией.

Но в наше время в большом городе найти девушку, совершенно свободную от феминистских установок, довольно сложно, вот и пришлось долго выбирать.

А среди пациенток он искал по одной простой причине — круг общения у врача, проводящего много времени на работе, не столь широк, и выбор ограничивается теми, кто находится ­рядом.

История № 5. Долго и счастливо

Милый немолодой вдовец-психотерапевт лечил от депрессии уже не юную женщину, также пережившую личную трагедию. Чтобы увидеть схожесть их судеб, не нужно было углубляться в пучины психоанализа, так что глубокое и искреннее сочувствие было вполне естественным и человеческим.

Помогая пациентке увидеть новые жизненные горизонты, врач внезапно понял, что он и сам обретает второе дыхание. Возникшее взаимное чувство было вполне органичным, десять лет назад врач и пациентка поженились. Сейчас им около шестидесяти, и они счастливы вместе и по сей ­день.

Источник: https://www.katrenstyle.ru/articles/journal/medicine/ethics/lyubov_na_grani

Эволюция модели отношений врач-пациент – научное обозрение. медицинские науки (научный журнал)

«ВРАЧ - ПАЦИЕНТ»:  «Врач - пациент» – отношения, исторически складывающиеся с такими
1 Каштанова А.И. 1 1 ГБОУ ВПО «Волгоградский Государственный медицинский университет» Данная статья посвящена проблеме развития отношений в рамках модели врач-пациент с целью рассмотрения изменений, которые происходили в процессе становления этих отношений.

Литературный обзор включает в себя описание различных подходов межличностного взаимодействия врача и больного в разные исторические периоды. В результате проведенного исследования установлено принципиальное значение продуктивного общения с пациентом для достижения положительного результата лечения.

Также нами отмечено влияние на выбор той или иной модели врачевания таких факторов, как уровень развитости общества, личность врача и пациента, особенность заболевания пациента и характер медицинской помощи. В конечном итоге мы пришли к выводу, что несмотря на появление новых моделей отношений в диаде врач-пациент, происходит сохранение всех подходов к лечению, существовавших ранее.

модель отношений врач-пациент 1. Бабияк В.И. Медицинская этика (философские аспекты) // Russian otorhinolaryngology: Медицинский научно-практический журнал. – 2012. – №. 1(56). – C. 3–13.
2. Богданова Т.А., Жадяева Е.Ю. Особенности коммуникативных стратегий медицинских работников в диаде «врач-пациент» // Человеческий фактор: Проблемы психологии и эргономики. – 2004. – №. 4. – С.

31–35.
3. Денисенко Л.Н. Врач-стоматолог как исполнитель медицинских услуг / Л.Н. Денисенко, В.Т. Ягупова, Ю.М. Федотова, Е.А. Филюк // Успехи современного естествознания. – 2014. – № 11–3. – С. 22–26.
4. Джарман О.А., Микиртичан Г.Л. Положение врача в обществе Древнего Египта // История медицины. – 2015. – Т. 2. – №. 1 . – С. 55–71.
5. Данилина Т.Ф. и др.

Коронка для дифференциальной диагностики гальваноза //Патент на полезную модель РФ. – №. 119601.
6. Данилина Т.Ф., Наумова В.Н., Жидовинов А.В. Литье в ортопедической стоматологии: монография. – Волгоград, 2011.
7. Данилина Т.Ф. и др. Способ диагностики непереносимости ортопедических конструкций в полости рта / /Современные наукоемкие технологии. – 2013. – №. 1.
8. Данилина Т.Ф.

и др. Профилактика гальваноза полости рта у пациентов с металлическими зубными протезами // Вестник новых медицинских технологий. – 2012. – Т. 19. – №. 3.
9. Жидовинов А.В. Обоснование применения клинико-лабораторных методов диагностики и профилактики гальваноза полости рта у пациентов с металлическими зубными протезами: Автореф. дисс. … канд. мед. наук. – Волгоград. – 2013.
10.

Данилина Т.Ф. и др. Расширение функциональных возможностей потенциалометров при диагностике гальваноза полости рта // Вестник новых медицинских технологий: Электронное издание. – 2013. – №. 1. – С. 260.
11. Данилина Т.Ф. и др. Диагностические возможности гальваноза полости рта у пациентов с металлическими ортопедическими конструкциями // Современные наукоемкие технологии. – 2012.

– №. 2.
12. Данилина Т.Ф., Жидовинов А.В. Гальваноз как фактор возникновения и развития предраковых заболеваний слизистой оболочки полости рта // Вестник ВМА. – 2004. – № 12. – С. 80–81.
13. Данилина Т.Ф. и др. Клинико-лабораторная оценка эффективности комплексного лечения пациентов с дефектами зубных рядов // Здоровье и образование в XXI веке. – 2008. – Т. 10. – №. 4.
14.

Шемонаев В.И. и др. Способ временного протезирования на период остеоинтеграции дентального имплантата // Современные наукоемкие технологии. – 2013. – №. 1.
15. Жидовинов А.В. Обоснование применения клинико-лабораторных методов диагностики и профилактики гальваноза полости рта у пациентов с металлическими зубными протезами: Автореф. дисс. … канд. мед. наук. – Волгоград, 2013.
16.

Данилина Т.Ф. и др. Способ профилактики гальваноза в полости рта // Т.Ф. Данилина, Д.В. Михальченко, А.В. Порошин, А.В. Жидовинов, С.Н. Хвостов: патент на изобретение RUS. – 2011. – Т. 2484767. – №. 23.12.
17. Данилина Т.Ф. Литье в ортопедической стоматологии. Клинические аспекты: монография / Данилина Т.Ф., Михальченко Д.В., Наумова В.Н., Жидовинов А.В. – Волгоград, 2014.
18.

Гумилевский Б.Ю. и др. Взаимосвязь иммунного воспаления и клинических проявлений гальваноза полости рта // Фундаментальные исследования. – 2014. – №. 7–2.
19. Мануйлова Э.В. и др. Использование дополнительных методов исследования для оценки динамики лечения хронического верхушечного периодонтита // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – №. 6.
20. Жидовинов А.В.

, Павлов И.В. Изменение твердого неба при лечении зубочелюстных аномалий с использованием эджуайз-техники // Сборник научных работ молодых ученых стоматологического факультета ВолГМУ: Материалы 66–й итоговой научной конференции студентов и молодых ученых / Редколлегия: С.В. Дмитриенко (отв. редактор), М.В. Кирпичников, А.Г. Петрухин (отв. секретарь), 2008. – С. 8–10.
21.

Михальченко Д.В. и др. Социальные проблемы профилактики стоматологических заболеваний у студентов // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – №. 5. – С. 474.
22. Михальченко Д.В. и др. Мониторинг локальных адаптационных реакций при лечении пациентов с дефектами краниофациальной локализации съемными протезами //Современные проблемы науки и образования. – 2015. – №. 4.
23.

Медведева Е.А., Федотова Ю.М., Жидовинов А.В. Мероприятия по профилактике заболеваний твердых тканей зубов у лиц, проживающих в районах радиоактивного загрязнения // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2015. – № 12–1. – С. 79–82.
24. Поройский С.В. и др.

К вопросу об остеоинтеграции дентальных имплантатов и способах ее стимуляции // Вестник Волгоградского государственного медицинского университета. – 2015. – №. 3 (55).
25. Шемонаев В.И., Михальченко Д.В., Порошин А.В., Величко А.С., Жидовинов А.В.

Эффективность применения боров фирмы «рус-атлант» при препарировании зубов под металлокерамические коронки //Волгоградский научно-медицинский журнал. – 2013. – № 1 (37). – С. 45–46.
26. Жидовинов А.В. и др. Проблема выбора метода очистки провизорных конструкций на этапах ортопедического лечения // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – №. 3.
27. Михальченко Д.В. и др.

Динамика иммунологических показателей в процессе адаптации к несъёмным ортопедическим конструкциям / /Современные проблемы науки и образования. – 2015. – №. 4.
28. Данилина Т. Ф. и др. Качество жизни пациентов с гальванозом полости рта //Здоровье и образование в XXI веке. – 2012. – Т. 14. – №. 2. – С. 134.
29. Mikhalchenko D.V., Zhidovinov A.V., Mikhalchenko A.V., Danilina T.F.

The local immunity of dental patients with oral galvanosis // Research Journal of Pharmaceutical, Biological and Chemical Sciences. – 2014. – Т. 5. – № 5. – С. 712–717.
30. Dhingra C., Anand R., Prasad S. Reflection Over Doctor Patient Relationship: A Promise of Trust. Journal of Oral Health & Community Dentistry. 2014. Vol. 8(2), pp. 104–108.
31. Edelstein Ludwig.

A history of medicine. Arch. Int. Med., 1937, Vol. 5, p. 201.
32. Freidson E. Professional dominance: The social structure of medical care. – Transaction Publishers, 1974.
33. Kaba R., Sooriakumaran P. The evolution of the doctor-patient relationship. International Journal of Surgery, 2007, Vol. 5(1), pp. 57–65.
34. Parsons T.

Social structure and dynamic process: the case of modern medical practice, 1951.
35. Parsons T. The sick role and the role of the physician reconsidered. The Milbank Memorial Fund Quarterly. Health and Society, 1975, pp. 257–278. THE EVOLUTION OF THE DOCTOR-PATIENT RELATIONSHIP MODEL Kashtanova A.I.

1 1 GBOU VPO “Volgograd State medical University This article is devoted to the development of relations within the model «doctor-patient» to consider the changes that have occurred in the process of formation of these relations. Literature review includes the description of various approaches to interpersonal interaction doctor and patient in different historical periods.

The study found immense significance of productive communication with the patient to achieve a positive treatment outcome. Such factors as the level of development of society, the personality of a doctor and a patient, specific features of the patient’s disease and the nature of medical assistance have been noted to influence the choice of a particular model of healing.

Eventually we came to the conclusion that despite the emergence of new models of relations in the doctor-patient dyad, there is the preservation of all the approaches to the treatment of pre-existing. the doctor-patient relationship modelthe doctor-patient relationship

В настоящее время взаимоотношения врача и пациента являются важной составляющей частью лечения. Однако на протяжении долгого времени врачи не придавали должного значения продуктивному общению с больным. Следует отметить, что в оказании медицинской помощи оно имеет принципиальное значение. Отсюда возникает необходимость установления психологического контакта, который отражают различные модели врачевания.

Проблема тех или иных интерперсональных взаимоотношений, действительно, актуальна, так как положительный результат проводимого лечения определяется не только объемом и уровнем мануальных навыков специалиста, но и эффективностью взаимодействия между врачом и пациентом [2, 3, 6, 20, 22, 24].

Социальная роль как врача, так и пациента в разных культурах неодинакова. Следовательно, существуют различные модели отношений.

Цель: рассмотреть изменение модели отношений врач-пациент в разные периоды истории человечества.

Обзор литературы. Отношения между доктором и пациентом в исторически сложившихся условиях зависят от социального уклада, ценностных приоритетов, а также от типа взаимодействия, изменявшегося на протяжении веков [10].

Американский философ Р. Витч выделил четыре базовые модели: инженерную, патерналистскую, коллегиальную и контрактную [12, 21, 23, 25].

В рамках инженерной модели задачей врача является исправление нарушений в организме больного. Собственное мнение больного по поводу его здоровья не учитывается врачом [10, 12]. Поскольку для нее также характерен технократический подход к пациенту, нарушающий достоинство и права личности, то в настоящее время данная модель является неприемлемой для применения во врачебной практике.

Второй тип взаимодействия, в котором заметен существенный прогресс в нравственном отношении – патерналистский. Его главными моральными характеристиками можно назвать любовь, милосердие, справедливость. Врач стремится помочь больному, избегая нанесения вреда [10, 12, 26, 28, 30].

Для коллегиальной модели свойственно равноправие во взаимоотношениях врача и пациента. Для этого больному необходимо получить информацию от врача. Вследствие этого пациент активно принимает участие в планировании лечения. Однако совпадение интересов очень редко достижимо [10, 12, 25, 27, 29].

Контрактная модель, выделенная Р. Витчем, в наибольшей степени защищает моральные ценности автономной личности. Она предусматривает, что равенство между больным и врачом невозможно. При этом пациент добровольно заключает договор с врачом на приемлемых для него условиях [10, 12, 26, 28, 29].

Рассмотрим следующие периоды развития отношений врач-пациент:

1. Древний Египет (около 4000– 1000 лет до н. э);

2. Древняя Греция (около 600–100 лет до н. э);

3. Средние века (около 1200–1600 гг. н. э);

4. Эпоха Просвещения (конец XVII – начало XIX века);

5. Отношения врач-пациент в XIX–XX веках;

6. Новейшее время.

Врачевание и сам врач в Древнем Египте занимали особое место. По предположению Л. Эдельштейна отношения врач-пациент произошли от отношений священника и прихожанина [11, 16]. Человек стремился овладеть природой, избежать болезней и смерти при помощи магии и поклонения богам, ему на помощь приходили целители, которые были священниками и магами.

Лечение было в основном сосредоточено на видимых нарушениях, психические расстройства вызывали трудности врачевания.

Таким образом, можно с большой долей вероятности предположить, что в Древнем Египте был патерналистский тип отношений: целитель играл роль «отца», обладающего определенными медицинскими знаниями, а пациент – роль ребенка, единственная задача которого – выполнять указания «старшего» [4, 10, 18, 31, 33, 35].

Под влиянием передовых философских идей ведущие врачи Древней Греции рассматривали следующие вопросы: материальные причины заболеваний, их связь с внешней средой, болезнь как изменяющийся процесс, за которым необходим контроль.

Новые подходы к болезни и ее лечению способствовали расширению и углублению медицинских знаний [9].

В древнегреческом обществе отказались от магических и религиозных подходов к медицине, так же был сделан шаг в развитии демократических отношений между врачом и пациентом, главной идеей которых было сотрудничество, что свидетельствует о зарождении коллегиальной модели.

В меньшей мере сохранялся патерналистский тип, явно выраженный в Клятве Гиппократа, которая являлась Сводом морально-этических норм [10,18]. Она обеспечила более высокую степень гуманизма, поставив интересы пациента выше собственных интересов врача [1,30].

В Средневековье достигло расцвета христианство, образ врача строился на основе принципа теоцентризма, где исцеление человеческого тела уступало исцелению души. [5,13].

Возрождение религиозных идей после распада Римской империи, а так же появление инквизиции ухудшили отношения между врачом и пациентом. Врач наделялся сверхъестественными способностями и поэтому занимал достаточно высокое положение в обществе.

Отношения с пациентом складывались на основе модели активность-пассивность, то есть и для Средневековья был характерен патернализм [18,32,34,35].

В период антифеодальных движений и революций происходит переосмысление задачи медицины в обществе, целью которой становится как индивидуальное, так и общественное здоровье, в это же время врачебная этика оформляется как система развернутых конкретных моральных обязанностей врача, регулирующих его профессиональную деятельность [14].

События, которые привели к Великой французской революции, положили конец эпохи, в которой обездоленных людей и тех, у кого имелись психические расстройства, изолировали от общества. При этом отношения между врачом и пациентом начали складываться в направлении коллегиальной модели [18].

В конце 19 века с развитием психоанализа и психосоциальных теорий Й. Брейера и З. Фрейда большое внимание стало уделяться пациенту как личности [15]. Позднее Т. Парсонс отмечал неравноправие в отношениях врача и пациента, который, в основном, подчинялся указаниям специалиста [19,20]. Э. Фрейдсон также указывал на проблему профессионального преобладания врачей [17].

Это привело к развитию коллегиальной модели взаимоотношений. Задачей врача было дать пациенту достаточный объем информации о его состоянии здоровья, варианте лечения, прогнозе течения заболевания и о возможных осложнениях. Больной стал полноценным участником планирования собственного лечения, будучи осведомленным, он смог реализовать право личности на свободу выбора [10, 18].

В результате происходит зарождение пациент-ориентированной медицины. Теперь больной не просто объект, а человек, нуждающийся в помощи, поддержке и просвещении.

В конечном итоге, появляются новые модели взаимоотношений: информационная – где пациент полностью независим от врача, и свободно принимает решения, интерпретационная, при которой врач вынужден убеждать пациента, и совещательная – основанная на вере и взаимопонимании [8].

По данным опроса, проведенного Михальченко Д.В. и др., вопросы лечения с пациентами обсуждают лишь 18 % врачей, а 36 % оговаривают только основные моменты. В то же время большинство из опрошенных желали бы работать с пациентами, которые полностью доверяли врачу [8].

В настоящее время продолжается активный поиск приемлемой модели отечественной системы здравоохранения, выбор которой был бы более рационален на сегодняшний день.

Происходит процесс превращения медицинской помощи в направлении предоставления платных медицинских услуг, в том числе стоматологических [6,7]. В итоге врач становится производителем, а пациент – потребителем.

Развивается контрактная модель отношений, в рамках которой их взаимодействие происходит таким образом, что каждая из сторон имеет прописанные обязательства, но также достигает определенной выгоды [10,11].

Результаты и обсуждение. Проанализировав литературные источники по данной теме, мы пришли к выводу о том, что наиболее важным аспектом, влияющим на эффективность и продуктивность лечения, является совместная работа врача и пациента, вступающих в межличностные отношения.

Было отмечено, что до недавнего времени в диаде врач-пациент преимущественно господствовал патернализм. Это являлось существенным фактором предоставления медицинской помощи низкого качества, так как больной, не обладая достаточным уровнем знаний, не участвовал в полной мере в планировании лечения.

Как выяснилось в ходе обзорного исследования, патерналистский тип отношений остается нормой для большого количества врачей и пациентов и в настоящее время.

Но с ростом грамотности больных и развитием гуманистических идей потребовалось учитывать и мнение пациента. В результате получили развитие отношения, основанные на сотрудничестве и партнерстве. Это привело к договоренности врача и пациента действовать совместными усилиями для борьбы с болезнью, что в итоге положительно повлияло на уровень удовлетворенности от оказываемого лечения.

Безусловно, данные модели взаимоотношений являются идеальными конструкциями. Выбор того или иного типа взаимодействия зависит от личности врача, а также пациента, особенностей заболевания больного, а также от характера медицинской помощи.

Вывод

Таким образом, изучив достаточно большое количество научной литературы и рассмотрев эволюцию отношений врач-пациент, мы пришли к выводу, что несмотря на изменения в интерперсональном взаимодействии и развитие новых моделей врачевания, наблюдается сохранение всех подходов к лечению, существовавших ранее.

Библиографическая ссылка

Каштанова А.И. ЭВОЛЮЦИЯ МОДЕЛИ ОТНОШЕНИЙ ВРАЧ-ПАЦИЕНТ // Научное обозрение. Медицинские науки. – 2016. – № 6. – С. 50-53;
URL: https://science-medicine.ru/ru/article/view?id=943 (дата обращения: 13.02.2020).

Источник: https://science-medicine.ru/ru/article/view?id=943

Отношения между пациентом и врачом: конфликты, модели отношений

«ВРАЧ - ПАЦИЕНТ»:  «Врач - пациент» – отношения, исторически складывающиеся с такими
От того, насколько успешно складываются отношения между врачом и пациентом, зависит эффективность лечения. Правильно выстроенный приём и общение во время него гарантируют положительный результат. Какие модели отношений существуют между доктором и больным, на каких принципах они строятся, вы узнаете далее.

Какие бывают отношения между врачом и пациентом?

В разных странах отношения между врачом и пациентом понимаются по-разному. Современным специалистам и экспертам удалось выделить классификацию, которую принимают за основу.

Американский биоэтик Роберт Витч выделяет 4 модели отношений врач–пациент:

  • техническая – лечение в этом случае является технической процедурой, а больной не рассматривается как личность. Человек, обратившийся за помощью, рассматривается как «механизм, который нужно починить»;
  • патерналистская (сакральная) – доктор выступает в роли заботливого «родителя», а пациент – «ребенка». В этой модели отношений учитывается личность человека, врач морально поддерживает своего подопечного;
  • коллегиальная – в этой модели отношений пациент является союзником врача. Он принимает активную позицию, доктор все решения обсуждает с ним, не скрывая детали болезни. С моральной точки зрения, это самая притягательная модель, поскольку работа идёт в тандеме;
  • контрактная – врач и пациент взаимодействуют на основе негласного, в некоторых случаях, юридически оформленного, договора. Первый – назначает лечение, второй – рассказывает о соблюдении или несоблюдении рекомендаций. Основное решение при этом остается за врачом.

Особенностями взаимодействия больного с доктором занимается такая наука как биоэтика. Впервые этот термин употребил немецкий теоретик Фритц Яр.

Он выдвинул концепцию под названием «биоэтический импертив», под которым подразумевал уважительное отношение как к человеку, так и к растениям и животным.

Затем этот термин упоминает в 1969 году американский онколог и биохимик Ван Ренесслер Поттер. Первые публикации с этим термином в медицинских журналах появились в 1971 году.

Биоэтика – весь круг этических проблем во взаимодействии врача и пациента; наука о нравственной стороне деятельности человека в медицине и биологии.

Патерналистская (сакральная) модель

Основа патерналистской модели отношений врача и пациента заложена в гиппократовскую эпоху. Тогда доктор представал в роли заботливого отца или бога, который управляет жизнью человека по своему усмотрению. Больной в этом случае слепо и безоговорочно верил ему и не нёс никакой ответственности за своё здоровье.

Патерналистская (сакральная) модель отношений доктора и пациента в России значительно отличается по сравнению с опытом других стран. Это связано с тем, что эта модель распространена не только в медицине, но и в других сферах деятельности, например, в политике или экономике. Так в СССР были важны права общества, коллектива, государства, а не отдельного человека.

Конфликты между врачом и пациентом

В медицине сложно избежать конфликтов, поскольку эта сфера основана на постоянном общении людей, а также затрагивает жизнь и здоровье человека.

Проанализируем, из-за чего могут возникнуть конфликты, что чувствуют оба оппонента, как избежать подобных ситуаций.

Пациент как участник конфликта:

  1. Боится. Человек приходит к врачу с определёнными симптомами или обострившейся хронической болезнью. Перед приемом он мог почитать о своих симптомах в интернете и «накрутить себя», то есть приходит взвинченным. Пациент боится, что его болезнь серьёзная, что она сможет привести к инвалидности и даже смерти, а лечение будет тяжелым и с ограничениями. В этом случае доктор должен говорить спокойным, мягким голосом и проявить максимум внимания к приходящему.
  2. Не доверяет врачу. В большинстве случаев общество думает, что «поликлиники никуда не годятся», а «врачи плохо работают». В итоге пациенты на приеме пытаются начать контролировать медработника и высказывать своё мнение по поводу того, какое лечение назначили. Усилить недоверие может недостаток знаний о состоянии своего здоровья и большой поток дополнительной информации из интернета. Чтобы вызвать к себе доверие, проявите максимальное участие, покажите, что понимаете его трудности, и знаете, какое лечение будет эффективным.
  3. Испытывает физический дискомфорт. Пациент может быть изнурен долгим ожиданием в коридоре и своим плохим самочувствием. Один может зайти в кабинет и не высказать ничего по поводу длинной очереди, а другой может начать возмущаться. Попробуйте сделать ожидание максимально комфортным. Если в коридоре душно, попросите открыть окно. Людей с сильными болями и температурой необходимо принимать без очереди.
  4. Находится под влиянием эндогенных (внутренних) факторов. Большинство болезней влияет на центральную нервную систему. Из-за плохого самочувствия пациент может отреагировать на слова или действия врача неадекватно. В таких случаях необходимо оставаться и вести себя максимально корректно.
  5. Обладает личностными особенностями. У всех пациентов разный характер. На прием могут прийти те, кто любит устроить скандал в поликлинике или больнице. Есть одинокие и пожилые люди, которые таким способом пытаются компенсировать недостаток общения. Есть любители оставлять жалобы, также встречаются любители получить компенсации через суд. Подобные ситуации предотвратить практически невозможно, можно только смягчить конфликт грамотными действиями. С конфликтными людьми нельзя повышать голос и показывать раздражение. Громкая речь только раззадорит спорщика.

Врач как участник конфликта:

  1. Провоцирует пациента мелочами. Мятый халат, резкое приглашение в кабинет даёт возможность больному высказать недовольство. Чтобы избежать подобного, необходимо опрятно выглядеть и соблюдать деловой этикет.
  2. Недостаточно общается с пациентом. Если выдать информацию завуалированно или в малых количествах, у больного может возникнуть ощущение, что врач не уделяет ему должного внимания. Максимально сообщайте информацию о болезни конкретного человека и состоянии его здоровья. Можно сделать типовые рекомендации по режиму и диете и выдавать в конце каждого приема. Создадите страничку в интернете, где пациент может задать вам любой вопрос и получить на него исчерпывающий ответ.
  3. Затягивает очередь или уделяет мало времени. Нехватка времени связана с перегруженностью врачей, а также нормативами, которые не учитывают необходимость общения с пациентом. За 10 минут специалисту крайне трудно опросить человека, провести первичный осмотр, заполнить необходимые документы, поставить диагноз, назначить обследование (если необходимо) и лечение. В результате приходится либо затягивать прием, либо проводить его формально. Оба варианта могут привести к конфликтам. Постарайтесь правильно лавировать между этими моментами, чтобы перед кабинетом не было очереди, но и пациент получил достаточное количество информации. Если кому-то необходима подробная консультация, попросите записаться на другой день или время после приёма.
  4. Назначать неудобные обследования или непростое лечение. Пациенты могут не понимать, для чего им необходимо проходить ту или иную процедуру или в очередной раз сдавать кровь. Подробно разъясните, почему больному необходимо пройти обследование. После этого у человека не возникнет дополнительных вопросов, а процедура не вызовет негативной реакции.
  5. Обладает личностными особенностями. Эмоциональные перегрузки, ночные дежурства и переработки со «сложными» пациентами могут вызвать негативную реакцию у врача, что приводит к конфликту. После такого приема у больного остаётся неприятный осадок. В некоторых случаях это дает повод обратиться с жалобой к главврачу или в Минздрав. Изучите специальную литературу, в которой рассказывается, как управлять гневом и снять стресс. Если есть возможность, откажитесь на время от переработок или возьмите отгул.

Конфликты между врачом и пациентом могут привести к разбирательствам, в том числе и судебным. Недовольный человек сначала обращается к главному врачу медицинского учреждения.

Если же конфликт не исчерпан, то обращается в вышестоящие инстанции: Минздрав и суд. Последние в некоторых ситуациях могут заподозрить халатное отношение медработников к пациентам.

Чтобы избежать подобного, необходимо общаться с больными максимально корректно и не давать конфликтам разгораться.

Приглашаем вас принять участие в Международной конференции для частных клиник «Инновационные подходы к удовлетворению ожиданий современных пациентов», где вы получите инструменты для создания положительного имиджа вашей клиники, что повысит спрос на медицинские услуги и увеличит прибыль. Сделайте первый шаг на пути развития вашей клиники.

Источник: https://academy-prof.ru/blog/modeli-otnosheniy-vrach-pacient

Medic-studio
Добавить комментарий